Научная статья на тему 'Участие башкир и Мещеряков в войнах с наполеоновской Францией'

Участие башкир и Мещеряков в войнах с наполеоновской Францией Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
401
60
Поделиться
Ключевые слова
ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1812 Г. / БАШКИРСКИЕ ПОЛКИ / НИЖЕГОРОДСКОЕ ОПОЛЧЕНИЕ / КОРПУС М. И. ПЛАТОВА / 2 И 3-Я ЗАПАДНЫЕ АРМИИ / БОРОДИНСКАЯ БИТВА / ПАРТИЗАНСКИЙ ОТРЯД / ПОЛЬСКАЯ АРМИЯ / ОСАДА ДАНЦИГА / БИТВА ПРИ ЛЕЙПЦИГЕ

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Кузнецов Владимир Александрович

В этой статье освещается роль башкирских и мещерякских полков в достижении победы России над французами в Отечественной войне 1812 г. Конкретизируется количество башкирских полков, принимавших участие в боевых действиях в составе различных армейских соединений.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Кузнецов Владимир Александрович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Участие башкир и Мещеряков в войнах с наполеоновской Францией»

5 Там же. - С. 339.

6 См.: Полное собрание законов Российской империи : собрание первое (ПСЗ-1). - Т. 1. - № 8572.

7 ПСЗ-I. - № 8849, № 9266.

8 См.: ПСЗ-I. - № 10317.

9 Санкт-Петерб. вед. - 1768. - 11 нояб.

10 См.: Санкт-Петерб. вед. - 1768. - Прибавления к № 82 и № 89.

11 Москов. вед. - 1768. - Прибавление к № 85.

12 См.: Москов. вед. - 1768. - Прибавление к № 96.

13 Объявление от Императорской Академии художеств. - [СПб.], б. г. - 14 с. См.: Сводный каталог русской книги гражданской печати XVIII в. 1725-1800. Т. II. - М., 1964. - С. 336.

14 Ровинский, Д. Русские народные картинки. - С. 331-332.

15 Бекасова, А. В. История о том, как прививали оспу российскому двору / А. В. Бекасова // Екатерина Великая : эпоха российской истории : тез. докл. (Санкт-Петербург, 26-29 авг. 1996 г.) / отв. ред. Т. В. Артемьева, М. И. Микешин. - СПб., 1996. - С. 21-22.

16 См.: Санкт-Петерб. вед. - 1768. - Прибавления к № 103.

17 См.: Москов. вед. - 1769. - Прибавление к № 1.

18 См.: Санкт-Петерб. вед. - 1770. - Прибавления к № 96.

19 См.: Санкт-Петерб. вед. - 1771. - Прибавления к № 44.

20 См.: Краткое и ясное наставление, каким образом содержать больного как в натуральной, так и в прививной оспе по методу господина барона Димсдаля. - СПб., 1770.

21 ПСЗ-I. - № 13755.

22 См.: ПСЗ-I. - № 15607.

23 См.: ПСЗ-I. - № 16533.

24 ПСЗ-I. - № 14695.

25 См.: Дженнер // Сто великих врачей [Электронный ресурс]. - Режим доступа : http: //savel aleksandr. narod.ru.

26 см.: Ровинский, Д. Русские народные картинки. - С. 333.

27 ПСЗ-I. - № 20226.

28 ПСЗ-I. - № 21475.

29 ПСЗ-I. - № 24622.

30 ПСЗ-I. - № 24681.

31 ПСЗ-I. - № 25963.

32 Ровинский, Д. Русские народные картинки. - С. 333.

33 Там же. - С. 318.

34 Там же. - С. 333-335.

35 Савельва, О. Живая история рекламы / О. Савельева. - М., 2004. - С. 98.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В. А. Кузнецов

УЧАСТИЕ БАШКИР И МЕЩЕРЯКОВ В ВОЙНАХ С НАПОЛЕОНОВСКОЙ ФРАНЦИЕЙ

В этой статье освещается роль башкирских и мещерякских полков в достижении победы России над французами в Отечественной войне 1812 г. Конкретизируется количество башкирских полков, принимавших участие в боевых действиях в составе различных армейских соединений.

Ключевые слова: Отечественная война 1812 г., башкирские полки, нижегородское ополчение, корпус М. И. Платова, 1, 2 и 3-я Западные армии, Бородинская битва, партизанский отряд, польская армия, осада Данцига, битва при Лейпциге.

Данная тема нашла подробное освещение в дореволюционной и советской историографии. Но пришлось обратиться к ней еще раз из-за того, что по сей день в исторической литературе повторяются одни и те же фактические ошибки о ко-

личестве башкирских полков, участвовавших в военных действиях с французскими войсками. В некоторых работах указывается, что по указу императора от 9 ноября 1806 г. в Оренбургском крае были сформированы 10 полков из башкир и мещеряков1. А. З. Асфандияров утверждает, что в 1807 г. на войну с французами были отправлены 4 башкирских полка. Авторы труда «История Башкортостана с древнейших времен до 60-х гг. XIX в.» сообщают, что уже «в декабре 1805 г. к западным границам на подкрепление русской армии направились из края 600 калмыков, 1 тысяча оренбургских и челябинских казаков и 7 тысяч башкир», при этом ссылаются на труд П. Е. Матвиевского. А. Н. Усманов в своем труде также опирается на данные этого автора, но при этом он пишет, что осенью 1806 г. для борьбы с французами было сформировано еще 3 полка из башкир2.

Документы, отложившиеся в РГВИА и местных архивах, не подтверждают ни одно из этих утверждений. На самом деле были сформированы и в 1807 г. посланы в состав русской армии только 2 пятисотенных башкирских полка, а это примерно чуть более 1000 человек, включая командный состав.

Так, многие источники и материалы свидетельствуют, что с 24 мая по 4 июня 1807 г. в состав корпуса М. И. Платова входили и участвовали в боях «две башкирские команды под общим командованием полковника князя Уракова» (1-й и 2-й полки. - К. В.). Они были упомянуты наряду с другими донскими казачьими полками в рапорте Платова как проявившие «... отличное мужество и храбрость». После боев 4 июня в приказе по армии отмечались удачные действия командира двух башкирских команд майора 29-го егерского полка Данкеева, кантонного начальника поручика Барайгулы Куватова, сотника Карагузя Кадаргулова и Ачувака Узенбаева. Следует отметить, что во время военных действий и походов башкирскими и мещерякскими полками командовали армейские офицеры3. Эти два башкирских полка упоминаются в военных действиях под Фридландом, при Веллау, у деревни Гросс-Егерсдорф и др. После подписания Тильзитского мира в июле 1807 г. башкирские команды были отправлены обратно на родину4.

Не выдерживают критики утверждения о числе башкирских и мещерякских полков, участвовавших в Отечественной войне 1812 г. В различных трудах по истории Оренбургского края и Башкортостана указываются различные сведения о числе полков. Например, сообщается, что для войны с французами в 1812 г. было создано 28 башкирских, 2 тептярских, 2 мишарских, 5 оренбургских, 5 уральских казачьих полков, что всего в крае было сформировано 45 полков5. А. З. Асфандияров сообщает о выставлении на войну из Оренбургского края 46 полков. При этом он упоминает об участии в войне какого-то мифического 8-го Оренбургского казачьего полка, состоявшего, по его утверждению, наполовину из башкир. Кроме того, он указывает, что 8-й Оренбургский казачий полк наряду с другими победоносно вступил в Париж. Но в Париж вступил 3-й Оренбургский казачий полк. Возможно, опечатка в одном из источников (цифра 3 стала цифрой 8) стала «кочевать» из книги в книгу, из статьи в статью. Тогда как во время войны в составе армии находились 1, 2, 3-й и один атаманский полк Оренбургского войска, 5 полков Уральского войска, 2 Тептярских полка, 2 Мещерякских, Ставропольский калмыцкий и 20 башкирских полков. Мы видим, что их количество не равняется цифре 45. Даже если к числу этих полков прибавить Оренбургский драгунский, Уфимский, Екатеринбургский и Рыльский пехотные регулярные полки, то искомая цифра не получается.

Как же было на самом деле? В связи с ростом угрозы нападения наполеоновской Франции на Россию правительство предприняло меры по увеличению

численности армии, ее укреплению. В апреле 1811 г. Оренбургскому военному губернатору кн. Г. С. Волконскому было предписано сформировать 2 башкирских и 1 полк из калмыков. Они должны были иметь «употребляемое по их обыкновению оружие» и велено «им быть о двуконь». 1-й полк был сформирован из башкир 9-го кантона, 2-й полк - в 7 и 12-м кантонах. В мае 1811 г. эти полки были отправлены на зимние квартиры в Серпухов. В своей работе Асфандияров сообщает, что уже «в марте 1812 г. 1-й и 2-й башкирские полки находились на западной границе государства»6. Это не верно. Так, 19 марта 1812 г. начальник военнопоходной канцелярии гр. И. Гудович сообщил военному министру Барклаю-де-Толли о том, что 1-й полк 9 марта, Ставропольский калмыцкий - 11 марта выступили из квартир, занимаемых в Серпуховском уезде, в г. Вильно в команду генерал-лейтенанта И. Н. Эссена-1-го . В своем донесении императору от 4 апреля

1812 г. Барклай-де-Толли сообщил, что ожидается прибытие в армию Калмыцкого, Башкирского и одного Донского полка. 2 мая два башкирских полка при переходе их через Луцк были лично осмотрены командующим 2-й Западной армией П. И. Багратионом8.

Таким образом, к началу войны 1812 г. на западной границе находились: 1-й Башкирский полк (командир - майор Нарвского драгунского полка М. М. Лачин), который входил в состав казачьего корпуса Платова 1-й Западной армии и 2-й полк (командир - майор Курбатов), входивший в состав казачьего отряда 3-й резервной армии .

С началом военных действий против французов 1-й полк в составе корпуса Платова прикрывал отход 2-й армии и участвовал в боевых делах при Гродно, Мире, Романове и др. В боях под Гродно 15 июня 1812 г. отличились воины 1-го полка: рядовые Узабек Акмурзин, Буранбай Чувашбаев, хорунжий Гильман Ху-дайбердин, есаул Ихсан Абубакиров. Вместе с донскими казачьими полками 1-й полк 27 июня принял участие в бою при местечке Мир, где корпусом Платова была разбита бригада французского генерала Турно. 2 июля казаки Платова встретились с авангардными частями французов, состоявшими из 7 кавалерийских полков, и в бою опрокинули их. Стойкая активность в арьергардных боях казачьих полков способствовала успешному отходу армии Багратиона. 27 июля кавалерия Платова, в составе которой сражался 1-й полк, у деревни Молево Болото нанесла поражение французской дивизии Себастиани. Только в плен было взято более 300 солдат и офицеров противника. Из донесения атамана Платова генералу Ермолову от 10 августа видно, что полки находились постоянно в арьергарде отступающих русских войск и не имели «часу свободного во весь день, чтобы неприятель не наступал на арьергард самым наглым образом»10. Во время Бородинской битвы 1-й полк участвовал в известном рейде войск Платова и Уварова на левый фланг и тыл французов11.

В сентябре 1812 г. под Москвой 1-й полк башкир сражался с французами в районе Рязанской и Серпуховской дороги в составе армейского партизанского отряда полковника И. Е. Ефремова. В своем приказе от 20 сентября 1812 г. с объявлением благодарности казачьим полкам Ефремова и Балабина 2-го Кутузов писал: «Войска Донского г. полковник Ефремов, быв отряжен от армии на Серпуховскую дорогу с полками Донским Андриянова 2-го, Симферопольским коннотатарским и с 1-м Башкирским, 14-го числа сентября при селении Вишневском, встретив неприятеля, нанес ему сильное поражение, при коем взято в плен 500 человек»12. Позже отряд Ефремова перебросили на Коломенскую дорогу, а 1-й полк остался на Серпуховской дороге у села Высокое и был передан в отряд пол-

ковника Кудашева. Этот отряд вел в основном разведку за передвижениями войск противника и имел задачу не допустить противника в соприкосновение с основными частями русской армии. Обычно полки для такой службы дробились на отдельные партии (подразделения), которые составляли разведывательный пикет. Например, 1 октября Кудашев сообщил в своем рапорте, что с Серпуховской дороги под командованием хорунжего Басова, своего адъютанта Панкратьева и есаула Пантелеева отправляет две партии на Калужскую дорогу, а «а в подкрепление их - майора Лачина со 120-ю башкирцами в селение Жохово». Когда эти партии прошли 5 верст, то Лачин известил князя Кудашева, что с левой стороны партизан обходит неприятель. Не рискуя со своими малыми силами завязывать бой, Кудашев отложил переход на Калужскую дорогу. 3 октября Кудашев донес генералу Коновницыну: «По рапорту майора Лачина, сейчас полученному, который стоит с башкирцами около Молоди и делает разъезды во все стороны, вижу я, что неприятель опять занял д. Чегодаево 300 ч. пехоты и 200 ч. кавалерии. Прошедший вновь туда неприятель делает большие варварства с жителями - повесил у господского дома 2 мужика и 1 бабу». На следующий день Кудашев сообщил: «:.. .посланная партия от Башкирского полка майором Лачиным в окрестности Жохова захватила 22 ч. неприятельских фуражиров, которые при сем препровождаются»13.

Таким образом, с началом войны и по октябрь 1812 г. полк майора Лачина активно участвовал в войне с французами.

2-й полк под командованием майора Курбатова в составе резервной обсервационной армии генерала от кавалерии Тормасова14 16 июля 1812 г. участвовал в сражении под г. Кобрином (восточнее Брест-Литовска), в ходе которого русскими войсками было уничтожено 2 тыс. человек, взято в плен 2382 солдата, 76 офицеров и 2 генерала войск противника.

В «Журнале авангарда 3-й Западной армии в 1812 г.», составленном полковником Икскулем, отмечается, что «составлен был авангард под начальством генерала гр. Ламберта из полков: казачьих - Барабанщикова, Чикелева, Власова, калмыцких 1-го и 2-го и башкирского 2-го, расположенных на кордоне от с. Орховки до Радзивилева». Все они имели задачу «действовать во фланг и тыл неприятельский»15. 2-й полк в конце сентября все так же числился в составе корпуса генерала К. О. Ламберта в 3-й армии и имел в своем составе 408 человек (9 офицеров и 399 нижних чинов)16. Бутурлин указывает, что в середине октября полк входил в со-

17

став отряда генерала Чаплица , затем 2-й полк действовал в отряде под командой генерала Булатова в корпусе барона Сакена с задачей «разъездами наблюдать по дороге, ведущей к реке Зна к деревне Отель Протовка, где оный Башкирский полк будет содержать свои аванпосты»18. С 18 октября 1812 г. 2-й полк уже числился в составе корпуса генерал-лейтенанта Эссена-3-го и был послан вместе с «.Уральским 4-м и Калмыцким для наблюдений неприятеля». Вместе с 4-м Уральским и двумя полками калмыков 2-й полк был прикомандирован в авангард корпуса, которым командовал генерал Мелисино. 25 октября корпус занял м. Орлю, затем уральские казаки и башкиры, находясь в авангарде, заняли м. Свислоч. После этого они последовали в Мстибов, где наткнулись на противника. Завязался вынужденный бой. Противник своей численностью (4 эскадрона кавалерии, 2 батальона пехоты с 3 орудиями) превосходил силы русских. В этом тяжелом бою уральские казаки потеряли убитыми и ранеными 1 офицера и 12 рядовых, башкиры - 29 человек19. Затем 2-й полк участвовал в Слонимском деле, в боях под Волковы-ском, а в декабре 1812 г., находясь в корпусе генерала Эссена, преследовал отступавшие

австро-саксонские войска. Свой заграничный поход 2-й полк начал в составе корпуса генерала Д. М. Волконского и 27 января 1813 г. вступил в Варшаву.

Таким образом, на начальном этапе войны в рядах русской армии действовали только два башкирских полка под командованием майоров Лачина и Курбатова.

С началом Отечественной войны 1812 г. князь Волконский 25 июля разослал специальное предписание всем начальникам кантонов края, которым обязал «всех верноподданных сынов России на защиту отечества <...> содействовать единодушно всеми силами противу врага России.» В этом документе есть отдельное обращение губернатора к башкирам: «всем без изъятия служащим и неслужащим, кои только могут действовать оружием, подтвердить, чтоб тотчас приготовились они на оборону своего отечества.»20

Кроме того, Войсковой атаман оренбургских казаков полковник Углицкий подал в Военное министерство представление о «командировании в армию из Оренбургского войска и из башкирского и мещерякского народов от 10-ти до 30-ти полков»21. Это представление 8 августа 1812 г. было утверждено императором, и формирование этих полков поручено Углецкому под общим руководством Военного губернатора22. Штат башкирских полков был следующим: командир полка из армейских офицеров, полковой старшина из башкир, 5 есаулов, 5 сотников, 5 хорунжих,

23

квартирмейстер, 10 пятидесятников и 500 рядовых, мулла, 1-2 писаря .

Каждый кантон, в зависимости от людских ресурсов, снарядил от одного до трех полков. 1-й и 2-й кантоны (располагались в Пермском, Осинском, Екатеринбургском и Красноуфимском уездах) сформировали 20-й полк; 3-й кантон (Шад-ринский у.) снарядил 19-й; 4-й кантон (Троицкий у.) - 18-й; 6-й кантон (Верхнеуральский у.) - 14 и 15-й; 7-й кантон (Стерлитамакский у.) - 12-й и 13-й полки; 9й кантон отправил на войну 7, 8 и 9-й полки; 10-й кантон (Бирский у.) снарядил часть 5-го и 10-й полк; 11-й кантон (Мензелинский у.) сформировал часть 5-го и 3-й полк; 12-й кантон (Белебеевский и Бугульминский у.) - 4-й, часть 5-го и 12-го полков. Остальные полки формировались в 5-м (Челябинский у.) и 8-м кантоне (Уфимский у.)24. Мишарские кантоны снарядили два свои полка.

В сентябре 1812 г. Военному губернатору было предписано отправить в г. Муром25 формировавшиеся в крае иррегулярные конные полки. Командиром 3го башкирского полка был назначен капитан Орского гарнизонного батальона Исаев, командиром 4-го полка подполковник Оренбургского гарнизонного полка Тихановский. Кроме того, Тихановский получил права командира бригады над тремя башкирскими полками во время следования их в действующую армию26. 7й полк под командованием майора Аксенова отправился 12 октября из крепости Воздвиженской; 8-й - капитана Плещевцева - отправился 6 октября; 9-й - капитана Попова - выступил 10 октября; 10-й - капитана Масцепанова - отправился в поход из сборного пункта Измаилово 10 октября; 11-й - майора Мильковского -выступил 5 октября; 12-й - майора Чокова - 18 октября; 13-й - капитана Шульгина - 12 октября; 14-й - майора Селезнева - 7 октября; 15-й - капитана Кондратьева - 7 октября; 16-й - капитана Трунова - 14 октября; 17-й - майора Овсянникова - 15 октября; 18-й - капитана Тихановского - выступил из Златоуста 14 октября; 19-й - майора Серебренникова - 14 октября; 20-й - майора Руднева из башкир Пермской губернии - 30 октября27.

Первыми были сформированы и направлены к Нижнему Новгороду - центру

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3-го округа ополчения - 3, 4 и 5-й башкирские полки. Эти полки планировали направить на усиление 1-го Отдельного корпуса генерала П. Х. Витгенштейна. Это видно из рапорта Кутузову бригадного начальника трех башкирских полков под-

полковника Тихановского от 23 сентября 1812 г., в котором сообщалось: «следующие из Оренбурга башкирские пятисотенные конные 3, 4 и 5-й полки по повелению вашей светлости, объявленному от нижегородского гражданского губернатора Руновского, и доставленному маршруту, в корпус господина генерал-

лейтенанта Витгенштейна к Полоцку в местечко Соколищи, проследовали чрез

28

Нижний Новгород: 5-й - 9-го, 4-й - 17-го, 3-й - 18-го чисел сего месяца» . В другом документе - в Журнале военных действий с 1 по 3 октября 1812 г. - было записано: «Нижегородский гражданский губернатор доносит, что прибывшие к Нижнему Новгороду 5-й казачий Уральский, 3-й и 4-й Башкирские полки выступили из оного для присоединения к корпусу генерал-лейтенанта графа Витген-

29 Тт

штейна вследствие данного о сем предварительного предписания» . Из рапорта П. М. Волконского от 6 ноября 1812 г. П. Х. Витгенштейну мы узнаем о прибытии с его отрядом трех башкирских полков, которые дислоцировались: 3-й - в деревне Боевой Смоленской губ., 4-й - в г. Поречье, а 5-й полк находился в пути на Витебск. Далее прилагался штатный список этих полков. Они имели по 18 обер-офицеров, 10 унтер-офицеров, 500 рядовых30.

Согласно документам, 5-й полк 10 ноября действовал в авангарде войск Витгенштейна. Он же находился в авангарде отряда при продвижении к реке Березине. 4-й полк, прибывший в корпус Витгенштейна, был послан проселочной дорогой к деревне Веселово, чтобы открыть сообщение с отрядом генерала Чап-лица из 3-й Армии. Затем 4 и 5-й полки 14-16 ноября приняли участие в сражении при Березине. После этих боев 4 и 5-й полки конвоировали более 12 тыс. пленных в Витебск31. 3-й полк под командованием капитана Исаева был также командирован в Витебск для «содержания» порядка32.

Что касается остальных полков из Оренбургского края, то они прибыли к Нижнему Новгороду в ноябре 1812 г. О действиях 1-го Мишарского полка сведений мало, так как полк был направлен в Москву и нес там гарнизонную службу с ноября 1812-го по 1814 г.33

Башкирские полки направлялись к Нижнему Новгороду разными маршрутами. В одном литературном издании сообщалось, что «в ожидании переправы через Волгу, по случаю ледохода, в Самаре сосредоточилось пять башкирских полков, отправляющихся на театр войны. Увлеченные злонамеренными слухами, что на Башкирию напали киргизы, а в Москве царствует Пугач (Наполеон), эти полки возмутились, и часть их вернулась из Самары назад, но решительными мерами бунтовщики были усмирены, присоединены к своим полкам и отправлены из Самары на театр войны»34. Сколько в этом сообщении правды и сколько в нем вымысла - определить пока не представляется возможным.

15 башкирских полков (с 6-го по 20-й) поступили под начальство командующего 3-м округом ополчения генерал-лейтенанта П. А. Толстого. Команда одного из них, а именно 6-го полка, осенью 1812 г. была направлена в Новгородскую губернию для подавления волнения крестьян господина Яковлева, которые не хотели отправляться на работу в Уральские заводы. Затем для усмирения волнений туда была отправлена и остальная часть полка. Командир полка полковник Шайдаров в начале пытался уговорить крестьян прекратить бунт, но безуспешно. Крестьяне вели себя очень агрессивно, и полк был вынужден отступить от Череповца к деревне Глины, где его встретили «кольями и пиками, и одному башкиру проломили голову». Для разрешения конфликта сюда был послан из Петербурга полковник Чуйкевич. Однако и его «увещевания» не дали должных результатов. Крестьян увещевал архиепископ Паиссий, но все «осталось при прежнем упорстве

и возмущении. Волнение было подавлено силой оружия»35. 1 июня 1813 г. произошла настоящая стычка, в ходе которой были убиты 24 крестьянина, остальные попрятались по лесам. Башкир было ранено 11 человек. Полк был оставлен в крестьянских селениях «до наказания виновных»36. Таким образом, 6-й полк в войне не участвовал, а исполнял внутреннюю полицейскую службу.

В феврале 1813 г. почти все части 3-го округа генерала Толстого получили приказ следовать в состав Резервной армии. Согласно ведомости о состоянии войск ополчения 3-го округа на январь 1813 г., к округу были приписаны: 5-й Уральский казачий полк, 2-й Оренбургский казачий полк (был приписан временно до ухода вновь для несения пограничной службы на русско-турецкую границу на Дунае), 2-й мещерякский полк, с 8-го по 20-й башкирские полки. Всего в этих полках было 27 штаб-офицеров, 231 обер-офицеров, 182 урядника, 7024 рядовых. Командир ополчения граф Толстой докладывал, что ополчение округа и «при них башкирские полки и артиллерийские роты имеют быть расположены» в Волынской губернии. Рязанское ополчение и при нем 2-й мещерякский, 18-й и 19-й башкирские полки расположились в Житомирском и Овручьском поветах. Следовало к назначенным квартирам в Новгород-Волынский и Ровенский поветы Костромское ополчение и при нем 8, 16, 17-й башкирские полки. Нижегородское ополчение и при нем 5-й Уральский, 2-й Оренбургский, 12-й и 13-й башкирские полки направлялись в Заславский и Острогский поветы. Пензенское, при нем 9, 11, 20-й полки - в Кременецкий, Острогский и Дубенский поветы. Симбирское и при нем 14-й и 15-й полки - в Староконстантиновский и Кременецкий поветы. 10й полк остался в Пензенской губернии для исполнения полицейской службы. Таким образом, ни в одном документе центральных и местных архивов не встречается нумерация башкирских полков более 20-го.

После переправы русской армии через реку Неман некоторые башкирские полки вошли в состав Польской армии генерала Бенигсена, действовавшей на территории Польши и Германии. В корпусе генерала Дохтурова были 13-й башкирский и 2-й мишарский полки. 2-й башкирский полк, как мы уже знаем, был там в январе, и в составе корпуса кн. Волконского участвовал в боевых действиях по освобождению Варшавы. В конце мая 1813 г. 2-й полк в составе отряда ген.-майора графа Палена, входившего в корпус ген.-лейтенанта барона Ф. В. Остен-Сакена воевал на подступах к Бреславлю37 В ополченском корпусе 3-го округа графа Толстого, также наступавшему на Бреславль, находились 12-й полк майора Чокова и 5-й Уральский казачий полк. В войсках, наступавших в направлении реки Одер, были башкирские полки: 9-й штабс-капитана Попова, 11-й майора Маль-

38

ковского, 14-й майора Селезнева и 15-й капитана Кондратьева . В Костромском ополченском корпусе генерала Бурданова, наступавшем на крепость Калиш, были 8-й башкирский и 4-й Уральский казачий полки39.

В 1813-1814 гг. некоторые башкирские полки участвовали в осаде крепости Данциг. До капитуляции крепости в декабре 1813 г. там находилось семь башкирских полков40. 28 января 1813 г. Кутузов в письме Е. И. Кутузовой сообщал об участии башкир 1-го полка в осаде Данцига: «. Данциг блокирован. Сегодня получен рапорт, что выходила вылазка человеках в тысячу, но вся истреблена казаками и башкирами»41. В правительственном журнале военных действий в январе 1813 г. было напечатано сообщение, что «неприятель сделал 23 генваря вылазку на наш левый фланг против селения Брентау, немедленно был встречен казачьим полком Ребрикова-3-го и 1-м башкирским под командою майора Лачина, которые, несмотря на упорность неприятеля, поражая оного стремительными ударами и

взяв несколько в плен, удержали вылазку. в сих делах отличился майор Лачин», который первым врубился в неприятельскую колонну. Из всей колонны неприятеля, которая была отрезана от города, «не возвратился в крепость ни один человек, на месте положено до 600 человек, в плен взято до 200, сверх того еще 1 полковник, 1 подполковник, 1 майор, 7 капитанов, 6 поручиков, 8 подпоручиков и 48 унтер-офицеров». Среди казаков и башкир были убиты 2 урядника, 4 казака и 7 башкир; ранены 4 офицера, 5 урядников, 40 казаков и 46 башкир42.

В марте 1813 г. 1-й полк был переброшен от Данцига в другой корпус. Из рапорта генерала А. Х. Бенкендорфа от 29 марта 1813 г. с представлением к награждению офицеров 1-го Башкирского полка мы узнаем, что в это время полк находился в корпусе Витгенштейна43. Затем 1-й полк в течение 1813-1814 гг. принимал участие в сражениях под Берлином и Дрезденом, при Ютербоке, Виттенберге, Десау, в знаменитом сражении под Лейпцигом, под Лаоном и Парижем. Остальные 7 башкирских полков, прибывшие к Данцигу лишь в апреле 1813 г., оставались в составе блокадного корпуса и участвовали в сражениях с гарнизоном осажденной крепости до капитуляции. В результате длительной осады и активных действий русских войск сильный гарнизон крепости во главе с комендантом Данцига генералом Раппом в декабре 1813 г. капитулировал. После взятия крепости часть башкирских полков вместе с Атаманским оренбургским казачьим полком под общим командованием атамана Углецкого были отправлены на родину.

С августа 1813 г. 1-й полк находился в Северной армии в отряде генерала И. К. Орурка и участвовал в сражении под Лейпцигом. 2-й полк в это же время был в Силезской армии в составе иррегулярной кавалерии генерала А. А. Карпова. Он также участвовал в сражении под Лейпцигом. В составе «корпуса правого фланга» генерала от инфантерии Д. С. Дохтурова находились 13-й башкирский (местечко Ратцен) и 2-й мишарский (деревня Гросс-остен). В составе «корпуса левого фланга» под командованием генерала Н. С. Муромцева находился 12-й полк (в с. Шкирадов). В корпусе генерала Н. Ф. Титова 9-й полк (д. Бо-

гдай), 11-й (д. Богдай, Млиники, Чарки), 14-й (д. Чернилак, Скларна), 15-й (д. Грановице, Боников). В состав Костромского ополчения под командованием генерала П. Г. Бардакова с 28 августа вошел 8-й полк (д. Оллабон, Рассочица). В конце августа к армии присоединился 16-й полк (Бреславль).

Таким образом, в составе Польской армии находились: один полк оренбургских и два полка уральских казаков, один мишарский и восемь башкирских пол-ков44. Основной задачей этих полков в это время было боевое охранение армии. Например, в документах отмечается, что «5-й Уральский полк содержит пикеты у самой р. Одера против моста Кюбен и д. Цихен, а 12-й Башкирский против д. Белш и Кароу на самой р. Одер. Оба полка посылают сильные партии буде обстоятельства позволят и по той стороне р. Одера, дабы иметь связь с Прусскими войсками, содержавшими блокаду при крепости Гросс Глогау». Примерно такие же задачи выполняли 9, 11, 14 и 15-й полки. Иррегулярные полки края привлекались в это время и к другим боевым делам. Так, 15 августа к крепости Глогау для наблюдения за гарнизоном противника были командированы части Костромского ополчения под командованием Бардакова. Ему были приданы 13-й башкирский, 2-й мишарский, 3-й Оренбургский казачий полк и рота артиллерии. В ночь на 22 августа гарнизон крепости предпринял вылазку силами в 1500 человек на правый берег р. Одер. Но благодаря расторопности казаков 3-го Оренбургского казачьего полка под командованием майора Белякова эта вылазка была отбита. При этом французы потеряли 25 убитыми и 3 солдата были захвачены в плен45.

30 августа 1813 г. большая часть Польской армии перешла в наступление. Из журнала военных действий Польской армии мы знаем, что часть ополчения 3го округа во главе с графом Толстым с 25 сентября по 30 октября принимали участие в блокадных военных действиях под Дрезденом. При этом в начале октября

1813 г. участвовали в осаде Дрездена 2, 13 и 15-й башкирские, 4-й и 5-й уральские казачьи полки46. Так, 15-й полк с 1 октября находился в отряде генерала Булатова и весь октябрь провел в стычках с французами47.

В сражении под Лейпцигом 4-7 октября 1813 г. участвовали 1, 4, 5, 9 и 14-й башкирские полки. После разгрома французов под Лейпцигом к Дрездену подошли и приняли участие в его осаде еще 1, 4, 5 и 14-й полки. Сопротивление 20 тыс. гарнизона французов продолжалось в течение месяца. Все попытки противника прорвать блокаду разбивались о мужество и стойкость закаленных в боях армейских и иррегулярных полков. 31 октября после упорных боев гарнизон Дрездена сдался союзным войскам. В числе отличившихся в этих боях были упомянуты башкиры из 4-го и 14-го полков.

Таким образом, иррегулярная кавалерия «Польской армии», в составе которой находились мещерякский, 8 башкирских, 2 уральских и 1 оренбургский казачий полки в период с августа по конец октября 1813 г. активно участвовали в различных боевых действиях.

После Лейпцигской битвы и взятия Дрездена основные силы армии Бениг-сена преследовали отступающих французов. Одна часть армии Бенигсена наступала в направлении Эрфурта. При этом некоторые башкирские полки и 3-й Оренбургский казачий полк были включены в состав отряда Платова и принимали участие во взятии Веймара и Гайнау. 21 октября Платов с отрядом подошел к Франкфурту-на-Майне, в окрестностях которого (Висбаден) его полки находились до конца года.

Иррегулярные полки в это время в основном использовались для осады городов, в которых французы оставляли небольшие гарнизоны с задачей продержаться до возвращения основных сил Наполеона. Например, ополченский корпус графа Толстого, в состав которого входило несколько башкирских полков, со 2 января 1814 г. участвовал в осаде крупного очага сопротивления французов г. Магдебурга. Упорные бои продолжались несколько недель, и в них ополченцы понесли большие потери. Только 18 мая Гамбург был взят русскими войсками.

Другие полки (2-й мещерякский, 8, 12, 13 и 16-й башкирские полки и 3-й Оренбургский казачий полк) в составе отряда Костромского и Пензенского ополчения под командованием генерала И. К. Розена участвовали в осаде крепости

48

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Глогау, которая капитулировала лишь 29 марта 1814 г. В апреле 1814 г. командующий армией граф Л. Л. Бенигсен подал рапорт Александру I о награждении отличившихся офицеров при взятии крепости Глогау. В рапорте был указан командир 2-го мещерякского полка майор Бутлер49, представленный к ордену св. Владимира. К награждению этим же орденом были представлены командиры 12го и 13-го полков майор Чоков и штабс-капитан Шульгин50.

В начале кампании 1814 г. 1-й полк был в составе иррегулярной кавалерии отряда генерала А. И. Чернышева в корпусе генерала Ф. Ф. Винцингероде (Северная армия), а затем вместе с корпусом был передислоцирован на усиление Силезской армии. В последние дни кампании 1-й полк, все так же находясь в отряде Чернышева, 14 марта участвовал в бою под Парижем (Сен-Дизье).

Таким образом, в боях на подступах к Парижу в составе русской армии участвовали 1, 2, 5, 8, 9, 12, 13, 14, 15, 19-й башкирские полки и 2-й мещерякский.

Вступили в Париж и многие иррегулярные части, в том числе 2, 12, 13 и 15-й башкирские полки51. Вскоре по окончании военных действий башкиры и мишари были отправлены на родину.

Всего на борьбу с французами было выставлено 20 башкирских и два ми-шарских полка52. Эти полки прошли славный боевой путь и обогатили воинские и патриотические традиции своих народов. Активное участие башкир и мишарей в Отечественной войне 1812 г. является одной из замечательных страниц истории Башкирии, сыны которой исполнили патриотический долг по защите России от вражеского нападения. В борьбе против общего врага на полях сражений крепли дружба и понимание между русским, башкирским и другими этносами страны.

Примечания

1 См: Шовунов, К. П. Калмыки в составе российского казачества (вторая половина ХУ11-Х1Х вв.) / К. П. Шовунов. - Элиста, 1992. - С. 246.

2 См.: Асфандияров, А. З. Когда французов побеждали. / А. З. Асфандияров // Башкиры и Оренбуржье : История и современность : (к 150-летию Караван-Сарая). - Уфа ; Оренбург, 1996. - С. 40; Он же: Участие башкир в войнах и походах России в период кантонного управления (1798-1865) / А. З. Асфандияров // Из истории феодализма и капитализма в Башкирии. - Уфа, 1971. - С. 75; История Башкортостана с древнейших времен до 60-х гг. XIX века. - Уфа, 1996. - С. 390; Матвиев-ский, П. Е. Оренбургский край в Отечественной войне 1812 г. / П. Е. Матвиевский. - Оренбург, 1962. - С. 128-129; Усманов, А. Н. Башкирский народ в Отечественной войне 1812 г. / А. Н. Усманов. - Уфа, 1964. - С. 18.

3 См.: Чуйкевич, П. Подвиги казаков в Пруссии : с планами театра кампании 1807 года и многими любопытными анекдотами / П. Чуйкевич. - СПб., 1810. - С. 117, 119; ГАОО. Ф. 167, Оп. 1. Д. 44. Л. 3.

4 См.: РГВИА. Ф. 846, Оп. 16. Д. 3185. Л. 25 об.

5 См.: Асфатуллин, С. Г. Башкиры в Отечественной войне 1812 года / С. Г. Асфатуллин // Ватан-даш. - 2000. - № 9. - С. 97; Асфандияров, А. З. Когда французов побеждали. - С. 40, 42.

6 Асфандияров, А. З. Участие башкир в войнах и походах России в период кантонного управления (1798-1865) // Из истории феодализма и капитализма в Башкирии. - Уфа, 1971. - С. 79. Об этом же пишет А. Н. Усманов (см.: Усманов, А. Н. Башкирский народ. - С. 22).

7 См.: РГВИА. Ф. 29, Оп. 153а., св. 28. Д. 6863-6940. Л. 79-81.

8 См.: Отечественная война 1812 г. : материалы ВУА. - Т. 11. - СПб., 1909. - С. 54-55; Из рапорта Багратиона военному министру. от 2 мая 1812 г. // РГВИА. Ф. 29, Оп. 153а, св. 169. Д. 91-150. Л. 78.

9 См.: Подмазо, А. Российская армия в июне 1812 года / А. Подмазо // Родина. - 2002. - № 8. -С. 64, 66.

10 РГВИА. Ф. 846, Оп. 16. Д. 3465. Л. 101; Бутурлин, Д. Военная история походов россиян в XVIII столетии : в 2 ч. Ч. 2 / Д. Бутурлин. - СПб., 1838. - С. 357; Усманов, А. Н. Башкирский народ. -С. 29.

11 См.: Рахимов, Р. Н. К вопросу об участии 1 Башкирского полка и 1 Тептярского полков в Бородинском сражении / Р. Н. Рахимов // Башкиры и Оренбуржье . - С. 54-56.

12 РГВИА. Ф. 846, Оп. 16. Д. 3524. Л. 29-31; См: Отечественная война 1812 г. : материалы ВУА. Т. 18. - СПб., 1911. - С. 94-95.

13 Отечественная война 1812 года : материалы ВУА. Т. 19. - СПб., 1912. - С. 6, 9-10, 21, 25; Усманов, А. Н. Башкирский народ. С. 45; Ватандаш. - 2000. - № 9. - С. 95.

14 См.: Бутурлин, Д. Военная история. - С. 363; Габаев, Г. Роспись русским полкам 1812 года / Г. Габаев. - Киев, 1912. - С. 46; Отечественная война 1812 года : материалы ВУА. Т. 17. - СПб., 1911. - С. 311.

15 Отечественная война 1812 г. : материалы ВУА. Т. 17. - СПб., 1911. - С. 311; Т. 18. - С. 246.

16 См.: РГВИА. Ф. 846, Оп. 16. Д. 3449. Л. 10-12; Д. 3639. Л. 7.

17 См.: Бутурлин, Д. Военная история... - С. 404.

18 Из журнала боевых действий корпуса генерал-лейтенанта барона Сакена // РГВИА. Ф. 846, Оп. 16. Д. 3424. Л. 3-6; Д. 3449. Л. 12-19.

19 См.: Отечественная война 1812 года : материалы ВУА. Т. 17. - СПб., 1911. - С. 243-246.

20 ЦГИА РБ. Ф. 2, Оп. 1. Д. 410. Л. 11-12, 15; Народное ополчение в Отечественной войне 1812 года : сб. документов. - М., 1962. - С. 479.

21 Материалы по историко-статистическому описанию Оренбургского казачьего войска. Вып. 8. -Оренбург, 1909. - С. 173.

22 См: Полный свод законов Российской империи. Приложение к Т. 32. - № 25201а.; Материалы по историко-статистическому описанию. Вып. 8. - С. 182-183. Хотя формирование башкирских полков было поручено войсковому атаману ОКВ Углицкому, но на самом деле он не играл существенной роли в этом процессе. Вся организация формирования новых войск в крае и отправка их на фронт легла на Военного губернатора края князя Г. С. Волконского. Углицкому хватало и своих дел в формировании оренбургских казачьих полков для военных действий.

23 См.: РГВИА. Ф. 489, Оп. 1. Д. 2982. Л. 1-181. (В этом деле рапорты командиров 2, 6 и с 7-го по 20-й башкирских полков); Усманов, А. Н. Башкирский народ. - С. 56; Асфандияров, А. Башкирские полки в Париже : (К истории Отечественной войны 1812 года) / А. Асфандияров // Сохраним выцветшие строки. - Уфа, 1988. - С. 167.

24 См.: Усманов, А. Н. Башкирский народ. - С. 74-76.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

25 В Муром со многих районов России шли подкрепления. Здесь проводилась работа по формированию, обучению и отправлению в действующую армию кавалерийских полков.

26 См.: Материалы по историко-статистическому описанию... Вып. 5. - С. 149, 117-118 (имеются в виду 3, 4, 5-й башкирские полки).

27 См.: Усманов, А. Н. Башкирский народ... - С. 74-76.

28 РГВИА. Ф. 846, Оп. 16. Д. 3509. Л. 211.

29 Сборник исторических материалов, извлеченных из архива собственной е. и. в. канцелярии. Вып. 13. - СПб., 1906. - С. 18-20.

30 См.: РГВИА. Ф. 846, Оп. 16. Д. 3521. Л. 15 об., 149-150.

31 См.: Бутурлин, Д. Военная история. - С. 233, 244, 247, 263.

32 См.: РГВИА. Ф. 846, Оп. 16. Д. 3511. Л. 5-6; Д. 3488. Л. 302-303.

33 См.: ЦГИА РБ. Ф. 2, Оп. 1. Д. 3798. Л. 8, 23.

34 Самар. губерн. ведомости. - 1877. - 9 апр.; Самар. спутник на 1889 год : Отдел литературы. -Самара, 1889. - С. 21.

35 Бабкин, В. И. Новые материалы о классовой борьбе крестьян в 1812 г. / В. И. Бабкин // Вопросы военной истории России : XVIII и первая половина XIX веков. - М., 1969. - С. 349-350.

36 Отечественная война и русское общество : 1812-1912. Т. 5. - М., 1912. - С. 86.

37 См.: РГВИА. Ф. 846, Оп. 16. Д. 3424. Л. 16, 17; Д. 3449. Л. 24.

38 РГВИА. Ф. 846, Оп. 16. Д. 3401. Л. 3-7.

39 Усманов, А. Н. Башкирский народ. - С. 79.

40 Материалы по историко-статистическому описанию. - С. 189; Юдин, М. Л. Оренбуржцы в войне 18121814 гг. / М. Л. Юдин. - Ташкент, 1912. - С. 23; Усманов, А. Н. Башкирский народ. С. 80-81.

41 Кутузов, М. И. Письма, записки / М. И. Кутузов. - М., 1989. - С. 473.

42 См.: М. И. Кутузов : сб. документов. Т. 5. - М., 1956. - С. 202.

43 См.: РГВИА. - Ф. 103, Оп. 208в. Св. 47. - Д. 4. - Л. 347.

44 См.: Рахимов, Р. Н. Башкиры и казаки Урала в «Польской армии» (август-сентябрь 1813 г.) / Р. Н. Рахимов // Археография Южного Урала : Материалы второй межрегион. науч.-практ. конф. (Уфа, 3 декабря 2002 г.) - Уфа, 2002. - С. 174-175.

45 См.: РГВИА. Ф. 846, Оп. 16. Д. 3401. Л. 15, 22; Д. 3416. Л. 7-9 об.

46 См.: Отечественная война 1812 года : материалы ВУА. - Т. 21.- СПб., 1914. - С. 22.

47 См.: РГВИА. Ф. 846, Оп. 16. Д. 3418. Л. 1-6 об.

48 См.: РГВИА. Ф. 846, Оп. 16. Д. 3416. Л. 6-23; Д. 3465. Ч. 12. Л. 307.

49 Перед войной служил в Верхнеуральском гарнизонном батальоне.

50 См.: РГВИА. Ф. 29, Оп. 153г, св. 13. Д. 28. Л. 2-11.

51 См.: ЦГИА РБ. Ф. 2, Оп. 1. Д. 2075. Л. 20-29; Д. 3724. Л. 22, 30-32, 36, 45, 63-67, 94-95; Д. 3828.

Л. 9, 13, 17; Д. 3829. Л. 40; Д. 4019. Л. 3; Д. 4020. Л. 3; Д. 4021. Л. 33-56, 74-77, 91-102; Д. 4022.

Л. 3, 10-13, 20-28; Д. 4023. Л. 90-94; Д. 5124. Л. 2, 22, 47.

52 См.: Народное ополчение в Отечественной войне 1812 года : сб. документов / под ред. Л. Г. Бескровного. - М., 1962. - С. 5, 39.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.