Научная статья на тему 'Трансформация феномена паломничества в современном обществе'

Трансформация феномена паломничества в современном обществе Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
545
87
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Дискуссия
ВАК
Ключевые слова
РЕЛИГИОЗНОЕ ПАЛОМНИЧЕСТВО / ПАЛОМНИЧЕСКИЕ РИТУАЛЫ / ПАЛОМНИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ / ФОРМЫ ПАЛОМНИЧЕСТВА / ФУНКЦИИ ПАЛОМНИЧЕСКИХ ПРАКТИК / МОТИВЫ СОВРЕМЕННОГО ПАЛОМНИЧЕСТВА / САКРАЛЬНЫЕ ОБЪЕКТЫ / РЕЛИГИОЗНЫЙ ТУРИЗМ / RELIGIOUS PILGRIMAGE / PILGRIMAGE RITUALS / PILGRIMAGE PRACTICE / FORMS OF PILGRIMAGE / FUNCTION OF PILGRIMAGE / MOTIVES OF MODERN PILGRIMAGE / SACRAL OBJECTS / RELIGIOUS TOURISM

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Ваторопин А.С., Костина Н.Б., Подергина Е.Е.

В данной статье представлены некоторые результаты изучения процесса трансформации паломничества, его практик в современных условиях, анализа научной рефлексии, обусловленной данной трансформацией. Паломничество рассматривается как ритуальная практика, культовая и внекультовая деятельность. Авторы отмечают расширение круга исследуемых паломнических практик, рассматривая процесс их трансформации, их функции и значение для современного человека, подчеркивая тенденцию роста популярности паломнических практик в современном обществе. Также обозначена актуальность исследования конструктивного потенциала современных паломнических практик, обусловленная необходимостью решения целого круга проблем человека в современном обществе, таких как размытая или нарушенная идентичность, духовный кризис и духовная миграция. Трансформация функций паломничества проявляется в движении от ритуальной, компенсаторной функции к человекотворческой, смыслообразущей. Приобщение к паломническим практикам позволяет ускорить развитие личности через актуализацию мотивов саморазвития и самоосуществления. В паломнической деятельности современный человек реализует потребности в самоидентификации и культурной трансформации в соприкосновении с культурно-исторической и религиозной традицией. В качестве прогностических тенденций авторы отмечают возрастание популярности и востребованности паломнических практик.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

PILGRIMAGE PHENOMENON’S TRANSFORMATION IN THE MODERN SOCIETY

The aim of this article is to study the process of pilgrimage ’s transformation, its practices in modern conditions and the analysis of scientific reflection caused by this transformation. The pilgrimage is treated by the authors as a ritual practice, cultic and extracurricular activity. The authors note the expansion of the range of the studied pilgrimage practices, considering the process of their transformation, their functions and significance for the modern man, and emphasize the tendency of the popularity of pilgrimage practices in the modern society. The authors emphasize the urgency of the research on the constructive potential of modern pilgrimage practices. The importance of such research is related to the need to solve a whole range of human problems in modern society, such as blurred or broken identity, spiritual crisis and spiritual migration. The transformation of the pilgrimage’s functions is reflected in the movement from the ritual, compensatory function to the human-creating and the sense-creating function. Introduction to the pilgrimage practices allows accelerating the development of the personality through the actualization of self-development and self-realization motive. Modern human realizes the need for self-identification and cultural transformation in contact with the cultural, historical and religious tradition in pilgrimage. The authors note the increasing popularity and demand for pilgrimage practices as prognostic trends.

Текст научной работы на тему «Трансформация феномена паломничества в современном обществе»

А.С. Ваторопин, доктор социол. наук, доцент, зав. кафедрой теории и социологии управления, Н.Б. Костина, доктор социол. наук, профессор кафедры теории и социологии управления, Е.Е. Подергина, аспирант, Уральский институт управления - филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, г. Екатеринбург, Россия, alexandr.vatoropin@ui.ranepa.ru, natalya.kostyna@ui.ranepa.ru, elenacmi@mail.ru

ТРАНСФОРМАЦИЯ ФЕНОМЕНА ПАЛОМНИЧЕСТВА В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ

В данной статье представлены некоторые результаты изучения процесса трансформации паломничества, его практик в современных условиях, анализа научной рефлексии, обусловленной данной трансформацией. Паломничество рассматривается как ритуальная практика, культовая и внекультовая деятельность. Авторы отмечают расширение круга исследуемых паломнических практик, рассматривая процесс их трансформации, их функции и значение для современного человека, подчеркивая тенденцию роста популярности паломнических практик в современном обществе. Также обозначена актуальность исследования конструктивного потенциала современных паломнических практик, обусловленная необходимостью решения целого круга проблем человека в современном обществе, таких как размытая или нарушенная идентичность, духовный кризис и духовная миграция. Трансформация функций паломничества проявляется в движении от ритуальной, компенсаторной функции к челове-котворческой, смыслообразущей. Приобщение к паломническим практикам позволяет ускорить развитие личности через актуализацию мотивов саморазвития и самоосуществления. В паломнической деятельности современный человек реализует потребности в самоидентификации и культурной трансформации в соприкосновении с культурно-исторической и религиозной традицией. В качестве прогностических тенденций авторы отмечают возрастание популярности и востребованности паломнических практик.

Ключевые слова: религиозное паломничество, паломнические ритуалы, паломническая деятельность, формы паломничества, функции паломнических практик, мотивы современного паломничества, сакральные объекты, религиозный туризм.

Паломничество было и остается обязательной частью религиозного культа, представляя собой одну из форм религиозного поведения. Все монотеистические религии включают в себя систему доктринальных положений и ритуалов, сформировавшихся на основе мифов. В каждой конфессии паломничество имеет свои формы, соответствующие специфике содержания религиозной доктрины. Паломничество может быть обязательным и желательным, включаться в систему заповедей или рекомендаций. Цели паломничества варьируются от иску-

пительных до самосозидательных. В различных религиях паломничество может быть как индивидуальной, так и групповой практикой, однако социальные параметры всегда присутствовали в паломничестве. В современном обществе как религиозное, так и нерелигиозное паломничество трансформировалось в социальную практику, регулируемую не только религиозными и моральными нормами, но и нормами права.

Поведенческие составляющие религиозной деятельности реализуются через систему ритуалов, и паломничество является частью

этой системы. Однако данный феномен нельзя считать только лишь ритуалом, поскольку и цели, и результаты паломнической деятельности относятся к внутренним составляющим структуры деятельности. В паломничестве наряду с иными, духовными, или, напротив, прагматическими, интересами всегда присутствует познавательный компонент.

Религиозное паломничество как ритуал представляет собой разновидность культовой деятельности. Нерелигиозные формы паломничества могут быть отнесены к вне-культовой деятельности как предметно-практического, так и духовного характера.

Процесс паломничества, понимаемый самими паломниками как путь из профанно-го, неподлинного в сакральное, подлинное, как выход в иные пространства бытия, как временное освобождение от ролевого, статусного и иного контроля со стороны общества, в реальности представляет собой добровольную смену инстанций социального контроля и санкционирования. В этом смысле паломничество можно рассматривать как один из способов предписывающего, превентивного социального контроля, принимаемого паломниками добровольно.

Паломничество как ритуальная практика имеет два аспекта: коллективный и индивидуальный. Как социальная практика паломничество предполагает включенность паломника в систему групповых ценностей, целей, ритуалов, норм и санкций. Исследуя паломничество как социальную практику, мы пришли к выводу, что его специфика состоит в добровольности принятия на себя ответственности со стороны паломника, придающего глубинный личностный смысл групповым ценностям и целям. Однако, обращаясь в ту или иную веру, человек принимает и выполняет все предписанное, в этом и состоит специфика религиозной добровольности.

Прослеживая этапы исследования паломничества, можно обнаружить постепен-

ное расширение круга исследуемых паломнических практик. Начало исследований паломничества в отечественной науке относится ко второй половине XIX века. Более ранние исследования представляли собой по преимуществу либо свод и обобщение эмпирических наблюдений, либо свидетельства о путешествиях паломников предыдущих эпох, либо описания святых мест, а также путеводители.

Во второй половине XIX - начале XX века, в ситуации социальных потрясений и вызванной ими аномии, наблюдалось увеличение потока религиозных паломников к православным святыням, что нашло свое отражение в культурологических исследованиях представителей русской религиозной философии: И.А. Ильина, Н.О. Лосского, С.Н. Трубецкого. Однако теоретическая рефлексия паломнических процессов существовала в отрыве от эмпирических исследований паломничества - в силу ограниченности социологического инструментария. Методология эмпирических исследований и теоретической научной рефлексии паломничества как целостного феномена сложилась только к середине ХХ века.

Отечественная традиция исследования паломничества видоизменяется в советский период. Вплоть до 70-х годов прошлого столетия научные исследования религиозного паломничества были редки - в связи с господством атеистической идеологии, соответствующей доминантой в общественном сознании, идеологизацией всех сфер культуры.

В 90-е годы ХХ столетия, когда исследования религиозного паломничества возобновились, были не только выделены основные признаки православных паломнических путешествий, востребованным в качестве предмета исследования оказалось и «светское паломничество», что породило необходимость разработки критериев их сравнения с целью ясного их определения.

Процесс паломничества, понимаемый самими паломниками как путь из профанного, неподлинного в сакральное, подлинное, как выход в иные пространства бытия, как временное освобождение от ролевого, статусного и иного контроля со стороны общества, в реальности представляет собой добровольную смену инстанций социального контроля и санкционирования.

В постперестроечный период паломничество стало предметом изучения не только историков и литературоведов, но и культурологов и социологов. Несмотря на наличие на названном этапе исследования работ, связанных с проблематикой паломничества, структура паломнической деятельности и ее ритуальный аспект стали актуальным предметом для исследователей лишь в последнее десятилетие. Актуальным стало изучение паломничества как одной из форм межкультурной коммуникации и религиозной деятельности.

В настоящее время внимание акцентируется на исследованиях структуры паломнической деятельности, актуальным становится изучение конструктивного потенциала паломнических практик. Значимость таких исследований связана с необходимостью решения целого круга проблем человека в современном обществе: размытая или нарушенная идентичность, духовный кризис и духовная миграция.

Трансформации современных паломнических практик проявляются в их виртуализации, они связаны с существенными изменениями в общественном сознании, его освобождением от давления политических доктрин, с особым состоянием религиозного сознания в современном обществе.

Паломнические практики традиционно рассматриваются как одна из форм развитого религиозного сознания, в современном обществе паломничество является одним из путей к религии, инструментом формирования и развития религиозного сознания и в целом ценностной сферы индивидуального и коллективного сознания. Такая функция паломничества, как религиозная социализация, с момента его появления и до наших дней принадлежит к числу его традиционных функций.

Функции паломнических практик трансформировались вместе с трансформацией самого феномена паломничества, с появлением новых его видов, таких как виртуальное паломничество, псевдорелигиозное паломничество, паломничество к «местам силы». В названных процессах проявляется эффект «доктринальной эклектики», отмечаемый современными исследователями паломничества.

Сакральный смысл паломничества в его современных модификациях подменяется целым комплексом мотивов, спектр которых простирается от познавательных и группоо-бразующих до рекреационных, досуговых. Так, факторы, влияющие на участие в паломнических практиках, выявленные в социологическом исследовании включенно-

ДИСКУССИЯ 4

журнал научных публикаций Щ

сти студенческой молодежи в религиозные практики, проведенном в 2016 году среди студентов вузов Екатеринбурга, в процентном соотношении распределяются в пользу обыденных мотивов1 и психических защит. Лишь 22,2% ответивших на вопрос о мотивах паломничества сказали, что совершают паломничество исходя из религиозных мотивов; для 23,7% опрошенных паломничество является способом отвлечься от повседневной суеты; 3,5% респондентов заинтересованы во встрече с объектами культурного наследия.

Ключевыми мотивами паломничества для большинства современных религиозных и нерелигиозных паломников являются экзистенциальные мотивы. На основании результатов исследования включенности студенческой молодежи в религиозные практики (объектом исследования выступила студенческая молодежь Екатеринбурга, выборка 434 человека) можно отметить, что обращение к религиозным практикам респонденты связывают, прежде всего, с ощущением утраты жизненных ориентиров (13,4% от общего числа опрошенных). При анализе результатов исследования содержания ожиданий и мотивов паломников авторами отмечены условно утилитарные мотивы респондентов. Так, 32,5% опрошенных рассматривают религиозные мероприятия как надежду на божественную помощь в светских делах и как укрепление надежды на личное спасение, которое, в свою очередь, также является религиозным мотивом.

Паломничество сегодня может быть рассмотрено как один из способов совлада-ния со стрессами, обыденностью, одиночеством и рутиной. В этом проявляется позитивный смысл современного паломничества, описанный в антропологическом ключе в работах С.А. Гурина. Паломничество представляет собой, по его мнению, путешествие не столько к сакральным объектам, поскольку является не объект-ориентированной дея-

Удаляясь от обыденности, паломник ищет и обнаруживает иное. Столкновение с опытом инако-вости приводит к необходимости обнаружения и реализации установок толерантности, к преодолению ксенофобии, поскольку в паломничестве, как социальной практике и как религиозном ритуале, изначально отсутствуют экспансия и агрессия как цель паломничества.

тельностью, но деятельностью субъект-ориентированной, дающей опыт пребывания в различных пространствах социального и индивидуального бытия2.

В паломническом путешествии, сталкиваясь с иными культурами, регионами и странами, паломник стремится не просто узнать что-то новое, но соотнести новую информацию со своими представлениями, смыслами, ценностями, концептами, обогащая и осмысливая их. Паломничество как социальная и индивидуальная практика, вне зависимости от его формы, исследуется как практика самопознания, открывающая перспективы становления и развития личности паломника3.

Удаляясь от обыденности, паломник ищет и обнаруживает иное. Столкновение с опытом инаковости приводит к необходимости обнаружения и реализации установок толерантности, к преодолению ксенофобии, поскольку в паломничестве, как социальной практике и как религиозном ритуале, изначально отсутствуют экспансия и агрессия как цель паломничества. Напротив, миротворческая миссия традиционно присутствовала и присутствует в нем. В паломничестве становится возможным преодоление противоречия между тенденциями дифференциации и интеграции, между центробежными и центростремительными побуждениями отдельных групп и их членов. Следует отметить, что степень толерантности все же зависит от содержания религиозных догматов и предписаний в различных религиях, различаются и их религиозные святыни.

Рассматривая паломничество как деятельность, необходимо отметить ее социальный характер. Субъект паломничества - всегда социальный субъект, независимо от того, преследует ли он индивидуальные или групповые цели. Цель паломничества может быть ориентирована на объект паломничества или на его процесс. Процессуальные цели имеют пошаговый характер, они растянуты во вре-

мени и представляют собой череду целей, связанных с вехами паломнического пути.

Критериями оценки и сравнения паломнической деятельности, как индивидуальной, так и групповой, с другими видами деятельности могут служить такие структурные компоненты паломнической деятельности, как субъект, объект и результат. В нашем исследовании субъектом выступали группы молодежи и отдельные представители поколения молодых, объектом - паломнические практики. Результаты и процессы целедостижения приводят паломника, или группу паломников, к преобразованиям в индивидуальной и социальной сферах. Для личности паломничество - одна из практик личностного роста, для общества - социальная практика и, прежде всего, практика группообразования, социализации и социального контроля4.

Упомянутое выше исследование было посвящено отдельным аспектам религиозности, однако с учетом значимости для респондентов не только религиозных мотивов можно предположить, что паломничество понимается ими достаточно широко. Учитывая сложность, противоречивость, длительную историю паломничества и трансформации в структуре паломнической деятельности (ее целях, мотивах, группообразующих эффектах, степени социальной инструментализа-ции паломнических практик в современном обществе), продуктивным является ее рассмотрение с позиций междисциплинарного подхода.

Понимание отдельными авторами феномена паломничества существенно зависит от специфики исследовательского подхода, принимаемого и манифестируемого автором.

В современных исследованиях присутствуют следующие контексты исследования феномена паломничества: как экзистенциального параметра человеческого существования5, культурологические исследования истории паломничества и специфики современного паломничества по сравнению с его

В нерелигиозном паломничестве

социологами выделяются две важных стороны: интеллектуальная (когнитивная) и институциональная. Первая предполагает наличие и общность символа, направляющего движение, вторая - социальные предписания, касающиеся ритуала.

традиционными формами6, социологические исследования паломничества как изучение тенденций социальной реальности, исследования структуры и групповой динамики современных паломнических общностей, трансформации их социальных функций в современном обществе, исследование религиозных паломников как нового вида группы в социальной структуре современного российского общества.

В настоящее время можно говорить о расширенном понимании современными авторами понятия «паломничество», что связано с появлением и распространением новых нерелигиозных видов паломничества. Понятие паломничества из видового превращается в родовое.

Сущность понятия «паломнический ритуал», по мнению Е.А. Калужниковой, составляет категория «сакральное». Паломничество понимается ею как «всякое путешествие, совершаемое в целях поклонения духовному Абсолюту. Религиозное паломничество направлено на почитание святынь, связанных с религиозным культом»7, тогда как светское паломничество предусматривает поклонение нерелигиозным святыням. Религиозное и светское паломничество объединяет их ритуальный характер.

С.Ю. Житенёв соотносит понятие «религиозное паломничество» с понятием «религиозный туризм», трактуя его как светское путешествие, которое осуществляется с культурно-познавательными целями и в форме экскурсионных и ознакомительных поездок к объектам религиозного поклонения, но при этом его участники не совершают обязательных для паломников сакральных ритуалов8. Здесь автор смещает акценты с ритуального характера паломничества на его культурный, просветительский характер, включая паломничество в число практик социокультурной идентификации. Понятия «странники», «богомольцы», «поклонники», «пилигримы» С.Ю. Житенёв раскрывает через их различие в разных религиях.

ДИСКУССИЯ 4

журнал научных публикаций Щ

Впрочем, не все авторы согласны с таким расширенным пониманием паломничества. Так, Т. С. Щепанская отмечает преемственность традиций и функций паломничества, исследуя последнее как практику трансляции традиции, считая, что «цели и объекты совершения религиозного паломничества остаются теми же, что и раньше», рассматривая паломничество в историческом контексте9, оставаясь сторонником более традиционного, узкого его понимания.

Если в рамках философского и культурологического подходов акцентируются содержание, культурный и личностный смыслы паломничества, то при социологическом подходе акцент ставится на социальной природе паломнических ритуалов, при этом паломничество рассматривается как практика группо-образования и как социальное действие. В нерелигиозном паломничестве социологами выделяются две важных стороны: интеллектуальная (когнитивная) и институциональная. Первая предполагает наличие и общность символа, направляющего движение, вторая -социальные предписания, касающиеся ритуала. Социологическое понимание социальных ритуалов, к которым можно отнести как религиозное, так и нерелигиозное паломничество, предлагает Р. Коллинз в рамках теории ритуала интеракций, полагающий, что ритуал как одна из микроситуаций сплачивает обще-ство10. Интерактивный характер ритуала способствует формированию чувств общности и приобщения к группе - религиозной, социальной или политической.

Следует отметить уместность разделения традиций паломничества в зависимости от конфессиональной принадлежности паломнических практик, используя термин «конфессиональные традиции паломничества». Такой подход оправдан стремлением учесть в исследовани-

Сакрализация нерелигиозных объектов, характерная для паломнических практик последних десятилетий, как черта, отражающая специфику современного

паломничества, влияет на современное понимание паломничества, выводит его за пределы религиозности.

туалов, считает современное паломничество активно развивающимся социокультурным явлением и отмечает не только его широкое распространение на рубеже ХХ и ХХ1 веков, но и тесное соприкосновение с феноменом нерелигиозного туризма11.

Различия между светским и религиозным паломничеством, по мнению Е.А. Ка-лужниковой, заключаются «в социально-культурных контекстах их формирования и бытования, а также в сакрализуемых объектах поклонения»; сходство - в наличии одинаковых символических языков - кодов, используемых в том и другом случаях, и типовой форме действа12.

Современные классификации паломнических ритуалов строятся на различных основаниях, отражающих многообразие современных паломнических практик. Можно выделить ритуалы официально-политические и ритуалы общественно-культурные. Ограничивая возрастные рамки паломников, можно выделить паломнические ритуалы неформальных объединений молодежи. Генезис паломнических практик и их этапность -еще один критерий их сравнения и классификации, что важно отметить для того, чтобы отразить научную рефлексию и критерии сравнения.

Сравнивая общие признаки паломнических практик различных исторических эпох, можно отметить общность содержания этапов паломнического ритуала. На подготовительном этапе - это общая направленность установок, несмотря на возможное различие мотивов паломнических путешествий. Паломническим практикам содержательно всегда, хотя в разной мере, присуще сакральное содержание. Следует отметить, что сакральные идеи могут существовать и за пределами религиозности -например, коммерческие культы. Сакрализация

ях специфику паломнических предписаний нерелигиозных объектов, характерная для

и ритуалов в различных религиях. паломнических практик последних десяти-Е.А. Калужникова, исследуя культур- летий, как черта, отражающая специфику

но-исторические типы паломнических ри- современного паломничества, влияет на со-

временное понимание паломничества, выводит его за пределы религиозности.

По нашему мнению, общим признаком как религиозного, так и нерелигиозного паломничества, а также различных по религиозному содержанию паломнических практик является поэтапность, включающая в себя подготовку, путь к святыне, ритуал поклонения и возвращение. Подготовка к паломническому путешествию представляет собой, на наш взгляд, ключевой момент паломнической практики, поскольку именно на этом этапе происходит осознание мотива и цели паломничества, складывается образ путешествия и результата, образ себя обновленного, концептуальный задел будущей рефлексии уже совершенного действия.

Так, значимость индивидуальных целей паломничества и ценности его результатов можно обнаружить при анализе ответов респондентов на вопрос: «Что дает современному человеку участие в религиозных мероприятиях (участие в обрядах, богослужениях, посещение святых мест)?». Наиболее распространенными являются следующие варианты ответов: религиозные мероприятия позволяют прийти в состояние умиротворения (так ответили 45,4% опрошенных), в состояние гармонии с окружающим миром и самим собой (это мнение 37,1% респондентов)13.

Для изучения трансформации функций современных паломнических практик все функции можно условно подразделить на первичные, или традиционные, и глубинные, личностно ориентированные, значимость которых в условиях современного общества возрастает.

К первичным, традиционным, культу-рообразующим функциям паломничества относятся функции этноконфессиональной и этнокультурной идентификации. Среди глубинных функций следует отметить функции установления, расширения и пересечения границ личностного и социального пространств. Именно здесь кроется инструментальный потенциал паломничества, позволяющий отнести его к социальным технологиям, способствующим обретению гармонии и равновесия социальной и индивидуальной идентичности. Приобщение к паломническим практикам позволяет уско-

рить развитие личности через актуализацию мотивов саморазвития и самоосуществления. Трансформация функций паломничества проявляется в движении от ритуальной, компенсаторной функции к человекотворче-ской, смыслообразущей.

Социологический подход к рассмотрению паломничества может быть реализован не только в исследовании социализирующего и социально адаптирующего потенциала внутренних аспектов и функций паломнических практик. Современное паломничество может быть определено не только как ритуальное действие религиозного и псевдорелигиозного характера, но и как современное социальное движение экспрессивно-ритуального характера. Такое определение, на наш взгляд, отражает специфику современного паломничества, которая выражается в расширении паломнических объектов, многообразии паломнической мотивации, его экзистенциальной значимости для паломников.

В качестве выводов можно отметить, во-первых, возрастание интереса современных исследователей к паломническим практикам, их причинам и социальному потенциалу. Современными авторами с опорой на различные исследовательские подходы анализируется концепт «паломничество», раскрывается содержание понятия «религиозное паломничество». Следует отметить расширительное понимание ими концепта паломничества в силу выделенной общности признаков религиозного и нерелигиозных форм паломничества.

Трансформация функций паломничества проявляется в движении от ритуальной, компенсаторной функции к человекотворче-ской, смыслообразущей. Современные паломнические практики способствуют преодолению кризиса идентичности современного человека, являясь практикой обретения личностной и социокультурной идентичности. В паломнической деятельности современный человек реализует потребности в самоидентификации и культурной трансформации в соприкосновении с культурно-исторической и религиозной традицией.

Для исследования социальных аспектов паломничества и социального потенциала паломнических практик продуктивным оказыва-

ется понимания паломничества как социального действия, а паломнических групп и сообществ - как субкультурных образований.

В качестве прогностических тенденций можно отметить возрастание популярности и востребованности паломнических практик. -'(¡J

Литература

1. Гафиятуллина К.Р., Подергина Е.Е. Паломничество в контексте религиозного поведения студенческой молодежи (на материалах Екатеринбурга) // Вестник ВЭГУ 2016. № 6 (86). С. 140.

2. Гурин С.П. Маргинальная антропология [Электронный ресурс]. URL: http://read.bookam.net/read/ gurin_s_p_/marginalnaj a_antropologij a. html (дата обращения: 21.05.2017).

3. Там же.

4. Ваторопин А.С., Потеряева Е.Е. Социальная практика паломничества в современном обществе // Культура, личность, общество в современном мире: методология, опыт эмпирического исследования: сб. тез. Х1Х Междунар. конф. Екатеринбург, 2016. С. 127-132.

5. Расторгуев В.Н. Отношение к святыням и культура паломничества // Сотериологический смысл паломничества: сб. материалов науч.-метод. конф. М., 2007. С. 60-61.

6. Масычев П.В. Конструирование межкультурной толерантности в ракурсе превенции экстремизма // Культурное пространство регионов России: сб. тез. участников Всерос. науч.-практ. конф. ФГБОУ ВПО «ВолГУ». Волгоград, 2012. С. 103-104.

7. Калужникова Е.А. Урал как центр паломнического туризма // Духовность и нравственность на Урале в прошлом и настоящем: сб. ст. Пятых Татищевских чтений. Екатеринбург, 2004. С. 53-54.

8. Житенёв С.Ю. Религиозное паломничество и межкультурные коммуникации // Вестник славянских культур. 2010. № 4. С. 13-25.

9. Щепанская Т.Б. Культура дороги в русской ми-форитуальной традиции Х1Х-ХХ вв. М.: Индрик, 2003. С. 433.

10. Коллинз Р. Программа ритуала интеракции // Социология и социальная антропология. 2004. Т. 7, № 1. С. 27-39.

11. Калужникова Е.А. Паломничество как ритуал // Известия Уральского государственного университета. 2006. Т. 47, № 12. С. 13-27.

12. Там же.

13. Гафиятуллина К.Р., Подергина Е.Е. Паломничество в контексте религиозного поведения студенческой молодежи (на материалах Екатеринбурга) // Вестник ВЭГУ 2016. № 6 (86). С. 140.

PILGRIMAGE PHENOMENON'S TRANSFORMATION IN THE MODERN SOCIETY

A.S. Vatoropin, Doctor of Sociology, Docent, N.B. Kostina, Doctor of Sociology, Professor, E.E. Podergina, postgraduate, Ural Institute of Management, branch of Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration, Yekaterinburg, Russia, alexandr.vatoropin@ui.ranepa.ru, natalya.kostyna@ui.ranepa.ru, elenacmi@mail.ru

The aim of this article is to study the process of pilgrimage's transformation, its practices in modern conditions and the analysis of scientific reflection caused by this transformation. The pilgrimage is treated by the authors as a ritual practice, cultic and extracurricular activity. The authors note the expansion of the range of the studied pilgrimage practices, considering the process of their transformation, their functions and significance for the modern man, and emphasize the tendency of the popularity of pilgrimage practices in the modern society. The authors emphasize the urgency of the research on the constructive potential of modern pilgrimage practices. The importance of such research is related to the need to solve a whole range of human problems in modern society, such as blurred or broken identity, spiritual crisis and spiritual migration. The transformation of the pilgrimage's functions is reflected in the movement from the ritual, compensatory function to the human-creating and the sense-creating

function. Introduction to the pilgrimage practices allows accelerating the development of the personality through the actualization of self-development and self-realization motive. Modern human realizes the need for self-identification and cultural transformation in contact with the cultural, historical and religious tradition in pilgrimage. The authors note the increasing popularity and demand for pilgrimage practices as prognostic trends.

Key words: religious pilgrimage, pilgrimage rituals, pilgrimage practice, forms of pilgrimage, function of pilgrimage, motives of modern pilgrimage, sacral objects, religious tourism.

References

1. Gafiyatullina K.R., Podergina E.E. Palomnichestvo v kontekste religioznogo povedeniya studencheskoj molodezhi (na materialah Ekaterinburga) [Pilgrimage in the context of religious behavior of students (Yekaterinburg)] // Vestnik VEHGU. 2016. № 6 (86). S. 140.

2. Gurin S.P. Marginal'naya antropologiya [Marginal anthropology]. URL: http://read.bookam.net/ read/gurin_s_p_/marginalnaja_antropologija.html (accessed: 21.05.2017).

3. Gurin S.P. Marginal'naya antropologiya [Marginal anthropology]. URL: http://read.bookam.net/ read/gurin_s_p_/marginalnaja_antropologija.html (accessed: 21.05.2017).

4. Vatoropin A.S., Poteryaeva E.E. Social'naya praktika palomnichestva v sovremennom obshchestve [The social practice of pilgrimage in modern society] // Kul'tura, lichnost', obshchestvo v sovremennom mire: metodologiya, opyt ehmpiricheskogo issle-dovaniya: sb. tez. XIH Mezhdunar. konf. Ekaterinburg, 2016. S. 127-132.

5. Rastorguev VN. Otnoshenie k svyatynyam i kul'tura palomnichestva [Attitude towards shrines and the culture of pilgrimage] // Soteriologicheskij smysl palomnichestva: sb. materialov nauch.-metod. konf. M., 2007. S. 60-61.

6. Masychev P.V. Konstruirovanie mezhkul'turnoj tolerantnosti v rakurse prevencii ehkstremizma [Designing intercultural tolerance in the perspective of prevention of extremism] // Kul'turnoe prostranstvo regionov Rossii: sb. tez. uchastnikov

Vseros. nauch.-prakt. konf. FGBOU VPO «VolGU». Volgograd, 2012. S. 103-104.

7. Kaluzhnikova E.A. Ural kak centr palom-nicheskogo turizma [The Urals as a center of pilgrimage tourism] // Duhovnost' i nravstvennost' na Urale v proshlom i nastoyashchem: sb. st. Pyatyh Tatishchevskih chtenij. Ekaterinburg, 2004. S. 53-54.

8. ZHitenyov S.YU. Religioznoe palomnichestvo i mezhkul'turnye kommunikacii [Religious pilgrimage and intercultural communication] // Vestnik slavyanskih kul'tur. 2010. № 4. S. 13-25.

9. SHCHepanskaya T.B. Kul'tura dorogi v russkoj miforitual'noj tradicii ХIХ-ХХ vv [The culture of road in Russian mythoritual traditions of the ХIХ-ХХ]. M.: Indrik, 2003. S. 433.

10. Kollinz R. Programma rituala interakcii [The program of interaction ritual] // Sociologiya i social'naya antropologiya. 2004. T. 7, № 1. S. 27-39.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

11. Kaluzhnikova E.A. Palomnichestvo kak ritual [Pilgrimage as ritual] // Izvestiya Ural'skogo gosudarstvennogo universiteta. 2006. T. 47, № 12. S. 13-27.

12. Kaluzhnikova E.A. Palomnichestvo kak ritual [Pilgrimage as ritual] // Izvestiya Ural'skogo gosudar-stvennogo universiteta. 2006. T. 47, № 12. S. 13-27.

13. Gafiyatullina K.R., Podergina E.E. Palomnichestvo v kontekste religioznogo povedeniya studencheskoj molodezhi (na materialah Ekaterinburga) [Pilgrimage in the context of religious behavior of students (Yekaterinburg)] // Vestnik VEHGU. 2016. № 6 (86). S. 140.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.