Научная статья на тему 'Цели прокурорского надзора за органами предварительного расследования в системе целей уголовного судопроизводства'

Цели прокурорского надзора за органами предварительного расследования в системе целей уголовного судопроизводства Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
510
69
Поделиться
Ключевые слова
ПРОКУРОР / PROSECUTOR / LAW "ON PUBLIC PROSECUTION SERVICE". PURPOSE PUBLIC PROSECUTIONS / ЦЕЛЬ СЛЕДСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ / THE PURPOSE OF THE INVESTIGATION / LAW "ON PUBLIC PROSECUTION SERVICE" / ЦЕЛЬ ПРОКУРОРСКОГО НАДЗОРА

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Жабкин Антон Сергеевич

В статье анализируется правовое регулирование деятельности прокурора на досудебных стадиях уголовного судопроизводства. Исследуется соотношение цели деятельности прокурора и цели деятельности органа расследования. Предложно определение цели надзорной деятельности прокуратуры.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Жабкин Антон Сергеевич,

OBJECTIVES OF PUBLIC PROSECUTIONS FOR THE BODIES OF PRELIMINARY INVESTIGATION IN THE CRIMINAL JUSTICE SYSTEM

The article analyzes the legal regulation of activities the prosecutor's pre-trial stage of criminal proceedings. Investigated the relation of the objectives and goals of the prosecutor investigating body. New offers definition of the purpose surveillance activities prosecutors.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Цели прокурорского надзора за органами предварительного расследования в системе целей уголовного судопроизводства»

Проблема дальнейшей оптимизации прокурорского надзора за расследованием уголовных дел продолжает сохранять свою актуальность. Прокуратура воздействует на процесс расследования уголовных дел, при этом содержание и средства надзорной деятельности должны отвечать требованиям эффективности. В правильной, социально ориентированной уголовно-процессуальной идеологии, справедливо отмечает В. И. Зажицкий, должны быть сбалансированы правовые средства раскрытия преступлений и правовые средства, надежно обеспечивающие права, свободы и законные интересы любой личности, вовлекаемой в сферу уголовного процесса [1, с. 50].

В связи с этим является актуальным исследование целей прокурорского надзора на досудебных стадиях уголовного судопроизводства во взаимосвязи с целями процессуальной деятельности органов предварительного расследования.

Целью прокурорского надзора за исполнением законов органами, осуществляющими дознание и предварительное следствие, является обеспечение верховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства (ч. 2 ст. 1 Федерального закона «О прокуратуре РФ»).

Следует отметить, что законодатель определяет эту цель как единую для всех надзорных направлений (отраслей) деятельности прокуратуры - «общего надзора», надзора за соблюдением прав и свобод человека и гражданина, надзора за органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие, надзора за исполнением законов администрациями органов и учреждений, исполняющих наказание и применяющих назначаемые судом меры принудительного характера, администрациями мест содержания задержанных и заключенных под стражу, надзора за исполнением законов судебными приставами.

Такой подход к определению цели прокурорского надзора не отражает специфику содержания целевой направленности надзорной деятельности прокуратуры в конкретной сфере ее реализации. При определении содержания целей прокурорской деятельности в соответствующей отрасли надзора следует исходить из того, что цели надзора не могут быть обособлены от целей той деятельности, за законностью которой осуществляется надзор, которые, в свою очередь, обусловлены функциональным назначением поднадзорного прокуратуре органа.

Специфика деятельности, за законностью которой осуществляется прокурорский надзор, особенность ее правового регулирования, детерминирует содержание прокурорского надзора, на что в юридической литературе учеными обращалось внимание.

Так В. М. Савицкий отмечал: «надзирая за исполнением законов, прокуратура действует в строго регламентированных формах. Эти формы многочисленны и разнообразны, они определяются, прежде всего, характером деятельности поднадзорных органов и лиц... Между деятельностью следователя и надзорной компетенцией прокурора существует определенная зависимость, опосредованная совокупностью связывающих этих должностных лиц процессуальных отношений» [2, с. 28-33].

С. Н. Назаров обосновывает, что «содержание правового регулирования надзорной деятельности прокуратуры взаимосвязано с правовым режимом той сферы правового регулирования, в которой осуществляется надзор. В связи с этим действенность правовых средств прокурорского надзора, отмечает он, следует оценивать с позиций их соответствия (адекватности) правовому (процессуальному) режиму той сферы правового регулирования, в которой осуществляется надзор» [3, с. 158].

Цели субъектов процессуальной деятельности обусловлены целями уголовного судопроизводства. Действующий УПК РФ, в отличие от предыдущего, использует термин не «цель», а «назначение» уголовного судопроизводства.

Согласно ст. 6 УПК РФ назначение уголовного судопроизводства состоит в защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; защите личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

Полагаем, что претендующая на цель ст. 6 УПК РФ не отражает таковую в полной мере. Назначение - это внешняя категория, которая обозначает социальное явление, по своему содержанию

более широкое, нежели уголовно-процессуальные отношения. В результате достижения назначения уголовного судопроизводства нормализуются любые общественные отношения, которые возникли в результате факта совершения преступления [4, с. 4-5].

Очевидно, что ст. 6 УПК не сбалансирована с Уголовным кодексом РФ. Согласно части 1 ст. 2 УК РФ задачами Кодекса являются: охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений.

Таким образом, целью уголовного судопроизводства является защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений посредством установления события преступления, изобличения лица или лиц, виновных в совершении преступления и привлечение его (их) к установленной законом ответственности, защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

Дискуссионным является вопрос и о том, является ли цель уголовного судопроизводства единой для всех участников уголовно-процессуальной деятельности, в том числе и органов, осуществляющих уголовное преследование?

Данный вопрос актуален тем, что положительный ответ на него влечет, например, обязанность органов предварительного расследования осуществлять защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (п. 2 ч. 1 ст. 6 УПК РФ).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Мнения ученых по данной проблеме различны. Одни считают возможным рассмотрение целей уголовного судопроизводства с позиции их общности (единства) для всех властных субъектов уголовно-процессуальной деятельности и выделяют соответствующую функцию в деятельности субъектов уголовного преследования.

Так, по мнению С. П. Ефимичева и П. С. Ефимичева «...следователь, дознаватель в стадии предварительного расследования при подтверждении виновности обвиняемого совокупностью доказательств привлекают его к уголовной ответственности в качестве обвиняемого, выполняя тем самым функцию обвинения, завершают расследование направлением дела в суд. В случае отсутствия доказательств виновности обвиняемого или их недостаточности названные участники процесса разрешают уголовное дело его прекращением, тем самым выполняя функцию защиты. Принимая же решение о прекращении уголовного дела и оформляя это решение вынесением соответствующего постановления, они выполняют функцию разрешения уголовного дела» [5, с. 64].

Другие оспаривают возможность рассмотрения назначения уголовного судопроизводства, приведенное в ст. 6 УПК РФ, как закрепляющего единство целей и задач для официальных субъектов уголовно-процессуальной деятельности. По мнению В. А. Лазаревой иной подход следует рассматривать как дань советскому прошлому, не признававшему состязательность уголовного судопроизводства, а потому отрицавшему не только разделение процессуальных функций, но и само существование уголовного преследования. В отличие от УПК РСФСР, отмечает автор, закреплявшем единство целей и задач официальных субъектов уголовно-процессуальной деятельности и обязывающего суд, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, в каждом случае совершения преступления возбудить уголовное дело и принять все предусмотренные законом меры к полному, всестороннему и объективному исследованию обстоятельств дела, выяснить как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого обстоятельства, а также обстоятельства, отягчающие или смягчающие его ответственность, новый уголовно-процессуальный закон не позволяет сохранять иллюзию единства целей участников уголовного судопроизводства. Каждый субъект в состязательном процессе, заключает она, играет свою роль, амбициозные претензии любого властного субъекта (следователя, прокурора, суда) на расширение сферы своей компетенции за счет присвоения чужих полномочий должны оставаться в несостязательном прошлом [6, с. 156-157].

Такой подход разделяет С. В. Корнакова, которая отмечает, что состязательный уголовный процесс построен на разделении функций обвинения и защиты. Цели каждой из сторон обусловлены их позицией в деле и не могут совпадать, поэтому речь не может идти о единой цели всех участников уголовного процесса [7, с. 62].

Не подлежит сомнению то обстоятельство, что в состязательном уголовном судопроизводстве цели деятельности должны конкретизироваться для основных его сторон: обвинения, защиты и разрешения дела.

Как правильно отмечает Л. А. Воскобитова, «...в состязательном процессе цели не могут определяться в общем виде. Они должны быть конкретизированы применительно к разным участникам процесса и выполняемым ими функциям. Только для субъектов процесса, выступающих на стороне обвинения, можно сформулировать цель доказывания как обязанность устанавливать фактические обстоятельства дела всесторонне, полно и объективно. Сторона защиты вообще не может нести процессуальной обязанности по доказыванию обстоятельств преступного деяния в силу презумпции невиновности. Суд, выполняющий функцию разрешения дела, имеет в доказывании принципиально иную цель: он обязан участвовать в доказывании с целью принять законное, обоснованное и справедливое решение по делу. Он не создает дело, а разрешает дело, которое представляют ему стороны» [8, с. 142].

Очевидно, что такая цель уголовного судопроизводства, как защита прав личности от незаконного и необоснованного обвинения, ограничения ее прав и свобод (п. 2 ч. 1 ст. 6 УПК РФ), в случае ее распространения на органы расследования, не согласуется с закрепленной в п. 55 ст. 5 УПК РФ целью процессуальной деятельности следователя (дознавателя) - изобличение подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления.

В противном случае возникает вопрос: как органу уголовного преследования (следствия, дознания), обязанного «в каждом случае обнаружения признаков преступления принимать предусмотренные УПК РФ меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления» (ч. 2 ст. 21 УПК РФ) обеспечить при этом выполнение требований п. 2 ч. 1 ст. 6 УПК РФ - «защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод».

Полагаем, что защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (п. 2 ч. 1 ст. 6 УПК РФ), обязательным элементом которой является оценка результатов деятельности органов уголовного преследования, не может непосредственно составлять цель самих этих органов, поскольку «пешо_)^ехтге8иа» (никто не может быть судьей в собственном деле). Орган расследования может опосредованно обеспечить реализацию этой цели уголовного судопроизводства путем всестороннего, полного и объективного расследования уголовного дела (к сожалению, не закрепленного в УПК РФ).

В отличие от органов предварительного расследования, для прокуратуры каждый элемент целевой направленности уголовного судопроизводства составляет предмет надзора. Так, защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод имеет своим правовым основанием положения гл. 2 Федерального закона «О прокуратуре РФ» - «Надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина» и соответствующие нормы УПК РФ. Надзор за деятельностью по установлению события преступления, изобличения лица или лиц, виновных в совершении преступления и привлечение его (их) к установленной законом ответственности взаимосвязан с последующим осуществлением прокурором уголовного преследования в судебных стадиях уголовного судопроизводства.

Таким образом, целью надзорной деятельности прокуратуры на досудебных стадиях уголовного судопроизводства является обеспечение верховенства закона, единства и укрепления законности при установлении органом расследования события преступления, изобличении лица или лиц, виновных в совершении преступления и привлечении его (их) к установленной законом ответственности; защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также охраняемых законом интересов общества и государства, защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

Литература

1. Зажицкий В. И. О процессуальном положении следователя // Государство и право. 2001. № 6.

2. Савицкий В. М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве. М., 1975.

3. Назаров С. Н. Проблема универсализации надзорных полномочий прокуроров и пути ее решения // Власть. 2012. № 9.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. Уголовный процесс: учебник для вузов / отв. ред. А. В. Гриненко. М., 2004.

5. Ефимичев С. П., Ефимичев П. С. Функции в уголовном судопроизводстве: понятие, сущность, значение // Журнал российского права. 2005. № 7.

6. Уголовно-процессуальное право. Актуальные проблемы теории и практики / под ред. В. А. Лазаревой, А. А.Тарасовой. М., 2012.

7. Корнакова С. В. Об установлении истины в уголовном судопроизводстве России // Библиотека криминалиста. 2012. № 4.

8. Воскобитова Л. А. Некоторые особенности познания в уголовном судопроизводстве, противоречащие мифу об истине // Библиотека криминалиста. 2012. № 4.