Научная статья на тему 'Трансформация субнационального политического пространства Кавказского региона'

Трансформация субнационального политического пространства Кавказского региона Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
305
56
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КАВКАЗСКИЙ РЕГИОН / СУБНАЦИОНАЛЬНЫЕ ГРАНИЦЫ / ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЙ КОНФЛИКТ / МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Цветкова О.

В статье анализируется трансформация субнационального политического пространства Кавказского региона. Особое внимание уделяется геополитическим, географическим и историческим особенностям Северного Кавказа, а также предпринимается попытка рассмотрения межнациональных противоречий в отношении проведения субнациональных границ субъектов Российской Федерации. «Вестник Российской нации», М., 2016 г., № 5, с. 116-131.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Трансформация субнационального политического пространства Кавказского региона»

МЕСТО И РОЛЬ ИСЛАМА В РЕГИОНАХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, ЗАКАВКАЗЬЯ И ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

О. Цветкова,

кандидат политических наук,

доцент кафедры российской политики

факультета политологии

Московского государственного университета

им. М.В. Ломоносова

ТРАНСФОРМАЦИЯ СУБНАЦИОНАЛЬНОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА КАВКАЗСКОГО РЕГИОНА

Аннотация. В статье анализируется трансформация субнационального политического пространства Кавказского региона. Особое внимание уделяется геополитическим, географическим и историческим особенностям Северного Кавказа, а также предпринимается попытка рассмотрения межнациональных противоречий в отношении проведения субнациональных границ субъектов Российской Федерации.

Ключевые слова: Кавказский регион, субнациональные границы, территориальный конфликт, межнациональные противоречия

Трансформация субнационального политического пространства в такой многонациональной стране, как Россия, может иметь необратимые последствия и угрожать стабильной политической обстановке. Учитывая национально-территориальный принцип административного деления при моделировании субнациональных границ в политическом пространстве Российской Федерации, необходимо обратить внимание в первую очередь на ликвидацию межнациональных противоречий. Следует четко понимать последствия моделирования субнациональных границ субъектов РФ. Изменения во внутристрановом измерении могут привести к территориальным спорам и кровопролитным конфликтам, а в конечном итоге - к угрозе территориальной целостности Российской Феде-

рации. История показывает массу примеров территориальных размежеваний, которые привели к конфликтам на территории Приднестровья, Южной Осетии, Абхазии, Северной Осетии и Ингушетии, Чечни и Ставропольского края. В настоящее время перед социумом, политическими элитами и экспертным сообществом стоит острая задача обеспечения безопасности и правомерности решения вопроса об изменении границ субъектов РФ.

Технологии изменения территориального устройства должны применяться только в рамках Конституции РФ и служить средством обеспечения стабильности, где в первую очередь учитываются интересы каждого гражданина РФ. В новой Стратегии государственной национальной политики РФ особое внимание уделено задачам по обеспечению межнационального мира и согласия, гармонизации межэтнических отношений в субъектах РФ1.

По мнению российского исследователя В.Ю. Зорина, реализация государственной национальной политики по ряду направлений нуждается в модернизации, особенно в сфере мониторинга и прогнозирования состояния межэтнических отношений, а также оперативного реагирования на рост межэтнической и межконфессиональной напряженности. Одной из причин выступает отсутствие полномочий у органов исполнительной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления в сфере реализации государственной национальной политики, как следствие, недостаточное внимание региональных и местных властей к межэтническим отношениям на подведомственной территории2.

Геополитические особенности

Северного Кавказа

Кавказский регион занимает особое место на постсоветском пространстве, обладая целым набором специфических географических и пространственно-территориальных особенностей. Север-

1 Стратегия государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 г. Утверждена Указом Президента РФ от 19.12.2012 г. № 1666 [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.kremlin.ru/acts/bank/ 36512

2 Зорин В.Ю. Государственная национальная политика в России на современном этапе / Сост. М.Н. Губогло, Н.А. Дубова. Феномен идентичности в современном гуманитарном знании: К 70-летию академика В.А. Тишкова; Ин-т этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН. - М.: Наука, 2011. -С. 23.

ный Кавказ отличается как по разнообразию естественно-географических условий, так и по многонациональному и поликонфессиональному составу населения1.

Особенностью Кавказского региона является то, что на его территории проживает многоэтничный состав населения, где традиционно происходит контакт различных культур и ярко выражена территориальная идентичность. Более того, отдельно взятые субъекты РФ (республики) столкнулись с территориальными спорами и конфликтами по вопросам изменения их субнациональных границ.

Северный Кавказ имеет особое геополитическое положение. На протяжении XX в. на Северном Кавказе отмечено более 40 территориальных переделов. Каждый из них, решая одну проблему, одновременно порождал другую. Изменения в этнотерриториаль-ном устройстве осуществлялись как в горизонтальном срезе (изменение границ), так и в вертикальном (изменение статуса национально-территориальных образований). Особенно с распадом СССР наметилась тенденция к политизации этнонациональ-ных отношений, когда этническая самоидентификация большинства народов России приобрела более или менее выраженный политический характер2.

Особую актуальность приобретает поиск возможностей адекватного реагирования на все вызовы, для чего необходимо провести анализ географических, исторических и геополитических особенностей Северного Кавказа.

Кавказ рассматривается как один из важнейших геостратегических регионов. В геополитическом отношении Кавказский регион разделен на две части: Северный Кавказ и Закавказье. Северный Кавказ входит в состав Российской Федерации и включает Предкавказье (Ростовская область, Ставропольский и Краснодарский края) и республики Адыгею, Дагестан, Ингушетию, Кабардино-Балкарию, Карачаево-Черкесию, Северную Осетию и Чечню.

Территория Закавказья разделена на три самостоятельных национальных государства - Армения, Азербайджан, Грузия. При этом следует обозначить, что Кавказский регион насыщен не только государственными границами, но и субнациональными.

1 Гаджиев К.С. Кавказский узел в геополитических приоритетах России. -М.: Логос, 2010. - С. 105.

2 Гаджиев К.С. Национализм в роли идеологии // Власть. - 2012. - № 11. -

С. 7.

В соответствии с серьезными геополитическими изменениями на современном этапе остро стоит вопрос защищенности государственных границ между Россией и Закавказьем (особенно в российско-грузинских взаимоотношениях). Модель политического поведения России на Южном Кавказе до середины 1990-х годов выстраивалась таким образом, чтобы всеми возможными способами удержать доминирующее положение.

Именно в этот период были заложены основы отношений, которые являются препятствием на пути проведения сегодня эффективной и сбалансированной политики на Южном Кавказе.

К внешним геополитическим региональным факторам относятся: тенденции формирования региона Южного Кавказа и сложные взаимоотношения трех основных государств; субъекты международных отношений, прежде всего США, которые испытывают интерес к Северо-Кавказскому региону, а также к разным этническим группам, проживающим в СКФО; усиленный интерес к региону со стороны НАТО. Стратегический контроль над Кавказом обеспечил бы оперативный выход США в регионы Центральной Азии.

К внутренним геополитическим региональным факторам, которые влияют на политику России в двусторонних и многосторонних отношениях, относятся: различный уровень развития демократии во всех трех государствах зоны Южного Кавказа; разнонаправленные политические интересы и разная шкала угроз и рисков; конфликт между жизненными интересами основных действующих лиц, к которым нужно отнести три де-юре признанные и три де-юре непризнанные республики этого пространства (в частности, есть конфликт интересов Азербайджана, с одной стороны, и Нагорного Карабаха и Армении - с другой; Грузии и Абхазии, Грузии и Южной Осетии); диаметрально разные подходы государств Южного Кавказа к проблеме урегулирования трех этнополитических конфликтов региона.

Солидаризируясь с позицией К. С. Гаджиева, автор считает, что России необходимо сохранять свою территориальную целостность в Кавказском регионе, так как именно России принадлежит ключевая роль в обеспечении целостности, безопасности и стабильности на постсоветском пространстве. Геополитическое положение России на южном и восточном направлениях ухудшилось по причине социальной и политической нестабильности, появления вооруженных конфликтов из-за территориальных притязаний в Центральной Азии и Южном Кавказе.

Известный отечественный ученый, академик В.А. Тишков считает, что давнее наличие на Северном Кавказе этнотерритори-альных автономий в форме республик-субъектов РФ во многом не только определяет административно-государственное устройство и систему управления регионом, но и влияет на политику, науку, культуру и морально-ценностные установки населения СКФО. С одной стороны, само существование республик как формы внутреннего самоопределения местных этнических сообществ обеспечивает условия для этнокультурного развития и сохранения идентичности проживающих в регионе народов, так же как Ставрополье обеспечивает сохранение и воспроизводство русской культуры и самосознания преобладающего в Ставропольском крае русского населения, а также сохранение местной казачьей социокультурной традиции. С другой стороны, восприятие республик как «национальных» ведет к ужесточению межгрупповых границ в рамках российского народа, к этнокультурной замкнутости и к попыткам выстраивания иерархии народов в зависимости от степени их «древности» и исторических заслуг.

Тема оптимального устройства Кавказского региона с точки зрения административно-территориального статуса и субнациональных границ стала одной из острых в последние два десятилетия. При этом среди экспертов зачастую преобладает увлечение давними историческими аргументами, жесткими привязками территории к этническим сообществам, стремление придать территориям «моноэтнический» характер, а также неприятие поликультурности как «фактора риска»1.

Таким образом, создание национально-территориальных образований (союзных автономных республик и областей) в 19201930-е годы, постоянные их реорганизации на протяжении советского периода спровоцировали претензии одних этнических групп к другим, что впоследствии привело к этнотерриториальным конфликтам. Угроза и риски стабильности сохраняются во всем регионе до сих пор. Социально-политическая ситуация на Северном Кавказе демонстрирует признаки дестабилизации. Этноклано-вая система власти в национальных республиках порождает недоверие населения и ведет к этническому обособлению. Малочисленные народы создали с согласия официальной власти

1 Межэтнические и конфессиональные отношения в Северо-Кавказском федеральном округе: Экспертный доклад / Под ред. В.А. Тишкова, В.В. Степанова. - М.: ИЭА РАН; Ставрополь: Изд-во СКФУ, 2013. - С. 4-5.

свои органы управления, национальные муниципальные образования, что привело к дроблению населения Северного Кавказа по национально-территориальному признаку, культивируя очаги этнической напряженности. Многие национально-территориальные образования на Северном Кавказе становятся источником затяжного этнотерриториального конфликта.

В целом Северный Кавказ, вследствие своего геополитического положения, всегда будет вовлечен в масштабные и противоречивые межнациональные отношения (например, отношения между государствами Закавказья и Российской Федерации в 1990-е годы). На Южном Кавказе процесс дезинтеграции сопровождался, помимо общих для постсоветского пространства проблем, кровопролитными этнополитическими конфликтами, участниками которых стали все три республики. Негативную роль играет влияние ряда зарубежных стран (США, Саудовская Аравия и др.), которые преследуют свои геополитические интересы в данном регионе. В восточный культурный пласт вовлекается население Северного Кавказа, где прежде всего лоббируются интересы традиционных центров мусульманской культуры.

Географические особенности

Северного Кавказа

На практике исследователи физической и экономической географии предлагают различные варианты районирования территории Северного Кавказа. Физико-географы выделяют две предгорных зональных области, относящиеся к Русской равнине (Западное и Среднее Предкавказье) и Среднеазиатской равнинной стране (Терско-Кумская низменность)1.

В понимании экономико-географов Северный Кавказ представляет территорию Северокавказского экономического района в составе Ростовской области, Краснодарского и Ставропольского краев и семи республиках (Адыгея, Карачаево-Черкесия, Кабардино-Балкария, Северная Осетия, Ингушетия, Чечня и Дагестан). Однако особо оговаривается неоднозначность такого состава и другие варианты проведения границ: проведение границы между Северным Кавказом и Закавказьем по Скалистому хребту Большого

1 Гвоздецкий Н.А. Физико-географическое районирование Северного Кавказа // Природное районирование и вопросы охраны природы: Межвуз. сб. - Уфа: Башкир. ун-т, 1980. - С. 13-27.

Кавказа (в физической географии), включение в состав Северокавказского района Калмыкии или не включение Ростовской области1.

Исторические особенности

Северного Кавказа

Рассмотрим исторические этапы национально-территориального строительства на Северном Кавказе. Процесс административного освоения Северного Кавказа начался на рубеже ХУШ-Х1Х вв., когда к империи была присоединена значительная часть территории региона. В его пределах проживали народы, чье этническое и конфессиональное разнообразие находило отражение в существовании множества политических образований самого различного характера. Поиск эффективных форм управления новоприобре-тенной окраиной изначально был тесно связан с военными мероприятиями, породившими такие формы управления регионом, как кордонные линии и приставства. По мере замирения края происходило обращение империи к местным управленческим практикам, результатом чего становится учреждение Кавказского наместничества и народно-военного управления. В административно-территориальном управлении намечались новые тенденции. Наряду с рассредоточением функций управления по отдельным министерствам начались территориальные изменения границ внутри наместничества. Максимальное дробление территории должно было обеспечить большую эффективность управления.

С упразднением наместничества Кавказа в отношении отдельных групп населения, в частности горского, были приняты репрессивные меры. В своих основных чертах новая административная система управления Кавказом просуществовала до 1905 г. Субнациональные границы региона в основном оставались прежними.

В советский период прослеживаются интеграционные процессы в регионе, при которых учитывалась специфика местного населения. Различия во времени и способах присоединения отдельных территорий Северного Кавказа к России предопределили и разные модели управления регионом, что в свою очередь сводилось к регионалистскому подходу.

1 Белозеров B.C. Этнодемографические процессы на Северном Кавказе. -Ставрополь: Изд-во СГУ, 2000. - С. 7.

Новый этап в развитии административно-территориального строительства Северного Кавказа относится к февралю 1917 г., когда была упразднена старая структура управления краем, что привело к различным формам политической активности северокавказских народов. Национально-государственное строительство 1920-х годов не только реализовало право народов на самоопределение, но и обозначило проблему экономической состоятельности создаваемых национальных автономий. Административно-территориальные преобразования 1920-1930-х годов привели к частым изменениям статуса автономий.

Следующий этап преобразований относится к 1940-1950-м годам. В данный период произошли серьезные изменения в административно-территориальной системе Северного Кавказа. В основном осуществлялись процессы депортации (принудительное переселение ряда народов Северного Кавказа), что привело к упразднению национальных автономий. В результате с политико-административной карты исчезли учрежденные в 1920-1930-е годы национально-государственные образования, статус которых официально закрепляли действовавшие законодательные акты (прежде всего, Конституция СССР 1936 г. и Конституция РСФСР 1937 г.). После 1953 г. упраздненные национальные автономии были восстановлены. В то же время новые субнациональные границы закрепили многочисленные этнополитические противоречия, ставшие поводом для размежевания и будущих конфликтов.

В 1950-х годах в системе административно-территориального деления Северного Кавказа не происходило кардинальных изменений. За исключением вхождения в состав Адыгейской АО территории Тульского района Краснодарского края. Это изменение субнациональных границ не вызывало серьезных разногласий, поскольку сама Адыгейская АО входила в состав Краснодарского края.

В 1960-1980-е годы не раз происходили интенсивные преобразования на муниципальном уровне в связи с укрупнением, разделением и ликвидацией отдельных административных образований. Однако все эти преобразования не меняли принципов и основных форм, сложившихся субнациональных границ.

Со второй половины 1950-х годов и до 1980-х годов административно-территориальная система и субнациональные границы не подвергались изменениям, корректировка присутствовала лишь на муниципальном уровне. Причиной административно-территориальных конфликтов послужило восстановление ликвидирован-

ных автономий депортированных народов. Исследователи прямо связывают негативные явления в сфере межнациональных отношений и причины межнациональных конфликтов на территории Российской Федерации последних десятилетий с национальной политикой, осуществлявшейся в условиях «социалистического эксперимента» .

Кризис в административно-территориальной системе на Северном Кавказе произошел на рубеже 1980-1990-х годов и был вызван резким ухудшением социально-экономической и этнополи-тической ситуации в стране и распадом СССР. Все это способствовало росту национального самосознания и повышению статуса ряда субъектов (выходу автономных областей из состава краев, преобразованию автономных областей и республик в республики в составе РФ). Принятые в них нормативно-правовые акты закрепляли суверенитет данных государственных образований. Однако рассматриваемые тенденции вызвали серьезные опасения у представителей ряда «нетитульных» народов, полагавших, что в новых условиях они могут подвергнуться дискриминации. Наиболее радикальные формы протеста выразились в требованиях их выхода из состава новых республик и создания собственных государственных образований (республик). Так, балкарцы и кабардинцы стали требовать раздела Кабардино-Балкарии на два субъекта2.

О создании собственных автономных областей, а затем и республик в составе СССР и РСФСР заявляли карачаевцы и черкесы, абазины и ногайцы, а также терские казаки, провозгласившие Баталпашинскую и Зеленчукско-Урупскую казачью советскую социалистическую республику, а затем Верхне-Кубанскую казачью республику в 1991 г. Российское руководство уже было готово признать разделение Карачаево-Черкесии, о чем свидетельствует создание комиссии Верховного Совета РСФСР по образованию Карачаевской, Черкесской, Баталпашинской автономных областей и проведение референдума по данному вопросу в 1992 г. Однако, по официальным результатам, большинство населения республики высказались против разделения. Выдвигались также предложения о создании «национально-государственного образо-

1 Хлынина Т.П. Российский Северный Кавказ: Исторический опыт управления и формирования границ региона / Юж. науч. центр РАН. - Ростов-на-Дону: ЮНЦ РАН, 2012. - С. 271.

2 Казенин К. «Тихие» конфликты на Северном Кавказе: Адыгея, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия. - М., 2009. - С. 64.

вания ногайцев и терского казачества» в статусе республики в составе РСФСР, Черкесско-Абазинской и Ногайско-Абазинской республик.

Проблема актуализировалась в 1990-е годы, когда в Чечне власть захватили незаконные вооруженные формирования, а федеральный Центр долгое время фактически не контролировал ситуацию в республике. Лишь в 2003 г. в ходе референдума была принята Конституция, провозгласившая Чеченскую Республику субъектом Российской Федерации. Кроме того, в других субъектах РФ на Северном Кавказе из конституционных актов республик исчезли положения об их суверенитете.

В условиях ослабления влияния федерального центра в 1990-е годы социально-экономическая ситуация во многих субъектах Северного Кавказа была крайне тяжелой. Усугубили ситуацию ряд межэтнических конфликтов, нередко сопровождавшихся территориальными спорами. При этом следует отметить, что возникновению территориальных конфликтов во многом способствовало принятие Закона «О реабилитации репрессированных народов»1.

Итак, исторический анализ административно-территориального строительства на Северном Кавказе показывает, что на трансформацию субнационального политического пространства данного региона повлияла целая система внутренних особенностей.

Межнациональные противоречия на Северном Кавказе в отношении субнациональных границ субъектов РФ

Межнациональное напряжение на Северном Кавказе обнаруживает явную взаимосвязь с грузино-осетинским (1989-1992), грузино-абхазским (1992-1993) и армяно-азербайджанским («карабахским») (1988-1991) вооруженными конфликтами. Причина этой связи в том, что в Закавказье проживают малочисленные народы (лезгины, аварцы, осетины) - представители титульных наций Северного Кавказа. При притеснении в Азербайджане

1 О реабилитации репрессированных народов. Закон РСФСР от 26 апреля 1991 г. № 1107-1 [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://base.garant.ru/ 10200365

лезгин и аварцев, осетин в Южной Осетии всегда будет возникать недовольство у титульных наций Северо-Кавказского региона. В межнациональных отношениях развивается также проблема вытеснения русских и русскоязычных из республик Северного Кавказа. Проблемы, связанные с безработицей, кризисными явлениями в сфере экономики и деятельностью экстремистских групп и организаций, заставляют русскоязычное население покидать территорию северокавказских республик.

Одной из острых является проблема оптимального административно-территориального размежевания народов Кавказского региона. Основная трудность заключалась в определении субнациональных границ национальных автономий и нейтрализации сопряженных с этим территориальных конфликтов. Особо подчеркивается и то обстоятельство, что принцип национального самоопределения, принявший на практике форму размежевания региона на территории с более или менее однородным этническим составом населения, затруднял экономическое развитие самих автономий. Поэтому на территории региона в советский период были образованы Горская Республика и Северо-Кавказский край1.

Неопределенность субнациональных границ субъектов РФ имеет особое значение во внутреннем геополитическом пространстве Северного Кавказа. Отметим, что границы Кавказского пограничного региона представляют собой специфический случай. Границы с бывшими республиками СССР, ныне независимыми государствами, не обладают естественным, историческим и этно-ареальным пределом. Особо значимо, что государственные границы Российской Федерации, совпадающие с субнациональными границами субъектов РФ в данном регионе, не демаркированы, что дает основания для новых территориальных конфликтов (например, события августа 2008 г. в Южной Осетии). Обратим внимание на то, что особенностью Кавказского региона является преобладание условных границ, в частности с Азербайджаном и Грузией. Основные проблемы по демаркации границ связаны с этносами данной территории, которые оказались разделенными государственной границей, что способствует росту этнотерриториальной напряженности.

В данном контексте особое внимание следует уделить осетино-ингушскому конфликту, по причине того, что это внутренний

1 Тютюнина Е.С. Административно-территориальное строительство на Северном Кавказе. 1917-1941 гг. - Майкоп, 1995. - С. 203-204.

территориальный конфликт, возникший между субъектами РФ по вопросу восстановления территориальных прав депортированных народов и прохождения субнациональных границ субъектов РФ.

Осетино-ингушский конфликт осени 1992 г. стал самой острой фазой давно назревавшей и неразрешенной по сей день конфронтации между двумя соседними северокавказскими республиками - субъектами РФ - по поводу принадлежности Пригородного района и части Владикавказа. В целом он стал первым вооруженным внутренним территориальным конфликтом.

По мнению В.А. Тишкова, «по своим пространственно-временным параметрам, интенсивности и последствиям этот конфликт может быть отнесен к категории крупномасштабных, а его природа может быть охарактеризована как глубоко укоренившийся конфликт, к которым специалисты относят межэтнические или любые другие межгрупповые коллизии с трудноразрешимыми и далеко зашедшими претензиями и требованиями конфликтующих сторон»1.

На разных этапах осетино-ингушского конфликта реализо-вывался определенный комплекс мер политического урегулирования со стороны федерального центра, принимались меры, способствовавшие стабилизации межэтнического взаимодействия.

Представители противоборствующих сторон имели противоположные интересы и интерпретацию конфликтной ситуации. Ингушское руководство и политическая элита охарактеризовали произошедшие в 1992 г. события как «этническую чистку ингу-шей»2. Осетинские политические деятели посчитали данные события агрессивным нападением на территорию Пригородного района СОАССР незаконного ингушского воинского формирования, в результате которого была предпринята попытка незаконного отторжения спорных территорий3.

Противоположные оценки противоборствующих сторон поспособствовали вступлению федерального центра в роль основного актора политического регулирования данного внутреннего

1 Тишков В. А. Осетино-ингушский конфликт / Часть первая [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.vvvay.net/publ/analitika/tishkov_v_a_osetino_ ingushskij_konflikt_92_chast_pervaja/5-1-0-23

2 Шнирельман В.А. Быть аланами: Интеллектуалы и политика на Северном Кавказе. - М.: Новое литературное обозрение, 2006.

3 Федосова Е.В. Республика Северная Осетия-Алания // Республики Северного Кавказа: Этнополитическая ситуация и отношения с федеральным Центром. - М.: Макс Пресс, 2012.

территориального конфликта. Уже на начальной стадии поствооруженной фазы конфликта федеральным центром были сформулированы основные контуры политического управления осетино-ингушским конфликтом.

В период 1992-2000 гг. удалось провести структурные изменения, которые предполагали отход от асимметричности конфликта. Это прежде всего создание легитимных органов власти в Республике Ингушетия, что повлекло за собой смену лидеров внутри ингушского этнического сообщества и придало действиям вновь избранной политической власти конституционно-правовой статус. Помимо этого, структурные изменения, инициированные системой политического управления конфликтом, запустили механизм конструктивного компромисса между сторонами конфликта.

Отметим, что применяемые стратегии и технологии политического урегулирования конфликтной ситуации оказывают серьезное влияние на общий вектор развития всего внутреннего геополитического пространства Кавказского пограничного региона.

По сути, причина возникновения территориальных конфликтов на внутристрановом уровне Российской Федерации - это прекращение существования Советского Союза. Каждый конфликт, возникший на постсоветском пространстве, имеет свою особую специфику, но в тоже время и общую особенность - межнациональные отношения. В пограничных регионах эти отношения оказывают колоссальное влияние на активизацию конфликтогенных факторов и появление новых вызовов и угроз территориальных размежеваний на постсоветском пространстве.

Безусловно, мы можем сделать вывод о том, что специфика территориальных конфликтов по вопросам субнациональных границ заключается в проблеме разделенных народов, что имеет большой конфликтогенный потенциал. Среди них можно выделить три группы. Первая группа - это народы, разделенные административными границами союзных республик, ставших после распада СССР государственными. Вторая группа включает народы, оказавшиеся разделенными административными границами в результате политики массовых депортаций, перестроек этнических территорий, массовых миграций, причем как в царский период, так и в советское время. Третья группа представлена разделенными народами, которые подверглись разделению не территориальными границами, а культурно-цивилизационными, так как Кавказ все в большей степени превращается в зону цивилизационных разломов, что усиливает этнополитическую напряженность в регионе.

В результате мы можем констатировать, что самым распространенным явлением в России являются территориальные конфликты по вопросам изменения внутренних субнациональных границ субъектов РФ, связанные с этнополитическими проблемами. Территориальные конфликты неизбежны, так как в нашей стране на достаточно высоком уровне развит институт национально-территориальной автономии, где сильно размыты этнические границы. Территориальные споры и конфликты в отношении субнациональных границ между субъектами РФ на Северном Кавказе можно классифицировать по двум основным признакам:

1) стремление населения территории спорного участка выйти из состава национально-территориальной автономии;

2) стремление населения территории спорного участка присоединить к своей территории районы, где проживает титульное население.

На Северном Кавказе особо актуальны вопросы межнациональных отношений и обеспечения национальной безопасности. Многоплановость поставленной проблемы предполагает охват в рамках данного исследования вопроса рассмотрения современных территориальных конфликтов и споров. События последних двух с половиной десятилетий наглядно демонстрируют некоторые требования об изменении субнациональных границ субъектов РФ на Северном Кавказе, а также о выходе того или иного административного образования или этнической группы из состава соответствующих субъектов. Например, протест против выхода Адыгеи из Краснодарского края в связи с провозглашением ее республикой выразился в возникновении требования о переходе Майкопского района с преимущественно русским населением «назад» в Краснодарский край. Впоследствии обсуждался вопрос о возможности изменения субнациональных границ и присоединения Республики Адыгея к Краснодарскому краю, что вызвало резко негативную оценку республиканского руководства. Кроме того, поднимался вопрос и об образовании Абазинского административного района в составе Ставропольского края.

При этом важно заметить, что политика федерального центра направлена на консервацию субнациональных границ субъектов Кавказского региона, так как изменения повлекут за собой эскалацию насилия. В результате некоторые национальные движения нашли способ достичь своих требований в рамках действующей административно-территориальной системы. Так,

например, в составе Карачаево-Черкесской Республики в 2006 г. появился Абазинский, а в 2007 г. - Ногайский районы.

На сегодняшний день обострение межнациональных отношений связано с переделом субнационального пограничья между Чечней и Ингушетией. Исходя из ситуации в Кавказском регионе, определенные проблемы порождают отсутствие демаркационной линии субнациональной границы между Чеченской Республикой и Республикой Ингушетия (разногласия по Сунженскому району). По нашему мнению, территориальный конфликт между Чечней и Ингушетией - это опасный и непредсказуемый территориальный спор по причине некорректного проведения субнациональной границы между субъектами РФ.

Итак, учитывая внутреннее и геополитическое положение Северного Кавказа, необходимо актуализировать ценности «стабильности» с преобладанием межкультурной коммуникации. Создать территориальную систему мониторинга, разработать индикаторы и показатели эффективности реализации стратегии государственной территориальной политики, оценивая по ним ситуацию в каждом субъекте Кавказского региона.

На современном этапе социально-политического обустройства перед руководством республик Кавказского региона стоит задача изменения сложной этнополитической ситуации, сложившейся за последние 25 лет. В современных условиях стала приемлемой апелляция к различного рода инструментам, таким как авторитет, право, воля и принуждение. Управленческая элита республик находится в поиске ресурсов и механизма реализации принимаемых решений, касающихся межнациональных отношений, а этнонациональные аспекты определяют конфликтогенную ситуацию в регионе.

В настоящее время в отношении трансформации субнационального политического пространства наблюдается желание федерального Центра установить межнациональное благополучие на Северном Кавказе .

Правительство РФ прилагает ряд мер для создания дружественного пояса государств в Закавказье, где не было бы общественно-политической напряженности и территориальных конфликтов, особенно на территории субнационального пограничья.

1 См., например: Федякин А.В. Общенациональные приоритеты региональной политики государства в посланиях Президента РФ Федеральному Собранию: 2000-2014 гг. // Вестник Российской нации. - 2015. - № 4. - С. 8-33.

Литература

1. Белозеров B.C. Этнодемографические процессы на Северном Кавказе. - Ставрополь: Изд-во СГУ, 2000.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. Гаджиев К. С. Кавказский узел в геополитических приоритетах России. - М.: Логос, 2010.

3. Зорин В.Ю. Государственная национальная политика в России на современном этапе / Сост. М.Н. Губогло, Н.А. Дубова. Феномен идентичности в современном гуманитарном знании: К 70-летию академика В.А. Тишкова; Ин-т этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо Маклая РАН. - М.: Наука, 2011.

4. Казенин К. «Тихие» конфликты на Северном Кавказе: Адыгея, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия. - М., 2009.

5. Межэтнические и конфессиональные отношения в Северо-Кавказском федеральном округе: Экспертный докл. / Под ред. В.А. Тишкова, В.В. Степанова. -М.: ИЭА РАН; Ставрополь: Изд-во СКФУ, 2013.

6. Республики Северного Кавказа: Этнополитическая ситуация и отношения с федеральным Центром. - М.: Макс Пресс, 2012.

7. Тютюнина Е.С. Административно-территориальное строительство на Северном Кавказе. 1917-1941 гг. - Майкоп, 1995.

8. Федякин А.В. Общенациональные приоритеты региональной политики государства в посланиях Президента РФ Федеральному Собранию: 2000-2014 гг. // Вестник Российской нации. - 2015. - № 4. - С. 8-33.

9. Хлынина Т.П. Российский Северный Кавказ: Исторический опыт управления и формирования границ региона / Юж. науч. центр РАН. - Ростов-на-Дону: ЮНЦ РАН, 2012.

10. Шнирельман В.А. Быть аланами: Интеллектуалы и политика на Северном Кавказе. - М.: Новое литературное обозрение, 2006.

«Вестник Российской нации», М., 2016 г., № 5, с. 116-131.

С. Галбацев,

Южно-Российский институт управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (г. Ростов-на-Дону)

ВЫЗОВЫ И РИСКИ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ В РЕСПУБЛИКЕ ДАГЕСТАН (ЭТНОПОЛИТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ)

Аннотация. Устойчивое развитие в Республике Дагестан подвержено многочисленным вызовам, рискам и угрозам. Одними из наиболее актуальных и специфичных проблем республики, в которой рядом

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.