Научная статья на тему 'В. С. Высоцкий как культурный феномен: философский аспект'

В. С. Высоцкий как культурный феномен: философский аспект Текст научной статьи по специальности «Литература. Литературоведение. Устное народное творчество»

CC BY
29
9
Поделиться
Ключевые слова
В. С. ВЫСОЦКИЙ / V.S. VYSOTSKY / ПОЭЗИЯ / POETRY / МИФОПОЭТИКА / MYTHOPOETIC

Аннотация научной статьи по литературе, литературоведению и устному народному творчеству, автор научной работы — Климакова Екатерина Валерьевна

Творчество В. С. Высоцкого многослойно и синкретично. Данное исследование посвящено рассмотрению образа поэта как культурного феномена. Основное внимание уделяется таким ипостасям как "носитель знания об истине", пророк, акын, шаман, народный герой

SUMMARY V. S. VYSOTSKY AS A CULTURAL PHENOMENON: PHILOSOPHICAL ASPECT

Vysotsky's creative work is multi-layer and syncretic. This research is dedicated to a study of the figure of the poet as a cultural phenomenon. Principle attention is devoted the following modification: "bearer of knowledge about of truth", prophet, akyn, shaman, national hero.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «В. С. Высоцкий как культурный феномен: философский аспект»

УДК 130.2

В.С. ВЫСОЦКИЙ КАК КУЛЬТУРНЫЙ ФЕНОМЕН: ФИЛОСОФСКИЙ АСПЕКТ

Е.В. Климакова

Новосибирский государственный технический университет

tik@fgo.nstu.ru

Творчество В.С. Высоцкого многослойно и синкретично. Данное исследование посвящено рассмотрению образа поэта как культурного феномена. Основное внимание уделяется таким ипостасям как «носитель знания об истине», пророк, акын, шаман, народный герой.

Ключевые слова: В.С. Высоцкий, поэзия, мифопоэтика.

В.С. Высоцкого сложно однозначно, без оговорок и дополнений, назвать поэтом, певцом, композитором, бардом, актером. Являясь уникальным представителем в каждом из трех видов искусства, — литература, музыка, театр — он вместе с тем не соответствует принятым в них, взятых по отдельности, канонам качества. Театр и словесное творчество в его биографии связаны так же, как курица и яйцо в известном парадоксе: они взаимообусловлены, одно является продолжением второго. Ранние «блатные» песни В.С. Высоцкого, еще не работавшего в «Театре на Таганке», песни улицы, уже содержат родство с эстетикой Б. Брехта, ключевым авторитетом данного творческого коллектива. В свою очередь актерская деятельность В.С. Высоцкого также дает темы и идеи В.С. Высоцкому-поэту (например, «Мой Гамлет» (1972)). Творчество В.С. Высоцкого синкретично и представляет собой комплексный культурный феномен.

Эта многослойность позволяет начать свое исследование не с анализа результатов творческой деятельности В.С. Высоцкого, а с характеристики его как человека-в-процессе-творчества, цельного живого феномена. Необходимость такого подхода продиктована тем, что процесс декодирования семантического плана поэтического произведения в сознании реципиента обыкновенно начинается не с анализа текста, а с восприятия того специфического ореола, которым окружен его автор или исполнитель. Особенно важной данная установка становится при изучении творческого наследия такого харизматичного и легендарного автора, каким был В.С. Высоцкий.

Прежде всего, важно отметить, что современниками В.С. Высоцкий воспринимался как тот, кто «правду говорит». В мемориальном альманахе-антологии «В. Высоцкий: Все не так» (1991) в качестве эпиграфа избраны следующие слова поэта:

«Я сюда пришел не для того, чтобы кому-то нравиться. Я пришел сюда, чтобы правду ответить»1. О нем было сказано: ««Ни единою буквой не лгу, не лгу...» Многие ли посмеют, точнее, многие ли право имеют подписаться под этим?»2; «человек, который не фальшивил»3; «кажущаяся простота и как бы импровизационность не позволяли нам, слушателям, потрясенным изначально лишь оголенной правдой, обрушивающейся на нас вместе с «отчаяньем сорванным голосом», заметить всю виртуозность

~ 4

стихотворной техники»4; «в чисто музыкальном отношении я бы поставил музыку Высоцкого выше, чем музыку Окуджавы <.. .> Характерно, что оба они не вписываются в рамки профессионального музыкального искусства. Так бывает с двумя явлениями: одно — результат высочайшего профессионализма, другое — проявление правдивости, предельной правдивости. И это оказывается выше профессионализма, что страшно раздражает профессионалов»5. такое восприятие высвечивает, во-первых, тенденцию к сакрализации слова поэта, во-вторых, утверждает его личность в качестве носителя особого неискаженного знания, обладателя истины, а в-третьих, отмечает несовпадение произведений В.С. Высоцкого с канонами качества, принятыми в тех видах искусства, которых касалось его творчество. Все это указывает на то, что само понятие качества художественного произведения в традиционном его понимании применять к творчеству В.С. Высоцкого можно, но вряд ли целесообразно. В этом

1 Высоцкий В.: Все не так. Мемориальный альманах-антология / Ред.-сост. А. Базилевский. — М.: Вахазар, 1991. - 72 с.

2 Там же, с. 7.

3 Там же, с. 48.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4 Там же, с. 26.

5 Там же, с. 28.

смысле характерными становятся высказывания современников поэта и исследователей его творчества, приписывающих ему в первую очередь культурное значение: «В обычном представлении стих Владимира Высоцкого далек от классического совершенства. <...> его стихи совершенны в их преднамеренном несовершенстве. Они живут затаенно, в несколько условном, иногда сказочном мире поэта. Важны в них не столько слова, сколько то, чем они внушены»6; «опыт Высоцкого не учит, что писать и как писать, но он заставляет крепко задуматься о том, зачем писать». Аналогичные мнения касаются не только поэтической, но и музыкальной стороны феномена В.С. Высоцкого7. Таким образом, среди различных составляющих феномена В.С. Высоцкого на первый план выходит не форма, но содержание.

Сам В.С. Высоцкий определял явление поэта также в первую очередь вовсе не качеством собственно текста: «Поэзия у нас всегда была во главе литературы. И не только из-за того, что наши поэты были большими стихотворцами и писали прекрасные стихи, а из-за того, что они себя достойно вели в жизни»8, «Кто кончил жизнь трагически, тот истинный поэт» («О фатальных датах и цифрах» (1971)). О том же, но уже применительно к самому В.С. Высоцкому П. Вайль и А. Генис: «Высоцкий это не только автор, но и герой. Этот образ составляет целый комплекс понятий: модель поведения, modus vivendi. По Высоцкому можно жить. <...> Высоцкий всегда играет "Высоцкого"»9. Можно добавить: Высоцкого-уголовника, Высоцкого-

6 Там же, с. 26.

7 Там же, с. 28.

8 Там же, с. 29.

9 Там же, с. 44.

пьяницу, Высоцкого-романтика, Высоцкого-рыцаря и т. д.

Биография и творческое наследие В.С. Высоцкого богаты номадическими мотивами. Как пишет Н. Кузьмин: «он, пожалуй, единственный из советских людей, кто отдыхал на острове Таити!»10. География путешествий поэта охватывает не только практически всю территорию СССР, но и Европу, страны Северной и Южной Америк, Африку, Японию и острова Полинезии11. После смерти поэта народная

молва и желтая пресса неоднократно пыта-

12

лись его «воскресить» , пытаясь тем самым создать образ бродячего певца-призрака. Симптоматичен в связи с номадическим мотивом и медиальным характером топо-са дороги первый случай такого «воскресения»: «Зимой 1981 года, то есть через несколько месяцев после смерти Высоцкого, ехала в поезде «Пермь — Москва» старушка. <.. .> Вдруг открывается дверь купе, зажигается свет, входит Высоцкий с гитарой <...> и спел две песни, которых никто не знает. она, когда пришла в себя, вспомнила тексты и записала их» (опубликовано в журнале «Вагант», № 4, 1993). Понимая всю наивность данного рассказа, обратимся к более основательным фактам.

В связи с номадической темой выглядит неслучайным исполнение В.С. Высоцким им же самим написанной на стихи А. Вознесенского «Песни акына» (1971) и исполнявшейся им в поэтическом спектакле «Антимиры» «театра на таганке». В исполнении В.С. Высоцкого «Песня акына» становится его лирическим монологом:

10 Там же, с. 37.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

11 Цыбульский М. Жизнь и путешествия В. Высоцкого / М. Цыбульский. — Ростов-на-Дону: Феникс, 2005. - 635 с.

12 Там же, с. 589-594.

Не славы и не коровы, не шаткой короны земной — пошли мне, Господь, второго, — чтоб вытянул петь за мной!

Прошу не любви ворованной, не милостей на денек — пошли мне, Господь, второго, — чтоб не был так одинок.

Еще раз применительно к В.С. Высоцкому А. Вознесенский акцентировал эту его ипостась в стихотворении «Памяти Владимира Высоцкого» (1980):

Он был поэтом по природе. Меньшого потеряли брата — всенародного Володю.

Остались улицы Высоцкого, осталось племя «леви-страус», от Черного и до Охотского страна неспетая осталась.

Это указание на «неспетую страну» даже грамматически аналогично принципу, являющемуся редуцированным выражением поэтического творчества акынов - «степь вижу — степь пою». О том же П. Вайль и А. Генис: «Высоцкий как акын: что видит, про то и поет»13. В этом заключено и многообразие тем В.С. Высоцкого, касающихся, как кажется, всех сторон жизни человека (советского и не только), в этом - и ключевой конфликт его художественного мира -социум-человек или центр-периферия. И другое стихотворение А. Вознесенского — «Мы кочевые.» (1964) также находит у В.С. Высоцкого отклик («Ой, где был я вчера.» (1967)). И нравственная установка, высказанная А. Вознесенским в финале «Песни акына» приобретает в некото-

13 Высоцкий В.: Все не так. Мемориальный альманах-антология / Ред.-сост. А. Базилевский. — М.: Вахазар, 1991. -с. 44.

ром смысле аналог в «Дорожной истории» (1972) В.С. Высоцкого.

В самом творчеством наследии В.С. Высоцкого также обильно встречаются элементы номадического пространства: архетип коня, топос дороги, внимание к периферийному пространству, и — в менее значительном количестве — мелкие составляющие: стрелы, лук. Пространство степи, часто понимаемое под номадическим то-посом, для В.С. Высоцкого не актуально, актуальна стратегия кочевого, динамического существования. В «Песне конченого человека» (1971), представляющей собой лирический монолог автора, изображен процесс гибели человека, соотносимый с распадом всадника («На коне, — / толкани — / я с коня. / / Только не, / только ни / у меня», «Мой лук валяется со сгнившей тетивой, // Все стрелы сломаны — я ими печь топлю»). В песне «Я из дела ушел» (1973) лирический герой подобен кентавру и почти прямо называет себя пророком: «Я влетаю в седло, я врастаю в коня — тело в тело», «Подымаюсь по лестнице и прохожу на чердак / <...> / Паутину в углу с образов я ногтями сдираю», «Пророков нет в отечестве своем, / но и в других отечествах не густо».

Помимо образа акына феномен В.С. Высоцкого составляет образ шамана. Возможность использования данного определения для явления поэта сформулировал В. Шкловский применительно к образу А. Белого14. Думается, что это определение справедливо и для В.С. Высоцкого. При этом момент исполнения или звучания его произведения соотносится с ритуалом. Приведем ряд свидетельств современников и критиков: «Он и сам как Гамаюн:

14 Шкловский В. ZOO или Письма не о любви / В. Шкловский. — URL : http://marie-olshansky. ru/ct/zoo.shtml

15

«надежду подает»...»; «когда слушаешь его песни с бытового магнитофона, ощущаешь жест, поступок, а не просто какие-то слова, какую-то мелодию»16; «Высоцкий был из числа тех, кто отодвигают кошмар духов-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

~ 17

ной энтропии» ; «восприятие, слушание его песен становилось поступком для слушателей, поступком обретения мгновенной свободы, освобождения» (М. Берг). Таким образом, в ритуальный характер произведений В.С. Высоцкого утверждает в качестве активного начала не только исполнителя, но и слушателей, для которых слушание «становились поступком»: «Высоцкий <.. .> был <.. .> как воздух, необходим людским толпам, стекавшимся его слушать»18. Таким образом, авторское исполнение В.С. Высоцкого возможно назвать своего рода ритуалом обновления вряд ли, конечно, мира, но — человека.

Описанную картину дополняют экстатический характер авторского исполнения, низкий голос, ориентированный на ацен-тирование согласных звуков, вносящие в авторский ореол в некотором смысле нечеловеческое, звериное начало: «откуда взялся этот хриплый рык? Эта луженая глотка, которая была способна петь согласные? откуда пришло ощущение трагизма в любой, даже самой пустяковой песне?»19; «Горлом Высоцкого хрипело и орало время»20.

На первый взгляд может показаться, что все это справедливо лишь применительно к программным произведениям В.С. Высоцкого — к «Охоте на волков»,

15 Высоцкий В.: Все не так. Мемориальный альманах-антология / Ред.-сост. А. Базилевский. — М.: Вахазар, 1991. - с. 6.

16 Там же, с. 32.

17 Там же, с. 11.

18 Там же, с. 13.

19 Там же, с. 16.

20 Там же, с. 61.

«Коням привередливым» и подобным. Меж тем поэтическое наследие автора ими не ограничивается. О каком «шаманическом» или «акынствующем» начале мы можем говорить применительно к автору «Диалога у телевизора», «Двух писем» и прочих произведений бытовой тематики? Для разрешения данного противоречия нам видится подходящим следующий принцип: «Повседневность может нести в себе не меньше загадок и тайн, чем отвлеченные теории и абстрактные идеи. Через вещи и обыденные события могут проявляться космические стихии, действовать нечеловеческие

21

силы, просвечивать предельные смыслы» .

Совершение ритуала обыкновенно подразумевает перевоплощение человека совершающего ритуал в персонажа, действующего в излагаемом сюжете. И характерное для творчества В. С. Высоцкого многообразие персонажей, становящихся субъектами повествования, объясняется тем, что «маска ритуала скрывает частного человека,

чтобы показать всеобщее, универсальное в

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

22

человеке»22.

Функции шамана (свершение ритуала, обновление) и акына (создание и хранение эпоса) в образе В.С. Высоцкого объединяются, утверждая его как поэта: «По Топорову поэт — это космологическая фигура, носитель божественной памяти коллектива о времени миротворения и восстановитель космического строя в качестве творца и интерпретатора мифов. Первопоэт — это отверженный Громовержцем младший сын, который приобщается царству смерти, но, найдя там «мед поэзии» (Ригведа), возвращается на землю и учреждает культурную традицию»23. Причем, под словом «поэт» в

21 Гурин С.П. Маргинальная антропология / С.П. Гурин. — URL: http://philosophy.ru

22 Там же.

23 Там же.

данном случае целесообразно понимать не только автора качественных поэтических произведений, но комплексное культурное явление.

В качестве одного из примеров явления поэта сам В.С. Высоцкий называл Христа («О фатальных датах и цифрах» (1971)). В свою очередь в том же году, за девять лет до действительной смерти В.С. Высоцкого А. Вознесенский сравнил с христом его самого: «Высоцкий воскресе. Воистину воскресе!» («Реквием оптимистический» (1971)). Это посвящение А. Вознесенского замечательно тем, что гармонично объединяет две стратегии поведения, которые в русской культуре оказывались рядом нередко: первая — «Бродил закатною Москвой, / как богомаз мастеровой, / чуть выпив, / <.. .> / носил гитару на плече, как пару нимбов», вторая — «О златоустом блатаре / рыдай, Россия». И вывод — не то утверждающий, не то осуждающий (время, не В.С. Высоцкого), не то раздосадованный, но определяющий культурную роль поэта: «Какое время на дворе — / таков мессия».

В.С. Высоцкий о своем творчестве: «Многие люди называют это песнями. Я не называю это песнями. Я считаю, что это

~ 24

стихи, исполняемый под гитару» .

Место же В.С. Высоцкого в историко-литературном процессе замечательно определил В. Берестов: «Поэзия и весь облик Владимира Высоцкого — это осуществленная метафора поэтов XIX века. Они писали перьями и ощущали себя певцами». В.С. Высоцкий реанимировал художественный язык, оставленный советской поэзией в прошлом: «Помните, у Новеллы Матвеевой: «Когда потеряют значенье // Слова

24 Высоцкий В.: Все не так. Мемориальный альманах-антология / Ред.-сост. А. Базилевский. — М.: Вахазар, 1991. - с. 9.

и предметы, // На землю для их обновле-нья // Приходят поэты». Вот этим «обнов-леньем» и занимался всю жизнь Владимир Высоцкий»25.

И еще один важный аспект образа В.С. Высоцкого — народный герой, медиум коллективной тяги к свободе «советского народа», подобный шаману, и человек-легенда, мифологический герой. Сам поэт говорил: «мне кажется, что у моих песен очень русские корни и по-настоящему они могут быть понятны только русскому человеку»26 [2, с. 29]. По мнению М. Берга, он не призывал к свободе, он являлся ее носителем: «такая свобода похожа на коитус: томление, терпение, возбуждение, радостное возбуждение и опять возвращение к тому, что было — равнодушному терпению, томительному покою <.. .> То же самое происходит и со слушателем <.. .> так же ощущает дело сделанным, если просто поорал, «выбил окна, балкон уронил», а потом успокоился». Авторское исполнение В.С. Высоцкого неповторимо потому, что это своего рода ритуал, а для воспроизведения ритуала необходим особенный субъект.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

М. Берг в эссе, посвященном сравнению И. Бродского и В. Высоцкого в духе сюжетов самого поэта раскрыл основный смысл «легенды о Высоцком»: «По народной легенде ему разрешалось беспробудно пить, умереть от пьянки, быть подшитым, любить несчетное число баб, влюбить в себя иноземную принцессу (Марину Влади), и для народного сознания это одновременно и недостатки, но, по сути дела, обязательные особенности, без которых нет образа «своего парня», «своего в доску»». Таковы (набор черт может варьироваться)

25 Там же, с. 33.

26 Там же, с. 29.

многие «народные герои», отмеченные русской литературой — от фольклорного былинного Василия Буслаева до Емельяна Пугачева, Степана Разина, Григория Мелехова и Егора Прокудина.

В.С. Высоцкий-герой в отечественной культуре стал олицетворением одной из важнейших национальных черт — вечного иррационального устремления к свободе, к «покою и воле», которые и четкого определения-то часто не имеют. Отсюда, в частности, у В.С. Высоцкого поливариантность периферийного пространства и персонажных вариантов героя-волка, ориентированность на неопределенную «даль», реже — «глубину»; недаром цели пути в художественном мире В.С. Высоцкого являются предельно обобщенными и связаны с неформулируемым идеалом. В процессе исследования мы выяснили, что одна из главных причин трагедии героя В.С. Высоцкого — несостоятельность окружающего социума, но это — лишь часть айсберга под названием «все не таю». Как видим, даже сама главная авторская формулировка претензии к окружающему миру подразумевает предельную обобщенность и неопределенность. Концепция свободы, содержащаяся в его творчестве, соответствует скорее традиционному народному представлению о «воле», «рубахе, разорванной на груди»: «категория свободы в творчестве В.С. Высоцкого становится проблемой, выходящей за рамки жизненного пространства человека, приобретая тем самым статус онтологической проблемы»27.

27 Солнышкина Е.И. Проблема свободы в поэтическом творчестве В.С. Высоцкого: Автореферат дисс. ... канд. филол. наук. 10.01.01 — русская литература / Е.И. Солнышкина; Ставропольский государственный университет. — Ставроволь,

2004. - С. 8.

В.С. Высоцкий стал легендой еще и потому, что он нарочито не элитарен; он специфичен своей банальностью и хресто-матийностью. Его произведения сами стали новым фольклором (особенно это касается некоторых ранних песен уголовной тематики), хотя их поэтика сложнее и изысканнее, чем в оригинальных фольклорных текстах. В поэтическом наследии В.С. Высоцкого есть, конечно, искусные лирические произведения, которые никак не назовешь образцами массовой литературы, но не они входят в массовый образ В.С. Высоцкого, не они формируют народный миф о нем, построенный на тождестве его и его героев.

Что касается актерских работ В.С. Высоцкого, то вряд ли стоит здесь их подробно анализировать. Работе В.С. Высоцкого в «Театре на Таганке» наверняка можно посвятить целую монографию, но к литературоведению она будет иметь не самое прямое отношение, хотя роль Гамлета безусловно важна для В.С. Высоцкого-поэта. Киноработы же малочисленны и чаще малоудачны. В.С. Высоцкий снялся в 31 фильме, абсолютное большинство принадлежит эпизодическим ролям; более чем в 20 фильмах по тем или иным причинам кандидатура В.С. Высоцкого на различные роли утверждена не была. Судьба редких значительных работ В.С. Высоцкого в кино также показательна. Фильм «Интервенция» (1967), где В.С. Высоцкий сыграл роль революционера-подпольщика Воронова-Бродского, при жизни поэта в прокат не вышел по причине вмешательства цензуры. В фильме «Служили два товарища» (1967) роль В.С. Высоцкого (поручик Брусенцов) подверглась значительному купированию. «Плохой хороший человек», хоть и получил приз на фестивале в Таор-

мине (Италия), мало шел на экранах. Концептуально значимыми в контексте творчества поэта могли бы стать роли, на которые актер не был утвержден по цензурным причинам: певца Крестовского в «Земле Санни-кова» (1972; для этого фильма В.С. Высоцкий написал песни «Кони привередливые» и «Белое безмолвие») и Емельяна Пугачева в одноименном фильме (1976; реж. А. Салтыков). Интересно что безотносительно к последней из них В. Аксенов сказал о В.С. Высоцком: «По отношению к Володе, может быть, уместно вспомнить Хлебникова: «эй, молодчики-купчики, ветерок в голове, в пугачевском тулупчике я иду по Москве...»»28. Из небольшого количества созданного В.С. Высоцким в кино наиболее известными являются роли радиста Володи («Вертикаль» (1966)), поручика Брусенцова («Служили два товарища» (1967)), бригадира сплавщиков Ивана Рябого («Хозяин тайги» (1968)), большевика-подпольщика Николая Коваленко (Жоржа Бенгальского) («Опасные гастроли» (1968)), арапа Ганнибала («Сказ про то, как царь Петр арапа женил» (1975)), Глеба Жеглова в кинофильме «Место встречи изменить нельзя» (1978).

Невыразительная и неглавная роль в «Вертикали» известна только благодаря тому, что в кинофильме звучит целый ряд песен В.С. Высоцкого. От образа поручика Брусенцова «в памяти народной» и в сценарии осталась лишь линия, связанная с конем Абреком и характерная фотография в наборах тематических открыток29. На съемках «Хозяина тайги» в с. Выезжий лог в тайге близ Красноярска были созданы песни

28 Высоцкий В. Все не так. Мемориальный альманах-антология / Ред.-сост. А. Базилевский. -М.: Вахазар, 1991. - с. 11.

29 Владимир Высоцкий. Комплект из 18 чер-

но-белых открыток / Автор-сост. А. Крылов. -М.: Планета, 1989.

«Охота на волков» и «Банька по-белому». И окружающий ландшафт, и роль, и целый ряд хулительных статей, вышедших в то время в СМИ в адрес поэта, конечно располагали к разработке таких тем, но по словам В. Золотухина (также снимавшегося в фильме): «Высоцкий так определил наш бросок с «Хозяином»: «Пропало лето. Пропал отпуск. Пропало настроение». <...> оператор-композитор: симфония каше-варства, сюита умывания, прелюдия проплывов и т. д. А где люди, где характеры и взаимоотношения наши?..»30.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Важнейшей работой В.С. Высоцкого в кино является роль Глеба Жеглова, которая во многом высвечивает ключевые характеристики киногероев В.С. Высоцкого и тесно связана с его творчеством. Известно, что на эту роль В.С. Высоцкий предложил себя сам сразу после прочтения романа Г. и А. Вайнеров «Эра милосерия», легшего в основу сценария. Главная морально-нравственная установка Жеглова, легшая в основу характера героя — «Вор должен сидеть в тюрьме» — по сути является жизненным принципом, характерным для всех героев В.С. Высоцкого: они — носители справедливости не по закону, а по совести. Это можно отнести и к арапу Ганнибалу, и к поручику Брусенцову с его укоризненным «Тут мертвец в комнате, вы плакать должны, а вы о белой идее рассуждаете». Говоря о явлении В.С. Высоцкого, но уже применительно к его песенному творчеству, С. Дернов отмечает: «Во все времена существовало три власти: законодательная, исполнительная и судебная. Он для нас, его любивших, был не что иное, как ч е т в е р -тая власть. Никому не подвластная. Ни пе-

30 Раззаков Ф.И. Владимир Высоцкий: «Я, конечно, вернусь.» / Ф.И. Раззаков. — М.: Изд-во Эксмо, 2005. - С. 114.

ред кем не юродствующая. Ни от кого не зависимая. Потому что это власть человеческой Совести»31.

О значении театрального и кинематографического творчества поэта справедливо сказал Андр. Тарковский: «Высоцкий — не в своих актерских работах, а в своих <.. .> песнях»32. Сам поэт говорил о том же: «Если на две чаши весов бросить мою работу: на одну — театр, кино, телевидение, мои выступления, а на другую — только работу над песнями, то, я вас уверяю, песня перевесит!»33

Литература

Владимир Высоцкий. Комплект из 18 черно-белых открыток / Автор-сост. А. Крылов. — М.: Планета, 1989.

Высоцкий В. Все не так. : Мемориальный альманах-антология / Ред.-сост. А. Базилев-ский. — М.: Вахазар, 1991. — 72 с.

Турин С.П. Маргинальная антропология / С.П. Гурин. — URL: http://philosophy.ru

Раззаков Ф.И. Владимир Высоцкий: «Я, конечно, вернусь.» / Ф.И. Раззаков. — М.: Изд-во Эксмо, 2005. - 672 с.

Солнышкина Е.И. Проблема свободы в поэтическом творчестве В.С. Высоцкого: Автореферат дисс. ... канд. филол. наук. 10.01.01 — русская литература / Е.И. Солнышкина; Ставропольский государственный университет. — Ставроволь, 2004. — 22 с.

Цыбульский М. Жизнь и путешествия В. Высоцкого / М. Цыбульский. — Ростов-на-Дону: Феникс, 2005. — 635 с.

Шкловский В. ZOO или Письма не о любви / В. Шкловский. — URL : http://marie-olshansky. ru/ct/zoo.shtml

31 Высоцкий В. Все не так. Мемориальный альманах-антология / Ред.-сост. А. Базилевский. — М.: Вахазар, 1991. — С. 9.

32 Там же, с. 19.

33 Там же, с. 21.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.