Научная статья на тему 'Традиции экзистенциализма в прозе Леонида Андреева'

Традиции экзистенциализма в прозе Леонида Андреева Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
630
121
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЛЕОНИД АНДРЕЕВ / РАССКАЗ / ЭКЗИСТЕНЦИАЛИЗМ / БЫТИЕ / СУЩНОСТЬ

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Гаджиева Р.М., Ширванова Э.Н.

В статье проведен анализ традиций экзистенциализма в творчестве Леонида Андреева. Целью является раскрытие специфических свойств философии и эстетики Андреева, выражающихся в способности видеть пограничные грани бытия, что определяет экзистенциальный характер его прозы. Изучение данных особенностей позволит понять восприятие писателем культурно-национальной сущности личности и эпохи, а также расширит представление об эстетических воззрениях художника.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Традиции экзистенциализма в прозе Леонида Андреева»

УДК 882Анд.06

Р.М. Гаджиева, Э.Н. Ширванова

Дагестанский государственный университет, магистрант 1 года обучения,

профиль русская литература; кандидат филологических наук, доцент кафедры русской литературы;

almirash 18@gmail. com, romagadj iewa@gmail. com.

ТРАДИЦИИ ЭКЗИСТЕНЦИАЛИЗМА В ПРОЗЕ ЛЕОНИДА АНДРЕЕВА

Аннотация

В статье проведен анализ традиций экзистенциализма в творчестве Леонида Андреева. Целью является раскрытие специфических свойств философии и эстетики Андреева, выражающихся в способности видеть пограничные грани бытия, что определяет экзистенциальный характер его прозы. Изучение данных особенностей позволит понять восприятие писателем культурно-национальной сущности личности и эпохи, а также расширит представление об эстетических воззрениях художника.

Ключевые слова: Леонид Андреев, рассказ, экзистенциализм, бытие, сущность.

Восприятие работ Андреева-модерниста в российском символизме, в особенности в первые десятилетия прошлого века, характеризовалось отличиями. Их причина - не только своеобразие таланта автора, но также радикальный поворот антропологической проблематики. Ранее она была культурной, естественнонаучной, после чего резко стала эзотерической, философской, религиозно-мистической. Ключевое значение общеантропологическая проблематика работ Андреева имела для идеологов российского символизма. Они брали за основу, прежде всего, религиозную традицию, о которой говорил Соловьев В.С.. Кроме того, они опирались и на кардинальную этику Ницше, а также многое брали из философии воли Шопенгауэра. Немало важным для символистов имело также обнаружение примеров «обновленного» человека, борьбы и победы над радикально-антропологическими теориями времени. Однако, в отличие от большинства символистов (как «старших», превратившихся в богоискателей, вроде Д. Мережковского и З. Гиппиус, так и «младших» - А. Блока, А. Белого, Вяч. Иванова и др.), Андреев, несмотря на признание быстротечности человеческой жизни, ставящей под сомнение существование в этих мгновениях какого-либо смысла, все же продолжал настойчиво искать его здесь, на земле, отвергая надежды на мир иной.

Кроме того, писатель был склонен остро воспринимать темные, трагические моменты жизни. В его творчестве нашли свое отражение темы неотвратимого рока, и хаоса, что было вызвано:

1) высказываниями Ницше Ф., Шопэнгауэра А., Гартмана Э. о природе человека. Они полагали, что человеческая сущность состоит из эгоистических инстинктов;

2) рассуждениями о трансцендентном зле, о неотвратимости, которые высказывали немецкие философы. Они развивали концепцию, в которой говорилось о хаотическом и нерациональном начале. Именно оно, по их мнению, являлось основой мироздания, от которого зависел человек;

3) влиянием эзотерической философии, трагическим пониманием мира автором.

Нельзя говорить о том, что пессимизм Андреева однозначен, ведь создавая свои творения, автор был устремлен к светлому идеалу. Ему нравился человек, он в него верил, пытался отыскать, в чем смысл жизни, единство противоположных основ мироздания. Свойственный его персонажам индивидуализм, отображал ход становления индивидуалистического мировоззрения в начале прошлого столетия.

Символисты полагали, что галерея образов у Андреева представляла собой по большей части рисунок, в котором отображены виды «негативной антропологии». Это понятие появилось в работе Вышеславцева Б.П. «Вечное в российской философии» от 1955 года. Он говорил о том, что базой

негативной антропологии следует считать непосредственно человека, суть которого невозможно понять до конца. Однако наше бытие не растворено в полном Ничто, ведь человек представляет собой как культурную, так и естественно-символическую сущность. Автор указывает (руководствуясь взглядами Г. Нисского), что схожесть человека с Богом необъяснима, поскольку в человеке можно найти «оттиск неприступной природы». Его суть не может быть объяснена, как не может быть объяснена суть Творца. Вышеславцев считал, что в этом состоит антропологическая загадка человечества.

Вопреки тому факту, что основное внимание Андреева сосредоточено на философских концепциях индивидуалистской направленности, невозможно поставить под сомнение близость творчества писателя к философии экзистенциализма. В.В. Заманская полагала, что именно Андреев основатель экзистенциальной направленности в российской литературе. О творческом подходе писателя филолог отзывается как о психологическом экзистенциализме. Точками соприкосновения экзистенциальной философии и творческого вклада автора являются следующие основополагающие аспекты: действующие лица произведений с самого начала обречены на абсолютную изолированность, а ощущение одиночества в толпе только возрастает (к примеру, рассказы «Проклятие зверя», «Город» целиком посвящаются такой тематике); писатель умышленно помещает героев в кризисные ситуации (когда персонаж оказывается на грани жизни, смерти, нравственности и рациональности, бессознательного и сознательного), благодаря которым должно выявляться их глубинное «я».

Андреев глубокого изучает личность, при этом раскрывая не только разум человека, но и инстинкты, которые находятся за гранью сознательного. В представленной концепции человека сосуществуют сознательное Я и бессознательное Оно, соединение которых открывает всю сущность человеческой души. Особая символика, используемая писателем, помогала ему сочетать разные грани мира, вечное и мимолетное, божественное и мирское. Всю суть своего творчества Андреев видел в постижении бездонной человеческой души, которая связывает в себе прекрасное и ужасное. Написанные «Рассказ о Сергее Петровиче», «Бездна», «Мысль» вывели автора на новый уровень, явились переходом к созданию общих образов, а также от частных проблем к глобальным.

Соединяя в своем творчестве реалистические и метафорические способы отражения действительности, писатель философски осмысляет человеческое существование. В произведениях «Жизнь Василия Фивейского», «Иуда Искариот», «Рассказ о семи повешенных» писатель раскрывает ужас человека перед лицом Небытия и Ничто, показывает картину абсурдного мира, в котором правит Рок и Безумие. Покинутый Богом, познавший абсурдность своего существования человек обречен на жизнь, полную страдания и страха. Бунт личности против установленных рамок, против Судьбы и Бога в конечном итоге приводит лишь к большим страданиям, которые, достигая своего апогея, заканчиваются неизбежной смертью.

Являясь стихийной силой, выраженной в элементах живой природы, именно рок доминирует в человеческой жизни. Андреев показывает, что своими силами герои не в состоянии понять сложившуюся ситуацию, а потому именно смерть является единственным способом освобождения от жизненных кошмаров. И все же существенная отличительная особенность творчества Андреева по сравнению с последователями экзистенциального учения - это отказ персонажей автора покориться беспощадной, жесточайшей судьбе, потребность в утверждении личной персоны в противостоянии мировой несправедливости. Такой тезис подтверждает Спивак Р.С., литературовед, обоснованно акцентируя внимание на синкретической направленности экзистенциализма писателя: «...экзистенциальное сознание характерно творчеству Андреева Л.Н в специфическом виде: метафизический трепет проявляется в единой форме с верой в жизнетворческие возможности индивида».

С нашей точки зрения, в целом творческую идею автора невозможно интерпретировать лишь посредством экзистенциальных представлений: исключительная роль в развитии его литературных умений отводится традициям реализма в русской литературе (к примеру, Достоевского Ф.М., Гаршина В.М., Чехова А. Пи Толстого Л.Н.), индивидуалитским подходам Шопенгауэра, Ницше, которые пользовались невероятной популярностью на стыке столетий. Несмотря на это, понятие ужаса, которое в произведениях Андреева постепенно приобрело масштабный характер, близко экзистенциальным веяниям

рубежа столетий. Для творчества писателя присуще осознание страха с точки зрения Ничто, незаменимого спутника Небытия, в результате контакта с которым трепещет все существо человека. Перед лицом Ничто более не действуют ни правила, ни законы, наложенные на мораль правом и религией, в результате чего индивид остается наедине с персональной экзистенцией. Именно поэтому в литературных работах автора чувство страха отличается безграничным характером, а истинный облик индивида может выражаться в весьма противоречивых, непредвиденных, с позиции традиционных нравственных принципов, обстоятельствах. Иначе говоря, представление о страхе писателя, его вписанность в единую художественную концепцию значительно сближает Андреева с философскими экзистенциальными учениями.

Понятие бытия, которое рассматривается с точки зрения бесконечного напрасного круговорота рождения, смерти, над которым господствует безликая бесконечность, невозможность даже сильных индивидов изменить мироздание, обреченность на крах идеалов, человека, - именно благодаря таким аспектам Андреев Л.Н. по праву считается истинным носителем драматического мировосприятия. В значительной степени это объясняется исторической обстановкой на стыке столетий: в результате революций, двух больших войн, научно-технического прогресса, принципиальных открытий в сфере философии, психологии, кардинально изменилось мироощущение индивида периода первой половины XX-го столетия. По причине трагичности восприятия жизни человека автор вынужденно обратился к таким вопросам, в числе которых на передний план выступает проблема смысла человеческой жизни, смерти, определяемая как терминальный, обесценивающий жизнь акт экзистенциализма.

Что же касается мнения Р.В. Иванова-Разумника, он считает, что Андреев - автор, в чьих работах реализовалась идея о смысле жизни. Человек, находящийся в круге страданий, страха и безнадежности, должен смириться со своей обреченностью на муки. Вместе с тем, умея видеть прекрасное во всем привычном, он признает - его жизнь важна, ценна. Это выступает тем одним неопровержимым доказательством, противопоставляемым человечеством безликой Пустоте. У Андреева в рассказах герои в том либо ином виде встречаются со смертью (небытием). Благодаря этому одни способны возвыситься над самими собой как над индивидуальностью (Павел из работы «Весной», а также Василий Фивейский и т.п.), а другие смиряются перед напором воинственной мощи судьбы (Василий Каширин, большинство осмелившихся посмотреть в глаза Елеазару, восставшему из мертвых). Встреча со смертью, по большому счету - процесс, в ходе которого понимается Ничто. При этом человек навсегда изменяется, как и его понимание окружающей действительности. Существование индивида перемещается в духовный мир, где правит ужас - постоянный спутник человека, осознавшего неминуемость собственного возвращения в состояние небытия.

В процессе анализа прозы Леонида Андреева становится очевидным, что для воссоздания экзистенциального мировосприятия он выбирал жанр рассказа. Данный жанр позволяет писателю в полной мере отразить критические ситуации, попадая в которые человек оказывается на грани выбора между истиной и ложью, жизнью и смертью, Богом и Дьяволом. Смещая акценты с внешних событий на внутренний мир героев, Андреев постигает человеческую душу, наполненную страхом перед жизнью и смертью. Оставленность Богом, Рок, пронизывающее Одиночество, Ужас и Безумие - вот составляющие жизни человека в абсурдном мире, представленном писателем. Лишь в редких случаях Андреев указывает своим героям путь спасения от одиночества и Пустоты. Пытаясь постичь смысл жизни, открыть завесу перед Небытием, человек лишь усиливает свои страдания. Он смертен, его жизнь быстротечна, и смысл жизни не открывают ни наука, ни религия. Однако Леонид Андреев, несмотря на абсурдность мира, продолжил поиск до конца жизненного и творческого пути.

Список использованной литературы:

1. Андреев Л.Н. Собр. соч.: в 6-ти томах. - М.: Худож. лит., 1990 - 1996.

2. Боева Г. Н. Поэтика ужаса в творчестве Л. Андреева: рецептивный аспект // Ученые записки Петрозаводского государственного университета. Серия: Общественные и гуманитарные науки. 2015 (май). № 3 (148). Т. 2. С. 66-70.

3. Вологдина Т. Л. Философский контекст прозы Л. Андреева: (Параллели и созвучия с идеями А.

Шопенгауэра и Ф. Ницше): автореф. дис. ... канд. филол. наук. - Вильнюс, 2004.

4. Джулиани Р. Леонид Андреев - художник «панпсихизма»: (Теория и практика лицом к лицу в рассказе «Бездна») // Леонид Андреев: Материалы и исследования. - М.: Наследие, 2000. - С. 229-238.

5. Иезуитова Л. А. Первый рассказ Леонида Андреева // Л. А. Иезуитова Леонид Андреев и литература Серебряного века: Избранные труды. СПб.: Петрополис, 2010. С. 211-219.

© Гаджиева Р.М., Ширванова Э.Н., 2020

УДК 378.147: 807.1

Г.А. Медникова

старший преподаватель НГМУ, Новосибирск, РФ Е.Е. Реморова к.филол.н., преподаватель НГМУ, Новосибирск, РФ

ОБ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ФИЛОЛОГИЧЕСКИХ ПРИНЦИПОВ В ПРЕПОДАВАНИИ ЛАТИНСКОГО ЯЗЫКА

Аннотация

В статье формулируются и описываются некоторые филологические принципы, которые могут быть положены в основу преподавания латинского языка в медицинских вузах. Предлагается использовать системный подход, и каждую языковую единицу изучать как элемент языковой системы. Кроме того, предлагается при изучении языковых явлений привлекать экстралингвистическую информацию, обнаруживающую связь между языком и культурой народа. Наконец, показана целесообразность применения функционального подхода к изучению латинского языка, рассматривать его с точки зрения номинативной, аккумулятивной, познавательной, коммуникативной языковых функций. Указанные принципы помогают, с одной стороны, сделать учебный процесс более интересным и привлекательным для студентов, с другой стороны, достичь эффективного результата обучения за счёт подключения ассоциативного мышления.

Ключевые слова

Медицинский вуз, латинский язык, системный подход, функции языка, терминологическое значение,

семантическая структура, филологические принципы.

О важном значении преподавания латинского языка в медицинских вузах говорят многие исследователи. С одной стороны, владение универсальной терминологией необходимо для успешной работы врача, для общения с иностранными коллегами, обмена опытом [3, с 139]. С другой стороны, немалую роль играет и общекультурный компонент: студенты-медики, изучая латинский язык, приобщаются к одному из древних источников культуры, повлиявших на развитие европейской цивилизации, и через это повышают свой культурный уровень и эрудицию [2, с. 167]. На наш взгляд, эффективное преподавание и достижение наилучших результатов возможно при грамотном совмещении данных аспектов в процессе обучения студентов латинскому языку. Некоторые базовые филологические принципы, положенные в основу преподавания языка, решают названную задачу.

1. Язык как система

Любое языковое явление - это элемент системы, имеющий горизонтальные (синтагматические) и вертикальные (парадигматические) связи [4, с. 453]. Так, каждая лексическая единица с одной стороны участвует в построении предложений, а с другой - образует связи с другими единицами лексического

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.