Научная статья на тему 'Цифровизация производства: теоретическая сущность и перспективы развития в российской экономике'

Цифровизация производства: теоретическая сущность и перспективы развития в российской экономике Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
9577
930
Поделиться
Ключевые слова
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СИСТЕМА / ECONOMIC SYSTEM / ПРОМЫШЛЕННОЕ ПРОИЗВОДСТВО / INDUSTRIAL PRODUCTION / ИНФОРМАТИЗАЦИЯ УПРАВЛЕНИЯ / INFORMATION MANAGEMENT / АВТОМАТИЗАЦИЯ ПРОЦЕССОВ / PROCESS AUTOMATION / ЦИФРОВАЯ ЭКОНОМИКА / DIGITAL ECONOMY / ЦИФРОВИЗАЦИЯ / DIGITALIZATION

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Плотников Владимир Александрович

В современных условиях развитие экономики связывают с широким проникновением в воспроизводственные процессы цифровых технологий. Это привело к возникновению термина «цифровая экономика». По проблематике цифровой экономики в последние годы опубликовано значительное количество научных и публицистических работ. Внимание ученых к этому феномену постоянно растет. Анализ показывает, что, при этом, изучению сущности процессов цифровизации в экономике уделяется недостаточно внимания. Это затрудняет принятие и реализацию практических шагов по управляемой цифровой трансформации существующей экономической модели. Эта трансформация, по мнению автора, должна строиться на изменениях в промышленном производстве. В статье дана оценка современного уровня цифровизации промышленности в России. Оценены перспективы развития в этой области.

Похожие темы научных работ по экономике и бизнесу , автор научной работы — Плотников Владимир Александрович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

DIGITALIZATION OF PRODUCTION: THE THEORETICAL ESSENCE AND DEVELOPMENT PROSPECTS IN THE RUSSIAN ECONOMY

In modern conditions, the development of the economy is associated with a broad penetration in the reproductive processes of digital technologies. This led to the emergence of the term "digital economy". On the subject of the digital economy in recent years, a significant number of scientific and journalistic works have been published. The attention of researchers to this phenomenon is constantly growing. The analysis shows that, at the same time, insufficient attention is paid to the study of the essence of digitalization processes in the economy. This makes it difficult to adopt and implement practical steps for the managed digital transformation of the existing economic model. This transformation, according to the author, should be based on changes in industrial production. The article assesses the current level of digitalization of Russian industry. Prospects for development in this area are estimated.

Текст научной работы на тему «Цифровизация производства: теоретическая сущность и перспективы развития в российской экономике»

Плотников В. А.

ЦИФРОВИЗАЦИЯ ПРОИЗВОДСТВА: ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ СУЩНОСТЬ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ В РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКЕ

Аннотация. В современных условиях развитие экономики связывают с широким проникновением в воспроизводственные процессы цифровых технологий. Это привело к возникновению термина «цифровая экономика». По проблематике цифровой экономики в последние годы опубликовано значительное количество научных и публицистических работ. Внимание ученых к этому феномену постоянно растет. Анализ показывает, что, при этом, изучению сущности процессов цифровизации в экономике уделяется недостаточно внимания. Это затрудняет принятие и реализацию практических шагов по управляемой цифровой трансформации существующей экономической модели. Эта трансформация, по мнению автора, должна строиться на изменениях в промышленном производстве. В статье дана оценка современного уровня цифровизации промышленности в России. Оценены перспективы развития в этой области.

Ключевые слова. Экономическая система, промышленное производство, информатизация управления, автоматизация процессов, цифровая экономика, цифровизация.

Plotnikov V.A.

DIGITALIZATION OF PRODUCTION: THE THEORETICAL ESSENCE AND DEVELOPMENT PROSPECTS IN THE RUSSIAN ECONOMY

Abstract. In modern conditions, the development of the economy is associated with a broad penetration in the reproductive processes of digital technologies. This led to the emergence of the term "digital economy". On the subject of the digital economy in recent years, a significant number of scientific and journalistic works have been published. The attention of researchers to this phenomenon is constantly growing. The analysis shows that, at the same time, insufficient attention is paid to the study of the essence of digitalization processes in the economy. This makes it difficult to adopt and implement practical steps for the managed digital transformation of the existing economic model. This transformation, according to the author, should be based on changes in industrial production. The article assesses the current level of digitalization of Russian industry. Prospects for development in this area are estimated.

Keywords. Economic system, industrial production, information management, process automation, digital economy, digitalization.

Введение

Сегодня цифровизация и экономистами, и политиками называется в качестве одной из основных тенденций развития экономики и общества в целом. Этому вопросу посвящено значительное количество исследований [1, 2, 3 и др.]. В 2017 году распоряжением Правительства Российской Федерации от 28 июля № 1632-р была утверждена программа «Цифровая экономика Российской Федерации», после

ГРНТИ 06.03.15 © Плотников В. А., 2018

Владимир Александрович Плотников - доктор экономических наук, профессор, заместитель главного редактора журнала «Известия СПбГЭУ».

Контактные данные для связи с автором: 191023, Санкт-Петербург, Садовая ул., 21 (Russia, St. Petersburg, Sadovaya str., 21). E-mail: plotnikov.v@unecon.ru. Статья поступила в редакцию 02.06.2018.

чего стали приниматься довольно энергичные меры по ее реализации. Таким образом, цифровизация сегодня находится в центре внимания общественности и исследователей.

Мы специально используем в нашем анализе термин «цифровизация», как более широкий, по сравнению с уже упомянутой «цифровой экономикой». Цифровизация, в нашем понимании, - это процесс внедрения цифровых технологий генерации, обработки, передачи, хранения и визуализации данных в различные сферы человеческой деятельности, а не только в экономику. С этих позиций, цифровизация - более широкий феномен, по сравнению с «цифровой экономикой». В то же время, несмотря на имеющиеся оценки «цифровой экономики» как чего-то абсолютно нового, эта категория в современной российской науке является, по оценке автора, не «новой», а «модной». Это суждение ярко подтверждается имеющейся статистикой публикаций на эту тему. Так, если в 2015 г. в базе библиографической информации РИНЦ было зафиксировано 16 научных публикаций со словосочетанием «цифровая экономика» в названии, то в 2016 г. их стало уже 72, а затем, после принятия вышеупомянутого распоряжения правительства, начался лавинообразный рост: 2017 г. - 984 публикаций, пять месяцев 2018 г. - уже 966.

Нет, автор вовсе не возражает против нарастания интереса к той или иной области научных исследований (этим можно объяснить различие в показателях 2015 и 2016 гг.); смещение акцентов в науке, смена приоритетов - явление нормальное и связано с развитием системы научного знания, а также той реальной системы (экономики), на анализ которой это знание обращено. Но «вспышка» исследовательского интереса к цифровой экономике, на которую указывают приведенные выше показатели публикационной активности российских ученых, вызвана не появлением новых теоретических результатов (публикацией результатов крупного исследования, проведением значимой научной конференции и т.п.) и не сдвигами в структуре реальной хозяйственной системы, а выпуском очередного распоряжения правительства. Это еще одна причина, по которой автор будет стремиться избегать в данной статье термина «цифровая экономика». Этот термин, как представляется, находится уже не на стадии популяризации, но вульгаризации.

Заметим, что, говоря о цифровизации, необходимо обратить внимание даже не на эволюцию этого термина, но феномена, им описываемого. Ранее на протяжении нескольких десятилетий речь шла об «информатизации», которой посвящено значительное число исследований и прикладных разработок [4, 5 и др.]. Были приняты и успешно реализуются государственные стратегические документы в этой сфере. В первую очередь, речь здесь должна идти о Государственной программе «Информационное общество» (2011-2020 годы) (первая редакция программы одобрена распоряжением Правительства Российской Федерации № 1815-р от 20 октября 2010 года, новая редакция - распоряжением № 2161-р от 2 декабря 2011 года). Также следует упомянуть Указ Президента Российской Федерации от 09.05.2017 г. № 203 «О Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017-2030 годы». И перечень подобных документов можно продолжить.

Ключевое отличие цифровизации и информатизации, по мнению автора, лежит в технологической плоскости. Информатизации - более широкая, по сравнению с цифровизацией, категория. Она охватывает информационные процессы различных типов, а не только те, которые касаются дискретной, оцифрованной информации. Таким образом, цифровизация - это частное проявление более широкого явления информатизации общества, которое развивается со второй половины ХХ века и получило довольно глубокую теоретическую и концептуальную проработку в исследованиях отечественных и зарубежных авторов. В этой связи, все закономерности, принципы, методы и иной инструментарий анализа и управления процессами информатизации в полной мере, по нашему мнению, применимы и к цифровизации.

Иными словами: цифровизация - это современный этап развития информатизации, отличающийся преобладающим использованием цифровых технологий генерации, обработки, передачи, хранения и визуализации информации, что обусловлено появлением и распространением (в том числе повышением экономической и физической доступности) новых технических средств и программных решений.

Интенсивный переход в информационных технологиях к «цифре» обусловлен известными преимущества цифровых технологий перед аналоговыми:

• рост помехоустойчивости информационных систем, т.к. искаженный дискретный сигнал (логический «0» или логическая «1») технически гораздо проще восстановить;

• возможность микроминиатюризации оборудования, в связи с использованием стандартизированных микросхем и иных устройств, построенных на дискретной логике обработки сигналов;

• возможность унификации и сопряжения в единую информационную систему разнородных организационных и технических элементов в связи с применением унифицированной цифровой элементной базы.

Цифровизация производства: за и против

Сегодня часто понятие цифровизации используют в связке использованием новых (цифровых) технологий в промышленности. Это связано с тем, что цифровые технологии дают промышленному производству ряд преимуществ, среди которых можно выделить следующие [6]:

• повышается гибкость производства за счет быстрой его перенастройки, динамичного изменения характеристик производственного процесса. Эта оперативность в управлении производством создает конкурентное преимущество и - потенциально - ведет к росту прибыли;

• обеспечивается информационная интеграция этапов жизненного цикла производимой продукции от ее разработки до утилизации, что позволяет эффективно и комплексно решать задачи не только оптимизации собственно производства, но также качества, экологической безопасности, создания новых бизнес-возможностей и др.

С другой стороны, повышается уровень зависимости производства от используемых цифровых технологий. По мере автоматизации и роботизации производства, производственный персонал во все большей степени отстраняется от принятия корректирующих решений, снижаются его возможности оперативного влияния на производственные процессы. Поэтому ущерб от сбоя цифровых систем может быть гораздо более существенным, чем при традиционной модели управления производственными процессами. Это предъявляет повышенные требования к цифровым технологиям. Они становятся критически важным элементом производства, от надежности и устойчивости которого начинает зависеть не только его эффективность, но и сама возможность осуществления.

Это обусловило попытки стандартизации и унификации в области промышленной цифровизации, что нашло отражение в так называемом «промышленным интернете вещей» (Industrial Internet of Things - IIoT). Реализация данной метатехнологии предполагает оснащение измерительным устройствами, подключенными к сети обмена данными, всего используемого производственного оборудования предприятия; компьютеризацию всех рабочих мест на предприятии (не только управленческого, но также производственного, сервисного и др. персонала); формирование системы передачи, автоматизированной обработки и визуализации собираемых данных, объединение парка оборудования и рабочих мест в единую информационную сеть; интеграцию в систему управления предприятием интеллектуальных подсистем автоматической интерпретации получаемой информации, принятия и реализации решений.

По данным J'son & Partners Consulting, применение IIoT в мировой промышленности приводит к следующим положительным эффектам [7]:

• сокращение сроков подготовки производства:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

• сокращение продолжительности производственного цикла;

• снижение эксплуатационных расходов и повышение энергоэффективности;

• сокращение количества и длительности простоев оборудования, повышения уровня его загрузки;

• рост качества производимой продукции.

Что касается количественных оценок эффективности внедрения IIoT в промышленность, то, строго говоря, среди них достаточно мало научно обоснованных. Здесь ситуация ничем не отличается от той, что сформировалась в области методов оценки экономической эффективности автоматизации и информатизации в целом. Здесь, несмотря даже на попытки стандартизации, велика доля субъективизма, а также велико влияние систематических погрешностей, обусловленных невозможностью создать при оценивании «прочие равные условия».

Характерными являются следующие рассуждения: «Ключевой драйвер реализации концепции IIoT - возможность повышения эффективности производственных и технологических процессов, на фоне сокращения капитальных затрат. Технологии позволяют предприятиям сокращать простои (до 10%), снижать затраты на техническое обслуживание, а также усовершенствовать процедуры прогнозирования и предотвращения отказов оборудования (на 10%). В конечном итоге внедрение IIoT

способствует повышению производительности труда и росту ВВП, оказывая существенное влияние на экономику» [8]. Очевидно, что, несмотря на наличествующие в приведенной цитате из серьезного, профессионально подготовленного аналитического обзора количественные данные, они носят сугубо качественный, экспертный характер.

Тем не менее, положительный эффект от внедрения IIoT в промышленность наблюдается. Наиболее явным свидетельством этого является рост числа подключенных к нему устройств. По оценке Verizon (см. [7]), в 2014 г. к IIoT было подключено в мире 1,2 млрд устройств, а к 2020 г. этот показатель предположительно вырастет до 5,4 млрд. Приведем и некоторые финансовые оценки развития IIoT [8]:

• Global Market Insights. Мировой рынок IIoT (оборудование, программное обеспечение, услуги) в 2015 г. составлял $113,71 млрд, в 2017 г. - $312,79 млрд. В период с 2017 по 2023 гг. этот рынок будет расти со среднегодовыми темпами 14,36% и к 2023 г. его объем составит $700,38 млрд;

• Machina Research. К 2025 г. мировой рынок IIoT достигнет 484 млрд евро;

• Accenture. К 2030 году вклад IIoT в мировую экономику в денежном эквиваленте составит более $14 трлн, в том числе: до $6 трлн в США и более $70 млрд в Германии;

• TAdviser. Российский рынок IIoT (оборудование, программное обеспечение, услуги) составил в 2017 г. 93 млрд руб. (доля промышленности - около 20%), а к 2020 г. вырастет до 270 млрд руб. (при этом доля промышленности вырастет до 25%).

Имеющиеся данные указывают на то, что положительные операционные, технологические, управленческие, экологические и иные эффекты от цифровизации производства - несомненны. В то же время, возможность успешной монетизации этих положительных эффектов до сих пор вызывает некоторые сомнения. И отечественные, и зарубежные исследования, основанные на интервьюировании представителей бизнеса, показывает, что перспективы экономической отдачи от цифровизации производства, в частности - от внедрения IIoT пока неочевидны. Внедрение подобных технологий является технически и организационно сложным, капиталоемким, а уровень возможного дополнительного дохода - слабопредсказуемым.

Кроме того, как мы уже указывали, сохраняются опасения, связанные с обеспечением безопасности функционирования цифровизованных производств. И эти опасения не являются беспочвенными. По данным Агентства Европейского Союза по сетям и информационной безопасности (ENISA), инциденты с устройствами интернета вещей входят в тройку угроз с наибольшим финансовым ущербом для компаний.

Результаты опроса руководителей российских промышленных предприятий, проведенного в начале 2018 года, относительно того, какие факторы препятствуют успешному внедрению промышленного интернета вещей в России, следующие [там же]:

• высокая стоимость проектов - 76%;

• неготовность персонала - 69%;

• непонимание менеджментом и собственниками экономических эффектов - 66%;

• неразвитость предлагаемых технических решений - 59%;

• неготовность инфраструктуры - 31%;

• сложность интеграции - 25%;

• отсутствие стандартов - 20%.

Таким образом, следует признать, что степень и динамика цифровизации промышленности и, в частности - распространение промышленного интернета вещей в России (как и во многих других странах), во многом зависит от уровня государственной поддержки. Технологические решения регулярно пополняют рынок, они обладают все более широким и порой даже экзотическим функционалом, но предприятия не имеют четкого понимания - как их использовать, чтобы получить ощутимые экономические результаты и избежать потерь. Без помощи со стороны государства здесь не обойтись. Опыт создания гибких производств: ретроспективный и сравнительный аспекты

Итак, с позиций экономических, цифровизация производства ценна не сама по себе, а лишь в той мере, в которой она позволяет повысить экономическую эффективность производства. А последняя, в свою очередь, достигается за счет роста гибкости производственных и сопутствующих процессов, что обеспечивает снижение непроизводительных потерь. Решение многочисленных прикладных проблем

промышленной цифровизации, по нашему мнению, следует проводить не с «чистого листа», а опираясь на имеющиеся научные и технологические заделы. И они в нашей стране есть.

Концепция гибких производственных систем разработана в Советском Союзе и начала воплощаться на практике в 1980-х гг. В ее основе - идея создания быстро перенастраиваемых (гибких) металлообрабатывающих и сборочных комплексов. «Вот, что в этой связи писала газета «Известия» 30 ноября 1983 года: «В нашей стране на разных предприятиях уже действует около 60 гибких систем. «Мы намечаем выпуск, - отмечал министр станкостроительной и инструментальной промышленности Б.В. Бальмонт, - литейных, кузнечно-прессовых, различных металлорежущих гибких автоматизированных модулей. Так, московский завод «Красный пролетарий» должен наладить серийный выпуск токарных модулей для обработки легких деталей, а Рязанский завод - для тяжелых, Харьковский завод им. Косиора - шлифовальных, Горьковский завод - фрезерных. Ряд предприятий организует выпуск фрезерно-расточных модулей на базе станков типа «обрабатывающий центр». Они будут производиться в Иванове, Ленинграде, Одессе» [9].

Согласно отраслевой программе Минприбора СССР, утвержденной в 1980 году, к 1990 году должны были быть разработаны и внедрены в промышленность 9 типовых (тиражируемых) гибких производств. И эти планы были вполне реализуемы. Да, они строились на иных технических решениях, но концептуально - на тех же идеях, что и современные системы промышленного интернета вещей. Технически гибкое производство строится на двух элементах - это, во-первых, производственное оборудование и, во-вторых, устройства и системы для автоматического или автоматизированного управления его использованием. Сегодня используется термин «кибер-физические производственные системы».

В методологии и практике их создания довольно успешна Германия. В 2011 г. в рамках плана «Хай-тек стратегия 2020» немецким правительством был инициализирован проект «Индустрия 4.0», в основе которого лежит курс на создание кибер-физических систем, способных решать любые производственные задачи, где на сегодняшний момент используется монотонный труд рабочих. То есть в программе «цифровой экономики по-немецки» на первом месте стоит всё же не «цифра», а «экономика», «производство». Цифровизация же производства и управления им - лишь вспомогательный (хотя и очень важный) инструмент.

Таким образом, цифровизация производства в немецкой (и не только немецкой) практике преследует цель, прежде всего, проведения «новой индустриализации». Но не путем расширения имеющихся производств и создания их аналогов на основе модернизации, а путем создания новых предприятий на новой технологической основе, базирующейся на «цифре». Это позволяет достичь целей немецкой стратегии, среди которых: «обеспечение высокого качества конечных услуг или товаров с наименьшей стоимостью в любых количествах, как больших, так и малых; широкая кастомизация продуктов при условии гибкого производства; внедрение методов самостоятельной оптимизации, самонастройки и самодиагностики» [9].

Аналогичного взгляда на цифровизацию, как инструмент повышения эффективности экономической, в частности - промышленной, деятельности придерживаются и в других странах [10]. Так, в Германии основной упор сделан на оптимизацию производства, развитии технологий с целью повышения эффективности промышленности и экспансии на мировые рынки. В США предприятия обращают основное внимание на бизнес-модели, основанных на цифровой обработке данных, внедрение в управление IT-платформ. В Японии взят курс на сочетание оптимизации производства и внедрение новых цифровых бизнес-моделей. В Китае стараются технически обновить, модернизировать производства с использованием современного цифрового оборудования.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Как нам представляется, при анализе зарубежного опыта цифровизации промышленности, в частности немецкого, следует обратить внимание на состав участников проекта «Индустрия 4.0»:

1. Федеральное правительство представлено министерствами образования и исследований (BMBF) и экономики и технологии (BMWi).

2. Исследования в рамках проекта курирует Общество имени Фраунгофера (FraunhoferGesellschaft).

3. Бизнес и саму индустрию представляют промышленные союзы Германии BITKOM, VDMA и ZVEI.

То есть, здесь активное участие принимают как промышленное сообщество, так и государственные органы, научные и образовательные учреждения. На практике реализуется идея тесной взаимо-

связи науки, образования и производства при регулирующей роли государства, которая лежит в основе успешного инновационного и технологического развития [11].

Что мы наблюдаем в России? По мнению автора, при формировании 18 мая 2018 г. нового российского правительства совершена грубая ошибка, которая может блокировать успешное цифровое развитие национальной промышленности. Она требует немедленного исправления. Созданное Министерство науки и высшего образования Российской Федерации включено в сферу полномочий заместителя Председателя Правительства Российской Федерации по вопросам социальной политики. Следует ли считать, что мы отказываемся от технологического развития? И связь науки и производства следует разорвать? Автор полагает, что нет, но этот вопрос требует незамедлительного решения.

По нашему мнению, деятельность по цифровизации российской экономики должна быть тесно увязана с промышленной политикой, проведением реиндустриализации. Только в этом случае можно рассчитывать на создание конкурентоспособных отечественных промышленных производств, основанных на цифровизации. При этом, в условиях обострения международной конкуренции, в том числе в связи с тенденцией перехода ее в военно-политическую плоскость и нарушения ранее сформировавшихся институциональных правил, следует особое внимание уделить вопросам создания импортозамещающих производств или же принятия иных мер по снижению импортозависимости российских предприятий от поставок иностранного оборудования и программного обеспечения для цифровизиро-ванных производств.

Перспективы развития цифровизации производства в России

Как уже отмечалось, цифровизация производства может развиваться по двум направлениям - на базе собственных ресурсов бизнеса и при использовании ресурсов государственной поддержки, выделяемых в рамках реализации промышленной политики. По нашему мнению, эти два направления не противоречат друг другу, а могут органично сочетаться, образуя своеобразную симбиотическую цифровую среду промышленного производства в России. В настоящее время, на базе Министерства промышленности и торговли Российской Федерации Фондом развития промышленности создается Государственная информационная система промышленности (ГИСП), которая может выступить в качестве основы для формирования такого рода цифровой среды [12].

Идея ГИСП - в формировании в виртуальном пространстве национальной биржи производственных мощностей и технологий. По сути дела, это аналог промышленного интернета вещей с облачным хранением и обработкой больших данных, но решения здесь принимаются в неавтоматическом режиме, руководителями предприятий, подключенных к ГИСП.

Сервисы системы разделены на четыре группы: финансовые услуги, сервисы прямого заказа и кооперации, сервисы трансфера технологий, сервисы взаимодействия бизнеса и государства. Механизм работы ключевого сервиса - сервиса прямого заказа и кооперации - следующий:

• заказчики размещают заказы на промышленную продукцию, в которой они нуждаются;

• предприятия вводят в систему данные о имеющихся у них производственных возможностях и технологиях;

• предприятия финальной сборки, основываясь на потребностях заказчиков, подбирают состав производственной кооперации, организуют взаимодействие и контролируют процесс исполнения заказа.

За счет автоматизированной обработки данных, в ГИСП реализован сервис субконтрактации, который связывает головных исполнителей заказов с предприятиями второго и последующих уровней и на этой основе строит оптимальную кооперационную сеть по заданным критериям, в том числе основанным на деловой репутации и иных показателях. Сейчас в ГИСП входят свыше 75 тыс. субъектов (промышленные и торговые предприятия, общественные объединения и отраслевые ассоциации, инжиниринговые и научные центры, проектные организации, органы власти).

Возможности практического использования в российской промышленности «цифровизации сверху» были продемонстрированы на Международной промышленной выставке «ИННОПРОМ-2017», где было презентовано (на уровне демонстрации, описывающей цифровое производство российского авиалайнера МС-21) единое цифровое пространство промышленности России 4.0 ЯИ, разработанное в рамках совместной инициативы Минпромторга России и ряда инновационных компаний (НПП «Итэлма», «Лаборатория Касперского», «Сименс», «Стан»).

Демонстрационная модель проекта 4.0 ЯИ описывает полный цикл производства, начиная от запроса компании на конкретную деталь и заканчивая доставкой этой детали логистической компанией. На этапе цифрового проектирования детали при изменении ее параметров автоматически меняется индикатор относительной стоимости, а также отслеживается соответствие стандартам. На этапе моделирования автоматически подбираются оборудование и инструменты. На этапе предконтрактной работы запускается сканирование базы данных предприятий России, обладающих возможностями выполнения заказа, а также выбираются логистические партнеры. Очередной этап - переход от виртуального к реальному производству, на котором можно в удаленном режиме (на экране монитора) наблюдать за процессом обработки детали. После успешного производства на карте отображается факт доставки заказа перевозчиком.

Итак, государство в России активно участвует в проектах цифровизации производства, соинвести-руя создание цифровой инфраструктуры в интересах ведения бизнеса с использованием новых, цифровых моделей его организации, формирование национальной экосистемы 11оТ. По нашему мнению, это - движение в верном направлении, которое следует продолжить. Важно, чтобы к этому курсу присоединились и частные производственные компании, в противном случае государственные затраты на поддержку цифровизации промышленности могут оказаться неэффективными.

Предпосылками применения цифровых решений бизнес-структурами являются [8]:

• выпуск предприятием широкой номенклатуры продукции, использование значительного перечня комплектующих;

• потребность в повышении качества выпускаемой продукции и снижении уровня брака;

• потребность в обеспечении эффективного сервисного обслуживания ранее поставленной продукции (сопровождение ее по стадиям жизненного цикла);

• потребность в снижении эксплуатационных затрат производства;

• значительная энергоемкость производства;

• сложные производственные условия;

• потребность в оперативной диагностике неисправностей технологического оборудования для снижения незапланированных остановок производства;

• потребность в обеспечении более высокой производительности персонала;

• потребность в обеспечении большей безопасности персонала;

• необходимость системной интеграции широкого спектра производственных, бизнес- и управленческих процессов.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Одним из отечественных лидеров в вопросах цифровизации производства выступает «Камаз» [там же]. На его предприятиях используются средства автоматизированного проектирования и имитационного моделирования технологических процессов, внедряются роботизированные производственные комплексы, создано корпоративное хранилище данных для формирования описательной аналитики. С целью повышения гибкости производства все ключевые процессы финансово-хозяйственной деятельности охвачены информационными системами, между которыми настроена системная интеграция. В настоящий момент компанией разрабатывается карта проектов для осуществления полноценного цифрового перехода, включающего создание новых бизнес-моделей, которые основываются на технологиях «цифрового двойника» продукта. Дальнейшее повышение эффективности процессов инжиниринга и производственной деятельности включают в себя виртуализацию испытаний, разворачивание систем управления производственными процессами, широкое внедрение рекомендательных систем, представляющих из себя практическое применение инструментов машинного обучения и искусственного интеллекта.

Хотя на данный момент российские промышленники осторожно относятся к проектам цифровиза-ции, предпочитая «точечные» решения, перспективы цифровой трансформации нами оцениваются позитивно. Этому способствует как накапливание необходимого опыта, в том числе сервисными компаниями, так и постоянное снижение стоимости цифрового оборудования и программного обеспечения.

Настороженность представителей бизнеса также во многом обусловлена необходимостью повышения открытости при трансформации традиционных производств в «цифровые фабрики». Переход к 11оТ подразумевает отказ от изолированных производственных систем, открытие их, формирование

отраслевых и межотраслевых информационных и технологических систем по аналогии с известными моделями облачных информационных сервисов.

Консолидация данных и накапливание их значительных массивов создаст предпосылки для более эффективного управления ими в автоматическом и автоматизированном режимах, в том числе с использованием искусственного интеллекта. Потенциал развития в данном направлении обусловлен тем обстоятельством, что, по имеющимся оценкам, на сегодняшний день используется лишь около 5% информации, собираемых промышленными сенсорами. Это означает, что существует большой потенциал повышения эффективности и своевременности управленческих решений. Как ожидается, это поможет избежать простоев, повысит производительность труда и обеспечит безопасность производства.

При развертывании процессов цифровизации промышленности следует учитывать фактор серийности производства [13]. Так, для предприятий, осуществляющий массовый выпуск типовой продукции (горнодобывающая, нефтегазовая, химическая и т.д. промышленность), основной акцент должен быть сделан на сокращении операционных затрат, повышении уровня качества и своевременности поставок потребителю. Для предприятий, выпускающих продукцию небольшими партиями, цифровые технологии, в первую очередь, должны использоваться для более глубокой дифференциации продукта с целью удовлетворения потребностей клиентов. Это становится возможным за счет встраивания сенсоров в продукты, которые будут на регулярной основе поставлять информацию об режиме их использования.

Для успешной цифровизации российской промышленности, помимо согласования и гармонизации интересов бизнеса и государства, развития соответствующей цифровой институциональной среды, по мнению автора, также требуется работа по таким направлениям, как: разработка и гармонизация промышленных стандартов; разработка и реализация комплекса мер по обеспечению информационной безопасности; подготовка кадров для цифровых производств; расширение сотрудничества в системе «бизнес - наука - образование - власть». Заключение

Цифровизация рассматривается нами как современный этап информационной революции, специфика которого состоит в расширении практики использования данных в дискретной (цифровой) форме. Цифровизация затрагивает различные стороны общественного развития, но наиболее существенные трансформации ожидаются в промышленности, которой предстоит качественное обновление, в том числе связанное с переходом к кросс-индустриальным цифровым производственным экосистемам.

В силу технической и организационной сложности формирования такого рода экосистем, высоких рисков их разработки и успешного внедрения, в работе по цифровизации промышленности важную роль должно играть государство. Значимость государственного регулирования и поддержки новых цифровых технологий подтверждается как отечественным, так и зарубежным опытом. В этой связи меры по цифровизации промышленности должны быть инкорпорированы в государственную промышленную политику. Это позволит за счет цифровизации решить актуальные для современной России задачи ускорения промышленного роста, создания импортозамещающих производств, повышения производительности труда в промышленности и др.

ЛИТЕРАТУРА

1. Цифровая экономика и Индустрия 4.0: новые вызовы: труды научно-практической конференции с международным участием / под ред. А.В. Бабкина. СПб.: Изд-во Политехн. ун-та, 2018. 573 с.

2. Головина Т.А., Полянин А.В., Рудакова О.В. Развитие системы государственного стратегического управления предпринимательскими структурами на базе возможностей новой модели цифровой экономики // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Экономика и управление. 2017.№ 2. С. 13-18.

3. Вертакова Ю.В., Толстых Т.О., Шкарупета Е.В., Дмитриева В.В. Трансформация управленческих систем под воздействием цифровизации экономики: монография. Курск: Изд-во ЮЗГУ, 2017. 156 с.

4. Плотников В.А., Койда С.П. Информационная инфраструктура и ее роль в обеспечении инновационного развития бизнеса // Экономика и управление. 2014. № 1 (99). С. 30-35.

5. Birchler U., BütlerM. Information Economics. N. Y.: Routledge, 2007. 462 р.

6. Цифровизация, промышленный интернет вещей и Индустрия 4.0. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://neftegaz.ru/tech_library/view/5098-Tsifrovizatsiya-promyshlennyj-internet-veschey-i-Industriya-4.0.-Kratko (дата обращения 28.05.2018).

7. Industrial Internet of Things - IioT. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.tadviser.ru/ index. php/%D0%A1%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%8C%D1%8F:IIoT_-_Industrial_Internet_of_Things_(%D0%9F %D1%80%D0%BE%D0%BC%D1%8B%D1%88%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D0%B9_% D0%B8%D0%BD%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%BD%D0%B5%D1%82_%D0%B2%D0%B5%D1%89%D0 %B5%D0%B9) (дата обращения 28.05.2018).

8. Промышленный интернет вещей в России. Исследование TAdviser и ГК "Ростех". [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.tadviser.ru/index.php/%D0%A1%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%8C%D1%8F:IIoT_ 2018 :_%D 0%A0%D 1%8B%D0%BD%D0%BE%D0%BA_%D0%BF%D 1%80%D0%BE%D0%BC%D 1%8B%D 1% 88%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE_%D0%B8%D0%BD%D1%82%D0%B 5%D1%80%D0%BD%D0%B5%D1%82%D0%B0_%D0%B2%D0%B5%D1%89%D0%B5%D0%B9_%D0%B2_ %D0%A0%D0%BE%D 1%81 %D1 %81 %D0%B8%D0%B8 (дата обращения 28.05.2018).

9. Ситников А. Промышленная Россия 4.0: Перед лицом краха. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://svpressa.ru/economy/article/187584 (дата обращения 28.05.2018).

10. День рождения. Индустрии 4.0 - уже семь лет. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://holzex.ru/den-rozhdeniya-industrii-4-0-uzhe-sem-let (дата обращения 28.05.2018).

11. Бодрунов С.Д. Интеграция производства, науки и образования как основа реиндустриализации российской экономики // Экономическое возрождение России. 2015. № 1 (43). С. 7-22.

12. Никитин Г., Мальков А. Как сделать промышленность цифровой. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2017/08/17/729823-sdelat-promishlennost-tsifrovoi (дата обращения 28.05.2018).

13. Комель М. Цифровизация может серьезно повысить эффективность производства, но отечественные компании не спешат инвестировать в новые технологии. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.forbes.ru/biznes/ 357435-cifrovaya-revolyuciya-pochemu-rossiyskiy-biznes-boitsya-deystvovat (дата обращения 28.05.2018).