Научная статья на тему 'Участие банковского сектора в современных моделях отмывания преступных доходов'

Участие банковского сектора в современных моделях отмывания преступных доходов Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
1853
512
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Финансы и кредит
ВАК
Область наук
Ключевые слова
БАНК / МОДЕЛЬ / ОТМЫВАНИЕ / ДОХОДЫ / НАЦИОНАЛЬНЫЕ УСЛОВИЯ

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Каратаев М.В.

В статье рассмотрены существующие в мировой науке подходы к описанию процесса отмывания денег через банковскую систему, обоснована невозможность их использования для характеристики процесса легализации преступных доходов в России. Предложена новая модель описания процесса легализации преступных доходов через российскую банковскую систему, которая позволяет выделить основные источники риска для банка и распределить их в зависимости от суммы проводимых клиентами операций, характера используемых банковских продуктов, географии участников операций и их идентификационных данных.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Участие банковского сектора в современных моделях отмывания преступных доходов»

Финансовый мониторинг

участие банковского сектора

в современных моделях отмывания преступных доходов

М. В. КАРАТАЕВ, аспирант кафедры «Деньги, кредит,

ценные бумаги» E-mail: karataev@vtb.ru Всероссийский заочный финансово-экономический институт

В статье рассмотрены существующие в мировой науке подходы к описанию процесса отмывания денег через банковскую систему, обоснована невозможность их использования для характеристики процесса легализации преступных доходов в России. Предложена новая модель описания процесса легализации преступных доходов через российскую банковскую систему, которая позволяет выделить основные источники риска для банка и распределить их в зависимости от суммы проводимых клиентами операций, характера используемых банковских продуктов, географии участников операций и их идентификационных данных.

Ключевые слова: банк, модель, отмывание, доходы, национальные условия.

Интерес к проблеме отмывания доходов, полученных преступным путем, возник еще в 1920-х гг. Однако практика законодательного регулирования данного вопроса в России составляет всего 8 лет. Между тем анализ опыта ведущих западных стран показывает, что, несмотря на принятие законов, требующих от банков оказывать активное содействие в выявлении операций, связанных с отмыванием денег, проблему управления риском вовлечения кредитной организации в процессы легализации преступных доходов нельзя решить только за счет соблюдения требований, предъявляемых государством. Меры, направленные на управление подобными рисками, должны предприниматься самими банками. А основным мотивом, побуждающим их реализовывать мероприятия

по недопущению использования своих счетов в целях проведения операций по отмыванию денег, является минимизация собственных рисков. Последствия возникающих рисков для банка могут быть различными: от уплаты штрафов государству до отзыва лицензии на осуществление банковских операций. При этом важнейшими элементами управления риском являются понимание его природы и выявление источников.

К настоящему моменту российским банковским сообществом еще не выработано единой общепризнанной концепции и стратегии управления риском вовлечения банка в процессы легализации преступных доходов. В банковской среде отсутствует четкое понимание самой проблемы и, как следствие, нет единства в вопросе способов и путей ее решения. Поэтому важно более подробно рассмотреть механизм использования банков в процессе легализации доходов, полученных преступным путем. Необходимо на основе анализа моделей отмывания денег выделить основные источники риска для банка, которые возникают при оказании услуг клиентам с непрозрачной структурой собственности или сомнительными источниками происхождения капитала, а также распределить их в зависимости от сумм проводимых операций, характера используемых банковских продуктов, географии участников операций и их идентификационных данных.

Легализация преступных доходов представляет собой сложный процесс, включающий множество

различных операций, совершаемых разнообразными методами, которые постоянно совершенствуются. Несмотря на огромное многообразие механизмов и схем легализации, в их основе лежит одна технология. Она базируется на единстве цели отмывания — превращении незаконно полученных денег в наличной и/или безналичной форме в легальные, не вызывающие подозрений с точки зрения происхождения активы.

Анализ структуры современной экономической системы позволяет достаточно четко раскрыть экономическое содержание понятия «отмывание доходов, полученных преступных путем». Операция по отмыванию заключается в том, что денежные средства, приобретенные незаконно, после завершения этой операции получают в глазах государства и общества вид и форму, полностью или в значительной мере скрывающие их происхождение. В идеале после завершения процедуры отмывания доходы, полученные преступным путем, становятся неотличимыми от законно полученных активов.

Существует несколько основных моделей отмывания денег. Все модели можно условно разделить на две группы: первая группа моделей построена на основе циклического движения денежных средств (циркуляционные), вторая — на основе фаз (фазовые), исключением является целевая модель Аккермана. Рассмотрим более подробно механизм использования преступниками банков в рамках основных из этих моделей.

Фазовые модели. Они бывают нескольких видов.

1. Двухфазная модель П. Бернаскони. Согласно этой модели основными стадиями легализации являются отмывание денег (Money Laundering) и возвращение в оборот (Recycling), которые относятся к отмыванию первой и второй степени.

Первая стадия представляет собой отмывание денег, полученных непосредственно от совершения преступления. Целью первой фазы является сокрытие следов преступления путем перевода крупных сумм наличных денежных средств в легко управляемые активы. Отмывание первой степени осуществляется путем проведения краткосрочных банковских операций: например, обмен мелких купюр на купюры более крупного достоинства или валютообменные операции. На данном этапе связь денежных средств с первоначальным преступлением довольно четко просматривается. Поэтому данная фаза является наиболее рискованной для преступников.

Вторая стадия представлена среднесрочными и долгосрочными операциями, посредством кото-

рых предварительно отмытым деньгам придается видимость полученных из законных источников. Целью действий преступников является инфильтрация отмытых денежных средств в легальную экономику и придание им в глазах государства и общества видимости законно полученных доходов. На данном этапе отмытые денежные средства через банки вводятся в легальный экономический оборот.

П. Бернаскони различает страны совершения основного преступления, ставшего источником дохода, и страны отмывания денег. Доходы, полученные преступным путем, посредством банковской системы переводятся из страны, где совершено основное преступление, в страну отмывания денег, а затем, по завершении процедуры отмывания, реинвестируются обратно. При этом выделяются следующие черты, характерные для банковской системы страны, в которой осуществляется отмывание денег:

— отсутствие обязательного бухгалтерского учета для банков;

— возможность открытия анонимных/номерных банковских счетов;

— отсутствие обязанности для банков идентифицировать клиентов;

— недостаточная эффективность органов банковского надзора;

— неучастие страны в международном сотрудничестве по вопросам противодействия отмыванию доходов, полученных преступным путем.

Таким образом, в модели П. Бернаскони банковская система играет ключевую роль. Именно посредством банков происходят первичное размещение незаконно полученной наличности, электронный перевод средств в страну отмывания и возвращение отмытых капиталов владельцу.

2. Трехфазовая модель. Является базовой и рассматривается в настоящее время в качестве хрестоматийной. Каждая фаза (стадия) в этой модели имеет свою цель и набор способов достижения необходимого результата (рис. 1). Модель предполагает выделение в едином процессе легализации следующих элементов: размещение (placement), расслоение (layering) и интеграция (integration).

Размещение (р1асетеМ) — это физическое размещение крупных сумм наличных денежных средств, полученных преступным путем, на счетах в банках. Наличные денежные средства разбиваются на относительно небольшие суммы, которые затем размещаются на счетах в банках. Важным критерием для преступников при размещении является

62

ФИНАНСЫ И КРЕДИТ

3-я ступень «Интеграция»

2-я ступень «Расслоение»

1-я ступень «Размещение»

Перевод наличных денег в безналичную форму или другие активы

Посредники:

- банки;

- казино;

- ломбарды;

- пункты обмена валюты;

- риелторы на рынке недвижимости

Сокрытие нелегальных источников происхождения доходов путем сложных международных сделок

Посредники:

- офшорные банки;

- фирмы-однодневки;

- незаконные банки; Способы:

- перевод капиталов за границу;

- многократные переводы средств

Введение отмытых денежных средств в легальный рыночный оборот

Путем инвестирования в:

- банковский сектор;

- гостиничный бизнес;

- казино;

- ресторанный бизнес;

- небанковские кредитные организации;

- ломбарды и т. д.

Рис. 1. Трехфазовая модель отмывания доходов

анонимность, поэтому предпочтение отдается механизмам и инструментам, наилучшим образом обеспечивающим выполнение этого условия.

Расслоение (layering) — отрыв преступных доходов от источников их формирования путем цепи финансовых операций, направленных на маскировку проверяемого следа. Расслоение имеет целью скрыть реальные источники происхождения денежных средств и обеспечить анонимность владельцев криминальных активов. Посредством финансовых операций происходит смешение нелегальных активов с такими же по форме — легальными.

В настоящее время для проведения операций второй фазы большую роль играют офшорные зоны с мягким налоговым режимом, слабой системой финансового контроля в банковской сфере, непрозрачной структурой собственности и абсолютной банковской тайной. Использование офшорных банков на данном этапе осуществляется с целью вывода денежных средств из-под прямого контроля национального органа банковского регулирования и надзора, а также национальной финансовой разведки.

Интеграция (integration) — стадия процесса легализации, непосредственно направленная на придание видимости законности преступно нажитому состоянию. Цель этапа — консолидация разрозненных на предыдущих этапах активов в некоторую интегрированную, удобную для использования заказчиком форму (в виде счета в первоклассном банке). Во время интеграции отмытые деньги помещаются обратно в легальную экономику и интегрируются в финансовую систему наравне с обычными активами, полученными законным путем.

Трехфазовая модель была разработана американским таможенным управлением и предназна-

чена в первую очередь для борьбы с отмыванием доходов, полученных от торговли наркотиками. Это очень существенное условие так как: во-первых, розничная торговля наркотиками ведется исключительно за наличные и, зачастую, в мелких купюрах; во-вторых, использование наличных денег в США всегда было ограниченно в силу распространения безналичных форм расчетов. Крупная сумма наличных денег сама по себе вызывает большие подозрения, поэтому преступникам нужно как можно быстрее от нее избавиться, разместив на счетах банков, вложив в ценные бумаги или в любые другие активы. Показательным в данном случае является пример Федеральной резервной системы (ФРС) США, которая в целях борьбы с отмыванием денег, полученных от наркоторговли, на постоянной основе проводит мониторинг оборота наличности и применяет меры экономического воздействия к банкам, получающим и сдающим в учреждения ФРС банкноты одного номинала в течение одной рабочей недели.

Таким образом, в рамках основной модели легализации преступных доходов банки являются ключевым элементом процесса отмывания денег. Через них происходит размещение незаконно полученных наличных денег на стадии размещения, перевод денег — на стадии расслоения, и инвестирование в легальную экономику — на стадии интеграции. Стоит отметить, что зафиксировать необычное поведение клиентов банки могут лишь на этапе размещения незаконно полученных наличных средств. На стадии расслоения и интеграции операции по отмыванию денег становятся неотличимыми от реальных расчетов в рамках хозяйственных договоров, хотя по-прежнему несут высокий риск для банка.

3. Четырехфазовая модель. Этот подход к структурированию процесса отмывания используют эксперты ООН. Такая модель рассматривает четыре стадии легализации.

Первая фаза — освобождение от наличных денег и перечисление их на банковские счета подставных лиц, которые имеют собственные счета в банках.

Вторая фаза - распределение денежных средств путем банковских операций и операций с ценными бумагами.

Третья фаза - маскировка следов совершенного преступления путем:

— использования для открытия счетов банков, удаленных от места совершения преступления и места проживания преступников;

— перевода денег со счетов иностранных фирм на счета преступников в рамках фиктивных хозяйственных договоров;

— использования подпольной системы банковских счетов.

Четвертая фаза — интеграция денежной массы путем инвестирования отмытых капиталов в легальную экономику.

Ключевым элементом модели является использование финансовых инструментов и банковских операций, при проведении которых активно применяются смурфинг (организованная покупка легко преобразуемых финансовых инструментов) и структурирование (платежи небольшими суммами по различным основаниям на один банковский счет).

Циркуляционные модели. Их также несколько видов.

1. Модель циркуляции А. Цунда. Разработанная швейцарским экономистом А. Цундом циркуляционная (циклическая) модель отмывания денег берет за основу кругооборот воды в природе. Цунд сопоставляет отдельные фазы движения воды в ходе кругооборота с движением денег в процессе отмывания и выделяет следующие фазы:

— выпадение осадков: в результате совершения различных преступлений образуется доход в виде крупной суммы наличных денежных средств в мелких купюрах;

— впитывание (первичное отмывание): разрозненные суммы попадают в руки организованной преступной группы в целях проведения первичного отмывания путем приобретения валюты или обмена банкнот мелкого достоинства на банкноты более крупного достоинства;

— стоки грунтовых вод (аккумулирование): после предварительного отмывания деньги аккумулируются;

— озера грунтовых вод / сток: деньги посредством банковских операций переводятся за границу отделению преступной группы, которое отвечает за отмывание, либо фирме, специализирующейся на представлении таких услуг (за определенную плату и под определенный риск);

— отстаивание в озерах (подготовка к отмыванию): средства, которые могут поступать из разных стран и разных источников, аккумулируются в стране отмывания;

— насосная станция (ввод денег в легальную

финансовую систему): деньги через банки вводятся в легальную финансовую систему. Сделать это максимально удобно в странах, где отсутствуют требования по идентификации клиентов банками путем покупки финансовых активов (акций и других ценных бумаг на предъявителя) и размещения денег на счетах банков;

— очистительные сооружения (вторичное отмывание): вторичное отмывание производится с участием подставных лиц, фирм-однодневок и офшорных компаний/банков путем проведения серии транзитных операций;

— использование (инвестирование): средства вкладываются в средне- и долгосрочные активы, инвестируются в создание новых предприятий или в существующие организации. Целью этапа является окончательный отрыв средств от незаконных источников их происхождения и придание им правомерного вида;

— испарение (репатриация прибыли): после придания доходам правомерного вида они могут быть использованы для покупки иностранной валюты и перевода обратно в страну совершения преступления. Такое возвращение производится обычно в форме заемных средств аффилированным преступникам предприятий или приобретения доли в уставном капитале существующих предприятий и создания новых организаций с участием нерезидентов;

— повторное выпадение осадков: новое получение наличных средств в результате совершения преступлений.

Сущность кругооборота в том, что часть денег используется для финансирования дальнейшей преступной деятельности; другая часть — после отмывания размещается на счетах солидных банков или инвестируется в легальную экономику путем вложений на мировых финансовых рынках и приобретения активов легальных предприятий.

2. Циклическая модель отмывания денег. В 1990 г. экспертами ФРС США разработана модель, которая представляет собой симбиоз трехфазовой модели отмывания денег и циркуляционной модели А. Цунда. Она включает 3 фазы (размещение, расслоение и интеграцию), но движение средств при этом носит не линейный, а циклический характер. В рамках данной модели незаконные доходы в соответствии с потребностями преступной группы в ходе отмывания могут перескакивать одну или даже две фазы и направляться на финансирование текущей незаконной деятельности или деятельности, не требующей использования легальных

средств (взятки чиновникам и пр.). Денежные средства, полученные в результате совершения преступления, не обязательно должны пройти все стадии в целях отмывания, а могут быть использованы в первоначальном (неотмытом) виде для финансирования текущей деятельности преступников. На рис. 2 показаны циркуляция и отмывание доходов, полученных от незаконной торговли наркотиками, мошенничества, вымогательства и хищения денежных средств.

Основным инструментом первой фазы являются конверсионные операции банков, переводы денежных средств по каналам незаконных денежных переводов и контрабанда наличности в страну отмывания. В целях размещения преступных доходов используются банки, игорные заведения, предприятия сферы услуг и т. д. Направление дальнейшего движения денежных средств зависит от конкретных целей и возможностей преступной группы. Слабым местом модели является то, что она не отражает факта сбережения части отмытых средств и предполагает дальнейшее их использование в полном объеме для нужд финансирования незаконной деятельности. В конечном счете именно возможность дальнейшего беспрепятственного использования денежных средств, полученных в результате совершения правонарушения, в легальной экономике (а не финансирование текущей криминальной деятельности) является целью отмывания денег.

В циклической модели отмывания денег банковская система используется на всех стадиях процесса легализации, причем перечень банковских услуг, которые могут быть использованы в целях отмывания преступных доходов, постоянно расширяется.

3. Четырехсекторная модель отмывания доходов. Четырехсекторная модель отмывания денег предложена в начале 1990-хгг. швейцарским экономистом К. Мюллером (рис. 3). В рамках модели выделяются секторы и связанные с ними стадии отмывания.

Критериями для выделения являются: легальность/нелегальность проводимых операций и стра-

рис. 2. Циклическая модель отмывания денег: 1 — торговцы товарами; 2 — системы денежных переводов; 3 — пункты обмена валюты; 4 — ломбарды; 5 — казино; 6 — предприятия по покупке чеков; 7 — подпольные банки; 8 — биржи; 9 — риелторы на рынке недвижимости;

10 — банки

на совершения основного преступления/страна отмывания денег.

Сектор I — страна основного преступления/ легальность. В этом секторе осуществляется внутреннее, предварительное отмывание. Основной инструмент — валютообменные операции банков.

Сектор II — страна основного преступления/ нелегальность. В этом секторе происходит сбор прошедших предварительное отмывание денег в пул и подготовка их к контрабанде.

Сектор III — страна отмывания денег/нелегальность. В этом секторе происходит подготовка к вводу денег в легальную финансовую систему.

Легальные операции

о

и &

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

а

cd К

cd &

О

Сектор I Сектор IV

Сектор II Сектор III

ее К

св &

О

Нелегальные операции рис. 3. Четырехсекторная модель отмывания доходов

Сектор IV — страна отмывания денег/легальность. Производятся маскировочные действия в виде переводов, а также широко используются банковские продукты и услуги.

Посредством контроля за банковской сферой со стороны государства можно если не остановить, то в значительной мере затруднить отмывание денег. Для этой цели К. Мюллер разработал три возможных сценария.

Отсутствие мер противодействия в стране совершения преступления и отмывания денег. Доходы, полученные преступным путем, могут быть переведены из сектора I в сектор IV, минуя секторы II и III. Это происходит по причине пассивного отношения к проблеме отмывания денег в стране совершения основного преступления. Нахождение отмытых денег в секторе IV говорит о том, что нелегальное происхождение этих денег в данном случае установить уже невозможно - отмывание состоялось.

Декларирование и идентификация в стране совершения основного преступления и отсутствие мер противодействия в стране отмывания: преступники вынуждены переводить денежные средства, полученные преступным путем, в страну отмывания с использованием каналов нелегальной поставки, минуя размещения на счетах банков в стране совершения преступления. Так как в стране отмывания отсутствуют требования к банкам в части идентификации клиентов, то размещение незаконно полученной наличности на банковских счетах происходит легко и практически анонимно.

Декларирование в стране совершения преступления и идентификация в стране отмывания: средства переводятся в страну отмывания денег без декларирования, тем не менее в силу необходимости идентификации в стране отмывания они не могут быть свободно введены с легальный оборот. Преступники вынуждены переводить деньги дальше -в страны с более мягкими требованиями банков по идентификации.

В рамках данной модели ключевым параметром, определяющим направления движения и способы отмывания денег, является обязанность банков, через которые производятся размещение и отмывание преступных капиталов, идентифицировать своих клиентов. Идеальной для преступников является ситуация, когда банки не предъявляют требований к идентификации клиентов и имеется возможность открытия/владения анонимным счетом.

Анализ современных западных моделей, описывающих процесс отмывания денег, позволяет сделать вывод, что ключевым элементом процесса

легализации преступных доходов является использование преступниками финансовой (прежде всего банковской) системы. При этом основная проблема сводится к переводу больших сумм наличных денежных средств, полученных в результате совершения преступления, в легко управляемые финансовые инструменты. Классические модели предназначены в первую очередь для борьбы с отмыванием доходов, полученных от наркоторговли, незаконной торговли оружием, проституции и т. д. Они имеют следующие общие черты:

— модели основаны на предположении, что незаконные доходы изначально имеют форму наличных денег, процесс отмывания стартует с размещения крупных сумм наличных денежных средств на счетах в банках;

— использование наличных денег в стране отмывания ограничено в силу исторических традиций, а также развития современных платежных систем и технологий;

— сделки по отмыванию денег носят циклический характер и являются следствием не совершения единичного правонарушения (например, разовое хищение средств), а результатом постоянной криминальной активности (например, торговля наркотиками);

— регистрации фирм в стране совершения преступления предшествует тщательная процедура проверки их собственников и руководителей, а также законности источников капитала (использование компаний-однодневок затруднено);

— банки имеют возможность минимизировать собственные риски быть вовлеченными в схемы по отмыванию доходов путем отказа в установлении договорных отношений с подозрительными клиентами, использования права расторжения договора банковского счета или вклада в одностороннем порядке, отказа в проведении операции клиента в случае наличия достаточных оснований полагать, что целью проведения операции является отмывание денег;

— система надзорных и правоохранительных органов во взаимодействии с органами финансового регулирования и контроля позволяет эффективно отслеживать операции по уходу от налогов и систематические сделки с крупными суммами наличных денежных средств.

Указанные условия являются исключительно важными, и несоблюдение хотя бы одного из них в значительной мере трансформирует всю систему. Это накладывает значительные ограничения на возможность использования данных моделей в целях разработки методов противодействия отмыванию

преступных доходов. В классических моделях отчетливо проявляется один из основополагающих (фундаментальных) недостатков современной борьбы с отмыванием денег. Например, в рамках классических моделей предполагается проведение операций по отмыванию денег путем создания новых фирм или ситуации, когда в кредитную организацию приходит на обслуживание новый клиент, основной целью которого является отмывание преступных доходов. В этом случае очень высока вероятность недооценки того факта, что нередко абсолютно легально существующая фирма, уже имеющая счет в банке, будет использоваться для проведения операций по отмыванию денег. Это касается в первую очередь таких преступлений, как незаконные инсайдерские сделки, налоговые правонарушения и хищения средств с использованием должностного положения. Поэтому различия моделей описания технологий отмывания имеют принципиальное значение для банков. Типология этих схем представляет собой важную теоретическую и практическую задачу, поскольку именно от нее в конечном счете зависит как выбор стратегии противодействия, так и методы управления риском вовлечения банка в процессы легализации преступных доходов.

Исследование классических моделей отмывания доходов было проведено с целью использования его результатов для решения проблем, стоящих перед современной Россией. Конечно, российские условия чрезвычайно своеобразны, и применение зарубежного опыта всегда требует большой осторожности и нетривиальной адаптации. Убедиться в существенности влияния национальных условий на методы отмывания денег несложно. Достаточно отметить исключения при определении предикатных преступлений в российском законодательстве (исключение из числа предикатных 6 видов экономических преступлений), хотя в западных странах на эти виды преступлений приходится основная часть уголовных дел в области отмывания денег. Однако, по мнению автора, опасно и непродуктивно как пренебрегать особенностями России, так и возводить их в абсолют, говоря об исключительности пути нашей страны и принципиальной невозможности использования зарубежного опыта. Умение пере-

нимать и адаптировать зарубежные технологические и особенно — институциональные достижения представляется важнейшим в современных условиях цивилизационным конкурентным преимуществом России. Его нужно широко использовать при решении стоящих перед ней проблем, в том числе проблем противодействия теневой экономике и отмыванию незаконных доходов.

Рассмотрим закономерности классических моделей отмывания доходов через призму российских национальных условий и воспроизведем модель отмывания денег в современных условиях российской действительности. Разработка данной модели необходима для того, чтобы в дальнейшем на ее основе построить стратегию управления риском вовлечения банка в схемы по легализации преступных доходов и выработать методы противодействия этому явлению.

В существующих условиях целесообразно рассмотреть два варианта национальной модели отмывания доходов, полученных преступным путем:

1) незаконные доходы имеют форму наличных денег;

2) незаконные доходы получены в безналичной форме.

Данное разделение необходимо, так как именно форма первоначального криминального дохода во многом предопределяет набор методов и способов придания им правомерного вида. Рассмотрим принцип действия этих моделей в практической плоскости.

незаконные доходы имеют форму наличных денег (рис. 4). Несмотря на то, что расчеты налич-

рис. 4. Модель отмывания дохода, полученного незаконным путем в форме наличных денег

ными деньгами в платежном обороте замещаются безналичными, наличные деньги в российской экономике остаются одним из главных платежных средств и вряд ли в обозримом будущем будут вытеснены электронными аналогами. В то время как в развитых странах на наличный оборот приходится только 10 % товарооборота, а в США — 5 %, в России по-прежнему около 97 % всех трансакций проводится с использованием наличных денег [3]. В таких условиях закономерности классических моделей отмывания денег просто не работают.

В отличие от западных стран в России при приобретении недвижимости или предприятия не принято задавать вопросы об источнике происхождения денег. Как следствие, в наличной форме осуществляются огромные по масштабам сделки, которые просто невозможны в развитых странах. Там крупная сумма наличности воспринимается как верный признак незаконности происхождения денег, в России — как норма. Современные условия российской экономики позволяют использовать наличные деньги практически в любом объеме с минимальным риском для их владельца как в легальном секторе экономики (на рынке недвижимости, рынке слияний и поглощений, в инвестиционных проектах и т. д.), так и в коррупционных целях, а также для оплаты товаров и услуг в теневой экономике. Таким образом, одной из особенностей отечественной модели отмывания денег является возможность использования доходов, полученных преступным путем, в легальном секторе экономики непосредственно в том виде, в каком они были получены — в форме наличных денег. Поэтому преступникам нет необходимости рисковать и в целях отмывания переводить денежные средства в безналичную форму.

Использование банковской системы выгодно преступникам при выводе капитала за рубеж в случае отсутствия возможности инвестировать наличные денежные средства в легальный сектор экономики РФ. Оставлять в течение длительного времени деньги в пределах компетенции национальных денежных властей и Росфинмониторинга им нежелательно ввиду наличия явной связи между владельцем средств и преступлением, в результате которого получен незаконных доход.

На этапе размещения незаконно полученных доходов в банковской системе у преступников также не возникает серьезных проблем. Несмотря на право банка запросить у клиента документы, подтверждающие законность источников происхождения денежных средств, вносимых на счет,

у клиента в соответствии с законодательством РФ не возникает обязанности представить банку соответствующую информацию. Другими словами, нормативы Банка России обязывают банк предпринять обоснованные и доступные меры по установлению источников происхождения денежных средств клиента. Но в силу отсутствия у последнего обязанности представить соответствующие данные, это совершенно не означает, что на момент открытия счета банк будет располагать всеми необходимыми сведениями. Данная проблема является следствием противоречивости отдельных положений российского законодательства, что значительно снижает его эффективность. В соответствии с законом банк не вправе отказать клиенту в заключении договора банковского счета, в случае если последний не представил документы, подтверждающие законный источник происхождения размещаемых им средств. Фактически банк обязан открыть счет физическому или юридическому лицу, даже в случае если у него имеются подозрения в отношении добропорядочности клиента и его целей, а также законности источников капитала. В случае отказа клиент может обратиться в суд, и действия банка будут признаны неправомерными. Банк в судебном порядке обяжут открыть счет клиенту, а также возместить судебные издержки и выплатить компенсацию за моральный ущерб.

Дальнейшие действия преступников довольно хорошо описываются классической трехфазовой моделью отмывания доходов. Посредством мирового рынка ссудных капиталов и операций в легальном секторе экономики зарубежных стран, использования системы операций через офшорные центры денежные средства, полученные преступным путем на территории РФ, приобретают более или менее законный вид. После отмывания средства могут быть размещены на счетах солидных западных банков, инвестированы в развитие легального бизнеса в любой стране мира или возвращены в Россию, но только уже в виде заемных средств предприятиям легального сектора или иностранных инвестиций. Отмывание состоялось.

незаконные доходы имеют безналичную форму. Отмывание денег традиционно ассоциируется у специалистов в этой области с незаконной прибылью от уличной торговли наркотиками, которая появляется в виде наличных денег и отмывается путем размещения на счетах финансовых учреждений. Однако отмывание денег связано не только с указанными видами криминальной активности, и в качестве предикатного может выступать практичес-

ки любое преступление в сфере экономики. Главная особенность модели отмывания доходов, полученных в безналичной форме, в том, что источником незаконных доходов здесь является законная деятельность. Доходы приобретают свой незаконный характер в силу неправомерности их получения путем совершения мошеннических действий, хищения, злоупотребления должностными полномочиями и т. д. Таким образом, криминальные деньги изначально имеют безналичную форму, то есть украдены с банковского счета жертвы. Можно выделить и своеобразные зоны риска:

— слияния и банкротства в банковском секторе;

— финансовые пирамиды.

Например, Росфинмониторниг совместно с МВД, ФСБ и Генпрокуратурой ведет расследование случаев мошенничества со стороны группы компаний, в которую входила страховая компания «Фондовый резерв», в 2004—2008 гг. привлекавшая средства российских граждан. Ущерб от действия мошенников составил 600 млн долл. При этом исчезнувшие деньги искали совместно с 11 странами [4]. Второй крупный случай мошенничества связан с компанией «Гарант Кредит», которая похитила около 18 млрд руб. у 250 тыс. российских граждан. Часть средств, похищенных в ходе мошеннических действий, была найдена в виде банковских счетов за рубежом.

Еще одной зоной риска является хищение бюджетных средств. Классические модели не учитывают возможности получения незаконного дохода в безналичной форме. Причинами этого, возможно, являются достаточно низкий уровень коррупции в большинстве западных стран, отлаженная система государственного контроля за целевым использованием бюджетных средств. Для России же эти проблемы сейчас очень актуальны. В связи с тем, что отечественные аналитики зачастую пытаются ограничить процесс легализации тремя основными стадиями классической модели, данный участок остается без должного внимания. Поэтому вполне объяснима низкая эффективность мер по противодействию отмыванию преступных доходов в России.

В данном случае целесообразно выделить две основные группы

операций: операции на территории РФ и операции, связанные с выводом капитала за пределы территории РФ для целей отмывания (рис. 5).

Получив доход в результате мошеннических действий или хищения средств в виде суммы на счете в одном из банков РФ (как показывает практика, хищение крупных сумм производится путем электронного перевода, а не путем физического выноса наличности), преступникам необходимо «оторвать» эти деньги от первоначального преступления. Для этого может быть использована одна из двух основных стратегий: после серии транзитных операций с использованием фирм-однодневок деньги выводятся за рубеж или снимаются наличными. Оставлять их на счете в отечественном банке нельзя, так как в случае проведения расследования по информации, полученной из Росфинмонито-ринга или коммерческих банков, цепочку движения средств по территории РФ от банка к банку можно будет восстановить, доказав незаконное происхождение капитала. Поэтому преступникам необходимо вывести деньги из-под прямого контроля национальных денежных властей или хотя бы придать анонимный вид имеющемуся капиталу.

Необходимо отметить, что в классических моделях, описывающих процесс отмывания денег, движение средств происходит в направлении, противоположном тому, которое возникает при обналичивании денежных средств. Это является яркой национальной особенностью процессов легализации преступных доходов в России. Обналичивание — реализация финансовых схем, направленных на бесконтрольный перевод безналичных денежных

Инвестирование в развитие легального бизнеса в РФ

Размещение на счетах в банках РФ

Об

наличивание

Инвестирование в развитие инфраструктуры

Мошенничество,

Законная г

деятель-

ность 1

Незаконные доходы в безналичной ф орме на счетах в банках

Операции с

использованием 1

фирм-

однодневок на

территории РФ П

Размещение насчетахв финансовых учреждениях иностранных государств и международном рынке

МИР

Операции в легальном секторе экономики (в т.ч. инвестирование за рубежом)

И

Вывод капитала за рубеж и отмывание с использованием офшорных зон и операций с нерезидентами

Рис. 5. Модель отмывания дохода, полученного незаконным путем в безналичной форме

средств на счетах в банках в наличные сверх реальных потребностей экономического субъекта. По оценкам экспертов, только в Москве объем фиктивных операций по обналичиванию денежных средств составляет от 50 до 80 млрд руб. в месяц [2]. В данном случае преступниками используется одна из главных характеристик наличных денег — их полная анонимность. Однако отождествление обналичивания и отмывания далеко не всегда правомочно. Это правомерно только, когда обналичивание денег само по себе является средством их отмывания. То есть незаконно полученные доходы изначально имеют безналичную форму, а обналичивание позволяет прервать документальный след движения денежных средств по каналам банковской системы и придать анонимный характер капиталу. При этом преступников не пугает огромная сумма наличных денег — ведь найти им применение в легальной экономике РФ не составляет труда. Далее движение денежных средств можно рассматривать по модели «незаконные доходы имеют форму наличных денег» с фазы «незаконные доходы в наличной форме». В трехфазовой модели отмывания денег это уже соответствует стадии интеграции — отмывание состоялось (в данном случае — хищение денежных средств с зачислением их на счет соответствует стадии размещения; обналичивание — стадии расслоения; использование наличных денежных средств — стадии интеграции).

Альтернативным вариантом использования банковской системы в рамках российской модели отмывания денег являются вывод капитала за рубеж и отмывание с использованием офшорных зон и операций с участием нерезидентов. Например, только за первую половину 2009 г. через банки прибалтийских государств по каналам офшорного транзита по сомнительным операциям из России выведено более 295 млрд руб. [5].

Активное использование прибалтийских банков при совершении сомнительных операций было отмечено российским регулятором еще в 2008 г. В письме Банка России от 13.03.2008 № 24-Т отмечено, что участились случаи переводов денежных средств резидентами в пользу нерезидентов по сомнительным договорам об импорте товаров на условиях коммерческого кредитования. Особо крупные денежные переводы при этом осуществлялись в пользу нерезидентов, зарегистрированных в Великобритании, на Кипре, в Новой Зеландии, а также в офшорных зонах на Британских Виргинских островах и в Белизе. При этом нерезиденты имели расчетные счета в банках Латвии, Кипра,

Литвы, Эстонии. Также в 2008 г. Банком России отмечено резкое увеличение объемов денежных средств, переводимых юридическими лицами — резидентами со своих счетов в уполномоченных банках на свои счета, открытые в банках за пределами территории РФ, в банках Казахстана, Молдавии, Эстонии, Латвии и Кипра. По мнению специалистов Банка России, возрастающие масштабы этих операций позволяют предполагать, что в большинстве случаев действительными их целями могут являться уклонение от уплаты налогов, оплата «серого» импорта и отмывание доходов, полученных преступным путем. Российским банкам было рекомендовано уделять особое внимание таким операциям и при их выявлении запрашивать у клиентов документы, подтверждающие источники поступления денег на их счета в уполномоченных банках, а также документы, подтверждающие вещные права организаций на товары либо иные активы, реализуемые ими на территории РФ [1]. По оценкам экспертов, объем фиктивных операций по переводу средств в пользу нерезидентов составляет 3—4 млрд долл. в месяц. Денежные средства, полученные преступным путем на территории РФ, приобретают законный вид посредством операций на мировом рынке ссудных капиталов и операций в легальном секторе экономики зарубежных стран.

На основе анализа представленных моделей, описывающих процесс отмывания денег через банковскую систему РФ, можно сделать вывод о степени потенциальной возможности использования существующих банковских продуктов в целях легализации преступных доходов. При этом ключевые принципы, которые должны лежать в основе подхода банка к анализу деятельности клиента, следующие:

— риск легализации потенциально присутствует во всех банковских продуктах и, как следствие — во всех направлениях деятельности клиента в банке;

— каждое направление деятельности клиента имеет набор критериев, которые могут косвенно свидетельствовать о наличии риска проведения клиентом операций по легализации преступных доходов.

Таким образом, при обслуживании клиентов — юридических лиц наиболее рискованными для банка с позиций вероятности вовлечения в процессы отмывания преступных доходов могут быть признаны: переводы денежных средств (в т. ч. являющиеся объектом валютного контроля); кассовое обслуживание; операции клиентов с неэмиссионными ценными бумагами. Значительно меньший риск несут

операции по инкассо, аккредитивам и банковские гарантии. Минимальный риск—депозиты, зарплатные проекты и кредитование. При обслуживании клиентов — физических лиц повышенный риск для банка с позиций вовлечения в процессы отмывания преступных доходов несут операции по счетам (б/с 40817, 42301), операции с наличной иностранной валютой, банковскими картами и драгметаллами. Менее рискованными являются вклады, кредиты и депозитарное обслуживание. Минимальный риск несут операции с именными чеками банка. При обслуживании клиентов — кредитных организаций банку необходимо уделять повышенное внимание операциям по счетам лоро и ностро, банкнотным сделкам и операциям с драгметаллами. Менее рискованными являются конверсия, депозиты и МБК. Минимальный риск несут операции РЕПО и СВОП. Особое внимание при этом необходимо уделять клиентам банка, которые являются резидентами государств (территорий), предоставляющих льготный налоговый режим и/или не предусматривающих раскрытие и предоставление информации при проведении финансовых операций (офшорные зоны), государств, не участвующих в международном сотрудничестве в области борьбы с легализацией преступных доходов и государств с повышенным уровнем коррупции, а также резидентам государств, в которых незаконно производятся или через которые перенаправляются наркотические вещества.

Сам по себе факт использования клиентом определенных банковских продуктов не может являться подозрительным, так как основная цель банка — получение прибыли через предоставление клиентам банковских услуг. Банковские операции становятся таковыми только в случае действий клиента, которые могут быть использованы в целях легализации преступных доходов (в соответствии с моделями отмывания денег, приведенными выше) и во взаимодействии с данными, полученными на этапе анализа информации о клиенте. В зависимости от уровня риска, который присвоен клиенту на основании оценки использования им определенных банковских продуктов в совокупности с данными его организационного профиля, банк должен определить необходимую степень проверки и изучения информации о клиенте.

Как показывает анализ мировой практики, международные финансовые институты и банковское сообщество сегодня усиливают внимание к

вопросам предотвращения использования национальных и мировой финансовых систем в целях отмывания доходов, полученных преступным путем. Поэтому политика современного банка должна быть нацелена на предотвращение использования его продуктов в преступных целях. Банк должен стремиться иметь дело только с теми клиентами, разумная проверка источника благосостояния и средств которых подтвердит их законность. Основная задача при этом сводится к минимизации банком собственных рисков путем оценки вероятности вовлечения в операции по легализации преступных доходов.

Таким образом, система управления риском вовлечения банка в процессы легализации доходов, полученных преступным путем, является одной из важнейших составляющих организационного процесса функционирования современного коммерческого банка. Она обязана быть интегрирована в данный процесс, иметь в своей основе научно обоснованную стратегию и тактику, нормативную базу и оперативную реализацию. Если российские банки хотят стать полноправными участниками международного рынка ссудных капиталов, они обязаны научиться оценивать собственный риск вовлечения в процессы легализации преступных доходов и разработать эффективные механизмы управления этим риском. Очевидно, что в ходе дальнейшей интеграции российских банков в мировую финансовую систему значение комплексной и адекватной системы управления риском вовлечения банка в процессы легализации преступных доходов будет только возрастать.

Список литературы

1. О повышении эффективности работы по предотвращению сомнительных операций клиентов кредитных организаций: письмо Банка России от 03.09.2008 № 111-Т.

2. Пономарев И. Кнутом и пряником: ФАТФ хочет «отмыть» Россию от коррупции за 2 года // Национальный банковский журнал. 2008. № 9 (54).

3. Юров А В. Пути развития наличного денежного обращения в РФ // Деньги и кредит. 2008. № 7.

4. URL: http://www.finmarket.ru/z/nws/news. asp?id=1037529&rid=1.

5. URL: http://www.kfm.ru/news_20072009_425. html.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.