Научная статья на тему 'ТРИ ОБРАЗА АРКТИКИ В ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОМ ИСКУССТВЕ ЯКУТИИ'

ТРИ ОБРАЗА АРКТИКИ В ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОМ ИСКУССТВЕ ЯКУТИИ Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

CC BY
70
15
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВО ЯКУТИИ / КОМПОЗИЦИЯ / СТИЛЬ / СИМВОЛ / КОНТЕКСТ / ТРАДИЦИОННАЯ КУЛЬТУРА / ОБРАЗ АРКТИКИ

Аннотация научной статьи по искусствоведению, автор научной работы — Тимофеева Влада Владиславовна

Объектом исследования является особое видение Арктики, которое воплощено в творчестве трёх не похожих друг на друга художников: А. Н. Осипова, Н. Н. Курилова, М. Г. Старостина. В работе ставится цель осмыслить художественный процесс как один из способов воспроизводства, репрезентации, трансляции и трансформации этнических символов и их содержания, адаптации их к новым условиям поликулътурного бытования. Рассматриваются особенности композиции, отличающейся аналитически чётким построением, умением находить идеальные соотношения пятна и линии на плоскости, ёмкостью образа, достигаемой за счёт концентрации художественных средств, в том числе образно-выразительных метафор. В результате исследования делаются следуклцие выводы. А. Н. Осипов переносит этнографические, природно-ландшафтные мотивы в философский контекст мировой культуры. В творчестве Н. Н. Курилова наблюдается живой процесс совмещения образного языка традиционных символов с современными стилевыми исканиями. Художник сводит изображение почти до формулы элементарного и всеобщего, в своем обобщении напоминающего сакральный знак, пронизанный глубинным народным символизмом. В произведениях М. Старостина образ идущего северного человека переводится в бытийный план философских раздумий о пути-жизни.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THREE IMAGES OF THE ARCTIC IN THE ART OF YAKUTIA

The study’s object is a special vision of the Arctic implemented in the work of the three disparate artists A. N. Osipov, N. N. Kurilov, M. G. Starostin. The study intends to comprehend the artistic process as one of the ways of reproduction, representation, translation and transformation of ethnic meanings and symbols, their adaptation to the new conditions of multicultural existence. The article considers composition, characterized by an analytically clear construction, ability to find ideal balance between a spot and a line on a surface, by a capacity of an image which can be reached by concentrating artistic means, including imaginative and expressive metaphors. As a result of the study the author comes to the following conclusions. A. N. Osipov transports ethnographic and landscape motifs into a philosophic context of the world culture. Works ofN. N. Kurilov are distinguished by a live process of reconciliation of an imaginable language of traditional symbols with modern stylistic searches. The artist simplifies an image almost to a formula of an elemental and universal, resembling a sacred sign filled with inner folk symbolism. In the works ofM. G. Starostin an image of a walking northern man inverts into existential plan of philosophical contemplations about a way of life.

Текст научной работы на тему «ТРИ ОБРАЗА АРКТИКИ В ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОМ ИСКУССТВЕ ЯКУТИИ»

ISSUI SUBJI.GT I TEMA HOMEPAl ■

DOI: 10.17516/2713-2714-0045

УДК 7.01

THREE IMAGES OF THE ARCTIC IN THE ART OF YAKUTIA

Viada V. Timofeeva

National Art Museum of the Republic of Sakha (Yakutia)

Yakutsk, Russian Federation

Abstract: The study's object is a special vision of the Arctic implemented in the work of the three disparate artists A. N. Osipov, N. N. Kurilov, M. G. Starostin. The study intends to comprehend the artistic process as one of the ways of reproduction, representation, translation and transformation of ethnic meanings and symbols, their adaptation to the new conditions of multicultural existence. The article considers composition, characterized by an analytically clear construction, ability to find ideal balance between a spot and a line on a surface, by a capacity of an image which can be reached by concentrating artistic means, including imaginative and expressive metaphors. As a result of the study the author comes to the following conclusions. A. N. Osipov transports ethnographic and landscape motifs into a philosophic context of the world culture. Works ofN. N. Kurilov are distinguished by a live process of reconciliation of an imaginable language of traditional symbols with modern stylistic searches. The artist simplifies an image almost to a formula of an elemental and universal, resembling a sacred sign filled with inner folk symbolism. In the works ofM. G. Starostin an image of a walking northern man inverts into existential plan of philosophical contemplations about a way of life.

Keywords: fine art of Yakutia; composition; style; symbol; context; traditional culture; image of the Arctic.

Citation: Timofeeva, V.V. (2022). THREE IMAGES OF THE ARCTIC IN THE ART OF YAKUTIA. IzobraziteV noe iskusstvo Urala, Sibiri i DaVnego Vostoka. Fine art of the Urals, Siberia and the Far East. T.l,№3 (12), p. 42-49.

В. В. Тимофеева

Национальный художественный музей Республики Саха (Якутия)

Якутск, Российская Федерация

ТРИ ОБРАЗА АРКТИКИ

В ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОМ ИСКУССТВЕ ЯКУТИИ

П. II. Кури/юв, Па пастбище. Фрагмент. 2009. Бумага, аппликация. 62x43,5

Национальный художественный музей Республики Саха (Якутия)

N. N. Kurilov. In the pasture. Fragment.

2009. Paper, applique. 62x43,5

National Art Museum o) the Republic oj Sakha (Yakutia)

Объектом исследования является особое видение Арктики, которое воплощено в творчестве трёх не похожих друг на друга художников: А. Н. Осипова, Н. Н. Курилова, М. Г. Старостина. В работе ставится цель осмыслить художественный процесс как один из способов воспроизводства, репрезентации, трансляции и трансформации этнических символов и их содержания, адаптации их к новым условиям поликультурного бытования. Рассматриваются особенности композиции, отличающейся аналитически чётким построением, умением находить идеальные соотношения пятна и линии на плоскости, ёмкостью образа, достигаемой за счёт концентрации художественных средств, в том числе образно-выразительных метафор. В результате исследования делаются следующие выводы. А. Н. Осипов переносит этнографические, природно-ланд-шафтные мотивы в философский контекст мировой культуры. В творчестве Н. Н. Курилова наблюдается живой процесс совмещения образного языка традиционных символов с современными стилевыми исканиями. Художник сводит изображение почти до формулы элементарного и всеобщего, в своем обобщении напоминающего сакральный знак, пронизанный глубинным народным символизмом. В произведениях М. Старостина образ идущего северного человека переводится в бытийный план философских раздумий о пути-жизни.

Ключевые слова: изобразительное искусство Якутии; композиция; стиль; символ; контекст; традиционная культура; образ Арктики.

Развитие живописи Якутии на протяжении многих десятилетий было тесно связано с искусством Афанасия Николаевича Оси-пова [6; 10]. В самом начале творческого пути поездки по северным районам Якутии являлись реализацией насущной потребности молодого автора расширить свои художественные горизонты, обогатить живописный язык. Холст «В яранге» (1959) отличается проникновенной поэтичностью. Картина была создана с натуры и интересна раскованной, смелой и широкой манерой живописи, артистичным владением техникой. Полотно написано во время кочевки с оленеводами по Нижней Колыме в Олер-ской тундре, недалеко от посёлка Андрюшки-но. Стремление к этюду как к самостоятельной форме, дающей возможности непосредственно выразить жизнь натуры в её сиюминутном состоянии, являлось особенностью якутской живописи 1950-60-х годов.

По северным этюдам впоследствии был создан триптих «В краю предков» (1971) [9]. В полотнах «Хозяйка очага», «Таёжник», «Труженик» автору удалось абстрагироваться от житейской конкретности и прийти к обобщению. А. Н. Осипов не пишет именно эту женщину, этого мужчину или конкретного оленя - его образы собирательные. Отсюда стремление к монументальным формам живописи, очищенной от всего мгновенного, передающей общечеловеческие вневременные

ноты композиция. Совершенная пластика человеческого тела найдена мастером в естественных и простых движениях людей. А. Н. Осипов извлёк из окружающей жизни плавный и текучий рисунок контуров, заставил скромные краски светиться внутренним светом. Художник сознательно пошёл на самоограничение палитры.

Неслучайно в композиции «Таёжник» человек сидит под могучим деревом, которое отождествляется с Мировой осью. Это характерный для мифопоэтического сознания образ, воплощающий универсальную концепцию мира. В левой части триптиха художник создаёт ёмкий образ северной Мадонны. Связь женщины с домом выражена в фоне картины: в культуре народов Севера домашняя работа традиционно женская. Показательно расположение фигур: женская - в левой части триптиха, мужская - в центральной и правой, что связано с универсальными оппозициями семиотического языка культуры.

Арктика привлекает внимание художника на протяжении всего творческого пути. Пейзажи разных лет изображают эту суровую и прекрасную землю. В картине «Северный пейзаж» (1977) Заполярная Якутия показана в её эпической, вневременной красоте. Лежащий в основе живописной работы принцип стилизации формы вкупе с находками новых пространственных решений создают ёмкий образ Арктики. Полотно представляет собой широкое обобщение жизни,

Л. II. Осипов. Хозяйки очага. Левая часть триптиха «В краю предков» 87x130

Таёжник.

Центральная часть триптиха «В краю предков» 86x130

Труженик. Правая часть триптиха «В краю предков» 86x130

1971.

Холст, масло. Национальный художественный мулеи Республики Саха (Якутия)

ISSUE SUBJECT I TEMA HOMEPA|

A. N. Osipov. The mistress of the hearth. The left part of the triptych In the land of the ancestors". 86x130

Taiga. 'Ihe central part of the triptych "In the land of the ancestors". 86x130

A hard worker. Ihe right part of the triptych "In Ihe land oj the ancestors". 86x130

1971. Canvas, oil. 87x130

National Art Museum of the Republic oj Sakha (Yakut ia)

изображение которой мыслится в виде панорамы северной земли, осенённой божественным светилом.

Пространственный размах пейзажа «В ауре космоса» (2001) буквально захватывает зрителя. В чередовании планов, уводящем взор к нескончаемым далям раскинувшегося горизонта, убедительно раскрывают перед зрителем эпические размышления о всеобщем начале жизни. В творчестве мастера мотив солнца в радужном ореоле становится программным. Солнечный диск с золотым кругом - многозначный символ гармонии, единства мироздания.

Присущая культуре народов Арктики условная изобразительность получила убедительную интерпретацию в творчестве юкагирского художника Николая Николаевича Курилова [14]. Искусство графика тесно связано с традиционным укладом жизни северных оленеводов, охотников, рыболовов, который предполагает кочевой образ жизни, т.е. постоянное движение. Сложные понятия, связанные с ведением хозяйства в тундре, в произведениях художника обозначаются простыми знаками-символами. В произведениях «На пастбище» (1982), «Стадо» (1985), «Стойбище» (1991) своеобразным модулем измерения пространства становятся фигуры оленей. Приём передачи перспективы крайне лаконичен, выразителен и отражает своеобразие мировидения жителей тундры. Широко известно, что юкагиры и другие кочевые народы измеряют бегом ездового животного, в частности оленя, расстояние и время пути [4; 5].

Произведение «Два аркана» (1995) выделяет эффектность графического решения. Энергичные пружинистые линии рисуют закрученные в спираль арканы. В них заложена динамика сильно сжатой пружины. Ритм рисунка создает иллюзию кругового вращения, а чёрный фон придаёт сцене космический вневременной характер. Возникает вселенский образ вращающихся миров. В сложных сплетениях линий можно угадать две фигуры. Арканы перевоплощаются в своих хозяев, приобретая характер оленеводов. Предметы словно ожили и ведут диалог. Смысловая игра состоит в том, что изображения не лишены конкретного, реального содержания и в то же время выступают в роли условных символов. По словам автора, аппликация «Два аркана» дала толчок для возникновения серии абстрактных композиций. В них художник оперирует линией, тонкой, долгой и круглящейся, прорезающей чистый белый или чёрный фон. Примером могут послужить листы «Солнышко» (2007), «Уставший» (2007).

Также следует отметить сходство многих композиций Н. Н. Курилова с пиктографическим письмом. Рисунки древних юкагиров на бересте отличают особая манера стилизации и методы компоновки, которые выражают с предельной лаконичностью сложные идеи и понятия. Современный автор использует подобный метод и изобразительный язык. В аппликации «Танец шамана» (2007) художник раскрывает древнейшую символику обряда: ритуал призван восстанавливать порядок в мире людей. Крохотные фигурки юрт, оленей и человека окружены вихревым движением. Они находятся как бы и внутри, и снаружи шамана, напоминают подвески его ритуального костюма. Показательно, что специалисты по сибирскому шаманизму рассматривают ритуальный плащ как своеобразную карту мироздания [1; 15]. Шаман, вслушиваясь в музыку вселенной, ритмично бьёт колотушкой в бубен, летящими движениями рассекает время и пространство. Солнце сменяет луной и т.д. Круговорот танца повторяет природные циклы. Синий фон - это небо, ирреальное пространство, космос. График рисует шамана как танцующую вселенную оленеводов, жизнь которых напрямую зависит от его сил.

Произведения Н. Н. Курилова - своего рода интеллектуальная игра, парадигму которой определяет миф. Ёмкость образа достигается экономией и концентрацией художественных

средств. Целостность и простота метафорического строя произведений впечатляют мощной убедительностью.

В произведениях Михаила Гаврильевича Старостина образ северного человека символизирует вечно движущуюся действенную силу Вселенной. Для композиций характерны пустынные ландшафты, одинокие хрупкие фигуры. Пейзажи изображают мир в его необъятности суровым и величественным, отдалённым от людей. Кочевые народы Севера жили и развивались в ландшафтных зонах, враждебных человеку [11].

Старостин мастерски владеет искусством офорта [7]. Одна из лучших гравюр «Рыбак» (1996) побуждает зрителя не только к эстетическому восприятию гравюры, но и к расшифровке глубинного содержания произведения. По безжизненной земле, где лежат мертвые деревья, сухие ветки, камни, человек упорно следует к своей цели. Поза идущего доведена до гротеска: его энергичный шаг подчёркивают изображение круглящейся земли, ритм острых невысоких сопок. Рука, стремительно вытянутая вперед, опирается на посох - символ путника. Лицо рыбака обладает яркими индивидуальными чертами. Пронзительный взгляд странника исполнен суровой сосредоточенности, он твёрд и непоколебим. Ничто не может отвлечь его от цели, к которой он идёт.

Путник закован в одежду, как в латы, и вооружён нехитрым скарбом. Любовно запечатлены художником все мелочи экипировки рыбака: игла для вязания сетей, ложка-черпак, нож и сумочка с огнивом, подвешенные к поясу, а за спиной - корчага, сети, туес, сума. Сила образного строя произведения заключена в том, что универсальная идея пути пропущена сквозь призму житейской мудрости северного человека: всё свое ношу при себе. Рыбак оказался практичным человеком, запасшимся на все случаи жизни снастями, котомками и даже большой ложкой. Но эта прагматика не противоречит самой сути произведения, рыбак в гравюре Старостина - самодостаточный космос; человек, творящий свой мир. Не случайно над головой героя мы видим рыбу, а над ней - сложное сооружение наподобие гнезда, которое на самом деле изображает озеро [12]. В офорте изображение водоёма в виде ноши символично. В Якутии много водоемов1, и, образно говоря, почти у каждого рыбака есть своё озеро.

Мрачный скелет, напоминающий о смерти, подтверждает философское содержание гравюры. Рыбак побеждает «мёртвое пространство» бесстрашием и неудержимым движением вперед. Но цель он несёт в себе, заветная мечта -рыба - находится в его мыслях, а достигается намерение усилием воли.

Безукоризненны по чувству стиля офорты «Охотники» (1994), «Прыжок» (1995), «Поспешивший» (1997), выполненные в жанре философской притчи [3]. Иносказание, излюбленный приём устной фольклорной традиции, можно наблюдать и в искусстве якутского художника. Композиции имеют метафорический смысл и глубинный подтекст: они позволяют зрителям проникнуть в тайны мирового бытия и человеческой жизни. Так, символическое изображение прыжка передаёт порыв к движению, поиску нового, полёту мысли: «Гнездо» (1995), «Прыжки через нарты» (1999). Этот мотив в искусстве М. Г. Старостина выражается в свободной, острой и неожиданной композиции .

Михаил Старостин активно работает в живописи [8]. В его картинах, как и в графических листах, северный человек сильная цельная личность, одновременно забавный, трогательный человек, имеющий характерную внешность. Неладно скроенный, но крепко сшитый, он при этом обладает качествами героя, в том числе сильным духом. В полотнах «По тропе-змейке» (2007), «Апельсин» (2008), «Сезон дождей» (2009) прослеживается изначальное стремление

А. Н. Осипов. Северный мотив. ¡977. Холст, масло. 98x126 Национальный художественный музей Республики Саха (Якутия)

Л. N. Osipov. Л Northern motif. 1977. Canvas, oil. 98x126

National Art Museum of the Republic of Sakha (Yakutia)

ISSUE SUBJECT I THMA HOMEPA|

человека к постижению истины. Везде изображён узнаваемый персонаж, «кочующий» из картины в картину.

Образ, воссоздаваемый художником в композициях, эволюционирует: каждый раз герой появляется в неожиданных ситуациях, обретая новые качества, например в живописных работах «Старый граммофон» (2008), «Эквилибрист» (2009), «Снежные вершины» (2012).

Итак, образ Арктики в композициях художников А. Н. Осипова, Н. Н. Курилова, М. Г. Старостина преисполнен ассоциативными связями и их своеобразной игрой, актуализирующей ключевые концепты традиционной культуры. Композиция, способы передачи пространства и формы, характер рисунка и колорит, материалы и техника исполнения - всё это активные носители образного смысла, выразительные средства художника, особый семиотический язык [2; 13].

Использование конкретного жизненного материала - основа творческого метода А. Н. Осипова. Вместе с тем его произведения лишены приземлённого бытовизма, нет в них и нарочито занимательных сюжетов. Из впечатлений художник отбирает непреходящие факты, ситуации, которые дают возможность глубокого образного обобщения. А. И. Осипов извлекает из мотивов природы содержание, затрагивающее проблемы вселенского масштаба, - вопросы духовного, прекрасного, вечного. Произведения И. И. Курилова отличают особая манера стилизации и методы компоновки, которые выражают с предельной лаконичностью сложные идеи и понятия. Внутренняя форма культурных знаков имеет национальное своеобразие, однако значение символов довольно универсально.

М. Г. Старостину удалось найти новую самобытную форму для раскрытия темы пути, связанную с понятием движения как сути жизни, соответствующей миропониманию оленеводов, охотников и рыбаков. В его произведениях идущий северный человек воплощает «идеал» стойкости, упорства, это сильная цельная личность.

Примечание

1. Более подробно см.: Адаменко, В. Н. Климат и озера. - Ленинград : Гидрометеоиздат, 1985. - 263 е.; Гаврилова, М. К. Климат центральной Якутии. -Якутск: Кн. изд-во, 1973. - 150 с.

Литература

1. Бурыкин, А. Шаманы. Те, кому служат духи. -Санкт-Петербург : Азбука-классика : Петербургское востоковедение, 2007. - 288 с.

2. Герчук, Ю. Я. Основы художественной грамоты.

- Москва : Учебная литература, 1998. - 208 с.

3. Графика Якутии : [альбом] / Нац. художеств, музей Респ. Саха (Якутия) ; авт.-сост. Г. Г. Неустроева.

- Якутск : Бичик, 2005. - 40 е.: 56 репрод. - (Музей и художник).

4. Жукова, Л. Н. Очерки по юкагирской культуре. Ч. 1. Одежда юкагиров: генезис и семантика. - Новосибирск : Наука, 2009.

5. Иохельсон, В. Юкагиры и юкагиризированные тунгусы / пер. с англ. В.Х. Иванова и З.И. Ивано-вой-Унаровой. - Новосибирск : Наука, 2005. - 674 е.: ил.

6. Картинная галерея академика Афанасия Осипова : альбом-каталог / авт. вступ. ст. и сост. В. В. Тимофеева. - Якутск : Бичик, 2011. - с. 216.: ил.

7. Михаил Старостин. Живопись. Графика : альбом / авт. ст. Г. Г. Неустроева. - Якутск : Бичик, 2002. - 16 с.

8. От олонхо к новой реальности : искусство Якутии : живопись, графика, скульптура, театрал.-деко-рац. искусство, нар. и декоратив.-приклад, искусство : альбом- каталог / Нац. художеств, музей Респ. Саха (Якутия) ; авт. ст.: Ю. В. Луценко, В. В. Тимофеева ; авт.-сост. каталога Г. Г. Неустроева ; фот. В. Г. Баев.

- Якутск : Реклам, агенство «Апрель», 2007. - 135 е.: репрод.

9. Потапов, И. А. Афанасий Осипов. - Москва : ООО "Da Style", 1998. - 136 е.: ил.

10. Потапов, И. А. Творческие проблемы художников Якутии (1945 - середина 1970-х гг.). - Якутск: Якут. науч. центр СО РАН, 1992.- 172 с.

11. Татаринцев, В. О. Современная экологическая парадигма и ценности традиционной экософии народов Севера // Вестник Поморского университета. Серия «Гуманитарные и социальные науки». - Архангельск, 2009. - № 3. - С. 97-101.

12. Тимофеева, В. В. Мифологема пути в художественном пространстве произведений Михаила Старостина // Декоративное искусство и предметно-пространственная среда. Вестник МГХПА. - Москва, 2017. - № 1. - С. 450-458.

13. Тимофеева, В. В. Образ мира в живописи и графике Якутии XX века : монография. - Якутск : Нац. худож. музей Республики Саха (Якутия), 2006. - 175 е.: ил.

14. Тимофеева, В. В. Современное искусство Арктики сквозь призму традиционных мировоззренческих представлений оленеводов-кочевников (на примере творчества юкагирского графика H.H. Курилова) // Традиционная культура кочевых народов в системе художественного образования : материалы науч.-твор. конф. с междунар. участием, 22 марта 2014 г., г. Якутск. - Якутск : АГИИК, 2014. - С. 109-114.

15. Шаманизм народов Сибири. Этнографические материалы XVIII-XX вв. : хрестоматия: в 2 т. Т. 2 / авт.-сост. Т. Ю. Сем. - 2-е изд., испр. и доп. -Санкт-Петербург : Филол. фак. С.-Петерб. гос. унта ; Нестор-История, 2011. - 482 с. - (Ethnographica varia: EV).

References

1. Burykin A. Shamany'. Te, komu sluzhat duxi [Shamans. Those whom spirits serve]. Saint Petersburg, Azbuka-klassika: Peterburgskoe vostokovedenie, 2007, 288 p.

2. GerchukYu. Ya. Osnovy' xudozhestvennoj gramoty' [Basics of an artistic grammar]. Moscow, Uchebnaya literatura, 1998, 208 p.

3. Grafika Yakutii: al'bom [Graphics of Yakutia: an album]. National Art Museum of the Republic of Sakha (Yakutia); author and compiler G. G. Neustroeva.

Yakutsk, Bichik, 2005, 40 p.

4. Zhukova L. N. Ocherki po yukagirskoj kul'ture. Ch.l. Odezhda yukagirov: genezis i semantika [Essays on the Yukagir culture. Ch. 1. Yukagir clothes: genesis and semantics]. Novosibirsk, Nauka, 2009.

5. Yokhelson V. Yukagiry' i yukagirizirovanny'e tungusy' [Yukagirs and "yukagirised" Tungus]. Transl. from English V. X. Ivanov and Z. I. Ivanova-Unarova. Novosibirsk, Nauka, 2005, 674 p.

6. Kartinnaya galereya akademika Afanasiya Osipova: al'bom-katalog [Academician Afanasy Osipov's art gallery: an album-catalogue]. Introduction and compilation by V. V. Timofeeva. Yakutsk, Bichik, 2011, p. 216.

7. Mixail Starostin. Zhivopis'. Grafika: Al'bom [Mikhail Starostin. Graphics: an album]. Introduction G. G. Neustroeva. Yakutsk, Bichik, 2002, 16 p.

8. Ot olonxo k novoj real'nosti: iskusstvo Yakutii: zhivopis', grafika, skul'ptura, teatral.-dekoracz. iskusstvo, nar. i dekorativ.-priklad. iskusstvo: al'bom-katalog [From Olonkho to a new reality: art of Yakutia: painting, graphics, sculptura, decorative theatre art, folk and decorative art: an album catalogue]. National Art Museum of the Republic of Sakha (Yakutia); introduction Yu. V. Lucenko, V. V. Timofeeva; compiler G. G. Neustroeva ; photo V. G. Baev. Yakutsk, Reklamnoe agenstvo "Aprel"', 2007,135 p.

9. Potapov I. A. Afanasy Osipov. Moscow, LLC "Da Style", 1998, 136 p.

10. Potapov I. A. Tvorcheskie problemy' xudozhnikov Yakutii (1945 - seredina 1970-x gg.) [Creative problems of the artists of Yakutia (1945 - the middle of 1970s)]. Yakutsk, Yakutsky nauchny centr SO RAN, 1992, 172 p.

11. Tatarintsev V. O. Sovremennaya e'kologicheskaya paradigma i cennosti tradicionnoj e'kosofii narodov Severa [The modern ecological paradigm and values of the traditional ecosophy of the peoples of the North]. Vestnik Pomorskogo universiteta. Series "Humanities and social science", 2009, no. 3, pp. 97-101.

12. Timofeeva V. V. Mifologema puti v xudozhestvennom prostranstve proizvedenij Mixaila Starostina [Mythologeme of a way in the artistic space of Mikhail Starostin's works]. Dekorativnoe iskusstvo i predmetno-prostranstvennaya sreda. Vestnik MGXPA. Moscow, 2017, no. 1, pp. 450-458.

13. Timofeeva V. V. Obraz mira v zhivopisi i grafike Yakutii XX veka: monografiya [An image of the world in the painting and graphics of Yakutia in the 20th century: a monograph]. Yakutsk, National Art Museum of the Republic of Sakha (Yakutia), 2006, 175 p.

14. Timofeeva V. V. Sovremennoe iskusstvo Arktiki skvoz' prizmu tradicionny'x mirovozzrencheskix predstavlenij olenevodov-kochevnikov (na primere tvorchestva yukagirskogo grafika N.N. Kurilova) [The contemporary art of the Arctic through the prism of the traditional world-view ideas of reindeer nomads (on the example of the Yukagir graphic artist N.N. Kurilov's work)]. Tradicionnaya kul'tura kochevy'x narodov v sisteme xudozhestvennogo obrazovaniya : materialy' nauch.-tvor. konf. s mezhdunar. uchastiem, 22 March 2014 , Yakutsk. Yakutsk, AGIIK, 2014, pp. 109-114.

15. Shamanizm narodov Sibiri. E'tnograficheskie materialy' XVIII-XX w.: xrestomatiya: v 2 t. T. 2 [Shamanism of the peoples of Siberia. Ethnographic materials of the 18th - 20th centuries: an anthology in 2 vol. Vol. 2]. Author and compiler T. Yu. Sem. 2nd edition. Saint Petersburg, Philology faculty of the S. Petersburg State University; Nestor-Istoriya, 2011, 482 p.

Г 1

С i

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

issun SUBJECT I TEMA HOMEPA|

M. Г. Старостин. Рыбак. 1996. Офорт.

32x25,5; 33,2x39,7 Национальный художес таенный музей Рес публики Саха (Якутия)

М. G. Starostin. Fisherman. 1996. Etching.

32x25,5; 33,2x39,7 National Art Museum of the Republic of Sakha (Yakut in)

M. Г. Старостин. Старый граммофон. 2008. Холст, масло. 127,5x119,3

Национальный художественный музей Республики Саха (Якутия)

М. G. Starostin. Лп old gramophone. 2008. Canvas, oil, 127,5x119,3

National Art Museum of the Republic of Sakha (Yakutia)

Об авторе

Тимофеева Влада Владиславовна - кандидат искусствоведения, генеральный директор Национального художественного музея Республики Саха (Якутия), лауреат государственной премии в области науки Республики Саха (Якутия)

E-mail: vladavladislavovna@yandex.ru

Timofeeva Vlada Vladislavovna

Candidate of Arts, General Director of the National Art Museum of the Republic of Sakha (Yakutia), laureate of the State Prize in the field of science of the Republic of Sakha (Yakutia)

II. II. Курилов. Два аркана. 1995. Бумага, аппликация. 46,9x65,8

Национальный художественный музей Республики Саха (Якутия)

N. N. Kurilov. Two harnesses. 1995. Paper, applique. 46,9x65,8 National Art Museum of the Republic of Sakha (Yakutia)

II. II. Курилов. Танец шамана. 2007. Бумага,

цв. аппликация. 35,9x50,3

Национальный художественный музей Республики Саха (Якутия)

N. N. Kurilov. Л shaman's dance. 2007. Paper, color, application. 35,9x50,3

National Art Museum of the Republic of Sakha (Yakutia)

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.