Научная статья на тему 'Третья цивилизация: социально-культурные сверхсистемы в дискурсе постмодерна'

Третья цивилизация: социально-культурные сверхсистемы в дискурсе постмодерна Текст научной статьи по специальности «Культура. Культурология»

CC BY
33
3
Поделиться
Ключевые слова
CIVILIZATION / ETHNOS / NATION / PREMODERNISM / MODERNISM / POSTMODERNISM / ЦИВИЛИЗАЦИЯ / ЭТНОС / НАЦИЯ / ПРЕМОДЕРН / МОДЕРН / ПОСТМОДЕРН

Аннотация научной статьи по культуре и культурологии, автор научной работы — Касимов Р.Х.

В статье рассматривается проблема полисемантичности понятия «цивилизация». Автором выделены три различных смысловых поля феномена. Во-первых, «цивилизация» может пониматься как суперэтническое явление. Во-вторых, понятие «цивилизация» имеет значение «сверхнация». В-третьих, «цивилизация» выступает как постнациональный проект. Подчеркивается вторичность первых двух значений по отношению к этносу и нации и первичность и оригинальность третьего.

The third civilization: sociocultural super-systems in postmodernism discourse

The article deals with the multi-semantics of civilization concept. The author distinguishes three main semantic fields of the phenomenon. At first, civilization means super-ethnic phenomenon. At second, it is understood as a super-nation. At third, civilization plays the role of a post-national project. The author emphasizes the derivative nature of the super-ethnic and super-national meanings related to ethnos and nation respectively, while civilization as a post-nation is primary and original.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Третья цивилизация: социально-культурные сверхсистемы в дискурсе постмодерна»

УДК 130.2 Касимов Руслан Харисович

кандидат философских наук, доцент кафедры гуманитарных наук Тюменского государственного нефтегазового университета

ТРЕТЬЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ: СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНЫЕ СВЕРХСИСТЕМЫ В ДИСКУРСЕ ПОСТМОДЕРНА

Kasimov Ruslan Kharisovich

PhD in Philosophy, Assistant Professor, Humanities Department, Tyumen State Oil and Gas University

THE THIRD CIVILIZATION: SOCIOCULTURAL SUPER-SYSTEMS IN POSTMODERNISM DISCOURSE

Аннотация:

В статье рассматривается проблема полисеман-тичности понятия «цивилизация». Автором выделены три различных смысловых поля феномена. Во-первых, «цивилизация» может пониматься как суперэтническое явление. Во-вторых, понятие «цивилизация» имеет значение «сверхнация». В-третьих, «цивилизация» выступает как постнациональный проект. Подчеркивается вторичность первых двух значений по отношению к этносу и нации и первичность и оригинальность третьего.

Ключевые слова:

цивилизация, этнос, нация, премодерн, модерн, постмодерн.

Summary:

The article deals with the multi-semantics of civilization concept. The author distinguishes three main semantic fields of the phenomenon. At first, civilization means super-ethnic phenomenon. At second, it is understood as a super-nation. At third, civilization plays the role of a post-national project. The author emphasizes the derivative nature of the super-ethnic and super-national meanings related to ethnos and nation respectively, while civilization as a post-nation is primary and original.

Keywords:

civilization, ethnos, nation, premodernism, modernism, postmodernism.

Современная цивилизационная теория имеет такое же отношение к традиционной цивили-зационистике (в духе В. Мирабо или Л.Г. Моргана), как современная атомная физика относится к атомистике Демокрита. Очевидна преемственность, но есть и нюансы, постепенно разрастающиеся в интеллектуальные водоразделы. Понятие цивилизации, которое находится сегодня в фокусе социальных дисциплин, представляет собой полемическую арену, так как существующие его дефиниции далеки от совершенства. Хотя можно отметить, что подобный дефицит в социальных дисциплинах - нормальное явление.

Термин «цивилизация» применяют к широкому циклу явлений - от этнокультур («цивилизация» у Ф. Фернандеса-Арместо), культурно-географических пространств (геополитика и евразийство), исторических типов обществ (у Н.Я. Данилевского и О. Шпенглера) до культурно-политического универсума глобального уровня («общечеловеческая цивилизация»). Очевидное семантическое многообразие намекает на возможную омонимию этих терминов.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Однако все множество определений сводится к трем основным классам, каждый из которых репрезентирует свой сегмент реальности. В этом случае есть возможность говорить о трех смысловых кластерах, которые избавятся от противоречий, если будут описывать свой «регион бытия». Противоречия появляются в случае применения данного понятия в чуждом для него семантическом поле.

Первое значение понятия «цивилизация» относится к обществам премодерна. Термин «цивилизация» используют в отношении политических союзов, таких, например, как Римская империя («древнеримская цивилизация»), культурных систем, таких как эллинистическая ойкумена («древнегреческая цивилизация»), религиозных («цивилизация Средневековой Европы») и географических («древнеиндийская цивилизация») единств. Несмотря на то что в основании концепта «цивилизация» репрезентированы различные социальные горизонты (политика, экономика, культура, география), все они описывают относительно замкнутые объекты, которые Ю.И. Семенов назвал «социоисторическими организмами» [1, с. 21-23].

Вариантом понятия «цивилизация премодерна» служит его использование как синонима культуры в антропологии. Ф. Фернандес-Арместо пытается максимально плюрализировать термин, распространяя его на любое общество, обладающее культурой и антагонистичное натуре: «Но стандарты цивилизации все же устанавливают общества, бросающие природе вызов, общества, склонные к риску, социумы, которые изменяют мир для собственного удобства. Они создают окружающие ландшафты своими силами; они стараются установить в среде свой порядок»

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ (2015, № 22)

[2, с. 26]. То есть понятие «цивилизация» применяется ко всем существующим обществам: «цивилизация может появиться где угодно» [3, с. 13].

Цивилизация премодерна в обоих случаях выступает как дериватив и вторичность. История демонстрирует, что термин «цивилизация» отнюдь не является необходимым в описании социальных процессов. К примеру, популярный историк XVIII в. Э. Гиббон назвал свой главный труд «История упадка и разрушения Римской империи». Активное использование термина «цивилизация» в историческом значении, вероятно, начинается благодаря деятельности А. Тойнби.

Книга «Цивилизации» Ф. Фернандеса-Арместо демонстрирует очевидную синонимичность понятий «цивилизация» и «этнос», последним можно заменить все упомянутые в книге виды цивилизаций. Таким образом, цивилизация премодерна выступает в качестве «суперэтноса». Это понятие играет большую роль в теории этногенеза Л.Н. Гумилева, где оно означает «группу этносов, одновременно возникших в определенном регионе, взаимосвязанных экономическим, идеологическим и политическим общением» [4, с. 123].

Следовательно, можно выделить первое значение понятия «цивилизация» как «эксплозия этноса, момент его органического развития». Назовем это явление «цивилизация премодерна». «Пассионарный взрыв» приводит к появлению «суперэтноса», где стержневой этнос интегрирует в себя свою периферию, переживая внешнюю территориальную экспансию и внутреннюю структурную трансформацию. Примером может послужить возникновение греческой ойкумены в эллинистическую эпоху или рождение средневекового монгольского «Йеке улуса». В таком случае цивилизация выступает как вторичное явление по отношению к понятию этноса. Истинным субъектом истории становится этнос, а цивилизации становятся их деривативами. Несомненно, цивилизация представляет собой более сложный феномен, нежели этнос, приобретая новые качества и функции, но без этнического ядра их существование было бы невозможным.

Альтернативой цивилизации-суперэтноса выступает цивилизация как религиозное единство. Средневековая исламская и западно-христианские цивилизации строятся на принципиальном отрицании этнической идентичности, утверждая идентичность в горизонте веры. Тем не менее в действительности модель цивилизации как суперэтноса отнюдь не отрицает модели цивилизации как конфессии. Каждая из цивилизаций-конфессий имеет, хоть и неявно, стержневые этнические элементы, подчас несколько конкурирующие между собой. Достаточно вспомнить «Священную Римскую империю», с 1512 г. именуемую «Священной Римской империей германской нации», роль латинского «языка-истины» и Рима в средневековой католической Европе и еще более очевидные роли «священного» арабского языка и арабской культуры в средневековой исламской цивилизации. Поэтому можно сказать, что цивилизация-конфессия также включается в понятие цивилизации премодерна.

Принципиально новый тип цивилизации появляется в эпоху модерна. Предпосылками нового типа общества, согласно М. Веберу, становятся: «присвоение автономными частными промышленными предприятиями свободной собственности на вещные средства производства..., вольный рынок, то есть свобода рынка от нерациональных стеснений обмена., рациональная, то есть строго рассчитанная и поэтому механизированная техника., рациональное, то есть твердо установленное право., свободный труд, то есть наличность таких людей, которые не только имеют право свободно продавать на рынке свою рабочую силу, но и экономически принуждены к этому» [5, с. 255-256].

На арене истории, на волне буржуазных революций появляется новый субъект - нация. Цивилизация в этом контексте понимается как этический стержень нации. Например, В. Мирабо считает, что цивилизация проявляется в «смягчении нравов, просвещении, справедливости, равновесии экономических и политических интересов» [6, с. 29]. Другим значением цивилизации становится «наднациональное единство, противопоставленное иным ("нецивилизованным" и (или) "донациональным") общностям». Это значение сохраняется сегодня в словосочетании «цивилизованные страны». В обоих значениях первичным субъектом истории выступает нация, а цивилизация - ее эволюционный дериватив. А так как формирование наций окончательно происходит только в Европе [7], то результатом становится цивилизационный евроцентризм. Мир делится на «цивилизованный» и «нецивилизованный», где все социально-культурные системы не западного происхождения эволюционируют к единому прообразу. Этот цивилизационный логоцентризм начинает разрушаться в работах классиков «теории локальных цивилизаций».

«Новейшее время» в терминологии учебников истории и «постмодерн» в терминологии учебников философии рождают новый тип цивилизации, отличительной чертой которого является субъектная первичность. В условиях деградации этнического и национального самосознания именно цивилизационная идентичность будет определять социокультурный ландшафт будущего. Цивилизация превращается из наднациональной в постнациональную общность.

Одной из характерных черт этого явления становится сетевая структура, деконструирующая традиционный модернистский монизм и ведущая к появлению «полицивилизационной модели». Если цивилизация как сверхнация строилась в результате экономической (буржуазной) революции [8, с. 66], то цивилизация как постнация возникнет в результате революции культурной. Таким образом, именно цивилизация может стать главным действующим лицом в драме истории.

Ссылки:

1. Семенов Ю.И. Философия истории. (Общая теория, основные проблемы, идеи и концепции от древности до наших дней). М., 2003. 776 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. Фернандес-Арместо Ф. Цивилизации / пер. с англ. Д. Арсеньева, О. Колесникова. М., 2009. 764 с.

3. Там же. С. 13.

4. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. СПб., 2001. 639 с. (Библиотека мировой литературы: вехи истории).

5. Вебер М. История хозяйства. Город / пер. с нем. ; под ред. И. Гревса ; коммент. Н. Саркитова, Г. Кучкова. М., 2001. 576 с.

6. Кузык Б.Н., Яковец Ю.В. Цивилизации: теория, история, диалог, будущее. Т. 1: Теория и история цивилизаций. М., 2006. 768 с.

7. Липкин А.И. К вопросу о понятиях национальной общности и национального культурного ядра // Вестник российской нации. 2012. № 4-5. С. 155-176.

8. Андерсон Б. Воображаемые сообщества. Размышления об истоках и распространении национализма / пер. с англ. В. Николаева ; вступ. ст. С. Баньковской. М., 2001. 288 с.