Научная статья на тему 'Участие в выборах как фактор политической социализации в современном российском обществе'

Участие в выборах как фактор политической социализации в современном российском обществе Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
2628
104
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Социум и власть
ВАК
Ключевые слова
ПОЛИТИЧЕСКОЕ УЧАСТИЕ / СОЦИАЛИЗАЦИЯ / ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС В РОССИИ / РOLITICAL PARTICIPATION / SOCIALIZATION / POLITICAL PROCESS IN RUSSIA

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Денисова Ирина Валентиновна

Политическое участие (рolitical participation) рассматривается в качестве одного из факторов процесса политической социализации в современном российском обществе. Показателем, определяющим тенденции процесса политической социализации, по мнению автора, выступают выборы. Победа на выборах определенной политической силы и ее устойчивое закрепление на политической арене способно создать прецедент формирования доминирующих моделей политической социализации.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Participation in elections as a factor of political socialization in modern Russian society

The political participation has been considering as a factor of the social activity and socialization in modern Russian society. According to the point of view of the author, just election process tendencies are the main index of population social activity. The electoral victory of the determined political force and its further securing at the political area could be able to create a precedent to form the predominative patterns of forming the future procedures of social activity and socialization in the country.

Текст научной работы на тему «Участие в выборах как фактор политической социализации в современном российском обществе»

УЧАСТИЕ В ВЫБОРАХ КАК ФАКТОР ПОЛИТИЧЕСКОЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ

УДК 341.71

Проблема политической социализации является одной из центральных в теоретическом осмыслении социально-политической жизни общества. Политическая социализация представляет собой сложный диалектический процесс включения индивида в политическую систему, в ходе которого, с одной стороны, политическая система самовоспроизводится, рекрутируя и обучая новых членов, выполняя роль механизма сохранения политических ценностей и преемственности поколений в политике. С другой стороны, требования политической системы переводятся в структуры личности, формируется ее политическое сознание и поведение, происходит становление личности-гражданина как полноправного субъекта политики.

Специфика политической социализации (ее механизмы, институты, факторы, модели, результат) определяется тем, в каком состоянии пребывает общество, а, следовательно, политическая система и политическая жизнь в целом. Одно дело, когда общество пребывает в состоянии стабильного и устойчивого развития. Другое - когда оно переживает глубокий системный кризис. Третье - когда социальная система трансформируется в новое качественное состояние.

Сегодняшнее состояние российского общества характеризуется как переходное, сопровождающееся кризисом институциональной системы, сложившейся системы политических отношений и ценностей. С одной стороны, демократизация политической сферы жизни открывает широкий доступ к участию в политике, с другой стороны, наблюдается политическая апатия, отчуждение от политики.

Обе тенденции связаны с разрушением целостной системы политической социализации, ее основных каналов, транслирующих базовые ценности от системы к личности.

В ситуации разбалансированного институционального влияния на личность ис-

И.В. ДЕНИСОВА

следование проблемы политической социализации приобретает особую актуальность.

На наш взгляд, основным фактором, отражающим тенденции в сфере политической социализации, является участие в выборах как основная форма политического участия граждан, и как индикатор легитимности власти и политической системы в целом.

Категория «политическое участие» (ро1 itical participation) вплоть до середины ХХ в. трактовалась преимущественно как участие в государственном управлении и выборах политических деятелей различных уровней власти - местном, региональном, общенациональном. Впоследствии это понятие стало применяться к действиям, предпринимаемым членами социально-политической общности на индивидуальной или групповой основе, активно участвующих каким-либо способом в осуществлении политики в рамках политической системы любого типа [8, с. 239]. В современных политических исследованиях к политическому участию относят, как правило, две формы политической деятельности: 1) Пассивное политическое участие: а) участие в голосовании на всех выборах и референдумах; б) право быть избранным во все общественные выборные органы. 2) Активное политическое участие: а) участие в формулировании правительственной политики и последующем ее осуществлении, замещение должности и выполнение всех государственных обязанностей на всех уровнях управления; б) принятие участия в деятельности неправительственных организаций и ассоциаций, связанных с общественной и политической жизнью страны [15]. В последние десятилетия политическое участие рассматривается западными исследователями (С. Верба, М. Каазе, Дж. Ким, Л. Милбрайт, Н. Най, К. Пэтмен, Г. Перри и др.) как один из критериев качественных особенностей исторически существовав-

ших и современных политических систем, который характеризует результат взаимодействия не только политических институтов, социально-экономических интересов и сил, но и национально-культурных традиций, политической культуры.

Несмотря на масштабность изменений в социально-политической системе современной России отмечается низкий уровень участия граждан в политической жизни общества. Особенно это характерно для молодежной среды. Результаты социологических исследований свидетельствуют, что большинство молодежи индифферентно относится к любым формам социально-политической деятельности. По данным Госкомстата России, а также министра РФ Ю.Я. Чайки в 2002 году насчитывалось 135 тысяч негосударственных общественных организаций и политических партий [10], 427 тысяч молодежных и детских общественных объединений [7, с. 120]. Но только 1,6% молодых людей причисляют себя к какой-либо политической партии и только 6,3% входят в молодежные объединения и движения [7, с.125]. У основной части молодых людей отсутствуют навыки политической деятельности, что объясняется неразвитостью самоуправленческих начал, отсутствием жизненного опыта. На данный момент сложно говорить о молодежных организациях как о политически ориентированных структурах, так как многие из них находятся на этапе институционализации. А ведь именно негосударственные общественные объединения и политические партии являются важнейшими агентами политической социализации и посредниками политического участия. Становление политических партий в сегодняшней России сопровождается рядом таких специфических особенностей, как ставка на популярного политического лидера, максимальное использование информационного пространства, монополизация партийно-политического поля федеральной бюрократией, узость социальной базы в сочетании с опытом многолетней практически-политической деятельности [2; 6; 11]. Деятельность политических партий вообще не затрагивает широкие слои общества. Во многом это связано с отсутствием реальной политической конкуренции. Результаты глубинных интервью с руководителями общественных организаций и результаты опроса населения и активистов показали,

что, существующие сегодня общественные организации и политические партии в большинстве своем самодостаточны и мало заинтересованы в привлечении широкого круга людей к своей деятельности. Поэтому они остаются малочисленными, а в организационном отношении достаточно слабыми, имеющими, как правило, популистские лозунги и программы [6]. Такая размытость идеологических и политических ориентиров деформирует процесс политической социализации, затрудняет формирование ее устойчивой модели.

Показателем, отражающим основные тенденции в сфере политической социализации, являются выборы и как основная форма политического участия граждан, и как индикатор легитимности власти и политической системы в целом. Анализ мотивов, оказывающих решающее значение на выбор российских избирателей в 2003, 2007, 2010 гг. [2; 3; 4; 6; 12], показал, что наиболее отчетливо выделяются, во-первых, «условно-рациональный» мотив, связанный с оценкой собственных условий существования, с условиями существования других социальных групп и т.п. (около 10%). Эта группа избирателей характеризуется мобильностью, неустойчивостью политических предпочтений. Ее представители - выходцы из наиболее образованных средних слоев населения. Они молоды, хорошо информированы, скептически настроены в отношении идеологий. Их участие в электоральном процессе определяется конкретной позицией по отношению к отдельным, как правило, экономическим проблемам. Такой тип электорального поведения анализируется М. Фиориной в рамках теории «ретроспективного голосования» и Х. Химмельвейт в теории «избирателя как потребителя». Акцент здесь ставится на индивидуальном, инструментальном электоральном выборе и партийных преференций в зависимости от перечня конкретных проблем и интересов избирателя. Во-вторых, - традиционалистский мотив, связанный со спецификой первичной и вторичной политической социализации, особенностями жизненного опыта и др. В этой группе избирателей преобладает партийная и/или идеологическая идентификация. Групповая основа голосования отвергает личностную трактовку политических предпочтений. Именно такие избиратели обеспечивают потенциальную базу

и опору политических партий. Голосование для них выполняет роль инструмента для демонстрации своей политической идентификации. В-третьих, - эмоциональный мотив, связанный со степенью недовольства прошлым и настоящим, верой в каких-либо лидеров, обладающих харизматическими качествами и т.д. [10;12]. Данный мотив, на наш взгляд, является прямым отражением патерналистских тенденций, преобладающих в российском обществе. Большинство граждан не в состоянии, да и не имеют желания, разобраться в причинах и закономерностях своего положения. Любой, предлагаемый властью вариант выхода из кризиса, воспринимается через дихотомию «верю» - «не верю». Эмоциональное поведение избирателей зачастую провоцирует власть принимать решения, которые могут только частично разрешить сиюминутные проблемы, но не приводят к разрешению системного кризиса. Поэтому какой-либо рациональный выбор предлагаемых путей выхода из кризиса путем голосования вряд ли будет оправданным.

Однако, представляется, что само по себе участие в голосовании, несмотря на всю его важность, не является достаточным показателем политического участия. Действительная активность, предполагающая компетентность и осознанную политическую деятельность, всегда была уделом незначительного меньшинства населения. На сегодняшний день тех, кто выступает организатором коллективных социально-политических действий или активно участвует в них, менее 1% [10]. Так, довольно большое число россиян относят себя к аполитичным гражданам (20% - во время выборов в 2003 г.; 17% - в 2007 г. [10]. Респонденты, не участвовавшие в голосовании, объясняют это отсутствием интереса к политике. Самую большую группу здесь составляют лица 18-24 лет (24%) и старше 60-ти лет (11%) [10]. Это позволяет некоторым исследователям акцентировать внимание на отсутствии установки на активную роль в политике и преобладании патриархальных тенденций в политической культуре россиян. В декабре 2007 г. голосовали по привычке - потому что «всегда ходят на выборы» - 29% россиян [10]. Следует отметить то, что данный факт можно трактовать и по иному. Сосуществование активистских и пассивных ориен-таций в политике не противоречит демократическим преобразованиям общества, а

их сочетание с подданическими ориента-циями позволяет говорить о тенденциях, связанных со становлением гражданского типа политической культуры (об этом: [1]). Так, анализ мотиваций участия/неучастия в выборах в Государственную Думу РФ в 2007 г. показал, что 60% россиян, принявших участие в голосовании, считают, что участие в выборах - это, прежде всего гражданский долг [3]. Кроме того, такой вывод может быть оправдан, если учитывать традиционные особенности российского абсентеизма, имеющего объективные причины. Это, прежде всего, сложность и высокая динамичность политических процессов; наличие в общественном сознании предубежденности в оценке многих аспектов политической жизни; ошибки государственной власти; наличие на политической сцене множества политических субъектов; недостаточность объективной информации об их деятельности и содержании политических программ. Социологами отмечается и так называемый «бытовой» абсентеизм: отсутствие на момент голосования в городе, плохая погода, болезнь и т.п. (30%) [3]. Кроме того, на уровень политического участия влияет и свобода выбора, право выбора между участием и неучастием в политическом процессе. Поскольку лишь незначительное число россиян действуют в соответствии с концепцией «рационального выбора», вопрос о социализирующей роли политических партий стал важной составляющей политической стратегии, нацеленной на выборы 2008 г. В декабре 2007 г. только 37% избирателей мотивировали свое участие в выборах желанием оказать поддержку тем партиям и кандидатам, которым они доверяют [4]. Такая ситуация во многом связана с разочарованием большинства избирателей деятельностью многих депутатов и политических лидеров. Методы работы с населением и активистами и у партий, и у общественных организаций, и у местных властей достаточно однообразны. Для активистов - это, как правило, беседа с представителями лично или по телефону, для населения - письмо в почтовый ящик, плакат с призывом и объявления в подъезде [9, с. 22].

Низкий уровень жизни, отсутствие дееспособной многопартийной системы и реальной возможности воздействовать на политические процессы, заставляет граждан по старой привычке доверять тем, кто

уже занимает статусные позиции в политической системе и полагаться на ответственность исполнительной власти. Таким образом, избиратель признает свою политическую несостоятельность и передоверяет судьбу за устройство государства «партии исполнительной власти», взвалив на нее и всю полноту ответственности за принимаемые решении, высказав пожелания, чтобы преобразования происходили не так болезненно и, желательно, к лучшему. Справедливые выборы обеспечивают легитимность власти и всей политической системы. То есть представления о справедливой власти формируется через представления о справедливых способах формирования этой власти. Инициативный всероссийский опрос ВЦИОМ, проведенный 8 - 9 декабря 2007 г. в 153 населенных пунктах и в 46 областях, краях и республиках России, показал: 53% россиян считают, что выборы в Государственную Думу РФ прошли в открытой, демократичной и честной политической борьбе, то есть признали их справедливыми. Противоположного мнения придерживаются 19%. Полностью доверяют результатам парламентских выборов - 45% (в 2003 г. - 39%), не верят официальным результатам - 12% опрошенных [4].

Таким образом, анализ политической активности россиян показывает, что гражданское общество в России пока не сформировалось. Одним из показателей этого выступает также весьма ограниченное участие граждан в неправительственных общественных организациях. Две трети населения относится к так называемому молчаливому большинству, которое никогда и ни в каких формах коллективной социально полезной деятельности не участвовало. Только 9% опрошенных россиян за последний год, кроме выборов, принимали участие в какой-либо коллективной общественной деятельности. Это участие в избирательной кампании (11% за последние 10 лет), подписи под коллективными письмами (обращения в СМИ и органы власти - 8%), денежные пожертвования в пользу какого-нибудь общественно полезного проекта или организации (7%). К протестным формам участия (митинги, демонстрации, забастовки и индивидуальные формы протеста) прибегали за последние 10 лет лишь 6% опрошенных россиян [17]. Если сравнивать эти показатели с периодом начала 1990-х гг., когда в процессе трансформации проявились его первые «печальные» результаты, к протестным формам поведения прибегали от 28% до 37% россиян,

более 40% респондентов в различных регионах высказывались за возможность участвовать в конфликтах [14, с.72]. Сегодня эмпирические исследования показывают, что около 50% россиян стабильно ни при каких условиях не согласны принимать участие в тех или иных формах протеста. Среди тех же, кто считает для себя возможным протестовать, от 32% до 44% высказываются за «мягкие» формы политического и социального протеста и только 8% - за насильственные действия [3].

Истоки и механизм политического протеста, как правило, рассматриваются в рамках теории депривации (Р. Мертона, В. Руин-симана, С. Стауффера) (см., например,: [13]). Исследование феномена депривации - состояния крайней неудовлетворенности индивида при сопоставлении ожидаемого и реального положения, в целях деятельности и ее результата - показало, что она проявляется по-разному в зависимости от стабильного или кризисного состояния общества. Снижение показателей депривации - мотивации участия в протестных действиях - в сегодняшней России свидетельствует о наличии стабилизационных тенденций в развитии общества и некоторыми изменениями в социально-психологическом самочувствии россиян. Последнее проявляется во «внутреннем оптимизме», связанном с ощущением наполненности и осмысленности жизни. Исследователи объясняют этот феномен традиционными особенностями русского характера. В его основе - первичность и ценность межличностного общения, составляющего фундамент соборности и коллективизма [14, с. 353]. Чувство собственного достоинства остается основным фактором и адаптационным механизмом политической социализации в условиях выживания в экстремальной экономической и социально-политической среде.

Самой массовой формой участия населения в политике и управлении является участие в выборах. Россия по вовлеченности в эту форму политического участия мало чем отличается от западных демократий. В среднем российские граждане - и активисты, и население - участвуют в голосовании не менее активно, чем в подавляющем большинстве из них. Однако население рассматривает участие в выборах не столько как канал вовлечения в выработку и принятие управленческих решений или как инструмент диалога с властью по согласованию интересов и политического курса,

а скорее как способ выразить свою поддержку или протест властям и политикам. Отсюда и высокий потенциал протестного голосования, проявляющийся в такой форме как абсентеизм и подача голосов за оппозиционные власти партии и кандидатов.

В целом, избирательный процесс можно считать определяющим показателем степени включенности ценностей правовой демократии в структуру массового сознания. Воздействуя на мысли, чувства, интересы, ценностные ориентации, потребности личности, он обладает мощным образовательным и воспитательным потенциалом, выполняя при этом регулятивную функцию - функцию непрерывной политической социализации. Именно через политическое участие индивид осознает свою причастность к миру политики и обществу в целом. А в кризисные периоды социального развития, когда происходит переоценка многих ценностей и норм, политических взглядов и убеждений сила его воздействия должна проявляться наиболее ярко. Сегодня социологи констатируют две противоречивые тен-

денции. С одной стороны - это «тормозящие» факторы, связанные с отсутствием реальной политической конкуренции, коррупционной составляющей основных властных институтов и правовым сдерживанием гражданских инициатив. С другой стороны - готовность рядовых граждан принимать участие в различных формах общественно-политической деятельности (56%), которые ждут, когда их кто-нибудь организует [3].

Как политический институт выборы выступают своеобразным «камертоном», улавливающим тенденции процесса политической социализации. Победа на выборах определенной политической силы и ее устойчивое закрепление на политической арене способно создать прецедент формирования доминирующих моделей политической социализации. Поэтому важно выработать такую модель политической социализации, которая стимулировала бы рост политической сознательности граждан, понимания ими своей созидательной роли в политической системе общества.

1. Алмонд Г. Гражданская культура и стабильная демократия [Текст] / Г. Алмонд, С. Верба // Политические исследования. - 1992. - № 4. - С. 122-134.

2. Возмитель, А. Выборы и выбор россиян [Текст] / А. Возмитель // Власть. - 2004. - № 2.

3. ВЦИОМ: Большинство россиян не хотят участвовать в акциях протеста (28.01.2009) [Электронный ресурс]. - Режим доступа: URL http: //wciom.ru /arkhiv /tematicheskii-arkhiv /item /single /1 1309. html? no_cache = 1&c Hash =5b3dd3e623&prin t =1(дата обращения: 07.02.2009).

4. Выборы - 2007: были ли они честными, свободными, демократичными? [Электронный ресурс] // Пресс-выпуск ВЦИОМ № 838. - Режим доступа: URL // http: //wciom. ru /novosti /press-vypuski /single /9391.html... (дата обращения: 21.12.2007).

5. Выступления протеста возможны, но их участники в большом дефиците [Электронный ресурс] // Пресс-выпуск ВЦИОМ № 1 128 (25.12.2008). - Режим доступа: URL //http: //wciom.ru /arkhiv /tematicheskii /arkhiv /item /single /9875.html?no_cache=1&cHash =...(дата обращения: 07.02.2009).

6. Гаман-Голутвина, О.В. Российские партии на выборах: картель «хватай всех» [Текст] / О.В. Гаман-Голутвина // Политические исследования. - 2004. - №1.

7. Государственный доклад: «Проблемы молодежи и реализация государственной молодежной политики в Российской Федерации: 2003 год» [Текст]. - М., 2004. - 223 с.

8. Грачев, М.Н. Политическое участие [Электронный ресурс] / М.Н. Грачев // Зарубежная политология: словарь-справочник / под ред. А.В. Миронова, Г.А. Цыганкова. - М.: Социально-политический журнал, Независимый открытый университет, 1998. - С. 239 -241. - Режим доступа: URL http://grachev 62. narod.ru /Grachev /n26_98st. html (дата обращения: 25.12.2007).

9. Заславская, Т.И. Человеческий потенциал в современном трансформационном процессе [Текст]/ Т.И. Заславская// Общественные науки и современность. - 2005. - № 4. - С.13-25.

10. Институт сравнительных социальных исследований (CESSI) [Электронный ресурс]. - Режим доступа: URL http://www.cessi.ru/index.php?id=20&tx_ttnews[tt_news]=57&tx_ttnews[backPid]=3&cHash=7b76b54017 (дата обращения: 13.03.2008).

11. Кувалдин, В.Б.От «электоральной пирамиды» к «партии власти» [Текст] / В.Б. Кувалдин, М.В. Малютин // Политические исследования. - 2004. - № 1.

12. Макаренко, Б.И. Парламентские выборы 2003 г. как проявление кризиса партийной системы [Текст] / Б.И. Макаренко // Политические исследования. - 2004. - № 1. - С.15-16.

13. Мертон, Р. Социальная структура и аномия [Текст] / Р. Мертон // Рубеж: альманах социологических исследований. - 1991. - №2. - С. 89-105.

14. Осипов, Г.В. Реформирование России: мифы и реальность (1989 - 1994) [Текст] / Г.В. Осипов, В.Н. Иванов, В.К. Левашов и др. - М.: Academia, 1994. - 384 с.

15. Политическое участие (Political participation) [Электронный ресурс] // Словарь по правам человека. - Режим доступа: URL http: //www. biometrica. tomsk.ru /index. htm (дата обращения: 24.12.2007).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.