Научная статья на тему 'Тюркизмы в устной речи жителей г. Уфы'

Тюркизмы в устной речи жителей г. Уфы Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

199
49
Поделиться

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Исмагилова Н. В.

Статья посвящена исследованию слов тюркского происхождения, используемых жителями г. Уфы в устной непринуждённой речи. Делается попытка выявить состав наиболее распространённых в городе тюркизмов, причины их проникновения в русскую речь, особенности их функционирования. В статье также приводится классификация тюркских слов с точки зрения их употребительности, освоенности, распространённости.

TURKIC WORDS IN ORAL SPEECH OF UFA INHABITANTS

The given paper is devoted to the investigation of Turkic origin words, used by Ufa inhabitants in everyday speech. There is an attempt to reveal the staff of the most wide spread Turkic words in the city, the reasons of their penetration into the Russian speech, the specifity of their functioning. The paper analysis the classification of Turkic words from the point of view of their application, assimilation, prevalence.

Текст научной работы на тему «Тюркизмы в устной речи жителей г. Уфы»

УДК 81 ’27 ББК 81.001.2

ТЮРКИЗМЫ В УСТНОЙ РЕЧИ ЖИТЕЛЕЙ Г. УФЫ

Н.В.Исмагилова

Статья посвящена исследованию слов тюркского происхождения, используемых жителями г. Уфы в устной непринуждённой речи. Делается попытка выявить состав наиболее распространённых в городе тюркизмов, причины их проникновения в русскую речь, особенности их функционирования. В статье также приводится классификация тюркских слов с точки зрения их употребительности, освоенности, распространённости.

Уфа - крупный многонациональный город, в котором проживают представители различных этносов: русские, башкиры, татары, украинцы, белорусы, чуваши, марийцы, мордва, армяне, евреи, немцы и др. Языки представителей этих национальностей не могут не контактировать друг с другом. В таких условиях существование дву- и многоязычия, а также ди- и полиглоссии объективно закономерно.

Русский язык, являющийся средством межнационального общения в Уфе, испытывает на себе влияние прежде всего башкирского и татарского языков, как наиболее распространённых в городе. Одним из результатов взаимодействия этих трёх языков является возникновение и функционирование в устной русской речи тюркизмов. Немаловажную роль в переносе тюркской лексики в устную русскую речь играют билингвы.

В «Толковом словаре русского языка» С.И.Ожегова и Н.Ю.Шведовой тюркизм определяется как «слово или оборот речи в каком-нибудь языке, заимствованные из какого-нибудь тюркского языка или созданные по образцу тюркского слова или выражения» [1, с. 819].

Е.А.Яковлева под тюркизмами понимает не только слова тюркских языков, «но любые тюркские языковые элементы (фонетические, просодические, словообразовательные, морфологические, синтаксические)» [2, с. 189]. С нашей точки зрения, при анализе устной речи городских жителей наиболее приемлемым определением тюркизма является то, которое предложено профессором

Е.А.Яковлевой.

Научное изучение тюркизмов, функционирующих в русском литературном языке, началось ещё в XVIII веке [3]. Исследованию данной проблемы посвящены работы А.Н.Баскакова,

В. А.Гордлевского, Н.К. Дмитриева, И.Г.Добродомо-ва и др. Очевидно, что за такой сравнительно долгий период были достигнуты определённые успехи в выявлении состава тюркизмов в русском литературном языке, особенностей их функционирования и др. Так, например, выяснено, что в современном русском литературном языке употребляется более 2000 слов тюркского происхождения, например: алмаз, арбуз, аркан, артель, атаман, атлас, базар, бакалея, балбес, барсук, булат, буран, войлок, газель, деньги, есаул, жасмин, изюм, калач, камыш, карандаш, кирпич, колбаса, курган, лошадь, маяк, очаг, палас, пирог, стакан, табун, таможня, товарищ, тормоз, утюг, чулок, яшма и др.

Учёные также проявили интерес к изучению тюркизмов в русских говорах, распространённых

на территориях компактного проживания тюркских народов. Так, например, исследованием этого вопроса в Республике Башкортостан занимаются

З.П.Здобнова, Л.Л.Аюпова и др. По свидетельству Л.Л.Аюповой, в русских говорах Башкирии зарегистрировано около 250 тюркизмов [4].

Проблема влияния тюркских языков на устную неофициальную речь городских жителей заинтересовала учёных относительно недавно и остаётся малоизученной. Она рассматривается лишь в небольшом количестве работ. Так, например, тюркизмы, функционирующие в языке города Ижевска описаны в монографии Н.А.Прокуровской [5], тюркизмы, употребляющиеся жителями городов Челябинской области, находящихся на границе с Республикой Башкортостан - в статье А.Я.Каташевой

[6]. Заимствования из башкирского и татарского языков, функционирующие в устной речи жителей г. Уфы рассматриваются в работах Л.Л.Аюповой

[7], Е.А.Яковлевой [2] и ряде коллективных статей по языку г. Уфы.

Профессор Л. Л. Аюпова также составила глоссарий «Лексика народов Башкортостана в русской речи (Глоссарий)» [8] на материале текстов башкирских газет и журналов, художественных произведений русских и башкирских авторов, данных картотеки языка г. Уфы кафедры общего и сравнительно-исторического языкознания. Жаргонизмы тюркского происхождения включены в «Словарь уфимского сленга» С.В.Вахитова [9].

Исследуемый нами языковой материал (записи устной речи жителей г. Уфы из картотеки кафедры общего и сравнительно-исторического языкознания, собственные наблюдения над устной городской речью, материалы глоссария «Лексика народов Башкортостана в русской речи», «Словаря уфимского сленга» С.В.Вахитова) также позволяет говорить о широком и многоплановом включении элементов местных тюркских языков в живую русскую речь жителей г. Уфы. Можно ставить вопрос о влиянии башкирского и татарского языков на все уровни и подсистемы русской разговорной речи и русского языка в целом.

Те или иные тюркизмы обладают различной степенью распространённости в речи носителей русского языка, т.е. могут быть известны большему или меньшему кругу лиц. Поэтому тюркизмы по степени употребительности можно подразделить на: 1) активные (широкоупотребительные), 2) пассивные (малоупотребительные), 3) ситуативные. Знание тюркизмов и их употребление в речи русскоязычных людей варьируется в зависимости от того: 1) входят ли в круг общения человека пред-

100

раздел ФИЛОЛОГИЯ

ставители тюркских национальностей; 2) состоит ли человек в межнациональном браке; 3) владеет ли человек каким-либо тюркским языком; 4) знаком ли человек с литературой, культурой, историей тюркских народов и др.

Следует отметить, что число людей, знакомых с языком, культурой, историей родного края постоянно растёт. Так, ученики во всех школах РБ изучают дисциплины «Родной язык», «Культура, литература, история Башкортостана», по местному телевидению регулярно показывают просветительские передачи об истории, культуре Республики Башкортостан, проводят курсы обучения башкирскому языку. По выражению Е.А.Яковлевой, тюркизмы «заполняют около половины речевого пространства города...Многие тюркизмы всегда на слуху, их подсказывает сама ситуация общения» [2, с.189].

По степени освоенности и распространённости можно выделить тюркизмы: 1) общеупотребительные, вошедшие в состав литературного языка; 2) региональные, т.е. характерные для отдельного региона; 3) локальные, т.е. употребляющиеся на территории отдельного города, посёлка, села и др.

Тюркизмы, употребляющиеся в устной речи жителей г. Уфы, имеют разную природу. Мы исключаем из рассмотрения слова тюркского происхождения, которые уже давно вошли в лексический состав литературного русского языка и не воспринимаются как заимствования.

Некоторые из тюркизмов, употребляющихся в городе, представляют собой экзотизмы, т.е. разновидность заимствований, использующихся для передачи местного колорита. Экзотизмы, как правило, представляют собой безэквивалентную лексику. Такая лексика фиксируется в толковых словарях, энциклопедиях, справочниках, глоссариях. Главной причиной появления экзотизмов является необходимость обозначить предмет, явление или понятие, свойственные только культуре или быту данного народа и отсутствующие в другом языке. Таким образом, основной функцией экзотизмов можно назвать обогащение словарного запаса путём номинации иностранных предметов, явлений, идей. Экзотизмы могут быть широкоупотребительными (коран, курай, кумыс, беляш и др.) и малоупотребительными (сэсэн, шежере, тамга и др.).

Часть экзотизмов тюркского происхождения относится к именам собственным, а именно: 1) топонимам: р. Агидель, р. Зилим, г. Стрелитамак, г.Баймак, с.Бижбуляк и др.; 2) антропонимам: Тан-сулпан (Танчулпан), Бикбай, Буранбай, Заман, Дамира, Ильдус и многое другое; 3) названиям предприятий, учреждений и др. (эргонимы, эмпорони-мы): «Айташ», «Аккыш», «Бакса», «Табыш», «Ал-га», «Карлугас» и мн.др. Приведём примеры: Надо об этом Алие сказать; «Айгулю» (торт) купила, сейчас чай попьём; Мимо «Илиша» (магазин) проходил, а зайти забыл; В «Китапе» (издательство) смотрели, да там дорого больно.

Другая часть экзотизмов, представляя собой имена нарицательные, обозначает реалии, связанные с бытом, культурой, историей тюркских народов (балиш, бишбармак, кыстыбый, учпучмак, чак-чак, корот, катык, айран; кубаир, акбузат, толпар,

кубыз, сабантуй, майдан, юрта, медресе, калым, шакирд, намаз, никах и др.).

Вторую группу составляют тюркизмы, занимающие промежуточное положение между заимствованиями и вклиниваниями на тюркских языках в речь на русском языке, или кальками (термин А.Е.Карлинского). Эти тюркизмы, с нашей точки зрения, нельзя относить к полноценным заимствованиям, так как, по всей видимости, большинство из них никогда не войдёт в лексический состав русского литературного языка вследствие того, что они имеют эквиваленты в русском языке. К тому же данные тюркизмы не могут быть известны абсолютно всем русским, проживающим в городе. Однако они, как и заимствования, обладают определенной устойчивостью и регулярной воспроизводимостью в речи некоторых уфимцев, причём в устной речи они часто употребляются в значениях, отличных от их значений в языке-оригинале. Поэтому их можно назвать регионализмами или заимствованиями на уровне речи. Эти тюркизмы являются частично или полностью ассимилированными. При освоении, как правило, изменяется произношение и грамматическая форма слова, оно приобретает все грамматические признаки русской лексемы. Слова разных частей речи получают соответствующие флексии, например: - Ты где учишься? — Да в Урмане (прозвище Уфимского лесхоз-техникума (от тат. и башк. урман — «лес»); Какая нам с этого файда (от тат. файда — «польза»)?; Пошли ашать (от тюрк. ашарга — «есть, принимать пищу»); День сёдня какой-то яманный (жарг. от тат. яман - 1. «плохой, дурной, худой, скверный».

2. «злой») и др.

Некоторые тюркизмы такого рода входят в устную речь, изменяя свою частеречную принадлежность и, соответственно, семантику, например: Я вообще не знаю, что делать — полный аптраган (букв. в ф. 3 л. ед. «он растерялся, смутился; был озадачен; измучился» от тат. глагола аптырарга -«быть в недоумении, растеряться»; здесь - в значении «недоумение, растерянность, озадаченность»); У Аньки такой кильдым собрался (букв. «я пришёл»; здесь - в значении «шумная компания»); Завтра вечером пойду на топтоган (букв. тат. таптаган - «он натоптал»; здесь - в значении «дискотека»); - Как мне эта юбка? - Самый шулай (тюрк. мест. «так». 2. нар. «так, правильно»; здесь

- в значении «самое то», «как раз»); Они пошли на рынок всем тулаем («всей толпой» от тюрк. тулаем

— «оптом») и др.

По словам Е.А.Яковлевой, данные тюркизмы в конкретном речевом акте «превращаются во вторичные наименования, прагмасионимы, т.е. слова, обладающие особой действенной силой, эффективностью и используемые исключительно в прагматических целях» [2, с. 191]. Эти тюркизмы также могут быть широкоупотребительными (малай, кы-зымка, бабай, аптраган, топтоган) или малоупотребительными (аулак, армай и др.), а иногда могут носить ситуативный характер (юк, матур, айбят и

др.).

И к последней группе тюркизмов относятся вклинивания на тюркских языках в речь на русском языке, или по терминологии А.Е.Карлинского

«языковые кальки». Например: Посмотри на него: неловкий как аю (тюрк. «медведь»); Регина, киль монда (тат. «иди сюда»). Угощайся (из речи русской женщины); Да не может быть, кит але (ругательное «иди ты»)/; Будешь много белерге (тат. «знать»), быстро состаришься; Алла бирса (тюрк. межд. «Бог даст»), закончишь университет и пойдёшь работать/; У тебя тартырга бар? (тат. «закурить есть?») и др. Их употребление обычно носит ситуативный характер.

Тюркизмы разного рода можно обнаружить в некоторых лексико-тематических (ЛТГ) и лексикосемантических (ЛСГ) группах русской разговорной речи г. Уфы. Например, в ЛТГ наименований по родству можно включить следующие регионализ-мы: ana (тюрк.) - 1. «Старшая сестра». 2. «Тётя, тетка». З. «Тётя» (форма вежливого обращения к женщине); апайка, anae4Ka - 1. «Женщина башкирской или татарской национальности». 2. «Некрасиво, неопрятно одетая женщина»; бaбaй (тюрк.) - 1. «Старик». 2. «Старый татарин или башкир». З. «Уроженец Средней Азии»; 4. «Диктор местного телевидения, читающий новости на башкирском языке»; бaбaйкa - «фантастическое существо, которым пугают детей»; кызымш (от тюрк. кыз - «дочка, девочка, девушка») - «девочка, девчонка» (часто с отрицательной коннотацией); ма-лaй, мaлaйкa (тюрк.) - «мальчик, мальчишка» и др. Приведём примеры словоупотребления: Аниса-апа, не бросайте трубку/ (ведущий местного телевидения); ... Одни апайки, а я языка не знаю; - Сегодня сказали по радио, что будет дождь. — А ты бабаю не верь/ (м., 25-3G л.); Ну, что? Испугался бабайку? (ж., 3G л.); Тут какая-то кызымка бегала; Малайка наш по улице бегает и др.

Тюркизмы встречаются в ряде подгрупп лексико-тематической группы «Человек». Так, подгруппа названий частей человеческого тела вобрала в себя небольшое количество лексем: бaшкa (от тюрк. баш - «голова» (разг.)); KypcaK (тюрк.) - 1. «Желудок». 2. «Живот» (жарг.).

Лексико-семантическая подгруппа номинаций, содержащих оценочную характеристику человека по разным параметрам (пол, возраст, характер, социальное положение), включает следующие лексе-

мы: байбак (от тюрк. байбак - «сурок») - 1. «Полный человек». 2. «Ленивый человек»; чумичка (от тат. чумеч) — «грязнуля, неряха»; аллаяр и аллая-рин — жарг. 1. «Тот, кто не умеет вести себя в обществе». 2. «Простак». 3. «Житель деревни» (от тюркского имени Аллаяр); аллаярка — жарг. 1. «Немодно, безвкусно одетая женщина». 2. «Жительница деревни». 3. «Проститутка» (производное от аллаяр); бикса - жарг. 1. нейтр. «Девушка». 2. «Подруга». 3. «Любовница». 4. «Проститутка» (вероятно, от тюрк. бике — «барышня»); шайтан (башк. и тат. шайтан — «чёрт, бес, леший, нечистая сила») - «озорник, негодник»; карга (тюрк. карга — «ворона») - «сварливая старуха»; катык (тюрк. «кислое (квашеное) молоко») — «неприятный человек»; батыр (башк. батыр) — 1. «Герой». 2. «Сильный человек»; бай (тюрк.) — «богатый человек; кулак» и др.

ЛСГ оценки в целом можно расширить за счёт сложных образований, состоящих из русских и тюркских или только тюркских слов, являющихся результатом языковой игры, к примеру: кошмар-апа - 1. «Баба-яга». 2. «Женщина обычно нерусской национальности, обладающая некрасивой внешностью или плохим характером»; гуталин-бабай и гуталин-малай — «негр»; колотун-бабай —

1. «Дед Мороз». 2. «Сильный мороз»; стрём-бабай

— «неприятный, некрасивый человек»; автоген-башка — «Змей Горыныч»; ишак-матрас - «зебра»; совет-стан — «совещание»; зур начальник -ирон. «большой начальник» и др.: В Нефтяном много гуталин-бабаев; Кто к нам в гости пришёл?

— Колотун-бабай; Слушай, так она сущая кошмар-апа; Как дела, зур начальник?; ... да устала я, у нас сегодня совет-стан был (ж., 30-37л.).

Таким образом, при рассмотрении лексического состава русской разговорной речи г. Уфы нами льшего количества тюркизмов, чем в лексике рус-скоговыявлено наличие в нем бо литературного языка. Функционирование такого количества слов тюркского происхождения в языке г. Уфы отличает его от языка других городов, делает неповторимым лингвистический ландшафт города, придаёт устной русской речи горожан специфический уфимский колорит.

ЛИТЕРАТУРА

1. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М.: Азбуковник, 1999. - 944 с.

2. Яковлева Е.А. Особенности русского речевого поведения горожанина в полиэтнической сре-де//Проблемы коммуникации и номинации в концепции общегуманитарного знания. Челябинск: Изд-во Челябинского гос. ун-та, 2002. С. 188-196.

3. Добродомов И.Г. К Историографии изучения тюркизмов в русском языке// Советская тюркология. 1974. №5. С 72-75.

4. Аюпова Л.Л. Русско-башкирское языковое взаимодействие// Русская речь. 1976. №1. С.89-92.

5. Прокуровская Н.А. Город в зеркале своего языка: На языковом материале г.Ижевска. Ижевск: Изд-во

Удм. ун-та, 1996. 228 с.

6. Каташева А.Я. Тюркизмы в языке города (на материале речи русского населения горнозаводской зоны Челябинской области)»// Живая речь уральского города. Свердловск: Изд-во Сверлов. ун-та, 1988.

С. 104-110.

7. Аюпова Л.Л. Язык города как социолингвистическая проблема// Социолингвистика: актуальные проблемы. Уфа: Изд-во ВЭГУ, 1999. С. 56-64.

8. Аюпова Л. Л. Лексика народов Башкортостана в русской речи (Глоссарий). - Уфа, 1994. 146 с.

9. Вахитов С.В. Словарь уфимского сленга. - Уфа, 2001. - 262 с.

Поступила в редакцию 27.11.200б г.