Научная статья на тему 'Цифровая дипломатия США как инструмент «умной силы»'

Цифровая дипломатия США как инструмент «умной силы» Текст научной статьи по специальности «СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

CC BY
739
155
Поделиться
Журнал
Концепт
ВАК
Ключевые слова
цифровая дипломатия / «умная сила» / социальные сети / внешнеполитические интересы / США. / digital diplomacy / “smart power” / social networks / foreign policy interests / USA

Аннотация научной статьи по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям, автор научной работы — Мусаева Гюльнара Кямиловна

Статья посвящена изучению цифровой дипломатии США как составного элемента концепции «умной силы». Автор определяет основные дефиниции данного понятия, приводит различные интерпретации ведущих экспертов из области IT, политологии и международных отношений. Особое внимание уделяется деятельности Госдепартамента США как основного актора, продвигающего внешнеполитические интересы государства за рубежом, определяются главные направления деятельности данного политического органа в рамках развития дипломатии в сети Интернет.

Похожие темы научных работ по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям , автор научной работы — Мусаева Гюльнара Кямиловна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

US digital diplomacy as an instrument of “smart power”

The article is devoted to the study of US digital diplomacy as an integral part of the "smart power" concept. The author outlines the basic definitions of this concept, refers to various interpretations of the leading experts in the field of IT, political science and international relations. Particular attention is paid to the activities of the US State Department as the main actor promoting the foreign policy interests of the government abroad; the main activities of this political body in the development of diplomacy on the Internet are defined.

Текст научной работы на тему «Цифровая дипломатия США как инструмент «умной силы»»

ART 193022 DOI 10.24411/2304-120X-2019-13022 УДК 327.82

Мусаева Гюльнара Кямиловна,

студентка кафедры международных отношений, политологии и регио новедения ФГАОУ ВО «Волгоградский государственный университет» г. Волгоград т иваеуа98@Ьк. ги

Цифровая дипломатия США как инструмент «умной силы»

Аннотация. Статья посвящена изучению цифровой дипломатии США как составного элемента концепции «умной силы». Автор определяет основные дефиниции данного понятия, приводит различные интерпретации ведущих экспертов из области 1Т, политологии и международных отношений. Особое внимание уделяется деятельности Госдепартамента США как основного актора, продвигающего внешнеполитические интересы государства за рубежом, определяются главные направления деятельности данного политического органа в рамках развития дипломатии в сети Интернет.

Ключевые слова: цифровая дипломатия, «умная сила», социальные сети, внешнеполитические интересы, США.

Раздел: (03) философия; социология; политология; правоведение; науковедение.

В эпоху глобализации и развития цифровых технологий Интернет, затрагивая сферу международных отношений, становится важнейшим инструментом продвижения внешнеполитических интересов государств. В современном взаимосвязанном мире уже не только суверенные страны, но и различные МПО, НПО и даже отдельные лица играют большую роль в трансформации дипломатических отношений. Глобальная сеть информационных и коммуникационных инноваций соединяет более половины всех людей на Земле. В данном контексте на первый план выдвигается так называя «цифровая дипломатия» как форма публичной дипломатии. Являясь сравнительно новым «изобретением», цифровая дипломатия не имеет какой-либо общепринятой, закрепленной концептуальной основы, интерпретируется различными (но схожими) способами и подразумевает под собой многообразные критерии определения.

Так, американский специалист по цифровым медиа Д. Льюис определяет цифровую дипломатию как использование цифровых инструментов коммуникации (социальных сетей) для общения друг с другом и с широкой общественностью. Он, в частности, подчеркивает, что Интернет оказывает три основных вида воздействия на международные отношения: 1) увеличивает количество субъектов, вовлеченных в мировые процессы и участвующих в разработке стратегически важных политических решений, тем самым уменьшая исключительный контроль государств в данном процессе;

2) ускоряет и освобождает распространение точной или не совсем информации о любой проблеме или событии, которые могут повлиять на ее последствия и результаты;

3) позволяет быстрее и эффективнее оказывать традиционные дипломатические услуги как собственным гражданам и правительству, так и странам за рубежом [1]. Его соотечественник исследователь Ф. Хансон определяет данное понятие как использование Интернета и новых информационных коммуникационных технологий для достижения дипломатических целей, отмечая при этом ряд политических направлений цифровой дипломатии: управление знаниями (использование ведомственных и общегосударственных знаний для совместного использования и оптимизации ради достижения национальных интересов за рубежом), управление информацией (контроль над

ISSN 2304-120Х

ниепт

научно-методический электронный журнал

научно-методический электронный журнал

большим потоком информации и ее использование для лучшего информирования при выработке политики прогнозирования и реагирования на возникающие социальные и политические движения), консульская связь и реагирование (создание прямых, личных каналов связи с гражданами, путешествующими за границу, с управляемой связью в кризисных ситуациях), свобода Интернета (создание технологий, позволяющих сделать Интернет свободным и открытым, это связано с целями содействия свободе слова и демократии, а также подрыву авторитарных режимов) [2].

Как отметил Фишер, преимущество социальных сетей дает возможность охватить граждан других стран в режиме реального времени. Социальные медиаплат-формы предоставляют пространство для взаимодействия, расширения сотрудничества и, таким образом, продвижения целей дипломатии. Потенциальная легкость, с которой можно получить доступ к социальным сетям, и низкая стоимость по сравнению с другими методами делают его привлекательным инструментом для многих посольств, а также других правительственных учреждений, которые сталкиваются с сокращением бюджета. Многочисленные платформы позволяют использовать более динамичный контент, такой как видео, фотографии и ссылки, чем традиционные методы чтения лекций или раздачи брошюр. Кроме того, социальные сети - ключевой канал для охвата молодежи, что является одной из основных целей нынешних усилий в области общественной дипломатии [3]. Данную точку зрения разделяет и американский политолог Е. Поттер, подчеркивая, что цифровая дипломатия рассматривается как важный инструмент продвижения внешней политики государства, поскольку она обеспечивает целенаправленное взаимодействие с зарубежной общественностью [4].

Все эти определения объединяет то, что они рассматривают цифровую дипломатию как особый инструмент так называемой «умной силы» - формы политической власти, способной сочетать жесткую и мягкую силу для достижения желаемых внешнеполитических целей. Одним из основоположников данного термина является небезызвестный Д. Най -автор концепции «мягкой силы». По Наю, стратегия успешной «умной силы» должна реали-зовываться на основе следующих важнейших принципов: 1) определение наиболее предпочтительных целей и результатов; 2) наличие определенных ресурсов для достижения внешнеполитических целей; 3) выявление наиболее эффективных форм властного поведения; 4) расчет вероятности успеха [5]. По словам американского исследователя и дипломата Ч. Кровера, составными частями «умной силы» являются применение дипломатии, развитие тех или иных компетенций, акцент на убеждения, проецирование власти, а также использование экономически эффективных мер, которые политически и социально легитимны [6]. Иными словами, в данном случае целесообразно грамотно использовать как нематериальные ресурсы - различные достижения культуры, методы убеждения и политические идеалы, так и меры экономического и военно-политического давления.

Так, концепция «умной силы» приобрела особую популярность после того, как сенатор Нью-Йорка Х. Клинтон неоднократно использовала ее в ходе сенатских слушаний в 2009 г. Она, в частности, высказывалась в пользу того, что использование в совокупности дипломатических, экономических, политических, правовых, военных и культурных мер наиболее эффективный способ достижения каких-либо внешнеполитических целей [7]. Применение того или иного аспекта зависит от определенной ситуации и обстоятельств. Особое значение в данном вопросе она придавала цифровым технологиям, то есть использованию сети Интернет для более эффективного влияния на зарубежные страны.

Следует отметить, что первоначальные проекты цифровой дипломатии были запущены еще в середине 2000-х гг. при госсекретаре К. Райс, но качественные преобразования они получили именно при госсекретаре Х. Клинтон. В 2010 г. она произвела

ISSN 2304-120X

ниегтг

научно-методический электронный журнал

реформу Госдепартамента, основываясь на Четырехлетнем обзоре дипломатии и развития, ответственного за работу в сети (QDDR) [8]. Первоначальные усилия данного обзора были направлены на объединение интернет-пользователей вокруг американского правительства, информационную дискредитацию идеологии «Аль-Ка-иды», «Талибана» и других различных антиамериканских движений, активное использование блогосферы и соцсетей для ведения борьбы против политических режимов в Иране, Китае, а также ограничение медиаприсутствия России на постсоветском пространстве. Спустя время Клинтон привлекла к совместному сотрудничеству руководителей крупных частных интернет-компаний, таких как «Гугл», «Фейсбук», «Твиттер» и ряд других. Эти мощные сетевые гиганты взяли на себя роль эффективных платформ по продвижению американских ценностей, выраженных в пропаганде либеральных принципов, индивидуальных свобод человека, демократии и т. д.

Использование интернет-платформ дипломатическими службами

На сегодняшний день Государственный департамент активно использует социальные сети, онлайн-платформы и технологии для диверсификации способа общения сотрудников, обмена информацией и выхода за пределы своих собственных границ. В 2010 г. Ричард Боли, на тот момент глава Управления электронных связей Госдепартамента, и его команда создали широкий спектр интерактивных веб-порталов, связавших сотрудников Госдепартамента внутри страны и с различными группами по всему миру с целью достижения поставленных целей во внешней политике посредством социальных изменений. Следует подчеркнуть, что в обновленном Четырехлетнем обзоре дипломатии и развития за 2015 г. главной целью было заявлено достижение национальных интересов США, независимо от условий, с которыми придется столкнуться. Особое внимание уделялось умению определять варианты и оценивать политические риски при неоднозначных и сложных обстоятельствах [9]. Чтобы предвидеть возможные риски и своевременно снизить вероятность неблагоприятных последствий, Госдепартамент направил все усилия на развитие инновационных технологий. Одним из инновационных примеров является создание Те^Сатр - серии

научно-методический электронный журнал

двухдневных конференций, в ходе которых организации гражданского общества, работающие за рубежом, и эксперты по технологиям выявляют и применяют довольно простые в применении технологии для решения общих проблем. Государственный департамент также имеет внутреннюю версию Википедии под названием Diplopedia, которая вмещает более 14000 записей [10].

В рамках цифровой дипломатии, осуществляемой Госдепартаментом Соединенных Штатов, можно выделить основные направления: развитие блогерского движения в зарубежных странах, борьба с терроризмом в интернет-пространстве, создание специальных компьютерных программ для диссидентов [11]. Особое внимание следует уделить организации протестных движений в зарубежных странах против правящей власти. Так, во время «арабской весны» протестная мобилизация молодежи в Египте и Тунисе осуществлялась посредством сети Интернет, целью которой было свержение действующего режима. Акцент был сделан именно на молодежь как на самых активных пользователей социальных сетей, в большей степени подверженных влиянию извне. В техническом лагере государственного департамента в Литве активисты из стран с репрессивным правительством научились обеспечивать безопасность своих групп в Интернете посредством использования социальных сетей для организации акций протеста. Технический лагерь в Чили привел к широкому применению программного обеспечения с открытым исходным кодом, которое используется неправительственными организациями во всем мире для совместного управления операциями в случае бедствий, мониторинга выборов и обмена информацией [12]. Таким образом, США извне могли влиять на определенные события, процессы, при этом искусно комбинируя методы дипломатического, политического и культурного давления.

Цифровая дипломатия расширяет сотрудничество и обмен информацией между внутренними и внешними заинтересованными сторонами, обеспечивая возможность участия дипломатов в государственном управлении XXI в. Более 4,5 миллиарда человек в настоящее время владеют мобильными телефонами, и в течение следующего десятилетия, по прогнозам ведущих экспертов, эта цифра достигнет 90 процентов населения мира. Госдепартамент положительно относится к тенденциям подобного рода и использует свои ресурсы по максимуму. Так, к примеру, в Мексике Вашингтон работал с мексиканским правительством, мексиканской телекоммуникационной фирмой и мексиканскими неправительственными организациями над созданием системы службы коротких сообщений (SMS), с помощью которой граждане могли сообщать о преступлениях анонимно и тем самым избежать мести. В Пакистане Госдепартамент спонсировал проекты по созданию мобильной сети, работающей исключительно через SMS, поскольку большинство пакистанцев не имели смартфонов. На Гаити Департамент помог создать систему помощи пострадавшим от землетрясения с помощью текстовых сообщений. SMS-сообщения переводились с креольского на английский и передавались работникам по оказанию помощи в считанные минуты. В Тунисе более полумиллиона человек зарегистрировались в качестве участников в финансируемой Государственным департаментом программе, предлагающей изучение английского языка с помощью мобильного телефона. Более того, Департамент заключил партнерские отношения с Глобальной ассоциацией систем мобильной связи (GSMA) для преодоления гендерного разрыва во владении мобильными телефонами [13].

Примечательно, что среди инновационных разработок Госдепартамента были и серии ролевых игр под названием "X-life", ориентированные на целевую аудиторию молодежи Ближнего Востока. Те, в свою очередь, могли представить себя в качестве американских студентов колледжа или начинающих молодых рок-музыкантов, играя в

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

научно-методический электронный журнал

эту игру на своих мобильных телефонах. Игры подобного рода связывали игроков через «Фейсбук» и были направлены на укрепление доброжелательности и взаимопонимания между мусульманскими общинами с помощью цифровых средств. Посольства США в Ираке и Египте использовали «Фейсбук» для публикации новостей и обучения английскому языку [14]. Как видим, происходила популяризация американского образа жизни среди зарубежных стран, а вместе с тем и американских ценностей.

Немаловажным фактором, способствующим продвижению и отстаиванию интересов США за рубежом, является активная деятельность американского политического истеблишмента в социальных сетях. Многочисленные посты в «Фейсбук» и «Твиттере», порой с громкими и кричащими заголовками, несомненно, привлекают внимание общественности, задают тон политическим процессам и вовлекают в обсуждение миллионы пользователей. Впоследствии происходит контакт между вышестоящими лицами и рядовыми гражданами, что говорит о своеобразном доверии и способствует налаживанию диалога. К примеру, действующий президент США Д. Трамп является активным пользователем социальной сети «Твиттер», его официальный ак-каунт насчитывает около 58 миллионов подписчиков, что превосходит совокупное количество людей, подписанных на правительственные ведомства Соединенных Штатов. Своеобразный и оригинальный стиль постов Трампа делает его, безусловно, популярным в глазах общественности и миллионов пользователей, неравнодушных к политическим процессам внутри и за пределами США. Госсекретарь Майк Помпео в последнее время также активизировался в виртуальном пространстве, оставляя периодически на своей страничке в «Твиттере» мнение об основных событиях внутренней и внешней политики государства. Примечательно, что более чем с 170 дипломатическими представительствами в Соединенных Штатах американские граждане и пользователи социальных медиа по всему миру имеют широкий спектр каналов, с которыми можно взаимодействовать. В дополнение к диапазону каналов у многих посольств также есть несколько учетных записей на одной платформе, чаще всего учетная запись, представляющая посла, и учетная запись для посольства [15]. Следует отметить, что подобная активная деятельность высших государственных служащих в сети Интернет говорит о кардинально новом способе коммуникации с мировым сообществом, о расширении границ дипломатического взаимодействия и трансформации социальных отношений.

Таким образом, на основании вышеизложенного можно сделать вывод, что цифровые технологии выводят дипломатию на кардинально новый уровень, дополняя традиционные инструменты внешней политики новыми инновационными и адаптированными способами ведения дипломатической деятельности. Интернет превращается в просторную и эффективную площадку продвижения американских интересов за рубежом благодаря грамотной и продуктивной политике работников Госдепартамента и иных правительственных структур. Использование социальных сетей дипломатами помогает наладить контакт между политиками и гражданами. Цифровая дипломатия и интернет-деятельность в целом в значительной степени способствуют проецированию внешнеполитических позиций государства на отечественную и зарубежную аудиторию. Такие влиятельные интернет-платформы, как «Фейсбук» и «Твиттер», предоставляют дипломатическим миссиям США прямой доступ к гражданам как внутри стран, так и за их пределами. Это общение часто обходит государственные и медийные фильтры, что потенциально позволяет странам более эффективно влиять на иностранную аудиторию и достигать дипломатических целей. Искусное и грамотное сочетание дипломатических, политических, культурных, военных, экономических и иных мер делает цифровую дипломатию эффективным инструментом «умной силы»

Соединенных Штатов. Конечно, цифровая дипломатия не заменит классическую дипломатию, но, если обращаться с ней со знанием дела, как это происходит в США, этот инструмент может укрепить работу государства в международных отношениях и внешней политике более быстрым и экономичным способом.

Ссылки на источники

1. Lewis D. Digital diplomacy // Gateway House. - URL: http://www.gatewayhouse.in/digital-diplomacy-2.

2. Hanson F. Baked in and wired: eDiplomacy@State // Foreign Policy Paper Series. - Washington, DC: Brookings Institution. - № 30. - P. 34-41.

3. Fisher A. Using social media in public diplomacy // Take Five. - URL: https://takefiveb-log.org/2013/02/19/the-use-of-social-media-in-public-diplomacy-scanning-e-diplomacy-by-embassies-in-washington-dc.

4. Potter E. Cyber-diplomacy: Managing foreign policy in the twenty-first century. - Ontario: McGill-Queen's Press, 2002. - P. 23.

5. Nye J. Smart Power Initiative // CSIS. - URL: https://www.csis.org/programs/former-programs/smart-power-initiative.

6. Crocker Chester A. Leashing the Dogs of War: Conflict Management in a Divided World. - US Institute of Peace Press, 2007. - P. 13.

7. Цифровая дипломатия США // РИСС. - URL: https://riss.ru/analitycs/7003.

8. U.S. Departament Of State. The 2010 Quadrennial Diplomacy and Development Review (QDDR): Leading Through Civilian Power. - URL: https://2009-2017.state.gov/s/dmr/qddr/2010/index.htm.

9. U.S. Departament Of State. The 2015 Quadrennial Diplomacy and Development Review (QDDR): Leading Through Civilian Power. - URL: https://www.state.gov/s/dmr/qddr/index.htm.

10. Advancing U.S. foreign policy through eDiplomacy // The Washington Post. - URL: https://www.washing-tonpost.com/politics/advancing-us-foreign-policy-through-ediplomacy/2012/07/01/gJQA-d0edGW_story.html?noredirect=on&utm_term=.0075bcbf5d27.

11. Bjola C. Digital Diplomacy: From Tactics To Strategy. - URL: https://www.washingtonpost.com/poli-tics/advancing-us-foreign-policy-through-ediplomacy/2012/07/01/gJQAd0edGW_story.html?noredi-rect=on&utm_term=.234bc0d687df.

12. Jovan K. Negotiating with robots: Future or fiction? - URL: https://www.diplomacy.edu/blog/negotiating-robots-future-or-fiction.

13. IRM's Office of eDiplomacy U.S. Departament of State. - URL: https://www.state.gov/rn/irm/ediplomacy.

14. Avatar Diplomacy: Mobile Games as U.S.Cultural Ambassadors in MENA // CSIS. - URL: https://www.csis.org/analysis/avatar-diplomacy-mobile-games-us-cultural-ambassadors-mena-0.

15. Nicholas W. Digital Diplomacy: The Impact of the Internet on International Relations. - Oxford Internet Institute, 2008. - P. 131.

Gyulnara Musaeva,

Student, International Relations, Political Science and Regional Studies Chair, Volgograd State University,

Volgograd

musaeva98@bk.ru

US digital diplomacy as an instrument of "smart power"

Abstract. The article is devoted to the study of US digital diplomacy as an integral part of the "smart power" concept. The author outlines the basic definitions of this concept, refers to various interpretations of the leading experts in the field of IT, political science and international relations. Particular attention is paid to the activities of the US State Department as the main actor promoting the foreign policy interests of the government abroad; the main activities of this political body in the development of diplomacy on the Internet are defined. Key words: digital diplomacy, "smart power", social networks, foreign policy interests, USA. References

1. Lewis, D. "Digital diplomacy", Gateway House. Available at: http://www.gatewayhouse.in/digital-diplo-macy-2 (in English).

2. Hanson, F. "Baked in and wired: eDiplomacy@State", Foreign Policy Paper Series, Washington, DC: Brookings Institution, № 30, pp. 34-41 (in English).

3. Fisher, A. "Using social media in public diplomacy", Take Five. Available at: https://takefiveb-log.org/2013/02/19/the-use-of-social-media-in-public-diplomacy-scanning-e-diplomacy-by-embassies-in-washington-dc (in English).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ISSN 2Э04-120Х

ниепт

научно-методический электронный журнал

ISSN 2304-120X

4.

5.

6.

7.

8.

9.

10.

11.

12.

13.

14.

15.

ниегтг

научно-методический электронный журнал

Potter, E. (2002). Cyber-diplomacy: Managing foreign policy in the twenty-first century, McGill-Queen's Press, Ontario, p. 23 (in English).

Nye, J. "Smart Power Initiative", CSIS. Available at: https://www.csis.org/programs/former-pro-grams/smart-power-initiative (in English).

Crocker, Chester A. (2007). Leashing the Dogs of War: Conflict Management in a Divided World, US Institute of Peace Press, p. 13 (in English).

"Cifrovaya diplomatiya SSHA", RISS. Available at: https://riss.ru/analitycs/7003 (in Russian). U.S. Departament Of State. The 2010 Quadrennial Diplomacy and Development Review (QDDR): Leading Through Civilian Power. Available at: https://2009-2017.state.gov/s/dmr/qddr/2010/index.htm (in English). U.S. Departament Of State. The 2015 Quadrennial Diplomacy and Development Review (QDDR): Leading Through Civilian Power. Available at: https://www.state.gov/s/dmr/qddr/index.htm (in English). "Advancing U.S. foreign policy through eDiplomacy", The Washington Post. Available at: https://www.washingtonpost.com/politics/advancing-us-foreign-policy-through-ediplo-macy/2012/07/01/gJQAd0edGW_story.html?noredirect=on&utm_term=.0075bcbf5d27 (in English). Bjola, C. Digital Diplomacy: From Tactics To Strategy. Available at: https://www.washingtonpost.com/pol-itics/advancing-us-foreign-policy-through-ediplomacy/2012/07/01/gJQAd0edGW_story.html?noredi-rect=on&utm_term=.234bc0d687df (in English).

Jovan, K. Negotiating with robots: Future or fiction? Available at: https://www.diplomacy.edu/blog/negoti-ating-robots-future-or-fiction (in English).

IRM's Office of eDiplomacy U.S. Departament of State. Available at: https://www.state.gov/rn/irm/ediplo-macy (in English).

"Avatar Diplomacy: Mobile Games as U.S.Cultural Ambassadors in MENA", CSIS. Available at: https://www.csis.org/analysis/avatar-diplomacy-mobile-games-us-cultural-ambassadors-mena-0 (in English). Nicholas, W. (2008). Digital Diplomacy: The Impact of the Internet on International Relations, Oxford Internet Institute, p. 131 (in English).

Рекомендовано к публикации:

Утёмовым В. В., кандидатом педагогических наук; Горевым П. М., кандидатом педагогических наук, главным редактором журнала «Концепт»

Поступила в редакцию Received 28.01.19 Получена положительная рецензия Received a positive review 10.03.19

Принята к публикации Accepted for publication 10.03.19 Опубликована Published 30.04.19

www.e-koncept.ru

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Creative Commons Attribution 4.0 International (CC BY 4.0) © Концепт, научно-методический электронный журнал, 2019 © Мусаева Г. К., 2019

9772304120197