Научная статья на тему 'Уголовно-процессуальные аспекты задержания по законодательству Российской Федерации и Республики Таджикистан'

Уголовно-процессуальные аспекты задержания по законодательству Российской Федерации и Республики Таджикистан Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
338
23
Поделиться
Ключевые слова
УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ПРИНУЖДЕНИЯ / ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРИНУЖДЕНИЕ / ПРИЗНАКИ И ПОНЯТИЕ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ / УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ САНКЦИИ / МЕРЫ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ / ЗАДЕРЖАНИЕ ПОДОЗРЕВАЕМОГО И ОБВИНЯЕМОГО / ОСНОВАНИЯ ЗАДЕРЖАНИЯ ПОДОЗРЕВАЕМОГО / УПК РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН / УПК РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ / CRIMINAL-PROCEDURAL COERCION / PROCEDURAL COERCION / CHARACTERISTICS AND THE CONCEPT OF PROCEDURAL COERCION / CRIMINAL PROCEDURAL SANCTIONS / COERCIVE PROCEDURAL MEASURES / THE DETENTION OF THE SUSPECT AND OF THE ACCUSED / GROUNDS FOR THE DETENTION OF THE SUSPECT / CRIMINAL PROCEDURE CODE OF THE REPUBLIC OF TAJIKISTAN / CRIMINAL PROCEDURE CODE OF THE RUSSIAN FEDERATION

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Одинаев Исфандиёр Ахмадович, Роганов Сергей Александрович

В данной статье рассмотрены некоторые аспекты уголовно-процессуального задержания в ходе предварительного расследования. Эта мера процессуального принуждения является наиболее сложной, т.к. состоит из нескольких вариантов задержаний. Подчёркиваются различные мнения исследователей в данной области. Приведена их полемика, в частности, по вопросам несоответствия действующих процессуальных норм Республики Таджикистан и Российской Федерации теоретическим, т.е. фундаментальным идеям науки уголовно-процессуального права обоих государств.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Одинаев Исфандиёр Ахмадович, Роганов Сергей Александрович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Some issues concerning to criminal procedure, detention in pre-trial proceedings in the Russian Federation and the Republic of Tajikistan

This article deals with some aspects of criminal procedural detention during the pre-trial preliminary investigation. This stage is the most difficult, as it consists of several variations of the arrests that have been revealed. Different views of researchers in this field are highlighted. The controversy, in particular over issues of compliance of the existing procedural law of the Republic of Tajikistan and the Russian Federation with theoretical, i.e. fundamental ideas of the science of criminal procedural law of both States, is given.

Текст научной работы на тему «Уголовно-процессуальные аспекты задержания по законодательству Российской Федерации и Республики Таджикистан»

Одинаев И. А., Роганов С. А. Уголовно-процессуальные аспекты задержания...

УДК 343.13

И. А. Одинаев, С. А. Роганов

(зз

гъ

0 н

1

s *

С

ОДИНАЕВ Исфандиёр Ахмадович Адъюнкт кафедры уголовного процесса Санкт-Петербургского университета МВД России р

Адрес: Россия, 198206, Санкт-Петербург, ул. Лётчика Пилютова, дом 1 к

Тел.: 8 (911) 798-46-67 E-mail: diyor-13@mail.ru

н

ODINAEV Isfandiyor Ahmadovich e

Post-graduate of the Criminal Procedural Department of the Saint-Petersburg University of MIA of Russia ö

Address: 198206, Russia, St.-Petersburg, Letchika Pilutova str., 1 y Ph.: +7 (911) 798-46-67 E-mail: diyor-13@mail.ru

T3

M

о «

о м

о у

РОГАНОВ Сергей Александрович

Профессор кафедры уголовного процесса Санкт-Петербургского университета МВД России, доктор юридических наук, профессор И

Тел: 8 (911) 213-33-10 E-mail: roganovs@mail.ru в

е

тз

ROGANOV Sergey Alexandrovich g

Professor of the Criminal Procedural Department of the St.Petersburg University of MIA Russia, е

Doctor of Juridical Sciences, Professor а

Address: 198206, Russia, St.-Petersburg, Letchika Pilutova str., 1 м

Ph.: +7 (911) 213-33-10 E-mail: roganovs@mail.ru g

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

i=l

Уголовно-процессуальные аспекты задержания по законодательству О

Российской Федерации и Республики Таджикистан g

g

Some issues concerning to criminal procedure, detention in pre-trial proceedings 3

in the Russian Federation and the Republic of Tajikistan 5

В данной статье рассмотрены некоторые аспекты уголовно-процессуального задержания в ходе предварительного 0 расследования. Эта мера процессуального принуждения является наиболее сложной, т.к. состоит из нескольких вариантов 7 задержаний. Подчёркиваются различные мнения исследователей в данной области. Приведена их полемика, в частности, по вопросам несоответствия действующих процессуальных норм Республики Таджикистан и Российской Федерации теоретическим, т.е. фундаментальным идеям науки уголовно-процессуального права обоих государств.

Ключевые слова: уголовно-процессуальные принуждения, процессуальное принуждение, признаки и понятие процессуального принуждения, уголовно-процессуальные санкции, уголовно-процессуальные санкции, меры процессуального принуждения, задержание подозреваемого и обвиняемого, основания задержания подозреваемого, УПК Республики Таджикистан, УПК Российской Федерации.

This article deals with some aspects of criminal procedural detention during the pre-trial preliminary investigation. This stage is the most difficult, as it consists of several variations of the arrests that have been revealed. Different views of researchers in this field are highlighted. The controversy, in particular over issues of compliance of the existing procedural law of the Republic of Tajikistan and the Russian Federation with theoretical, i.e. fundamental ideas of the science of criminal procedural law of both States, is given.

Keywords: criminal-procedural coercion, procedural coercion, characteristics and the concept of procedural coercion, criminal procedural sanctions, criminal procedural sanctions, coercive procedural measures, the detention of the suspect and of the accused, grounds for the detention of the suspect, the criminal procedure code of the Republic of Tajikistan, the criminal procedure code of the Russian Federation.

Сущность принуждения состоит в том, что оно направлено на противостояние свободному волеизъявлению, т.е. его цель - заставить субъекта пребывать в ограничивающем его свободу режиме. В данном случае действия компетентного должностного лица осуществляются помимо воли и желания субъекта. В связи с этим необходимо отграничивать принудительные от непринудительных элементов посредством критериев в виде психического отношения субъекта к возложенной на него обязанности. Добровольное выполнение обязанности исключает принуждение [1, с. 53-55].

И.Я. Фойницкий справедливо отмечает, что «в истории уголовного процесса энергия мер пресечения всегда стояла в обратном отношении с развитием гражданского общества» [2, с. 327], т.е. противостояла процессу формирования гражданского общества. С другой стороны, речь идёт о защите прав и свобод гражданина и человека от преступных посягательств посредством уголовно-процессуальных мер принуждения, одной из которых является задержание. Таким образом, государство в лице уполномоченных (правоохранительных) органов осуществляет (реализует) конституционные права граждан, приоритет которых является одним из важнейших признаков правового государства и гражданского общества. При этом подозреваемый и обвиняемый обеспечиваются достаточными правами на защиту собственных интересов и в равной степени пользуются теми же правовыми основами реализации прав и свобод, что и лица, пострадавшие от их противоправного деяния. В данном случае действует один из важнейших принципов уголовно-процессуального права

- презумпция невиновности. Это проявление гуманизма в отношении виновного лица, исключающее преждевременное его осуждение за преступление. Процессуальные статусы «подозреваемый» и «обвиняемый» в целом логически предполагают, что лицо совершило деяние, но не констатируют данный факт, предоставляя «последнее слово» органам судебной власти. Суд, в свою очередь, в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации и Республики Таджикистан лишь после судебного следствия (судебного разбирательства) может вынести решение (приговор) о виновности либо невиновности подсудимого. В этом также проявляется относительная либеральность и демократизм судебного процесса.

Уголовно-процессуальное задержание в досудебном производстве, в соответствии с законодательством Российской Федерации и Республики Таджикистан, - это один из видов процессуального принуждения, применяемого органами предварительного расследования. Сущность данной меры заключается в краткосрочном ограничении свободы передвижения подозреваемого и препровождение его в изолятор временного содержания без предварительного разрешения руководителя следственного органа, прокурора либо суда. Цель задержания состоит во временном изолировании лица от общества, до выяснения всех обстоятельств, необходимых для дальнейшего определения статуса задержанного лица. При этом данное лицо лишается возможности продолжать антиобщественное поведение либо преступное деяние, а также оказывать противодействие правоохранительным органам. Должностное лицо, 83 -

с^ принявшее решение о применении уголовно-процессуального 3 задержания, исходит из внутреннего убеждения, согласно ^ которому имеется достаточно оснований водворить в места ^ временного содержания заведомо виновное лицо. ^ В зависимости от процессуального статуса задержи-

а ваемого задержание делится на такие разновидности, как ^ задержание подозреваемого и задержание обвиняемого [3, 3 с. 31]. В соответствии с п. 11 ст. 5 УПК Российской Федера-и ции, данная мера в отношении подозреваемого действует Рн 48 часов с момента его фактического задержания. Согласно ^ п. 3 ст. 92 УПК Республики Таджикистан, аналогичная мера И в отношении подозреваемого применяется на срок не более 2 72 часов.

н Задержание обвиняемого также является неотлож-

н ной мерой процессуального принуждения, которое пред-§ усмотрено уголовно-процессуальным законодательством ^ Российской Федерации и Республики Таджикистан. Данная § мера принуждения имеет место в случаях, когда обвиняемый Еу находится на свободе, в отношении него применена мера о пресечения, не связанная с заключением под стражей. Имен-о но поэтому обвиняемый водворяется в места временного о содержания для последующего избрания в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражей.

Данный процессуальный институт права, введённый ^ в законодательства Российской Федерации и Республики 5 Таджикистан, является новым и находится на стадии форми-К рования [4, с. 263]. Такая необходимость возникла в связи с ^ недопущением избрания меры пресечения в виде заключения Я под стражу в случае отсутствия обвиняемого (ч. 4, 5 ст. 108 УПК О РФ). Пользуясь данным положением, органы предварительного ^ расследования могут осуществить задержание обвиняемого (в на срок 48 часов для обеспечения его явки в суд и принятия в о отношении него названной меры пресечения. Задержание обИ виняемого производится в порядке, предусмотренном для задержания подозреваемого с использованием аналогии закона.

Задержание подозреваемого - это неотложная мера процессуального принуждения, суть которой состоит в кратковременном содержании в изоляторе временного содержания с целью установления его причастности к совершению преступления и решения вопроса об избрании в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражей.

Уголовно-процессуальное задержание отличается от фактического задержания, административного задержания и меры пресечения в виде заключения под стражей.

Фактическое задержание представляет собой захват, т.е. принудительное физическое действие, направленное на лишение вероятного преступника свободы передвижения (п. 15 ст. 5 УПК РФ). Административное задержание применяется по делу об административном правонарушении в целях обеспечения его правильного и своевременного рассмотрения, исполнения постановления в виде административного ареста.

Процессуальное задержание имеет сходство с мерой пресечения в виде заключения под стражей, поскольку в обоих случаях осуществляется процессуальное содержание под стражей (п. 42 ст. 5 УПК РФ). Они отличаются тем, что в первом случае мера является неотложной и кратковременной, имеет особенности основания, целей и процедуры его применения, которые всегда предшествуют возможному заключению под стражей, тогда как мера пресечения в виде заключения под стражей (ст. 108 УПК РФ) предполагает лишение свободы обвиняемого на срок вплоть до вступления приговора суда в законную силу, то есть свыше 48 часов.

Основания задержания подозреваемого предусмотрены ст. 91 УПК РФ. Задержание подозреваемого может производиться при совершении им преступления либо после этого. В данном случае производится фактическое задержание, т.е. захват при приготовлении, покушении или пресечении преступления на месте его совершения либо в процессе преследования виновного лица после совершенного им деяния.

Следующим основанием для задержания являются показания потерпевших или очевидцев, которые указали на конкретное лицо, что оно совершило преступление. В данном случае задержание производится на основании прямых доказательств в виде показаний потерпевших и очевидцев. При этом их показания не должны быть косвенными либо предположительными.

Лицо также подлежит задержанию в случае обнаружения на нём или его одежде, при нём либо в его жилище явных

следов преступления. Данное основание хоть и представляет косвенные доказательства причастности лица к совершению преступления, но они являются достаточно весомыми.

Помимо этого существуют иные обстоятельства (данные), дающие достаточные основания подозревать лицо в совершении преступления. По характеру они - менее весомые доказательства виновности лица, нежели явные следы преступления. К таким данным можно отнести: попытку лица скрыться; отсутствие постоянного местожительства; неустановление его личности; направление в суд ходатайства об избрании в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражей.

Задержание подозреваемого производится в целях: выяснения его причастности или непричастности к совершению преступления; установления достаточных оснований для применения в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу. Недопустимо применять задержание в целях получения признательных показаний подозреваемого. Подобные действия противоречат требованиям уголовно-процессуального законодательства и влекут за собою привлечение должностного лица к ответственности.

Мотивами задержания лица признаются опасения, что оно может представлять потенциальную угрозу для общества, а именно, продолжить преступную деятельность, воспрепятствовать производству по делу и помешать в установлении истины. В данном случае опасения могут вызвать не только доказательства, полученные процессуальным путём, но и сведения непроцессуального характера.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Условия задержания подозреваемого разделяются на общие и специальные. К общим условиям относятся: наличие возбужденного уголовного дела; надлежащий субъект применения (должностное лицо, осуществляющее производство по делу); надлежащий объект (лица, на которых распространяется действие уголовно-процессуального закона).

Специальные условия вытекают из целей данной меры процессуального принуждения - определить необходимость применения меры пресечения в виде заключения под стражей. Одним из основных условий задержания является наличие подозрения в совершении преступления, за которое законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы (ст. 91 УПК РФ). Следующим специальным условием задержания является соблюдение дополнительных требований, связанных со служебным иммунитетом отдельных категорий должностных лиц, что предусматривает особый порядок лишения их данной преференции (ст. 449 УПК РФ).

Процессуальный порядок задержания подозреваемого отличается от момента фактического захвата. Фактический захват лица осуществляется при совершении им преступления либо непосредственно после данного деяния. Поэтому, в силу внезапности возникновения оснований, данный вид захвата предшествует возбуждению уголовного дела. После доставления лица в компетентный орган в отношении него принимается решение о возбуждении уголовного дела. С момента фактического задержания привлекается защитник, что соответствует гарантиям, предоставляемым Конституцией РФ (ч. 2, ст. 48 Конституции РФ). В срок не более трёх часов с момента доставления задержанного должен быть составлен протокол о его задержании, который служит основанием водворения подозреваемого в изолятор временного содержания. О произведённом задержании компетентное должностное лицо, принявшее данное решение, в течение 12 часов с момента задержания обязано сообщить прокурору (ч. 3 ст. 92 УПК РФ) и другим должностным лицам (ст. 96 УпК РФ). (Деятельность общественной наблюдательной комиссии регламентируется Федеральным законом Российской Федерации от 10 июня 2008 г. № 76-ФЗ «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания» [5]. В Республике Таджикистан аналогичный нормативный документ не существует. Поэтому правозащитная деятельность регламентируется Законом Республики Таджикистан от 12 мая 2007 г. № 258 «Об общественных объединениях» [6] (ст. 4 предусматривает добровольное объединение для защиты общих интересов и достижения целей, в п. 1 ст. 24 указано, что общественные объединения вправе защищать свои права и права граждан в государственных органах и суде).

Не позднее 24 часов с момента фактического задержания подозреваемому должна быть предоставлена возможность дать показания в присутствии защитника, если он добровольно от

Одинаев И. А., Роганов С. А. Уголовно-процессуальные аспекты задержания.

защитника не отказался (ч. 2 ст. 46 УПК РФ). Содержание подозреваемого под стражей в изоляторе временного содержания либо в ином помещении (следственном изоляторе, гауптвахте) регламентируется законом РФ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений». Уголовно-процессуальным законодательством Россий Федерации и Республики Таджикистан предусмотрены следующие основания освобождения подозреваемого (ст. 94 УПК РФ):

- неподтверждение подозрения в совершении преступления, что требует прекращения уголовного преследования в отношении подозреваемого (ч. 1 ст. 27 УПК РФ), а за ним признано право на реабилитацию (ст. 133 УПК РФ);

- отсутствие достаточных оснований для применения к подозреваемому меры пресечения в виде заключения под стражу. В данном случае в отношении него применяется альтернативная и менее строгая мера пресечения (ст. 100 УПК РФ);

- задержание, произведённое с процессуальными нарушениями (основания, условия и порядок задержания);

- истечение срока задержания - 48 часов, предусмотренных УПК РФ. При этом срок может быть продлён судом не более чем на 72 часа, что в сумме должно составить не более 120 часов.

В соответствии со ст. 14 Федерального закона РФ от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции», под задержанием понимается кратковременное ограничение свободы физического лица путём принудительного его водворения в специально охраняемое помещение и содержание там [7, с. 332; 8, с. 160].

«Одним из наиболее сложных, конфликтных и ответственных правоохранительных действий является задержание подозреваемого», отмечал С.И. Винокуров [9, с. 35]. Кроме того, мы разделяем его точку зрения, что задержание необходимо «...исследовать с позиций административного и уголовного процессов, оперативно-розыскной деятельности, криминалистики, теории управления, психологии. », «. можно выделить в нём правовой, организационный, тактический, нравственно-психологический и иные аспекты» [9, с. 35].

Существует мнение, что уголовно-процессуальное задержание необходимо и возможно до возбуждения уголовного дела, т.к. применение данной меры процессуального принуждения обусловлено срочностью и неотложностью в тех случаях, когда лицо застигнуто в момент совершения им преступления либо непосредственно после этого [10, с. 9]. В.Н. Яшин и А.В. Победкин, рассматривая норму УПК РСФСР 1961 г., причисляли данную меру к числу следственных действий, что исключало возможность проведения задержания до возбуждения уголовного дела, т.к. на тот момент (и в настоящее время) единственным следственным действием, которое можно было проводить до возбуждения уголовного дела, являлся осмотр места происшествия [11, с. 124].

Задержание подозреваемого - это мера уголовно-процессуального принуждения, носящая неотложный характер и состоящая в помещение изолятора временного содержания (далее ИВС) лица, подозреваемого в совершении преступления, сроком на 48 часов, чтобы проверить его причастность к преступлению и решить вопрос об аресте [12, с. 274].

Существует также понятие «фактического задержания», т.е. захват или доставление лица [13, с. 50] по месту проведения расследования, а также в ИВС, понятие которого отграничивается от рассматриваемого нами уголовно-процессуального задержания.

А. Гриненко считает, что в УПК РФ чётко не обозначены процессуальные последствия фактического задержания лица гражданами, не определено, с какого времени в данном случае начинает исчисляться срок задержания [14, с. 75]. Следует отметить, что процессуальное задержание признается состоявшимся на момент его оформления, т.е. составления протокола о задержании. Вместе с тем ч. 2 ст. 92 УПК РФ требует указать дату и время произведенного задержания и составления протокола. Очевидно, законодатель предполагает «задержание в смысле фактического захвата». Срок задержания исчисляется с момента фактического захвата лица. Таким образом, момент фактического захвата в некоторых случаях отождествляется с задержанием, влекущим возникновение уголовно-процессуальных отношений [15,

с. 304]. Поскольку уголовно-процессуальное законодатель- и ство РФ и РТ предусматривает захват в качестве фактиче- С ского задержания, то принятие данной меры возможно до Н возбуждения уголовного дела [11, с. 124-125; 16, с. 94]. к

Следует отметить, что задержание не является след- ^ ственным действием, а протокол о реализации данной н уголовно-процессуальной меры принуждения имеет удо- т стоверительный, а не доказательственный характер. Однако п на практике часто возникают обстоятельства, содержащаяся в протоколе информация

честве доказательств. Данный протокол обретает доказатель- б ственное значение в результате допроса лиц, производивших р задержание (сотрудники оперативных подразделений) в С качестве свидетелей. Однако, по мнению А. Гриненко, их о показания в данном случае не могут иметь доказательствен- ° ного значения, поскольку эти люди являются должностными Н лицами, и в момент осуществления фактического задержания и выполняли свои оперативно-служебные обязанности [14, е с. 75]. На наш взгляд, данная позиция является весьма с спорной. т

С. Шейфер считает, что при производстве фактического Т задержания уполномоченные должностные лица вносят в про- ¡3 токол необходимые сведения о факте задержания, а следователь В или дознаватель, ознакомившись с этими данными, осущест- Д вляет в процессуальной форме познавательную деятельность р и получает доказательственную информацию, что является ° определяющим признаком следственного действия [17, с. 91]. и В связи с этим В.Н. Курченко считает необходимым 3 придать задержанию «статус» следственного действия, что, по его мнению, процедуру фактического задержания прибли- з зит к порядку производства осмотра места происшествия [18, 5 с. 306]. Вместе с тем фактическое задержание отличается от ¡з осмотра тем, что сведения поступают не после предшество- о вавших событий, а одновременно с их протеканием [14, с. 76]. 7

Помимо этого, дискуссионным является вопрос о процессуальном режиме предметов, изъятых в ходе задержания или осмотра на стадии возбуждения уголовного дела. Так, некоторые процессуалисты полагают, что подобные предметы обретают статус вещественных доказательств лишь после их осмотра и приобщения к делу постановлением следователя [19, с. 35]. Несколько иного взгляда придерживается А.А. Давлетов, по мнению которого предметы, изъятые на стадии возбуждения уголовного дела, наделяются статусом вещественных доказательств [20, с. 19]. Полагаем, данный дискуссионный вопрос требует отдельного рассмотрения, т.к. в центре внимания находятся аспекты доказательства и доказывания, что выходит за рамки нашего исследования. Существует также проблема правомерности и законности проведения задержания. Говоря о законности, следует упомянуть ст. 5 Конвенции «О защите прав человека и основных свобод» [21, с. 74], в которой выражения «законный» и «в порядке, установленном законом», по существу, отсылают к национальному закону и устанавливают обязанность соответствовать его материальным и процессуальным нормам. Вместе с тем они требуют также, чтобы любое лишение свободы соответствовало цели данной статьи - «Защита лиц от лишения свободы произвольным образом» [22, с. 34-35]. Наряду с уголовно-процессуальным задержанием существует также доставление и административное задержание граждан, относящиеся к мерам административно-процессуального обеспечения [23, с. 17], которые применяются в связи с обнаружением признаков правонарушения либо для установления личности, выявления и закрепления доказательств правонарушения, что также не относится к предмету нашего исследования.

Таким образом, вышеназванный институт уголовно-процессуального права нуждается в корректировке на законодательном уровне. Это, в конечном итоге, позитивно скажется на единообразии практики применения норм, регулирующих уголовно-процессуальное задержание.

Список литературы

1. Петрухин, Н. Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. - М.: Наука, 1985. - 238 с.

2. Фойницкий, И. Я. Курс уголовного судопроизводства. - Т. 2. - СПб.: Альфа, 1996. - 560 с.

3. Головко, Л. В. Дознание и предварительное следствие в уголовном процессе Франции. - М.: Спарк, 1995. - 130 с.

4. Смирнов, А. В., Калиновский, К. Б. Уголовный процесс : учебник / 7-е изд. - М.: Норма: Инфра-М, 2017. - 752 с.

с^ 5. Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии

о лицам, находящимся в местах принудительного содержания : федеральный закон Российской Федерации от 10 июня 2008 г. ^ № 76-ФЗ // СЗ РФ. - 2008. - № 24. - Ст. 2789.

^ 6. Об общественных объединениях : закон Республики Таджикистан от 12 мая 2007 г. № 258 // Ахбори Маджлиси Оли

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

^ Республики Таджикистан. - 2007. -№5.- Ст. 363.

о, 7. Аврутин, Ю. Е., Булавин, С. П., Соловей, Ю. П., Черников, В. В. Комментарий к Федеральному закону «О полиции»

^ (постатейный). - М.: Проспект, 2013. - 382 с.

д 8. Кардашевский, В. В. Административная деятельность полиции : учебное пособие. - М.: ДГСК МВД России, 2014. - 527 с.

У 9. Винокуров, С. И. Основания задержания подозреваемого: проблемы и пути их решения // Уголовный розыск в XXI

£ веке. - Ч. II. - М.: Академия управления МВД России, 2004. - 398 с.

10. Карев, Д. С., Савгирова, Н. М. Возбуждение и расследование уголовных дел. - М.: Высшая школа, 1967. - 144 с. вд 11. Яшин, В. Н., Победкин, А. В. Возбуждение уголовного дела: Теория, практика, перспективы : учебное пособие для

вузов. - М.: Юнити-Дана: Закон и право, 2002. - 184 с.

12. Рыжаков, А. П. Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. - М.: Норма: Инфра-М, 5 2002. - 1021 с.

8 13. Григорьев, В. Н. Задержание подозреваемого. - М.: Учебно-консультационный центр «ЮрИнфор». 1999. - 334 с.

с! 14. Гриненко, А. Разграничение фактического и уголовно-процессуального задержания // Уголовное право. -2002.

£ - № 3. - С. 75-76.

о

§ 15. Курченко, В. Н. Противодействие незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ: уголов-

^ но-правовой и уголовно-процессуальные аспекты. - СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. - 427 с.

16. Соловьев, А. Б., Токарева, М. Е., Халиулина, А. Г. Прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании § преступлений. - М.: Юрлитинформ, 2000. - 172 с.

^ 17 Шейфер, С. Проблемы развития системы следственных действий в УПК РФ // Уголовное право. - 2002. - № 3. - С. 90-92.

^ 18. Курченко, В. Н. Противодействие незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ: уголов-

^ но-правовой и уголовно-процессуальные аспекты. - СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. - 427 с.

19. Карнеева, Л. М. Уголовно-процессуальный закон и практика доказывания // Социалистическая законность. -1990. - № 1. - С. 33-35.

, 20. Давлетов, А. А. Возбуждение уголовного дела. Образцы процессуальных документов. Комментарии : учебно-

^ практическое пособие. - Екатеринбург, Екатеринбургская высшая школа МВД России, 1994. - 59 с.

§ 21. Права человека : сборник международных документов / сост. Г.М. Мелков. - М.: Юридическая литература, 1998. - 608 с.

О 22. Бущенко, А. П. Практика Европейского Суда по правам человека. - Вып. 1. Статья 5 Конвенции о защите прав

^ человека и основных свобод. - М.: Спарк, 2001. - 216 с.

И 23. Потапов, А. И. Гражданин и милиция общественной безопасности // Защита гражданских прав (милиция, суд,

о прокуратура). - Екатеринбург, 1999.

© Одинаев И. А., Роганов С. А., 2017

УДК 343.72

М. А. Семиряжко

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

СЕМИРЯЖКО Мария Александровна

Адъюнкт кафедры уголовного права Санкт-Петербургского университета МВД России Адрес: Россия, 198206, Санкт-Петербург, ул. Лётчика Пилютова, д. 1 Тел.: 8 (812) 744-70-20 E-mail: newdecisions@mail.ru

SEMYRYAZHKO Maria Alexandrovna

Associate Professor, criminal law Department of the Saint-Petersburg University of MIA of Russia Address: Russia, 198206, St.-Petersburg, Letchika Pilyutova str., 1 Ph.: +7 (812) 744-70-20 E-mail: newdecisions@mail.ru

Причины и условия, способствующие совершению хищений путем обмана в сфере выплат на улучшение жилищных условий (теоретический аспект)

The causes and conditions conducive to the Commission of theft by deception in the field of payments for the improvement of living conditions (theoretical aspect)

В статье рассматриваются такие понятия, как причины и условия преступлений, причинная связь. Анализируется взаимосвязь уголовного права с причинами и условиями преступлений на примере некоторых составов преступлений, в которых причины чётко определены и описаны законодателем.

Ключевые слова: причины и условия преступлений, причинная связь, выплаты на улучшение жилищных условий.

The article discusses concepts such as the causes and conditions of crime, causation. Examines the relationship of criminal law with the reasons and conditions of crimes on the example of certain offences in which the reasons are clearly defined and described by the legislator.

Keywords: causes and conditions of crime, causation, and benefits to improve housing conditions.

Актуальность выбранной темы обусловлена тем, что «причины и условия, способствующие совершению каких-либо преступлений» как понятие не встречается ни в Уголовном [1], ни в Уголовно-процессуальном [2] кодексах Российской Федерации. Юридические словари также не предлагают определения ни общему понятию, ни его частям, за исключением, разумеется, понятия преступления и его отдельных видов [3, с. 9]. Видимо, «причины и условия преступления», в отличие от самого «преступления», не признаются юридической наукой своими понятиями. Тем не менее, в общей формулировке данное понятие используется в законодательстве для определения полномочий некоторых

правоохранительных органов. Так, для реализации своих полномочий правоохранительные органы вносят представления [4] об устранении «выявленных причин и условий» правонарушений. Практика вынесения подобных представлений свидетельствует о том, что их адресатами могут быть любые лица, круг которых выходит за пределы министерств и ведомств. Существует возможность обжалования этих представлений как «ненормативных актов». Таким образом, в гражданском обществе причины и условия преступления не могут быть признаны исключительно «ведомственным» понятием и требуют общего понимания, тем более что такое понимание существует на бытовом уровне у любого человека.