Научная статья на тему 'Устойчивое землепользование на интенсивно осваиваемых территориях'

Устойчивое землепользование на интенсивно осваиваемых территориях Текст научной статьи по специальности «Социальная и экономическая география»

CC BY
504
70
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
УСТОЙЧИВОЕ ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЕ / ИНТЕНСИВНО ОСВАИВАЕМЫЕ ТЕРРИТОРИИ / МЕТОДОЛОГИЯ УСТОЙЧИВОГО ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЯ / ПРИНЦИПЫ УСТОЙЧИВОГО ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЯ / БИОТИЧЕСКАЯ РЕГУЛЯЦИЯ / ИЕРАРХИЯ УРОВНЕЙ УПРАВЛЕНИЯ / СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ПРИОРИТЕТЫ / КОМПЛЕКСНАЯ ОЦЕНКА / "КОРИДОРЫ" ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЯ / ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ИНТЕРЕСЫ / STEADY LAND USE / INTENSIVELY DEVELOPED TERRITORIES / METHODOLOGY OF STEADY LAND USE / THE PRINCIPLES OF STEADY LAND USE / BIOTIC REGULATION / HIERARCHY OF MANAGEMENT / STRATEGIC PRIORITIES / COMPLEX ASSESSMENT / "CORRIDORS" OF LAND USE / INDIVIDUAL INTERESTS

Аннотация научной статьи по социальной и экономической географии, автор научной работы —

В статье рассмотрены методологические научные подходы при формировании устойчивого землепользования на интенсивно осваиваемых территориях. Предложена усовершенствованная методология устойчивого землепользования на основе биотической регуляции окружающей среды и иерархии уровней управления устойчивым землепользованием. На основе данной методологии рассмотрены научно-методические принципы устойчивого землепользования: обоснование стратегических приоритетов и индикаторов, комплексная (эколого-экономическая) оценка, определение «коридоров» допустимого землепользования, согласование интересов индивидуальных землепользователей и общественных предпочтений, многокритериальная (междисциплинарная) оптимизация многоцелевого землепользования. Стратегические приоритеты и индикаторы устойчивого землепользования зависят от эколого-экономических и социальных условий и форм землепользования. Эколого-экономическая оценка земельных ресурсов производится на основе натуральных показателей, технологических и технических параметров, экономических эквивалентов и комплексного критерия. Определение «коридоров» допустимого землепользования производится по экологическим, экономическим и социальным параметрам. Индивидуальные интересы землепользователей проявляются на относительно коротких периодах времени, а общественные предпочтения выражаются в постоянном, долговременном землепользовании. Поиск оптимальных вариантов устойчивого землепользования заключается в раскрытии неопределенности оптимальных решений по частным критериям и в многокритериальном решении по обоснованным уступкам.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по социальной и экономической географии , автор научной работы —

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

SUSTAINABLE LAND MANAGEMENT ON THE INTENSIVELY DEVELOPED TERRITORIES

In article methodical scientific approaches whis forming steady land use in intensively developed territories are considered. The advanced methodology of steady land use on the base of biotic regulation of the environment and of the hierarchy management's levels of steady land use is offered. On the basis of this methodology the scientific and methodical principles of steady land use are considered: reasons for strategic priorities and indicators, complex (ekologo-economic) assessment, determination of "corridors" of admissible land use, coordination of interests of individual land users and public concerns, multicriterial (cross-disciplinary) optimization of multi-purpose land use. Strategic priorities and indicators of steady land use depend on the ecological, economic and social conditions and forms of land use. Ecological and economic evaluation of land resources is based on physical indicators, technological and technical parameters, economic equivalents and complex criterion. Determination of "corridors" of admissible land use is made in ecological, economic and social parameters. Individual interests of land users are manifested on rather short periods of time, and public preferences are expressed in continuous, long-term land use. The search for optimal sustainable land management variants unconsists in disclosure of uncertainty optimal solutions for particular criteries in multicriterial decision on reasonable concessions.

Текст научной работы на тему «Устойчивое землепользование на интенсивно осваиваемых территориях»

УДК 504

УСТОЙЧИВОЕ ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЕ НА ИНТЕНСИВНО ОСВАИВАЕМЫХ ТЕРРИТОРИЯХ

Татьяна Анатольевна Лебедева

Уральский государственный горный университет, 620144, Россия, г. Екатеринбург, ул. Куйбышева, 30, кандидат технических наук, старший преподаватель, тел. (343)257-34-64, e-mail: taranova.ekb@bk.ru

Анатолий Иванович Гагарин

Сибирский государственный университет геосистем и технологий, 630108, Россия, г. Новосибирск, ул. Плахотного, 10, кандидат исторических наук, доцент, заведующий кафедрой управления бизнес-процессами, тел. (383)210-95-87, e-mail: kaf.zn@ssga.ru

Юрий Владимирович Лебедев

Уральский государственный горный университет, 620144, Россия, г. Екатеринбург, ул. Куйбышева, 30, доктор технических наук, профессор, заведующий кафедрой геодезии и кадастров, тел. (343)257-34-64, e-mail: taranova@ukr.net

В статье рассмотрены методологические научные подходы при формировании устойчивого землепользования на интенсивно осваиваемых территориях. Предложена усовершенствованная методология устойчивого землепользования на основе биотической регуляции окружающей среды и иерархии уровней управления устойчивым землепользованием. На основе данной методологии рассмотрены научно-методические принципы устойчивого землепользования: обоснование стратегических приоритетов и индикаторов, комплексная (эколо-го-экономическая) оценка, определение «коридоров» допустимого землепользования, согласование интересов индивидуальных землепользователей и общественных предпочтений, многокритериальная (междисциплинарная) оптимизация многоцелевого землепользования. Стратегические приоритеты и индикаторы устойчивого землепользования зависят от эколо-го-экономических и социальных условий и форм землепользования. Эколого-экономическая оценка земельных ресурсов производится на основе натуральных показателей, технологических и технических параметров, экономических эквивалентов и комплексного критерия. Определение «коридоров» допустимого землепользования производится по экологическим, экономическим и социальным параметрам. Индивидуальные интересы землепользователей проявляются на относительно коротких периодах времени, а общественные предпочтения выражаются в постоянном, долговременном землепользовании. Поиск оптимальных вариантов устойчивого землепользования заключается в раскрытии неопределенности оптимальных решений по частным критериям и в многокритериальном решении по обоснованным уступкам.

Ключевые слова: устойчивое землепользование, интенсивно осваиваемые территории, методология устойчивого землепользования, принципы устойчивого землепользования, биотическая регуляция, иерархия уровней управления, стратегические приоритеты, комплексная оценка, «коридоры» землепользования, индивидуальные интересы.

Устойчивое землепользование - это долговременное (поддержание биотической регуляции окружающей среды), многоцелевое (удовлетворение разнообразных потребностей людей) и экономически выгодное (оптимальное по со-

ответствующим индикаторам и критериям) взаимоотношение общества и земельных ресурсов.

Интенсивно осваиваемые территории - те, где происходит повышение интенсивности производства путем более полного использования каждой единицы природно-ресурсного потенциала и пространства (всех видов природных ресурсов, средоформирующей роли экосистем и их социальных функций).

Интенсивно осваиваемые территории, как в старых промышленных регионах (Средний и Южный Урал), так и в новых (Северный и Полярный Урал, Западная Сибирь), с их уникальными природными ресурсами (земельными, минеральными, биологическими), незаменимыми экологическими благами (леса, горы, реки, болота), перспективными промышленными и социальными объектами (недродобывающие и перерабатывающие комплексы, населенные пункты, общины коренных народов Севера) приобретают все большую значимость для страны. В то же время формирующиеся кризисы - экономический (наиболее ощущаемый обществом), социальный (проявляющийся в первую очередь через здоровье населения и его духовно-нравственное состояние) и экологические угрозы (не в полной мере осознаваемые обществом) - подтверждают декларации мирового сообщества [1-3] о важности корректировки развития общества во взаимоотношениях с окружающей природной средой, разработки принципов многолетней хозяйственной деятельности с учетом сформировавшихся и вновь формирующихся экологических, экономических и социальных вызовов и рисков [4]. Экологические угрозы реализуются в форме различных негативных последствий сначала для природной среды, а затем для различных секторов экономики: землепользования, недропользования, лесопользования, водопользования. Экономические угрозы на интенсивно осваиваемых территориях вызывают негативные последствия, обусловленные: антропогенными (в том числе техногенными) факторами в виде загрязнений компонентов окружающей среды (почвы, растительности, воздуха, воды,) разрушений природных экосистем (лесных, почвенных, водных, болотных) и природными факторами, описываемыми, главным образом, характеристиками изменения глобального климата.

В процессе многолетней хозяйственной деятельности на Урале (до 300 лет) и в Западной Сибири (более 50 лет) земельные ресурсы радикально изменились (снизилась их биологическая продуктивность) и продолжают изменяться (загрязняются почвы и разрушаются природные экосистемы), трансформировался растительный покров (коренные типы лесов сменяются производными), изменился характер круговорота в окружающей среде биогенных элементов (главным образом углерода), кардинально изменилось соотношение потоков энергии в природном и антропогенном каналах окружающей среды (общество увеличило потребление природной энергии с 1-2 до 10 % и более).

Дальнейшее развитие землепользования на интенсивно осваиваемых территориях в соответствии с Концепцией устойчивого развития, принципами экологической безопасности и положениями «зелёной» экономики должно основываться на методологии, полагающей земельные ресурсы основой биологиче-

ской жизни, и на вытекающих отсюда соответствующих научно-технологических принципах, учитывающих долговременность и многоцелевые значения земельных ресурсов, их многокритериальную [5] экономическую эффективность (оптимизацию).

Современное состояние исследований по данной проблеме

Проблема устойчивого землепользования является частью общей проблемы устойчивого развития (sustainable developopment) территорий. В России разработкой устойчивого развития занимаются организации РАН, различные министерства РФ, вузы. Наиболее активно идея отхода от традиционной модели развития экономики и перехода к Концепции устойчивого развития начала реализовываться в Москве и Московской области, Томске, Кемерово, Республике Алтай, Республике Татарстан. Критерии развития территорий активно изучались и рассматривались на Среднем Урале; в настоящее время эти задачи изучаются в Уральском федеральном университете. В мировой науке данные исследования ведутся согласно Концепции устойчивого развития территории (Рио-92; Йоханнесбург, 2002; Рио+20). Мировое сообщество (Всемирный банк, ЮНЕП, ПРООН, ЮНЕСКО, ОЭСР) подошло в мысли о введении системы цен на все виды ресурсов с полным учетом ущерба, наносимого окружающей среде и будущим поколениям. Анализ состояния исследования по проблеме устойчивого землепользования (долговременного, многоцелевого, эффективного) свидетельствует о недостаточном учете при решении данной проблемы основных положений фундаментальной научной базы устойчивого развития - биотической регуляции окружающей природной среды [6, 7].

Исследования, связанные с оценкой сценариев использования земельных ресурсов на интенсивно осваиваемых территориях, носят, как правило, узкодисциплинарный характер; рассматриваются, главным образов, решения частных видов и форм землепользования [8-10]. Такое положение ярко проявилось в настоящее время в районах залегания подземных ресурсов. Так, в Воронежской области в проекте разработки месторождения никеля проявилось игнорирование экологического фактора - неучет уничтожения 350 тыс. т гумуса чернозема; а в Челябинской области в проекте разработки месторождения медных руд проигнорирован социальный фактор: по данным ВЦИОМ, 50 % жителей прилегающих муниципальных образований против реализации проекта, 60 % жителей района разработки негативно оценивают строительство ГОКа, а среди жителей Челябинска таких 73 %.

Отдельные «междисциплинарные» исследования в сфере землепользования позволяют определить рациональные варианты по частным (не умаляя их значения) вопросам: по конкретным видам землепользования в соответствии с экономическими критериями эффективности (главным образом, по минимуму эксплуатационных затрат), по конкретным экологическим мероприятиям в со-

ответствии с нормами ПДК (иногда с оценкой вреда за сверхнормативное негативное воздействие).

Методология устойчивого землепользования

Система представлений о земле (земельных ресурсах) приведена на рисунке; она включает рассмотрение трех видов земель: земля - объект биосферы, земля - элемент экономической сферы и земля - основа формирования духовной сферы общества.

Позиции рассмотрения роли земли (земельных ресурсов) в окружающей среде и обществе

Земля как объект биосферы (элемент биотической регуляции окружающей природной среды)

Земля как элемент экономической сферы общества

И

Земля как основа формирования духовной сферы общества

Структура экономической сферы и роль земли (земельных ресурсов) в ней

Природные ресурсы; земля один из них

тг

Труд - живой (люди) и овеществленный (техника)

Капитал (финансы)

Использование земли (земельных ресурсов) в экономической сфере

Средство производства (экономический эффект от почвы)

Пространственный базис (экономический эффект от территории - участков раз-

мещения различных объектов)

Кладовая подземных ресурсов (минеральных, энергетических, водных и др.)

Основа государства (теряется земля - исчезает государство)

Основа формирования этноса, нации, цивилизации - общества

Система представлений о земле (земельных ресурсах)

Методология устойчивого землепользования на интенсивно осваиваемых территориях Урала и Западной Сибири выражается в следующем:

- поддержании необходимого уровня биотической регуляции окружающей среды [6, 7];

- иерархии уровней управления устойчивым землепользованием: концептуального, идеологического, политического и экономического [11, 12].

Биотическая регуляция окружающей среды в условиях современных вызовов и рисков на Урале и в Западной Сибири отражает трансформации потоков биологической энергии - биомассы в природных и антропогенных каналах и изменение характера круговорота биогенных элементов (С, О, Н, О, К и др.). Здесь в окружающей среде определяется изменение чистой первичной продукции и выделяются территории и площади ненарушенных, полунарушенных и нарушенных земель.

Концептуальной уровень является основополагающим звеном управления землепользованием, поскольку задает основные целевые установки на длительной период времени - ведение хозяйства в пределах допустимого изменения биотической регуляции окружающей среды и обоснованного эколого-экономического и социального удовлетворения потребностей общества в результате землепользования (оптимальное использование земельных ресурсов как средства производства, допустимого изъятия земель как пространственного базиса из естественного состояния и допустимой степени негативного влияния на земельные ресурсы).

Идеологический уровень управления устойчивым землепользованием на Урале и Западной Сибири определяет главное направление и пути реализации концептуальных установок: экологизацию общественного сознания и экономики землепользования, выражающихся в более полной и глубокой переработке выращиваемых и добываемых ресурсов и в сознательном формировании и регулировании потребительского спроса на продукцию из них. Выращиваемые (на землях сельхозназначения и лесного фонда) и добываемые (подземные) ресурсы являются не предметом продажи за рубеж (зерно, лесоматериалы, руда, нефть и газ), а основой создания и развития промышленной инфраструктуры по производству продукции с высокой добавленной стоимостью, т. е. основой переработки ресурсов землепользования.

Политический уровень управления устойчивым землепользованием включает формирование соответствующей концептуальным установкам и идеологическому уровню нормативно-правовой базы; основным вопросом, решаемым здесь, является четкое определение и разграничение понятий «земля» и «почва». Земля - более широкое понятие, чем почва; в РФ все земельные ресурсы разделяют на семь категорий в соответствии с их целевым назначением; земля представляет социально-экономические явления. Почва же - базовый компонент природной среды. В законодательстве РФ пока нет разделения понятий «земля» и «почва». Отдельные страны (США, Китай, Германия, Франция, Канада) уже пришли к выводу, что охрана почв может производиться только на государственном уровне при закреплении в законодательстве юридического термина «почва».

Экономический уровень управления устойчивым землепользованием определяет механизм практического действия общества в сфере земельных отно-

шений через оценки, стоимости, затраты, прибыли [13] и через реализацию взаимодействий индивидуальных землепользователей и общества в целом с земельными ресурсами (почвами, территорией, растительным покровом, подземными ресурсами). Решение задач экономического уровня управления устойчивым землепользованием базируется на современных принципах вовлечения законодательных и исполнительных структур и бизнес-сообществ в поиск эффективных вариантов на основе использования локальных и глобальных информационных ресурсов в сфере землепользования, на основе анализа причинно-следственных и ассоциативных связей между различными формами и видами землепользования, использовании механизмов объяснения и обоснования решений в реализации концептуальных установок и идеологических положений.

Научно-технологические принципы устойчивого землепользования на интенсивно осваиваемых территориях

Принципы включают:

- обоснование стратегических приоритетов и индикаторов устойчивого землепользования [14];

- комплексную (эколого-экономическую) оценку земельных ресурсов [15];

- определение «коридоров» допустимого землепользования;

- согласование индивидуальных интересов землепользователей с общественными предпочтениями;

- многокритериальную оптимизацию землепользования [5, 16].

Стратегические приоритеты и индикаторы устойчивого землепользования

зависят от эколого-экономических и социальных условий и форм землепользования. В старопромышленных районах Среднего и Южного Урала они отражают восстановление и развитие сельскохозяйственного использования земель, поддержание усложняющегося недропользования, оптимизацию использования природно-антропогенных зон. На Северном и Полярном Урале стратегические приоритеты отражают поддержание традиционного земле- и природопользования у малочисленных народов Севера и экологически устойчивого недропользования в регионах Западной Сибири - многоцелевого землепользования. При этом реализуется положение о четкой очередности стратегических приоритетов: экологические, социальные и, наконец, экономические.

Обоснование конкретных индикаторов устойчивого землепользования обусловлено современными вызовами: социальными (ухудшение состояния здоровья людей, нестабильная занятость в экономике, негативные изменения в традиционной деятельности и образе жизни коренных народов Севера), экологическими (нарушение естественных ландшафтов, региональные загрязнения почв, локальные разрушения земельных участков), экономическими (низкая эффективность использования сельхозугодий, малая товарная продуктивность лесных земель и использования лесных ресурсов, неэффективное использование земель с подземными ресурсами - экспорт таких ресурсов в неперерабо-

танном виде). К различным вызовам добавляются современные риски в сфере землепользования: изменение глобального климата (уменьшение низких температур в приземном слое воздуха, увеличение осадков, возрастание частоты и интенсивности экстремальных погодных и климатических явлений), продвижение растительных зон на север и в горы, увеличение лесных пожаров, изменение лесорастительных условий, увеличение болезней растительного покрова.

Эколого-экономическая оценка земельных ресурсов, как покомпонентная, так и комплексная, производится на основе натуральных показателей (биометрических и биопродукционных), технологических и технических параметров, экономических эквивалентов этим показателям и комплексного критерия с учетом широкопространственных и долговременных изменений, а также рисков возникновения различных ситуаций.

При прогнозировании и оценке вариантов различных форм и видов устойчивого землепользования на основе анализа причинно-следственных и ассоциативных связей между экономическими, экологическими и социальными факторами обосновываются величины и соотношения рыночной ставки дисконтирования и норм (ставок) дисконтирования обществом будущих полезностей землепользования [13].

Определение «коридоров» допустимого землепользования производится по экологическим параметрам (по уровню сохранения естественных экосистем, по балансу природных и антропогенных потоков энергии - биомассы в окружающей среде, по степени изъятия природных ресурсов и объектов - растительного покрова, почвы, земельных участков), по социальным параметрам (занятость населения в экономике региона, состояние здоровья населения, сохранение социальных функций природных ландшафтов) и по экономическим параметрам (технологическим, техническим, по затратам, доходам). Конкретизация параметров «коридоров» допустимого землепользования на Урале и в Западной Сибири определяется [17, 18] с учетом природно-климатических зон (равнинная и горная тундра, северные редколесья, лесотундра, равнинная и горная тайга, лесостепь).

В сфере землепользования на интенсивно осваиваемых территориях Урала и Западной Сибири переплетаются индивидуальные интересы отдельных землепользователей и общественные предпочтения.

Индивидуальные интересы землепользователей проявляются на относительно коротких периодах времени (севообороты на сельхозугодьях, группы возраста древостоев на лесных землях, продолжительность разработки месторождений), а общественные предпочтения, выражающиеся в постоянном, долговременном землепользовании, должны реализовываться в течение многих будущих поколений людей. Согласование индивидуальных интересов и общественных предпочтений производится путем использования в экономических расчетах соответствующих ставок (норм) дисконтирования будущих денежных величин [13].

Поиск оптимальных (эффективных) вариантов устойчивого землепользования начинается с определения оптимальных вариантов по всем частным критериям [19-21] с раскрытием неопределенности таких однокритериальных решений. Для этого составляется матрица вариантов землепользования в зоне неопределенности оптимальных решений (таблица).

Схема матрицы вариантов землепользования в зоне неопределенности оптимальных решений

Варианты землепользования -параметры управления Y = f; r} Условия землепользования - параметры состояния X = {a; b; с; g; p; f

Xi Xj Xe

Yi P11 Pij Pie

Yi Pii Pij Pie

Ye Pei Pej Pee

Раскрытие неопределенности выполняется с помощью специальных критериев. Критерий «средних затрат» в землепользовании определяется по максимальному из средних значений показателя Р для каждой совокупности параметров состояния (по вертикалям матрицы):

P j + P + P6, -

max j = (—--6- )= max j Pj. (!)

При использовании критерия «минимаксных затрат» выбирают вариант землепользования, для которого худший результат лучше, чем худший для

max j Pj min = min j max j Pij. (2)

j j J J и

Этот критерий страхует от отрицательных последствий при самой неблагоприятной реализации системы управления землепользованием.

Для особо сложных случаев организации землепользования рациональный вариант выбирают по критерию «минимаксного риска», при этом матрица Pij

преобразуется в матрицу рисков Rij согласно соотношению:

Rj = Pj - Pmax = Pj - max Pj. (3)

Смысл этого критерия сводится к устранению риска слишком больших потерь при появлении экстремальных условий функционирования объектов землепользования (изменение климата, риски наводнений, природных пожаров, риски болезней и распространения вредителей флоры и фауны).

Многокритериальная оптимизация устойчивого землепользования выполняется в относительно простых ситуациях лексикографическим методом, а в более сложных случаях - методом последовательных уступок. В итоге получаются действительно оптимальные решения в сложных системах устойчивого землепользования (экономика - экология - социология) на основе строгих математических методов.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Наше общее будущее. Докл. межд. комиссии по окружающей среде и развитию. Пер. с. англ. - М. : Прогресс, 1989. - 376 с.

2. Доклад Всемирной встречи на высшем уровне по устойчивому развитию. -Йоханнесбург, Южная Африка, 2002.

3. Будущее, которого мы хотим. Итоговой документ Конференции ООО по устойчивому развитию. - Бразилия, Рио-де-Жанейро, 2012. - 62 с.

4. Донской С. Е. Реализация устойчивого развития в РФ // Российская газета. - 2012. -6 июня.

5. Anufriev V., Belov V., Lebedev Yu. Multi-objective optimization of complex subsoil use issues // 5th International Conference on the political, technological, economic and social processes (London, 23-29 July 2015). - London, 2015. - P. 16-25.

6. Данилов-Данильян В. И., Лосев К. С. Экономический вызов и устойчивое развитие. М. : Прогресс-Традиция, 2000. - 416 с.

7. Лосев К. С. Мифы и заблуждения в экологии. - М. : Научный мир, 2011. - 225 с.

8. Варламов А. А. Земельный кадастр. Теоретические основы государственного земельного кадастра. - М. : Колос, 2004. - 383 с.

9. Варламов А . А., Гальченко С. А., Аврунев Е. И. Кадастровая деятельность : учебник. -М. : ФОРУМ; ИНФРА-М. - 256 с.

10. Волков С. Н. Землеустройство. Том 1 // Теоретические основы землеустройства. -М. : Колос, 2001. - 496 с.

11. Охорзин В. А., Сафахов К. В. Теория управления. - СПб. : Лань, 2014. - 224 с.

12. Лебедев Ю. В., Мехренцев А. В. Четыре уровня в иерархии устойчивого управления лесами // V междунар. конф. «Теория и практика экологического страхования» : сб. материалов. - Улан-Удэ : БГУ, 2010. - С. 113-116.

13. Солоу Роберт М. Экономическая теория ресурсов или ресурсы экономической теории : лекции в части Ригарод Т. Элит / Под ред. В. М. Галперина. - СПб. : Экономическая школа, 2005. - 9 с.

14. Lebedev Y. V., Anufreiev V. P., Anufrieva E. I. Natural potential and sustainable development of a territory // Advanced Materials Research. - 2015. - Vol. 1073-1076 . - P. 1499-1502.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

15. Lebedev Y. V., Anufriev V. P., Lebedeva T. A. Preservation of Forest Biodiversity - a Key Factor of Sustainadle Development of a Territory // Advanced Materials Research. - 2014. -Vol. 692. - P. 139-142.

16. Подиновский В. В., Гаврилов В. М. Оптимизация по последовательно применяемым критериям. - М. : Сов. радио, 1975. - 192 с.

17. Жарников В. Б. Рациональное использование земель как задача геоинформационного пространственного анализа // Вестник СГГА. - 2013. - Вып. 3 (23). - С. 77-81.

18. Карпик А. П. Системная связь устойчивого развития территорий с его геофизическим информационным обеспечением // Вестник СГГА. - 2010. - Вып. 1 (12). - С. 3-13.

19. Tree-ring analysis: biological, methodological and environmental aspects / Ed. by R. Wimmerr, R. E. Vetter. - CABI Publishing, 1999. - 320 p.

20. Ulnova N. G. The effects of windthrow on forests at different spatial scales: a review // Forest Ecol. and Manag. - 2000. - Vol. 135. - Р. 155-267.

21. Vera F. W. M. Crazing ecology and forest history. Oxon, N.Y.: CABI Publishing, 2000. -506 p.

Получено 12.01.2017

© Т. А. Лебедева, А. И. Гагарин, Ю. В. Лебедев, 2017

SUSTAINABLE LAND MANAGEMENT ON THE INTENSIVELY DEVELOPED TERRITORIES

Tatyana A. Lebedeva

Ural State Mining University, 620144, Russia, Yekaterinburg, 30 Kuybysheva St., Ph. D., Senior Lecturer, phone: (343)257-34-64, e-mail: taranova.ekb@bk.ru

Anatoliy I. Gagarin

Siberian State University of Geosystems and Technologies, 630108, Russia, Novosibirsk, 10 Plakhotnogo St., Ph. D., Associate professor, Department of Business Process Management, phone: (383)210-95-87, e-mail: kaf.zn@ssga.ru

Yuriy V. Lebedev

Ural State Mining University, 620144, Russia, Yekaterinburg, Kuybysheva St., Dr. Sc., Professor, Head of the Department of Geodesy and Cadastre, phone: (343)257-34-64, e-mail: taranova@ukr.net

In article methodical scientific approaches whis forming steady land use in intensively developed territories are considered. The advanced methodology of steady land use on the base of biotic regulation of the environment and of the hierarchy management's levels of steady land use is offered. On the basis of this methodology the scientific and methodical principles of steady land use are considered: reasons for strategic priorities and indicators, complex (ekologo-economic) assessment, determination of "corridors" of admissible land use, coordination of interests of individual land users and public concerns, multicriterial (cross-disciplinary) optimization of multi-purpose land use. Strategic priorities and indicators of steady land use depend on the ecological, economic and social conditions and forms of land use. Ecological and economic evaluation of land resources is based on physical indicators, technological and technical parameters, economic equivalents and complex criterion. Determination of "corridors" of admissible land use is made in ecological, economic and social parameters. Individual interests of land users are manifested on rather short periods of time, and public preferences are expressed in continuous, long-term land use. The search for optimal sustainable land management variants unconsists in disclosure of uncertainty optimal solutions for particular criteries in multicriterial decision on reasonable concessions.

Key words: steady land use, intensively developed territories, methodology of steady land use, the principles of steady land use, biotic regulation, hierarchy of management, strategic priorities, complex assessment, "corridors" of land use, individual interests.

REFERENCES

1. Our Common Future. (1989). In Doklad mezhdunarodnoj komissii po okruzhayushchey srede i razvitiyu [The report of the International Environment and Development Commission] (p. 376). Moscow: Progress [in Russian].

2. Report of the World Summit on Sustainable Development Summit. (2002). South Africa: Johannesburg.

3. The future we want (2012). In Itogovoy dokument Konferentsii OON po ustoychivomu razvitiyu [The outcome document of the UN Conference on Sustainable Development] (p. 62). Brazil: Rio de Janeiro [in Russian].

4. Donskoy, S. (2012, June 06). The implementation of sustainable development in Russia. Rossiyskayagazeta [Rossiyskaya gazeta] [In Russian].

5. Anufriev, V., Belov, V., & Lebedev, Yu. (2015). Multi-objective optimization of complex subsoil use issues. In Proceedings of 5th International Conference on the political, technological, economic and social processes (pp. 16-25). London.

6. Danilov-Danil'yan, V. I., & Losev, K. S. (2000). Ekonomicheskiy vyzov i ustoychivoe razvitie [Economic challenge and sustainable development]. Moscow: Progress-Traditsiya [in Russian].

7. Losev, K. S. (2011). Mify i zabluzhdeniya v ekologii [Myths and misconceptions in ecology] . Moscow: Nauchnyy mir [in Russian].

8. Varlamov, A. A. (2004). Zemel'nyy kadastr. Teoreticheskie osnovy gosudarstvennogo zemel'nogo kadastra [Land cadastre. Theoretical foundations of state land cadastre]. Moscow: Kolos [in Russian].

9. Varlamov, A. A., Gal'chenko, S. A., & Avrunev, E. I. (2015). Kadastrovaya deyatel'nost' [Cadastralactivities]. Moscow: FORUM: INFRA-M [in Russian].

10. Volkov, S. N. (2001). Land management : Vol. 1. In Teoreticheskie osnovy zemleustroystva. [Theoretical bases of land management]. Moscow: Kolos [in Russian].

11. Okhorzin, V. A., & Safakhov, K. V. (2014). Teoriya upravleniya [Management theory]. St. Petersburg: Lan' [In Russian].

12. Lebedev, Yu. V., & Mekhrentsev, A. V. (2010). Four levels in the hierarchy of sustainable forest management. In Sbornik materialov mezhdunarodnoy konferentsii: Teoriya i praktika ekologicheskogo strakhovaniya [Proccedings of International Conference: Theory and Practice of Ecological Insurance] (pp. 113-116). Ulan-Ude: BGU [in Russian].

13. Solow, R. (2005). The Economics of Resources or the Resources of Economics (Richard T. Ely Lecture). V. M. Galperin (Ed.). (p. 9). St. Petersburg: The School of Economics [in Russian].

14. Lebedev, Y. V., Anufreiev, V. P., & Anufrieva, E. I. (2015). Natural potential and sustainable development of a territory. Advanced Materials Research, Vols. 1073-1076, pp. 1499-1502.

15. Lebedev, Y. V., Anufriev, V. P., & Lebedeva, T. A. (2014). Preservation of Forest Biodiversity - a Key Factor of Sustainadle Development of a Territory. Advanced Materials Research, Vol. 692, pp. 139-142.

16. Podinovskiy, V. V., Gavrilov, V. M. (1975). Optimizatsiya po posledovatel'no primenyaemym kriteriyam [The optimization for consistently applied criteries]. Moscow: Sov. radio [in Russian].

17. Zharnikov, V. B. (2013). Rational use of land as a problem of spatial analysis of geo-information. Vestnik SGGA [Vestnik SSGA], 3(23), 77-81 [in Russian].

18. Karpik, A. P. (2010). Systemic relationship of sustainable development of territories with his geophysical information support. Vestnik SGGA [Vestnik SSGA], 1(12), 3-13, [in Russian].

19. Tree-ring analysis: biological, methodological and environmental aspects. (1999). R. Wimmerr, R. E. Vetter (Eds.). CABI Publ.

20. Ulnova, N. G. (2000). The effects of windthrow on forests at different spatial scales: a review. Forest Ecological and Management, 135, 155-267.

21. Vera, F. W. M. (2000). Crazing ecology and forest history. Oxon, N.Y.: CABI Publ.

Received 12.01.2017

© T. A. Lebedeva, A. I. Gagarin, Yu. V. Lebedev, 2017

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.