Научная статья на тему 'Транснационализация политической элиты и ее воздействие на суверенитет государства'

Транснационализация политической элиты и ее воздействие на суверенитет государства Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
271
54
Поделиться
Ключевые слова
ГЛОБАЛЬНЫЙ ПОЛИТИЧЕСКИЙ СУБЪЕКТ / ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СУВЕРЕНИТЕТ / ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭЛИТА / ТРАНСНАЦИОНАЛИЗАЦИЯ / ЭЛИТНЫЙ КОСПОМОЛИТИЗМ

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Конуров Андрей Иванович

Политическая элита современного общества демонстрирует тенденцию к транснационализации, т.е. к образованию глобального элитного круга, не ограниченного в своей деятельности национальными интересами каких-либо государств. В основе этого объединения лежит специфическая идеология элитного космополитизма. Элитная транснационализация ведет к ослаблению государственного суверенитета, так как многие важные для стран решения начинают приниматься за их пределами. Этот процесс затрагивает даже очень крупные государства, включая США, которые многими ошибочно рассматриваются как полюс однополярного мира. Доведение процесса транснационализации политической элиты до логического завершения предполагает формирование глобального политического субъекта.

Похожие темы научных работ по политологическим наукам , автор научной работы — Конуров Андрей Иванович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Транснационализация политической элиты и ее воздействие на суверенитет государства»

УДК 32

Конуров Андрей Иванович

кандидат философских наук преподаватель кафедры политологии Военного университета bajkonur2000@yahoo.com

Т РАНСН АЦИОН АЛИЗАЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭЛИТЫ И ЕЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ НА СУВЕРЕНИТЕТ ГОСУДАРСТВА

Andrey I. Konurov

candidate of philosophical Sciences, lecturer at the Department of Political Science. MilitaryUniversity bajkonur2000@yahoo.com

Transnationalization of

POLITICAL ELITE AND IT'S INFLUENCE ON STATE SOVEREIGNTY

Аннотация. Политическая элита современного общества демонстрирует тенденцию к транснационализации, т.е. к образованию глобального элитного круга, не ограниченного в своей деятельности национальными интересами каких-либо государств. В основе этого объединения лежит специфическая идеология элитного космополитизма. Элитная транснационализация ведет к ослаблению государственного суверенитета, так как многие важные для стран решения начинают приниматься за их пределами. Этот процесс затрагивает даже очень крупные государства, включая США, которые многими ошибочно рассматриваются как полюс однополярного мира. Доведение процесса транснационализации политической элиты до логического завершения предполагает формирование глобального политического субъекта.

Ключевые слова: глобальный политический субъект, государственный суверенитет, политическая элита, транснационализация, элитный коспомолитизм

Annotation. Modern political elite tends to transnationalization - formation of global elite circles unbound by national interests of any state. This association is based upon specific ideology of elite cosmopolitanism. Elite transnationalization leads to weakening of state sovereignty as many important political decisions are imposed on states from abroad. This process hurts even the biggest states, including the US, which are erroneously seen by many as the pole of the unipolar world. Logical conclusion of transnationalization of political elite implies formation of global political actor.

Keywords: elite cosmopolitanism, global political actor, political elite, state sovereignty, transnationalization.

Государственный суверенитет является одной из форм реализации политической субъектности. Будучи формой, он с неизбежностью должен отражать содержание субъекта, его характерные черты и транслировать их вовне. Таким образом, система мироустройства, основанная на принципе государственного суверенитета, в значительной степени характеризуется свойствами, которыми обладают политические субъекты, обладающие властью в современных государствах, иными словами, политические элиты этих государств.

Говоря о состоянии элит, автор в данном случае имеет в виду их отношение к государственному суверенитету как к принципу, то, насколько ценным управленческим ресурсом он им представляется, и каким они видят его место в своем арсенале ресурсов. Чем выше будет ценность суверенитета в глазах стоящего за ним субъекта, тем более прочным будет его статус как основополагающего принципа мироустройства. Поэтому понимание проходящих в элитах процессов в значительной степени дает ключ к пониманию

того, в каком направлении будет эволюционировать суверенитет.

В наибольшей степени укреплению государственного суверенитета способствует такое положение дел, при котором элита прочно укоренена в данном государстве и ассоциирует себя исключительно с ним, заинтересована в его процветании и укреплении мощи. Для такой элиты суверенитет является слишком ценным ресурсом, чтобы его можно было обменивать на что-то другое. Однако, нельзя не отметить тот факт, что укорененность элит в национально-

государственную почву в настоящее время достаточно сильно проблематизирована. Развитие событий в мире свидетельствует о том, что, по крайней мере, для значительной части современных политических элит движение в сторону транснационализации и образования международного, по сути, глобального элитного круга становится более привлекательным, чем сохранение в неприкосновенности суверенитета своих государств. При этом, склонные к транснационализации элитные круги демонстрируют гораздо

86

более высокий уровень сплоченности, решимости и стратегического мышления, чем элиты, сохраняющие национально-государственную

укорененность.

Обладая высокой физической мобильностью, космополитическим образом жизни, высокими доходами и развитым классовым самосознанием, международная элита в наибольшей степени подготовлена к разрыву со своими государствами и переходу к глобальному управлению. Ресурсы, находящиеся в руках у этих людей, предоставляют им практически неограниченные возможности для проведения своей политики и последовательного устранения препятствий, возникающих у нее на пути. Интересы этого нарождающегося на наших глазах класса уже в значительно меньшей степени связаны с государственным суверенитетом, а их готовность действовать, не считаясь с налагаемыми им ограничениями, гораздо выше, чем у предыдущих поколений элит.

Характерной чертой глобальной элиты является ее слабое институциональное развитие, т.е. отсутствие в ее составе структур, которые можно было бы хотя бы приблизительно уподобить чему-то вроде «мирового правительства». В реальности глобальной элитой создано порядка нескольких десятков политических институтов, основную массу которых составляют неправительственные, некоммерческие организации. Наиболее известными, главным образом, благодаря своей популярности в конспирологической литературе, являются Совет по международным отношениям США, Четхем-хаус, Бильдерберг-ский клуб, Римский клуб, Трехсторонняя комиссия и целый ряд других. Однако, ни одно из них не может претендовать на роль мирового правительства, хотя соблазны представить их в качестве таковых возникают регулярно.

Как пишет председатель общества «Инициатива развития французской экспертизы в мире и Европе» Н. Тенцер, «влияние распространяется на различные коллегиальные органы и одновременно на экспертные группы, состоящие при международных организациях. Оно передается через научные центры, продукцию которых впитывают ведущие представители общественной мысли, и через международные конференции, зачастую носящие формальный характер и ничего не решающие, но вместе с тем вырабатывающие идеи, с которыми трудно не согласиться официально. Не будем забывать и о мировых СМИ, вносящих вклад в формирование «доктрины» правительств: поскольку все их читают, они представляют собой мощные структуры (иногда идеологические) распространения идей» [1].

Транснационализация политической элиты не означает автоматического отмирания государственного суверенитета, так как утрата институтом политической субъектности еще не означает его окончательного исчезновения. Тем не менее, этот процесс свидетельствует о том, что лояльность глобальной элиты суверенным государствам ставится во все большую зависимость от тех уступок, которые эти государства готовы им

предоставлять в виде налоговых льгот, либерализации трудового законодательства, снижения экологических стандартов, строительства элитной инфраструктуры и других мер, призванных облегчить представителям глобальной элиты проживание и ведение бизнеса в этих государствах. Оперируя финансовыми, интеллектуальными, информационными и иными ресурсами, значительно превосходящими по своему объему ресурсы, находящиеся в распоряжении большинства государств, глобальная элита оказывается в привилегированном положении при ведении с ними диалога.

Во-первых, несмотря на то, что интересы глобальной элиты все больше расходятся с интересами суверенных государств и их народов, представители этой элиты обладают прочными позициями, а зачастую и самой государственной властью во многих странах и вследствие этого имеют все возможности для выработки такой государственной политики, которая будет обслуживать интересы глобальной элиты. Более того, некоторые страны сознательно делают ставку в своем развитии на превращение своих территорий в места, привлекательные для проживания, инвестирования, обучения, отдыха и иных видов деятельности представителей элитных кругов со всего мира. В качестве примеров можно выделить такие государства, как Великобритания, Швейцария, ОАЭ, Сингапур, Монако, а также Гонконг, являющийся специальным административным районом КНР и самостоятельно решающий все вопросы, кроме обороны и внешней политики.

Особое место среди суверенных государств современного мира по своему значению для глобальной элиты занимают Соединенные Штаты Америки. Учитывая тот факт, что США представляют собой самую могущественную державу мира, прежде всего, в технологическом и военном отношении, но не только, а космополитический сегмент американской элиты является ядром глобальной элиты, Америка объективно является основным форпостом этой глобальной элиты и ее главным связующим звеном с миром суверенных государств и их объединений. Как пишет заведующий отделом международнополитических проблем ИМЭМО РАН кандидат исторических наук Косолапов Н.А., «финансы и экономика США давно выплеснулись за национальные границы, составляя основу и сердцевину глобализации» [2]. Именно Соединенные Штаты являются главным инициатором проведения во всех странах политики экономической либерализации, приватизации, снижения торговых ограничений, финансового дерегулирования, которая выступает в качестве одного из основных источников обогащения глобальной элиты. Именно американские стандарты прав человека признаются глобальной элитой универсальными и в этом качестве пропагандируются в качестве обязательных в глобальном масштабе, тем самым облегчая для нее вмешательство в дела суверенных государств в случае необходимости. США являются единственной страной, суды которой принимают к рассмотрению уголовные дела о преступлениях, совершенных

87

иностранцами против иностранцев за пределами территории США [3, с. 16], что позволяет им произвольно преследовать политических противников тех или иных представителей глобальной элиты из разных стран. Наконец, именно американские вооруженные силы используются всякий раз, когда интересы глобальной элиты в том или ином регионе мира оказываются под угрозой.

При этом, однако, было бы преувеличением говорить, что глобальная элита полностью отождествляет свои интересы с национальными интересами США или что ее неамериканские представители являются американскими марионетками. На самом деле, глобальная элита обладает собственным системным качеством и своими интересами, хотя и в существенной степени совпадающими с американскими, но несводимыми к ним. Она в точно такой же, если не в большей степени стремится к встраиванию США в фарватер своей политики, как и к встраиванию туда других стран. Манифестом устремлений этих кругов является статья профессора международного права Йельского университета X. Коха и профессора международных отношений, права и политологии Колумбийского университета М. Дойла «3 защиту международного права», опубликованная в журнале ForeignAffairs в 2013 г. [4, с. 162-165]. Бывший американский сенатор Дж. Киль, бывший замминистра обороны США Д. Дж. Фейт и директор Центра американской народной культуры Гудзоновского института Дж. Фонте говорят о набирающей силу, в том числе и в США, транснациональной школе права, сторонники которой утверждают, что «в интересах развития «глобального управления» американские чиновники должны привести конституцию и американские законы в соответствие с «глобальными нормами», тем самым ставя эти нормы выше конституции» [5, с. 117]. Похожую озабоченность высказывает бывший министр внутренней безопасности США М. Чертофф, который говорит о том, что «некоторые в международно-правовом сообществе рассматривают международное право как средство продвижения антиамериканской повестки дня, а не как ценный инструмент решения все более глобальных проблем» [6].

Социальной базой «партии глобального управления», как ее именует Фонте, являются, по его мнению, 1) университеты США и других стран Запада; 2) юристы-международники; 3) неправительственные организации; 4) глобальные корпорации; 5) американские фонды; 6) международные организации (в^ючая ООН); 7) Европейский Союз; 8) «дезагрегированные» силы внутри суверенных государств; и 9) постмодернистские государства [7а с. 162]. Под дезагрегированными силами в данном случае понимается космополитическая часть политической элиты государства, которая тесно сотрудничает с внешними элитными кругами в целях ограничения суверенитета своей страны. В политическом процессе США дезагрегированные силы во многих случаях играют решающую роль, лоббируя свои интересы и интересы своих клиентов, среди которых могут быть зарубежные страны, фирмы или этнические группы, через лоббистские и юридические фирмы, а также PR-агентства. При

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

этом, как пишет старший научный сотрудник американского Института мировой безопасности Дж. Ньюхаус, зачастую деятельность лоббистов влияет на интерпретацию американскими властными органами национальных интересов США [8]. Термин «постмодернистское государство» введен в оборот британским дипломатом Р. Купером, который понимает под ним государство, самостоятельно и добровольно ограничивающее свой суверенитет в пользу тех или иных наднациональных инстанций. В этом отношении постмодернистскими являются многие государства Европейского Союза.

Во-вторых, глобальная элита обладает таким мощным средством давления на суверенные государства, как угроза репатриации капиталов. Эта угроза регулярно озвучивается ее представителями каждый раз, когда то или иное государство принимает решение об усилении государственного регулирования экономики, дополнительном налогообложении высоких доходов или уголовном преследовании кого-то из членов этой элиты. Любые действия государства, которые элита рассматривает как ущемляющие свои корпоративные интересы, интерпретируются в подконтрольном ей информационном пространстве как направленные на ухудшение инвестиционного климата, в результате которого инвестиции в страну могут прекратиться.

Учитывая тот факт, что многие государства в настоящее время уже достаточно прочно интегрированы в глобальную экономику, в частности, в ее финансовую систему с валютными и фондовыми рынками, одномоментный вывод из страны крупных сумм денег способен обрушить национальные фондовые индексы и, как следствие, спровоцировать финансовый кризис, перетекающий в общеэкономический. Ради предотвращения такого развития событий государства очень часто готовы идти на серьезные уступки международным финансовым корпорациям и банкам. И хотя это и не подрывает государственный суверенитет как международно-правовой принцип, тем не менее, уязвимость государств по отношению к действиям транснациональных элитных групп демонстрирует определенную слабость данной политико-

правовой конструкции.

В-третьих, глобальная элита также обладает и достаточно обширными возможностями для организации смены режима в стране, с которой ее интересы расходятся кардинальным образом и которая при этом не демонстрирует готовности идти на уступки. При этом в каждой стране она может рассчитывать на поддержку таких своих действий со стороны небольшого по численности, но сплоченного и обладающего крупными ресурсами космополитического сегмента населения, тесно связанного с Западом. Опираясь на этот сегмент, глобальная элита может активно вмешиваться во внутренние дела суверенного государства, оказывая давление на его руководство.

Сам арсенал способов смены режима является достаточно широким и включает в себя такие методы, как «бархатная революция», т.е. свержение действующей власти мягкими, ненасильственными

88

методами, например, уличными протестами; организация вооруженного мятежа или гражданской войны с оказанием всесторонней помощи мятежникам; иностранная военная интервенция. Учитывая тот факт, что осуществление такого крупномасштабного мероприятия, как смена режима, требует, в том числе, задействования ресурсов, находящихся в распоряжении государств, например, дипломатические ресурсы для принятия соответствующих резолюций СБ ООН или вооруженные силы, глобальная элита для достижения своих целей всегда активно задействует лояльные себе или находящиеся под ее контролем государства. В качестве примера такого взаимодействия можно рассмотреть события так называемой «арабской весны», где интересы целого ряда государств тесно переплелись с интересами транснациональных элитных кругов.

Литература:

1. Тенцер Н. Влияние в мире глобализации. Что может сделать Франция? Россия в глобальной политике, 2013, № 3 (спецвыпуск) URL: http://www.-globalaffairs.ru/number/Vliyanie-v-mire-globalizatcii-16-009

2. Косолапов НА. Прообраз посткапитализма. БРИКС как международное политическое пространство. Россия в глобальной политике, 2013, № 1, январь-февраль. URL: http://www.globalaf-fairs.ru/number/Proobraz-postkapitalizma-15869

3. Leval P.N. The Long Arm of International Law : Giving Victims of Human Rights Abuses Their Day in Court, Foreign Affairs, March/April 2013

4. Koh H.H. The Case for International Law / H.H. Koh, M. Doyle // Foreign Affairs. Novem-ber/December 2013

5. Kyl J. The War of Law: How New International Law Undermines Democratic Sovereignty / J. Kyl, D.J. Feith, and J. Fonte // Foreign Affairs. Ju-ly/August 2013.

6. Chertoff M. The Responsibility to Contain: Protecting Sovereignty Under International Law // Foreign Affairs. January/February 2009. URL : http://www.foreignaffairs.com/articles/63725/michael -chertoff/the-responsibility-to-contain

7. Fonte J. Sovereignty or Submission. Will Americans Rule Themselves or Be Ruled by Others? : encounter books. 2011.

8. Newhouse J. Diplomacy, Inc.: The Influence of Lobbies on US Foreign Policy. // Foreign Policy. May/June 2009. URL : http://www.foreignaffairs.-com/articles/64941/john-newhouse/diplomacy-inc

По мнению автора, на определенном этапе углубление и развитие процесса транснационализации политической элиты должно будет привести к формированию глобального политического субъекта, каковым пока глобальная элита еще не является. В настоящее время рудименты национальной принадлежности еще препятствуют формированию такого субъекта. Какая бы степень оторванности от своих государств и народов ни характеризовала космополитические сегменты национальных элит, наличие хотя бы формальных механизмов демократического представительства заставляет их в определенной степени учитывать в своей политике интересы большинства, сдерживать наращивание своего организационного контура и проводить свою политику, прикрываясь политическими формами суверенных государств.

Literature:

1. Tentser N. Influence in the age of globalization:

What France can do? // Russia in global politics. 2013. № 3 (special edition) URL: http://www.-

globalaffairs.ru/number/Vliyanie-v-mire-globalizatcii-16009

2. Kosolapov N.A. Prototype of postcapitalism: BRICS as international political space. // Russia in global politics. 2013. № 1, January/February. URL: http://www.globalaffairs.ru/number/Proobraz-postka-pitalizma-15869

3. Leval P.N. The Long Arm of International Law : Giving Victims of Human Rights Abuses Their Day in Court. // Foreign Affairs. March/April 2013.

4. Koh H.H. The Case for International Law / H.H. Koh, M. Doyle // Foreign Affairs. Novem-ber/December 2013

5. Kyl J. The War of Law: How New International Law Undermines Democratic Sovereignty / J. Kyl, D.J. Feith, and J. Fonte // Foreign Affairs. Ju-ly/August 2013.

6. Chertoff M. The Responsibility to Contain: Protecting Sovereignty Under International Law // Foreign Affairs. January/February 2009. URL : http://www.foreignaffairs.com/articles/63725/michael -chertoff/the-responsibility-to-contain

7. Fonte J. Sovereignty or Submission. Will Americans Rule Themselves or Be Ruled by Others? : encounter books. 2011.

8. Newhouse J. Diplomacy, Inc.: The Influence of Lobbies on US Foreign Policy. // Foreign Policy. May/June 2009. URL : http://www.foreignaffairs.-com/articles/64941/john-newhouse/diplomacy-inc

89

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.