Научная статья на тему '«Троцкистская» оппозиция в контексте консолидации партийно-государственной элиты на Юге России (1923-1924 гг. )'

«Троцкистская» оппозиция в контексте консолидации партийно-государственной элиты на Юге России (1923-1924 гг. ) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
63
18
Поделиться
Ключевые слова
ПАРТИЙНО-ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЭЛИТА / ТРОЦКИСТСКАЯ ОППОЗИЦИЯ / ВНУТРИПАРТИЙНАЯ БОРЬБА / ЮГ РОССИИ / PARTY-STATE ELITE / TROTSKIST OPPOSITION / INNER-PARTY STRUGGLE / THE SOUTH OF RUSSIA

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Баранов Андрей Владимирович

В статье определены причины и проявления повышенной левой радикальности в большевистских организациях Юга России в 1923-1924 гг. Новизна статьи состоит во введении в научный оборот документов Донской и Кубано-Черноморской областных партийных организаций РКП(б) о внутрипартийной дискуссии: стенограмм конференций и собраний, личных дел членов партийной элиты на Юге России. Активность левой оппозиции интерпретируется в контексте базовых социальных размежеваний и проблем нэповского общества, структуры политических возможностей контрэлитных группировок. К весне 1923 г. большевистская партия достигла полной и неограниченной власти, но испытывала обострение внутренних противоречий из-за кризиса НЭПа, своей классовой разнородности, неясности стратегии общественного развития. Оценивается роль аграрности региона, затяжных проявлений Гражданской войны, нараставшего забастовочного движения в сохранении леворадикальных настроений коммунистов. Сравниваются политические стратегии, позиционирование «троцкистской» оппозиции и большинства партийно-государственной элиты. Внимание автора сосредоточено на внутрипартийной дискуссии 1923-1924 гг. Проявления политической активности «троцкистской» оппозиции на Юге России характеризуются в контексте сложной эволюции новой экономической политики, динамики общественных настроений, взаимодействия власти и многоукладного общества. Оппозиция в 1923-1924 гг. декларировала оздоровление внутрипартийной жизни посредством «рабочей демократии». Ее сторонники предлагали иной, чем пассивное большинство коммунистов, путь к бесклассовому обществу при сохранении внутрипартийной конкуренции мнений и группировок, при опоре на уравнительные и антирыночные настроения рабочих. Особенно сильной была оппозиция в Кубано-Черноморской области ввиду благоприятного соотношения сил в партийном аппарате. Сделаны выводы о несовпадении общественного «запроса» рабочих и служащих на леворадикальную критику НЭПа и реальных политических действий «троцкистской» оппозиции, что облегчило её разгром.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Баранов Андрей Владимирович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

THE "TROTSKIST" OPPOSITION IN THE CONTEXT OF THE CONSOLIDATION OF THE PARTY-STATE ELITE IN THE SOUTH OF RUSSIA (1923-1924)

The article speciies the causes and manifestations of increased left radicalism in the Bolshevik organization of the south of Russia in 1923-1924. The novelty of the article consists in the reference to the documents of the Don and Kuban-Black Sea regional party organizations of the RCP(b) on intraparty discussion: transcripts of conferences and meetings, personal affairs of the party elite members in the south Russia. The activity of the left opposition is interpreted in the context of basic social divisions and the problems of NEP society, the structure of the political possibilities of counter-elite groups. By the spring of 1923, the Bolshevik Party had achieved complete and unlimited power, but was experiencing an aggravation of internal contradictions due to the crisis of the NEP, its class heterogeneity, and the ambiguity of its social development strategy. The role of the region's agrarian character, protracted manifestations of the Civil War, rising strike in preserving the leftist radical sentiments of the Communists is assessed. The political strategies and positioning of the "Trotskist" opposition and the majority of the party-state elite are compared. The author's attention is focused on the inner-party discussion of 1923-1924. The manifestations of the political activity of the "Trotskist" opposition in the South of Russia are characterized in the context of the complex evolution of the new economic policy, the dynamics of public sentiment, the interaction of power and a multi-layered society. The opposition in 1923-1924 declared the improvement of inner-party life through the "workers' democracy". Its supporters suggested a path to a classless society, different from the passive majority of the communists, while preserving the inner-party competition of opinions and groupings, while relying on workers' leveling and anti-market sentiments. The opposition was especially strong in the Kuban-Black Sea region due to the favorable balance of forces in the party apparatus. Conclusions are made about the discrepancy between the public "request" of the workers and employees for the left radical criticism of the NEP and the real political actions of the "Trotskist" opposition, which facilitated its defeat.

Текст научной работы на тему ««Троцкистская» оппозиция в контексте консолидации партийно-государственной элиты на Юге России (1923-1924 гг. )»

УДК 94(47).084.5

А. В. Баранов

«ТРОЦКИСТСКАЯ» ОППОЗИЦИЯ В КОНТЕКСТЕ КОНСОЛИДАЦИИ ПАРТИЙНО-ГОСУДАРСТВЕННОЙ ЭЛИТЫ НА ЮГЕ РОССИИ (1923-1924 гг.)

В статье определены причины и проявления повышенной левой радикальности в большевистских организациях Юга России в 1923-1924 гг. Новизна статьи состоит во введении в научный оборот документов Донской и Кубано-Черноморской областных партийных организаций РКП(б) о внутрипартийной дискуссии: стенограмм конференций и собраний, личных дел членов партийной элиты на Юге России. Активность левой оппозиции интерпретируется в контексте базовых социальных размежеваний и проблем нэповского общества, структуры политических возможностей контрэлитных группировок. К весне 1923 г. большевистская партия достигла полной и неограниченной власти, но испытывала обострение внутренних противоречий из-за кризиса НЭПа, своей классовой разнородности, неясности стратегии общественного развития. Оценивается роль аграрности региона, затяжных проявлений Гражданской войны, нараставшего забастовочного движения в сохранении леворадикальных настроений коммунистов. Сравниваются политические стратегии, позиционирование «троцкистской» оппозиции и большинства партийно-государственной элиты. Внимание автора сосредоточено на внутрипартийной дискус-

сии 1923-1924 гг. Проявления политической активности «троцкистской» оппозиции на Юге России характеризуются в контексте сложной эволюции новой экономической политики, динамики общественных настроений, взаимодействия власти и многоукладного общества. Оппозиция в 1923-1924 гг. декларировала оздоровление внутрипартийной жизни посредством «рабочей демократии». Ее сторонники предлагали иной, чем пассивное большинство коммунистов, путь к бесклассовому обществу - при сохранении внутрипартийной конкуренции мнений и группировок, при опоре на уравнительные и антирыночные настроения рабочих. Особенно сильной была оппозиция в Кубано-Черноморской области ввиду благоприятного соотношения сил в партийном аппарате. Сделаны выводы о несовпадении общественного «запроса» рабочих и служащих на леворадикальную критику НЭПа и реальных политических действий «троцкистской» оппозиции, что облегчило её разгром.

Ключевые слова: партийно-государственная элита, троцкистская оппозиция, внутрипартийная борьба, Юг России.

A. V. Baranov

THE "TROTSKIST" OPPOSITION IN THE CONTEXT OF THE CONSOLIDATION OF THE PARTY-STATE ELITE IN THE SOUTH OF RUSSIA (1923-1924)

The article specifies the causes and manifestations of increased left radicalism in the Bolshevik organization of the south of Russia in 1923-1924. The novelty of the article consists in the reference to the documents of the Don and Kuban-Black Sea regional party organizations of the RCP(b) on intraparty discussion: transcripts of conferences and meetings, personal affairs of the party elite members in the south Russia. The activity of the left opposition is interpreted in the context of basic social divisions and the problems of NEP society, the structure of the political possibilities of counter-elite groups. By the spring of 1923, the Bolshevik Party had achieved complete and unlimited power, but was experiencing an aggravation of internal contradictions due to the crisis of the NEP, its class heterogeneity, and the ambiguity of its social development strategy. The role of the region's agrarian character, protracted manifestations of the Civil War, rising strike in preserving the leftist radical sentiments of the Communists is assessed. The political strategies and positioning of the "Trotskist" opposition and the majority of the party-state elite are compared. The

author's attention is focused on the inner-party discussion of 1923-1924. The manifestations of the political activity of the "Trotskist" opposition in the South of Russia are characterized in the context of the complex evolution of the new economic policy, the dynamics of public sentiment, the interaction of power and a multi-layered society. The opposition in 1923-1924 declared the improvement of inner-party life through the "workers' democracy". Its supporters suggested a path to a classless society, different from the passive majority of the communists, while preserving the inner-party competition of opinions and groupings, while relying on workers' leveling and anti-market sentiments. The opposition was especially strong in the Kuban-Black Sea region due to the favorable balance of forces in the party apparatus. Conclusions are made about the discrepancy between the public "request" of the workers and employees for the left radical criticism of the NEP and the real political actions of the "Trotskist" opposition, which facilitated its defeat.

Key words: party-state elite, Trotskist opposition, inner-party struggle, the south of Russia.

Новая экономическая политика 1920-х гг. злободневна в качестве стратегии антикризисного развития многоукладного общества, опыта государственного регулирования рынка. В то же время, НЭП вызвал рост неравенства и неопределённость направления развития Советской России, вызвал противоречивые оценки различных социальных групп. Значительная часть малообеспеченных рабочих, крестьян и партийно-государственных служащих выражала запрос на поворот политической стратегии правящей партии в леворадикальное русло. Левая - «троцкистская» оппозиция не только выражала данные требования, но и конструировала их в виде политической программы. Сохраняет актуальность и выявление внутриэлитных группировок, которые в условиях однопартийной системы могли стать наиболее реальными «ядрами кристаллизации» политического плюрализма. Противоречия партийно-государственной политики особенно ярко проявлялись на Юге РСФСР - в стратегически важном регионе, где концентрировались местности протестных настроений рабочих (Донбасс, Ростов-на-Дону, Новороссийск) и казачьего повстанческого движения.

Цель статьи - определить причины и особенности повышенной левой оппозиционности большевистских организаций Юга России в контексте консолидации партийно-государственной элиты (1923-1924 гг.).

Пространственные пределы исследования включают Донскую, Кубано-Черноморскую и Терскую области, Ставропольскую губернию. Обобщающий современный термин «Юг России» представляется наиболее корректным в сравнении с бытовавшим до лета 1924 г. официальным наименованием «Юго-Восток России».

Степень изученности темы на материалах региона нельзя признать достаточной. Советская историография представлена беглыми упоминаниями в монографиях В. И. Филькина [35] и С. Л. Дмитренко [9]. Источниковая основа их выводов узка: публицистика и резолюции партийных форумов. Наибольшее внимание теме уделялось в работах периода «перестройки» и 1990-х гг.: в диссертациях Ю. И. Верхотурова [4] и С. А. Кислицына [15], в монографии А. В. Баранова [2]. Их авторы стремились переосмыслить явление внутрипартийной оппозиции в контексте альтернатив развития НЭПа, на базе введения в научный оборот ранее недоступных источников. В историографии 2000-2010-х гг. значимыми стали работы С. А. Кислицына о контрэлитах [16], С. Н. Да-нихно - о рабочем движении периода НЭПа, в том числе - о забастовках 1923 г. в Донбассе [7]. Постепенно преодолевался разрыв между отечественной и мировой историографией, подтверждением чему - публикация работ зарубежных исследователей (Дж. М. Истера [13], С. Пирани [23], А. Эрлиха [49]) на основе российских архивных документов, равно как и применение российскими историками современного понятийного аппарата (А. В. Резник [28]). Остаются спорными и малоизученными роль персонального фактора

во внутрипартийной борьбе на Юге страны, взаимосвязь между повседневным поведением местных большевиков и внутрипартийной борьбой.

Методологическая специфика работы в том, что активность левой оппозиции интерпретируется в контексте базовых социальных размежеваний между городом и деревней, социально-классовыми группами, властью и обществом, а также важнейших проблем нэповского общества. Структура политических возможностей контрэлитных группировок в период нэпа зависела от степени влияния на состав большевистской партии в целом и правящую элитную группу, от уровня контроля над «вето-группами» (командный состав РККА, руководство ОГПУ и ключевых народных комиссариатов на общегосударственном уровне). В данном контексте левая оппозиция в РКП(б) могла победить, только предприняв внутриэлит-ный переворот, для чего не было предпосылок. Поэтому речь шла о давлении на партийно-советскую систему изнутри (ради ее совершенствования), а не об ее разрушении.

Источниковая основа исследования включает стенограммы партийных конференций и собраний, документы партийных контрольных комиссий, личные дела членов РКП(б), статистику голосования краевой и областных партийных организаций РКП(б).

Советская система установилась на Юге России на кульминационном этапе «военного коммунизма» (1920 - весна 1921 гг.). В сельской местности проживало 83 % населения, а крупная промышленность сосредотачивалась в немногих центрах: г. Ростове-на-Дону, Донбассе, Грозном, Новороссийске [50, с. 14]. Регион играл важную роль в продовольственном обеспечении всей страны, а «ножницы цен» - дисбаланс между заниженными ценами на сельскохозяйственную продукцию и завышенными - на промышленные изделия ощущался здесь особенно болезненно. Поэтому вопросы аграрной политики стали важнейшими в повестке дискуссий о НЭПе на Юге России. Регион был оплотом белого движения. Казачьи и крестьянские повстанческие выступления продолжались до осени 1924 г., и вероятной считалась высадка десантов белой эмиграции. Эти обстоятельства объясняют, почему партийно-государственная элита считала нужным проводить на Юге страны предельно жёсткий курс и обеспечивать его соответствующими кадрами.

Первая вспышка борьбы между правящей «тройкой» Политбюро ЦК (И. В. Сталин, Г Е. Зиновьев и Л. Б. Каменев), а также оппозиционной частью партийной элиты связана с подготовкой XII съезда РКП(б) весной 1923 г. Л. Д. Троцкий предложил разделить функции государства и партии, которой угрожало «ведомственное перерождение» [30, с. 53].

Сплотившись вокруг лозунга Троцкого о «рабочей демократии», оппозиционеры выдвигали требования свертывания НЭПа. Троцкий проявлял тревогу ростом «капиталистической стихии» и «самодовлеющей» постановкой финансовых дел, считая, будто «можно начать побеждать» нэп [8,

с. 309-351, 400-415]. Эти настроения находили поддержку и в органах власти на местах. Председатель Кубано-Черноморского областного Совета народного хозяйства В. Н. Кочетов1 утверждал, что полный хозрасчет, кредитование предприятий под основной капитал грозят захватом экономики частным капиталом [36, л. 22-23]. Уполномоченный Наркомата иностранных дел СССР в г. Новороссийске, бывший активный участник «рабочей оппозиции» М. В. Буровцев2 обвинял руководителей предприятий в «обуржуазивании» [22, с. 112, 114].

Напротив, правившие в Политбюро ЦК «триумвиры» отвергали демократизацию. Г. Е. Зиновьев на XII съезде РКП(б) назвал любую критику «объективно меньшевистской», а фракционность -«свободой образования зародышевых правительств» [10, с. 23]. «Тройка» Политбюро ЦК, используя практики единомыслия, добилась на XII съезде изоляции недовольных и объявила их противниками «генеральной линии». Впервые открыто насаждались слепое подчинение вождям и решение всех проблем в прокрустовом ложе канонизированной идеологии.

Иллюзия единства, оберегаемая сторонами конфликта, рухнула с обострением хозяйственного кризиса. «Ножницы цен» летом - осенью 1923 г. значительно возросли, что делало невыгодным для крестьян продажу своей продукции по заниженным ценам, а закупку промышленных товаров - по заниженным. Горожане стали страдать от задержек выплат заработной платы, продовольственных очередей. Согласно сведениям Комиссии по изучению истории профессионального движения в России и СССР, численность участников стачек в Донбассе выросла за 1923 г. более чем в 10 раз и достигла 89,5 тыс. чел. (52,5 % зарегистрированных по всей стране забастов-

1 Кочетов Владимир Николаевич (1893-1937). Сын учителя, образование - низшее (4 класса городского училища). Член РСДРП(б) с 1915 г. После революции -заместитель председателя губисполкома, зам. председателя Экономического совещания, в 1920 и 1922 гг. -председатель Кубано-Черноморского областного Совета народного хозяйства, в 1923-1924 гг. - заведующий организационным отделом Кубано-Черноморского обкома РКП(б), затем переброшен решением ЦК РКП (б) в Киргизию. В 1936 г. - Торговый представитель СССР в Японии. Репрессирован. Реабилитирован в 1957 г.

2 Буровцев Михаил Васильевич (1887-1954). Сын бухгалтера, образование - высшее (Московский коммерческий институт). Член РСДРП(б) с 1905 г. Участник Московского восстания 1905 г., многократно арестовывался. Член исполкома Моссовета в 1917 г., после Октябрьского восстания - управляющий делами Моссовета, член его президиума. С 1919 г. в РККА, в 1921- мае

1922 гг. - член коллегии агитационно-пропагандистского отдела ЦК РКП(б). Участник группы Е. Игнатова в дискуссии 1921 г., на Х съезде РКП(б) голосовал против резолюции «О единстве партии». С мая 1922 по апрель 1924 гг. - уполномоченный Наркоминдела РСФСР в г. Новороссийске. Позже работал на дипломатических должностях в Канаде, Эстонии, Болгарии. Репрессирован. Реабилитирован.

щиков), причём доминировали (80 %) стачки на государственных предприятиях [12, с. 130]. В условиях нарастающего стачечного движения и подготовки «экспорта революции» в Германию 18 сентября 1923 г созывается пленум ЦК РКП(б). ЦК обязал коммунистов доносить в ОГПУ и контрольные комиссии об «антипартийных» группах.

Сравним политические стратегии, позиционирование «троцкистской» оппозиции и большинства партийно-государственной элиты. Будучи уверен в быстром торжестве, И. В. Сталин спровоцировал Л. Д. Троцкого на оппозиционное выступление перестановками в составе Реввоенсовета Республики, что лишило Троцкого прочной опоры в вооруженных силах. 4-10 октября 1923 г. Троцкий выступил в письмах к ЦК с резкой критикой партийного режима, который «гораздо дальше от рабочей демократии, чем режим самых жестких периодов военного коммунизма». Он обвинил правящую «тройку» в насаждении «бюрократической иерархии» [21, с. 32-33]. Одновременно члены Политбюро ЦК получили заявление 46 партработников. Среди них преобладали сторонники Троцкого (Е. А. Преображенский, Л. П. Серебряков и др.) и бывшие члены группы «демократического централизма» (В. В. Осин-ский, Т. В. Сапронов, В. М. Смирнов). К ним присоединились былые вожди «рабочей оппозиции» Дона - С. Ф. Васильченко и М. П. Жаков. Авторы заявления отвергали подбор кадров по степени послушности «узкому кружку» лидеров, репрессии за инакомыслие. Они считали, что возникший после Х съезда «режим фракционной диктатуры внутри партии пережил сам себя»; предлагали восстановить отчетность и выборность органов РКП(б), провести совещание ЦК с партийным активом, включая оппозиционеров [1, т. 1, с. 44, 45].

Эти документы дали Политбюро ЦК возможность обвинить Троцкого и его сторонников в вражде к крестьянству, создании единой оппозиции, фракционности и заимствовании идей меньшевизма [25, л. 96-97, 102]. Триумвират решил перехватить инициативу и разрешить дискуссию под своим контролем, чтобы разрядить напряжение между «верхами» и «низами» партии, чтобы выявить инакомыслящих. 7 ноября 1923 г Зиновьев обнародовал статью, почти дословно повторяющую лозунги «письма 46-ти» [11].

На Северном Кавказе стихийная дискуссия началась в ноябре 1923 г в Ростове, Новочеркасске, Донецком округе. 4 декабря публикуются оппозиционные тезисы секретаря 1-го райкома РКП(б) г Краснодара Р Ю. Рудзита, 7 и 12 декабря - статьи К. И. Голодовича3 [17]. На партконференции

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3 Голодович Казимир Иванович (1893-1938). Родился во Львове. Образование - неполное среднее (4 класса гимназии), журналист, кооператор. Анархо-коммунист. Член РКП(б) с 1913 г., агитатор, участник установления Советской власти в Киеве. Начальник политотдела армии, в 1922 г. - ответственный секретарь Адыгее-Чер-кесского областного оргбюро РКП(б), редактор газеты «Черкесская правда». В 1922 г. - сотрудник Кубано-Чер-номорского областного Совета народного хозяйства, в июне 1923 - феврале 1924 гг. - инструктор Юго-Вос-

Черноморского округа К. К. Герман и М. В. Буров-цев выступили за «рабочую демократию», против «военного режима» и «диктатуры аппарата». Они отмечали, что беспартийные рабочие культурнее большевиков, которые так воспитаны ЦК, что без директив не могут сделать и шага. К. К. Герман настаивал: партия должна бороться за интересы не одного класса, а всех трудящихся, а систему управления надо приспособить к обслуживанию крестьян [41, л. 8-10, 16-17, 20].

Политбюро ЦК и Пленум ЦКК РКП(б) приняли 5 декабря 1923 г. компромиссную резолюцию, чтобы завершить дискуссию. Сталин и Зиновьев сочли уступки формальностью, а Троцкий - своей победой. Желая закрепить успех, Троцкий опубликовал статьи, позже объединенные в брошюру «Новый курс». Троцкий пытался опереться на партийную молодежь, намекая на «перерождение старой гвардии». Но он оставался искренним сторонником мировой революции и диктатуры РКП(б), борцом с «опасностями нэпа» [24]. Поэтому оппозиция «старых большевиков» Сталину не желала и не могла стать антисистемной. Она требовала улучшения режима, что сужало базу её поддержки до узкого слоя функционеров, образованных и политизированных рабочих. Выступление Троцкого придало дискуссии общероссийский размах, способствовало дроблению партийной элиты. Зиновьев писал об оппозиционерах: «Они действуют по всем правилам фракционного искусства. Если мы немедленно не создадим своей настоящей архисплоченной фракции - всё пропадет» [5, с.168, 172-179].

Дискуссия на Юге России, как и повсюду, шла в обстановке запугивания инакомыслящих. Суть разногласий затемнялась идеологическим догматизмом. Секретарь краевого бюро ЦК А. И. Микоян заявил на VII Кубано-Черноморской областной партконференции: демократия не нужна, если она не дает хлеба и порождает Кронштадт. Крестьяне могут осмелеть и подумать, что можно отстранить большевиков от власти. Оппозиционеры были реалистичнее в оценках кризиса, но не смогли предложить противовес однопартийности. Содокладчик - М. В. Буровцев возложил вину за отсутствие демократии на «вождей». Партия «прозевала» забастовки, установлен режим личной власти. Руководители области и местностей назначены, а не избраны. Вождизм ведет «в полный тупик». Буровцев верно предвидел, что «все критики, начиная с т. Троцкого и кончая сторонниками "Рабочей группы", могут попасть в одну общую фракционную группу и оказаться выброшенными из рядов партии...» Оппозиционеры: К. И. Го-лодович, В. Н. Кочетов, К. К. Герман, Р. Ю. Рудзит, Ж. Адатынь, М. В. Свитнев и И. А. Григорович1

точного краевого бюро РКП(б). В 1936 г. - начальник Северо-Кавказского краевого комитета по делам искусства. Репрессирован. Реабилитирован.

1 Григорович Иулиан Андреевич - член РКП(б) с 1921 г. Сотрудничалсбольшевистским подпольемЕкатеринода-ра (1919-1920 гг.). Заведующий советско-партийной школой 3 горрайона г. Краснодара в 1923-феврале 1924 гг., активный оппозиционер. Позже работал в городской тюрьме Краснодара, занимал хозяйственные должности.

требовали отменить регулирование классового состава партии. Они предлагали ввести свободу дискуссий и гласность в обсуждении взысканий. Руководство обкома во главе с А. К. Аболиным, успешно применив тактику частичных уступок, добилось принятия «буферной» резолюции [3, с. 244-269, 291, 295].

К началу 1924 г. в Донской и Терской партийных организациях дискуссия завершилась. Оппозиция в Ростове-на-Дону набрала только 150 голосов приезжих слушателей партшкол, хозяйственников, политработников РККА. Лишь партийная ячейка вузов г. Новочеркасска одобрила оппозиционные взгляды. Сравнение распространенности требований показывает: чаще выдвигались лозунги защитить Троцкого от клеветы и личных нападок, реже предлагали установить демократические порядки в беспартийных организациях [6, с.77-80; 29; 30].

В Кубано-Черноморской области дискуссия, напротив, бурно развивалась в январе 1924 г. благодаря расколу партаппарата на равные по влиянию группировки. Заведующий организационным отделом обкома В.Н. Кочетов и секретари 2 из 3 райкомов г. Краснодара возглавили оппозицию, что сыграло решающую роль в поддержке «троцкизма» 30-40 % партийцами области. В Краснодаре и Новороссийске 2/3 участников собраний осудили линию ЦК, в Кавказском отделе и г. Кропоткине - подавляющее большинство (по стране - только 8,5-10,6 %) [30; 32, с. 275-276]. На стороне оппозиции находилось большинство комсомольцев Краснодара и Ставрополя [18; 34; 26, л. 33-34; 29]. Но на многих партсобраниях решения принимались относительным большинством голосов, поскольку малограмотные рабочие и крестьяне не интересовались идейными спорами [42, л. 9-10; 46, л. 1-2; 48, л. 14]. Сельские коммунисты, находясь на полувоенном положении, всецело поддержали ЦК. Итак, соотношение сил определялось интересами профессиональных партработников и противоречиями в их среде, так как 60% коммунистов страны и 80% из них - на Северном Кавказе (в том числе 95% среди выходцев из крестьян) политически неграмотны [33, с. 11; 27, л. 3].

Оппозиция в крае еще в большей мере, чем общероссийская, разнородна. Преобладало требование лишь уточнить истолкование «фракционности», а не узаконить группировки в РКП(б). Только Буровцев намекал на необходимость пересмотра всех решений 1921-1923 гг., включая резолюцию Х съезда РКП(б) «О единстве партии» [42, л. 4 об, 7, 19-20; 43, л. 6]. Кубано-Чер-номорский обком РКП(б) поручил разработать меры по проведению партийной демократии В. Н. Кочетову. Сравнив черновики и окончательный текст резолюции, можно счесть оппозиционными лозунги отчетности хозяйственных органов перед заводскими комитетами и собраниями рабочих, гласности дискуссионных документов, введения квоты рабочих (50 %) в составе райкомов, работы секретарей парткомов на общественных началах. Заблокированы предложения

воссоздать дискуссионные клубы, ограничить полномочия бюро партийных ячеек. Сторонники ЦК во главе с А. К. Аболиным добились поправок о недопустимости «беспартийной» дискуссии, о единстве действий бюро обкома РКП(б) [39, л. 14-22; 47, л. 1-3]. В отличие от Кочетова, большинство оппозиционеров проявляли радикализм. Так, К. И. Голодович заявлял, что «ленинизм» не оформился как политическая стратегия и поэтому «Новый курс» Л. Д. Троцкого нужно считать пробой пера по созданию учебника ленинизма. В гарнизоне Краснодара радикалы выдвигали лозунг выборности политических органов РККА и командного состава, в Кропоткине требовали созвать беспартийные рабочие и крестьянские конференции [43].

Все участники дискуссии оставались едиными в понимании будущего социализма как безрыночного общества. Они не отвергали НЭП, а по-разному понимали его будущее. Оппозиционеры не создали противовеса официальному экономическому курсу, противоречиво сочетая идеи сторонников свободной торговли с директивным планированием. Так, звучали требования предоставить профсоюзам 2/3 мест в органах управления предприятий, учредить государственные тресты. Предлагали передать квартиры в центре города рабочим, выселив нэпманов и «деклассированные элементы» из области, усилить поддержку совхозов и колхозов. А. К. Аболин вынужден отстаивать частную торговлю от нападок [42, л. 11-12]. Экономические взгляды оппозиционеров на Кубани имели мало общего с предложениями В. М. Смирнова и Е. А. Преображенского, коренясь в местной левацкой практике.

Обоснованием жестких мер против инакомыслия стали решения XIII Всероссийской партконференции РКП(б). Разногласия, естественные в любой организации, объявлены крамолой. Критика приравнена к антипартийным действиям, вождям оппозиции теперь угрожало исключение из ЦК за «ревизию большевизма». На местах с вольнодумцами не церемонились. За распространение писем Троцкого оппозиционеров в г Геленджике (И. Ф. Павлюкова1, Кулика, Бахмутова и др.) исключили из партии [20]. Кочетов, Буровцев и Рудзит по надуманным причинам отозваны в другие регионы [37, л. 33об; 38, л. 5, 76; 40, л. 31, 35; 45, л. 33, 52]. Их поведение после проигрыша свелось к малодостойному самооправданию. Они боролись за политическое выживание.

1 Павлюков (Агапов) Иван Федорович (1888-1936?). Сын крестьянина. Образование низшее. Член РСДР-П(б) с 1905 г. Помощник котельщика, счетовод на заводе в Екатеринодаре. Активный участник Октябрьской революции 1917 г. в царицыне, сотрудник советских органов. В 1920 г. - председатель Кавказского отдельского революционного комитета, земельного отдела Екате-ринодарского отдельского исполкома Советов. Во время дискуссии 1923-1924 гг. - заведующий совхозом в Геленджике. Позже на хозяйственной работе. Участник троцкистской оппозиции в 1926-1927 г. Репрессирован. Реабилитирован.

Каменев и Зиновьев объяснили причины исхода борьбы и мотивы руководства: крестьяне ощутили вкус власти, среди рабочих - нежелательные разговоры. Но это «первая волна, которая говорит с нами коммунистическим языком. Ну, а дальше как она будет говорить?.., если будут легализованы в партии такие фракции, то мы не сможем управлять страной» [14, с. 330-331]. Сторонники ЦК опасались зарождения под оболочкой РКП(б) других партий.

Сделаем выводы. К весне 1923 г большевистская партия достигла полной и неограниченной власти, но испытывала обострение внутренних противоречий из-за кризиса НЭПа, своей классовой разнородности, неясности стратегии общественного развития. Оппозиция 1923-1924 гг. декларировала оздоровление внутрипартийной жизни посредством «рабочей демократии». Ее сторонники предлагали иной, чем пассивное большинство коммунистов, путь к бесклассовому обществу - при сохранении внутрипартийной конкуренции мнений и группировок, при опоре на уравнительные и антирыночные настроения рабочих. Особенно сильной была оппозиция в Куба-но-Черноморской области ввиду благоприятного соотношения сил в партийном аппарате региона. Дискуссия 1923-1924 гг. в Кубано-Черноморской области своеобразна по продолжительности, ожесточённости и содержанию экономических проектов. Сторонники ЦК всё более склонялись к уступкам интересам «нэпманов» и крестьянства. Оппозиционеры же в регионе проявляли повышенный левый радикализм в духе «рабочей оппозиции». Общественный запрос рабочих и служащих на радикальную критику НЭПа не совпал с реальными действиями левой оппозиции, намеренной лишь использовать лозунги демократии для захвата власти, что облегчило поражение «троцкистов».

Массовое вовлечение политически малограмотных рабочих в РКП(б) позволило большинству партийного аппарата сравнительно легко нейтрализовать влияние оппозиции среди интеллигенции и партработников. Малограмотность большинства коммунистов позволяла партийной элите управлять их общественным мнением. Итак, в 1924 г была подавлена последняя, достаточно шаткая, возможность сохранения внутрипартийной демократии в РКП(б). Консолидация партийно-государственной элиты на основе монополизации власти окончательно закрепилась как в идеологическом, так и в организационном аспектах.

Источники и литература

1. Архив Троцкого: Коммунистическая оппозиция в СССР, 1923-1927 / ред.-сост. Ю. Г. Фельштинский. Т.1. М.: Терра,

1990. 256 с.

2. Баранов А. В. Многоукладное общество Северного Кавказа в условиях новой экономической политики. Краснодар: КубГУ, 1999. 346 с.

3. Бюллетень VII-й Кубано-Черноморской областной конференции Российской коммунистической партии. 1923. №1-8.

4. Верхотуров Ю. И. Деятельность партии по развитию экономических связей между городом и деревней в 19211927 годах (На материалах Дона, Кубани и Ставрополья): дис. ... канд. ист. наук. Краснодар: КубГУ, 1990. 235 с.

5. Внутрипартийные дискуссии 20-х годов // Известия ЦК КПСС. 1990. №12. С.164-179.

6. Горбунов А. Итоги дискуссии о партстроительстве на Дону // Коммунист. 1924. №5-6. С.77-80.

7. Данихно С. Н. Рабочие Юго-Востока России в годы нэпа: история генерации и многомерность повседневной жизни социальной группы. Ростов н/Д: Изд-во СКНЦ ВШ, 2007. 343 с.

8. Двенадцатый съезд РКП(б) 17-25 апреля 1923 г. Стенографический отчет. М., 1968. ХХ. 903 с.

9. Дмитренко С. Л. Сплочёнными рядами: Комсомол в борьбе против троцкизма. М.: Молодая гвардия, 1987. 199 с.

10. Зиновьев Г. Судьбы нашей партии (Сб. статей). М.: Красная новь, 1924. 173 с.

11. Зиновьев Г. Е. Новые задачи партии // Правда. 1923. 7 ноября.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

12. Иглицкий А. А., Райхцаум А. Л. Из истории забастовочного движения (1919-1925) // Новые движения трудящихся: опыт России и других стран СНГ. Ч.1. М.: [б.и.], 1992. С.127-135.

13. Истер Дж. М. Советское государственное строительство: система личных связей и самоидентификация элиты в Советской России. М.: Фонд «Президентский центр Б.Н. Ельцина»; РОССПЭН, 2010. 255 с.

14. Каменев Л. Б. Статьи и речи. 1905-1925. Т. Х. М.; Л.: Госиздат, 1927. С. 330-331.

15. Кислицын С. А. Большевистская политическая элита 20-х - 30-х гг.: дис. ... д-ра ист. наук. Ростов н/Д: РГУ, 1994. 642 с.

16. Кислицын С. А. Контрэлиты, оппозиции и фронды в политической истории России. Изд. 2-е, испр. и доп. М.: URSS; КРАСАНД, 2011. 507 с.

17. Красное знамя. 1923. 4, 7, 12 декабря.

18. Красное знамя. 1924. 11 марта.

19. Красное знамя. 1924. 14, 20 февраля.

20. Красное знамя. 1924. 25 апреля.

21. На дискуссионные темы: Сборник постановлений, докладов, речей и статей о внутрипартийном строительстве. Харьков: Путь просвещения, 1924. 141 с.

22. Первая Юго-Восточная краевая конференция РКП(б) (Стеногр. отчёт) (25-28 марта 1923 года). Ростов н/Д: Изд-во Юго-Вост. бюро ЦК РКП(б), 1923. 144 с.

23. Пирани С. Русская революция в отступлении. М.: Новый хронограф, 2013. 424 с.

24. Правда. 1923. 11, 28, 29 декабря.

25. Российский государственный архив социально-политической истории (далее - РГАСПИ). Ф.17. Оп.2. Д.685.

26. РГАСПИ. Ф.17. Оп.11. Д.203.

27. РГАСПИ. Ф.17. Оп.68. Д.174.

28. Резник А. В. Троцкий и товарищи: левая оппозиция и политическая культура РКП(б), 1923-1924 годы. Изд. 2-е, испр. и доп. СПб.: Европейский университет в Санкт-Петербурге, 2018. 392 с.

29. Рожков А. Ю. Родословная нашей газеты // Комсомолец Кубани. Краснодар, 1991. 7 мая.

30. Симонов Н.С. Реформа политического строя: замыслы и реальность (1921-1923 гг.) // Вопросы истории КПСС.

1991. №1. С.42-55.

31. Советский Юг. 1923. 25, 28 декабря.

32. Сталин И. В. Т. 6. Сочинения. М.: ОГИЗ, 1947.

33. Сталин И. В. Т. 7. Сочинения. М.: ОГИЗ, 1947.

34. Трудовой Дон. 1924. 6 января.

35. Филькин В. И. Северокавказская краевая организация ВКП(б) в период строительства социализма. Грозный: Чечено-Ингуш. кн. изд-во, 1975. 422 с.

36. Центр документации новейшей истории Краснодарского края (далее - ЦДНИКК). Ф.1. Оп.1. Д.292.

37. ЦДНИКК. Ф.1. Оп.1. Д.348.

38. ЦДНИКК. Ф.1. Оп.1. Д.349.

39. ЦДНИКК. Ф.1. Оп.1. Д.364.

40. ЦДНИКК. Ф.1. Оп.1. Д.372.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

41. ЦДНИКК. Ф.9. Оп.1. Д.284.

42. ЦДНИКК. Ф.9. Оп.1. Д.447.

43. ЦДНИКК. Ф.17. Оп.1. Д.945.

44. ЦДНИКК. Ф.17. Оп.1. Д.975.

45. ЦДНИКК. Ф.17. Оп.1. Д.990.

46. ЦДНИКК. Ф.17. Оп.1. Д.998.

47. ЦДНИКК. Ф.6186. Оп.1. Д.2.

48. Центр документации новейшей истории Ростовской области (ЦДНИРО). Ф.4. Оп.1. Д.161. Л.56а - 56в.

49. Эрлих А. Дискуссии об индустриализации в СССР. 1924-1928 гг. М.: Дело АНХ, 2010. 248 с.

50. Юго-Восток. Справочник по Юго-Востоку России. Ростов н/Д: Советский Юг, 1924. 980 с.

References

1. Arhiv Trockogo: Kommunisticheskaya oppozitsiya v SSSR, 1923-1927 (Trotsky's Archives: The Communist Opposition in the USSR, 1923-1927) ed. and collect. by Yu.G. Fel'shtinskij. Moscow: Terra Publ., 1990. Vol. 1. 256 p. (In Russian).

2. Baranov A. V. Mnogoukladnoe obshestvo Severnogo Kavkaza v usloviyah novoj ekonomicheskoj politiki (The Heterogeneous Society of the North Caucasus in the Conditions of the New Economic Policy). Krasnodar: KubSU Publ., 1999. 346 p. (In Russian).

3. Byulleten' Vll-j Kubano-Chernomorskoj oblastnoj konferentsii Rossijskoj kommunisticheskoj partii (Bulletin of the Vllth Kuban-Black Sea Regional Conference of the Russian Communist Party). 1923. No 1-8. 328 p. (In Russian).

4. Verkhoturov Yu. I. Deyatel'nost' partii po razvitiyu ekonomicheskih svyazej mezhdu gorodom i derevnej v 1921-1927 godah (Na materialah Dona, Kubani i Stavropol'ya): dis. kand. ist. nauk (The Activities of the Party on the Development of Economic Relations between the Town and the Countryside in 1921-1927 (Based on materials from the Don, Kuban and Stavropol Regions: Dis. D.Sc. (Hist.)). Krasnodar: KubSU, 1990. 235 p. (In Russian).

5. Vnutripartijnye diskussii 20-h godov (Intraparty Discussions of the 20s) // Izvestiya TsK KPSS. 1990. No 12. P. 164-179. (In Russian).

6. Gorbunov A. Itogi diskussii o partstroitel'stve na Donu (Results of the Discussion on Party Building on the Don) // Kommunist. 1924. No 5-6. P.77-80. (In Russian).

7. Danikhno S. N. Rabochie Yugo-Vostoka Rossii v gody nepa: istoriya generatsii i mnogomernost' povsednevnoj zhizni sotsial'noj gruppy (Workers of the South-East of Russia in the NEP Years: the History of Generation and the Multidimensionality of the Daily Life of a Social Group). Rostov-on-Don: SKSC HS Publ., 2007. 343 p. (In Russian).

8. Dvenadtsatyj s'ezd RKP(b) 17-25 aprelya 1923 g. Stenograficheskij otchet (The Twelfth Congress of the RCP (B.) April 17-25, 1923. Verbatim Report). Moscow: Gospolitizdat Publ., 1968. XX, 903 p. (In Russian).

9. Dmitrenko S. L. Splochennymi ryadami: Komsomol v bor'be protiv trotskizma (Close Ranks: Komsomol in the Fight against Trotskyism). Moscow: Molodaya Gvardiya Publ., 1987. 199 p. (In Russian).

10. Zinov'ev G. Sud'by nashej partii (Sb. statej) (The Fate of our Party (Collected Articles)). Moscow: Krasnaya Nov' Publ., 1924. 173 p. (In Russian).

11. Zinov'ev G. E. Novye zadachi partii (New Tasks of the Party) // Pravda. 1923. November 7. (In Russian).

12. Iglickij A.A., Rajhcaum A.L. Iz istorii zabastovochnogo dvizheniya (1919-1925) (From the History of the Strike Movement (1919-1925) // Novye dvizheniya trudyashihsya: opyt Rossii i drugih stran SNG (New Movements of Workers: the Experience of Russia and other CIS countries). Part 1. Moscow: S.e., 1992. Ch. 1, pp.127-135. (In Russian).

13. Ister Dzh. M. Sovetskoe gosudarstvennoe stroitel'stvo: sistema lichnyh svyazej i samoidentifikatsiya elity v Sovetskoj Rossii (Soviet State-Building: a System of Personal Connections and Self-Identification of the Elite in Soviet Russia). Moscow: Fund "Prezidentskij tsentr B. N. El'tsyina"; ROSSPEN Publ., 2010. 255 p. (In Russian).

14. Kamenev L. B. Stat'i i rechi. 1905-1925 (Articles and Speeches. 1905-1925). Moscow; Leningrad: Gosizdat Publ., 1927. Vol. X, pp. 330-331. (In Russian).

15. Kislitsyin S. A. Bol'shevistskaya politicheskaya elita 20-h - 30-h gg. (Bolshevik Political Elite of the 20s - 30s): dis. D.Sc. (Hist.). Rostov-on-Don: RGU, 1994. 642 p. (In Russian).

16. Kislitsyin S. A. Kontrelity, oppozitsii i frondy v politicheskoj istorii Rossii (Counter-elites, Oppositions and Frondes in the Political History of Russia). 2nd ed., correct. and add. Moscow: URSS; KRASAND Publ., 2011. 507 p. (In Russian).

17. Krasnoe znamya (The Red Banner). 1923. December 4, 7, 12. (In Russian).

18. Krasnoe znamya (The Red Banner). 1924. March 11. (In Russian).

19. Krasnoe znamya (The Red Banner). 1924. February 14, 20. (In Russian).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

20. Krasnoe znamya (The Red Banner). 1924. April 25. (In Russian).

21. Na diskussionnye temy: Sbornik postanovlenij, dokladov, rechej i statej o vnutripartiinom stroitel'stve (On the discussion topics: Collection of Decrees, Reports, Speeches and Articles on Intraparty Construction). Har'kov: Put' prosvesheniya, 1924. 141 p. (In Russian).

22. Pervaya Yugo-Vostochnaya kraevaya konferenciya RKP(b) (Stenogr. otchet) (25-28 marta 1923 goda) (First Southeastern Regional Conference of the RCP(B) (Verbatim report) (March 25-28, 1923). Rostov-on-Don: Yugo-Vost. byuro TsK RKP(b) Publ., 1923. 144 p. (In Russian).

23. Pirani S. Russkaya revolyutsiya v otstuplenii (The Russian Revolution in Retreat). Moscow: Novyj Hronograf Publ., 2013. 424 p. (In Russian).

24. Pravda (Pravda). Moscow, 1923. 11, 28, 29 dekabrya. (In Russian).

25. Rossijskij gosudarstvennyij arhiv sotsial'no-politicheskoj istorii (Russian State Archive of Socio-Political History) (RGASPI). F.17. Op.2. D.685. (In Russian).

26. RGASPI. F.17. Op.11. D.203. (In Russian).

27. RGASPI. F.17. Op.68. D.174. (In Russian).

28. Reznik A. V. Trotskij i tovarischi: levaya oppozitsiya i politicheskaya kul'tura RKP(b), 1923-1924 gody (Trotsky and His Comrades: the Left Opposition and the Political Culture of the RCP (B.), 1923-1924). 2nd Ed., 2-e, correct. and add. Saint-Petersburg: European university in St.Petersburg, 2018. 392 p. (In Russian).

29. Rozhkov A. Yu. Rodoslovnaya nashej gazety (Genealogy of our Newspaper) // Komsomolets Kubani. 1991. May 7. (In Russian).

30. Simonov N. S. Reforma politicheskogo stroya: zamysly i real'nost' (1921-1923 gg.) (Reform of the Political System: Plans and Reality (1921-1923) // Voprosy istorii KPSS. 1991. No 1. P.42-55. (In Russian).

31. Sovetskij Yug (The Soviet South). 1923. December 25, 28.

32. Stalin I. V. Sochineniya (Writings). Moscow: OGIZ Publ., 1947. Vol. 6. P.175-176. (In Russian).

33. Stalin I. V. Sochineniya (Writings). Moscow: OGIZ Publ., 1947. Vol. 7. P. 11. (In Russian).

34. Trudovoj Don (The Labor Don). 1924. January 6. (In Russian).

35. Fil'kin V. I. Severokavkazskaya kraevaya organizatsiya VKP(b) v period stroitel'stva sotsializma (North Caucasus Regional Organization of the CPSU(b) in the period of socialism construction). Groznyj: Checheno-Ingush. Publ., 1975. 422 p. (In Russian).

36. Centr dokumentatsii novejshej istorii Krasnodarskogo kraya (Documentation Center of the Newest History of Krasnodar Region) (CDNIKK). F.1. Inv.1. D.292. (In Russian).

37. CDNIKK. F.1.

38. CDNIKK. F.1.

39. CDNIKK. F.1. 4G. CDNIKK. F.1.

41. CDNIKK. F.9.

42. CDNIKK. F.9.

Inv.1. Inv.1. Inv.1. Inv.1. Inv.1. Inv.1.

D.34B. (In Russian) D.349. (In Russian) D.364. (In Russian) D.372. (In Russian) D.2B4. (In Russian) D.447. (In Russian)

43. CDNIKK. F.17. Inv.1. D.945. (In Russian).

44. CDNIKK. F.17. Inv.1. D.975. (In Russian).

45. CDNIKK. F.17. Inv.1. D.990. (In Russian).

46. CDNIKK. F.17. Inv.1. D.998. (In Russian).

47. CDNIKK. F.6186. Inv.1. D.2. (In Russian).

48. Centr dokumentatsii novejshej istorii Rostovskoj oblasti (Documentation Center of the Latest History of the Rostov Region) (CDNIRO). F.4. Inv.1. D.161. (In Russian).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

49. Erlih A. Diskussii ob industrializatsii v SSSR. 1924-1928 gg. (Discussions on Industrialization in the USSR. 19241928). Moscow: Delo APE Publ., 2010. 248 p. (In Russian).

50. Yugo-Vostok. Spravochnik po Yugo-Vostoku Rossii (South-East. A Reference Book on the South-East of Russia). Rostov-on-Don: Sovetskij Yug, 1924. 980 p. (In Russian).

Сведения об авторе

Баранов Андрей Владимирович - доктор политических наук, доктор исторических наук, профессор кафедры политологии и политического управления факультета управления и психологии Кубанского государственного университета (Краснодар) / baranovandrew@mail.ru

Information about the author

Baranov Andrej - Dr. of Political Sciences, Dr. of Historical Sciences, Professor, Chair Political Sciences and Political Management, Faculty of Psychology and Management, Krasnodar State University (Krasnodar) / baranovandrew@mail.ru