Научная статья на тему 'Траурный церемониал в Российской империи'

Траурный церемониал в Российской империи Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
312
45
Поделиться
Журнал
Власть
ВАК
Ключевые слова
ИМПЕРАТОРСКИЙ / ПОХОРОНЫ / ОБРЯД / ПОГРЕБЕНИЕ / ЦЕРЕМОНИАЛ / ТЕЛО / ПЕЧАЛЬНАЯ КОМИССИЯ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Логунова Марина Олеговна

В статье на основании материалов Российского государственного исторического архива рассматриваются принципы работы Печальной комиссии, создававшейся после смерти российского монарха и занимавшейся всеми вопросами подготовки и проведения одного из важнейших государственных мероприятий похорон императоров и императриц.In the article based upon materials of the Russian State Historic Archive the principles of work of the Mournful Commission, organized after the death of the Russian emperors are analyzed. The Commission was engaged in the preparations and carrying out the Royal burials, which were the most significant events for the epoch.

Текст научной работы на тему «Траурный церемониал в Российской империи»

Марина ЛОГУНОВА

ТРАУРНЫЙ ЦЕРЕМОНИАЛ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

В статье на основе материалов Российского государственного исторического архива рассматриваются принципы работы Печальной комиссии, создававшейся после смерти российского монарха и занимавшейся всеми вопросами подготовки и проведения одного из важнейших государственных мероприятий - похорон императоров и императриц.

In the article based upon materials of the Russian State Historic Archive the principles of work of the Mournful Commission, organized after the death of the Russian emperors are analyzed. The Commission was engaged in the preparations and carrying out the Royal burials, which were the most significant events for the epoch.

Ключевые слова:

императорский, похороны, обряд, погребение, церемониал, тело, Печальная комиссия; imperial, funeral, rite, burial, ceremony, body, Mournful Commission.

ЛОГУНОВА Марина Олеговна — ведущий научный сотрудник Государственного музея истории Санкт-Петербурга Logounova@mail.ru

В условиях серьезных преобразований российской действительности особое значение приобретает изучение сложившихся веками традиций и особенностей отечественного государственного управления. В ряду этих традиций — различные ритуалы и церемониалы, разработанные и функционировавшие столетиями, подчеркивавшие стабильность и преемственность власти, силу и значение государства. Некоторые из этих церемониалов практически не изучены. К таким ритуалам относится траурный церемониал в Российской империи.

Подготовкой, изучением и проведением официальных актов в Российской империи занималась церемониальная часть Министерства императорского двора (МИДв), документы которой, хранящиеся в Российском государственном историческом архиве (РГИА), являются главным источником информации по данной теме1. В 1847 г. чиновниками этого ведомства была предпринята попытка определить основные этапы работы Печальных комиссий, занимавшихся всеми вопросами, связанными с погребением усопших монархов со времен Петра I, и выработать схему подготовки траурных мероприятий, что нашло свое отражение в «Записке о Печальном государственном обряде в России»2.

Началом подготовки траурного действа служила, естественно, кончина государя, о которой народу объявлялось Высочайшим манифестом его преемника, одновременно подписывавшего указ об учреждении Печальной комиссии во главе с верховным маршалом и верховным церемониймейстером. Отпускались средства на расходы. Например, на траурные мероприятия в 1796 г. ушло около 189 тыс. руб., в 1801 г. — более 108 тыс. руб. Погребение Александра I обошлось казне почти в 830 тыс. руб., тогда как коронационные торжества того же императора стоили 582 тыс. руб.3

Печальная комиссия, в которую набирались чиновники из всех ведомств, работала с утра до вечера без выходных дней в специально отведенных комнатах одного из императорских дворцов, где поддерживалась траурная атмосфера — столы были покрыты черным сукном, документы издавались на траурной бумаге с черным сургучом. Наибольшее помещение занимала канцелярия, разделявшаяся

1 РГИА, ф. 473, оп. 3, д. 20, 31, 112, 146, 155, 205, 231, 277, 349, 423, 434, 805, 809, 819, 828, 835, 846, 854, 857, 865, 875, 884; ф. 516, оп. 1/28/1680, д. 130.

2 РГИА, ф. 473, оп. 3, д. 205.

3 Миролюбова Г.А. Последний путь // Александр I: сфинкс, не разгаданный до гроба: каталог выставки. — СПб. : Государственный Эрмитаж, 2005, с.160—181.

на три экспедиции: хозяйственную, ведавшую приходами, расходами и заготовлением всего нужного к царскому погребению; церемониальную, решавшую вопросы распределения чинов, участвовавших в Печальной церемонии, составления бумаг, дежурств при теле и рассылки церемониалов; общую, занимавшуюся участниками траурного шествия. Чиновники департамента церемониальных дел переводили церемониал на французский язык (в то время — международный) для рассылки иностранным послам и в день погребения находились при дипломатическом корпусе. В комиссию входили купцы для «приискания всех нужных припасов и .. .утверждения сходнейших цен»1. Приглашенные архитекторы и декораторы занимались художественной стороной подготовки пространства захоронения. Например, в похоронах императора Александра I принимали участие архитекторы В.П. Стасов, К.И. Росси, О. Монферран и др.

После организации комиссия приступала к работе, поручая одному из членов составить церемониалы по предыдущим примерам. Новый император утверждал все церемониалы, рисунки, проекты и контролировал весь ход траурных мероприятий, который был разбит на четыре этапа.

1. Перенос тела усопшего императора из Почивальной (спальни) в Тронную залу Зимнего дворца.

2. Перенос тела из Тронной в специально приготовленную Печальную залу (Castrum Doloris)2.

3. Публикации герольдов о дне погребения.

4. Шествие в Петропавловский собор и собственно погребение.

Особым манифестом объявлялось о ношении траура, при этом оговаривались все мельчайшие детали туалета: цвет, покрой, подкладка, туфли, серьги, использование косметики с росписью, когда, кому, какую одежду носить, когда и как можно посте-

1 РГИА, ф. 473, оп. 3, д. 205, л. 4.

2 Castrum Doloris — лат. замок печали, скорби. Каструм Долорис — сооружение и убранство помещения, в котором выставлен гроб с телом усопшего, для обозначения его высокого социального статуса. Может иметь форму балдахина изысканной формы, украшенного свечами, цветами, символами власти — гербами, эпитафиями и аллегорическими фигурами. В Европе получил широкое распространение с XVII—VIII вв., в России подобные сооружения стали возводиться со времен Петра I.

пенно смягчать траур от строгого к более нейтральному3.

Обязательно определялся порядок и список дежурных при теле усопшего. Министры и руководители ведомств представляли в комиссию списки и адреса всех своих высших чинов для участия в мероприятии, а также рекомендовали достойных из числа желавших принять участие в шествии. В Петропавловской крепости член комиссии осматривал вещи, оставшиеся от прежних погребений. Из арсенала выписывали все знамена, гербы и жезлы, используемые в процессии.

В связи с вошедшей в обиход в XVIII в. традицией возлагать корону на главу усопшего и для несения на гробе в Печальном кортеже, комиссия заказывала придворному ювелиру две короны по форме императорской. Вопреки распространенной версии об использовании только драгоценных металлов и камней, короны были серебряными вызолоченными, простыми «без каменьев, внутри ...малиновые бархатные шапки, подбитые атласом»4. Корона, которую несли во время шествия на гробе, могла быть использована и в последующих похоронах. Так, корона, изготовленная для похорон императрицы Марии Федоровны (1828 г.), впоследствии применялась в погребении императриц Александры Федоровны (1860 г.) и Марии Александровны (1880 г.)5.

К разряду важнейших инсигний6, задействованных в траурных мероприятиях, относится императорская мантия — порфира7, которой тело накрывали на парадном одре и в гробу и вместе с ней хоронили. Особый чиновник из Оружейной палаты Московского Кремля доставлял атрибуты царской власти — скипетр и державу, а также короны, количество которых менялось. При похоронах Петра I использовали три «старые» короны: Казанскую, Астраханскую, Сибирскую и одну «новую» — императорскую. Впоследствии до-

3 РГИА, ф. 473, оп. 3, д. 1, 25, 41, 68, 69, 78, 86, 157, 220, 216, 245, 266, 325, 429, 670, 769, 1184.

4 РГИА, ф. 473, оп. 3, д. 205, л. 6.

5 Последние похороны императрицы в Российской империи.

6 Инсигния (лат. insignia) — знак высшей власти, вещественный символ.

7 Порфира (греч. porphyra) — длинная, обычно пурпурного цвета мантия, надеваемая монархами в торжественных случаях; один из символов власти монарха.

бавились короны: Таврическая, Польская, Грузинская, Финляндская.

После смерти тело усопшего императора камердинеры обмывали, надевали на него белый шлафрок1 и клали на кровать в Почивальной комнате. С этого момента начиналось беспрерывное чтение Евангелия придворными священниками в траурном облачении по очереди, которое заканчивалось только в день похорон. Начиналось нощедействие — постоянное дежурство при теле назначенных лиц.

Начиная со времен Петра I, тела всех членов императорской семьи подвергались бальзамированию, проводившемуся обычно на третий день кончины в отведенных для этой цели комнатах Зимнего дворца, где до момента похорон внутренние органы, изымаемые при вскрытии, оставались в специальных сосудах, охраняемые часовым. На набальзамированное тело императора в XIX в. надевали генеральский мундир. Женщин облачали в парадное, обычно белое или серебряное платье. Одетое и подготовленное тело ук-ла-дывали на парадный одр или кровать, обитую малиновым бархатом с вензелями покойного, и относили в Почивальную, где оно находилось до момента торжественного перенесения в Тронную залу, где снимали трон и вместо него устанавливали одр, на который ставили гроб с покойным, головой к двуглавому орлу. Царское тело покрывали порфирой, и к нему с этого момента начинался допуск публики для прощания в присутствии церемониймейстера. До середины XIX в. это продолжалось обычно девять дней, пока архитекторы и художники готовили главную траурную декорацию — Печальную залу (Castrum Doloris), а комиссия заказывала Печальную колесницу с балдахином и деревянный, обитый снаружи золотой, в внутри серебряной тканью глубокий царский гроб, который должен был вместить, кроме тела, еще и порфиру. Ткани и цвета определялись высоким статусом покойника — по царскому чину полагалось только золото и малиновый цвет, но со времен Петра I повелось использование и серебряных тканей. В задачу комиссии входил осмотр вещей, оставшихся от прежних погребений и хранившихся в

1 Шлафрок (нем. schlafrock) — длинный просторный домашний халат.

Петропавловском соборе, в случае их негодности — изготовление новых.

Вся столица облачалась в траурные одежды: шились черные суконные епан-чи2 и шляпы для участников шествия, хотя следует отметить, что важные особы по большей части имели свои собственные наряды для подобного случая, поэтому в обязанности комиссии входило предотвратить попытки получить бесплатную одежду непосредственно перед похоронами. Из Конюшенной конторы запрашивали лошадей для участия в церемонии и двух берейторов3 — одного в радостные латники в золоченых латах с бело-красным плюмажем, другого в печальные латники в черных латах с черными страусовыми перьями. Эти рыцари символизировали многое: начало и конец, жизнь и смерть, радость и горе, ушедшего и пришедшего правителя. Традиция сопровождения процессии двумя рыцарями восходит к временам Петра I. Последний раз рыцари прошли за гробом монарха 7 ноября 1894 г., в день погребения императора Александра III.

Когда была готова Печальная зала, в нее переносили государственные регалии: короны, скипетр, державу, шпагу, российские и иностранные ордена и располагали на табуретах, прикрепляя к подушкам тонкими золотыми шнурками. Перенос тела в Castrum Doloris и установка его на катафалк сопровождались особой церемонией с участием членов императорской фамилии, Синода, Государственного совета, иностранных дипломатов и всех знатных особ. Порядок построения лиц в процессии всегда подчинялся строгим правилам, в данном случае шествие открывали светские особы, группа духовенства с певчими, поющими «Святый Боже», шла перед гробом, а императорская фамилия и приближенные с горящими свечами следовали за ними.

Одновременно с проведением всех церемониалов готовилось главное действо — Печальная процессия. Распределялись должности в шествии — кому, где и с чем идти, по необходимости выдавали траурное одеяние. Совместно со штабом Гвардейского корпуса обсуждался вопрос о войсках и военных чинах, назначенных

2 Епанча (тур. yapanca) — длинный и широкий плащ без рукавов с широким отложным воротником.

3 Берейтор (нем. bereiter) — специалист по обучению лошадей и верховой езде, «объездчик» лошадей.

в кортеж, для установки по улицам и около крепости. Организационные вопросы решались: с морским министром — об участии представителей флота, со штабом военно-учебных заведений — о кадетах, с митрополитом Санкт-Петербургским — о духовенстве, с обер-полицмейстером — о полиции. Подготавливались все вещи, нужные к царскому погребению: знамена, гербы, латы, жезлы, факелы и пр. Прокладывался маршрут. Так как участники процессии присоединялись к ней постепенно, то члены Печальной комиссии с каждым оговаривали время и место встречи. С хозяевами или нанимателями домов или квартир по пути следования договаривались о предоставлении помещений для хранения знамен, гербов, жезлов и всего необходимого для процессии и разрешении на нахождение в их жилье членов траурного действа до момента присоединения к шествию. В опубликованном церемониале, который получали все участники торжества, было указано время и место сбора.

Преображался в траурном убранстве Петропавловский собор — официальная императорская усыпальница. Особое внимание уделялось подготовке царской могилы — ее выкапывали глубиной около трех аршин (около 2 м), на дне делали углубление для погребения внутренних органов. Всю могилу выкладывали кирпичом, в склеп закладывали ковчег из дерева, обитый внутри свинцом, а сверху — красной медью, с крышкой и петлями для висячих медных замков, которыми запиралась царская гробница. В ковчег в день похорон опускали парадный гроб с телом.

Когда все было подготовлено, верховный маршал сообщал об этом министру императорского двора, тот — императору, и новый государь назначал день погребения, о котором объявляли народу за два дня до Печального шествия через герольдов и специально отпечатанные информационные листки.

В назначенный день поднятый черный флаг и три пушечных выстрела из Петропавловской крепости в шесть часов утра служили сигналом к началу государственных похорон. Участники процессии занимали свои места, потом строились. Императорская фамилия входила в Траурную залу, высшее духовенство отправляло литию, после чего генерал-адъютанты (со второй половины XIX в. —

великие князья) снимали гроб с возвышения, накрывали крышкой, вслед за священнослужителями, поющим «Святый Боже», несли его по парадной лестнице, покрытой черным сукном, и устанавливали на Печальную колесницу. По сигналу начиналось движение процессии, сопровождавшееся пушечной пальбой из крепости — каждую минуту по одному выстрелу — и перезвоном в придворной и прочих церквях, мимо которых проходил кортеж.

До строительства Благовещенского моста маршрут следования пролегал обычно от Зимнего дворца к Петропавловской крепости через Троицкий наплавной мост, либо по специально построенному на льду Невы помосту, как это было при похоронах самого Петра I в 1725 г. По прибытии колесницы в Петропавловскую крепость лица, имевшие право на присутствие в соборе, занимали свои места, а остальные отсылались, сдав казенные епанчи и шляпы. В соборе регалии ставили на табуреты, гроб тем же порядком, как в Траурной зале, устанавливали на приготовленный катафалк и снимали крышку. После отпевания и последнего прощания с телом монарха гроб накрывали крышкой, и те же генерал-адъютанты (великие князья), несли его к могиле и при возглашении: «Вечная память» — опускали в ковчег. Верховный маршал подавал императорской семье на блюде песок с лопаточкой для посыпания. Один из членов комиссии запирал ковчег на замки. В этот момент из крепостных пушек производился троекратный беглый огонь. Торжественная церемония на этом заканчивалась, и участники ее начинали разъезжаться; первыми покидали собор члены императорской семьи.

Уже в день погребения начинали заделывать могильный свод. Богатое траурное убранство Петропавловского собора разбирали не сразу, но оставляли на несколько дней для любопытствующих. Для оформления могилы на другой день или раньше комиссия покупала, если нельзя было достать из казенного ведомства, белые мраморные плиты для надгробия, на котором в головах устанавливали бронзовую вызолоченную доску с основной информацией о покойном.

Печальная комиссия работала еще две недели после погребения, занимаясь рассылкой счетов, писанием и оформлением отчетов и прочими организационными

делами. Все гербы, знамена, латы, жезлы, мечи, ордена, вместе с мебелью, чернильницами и пр. возвращались по принадлежности. Парадная кровать, на которой лежало императорское тело, следовала духовнику усопшего, шесть лошадей из-под траурной кареты — Петербургскому митрополиту. Епанчи, сшитые за счет комиссии и отобранные у разных лиц, раздавались бедным людям и по богадельням. Короны, привезенные из Москвы со скипетром и державой, а также корона, заказанная для Печальной процессии, отправлялись в Московскую дворцовую контору.

Составленный отчет о тратах комиссия представляла через министра двора императору и тут же испрашивала награды трудившимся. Все члены комиссии, чиновники канцелярии, церемониймейстеры, купцы, архитекторы, живописцы получали награды и подарки, а писцам и нижним служителям раздавались деньги. Латники и прочие участники шествия получали благодарность в виде специальных аттестатов. Документы комиссии и рисунки переплетали в черный переплет и сдавали Сенату для отправки их в Государственный архив. Печальная комиссия распускалась.

Устанавливался траур: по императору и правившей императрице — один год, по императрице (супруге императора) — 6 месяцев, по великому князю и княгине — 3 месяца, по малолетним великим княжнам — 6 недель. Экспедиция церемониальных дел вела журналы, в которые постоянно вносились сведения о траурах, объявленных при дворе1.

Смерть и похороны императора и членов

1 См. РГИА, ф. 473, оп. 1, 2, 3. Сведения о траурах, бывших при дворе.

императорской семьи требовали соблюдения определенных процессуально-этических норм, нашедших отражение в критериях работы комиссии, подчинявшейся непосредственно правителю. Анализируя и используя опыт предшественников, Печальная комиссия, работавшая определенное и ограниченное время, должна была подготовить и провести на высоком уровне государственное мероприятие мирового значения. Прозрачность работы комиссии достигалась документальным подтверждением ее затрат. Несмотря на свою малочисленность, комиссия в кратчайшие сроки сводила вместе усилия многих ведомств и министерств, соединяя более 10 000 участников грандиозного спектакля, каковым являлись государственные похороны, и взаимодействуя с любопытствующими, которые сотнями и тысячами собирались посмотреть на главное событие эпохи2.

Траурный церемониал в Российской империи отличался большой организованностью, продуманностью. Каждая мелочь в этом процессе имела значение и составляла единую слаженную систему подготовки и проведения императорских похорон.

Современная Россия переживает сложный период в своем развитии, противоречивый и неоднозначный. В такое время необходимо учитывать все положительные, полезные факторы из отечественной истории. Опыт прошлого, в данном случае траурный церемониал, может быть интересен при организации различных общественных мероприятий.

2 В похоронах императора Петра I принимало участие более 10 000 человек. В дальнейшем в подобных мероприятиях было задействовано примерно такое же количество участников.