Научная статья на тему 'Универсализм идеи вечного возвращения Ф. Ницше'

Универсализм идеи вечного возвращения Ф. Ницше Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
267
61
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ВЕЧНОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ / УНИВЕРСАЛИЗМ / ЦИКЛИЧНОСТЬ / ПОВТОРЕНИЕ / РЕЛИГИЯ / PERPETUAL RETURNING / CONCEPT / UNIVERSALISM / CYCLING / REITERATION / RELIGION

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Давыденко А. В.

В статье затронута тема универсализма известной концепции Ф.Ницше о вечном возвращении. Автор исследует некоторые религиозные направления, а также произведения и стихотворения, где содержатся упоминания данной идеи, это и является новизной данной научной статьи.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE UNIVERSALISM OF THE IDEA OF CONSTANT RETURNING BY F. NIETZSHE

. In the article the theme of universalism of the famous conception of F. Nietzsche about perpetual returning is touched upon. The author investigates some religious directions, as well as works and poems, where the mentioning of this idea is contained. It turns up to be the outstanding feature of this article.

Текст научной работы на тему «Универсализм идеи вечного возвращения Ф. Ницше»

Под смыслом всегда полагается не только то, что лежит в основании, т.е. причину, которая объясняет, зачем необходимо нечто, сколько открывающиеся возможности реализации или достижения желаемого. А так как он существует и функционирует одновременно на двух сторонах своей формы или границы, то на одной он дан актуально значимым для человека, а на другой, возможностью его реализации. Смысл представляет собой взаимосвязь актуализированных и потенциальных возможностей человека. Эта взаимосвязь достаточно подвижна, от практически невероятного, до реально возможного или даже обязательного. Форма смысла задается границами между актуально значимым и возможностью его достижения. Сама возможность оформляет смысл извне, задает его внешнюю форму или сторону границ, а актуально значимое оформляет смысл изнутри, на внутренней стороне границ. И если смысл получает актуализацию, то он указывает на отнесение к миру, указывает на другую сторону границ и их возможности. Смысл как форма сопряжения миров, хотя и существует на границе взаимодействия миров, как актуализация, но свою целостность и завершенность обретает в отношениях к миру как целому, т.е. единству внешнего и внутреннего миров.

Отсюда всякое практическое действие связано со смыслом.

Оно включено в жизненную историю на данном социокультурном поле и раскрывает ее смысл. И не просто раскрывает его как нечто уже существующее, но конструирует. Только конструирование это не теоретическое, а практическое. По аналогии, практический смысл, о котором пишет Бурдье, может быть понят как событие, выражаемое действием. Действие, поступок выражает смысл, оформляет его, порой это воспринимается как нечто необъяснимое и весьма неожиданное для самого человека. В чем здесь дело? Да в том, что практический смысл, как и смысл вообще, не существует вне того горизонта, на фоне которого он появляется. В соответствии с Хайдеггером и Орте-гой-и-Гассетом, мир следует понимать как совокупность горизонтов или прагматических полей. Любое действие индивида всегда изначально вписано в какой-либо горизонт (прагматическое поле). Смысл действия существует не сам по себе, а на фоне мира. Речь идет о фоне, вне которого осмысленно действовать невозможно. Итак, получается, что мир - это не просто система значимостей, открытых сознанию, как он описан у Хай-

Библиографический список

1. Делёз, Ж. Логика смысла. - М.; Екатеринбург, 1998.

2. Brown, G.S. Laws of Form. - New York: E. P. Dutton, 1979.

3. Луман, Н. Общество как социальная система. - М., 2004.

4. Мерло-Понти, М. Феноменология восприятия. - СПб., 1999.

5. Heider, F. Ding und Medium // Symposion, - 1926. № I.

6. Бурдье, П. Практический смысл. - СПб., 2001.

7. Шаров, А.С. Ограниченный человек: значимость, активность, рефлексия. - Омск, 2000.

8. Антоновский, А.Ю. Никлас Луман: эпистемологическое введение в теорию социальных систем. - М., 2007.

Bibliography

1. Delyoz, Zh. Logika smihsla. - M.; Ekaterinburg, 1998.

2. Brown, G.S. Laws of Form. - New York: E. P. Dutton, 1979.

3. Luman, N. Obthestvo kak socialjnaya sistema. - M., 2004.

4. Merlo-Ponti, M. Fenomenologiya vospriyatiya. - SPb., 1999.

5. Heider, F. Ding und Medium // Symposion, - 1926. № I.

6. Burdje, P. Prakticheskiyj smihsl. - SPb., 2001.

7. Sharov, A.S. Ogranichennihyj chelovek: znachimostj, aktivnostj, refleksiya. - Omsk, 2000.

8. Antonovskiyj, A.Yu. Niklas Luman: ehpistemologicheskoe vvedenie v teoriyu socialjnihkh sistem. - M., 2007.

Статья поступила в редакцию 09.07.12

УДК 1(092)

Davydenko A. У THE UNIVERSALISM OF THE IDEA OF CONSTANT RETURNING BY F. NIETZSHE. In the article the theme of universalism of the famous conception of F. Nietzsche about perpetual returning is touched upon. The author investigates some religious directions, as well as works and poems, where the mentioning of this idea is contained. It turns up to be the outstanding feature of this article.

Key words: perpetual returning, concept, universalism, cycling, reiteration, religion.

А.В. Давыденко, аспирант АлтГПА, г. Барнаул, E-mail: Davydenkosss@yadex.ru

УНИВЕРСАЛИЗМ ИДЕИ ВЕЧНОГО ВОЗВРАЩЕНИЯ Ф.НИЦШЕ

В статье затронута тема универсализма известной концепции Ф.Ницше о вечном возвращении. Автор исследует некоторые религиозные направления, а также произведения и стихотворения, где содержатся упоминания данной идеи, это и является новизной данной научной статьи.

Ключевые слова: вечное возвращение, универсализм, цикличность, повторение, религия.

деггера и Ортеги-и-Гассета, но в глубине своей еще и система особых телесных значимостей. А если так, то смысл действия никогда не бывает до конца отрефлексированным.

Смысл - это механизм сопряжения (связывания и различения) человека и мира в социокультурном контексте. Смыслы -это рефлексивный продукт перехода, имеющий ярко выраженный проспективный характер. Поэтому Ю.А. Антоновский считает смысл коннективным механизмом, который выполняет функции подсоединения или интеграции, редунтантности и меди-альности [8, с. 113]. Посредством смысла устанавливается значимость окружения для человека и необходимость проявления активности в достижении этой значимости. Смысл как механизм имеет различную степень проявленности и оформленности для человека, поэтому в ходе некоторой деятельности он может по-разному представляться. Смысл, по сути, вычерпывается из контекста в процессе осуществления деятельности, отсюда он зависим от контекста. Смысл “конструируется” в процессе сопряжения на основе, как имеющегося опыта, так и конкретной ситуации осмысления. Смысл отсылает к миру, тем самым задавая его для человека как нечто значимое и ценное. В соответствии с видами рефлексии смысл может быть полагающим, внешним или осознаваемым и сопрягающим как механизм связывания человека и мира.

Смыслы являются продуктами рефлексивных процессов, как обобщение и сгущение опыта жизнедеятельности. Где, с одной стороны рефлексивный механизм выступает для человека в виде вероятностного прогнозирования в достижении чего-то значимого, меру объективной доступности, реального достижения. А с другой стороны определяет в самом человеке меру его активности, энергичности в достижении и реализации смысла. Вот поэтому смысл операционален, он результат рефлексивных операций и механизмов. А само различение и есть измерение и определение смысла, в соответствии с видами рефлексии (полагающей, внешней и сопрягающей) на: полагающий или событийно-предметный смысл; внешний или социокультурный и сопрягающий по оси времени между прошлым и будущим. Данное измерение смысла, по сути, повторяет измерение смысла Н. Лумана (предметный, временной и социальный), но базируется другом основании.

Принято считать, что основоположником идеи вечного возвращения является Ф. Ницше. С одной стороны, так оно и есть, эта концепция занимает одно из центральных мест в его философии, об этом свидетельствуют произведения философа и биографические факты: «Однажды Ницше шел по лесу из Сильс-Мария в Сильвапланд Сюрлее и сел отдохнуть у подножия пирамидальной скалы, недалеко от Surlee, именно в эту самую минуту и на этом месте у него зародилась мысль о «вечном возвращении». Время в своем бесконечном течении в определенные периоды должно неизбежно повторять одинаковое положение вещей. Это необходимо; значит, необходимо и то, что всякое явление повторяется. Следовательно, через бесконечное, неограниченное, непредвидимое количество лет человек, во всем похожий на меня, полное воплощение меня, сидя в тени этой скалы, найдет в своем уме ту же мысль, которую нашел сейчас я, и эта мысль будет являться в голове этого человека не один, а бесчисленное количество раз, потому что движение, управляющее всеми явлениями, безостановочно. «Пусть все беспрерывно возвращается, - это есть высшая степень сближения между будущим и существующим миром; в этом вечном возврате заключается высшая точка мышления» [1, с. 48].

Однако, можно найти упоминания о вечном возвращении еще в древности: в мифологии, в произведениях античных философов, в религиях. Эта идея, так или иначе, проявляется в стихах и произведениях некоторых известных писателей.

Попробуем проследить корни идеи вечного возвращения. Например, в Индии существуют две похожие идеи - идея «перевоплощения» и идея «переселения душ». Идея переселения душ связывает перевоплощения с наградой и наказанием. Теософы видят в доктрине переселения душ искаженную народными верованиями идею перевоплощения. Но это предположение ни в коей мере не является неоспоримым. Можно считать, что идея перевоплощений, как и идея переселения душ, произошла из одного общего источника, а именно: из учения о всеобщем повторении, или о вечном возвращении. Идея вечного возвращения вещей и явлений, идея вечного повторения связана в европейской мысли с именем Пифагора и с туманными указаниями на периодичность вселенной, известными из индийской философии и космогонии. Эта идея периодичности не может быть вполне ясной для европейской мысли, ибо по своей природе она становится полной и связной только после устных разъяснений.

В связи с этими идеями редко упоминают имя Гаутамы Будды, который был почти современником Пифагора и тоже учил о вечном возвращении. Будда говорил о «колесе жизни», где яснее, чем в любом другом учении, выражена идея вечного возвращения [2, с. 45].

Пифагорийские идеи всеобщего повторения упоминались, среди прочих идей, учеником Аристотеля Евдемом. «Физика» Евдема утрачена, и то, что он писал о пифагорейцах, известно нам лишь из позднейших комментариев Симплиция. Интересно отметить, что, согласно Евдему, пифагорейцы различали два вида повторения. Симплиций писал: «Пифагорейцы говорили, что одни и те же вещи повторяются вновь и вновь. В этой связи интересно отметить следующие слова Евдема, (в третьей книге его «Физики»). Он говорит: «Некоторые согласны с тем, что время повторяется, а некоторые отрицают это. Повторение понимается в различном смысле. Повторение может быть в одном случае результатом естественного порядка вещей (эйдос), как повторение лета, зимы и других времен года, когда новый период приходит после того, как исчез другой; к этому порядку вещей относятся движения небесных тел и связанные с ними явления, такие, как солнцестояние и равноденствие, вызываемые движением Солнца.

Но если верить пифагорейцам, существует и другой род движения с повторением. Это значит, что я буду сидеть и разговаривать с вами точно так же, как делаю это сейчас; и в моей руке будет та же самая палка; и все будет таким, как сейчас; и время, как можно предположить, будет то же самое. Ибо если движения (небесных тел) и многие вещи повторяются, тогда то, что было раньше, и то, что произойдет потом, суть одно и то же. Все есть одно и то же, поэтому и время есть одно и то же». Эти два рода повторений, которые Евдем называет повторением в результате естественного порядка вещей и повторением в количестве существований, суть повторение во времени и повторение в вечности» [3, с. 135]. Отсюда следует, что пифагорейцы различали две эти идеи, которые смешивают современные буддисты, и которые смешивал Ницше.

Упоминания о вечном возвращении мы можем найти и в христианской религии. Иисус, несомненно, знал о повторении и говорил о нем своим ученикам. В Евангелиях есть немало

намеков на это; но самое бесспорное место, имеющее совершенно определенный смысл в греческом, славянском и немецком текстах, утратило его в переводах на другие языки, которые заимствовали ключевое слово из латинского перевода. «Иисус же сказал им: «Истинно говорю вам, что вы, последовавшие за Мною, в пакибытии, когда сядет Сын Человеческий на престоле славы Своей...» [4].

В греческом тексте стоят слова еп ^ paliggenesia; в немецком они переведены т der Wiedergeburt. Греческое слово paliggenesia, славянское и русское слово «пакибытие», немецкое Wiedergeburt - эти слова могут быть переведены только в смысле повторного существования или повторного рождения. На латинский язык это слово было переведено гедепега^о, первоначальное значение которого также соответствовало понятию повторного рождения. Но позднее, в связи с употреблением этого слова и его производных в смысле «обновления», оно утратило свое первоначальное значение.

Идея вечного возвращения нашла свое отражение и в творчестве Мандельштама. В статье «Слово и культура» он прямо упоминает, что все повторится вновь. «...Часто приходится слышать: это хорошо, но это вчерашний день. А я говорю: вчерашний день еще не родился. Его еще не было по-настоящему. Я хочу снова Овидия, Пушкина, Катулла, и меня не удовлетворяет исторический Пушкин, Овидий, Катулл...» [5, с. 189]. Итак, что было в прошлом, ждет нас в будущем: оно должно возвратиться, прошлое тем и ценно, что оно же есть будущее. Идея вечного возвращения теряет искусственно навязанную ей в статье «Пушкин и Скрябин» христианскую окраску и связывается даже не с античным мифом, а с античной поэзией, с поэзией вообще. В стихотворении «Тристиа» О.Мандель-штам писал о вечном возвращении так:

Я получил блаженное наследство,

Чужих певцов блуждающие сны;

Свое родство и скудное соседство Мы презирать заведомо вольны.

И не одно сокровище, быть может,

Минуя внуков, к правнукам уйдет,

И снова скальд чужую песню сложит И как свою ее произнесет.

Четыре года спустя, идея вечного возвращения приобретает у него более универсальный характер:

О, нашей жизни скудная основа!

Куда как беден радости язык!

Все было встарь, все повторится снова,

И сладок нам лишь узнаванья миг [5, с. 67].

Упоминания этой идеи мы также находим в русской философской литературе и у других авторов. Например, в следующем отрывке из стихотворения А. Толстого:

«Все это когда-то уж было,

Но мною забыто давно.

Так точно ступала лошадка,

Такие же тащила мешки;

Такие ж у мельницы шаткой Сидели в траве мужики;

И так же шел жид бородатый,

И так же шумела вода -Все это уж было когда-то,

Но только не помню когда...» [1, с. 98].

На стихотворения Толстого смотрят с позиций его быстро меняющихся настроений. Однако А. Толстой проявлял большой интерес к мистической литературе и был связан с несколькими оккультными кружками, существовавшими тогда в Европе. Можно предположить, он имел определенные знания об идее вечного возвращения.

О повторности событий часто писал М.Ю. Лермонтов. В своих произведениях он полон предчувствий, ожиданий, воспоминаний. Он постоянно упоминает о своих чувствах, особенно в прозаических произведениях; весь «Фаталист» практически написан на тему повторения и вспоминания о том, что произошло в каком-то неизвестном прошлом. Очевидно, мысль о каком-то «возвращении» тревожила М.Ю. Лермонтова:

... В самозабвенье

Не лучше ль кончить жизни путь?

И беспробудным сном заснуть С мечтой о близком пробужденье? [6, с. 110]

Итак, мы видим, что поэт XIX века как бы пришел к самой основе мифологического мышления — идее вечного возвращения, к циклическому представлению о времени. Ведь именно оно помогает ему обнять всю целокупность мироздания и найти в ней место свое и человека вообще. Происходит почти то же, о чем писал видный немецкий философ этого времени Эрнст Кас-

сирер: «Вместо того, чтобы жить в некий одиночный момент настоящего или в простой последовательности таких моментов..., сознание все больше и больше обращается к созерцанию вечного круговорота событий. Этот круговорот дан еще не столько в мысли, сколько в ощущении, но уже из этого ощущения мифическое сознание получает уверенность в чем-то всеобщем, в универсальном миропорядке» [7, с. 208].

Ф. Ницше скорее способствовал популяризации идеи вечного возвращения. Он ввел в нее несколько новых концепций, например, свои вычисления о математической необходимости повторения идентичных миров во вселенной.

Таким образом, становится понятно, что мысли о вечном возвращении существовали и посещали умы людей задолго до Ф. Ницше. Они зародились еще в древности. Однако, они не были выстроены в единую концепцию и существовали как отдельные упоминания. Ф.Ницше выстроил целую концепцию вечного возвращения и добавил несколько своих идей. Остается открытым вопрос о том, знал ли философ об этих упоминаниях, либо придумал данную идею сам, как следует из его биографических данных. Так, А. Фулье выразил глубокое недоумение в связи с тем, что, будучи профессором классической филологии и доскональ-

Библиографический список

но владея текстами древнегреческих мыслителей (Пифагор, Гераклит, стоики, Лукреций и другие), утверждавших необходимость вечного возвращения, Ницше не должен был выдавать эту старую, многократно высказанную мысль за свое личное, оригинальное открытие. Не мог, мол, он не знать и о новейших ее версиях у Лебона и Бланки, упоминаемых в хорошо знакомой ему «Истории материализма» Ф. Ланге [8, с. 252]. Существуют и многочисленные адепты ницшеанского учения о Вечном возвращении, отстаивающие исключительную новизну и оригинальность этой, как они выражаются, «бездоннейшей» мысли философа и, более того, предлагающие при этом свои, очень изощренные, хотя и не бесспорные реконструкции Вечного возвращения, тесно сопрягающиеся с их собственными философскими концепциями. К числу таких мыслителей относятся в том числе Хайдеггер и Де-лез. Тем не менее, данный вопрос остается открытым и заслуживает дальнейшего изучения.

Что касается универсализма идеи вечного возвращения, не остается сомнений, что он имеет место быть. Данная идея тревожила умы людей задолго до Ф.Ницше и присутствует как в религиях, так и в стихах, и произведениях европейских и русских мыслителей.

1. Галеви, Д. Жизнь Фридриха Ницше // Ф.Ницше. Сочинения: в 2 т. - СПб., 1998. - Т. 2.

2. Успенский, П.Д. Tertium Organum. Ключ к загадкам мира». - СПб., 1992.

3. Жмудь, Л.Я. Пифагор и его школа. - СПб., 2002.

4. Евангелие от Матфея. Гл. 19, п. 28 [Э/р]. - Р/д: www.gospel.mospolis.ru/Matfey/19.htm

5. Мандельштам, О. Стихотворения. - Л., 197З.

6. Лермонтов, М.Ю. Собр. соч.: в 4 т. - М., 1979. - Т. 1.

7. Кассирер, Э. Философия Просвещения. - М., 2004.

8. Фулье, А. Современная наука об обществе. - М., 2007.

Bibliography

1. Galevi, D. Zhiznj Fridrikha Nicshe // F.Nicshe. Sochineniya: v 2 t. - SPb., 1998. - T. 2.

2. Uspenskiyj, P.D. Tertium Organum. Klyuch k zagadkam mira». - SPb., 1992.

3. Zhmudj, L.Ya. Pifagor i ego shkola. - SPb., 2002.

4. Evangelie ot Matfeya. Gl. 19, p. 28 [Eh/r]. - R/d: www.gospel.mospolis.ru/Matfey/19.htm

5. Mandeljshtam, O. Stikhotvoreniya. - L., 197З.

6. Lermontov, M.Yu. Sobr. soch.: v 4 t. - M., 1979. - T. 1.

7. Kassirer, Eh. Filosofiya Prosvetheniya. - M., 2004.

8. Fulje, A. Sovremennaya nauka ob obthestve. - M., 2007.

Статья поступила в редакцию 15.07.12

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.