Научная статья на тему 'Центральная Азия и Закавказье как геостратегический комплекс'

Центральная Азия и Закавказье как геостратегический комплекс Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
982
68
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
Центральная Азия / Закавказье / геостратегическая обстановка / регион / геостратегический комплекс / региональные державы / Central Asia / TRANSCAUCASIA / geostrategical situation / region / geostrategical complex / region power

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Казанцева Екатерина Викторовна

Анализируются концептуальные основы политики стран Центральной Азии и Закавказья и факторы, определяющие их эволюцию. Эти факторы помогают понять характер отношений не только между государствами данного региона, но и в странах других регионов мира. Несмотря на близкое географическое расположение, каждый из регионов по-своему уникален. Центральная Азия является своеобразными «вратами» в ряду стратегически важных регионов Евразии. Закавказье приобретает сегодня едва ли ни ключевое геостратегическое значение в мире. Наличие в регионе конфликтных, центробежных, дезинтеграционных и сепаратистских начал отражается на понимании «безопасности» и на видении различными «государствами-нациями» основных характеристик этого региона как комплекса.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Research objective is the analysis of conceptual framework of a policy of the CAT countries, of the factors defining their evolution. These factors aid to understand the character of relations not only between the states of the given region, but also in the countries other regions of the world. Despite the close geographic location, each of regions is unique in it is own way. The Central Asia is original «gates» among strategically important regions of Eurasia. Transcaucas gets today almost essential geostrategic significancy in the world. Presence in region conflict, centrifugal and the separative origins is reflected in understanding of «security» and on vision by various «states-nations» of the basic characteristics of this region as complex.

Текст научной работы на тему «Центральная Азия и Закавказье как геостратегический комплекс»

СОЦИОЛОГИЯ И ПОЛИТОЛОГИЯ

УДК 32.327

ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ И ЗАКАВКАЗЬЕ КАК ГЕОСТРАТЕГИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС

© 2011 г. Е.В. Казанцева

Южный федеральный университет, Southern Federal University,

пр. Нагибина, 13, г. Ростов-на-Дону, 344038, Nagibin Ave, 13, Rostov-on-Don, 344038,

socpol@sfedu.ru socpol@sfedu.ru

Анализируются концептуальные основы политики стран Центральной Азии и Закавказья и факторы, определяющие их эволюцию. Эти факторы помогают понять характер отношений не только между государствами данного региона, но и в странах других регионов мира. Несмотря на близкое географическое расположение, каждый из регионов по-своему уникален. Центральная Азия является своеобразными «вратами» в ряду стратегически важных регионов Евразии. Закавказье приобретает сегодня едва ли ни ключевое геостратегическое значение в мире. Наличие в регионе конфликтных, центробежных, дезинтеграционных и сепаратистских начал отражается на понимании «безопасности» и на видении различными «государствами-нациями» основных характеристик этого региона как комплекса.

Ключевые слова: Центральная Азия, Закавказье, геостратегическая обстановка, регион, геостратегический комплекс, региональные державы.

Research objective is the analysis of conceptual framework of a policy of the CAT countries, of the factors defining their evolution. These factors aid to understand the character of relations not only between the states of the given region, but also in the countries other regions of the world. Despite the close geographic location, each of regions is unique in it is own way. The Central Asia is original «gates» among strategically important regions of Eurasia. Transcaucas gets today almost essential geostrategic significan-cy in the world. Presence in region conflict, centrifugal and the separative origins is reflected in understanding of «security» and on vision by various «states-nations» of the basic characteristics of this region as complex.

Keywords: Central Asia, Transcaucasia, geostrategical situation, region, geostrategical complex, region power.

Геостратегические приоритеты должны служить ключом к решению многих административных, экономических и политических задач для правительства любого государства. Речь идет не только об определении расположения военных баз и портов. «Вся система коммуникаций и хозяйственных связей внутри страны должна быть подчинена не узко экономическим задачам сегодняшнего дня, а перспективным геополитическим целям. Это - азбука геостратегии» [1, с. 11].

Актуальность рассматриваемой темы определяется необходимостью глубокого и всестороннего изучения специфики и особенностей межгосударственного взаимодействия на пространстве Центральной Азии и Закавказья. И действительно, ослабление государства, входившего в разряд мировых, вызывает ощутимые геополитические и геостратегические изменения и на глобальном, и на региональном уровнях в пользу более сильных конкурентов. Вслед за распадом СССР и появлением на бывшей союзной территории новых независимых государств (далее - ННГ), последние стали объектами борьбы за влияние и контроль над ними со стороны других великих государств и динамично развивающихся наций. Пришлось даже столкнуться с явными попытками современных геополитических идеологов западного мира сформулировать некие новые стратегические задачи вроде расчлене-

ния и установления над всем пространством в современных границах Содружества Независимых Государств (далее - СНГ) экономического, политического и военного контроля со стороны других великих держав. С другой стороны, на пространстве СНГ уже просматриваются некоторые новые тенденции, которые не внушают особого оптимизма. Все это убеждает в том, что геополитика и геостратегия всегда имеют свое продолжение. Они не возникают и не исчезают, а только из одного состояния переходят в другое. Поэтому сегодня так важен анализ того, как складывается стратегический баланс сил в мире, каким в принципе должен быть этот мир - однополярным, в чем убеждены в Вашингтоне, или, как об этом говорят в Москве, многополярным, в каком направлении развивается военно-политическая и геостратегическая обстановка в таком «чувствительном» регионе как Центральная Азия и Закавказье (далее - ЦАЗ), с точки зрения безопасности стран, входящих в этот регион, его ближайших государств и регионов.

Злободневность темы определяется еще и обострением ситуации в регионе ЦАЗ в аспектах безопасности и энергетики. Такие жизненно важные для государств региона вопросы, как прокладывание трубопроводных маршрутов для сбыта углеводородов и противодействие исламистскому экстремизму и тер-

роризму, остаются также важными задачами внешней политики США и России, провозгласивших, в частности, этот регион зоной своих «жизненных интересов». Актуальность этого внешнеполитического вектора возрастает применительно как к России, так и к Соединенным Штатам - особенно в свете установок новой администрации Б. Обамы на перенос центра тяжести в борьбе с терроризмом на Афганистан и Пакистан.

Предлагаем рассмотреть процесс преобразования условий межгосударственного взаимодействия в ЦАЗ как геостратегическом комлексе и выявить его особенности и специфику.

Цель исследования - анализ концептуальных основ политики стран ЦАЗ, факторов, определяющих их эволюцию, этот процесс должен обеспечить более глубокое понимание характера отношений между государствами региона, содействовать выработке прогноза развития этих отношений как в самом ЦАЗ, так и применительно к другим регионам мира, на ситуацию в которых существенное влияние оказывают факторы безопасности и энергетики. Кроме того, мы хотим показать объективные предпосылки формирования особой системы отношений в регионе ЦАЗ, определить ее главные характеристики.

Теоретико-методологические подходы к интерпретации современной политической ситуации в мире, и в ЦАЗ в частности, находятся в центре внимания многих специалистов. Значение ЦАЗ как целостного социально-экономического объекта, по оценке специалистов, неуклонно возрастает. Его перспективная роль очень важна как, во-первых, источника масштабных, но пока еще не разработанных запасов природных ресурсов - прежде всего газа и нефти - и, во-вторых, перекрестка евразийских транспортных путей.

Предлагаются различные модели и сценарии возникновения нового миропорядка на основе анализа сценарных версий. Базовыми элементами здесь являются неолиберальный сценарий, конфликта цивилизаций, «реалистические» сценарии. Разработаны исследовательские методы анализа, теоретико-методологические подходы к объяснению и интерпретации современной политической ситуации в ЦАЗ. Они широко применяются аналитиками (Э. Ожиганов, В. Коновалов, М. Цветоват, В. Гусейнов, Г. Гавриш, А. Ду-гин, И. Добаев, К. Гаджиев) [2, с. 36], которые делают попытки детально прописать важнейшие элементы стратегической «сцены» и Кавказского комплекса, и комплекса ЦАЗ. Другими словами, представить основных политических игроков этой «сцены», а также акторов, ресурсы, которые могут быть ими использованы, тактики, применяемые в борьбе за господство. Существенное значение придается факторам времени и пространства. Политическая составляющая предложенной методологии учитывает по меньшей мере три их основные группы: внутреннее развитие в пределах отдельных государств, межгосударственные отношения и влияние внешних международных институтов. Аналитики и эксперты этого методологического уровня установили, на наш взгляд, для последующих поколений исследователей стандарты объективности, на

которые можно было бы ориентироваться. Так или иначе, проблема теоретико-методологического уровня остается и требует пристального к себе внимания со стороны исследовательского корпуса. С этих позиций стоит обратиться к описанию региона ЦАЗ.

Развитие СНГ оказалось гораздо более сложным и противоречивым, чем предполагалось. Создать единое интегрированное пространство не удалось. Наметилась автономизация западного и южного флангов СНГ [3, с. 106]. В результате различные составляющие части Содружества стали приобретать некоторые типологические характеристики субрегионов. В ответ на общие вызовы в этих субрегионах сформировались общие направления взаимодействия. В частности, это относится к закавказским и центрально-азиатским государствам СНГ.

У ЦАЗ есть все шансы стать важнейшим узлом транспортных систем по линиям Юг - Север и Восток -Запад, транспортно-коммуникационным коридором, соединяющим Европу с Азией. Нефть Каспийского и Черного морей и пути ее транспортировки являются объектом не только конкуренции компаний, но и политического соперничества крупных держав. Здесь пересекаются и переплетаются как региональные (Россия, Турция и Иран), так и глобальные (США, страны ЕС, АТР и ББВ) интересы. Поэтому этот геостратегический комплекс в настоящее время находится в зоне особого внимания «мирового правительства» [4, с. 86]. Каждый из субъектов последнего имеет здесь свои «сферы притяжения» и по-своему представляет целостность Кавказа, влияя тем самым, посредством своих финансово-властных рычагов, на процесс интеграции кавказских государственных образований и темпы их развития. По словам Э. Исмаилова, «перспективы развития данного геостратегического региона в решающей степени зависят от рационального использования преимуществ геополитического и геоэкономического положения между двумя мегарегионами - Евро-Атлантическим и Азиатско-Тихоокеанским, что во многом и будет определять размещение мировых сил в новом столетии» [2, с. 67].

Геополитически ЦАЗ делится на Центральную Азию и Закавказье. Несмотря на географическую близость, каждый из регионов обладает весьма серьезной спецификой, что диктует необходимость отдельного их рассмотрения.

Центральная Азия - обширный, не имеющий выхода к океану регион, включающий (не по географическому признаку) Узбекистан, Туркменистан, Таджикистан, Кыргызстан, а также Казахстан. ЮНЕСКО сюда же относит Монголию, Западный Китай, Пенджаб, Северную Индию и Северный Пакистан, СевероВосточный Иран, Афганистан, районы азиатской России южнее таёжной зоны [3, с.10].

Продолжающиеся изменения геополитической картины мира, обусловленные распадом СССР и образованием ННГ, уже привели к формированию кардинально новой геостратегической ситуации в Центральной Азии. В активной стадии находятся процессы ее трансформации из периферийного (где геополитические тенденции вообще не проявлялись) в регион,

в котором все настойчивее пересекаются интересы ряда крупных держав и других секторов международной жизни.

Находясь в «сердце» континента, Центральная Азия является своеобразными «вратами» в ряду стратегически важных регионов Евразии. На востоке расположены Китай и страны Азиатско-Тихоокеанского региона; на юге - Афганистан, страны Ближнего Востока и ряд других исламских государств; на западе и на севере -Кавказ, Турция, Европа, Россия.

От того, в каком направлении будут развиваться государства Центральной Азии, во многом будет зависеть баланс сил на обширном пространстве планеты. Любые события, происходящие в этих странах, будут иметь свое отражение не только на региональном уровне, но и вызывать изменения в геостратегическом балансе сил на всем евразийском континенте, который остается осью мирового развития.

Одним из важных факторов, влияющих на процессы в Центральной Азии, является внешнеполитическая активность ведущих мировых региональных держав. Дальнейшее усиление стратегического соперничества, элементы которого уже присутствуют сегодня в центрально-азиатском регионе, рождает новые противоречия, но уже не на идеологической, а на геополитической и экономической основах. Кроме того, по целому ряду оценок, имеются серьезные основания считать вероятным возможность региона контролировать центральную часть Евразии в геостратегическом плане, ресурсный потенциал и транспортные связи - в геоэкономическом. Среди мировых региональных держав, оказывающих существенное воздействие на формирование геополитической ситуации в Центральной Азии, особо выделяются Россия, США, Китай, также Турция, Иран, Пакистан, Индия, государства Европейского Союза.

Уникальность расположения Центральной Азии на пересечении евразийских геополитических связей, тенденция усиливающегося взаимодействия здесь мировых и региональных держав позволяет считать ее одним из главных звеньев безопасности на постсоветском пространстве и, в целом, выделить в качестве своеобразного элемента стабильности в Евразии.

Как представляется, подходы к Центральной Азии со стороны России, США, КНР, ЕС, Турции, Пакистана, Ирана и Индии будут в определенной степени основываться на принципе геополитического регионализма, а также стремлении максимально использовать свои внутренние и внешние ресурсы для закрепления в регионе. К сожалению, отдельные факторы будут продолжать влиять на выбор непопулярных в современном мире, но действенных инструментов политики, таких как силовой (военный) и идеологический. Практически все названные страны проявляют повышенную заинтересованность в транспортировке в выгодном им направлении энергоресурсов региона. Полагаем, что данная стратегия преследует конкретные цели. Так, контроль за топливно-энергетическими ресурсами и средствами их транспортировки способствует возрастанию роли в определении геополитиче-

ских позиций той или иной страны. При анализе и планировании энергетических маршрутов, отдаче предпочтения какому-либо из них, следует отчетливо понимать, что именно их маршрут, как ничто другое будет определять региональные союзы, внешнее влияние и геостратегическую ситуацию в Центральной Азии и Евразийском пространстве в целом.

Динамичность и устойчивость развития Центральной Азии, возрастание ее ценности для мирового сообщества могут происходить только в условиях сохранения стабильности и геополитического равновесия. Среди приоритетов по улучшению геополитического положения всего региона можно выделить стремление к нейтрализации неблагоприятных для него процессов: угрозы вхождения в орбиту влияния держав, вынашивающих какие-либо территориальные или глобальные амбиции и, безусловно, распространения идей исламского радикализма.

Одним из главных условий стабильности в регионе является тенденция к дальнейшей внутри- и межрегиональной интеграции и сотрудничеству (в том числе в таких сферах, как проведение согласованной политики в области транспорта и коммуникаций, использования топливно-энергетических и водных ресурсов; усиления внимания к проблеме религиозно-нравственного воспитания населения, борьбы с исламским экстремизмом и др.). Это неоднократно подчеркивалось на саммитах Центрально-Азиатского Союза (Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан), в ходе двусторонних встреч руководителей этих стран. Этой же цели отвечает дальнейшее формирование и диверсификация полноценных связей стран Центральной Азии с внешним миром, в том числе восстановление «Шелкового пути», что придаст региону былое геостратегическое значение в рамках всего Евразийского континента.

Закавказье - регион в Восточной Европе и Передней Азии, расположенный к югу от Главного, или Водораздельного, хребта Большого Кавказа. Сюда относятся большая часть южного склона Большого Кавказа, Колхидская низменность и Куринская впадина, Армянское нагорье, Талышские горы с Ленко-ранской низменностью, Грузия, Азербайджан, Армения, а также частично признанные Абхазия и Южная Осетия, непризнанная Нагорно-Карабахская Республика. Граничит регион на севере с Россией, на юге с Турцией и Ираном [3, с. 2]. В последние годы в международных документах для обозначения Закавказья получил распространение термин «Южный Кавказ».

Уникальность геополитического положения Закавказья заключается в том, что оно представляет собой замкнутый с трех сторон анклав. На севере регион закрыт Главным Кавказским хребтом, а с Запада и Востока омывается Черным и Каспийским морями. Только с юга он открыт, и именно это обстоятельство до включения Закавказья в состав Российской империи предопределяло историческую судьбу населявших его народов. На протяжении почти двух тысячелетий это была арена ожесточенной борьбы его мощных южных соседей: Рима и Персии, Византии и

Арабского халифата и, наконец, Османской империи и Ирана. В двух последних случаях борьба за Закавказье имела достаточно ярко выраженную конфессиональную окраску. В первом - это была конфронтация христианства с исламом, а во втором - внутри ислама между сунитами и шиитами.

Конфессиональная окраска вооруженной борьбы зачастую придавала ей особую жестокость. Причем в наибольшей степени от бесконечных войн южных соседей страдали коренные народы Закавказья - армяне и грузины. На протяжении шести веков они были вынуждены непрерывно балансировать на грани выживания.

Сегодня Закавказье приобретает едва ли не ключевое стратегическое значение. Азербайджан, Армения и Грузия получают возможность из объектов геополитики превратиться если не в ее субъектов, то в партнеров. В их распоряжении оказывается хоть и небольшой, но «контрольный пакет геополитических акций» [5, с. 75].

Азербайджан - единственное государство Южного Кавказа, сумевшее обеспечить более или менее приемлемый уровень жизни для своего населения за счёт пока ещё не полностью выработанных и вновь открытых нефтегазовых месторождений. Построен основной экспортный трубопровод Баку - Тбилиси - Джейхан, который дает Азербайджану альтернативный выход на мировые рынки сбыта углеводородов. Однако Азербайджан не контролирует часть своей территории - Нагорный Карабах (бывшая НКАО), а также полностью либо частично семь прилегающих районов (включая территорию между НКАО и Арменией - «Лачинский коридор»). Усугубляет социально-экономическую ситуацию наличие нескольких сот тысяч беженцев, изгнанных с мест постоянного проживания в Армении, и внутренних переселенцев из занятого армянскими войсками Нагорного Карабаха и прилегающих к нему районов республики [6].

Нагорно-Карабахский конфликт - один из наиболее сложных и трудных для урегулирования, прежде всего потому, что у Армении и Азербайджана совершенно разные подходы к его решению. Позиции двух стран никак нельзя совместить без серьезных уступок с каждой стороны, готовности к компромиссу. И в Баку, и в Ереване должны отдавать себе отчет, что урегулирование конфликта возможно только лишь при условии, что руководство обоих государств, а также Нагорного Карабаха найдет формулу сосуществования, которая устроит все стороны. Ни Россия, ни США, ни какая-либо другая страна не выступит только на стороне Армении или только на стороне Азербайджана.

Подобного рода конфликты, как правило, разрешаются тремя способами: военным; посредством мирных переговоров; под мощным воздействием внешней силы (в нашем случае США или России). Военным путем решить конфликт невозможно. У Азербайджана нет необходимого военного потенциала, сил и вооружений. Этот путь для небольших государств - лишняя трата средств, времени и бессмысленная гибель людей.

Договориться самостоятельно Армения и Азербайджан не могут, и когда смогут - неизвестно. Этому мешает то, что фактор Нагорного Карабаха используется

различными политическими силами во внутренней борьбе. Вместо одной внешней силы, в роли которой ранее был СССР, сейчас действуют несколько таких сил: помимо России, еще США, Великобритания, Турция, страны ЕС. Между тем, для решения конфликта с помощью внешней силы, необходимо ее полное преобладание в Закавказье. Сейчас этого нет, и в обозримом будущем не будет. Таким образом, следует вывод, что урегулирование конфликта состоится не скоро.

Армения испытывает трудности при сообщении с внешним миром, будучи блокированной двумя соседними странами - Азербайджаном и Турцией.

Грузии приходится решать целый ряд взаимосвязанных проблем - с экономикой, так как черноморское побережье Абхазии недоступно, во внутренней Грузии социальную напряжённость усиливает присутствие нескольких сот тысяч беженцев из Абхазии и Южной Осетии. Грузинское руководство обвиняет Россию в том, что она поддерживает сепаратистские устремления новых государственных образований на её территории. 8 августа 2008 г. начался военный конфликт в Южной Осетии, после чего, 26 августа 2008 г., Россия признала независимость Абхазии и Южной Осетии, что было осуждено большей частью мирового сообщества. Итак, мировой финансовый кризис, а также августовские события 2008 г. существенным образом изменили весь геостратегический расклад сил в регионе. Пошатнулся устоявшийся за последние 15 лет баланс сил, представляющих в регионе интересы мировых держав. Недостаточное внимание России к региону в период после распада СССР имело следствием широкий спектр возможностей для проникновения на Южный Кавказ идеологии атлантизма, активно продвигаемой союзником США - Турцией, и четкое разделение государств в регионе на пророссийское и прозападное. Однако ситуация кардинальным образом изменилась после грузино-южноосетинского конфликта. И локомотивом здесь выступила именно Россия, накопившая ощутимый политический и финансовый ресурс для защиты и реализации собственных интересов в регионе.

Считаем, что положение на Южном Кавказе в ближайшей и долгосрочной перспективе останется таким же, как и в предыдущие двадцать и 200 лет назад, до прихода сюда России, а именно нестабильным, с перспективой возникновения новых конфликтов, кризисов, переворотов и войн. Государства Закавказья слишком слабы, а противоречия между ними и внутри них слишком велики, чтобы они самостоятельно могли с ними справиться. Вдобавок ко всему в политическом сообществе всех закавказских государств, за исключением, пожалуй, президента Азербайджана И. Алиева и его окружения, все еще преобладают представления о том, что территориальные этнические, экономические проблемы можно решить простыми методами и решениями прежде всего используя силу. Яркий пример - действия М. Саакашвили в Южной Осетии. Подобное поведение наводит на мысль о том, что некоторым ННГ в мире, в том числе и на Южном Кавказе, предстоит пройти длительный путь для обретения зрелости и самостоятельного существования.

Естественно, что во взаимодействии друг с другом каждый из акторов преследует свои собственные стратегические, экономические, политические и военные цели. Наличие в регионе конфликтных, центробежных, дезинтеграционных и сепаратистских начал отражается на понимании «безопасности» и на видении различными «государствами-нациями» основных характеристик этого региона как геостратегического комплекса. А сама политика отражает не только настроения национальной политической элиты, но и реализуемую ими геополитику. Если мы правильно трактуем смыслы геополитических устремлений и самой политики, то остается проблема того, на чем может быть выстроена такая политика, что лежит у ее основания. Наиболее твердое основание в делах политики и власти заслуженно принадлежит теории вопроса. Согласно С. Хантингтону [7], можно считать, что уже сейчас многие конфликты носят цивилизационный характер. Причем они проявляются на микро- и макроуровнях. В первом случае группы, находящиеся на границах цивилизаций и приходящие в соприкосновение, часто вступают в яростную борьбу, стремясь установить контроль над ресурсами и территорией. Во втором - государства, принадлежащие к различным цивилизациям, стремятся утвердить свои особые ценности в зонах конфликтов. Обозначив эти ключевые тенденции, мож-

но прийти к выводу, что ввиду стремительного изменения геостратегической картины мира, регион Центральной Азии и Закавказья стал ареной апробации и моделирования новых многополярных политических реалий.

Литература

1. Парамонов В.В. Геополитика и Центральная Азия // Полемика. 2010. Вып. 5. 48 с.

2. См.: Южный фланг СНГ. Центральная Азия - Каспий -Кавказ: возможности и вызовы для России // Нагиев А. А., Кос-терев И.Н. Политические процессы и конфликты в Кавказском геостратегическом комплексе: теоретико-методологические проблемы оценок и интерпретаций. М., 2007. 367 с.

3. Хрусталев М.А. Этно-национальная и социально-экономическая карта Южного фланга СНГ // Там же.

4. Боришполец К.П. Экономическое взаимодействие России со странами Центральной Азии // Там же.

5. Дружиловский С.Б., Хуторская В.В. Политика Ирана и Турции в регионе Центральной Азии и Закавказья // Там же.

6. Гаджиев К. Геополитика Кавказа. М., 2003. 464 с.

7. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М., 2006. 603 с.

Поступила в редакцию 31 августа 2010 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.