Научная статья на тему 'Творчество Сергея Сергеевича и Александра Александровича Лаппо-Данилевских в социокультурном контексте эпохи'

Творчество Сергея Сергеевича и Александра Александровича Лаппо-Данилевских в социокультурном контексте эпохи Текст научной статьи по специальности «Искусство. Искусствоведение»

CC BY
234
59
Поделиться
Ключевые слова
LAPPO-DANILEVSKY’S FAMILY / СЕМЬЯ ЛАППО-ДАНИЛЕВСКИХ / КУЛЬТУРНЫЙ КАПИТАЛ / ТВОРЧЕСТВО / СОЦИАЛЬНЫЕ ТРАНСФОРМАЦИИ / ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ / МУЗЫКА / ЖИВОПИСЬ

Аннотация научной статьи по искусству и искусствоведению, автор научной работы — Корзун В. П.

Речь идет о творчестве двух представителей семьи Лаппо-Данилевских. Анализируется аккумуляция культурного капитала в семейном социуме и показывается, как социальные трансформации начала XX в. не позволили реализоваться «родовым активам» в полной мере.

Work of Sergei Sergeevich and Alexander Alexandrovich Lappo-Danilevsky in the social and cultural context of the era

The article refers to the work of two representatives of the Lappo-Danilevsky’s family. We analyze the accumulation of cultural capital in the family and show how social transformations of the early 20 century did not allow implementing ‘family assets’ to the fullest.

Текст научной работы на тему «Творчество Сергея Сергеевича и Александра Александровича Лаппо-Данилевских в социокультурном контексте эпохи»

ИСТОРИЯ

Вестн. Ом. ун-та. 2015. № 1. С. 143-146.

УДК 929 В.П. Корзун

ТВОРЧЕСТВО СЕРГЕЯ СЕРГЕЕВИЧА И АЛЕКСАНДРА АЛЕКСАНДРОВИЧА ЛАППО-ДАНИЛЕВСКИХ

В СОЦИОКУЛЬТУРНОМ КОНТЕКСТЕ ЭПОХИ*

Речь идет о творчестве двух представителей семьи Лаппо-Данилевских. Анализируется аккумуляция культурного капитала в семейном социуме и показывается, как социальные трансформации начала XX в. не позволили реализоваться «родовым активам» в полной мере.

Ключевые слова: семья Лаппо-Данилевских, культурный капитал, творчество, социальные трансформации, преемственность, музыка, живопись.

Семейный контекст, как правило, актуализируется в связи с интересом к выдающимся деятелям культуры, науки, политики - в поисках истоков этого величия обращаются к детству героев, их семейному окружению, к тому духовно-психологическому эфиру, которым дышит семья. Интерес к семье Лаппо-Данилевских как особому микросоциуму связан с изучением жизни и творчества выдающегося отечественного историка Александра Сергеевича Лаппо-Данилевского и его не менее знаменитого старшего сына математика Ивана Александровича. История, математика, музыка и прежде всего Вагнер - это пристрастия и культурные коды членов данного микросоциума. Но были в нем и герои второго плана, внесшие определенный вклад в развитие отечественной культуры. В данной статье мы рассмотрим жизнь и творчество брата Александра Сергеевича - Сергея Сергеевича Лаппо-Данилевского, и младшего сына Александра.

Сергей Сергеевич Лаппо-Данилевский - родной младший брат А.С. Лаппо-Данилевского. Он родился 8 апреля 1868 г. в селе Гуляй-Поле Екатеринославской губернии. В 1887 г. окончил Симферопольскую гимназию и в тот же год поступил на математический факультет Санкт-Петербургского университета, который закончил в 1892 г. В свидетельстве по случаю окончания университета зафиксировано, что «он прослушал курсы по математике, механике, физике, астрономии, неорганической химии, участвовал в установленных учебным планом практических занятиях, подвергался испытаниям по богословию и французскому языку и по выполнению всех условий, требуемых правилами о зачете полугодий, имеет восемь зачтенных полугодий» [1]. На основании этого он был допущен для испытаний в математическую комиссию. 12 февраля 1896 г. Сергей Сергеевич определился на службу в Отдел земельных улучшений Министерства земледелия, с причислением к нему [2]. Однако «большой карьеры не сделал - в середине 1910-х гг. он вышел в отставку в чине надворного советника» [3, с. 91]. Его страстью стала не математика, а музыка. Как и все члены семейства Лаппо-Данилевских, он имел абсолютный слух, великолепно играл на рояле и сочинял музыку. Музыкальные способности, очевидно, были от матери - Натальи Федоровны Лаппо-Данилевской (урожденной Чуйкевич). Именно она обучала своих детей музыке. В одной из крымских газет по случаю кончины Натальи Федоровны писалось о ней как о «прекрасной пианистке», оказавшей влияние на музыкальную жизнь Симферополя» (см. об этом: [4, с. 90)].

* Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ, проект № 13 0100115.

© В.П. Корзун, 2015

144

В.П. Корзун

Братья тесно общались в молодости, одно время (до женитьбы Александра Сергеевича) они вместе снимали квартиру в Санкт-Петербурге на Мытнинской набережной, и сближала их не только музыка, но и математика. В одном из писем А.С. Лаппо-Данилевский упоминает об их совместных занятиях математикой «по вечерам за чаем»

[4]. В 1900-е гг. Сергей Сергеевич начал публиковать романсы на стихи известных поэтов; писал также церковную музыку. Можно предположить, что он был и автором оперных партитур. Во всяком случае, П.Н. Милюков писал Александру Сергеевичу, что знаком с партитурой его последней оперы (очевидно, путая его с Сергеем Сергеевичем). В 1910-е гг. он был товарищем председателя музыкально-художественного общества им. М.И. Глинки в Петербурге. Как указывает К.Ю. Лаппо-Данилевский, именно «Сергей Сергеевич (а не его брат) возглавил заседание в Капелле в составе 144 участников, на котором было постановлено организовать “Союз музыкальных деятелей Петрограда” и была сформулирована программа этого сообщества» [3, с. 91-92].

Среди известных музыкальных произведений С.С. Лаппо-Данилевского выделяются романсы, которые исполнялись при его жизни, многие из них звучат и по сей день. Среди них назовем такие, как:

1) «Убаюкай, родная, больную, меня...» (слова Фелиции Гименс; пер. М.Л. Михайлова);

2) «В слезах проснулась я недавно» (слова неизвестного);

3) «Не пенится море, не плещет волна.» (слова А. К. Толстого);

4) «Пленившись розой, соловей. » (слова А.В. Кольцова);

5) «Как яркий луч, как блеск зарницы.» (слова А.В. Кольцова);

6) «Я не люблю тебя.» (слова М.Ю. Лермонтова);

7) «Задумчиво из лона вод.» (слова

А.Н. Яхонтова);

8) «Острою секирой ранена береза.» (слова А. К. Толстого);

9) «Я долго стоял неподвижно.» (слова А.А. Фета);

10) «Мы с тобой разошлись навсегда.» (слова Д.М. Ратгауза);

11) «Как я люблю твой тихий взгляд.» (слова неизвестного);

12) «Рыбачка» (слова Генриха Гейне; пер. А.Н. Майкова).

С 1914 г. Сергей Сергеевич живет и работает в Терийоках, где было открыто Правительственное реальное училище. Здесь он преподает высшую математику и руководит хором, который получает широкую известность. С отделением Финляндии от России он оказывается в эмиграции, выступает хранителем русской культуры, о чем сохра-

нились многочисленные воспоминания его воспитанников. В одном из писем И.Е. Репин упоминает о С.С. Лаппо-Данилевском как о культурном и талантливом человеке, который входил в его ближайший круг. Скончался он в Терийоках в 1952 г. К сожалению, биографические данные о Сергее Сергеевиче немногочисленны.

Безусловно, талантом был наделен младший сын Александра Сергеевича Лап-по-Данилевского - Александр. Он родился 24 августа 1898 г. Ребенка крестили в Благовещенской василеостровской церкви. При крещении Александра в качестве восприемников записаны М.С. Гревс (жена историка И.М. Гревса) и его дядя С.С. Лаппо-Данилевский. Он окончил гимназию

Л.Д. Лентовской с золотой медалью и в 1917 г. поступил на историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета, но вскоре его оставил, поскольку это был больше выбор отца, а не самого А.А. Лаппо-Данилевского. Александр Александрович был нацелен на Академию художеств - отец же настаивал на университете, находя, что человек без широкого общего образования не может быть художником.

Интерес к искусству и живописи проявился у Александра Александровича очень рано: «Что мы с папой видели в Венеции? Мы были в церкви Иоанна и там видели древние памятники и картины. Потом были в соборе Марка, там была древняя мозаика, и вообще осмотрели собор, а потом кормили голубей из рук на площади. Мы ходили по узеньким улицам, где можно было, растянув руки, почувствовать обе стены. Потом ездили на пароходике по каналу Гранд и видели красивые дворцы. В Милане осматривали собор, у него были разноцветные окна» (цит. по: [5]) - так пишет семилетний Саша Лап-по-Данилевский в своей записной книжке. Он получил яркие впечатления в детские годы от частых поездок на Украину и в Крым, в Финляндию, Германию, Италию. Несомненно, влияние отца на формирование личности, кругозора, интеллекта и эстетических вкусов Александра было определяющим. Е.А. Лаппо-Данилевская вспоминала: «Никто, как он, не умел рассказывать им (детям. - В. К.) “Сказку Гомера”, заинтересовать еще очень маленьких мальчиков изображениями великих памятников искусства по большой коллекции художественных фотографий, познакомить их своей вдохновенной игрой на рояле с доступными им произведениями музыкальных композиторов» [6]. В школьные годы Александр проявляет склонность к рисованию и учится у художника Я. А. Чахрова1 первой грамоте рисунка. В 1913 г., будучи еще гимназистом, он поступает в популярную тогда мастерскую М.Д. Бернштейна2, где впервые рисует натуру и получает в течение трех лет основ-

Творчество Сергея Сергеевича и Александра Александровича Лаппо-Данилевских...

145

ную школу композиции. Постепенно он переходит к проблеме цвета и света и летом 1915 г. делает ряд акварельных этюдов во время путешествия на пароходе по Волге [5, с. 11].

Весной 1917 г. он женится на художнице Б.Н. Эссен и уезжает в Крым. Весной 1918 г. поступает в мастерскую К. С. Петро-ва-Водкина. Усваивает основные принципы его школы в отношении чистого цвета и динамичности формы. Одновременно увлекается театром, «где проявляется его дар фантастики и чувства архитектоники» [5, с. 1112]. Он создает декорации к «Генриху IV» Шекспира и параллельно большое полотно «Нагрузка барки». В это же время его графика востребована в журнале «Пламя». Он сотрудничает с художником Н.И. Альтманом3, который был искренне увлечен революцией. Именно он декорирует первый советский парад - массовый спектакль режиссера Н.Н. Евреинова, устроенный по поводу 1-й годовщины Октябрьской революции (1918 г.). По эскизам Альтмана для Октябрьских торжеств Лаппо-Данилевский делает серию плакатов. Это было созвучно его творческому поиску и, к тому же, давало неплохой заработок. В начале 1919 г. он тяжело переживает смерть отца, но при этом безостановочно работает, как раз над декорациями к «Генриху IV». «Большое горе, как и счастье, одинаково возвышает», - повторяет он в своих диалогах со спутницей жизни и другом Бенитой Эссен. В этом всезахватывающем трудовом порыве прослеживается общность в отношении к жизни и своему делу между ним, отцом и старшим братом Иваном [7, с. 191].

Искусствоведы отмечают стремление молодого художника А.А. Лаппо-Данилев-ского к монументальной живописи и технике. Весной 1919 г. он отправляется на юг - в Одессу, затем в Херсон. После взятия Херсона белыми Александра Александровича подозревают в том, что он бывший комиссар, его арестовывают и хотят расстрелять, но ему удается бежать в местечко Скадовск у Черного моря. По дороге он попадает к казакам, от которых спасает темнота при проверке документов. В Скадовске Лаппо-Данилевский с увлечением принимается за зарисовку своих путевых впечатлений, но, как вспоминает Б.Н. Эссен, вскоре «он начинает тяготиться скитальческой жизнью и рвется обратно в Петроград» [5].

«Мы благополучно добираемся до Харькова, - пишет она - но дальше ехать уже невозможно; мы случайно попадаем в село Уразово, где нас устраивают преподавателями рисования в местной школе... Теперь он мечтает только о Петрограде, и при первой возможности мы пускаемся в путь. Теплушки, бесконечные остановки в поле, ожидания на вокзалах, арест за неимением

пропуска, трупы умерших в дороге от сыпного тифа, больные и здоровые плечо к плечу, ужасающий мороз - вот страшная картина нашего последнего путешествия. Сыпной тиф унес в могилу все его мечты и замыслы» [5, с. 12-13]. Случилось это 13 января 1920 г.

П. Лошкарев, оценивая творчество рано ушедшего из жизни художника, обращает внимание на почти математическую способность создавать интегральный образ, раскрывая тем самым сокровенную сущность реальности во всей ее сложности и изменчивости. «В каждой работе художника, - отмечает он, - уже трепещет отказ от иллюстраций; форма организована как определенная схема конструкции, взятая в движении... В этих, едва намеченных, юношеских набросках уже чувствуется настоящий запас организованной, сжатой энергии, напряженно говорящей о том, что молодой художник имеет волю для творческого оформления мира. Он весь насыщен той энергией переходной эпохи, когда остались позади все натуралистические и психологические темы, а вместо них пришел стиль несколько схематичного, геометрического, конструктивного подхода со стремлением динамически организовать материал» [8, с. 26]. К.С. Петров-Водкин полагал, что «основной чертой его творчества было органическое понимание пространственности, и в этом понимании - вся острота рисунков Лаппо. Благодаря этому ему удается развернуть перед зрителем сложнейшую перипетию окружающих человека форм» [9].

А.А. Лаппо-Данилевский - «один из немногих последователей нового отношения к пространству, с чисто юношеским задором разрешает проблемы новых зрительных восприятий, не переходя ни в схематичность, ни в экспрессионизм» [9 с. 5-6]. В 1927 г. «Община художников»4 подготовила воспоминания о нем и опубликовала несколько иллюстраций. При этом Петров-Водкин сожалеет, что из-за недостатка средств пришлось ограничиться столь убогим количеством репродукций, выбранных из сотен его работ.

Итак, творчество для многих представителей семейства Лаппо-Данилевских -основа их жизненного мира. Именно с ним связан их опыт проживания жизни, жизнеприсутствия. Мы ощущаем в деятельности наших героев, героев второго плана -Сергея Сергеевича и Александра Александровича Лаппо-Данилевских, пульсирование «нематериальных родовых активов». Время, на которое пришелся взлет их творческой активности (конец XIX - начало XX в. применительно к Сергею Сергеевичу и 10-е гг. XX в. применительно к Александру Александровичу), характеризуется серьезными

трансформациями, сбоями прежних куль-

146

В.П. Корзун

турных кодов и одновременно всплеском идей обновления и перемен в сфере культуры, волей к творчеству, что с особой силой проявилось в художественных поисках А.А. Лаппо-Данилевского. Но вихрь истории оказался беспощадным. Творческие потенции, увы, не смогли реализоваться в полной мере. Размышляя о творчестве А.А. Лаппо-Данилевского, К.С. Петров-Водкин напишет, что «в искусстве самое трудное - соподчинение и соравенство формы и содержания; этот профессиональный такт чисто европейского характера и был всецело присущ таланту Лаппо-Данилевского» [9, с. 5-6]. Он надеялся, что это имя останется в истории мировой культуры, и действительно, в каталогах выставок вплоть до сегодняшнего дня мы находим картины молодого художника.

ПРИМЕЧАНИЕ

1 Чахров Яков Андреевич (1875-1942) - русский художник и педагог. В 1893-1898 гг. учился в Те-нишевской художественной студии под руководством И.Е. Репина. Позже в своей педагогической практике использовал его приемы.

2 Бернштейн Михаил Давидович (1875-1960) -русский советский живописец, график и педагог. Учился живописи и рисунку в Лондоне (18941899), Мюнхене, Париже (1899-1901), посещал Италию. В 1907-1916 гг. преподавал в Петербурге в организованной им частной художественной школе. Именно эту школу и посещал гимназист Саша Лаппо-Данилевский.

3 Альтман Натан Исаевич (1889-1970) - советский художник и график. Примыкал к художникам-

авангардистам, создатель собственного стиля -стиля Альтмана. Его рисунки построены на полуфантастических анималистических мотивах с использованием орнамента и шрифта.

4 «Община художников» - творческое объединение художников Петербурга. Основано в 1910 г. на базе «Нового союза передвижных выставок». Включало художников различных направлений. Просуществовало до 1932 г.

ЛИТЕРАТУРА

[1] ЦГИА СПб. Ф. 14. Оп. 1. Д. 25599. Л. 45.

[2] РГИА. Ф. 1349. Оп. 1. Ед. хр. 2371. Л. 1. Оп. 2.

[3] Лаппо-Данилевский К. Ю. Семья А.С. Лаппо-Данилевского: истоки и традиции // КЛИО.

2013. № 12.

[4] СПФ АРАН. Ф. 113. Об. 3. Ед. хр. 4. Л. 20 об. -21.

[5] Эссен Б. Н. [Без названия] // А. А. Лаппо-Дани-левский. Текст К. С. Петрова-Водкина, Бениты Эссен, Я. Чахрова и П. Лошкарева. Шесть воспроизведений. Ленинград : Община художников, 1928.

[6] ОР РНБ. Ф. 419. Оп. 1. Д. 2. Л. 3.

[7] Корзун В. П. Профессорская семья. Отец и сын Лаппо-Данилевские. СПб. : Алетейя, 2011.

[8] Лошкарев П. [Без названия] // А. А. Лаппо-Данилевский. Текст К. С. Петрова-Водкина, Бениты Эссен, Я. Чахрова и П. Лошкарева. Шесть воспроизведений. Ленинград : Община художников, 1928.

[9] Петров-Водкин К. С. [Без названия] // А. А. Лаппо-Данилевский. Текст К. С. Петрова-Водкина, Бениты Эссен, Я. Чахрова и П. Лошкарева. Шесть воспроизведений. Ленинград : Община художников, 1928.