Научная статья на тему 'Ценности и ценностные ориентации языка в военной культуре общества'

Ценности и ценностные ориентации языка в военной культуре общества Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
147
29
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Гребеньков В.Н.

На материале русских и английских паремий рассматриваются оценочно-устойчивые концептуальные смыслы, эксплицированные в так называемом «военном языке» как составляющей военной культуры.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Values and value orientations in the military culture of the society

On the basis of Russian and Latin paroemias the author deals with axiologically conceptual meanings made explicit in a so-called military language, which is viewed as a component of military culture of the society.

Текст научной работы на тему «Ценности и ценностные ориентации языка в военной культуре общества»

УДК 801.23:808.2

В.Н. Гребеньков

ЦЕННОСТИ И ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ ЯЗЫКА В ВОЕННОЙ КУЛЬТУРЕ ОБЩЕСТВА

На материале русских и английских паремий рассматриваются оценочно-устойчивые концептуальные смыслы, эксплицированные в так называемом «военном языке» как составляющей военной культуры.

On the basis of Russian and Latin paroemias the author deals with axiologically conceptual meanings made explicit in a so-called "military language', which is viewed as a component of military culture of the society.

Репрезентация мира в языке осуществляется по «принципу пиков», то есть событий или явлений, представляющихся говорящему наиболее важными при характеристике мира, причем в процессе языкового представления мира происходит осмысление (анализ и синтез) окружающей реальности, а не его фотографирование [1, с. 111]. Как известно, в зависимости от сферы отражения мира или действительности можно говорить о языке права, языке политики, языке культуры и т. д. Но в реальной действительности существует и особая, достаточно специфическая сфера — сфера военной деятельности со свойственным ей собственным специфическим языком, который можно назвать военным языком и который не является порождением сегодняшнего времени, что наглядно подтверждают следующие данные: В.И. Даль в своем словаре приводит толкование 876 слов, характеризующих различные аспекты военной сферы деятельности; С.И. Ожегов дает толкование 585 слов этой сферы деятельности [2, 3].

И в языке права, и в языке политики, и даже на уровне неофициального межличностного общения достаточно употребительна лексика, присущая в первую очередь военному языку: мы ежегодно ведем «битву» за урожай, в настоящее время активизируем «борьбу» с коррупцией и криминалитетом, осуществляем «наступление» на бедность и т. д.

Под военным языком условимся понимать язык общения в военной сфере, основными задачами изучения которого являются: 1) выявление механизмов порождения и функционирования военных текстов; 2) анализ метафор, связанных с осмыслением военной сферы; 3) характеристика речевого поведения субъектов воинской деятельности; 4) изучение вербальных и риторических стратегий общения в военной сфере.

Ценностные ориентации военного языка в российской военной культуре формируются в русле межкультурного диалога, становления традиций. Особым достоинством российской военной культуры является то, что она позволяет решать одновременно две задачи — воспитание и Гражданина и Воина. Под Гражданином мы имеем в виду личность, знающую законы своего Отечества, живущую по этим законам и готовую защищать их с оружием в руках, личность, обладающую определенными нравственными ценностями, ощущающую личную гражданскую ответственность за судьбу России. Под Воином мы имеем в виду личность, обладающую определенными нравственными качествами (патриотизмом, самопожертвованием, гуманным отношением к побежденному противнику и чужому гражданскому населению), умеющую подчиняться, уверенно владеющую вверенным оружием и т. д. Соединению двух ипостасей — Гражданина и Воина — как раз и способствует военный язык в его ценностном измерении.

Ценностная сторона военного языка соотносит нормы, закрепленные в воинских уставах, наставлениях, инструкциях, с важнейшими ориентациями человеческого поведения, что выражается не только в конкретных действиях, поступках, но и в оценочных суждениях.

В пределах одной культуры знак оценки того или иного явления, поступка, действия, качества в военной сфере деятельности в правовом и деонтическом кодексах совпадает, что обусловлено накопленным социальным опытом. При этом особо следует подчеркнуть, что для нашей страны — многовековым военным опытом, разнообразными военно-историческими событиями. История Российского государства — это во многом история вооруженной борьбы за независимость страны, за ее целостность, история оказания вооруженной помощи другим странам и народам.

Военный язык также опирается на ценностную картину мира, присущую данной культуре, вбирает в себя раз и навсегда определенный, условленный смысл того или иного явления, заключая его в конкретные знаковые формулировки, отсылающие нас к накопленному опыту: «Хочешь мира — готовься к войне», «Каждый воин должен понимать свой маневр», «Принял присягу — от нее ни шагу», «Один в поле не воин».

Отдельные военные изречения дошли до нас в русских летописях. Так, князь Киевской Руси Святослав, обращаясь к своей дружине, произнес: «Да не посрамим земле Русские, но ляжем костьми, мерты ибо срама не имам» [4, с. 70].

Вместе с тем для каждой речевой сферы выделяются прецедентные тексты, которые должны быть известны в той или иной мере всем ее представителям и которые приобретают высокий индекс цитируемости. Для военного языка таковыми являются распространенные тексты пословиц и поговорок, афоризмы, латинские «крылатые выражения». Они включают многочисленные оценки, требования к определенным воинским нормам поведения, выступая при этом не только действенным средством воспитания, но и средством обучения воинов, что не в последнюю очередь связано с такими характеристиками пословиц и поговорок, как меткость, лаконизм, точность. Мысль в них выражается предельно сжато, они легко запоминаются, их языку свойственны острота, юмор, тропеическое богатство, чем паремии в определенном смысле отвечают сжатости, четкости и точности формулировок военного языка. Именно поэтому великие русские полководцы постоянно обращались к пословицам и поговоркам. Достаточно привести слова Н.В. Гоголя, подметившего, что «все великие люди от Пушкина до Суворова и Петра благоговели перед нашими пословицами» [5, с. 392]

В российской литературе остались тексты с изречениями Петра Первого [6], свидетельствующие о том, что работая над текстами военных инструкций, статей, регламентов, воинских уставов, Петр часто отдельные статьи подкреплял пословицами, а некоторые положения устава облекал в четкую афористическую форму: «Грудь солдата — защита отечества». Глубоким смыслом наполнены слова Петра Первого о воинской присяге («Кто к знамю присягал единожды, тот у оного и до смерти стоять должен»), военной службе («Бояться пульки — не идти в солдаты»), оценке армии («Войско сухопутное — одна рука, а сухопутное и морское — две»).

Широко известны выражения А.В. Суворова. Народные пословицы и меткие, образные выражения он постоянно приводил в рапортах, донесениях о ходе боевых действий, в реляциях, письмах своим начальникам. Часто Суворов использовал их в приказах по войскам, инструкциях и памятках, в наставлениях, предназначенных для обучения и воспитания воинов. Все они потом легли в основу его знаменитой «Науки побеждать».

Следует отметить, что некоторые используемые полководцем изречения, пословицы служили своеобразным наставлением каждому солдату и всей армии при организации и ведении боевых действий: «Дисциплина — мать победы», «Смерть бежит от сабли и штыка храброго», «Стоянием крепости не

http://el i brary. ru/download/el i brary_9508232_63395974. htm 1/4

возьмешь», «Опасности лучше труп Ниистрсч^ ^icîvî о /К^^дй i ь Пи мс сто " f NN Удиви i l» — по бсди хь«/ «Cuíví ногябйИ; а товарища выручай» и др.

По такому же принципу была составлена «Солдатская памятка» генерала М.И. Драгомирова, в основном состоявшая из народных пословиц, поговорок, метких изречений Суворова и самого Драгомирова. Приведем некоторые афоризмы и посло и у i i 1,1л. си w и iiuiviyiii\i'il « vj mu jiurvuivi/ u xxv^ puciwiiuL^/^ijj.imivii'i i i ti льцами», «Только того бьют, кто боится», «Молодец тот, кто первым "ура" крикнет», «Для хорошего солдата нет флангов и тыла, везде фронт, откуда неприятель» [7, с. 43—44]

О значимости этих работ для воинского обучения и воспитания свидетельствует тот факт, что суворовская «Наука побеждать» издавалась около сорока раз, а «Солдатская памятка» Драгомирова — около тридцати раз [8, с. 177, 181 — 182].

В сборнике пословиц В. Даля [9] можно также встретить ряд поговорок, относящихся к Отечественной войне 1812 года: «Наступил на землю русскую, да оступился», «Отогрелся в Москве, да замерз на Березине», «Сам себя сжег француз, сам и поморозил» и многие другие.

В результате семантических трансформаций конкретных норм поведения, личностных качеств, оценочных норм, содержащихся в универсальных высказываниях, латинских «крылатых выражениях», возможно выделение следующих нормативных комплексов, аксиом поведения людей в военной сфере деятельности, выраженных в ряде функций.

В данном случае за основу могут быть взяты нормативные комплексы или аксиомы поведения, предложенные НГ. Храмцовой [10, с. 158 —159] при анализе правового дискурса. Автор предлагает выделять в правовом дискурсе следующие функции: функции управления, взаимодействия, иерархии, жизнеобеспечения, общения, ответственности, реализма, благоразумия, меры, юридического основания. Можно предположить, что названные функции могут и должны быть свойственны и военному дискурсу. Однако некоторые крылатые выражения, характерные для правового дискурса, не соответствуют концептуальным установкам военного дискурса. Источником анализируемых ниже крылатых латинских выражений послужил сборник 2006 года издания [11].

Если, например, обратиться к выражению, характеризующему функцию управления в праве: «Aequitas sequintur legem» = «Справедливость следует за законом» (Где исполняется закон, там справедливость), то можно однозначно утверждать, что в военной сфере функцию управления более точнее можно охарактеризовать с помощью других «крылатых выражений», например, «Periculum in mora» = «Опасность — в

Промедлении»; «Si vis vincere, disce pati» = «Если хочешь побеждать — научись терпению»; «Ibi victoria, ubi oncordia» = «Там победа, где единство»; «Veni, vidi, vici» = «Пришел, увидел, победил»; «Bis peccare in bello non licet» = «Дважды ошибиться на войне нельзя».

Нам представляется, что в латинских «крылатых выражениях», касающихся характеристик военной сферы деятельности, в большей степени присутствует оценочная функция достаточно существенного и важного для жизни общества явления — войны («Inter arma silent Musae» = «Когда гремит оружие, музы молчат»; «Bella matribus detestata» = «Войны ненавистны матерям»; «Dulce dellum inexpertis» = <^ойна мила неопытным»; «Nulla salus bello» = «Нет спасенья в войне» (Нет блага в войне).

Исходя из оценки войны как явления, несущего обществу горе, страдания, большие потери и разрушения, следует выделить и такие функции военного дискурса, как:

— функция благоразумия («Cedant arma togae, / [concedat laurea laudi]» = «Пусть оружие уступит место тоге, / (а воинские лавры — гражданским заслугам)»; «Dictis, non armis» = «Словами, а не оружием»);

— функция мобилизации («Aut vincere, aut mori» = «Или победить, или умереть»; «Aut cum scuto, aut in scuto» = «Со щитом или на щите»);

— функция реализма («Melior [tutiorque] est certa pax, quam sperata Victoria» = «Лучше верный мир, чем надежда на победу»; «Ante victoriam ne canas triumphum» = «Не пой победную песнь до победы»; «Amat victoria curam» = «Победа любит старание»);

— императивная функция («Amovete bellum» = «Предотвращайте войну»; «Si vis pacem, para bellum» = «Если хочешь мира, готовься к войне»);

— предупредительная функция, которая в латинских выражениях может трактоваться различно: как предупреждение собственному народу и власти о том, что война стоит на пороге их собственного дома («Ante portas est bellum» = «Война у ворот»; «Hannibal ante portas» = «Ганнибал у ворот»); как напоминание власти о необходимости постоянной готовности государства к отражению агрессии («Forte scutum salus ducum» = «Крепкий щит — спасение вождей»; «Praemonitus praemunitus» = «Предупрежден — значит вооружен»; как напоминание потенциальному противнику: «Qui gladio ferit, gladit perit» = «Кто мечом разит — от меча и погибает».

— патриотическая функция («Mеmеnto portiam» = «Помни о родине»; «Dulc(e) et decorum (e)st pro partia mori» = «Сладостно и почетно умереть за родину»; «Immortalitas est pro partia mori» = «Умереть за родину — стать бессмертным».

Среди анализируемых выражений можно встретить и такие, которые выполняют такие функции, как:

— функцию призыва к стойкости в вооруженной борьбе («Una salus victis/ nullam sperare salutem» = «Единственное спасение для побежденных — не надеяться ни на какое спасение»; «Unam in armis salutem» = «Единственное спасение — в борьбе»; «Fortis cadere, cedere non potest» = «Мужественный может погибнуть, но не отступить»; «Ignavia est iacere, in possis surgere» = «Малодушие лежать, если можешь подняться»);

— функцию выражения бережного отношения к своим солдатам («Tironibus parcendum est» = «Следует щадить новобранцев»);

— функцию психологической готовности людей к ведению боевых действий («Eripere telum, non dare irato decet» = «Следует забрать у разгневанного оружие, а не давать»; «Ignavi vertitur color» = «У труса меняется цвет [лица]»; «Crescit in adversis virtus» = «Смелость возрастает в (минуту) опасности»; «Perpetuo vincit, qui utitur clemencia» = «Побеждает навсегда тот, кто проявляет милосердие»).

Однако встречается и еще одна функция, которую можно назвать пацифистской: «Bella gerant alii» = «Пусть воюют другие». Вместе с тем можно встретить и противоположный подход, который, говоря современным языком, можно обозначить как милитаристскую функцию: «Paritor pax bello» = «Мир создается войной».

Таким образом, обращение к латинским «крылатым выражениям» позволяет в круге вечных вопросов и понятий, издавна волновавших человечество, вычленить и такую грань, как военная, обращение к которой позволяет сделать вывод о том, что формированию военной культуры общества уделялось пристальное внимание и во времена античности.

Обращение к наследию народов России также позволяет сделать вывод о том, что проблема вооруженной защиты Отечества, проблема формирования личности защитника земли русской всегда были если не основополагающими, то безусловно приоритетными, что отчетливо прослеживается в таком массиве народной мудрости, как пословицы и поговорки.

В качестве источника фактического материала был также использован сборник «За край свой насмерть стой», содержащий 5457 пословиц и поговорок народов СССР, которые характеризуют 351 понятие, обращенное к военной сфере деятельности. Можно утверждать, что в настоящее время в связи с изменением ситуации, распадом Советского Союза данный сборник мало приемлем для анализа. Действительно, часть поговорок, относящихся к характеристике понятий «коммунист», «партия», «революция», утратили сегодня свою актуальность. Тем не менее в сборнике приведено 4225 пословиц и поговорок и сегодня принадлежащих народам и народностям Российской Федерации.

http://el i brary. ru/download/el i brary_9508232_63395974. htm 2/4

В пословицах народов России войне дается не правовая, а нравственная оценка: «Война всегда проверка», «Война — суровая школа», «Войной да огнем не шутят», «Война всегда несет боль».

В народной мудрости ясно показано понимание того, что война несет боль, страдания, разрушения, смерть и лишения, также отчетливо проявляется в пословицах и предостережение о том, что «Не мудрено начать войну, а мудрено ее кончить».

Можно утверждать, что в некоторых пословицах сквозят самоуспокоенность и даже самоуверенность: «Мы войны не хотим, но к войне готовы». Однако история не один раз наказывала Россию за такую излишнюю самоуверенность, ибо цена победы в каждом случае была чрезвычайно высока. И не в последнюю очередь именно этим определяется отношение к врагу: «Врагов не считают — их бьют», «Врага железом и огнем лечат», «От врага не жди пирога», «Чем сильнее враг, тем крепче держи кулак», «Врага не бить — живу не быть», «Враг рядом — бей прикладом». В анализируемом сборнике содержится более восьмидесяти пословиц и поговорок об отношении к врагу.

В пословицах народов России отчетливо прослеживается понимание того, что для защиты от врагов российское общество и государство должно иметь крепкую армию: «Если армия сильна, непобедима и страна», «Не страшна врагов туча, если армия могуча».

Об армии следует заботиться: «Наша армия не одна, с нею — вся страна», «Орудие войны — войско». А для этого «школа, учреждения культуры, средства массовой информации, страховые общества, местное самоуправление, правоохранительные органы, религиозные организации должны объединить свои усилия для решения армейских проблем» [12, с. 6].

В пословицах сформулированы отдельные требования к полководцу: «Истинная мудрость полководца состоит в умелом решении», «Полководец обсуждает со многими, но решает сам», а также народная оценка талантов полководца: «Рать крепка воеводою», «Хороший полководец — половина армии».

Особого внимания заслуживает и тот факт, что в имеющихся пословицах определены требования к командирам различных степеней: «Каков командир — таковы и бойцы», «Без воли — не командир», «Воюют у того, кто сам воюет», «Какова команда, таково и исполнение». И здесь сочетаются воедино требования и к духовному облику командира, и к уровню его знаний (в первую очередь военных), которые он обязан применять на практике.

Ряд пословиц и поговорок выступает своего рода критерием в оценке обществом исполнения воинами своего долга, их ответственности, дисциплинированности. Приведем некоторые пословицы о ревностном исполнении воинского долга: «Воинский долг выполнять — врага в могилу вогнать», «Долг блюсти — отлично службу нести». Об ответственности за порученное дело, о дисциплинированности гласят следующие пословицы и поговорки: «Кому поручают, тот и отвечает», «Кто посылает, тот и отвечает», «Кто в деле, тот и в ответе», «Долг солдата — блюсти дисциплину свято», «Дисциплину держать — значит побеждать».

Более пятидесяти пословиц и поговорок, приведенных в сборнике, говорят о героизме, и отношение народа к героизму однозначно: «Герой в бою думает не о смерти, а о победе», «Тот побеждает, кто в бою смерть презирает», «Слава герою, презрение трусу», «Или умру героем, или вернусь героем».

Понятия чести и достоинства также нашли отражение в пословицах и поговорках: «Честь воина — это его совесть», «Честь не продается, не покупается», «В знамени — твоя честь, в оружии — слава».

Не обойдено вниманием и отношение народа к воинской присяге: «Присяга бойца — за Родину стоять до конца», «Дал присягу — назад ни шагу», «Помни присягу свою: будь стойким в бою».

Большая часть пословиц и поговорок характеризует личностные качества российских воинов, проявляющиеся непосредственно в боевой обстановке. К таким качествам следует отнести воинскую отвагу («Отважность — лучшее качество воина», «Отвага бережет воина», «Отвага и мужество создают победителей»), мужество («Было бы мужество — оружие всегда найдется», «Если даже твой рот полон крови, не преклоняйся перед врагом»), доблесть («Доблесть и сила друг от друга не отстают», «Доблесть не покупают, а добывают», «Доблесть — сестра геройства»), боевое товарищество («Товарищ товарища обороняй», «При плохом товарище не вступай в борьбу»), взаимовыручку («За товарища головы не жалей», «Большая заслуга — выручить в бою друга», «Все за одного, один за всех, вот и в бою успех»).

В ряде пословиц и поговорок высказывается требование таких физических и психических качеств воина, как выдержка («Победит тот, у кого хватает выдержки», «Выдержка и сметка — для бойца находка»), ловкость («Ловок да смел — пятерых одолел: одного штыком, другого кулаком, третьего гранатой, четвертого лопатой, пятого гада свалил прикладом»), находчивость («Находчивость приносит победу», «И сила уму уступает», «Находчивый маху не даст»).

Особо высокие требования предъявляются к выучке воинов: «Победу дает отличная выучка и взаимная выручка», «Чтоб на войне везло, надо знать военное ремесло», «В военном деле силен — в бою не будешь побежден».

И конечно же, выполнение воинского долга несовместимо с трусостью, а уж тем более с предательством. Интересно, что в анализируемом сборнике содержится около ста пословиц и поговорок, выражающих отрицательное отношение народных масс к трусости: «Трусы к победам не идут», «Трус в бою помогает врагу», «Трус — худший враг в бою», «От трусости до предательства — один шаг». Еще жестче отношение народа к измене, предательству: «Умереть можно, а изменить нельзя», «Кто Родине изменяет, того народ презирает», «За измену нет прощенья», «Предатель всем неприятен», «Предатель — худший неприятель».

Обращение к военному языку как важной составляющей военной культуры общества посредством анализа «латинских крылатых выражений», пословиц и поговорок российского народа позволило:

— проследить связь времен и неизменность присутствия во временном континууме такого социального феномена, как война, а также ее непременных участников — военнослужащих различного ранга, представителей различных слоев общества, прямо или косвенно принимающих участие в войне;

— выявить наличие максим, ориентированных на военную тематику;

— установить отсутствие пацифистской и милитаристской функций в русском военном дискурсе.

Список литературы

1. Почепцов О.Г. Языковая ментальность: способ представления мира / / Вопр. языкознания. 1990. № 6.

2. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 1 —4. М., 1981—1982.

3. Ожегов С. И. Словарь русского языка. Издание четвертое, испр. и доп. М., 1960.

4. Полное собрание русских летописей. Т. 1. М., 1962.

5. Гоголь Н.В. Полн. собр. соч. Т. 8. М., 1953.

6. Петр Великий в его изречениях. СПб., 1910.

7. Драгомиров М. И. Избранные труды. М., 1956.

8. Суворовский сборник / Под ред. ген.-лейт. А.Н. Сухомлина. М., 1951.

9. Даль В. Пословицы русского народа. М., 1957.

10. Храмцова Н.Г. Ценности и ценностные ориентации правового дискурса / / Общество и право. 2005, № 4 (10).

11. Крылатые латинские выражения / Авт.-сост. Ю.С. Цибыльник. Харьков; М., 2006.

Мйр://е1 i Ьгагу. гиЛСо\/ьп1оа<С/е1 i Ьгагу_9508232_63395974. Мш 3/4

12. Григорьев А.е. Вера и верность: Очерки из истории отношений Русской православной церкви и Российской армии. Жуковский; М., 2005.

Об авторе

В.Н. Гребеньков — канд. филос. наук, начальник отдела контроля качества высшего и послевузовского профессионального образования Управления лицензирования, аккредитации и надзора в образовании Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки.

Ь|йр://е1 i Ьгагу. шЛСо\«п1оа<С/е1 i Ьгагу_9508232_63395974. Мш

4/4

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.