Научная статья на тему 'Топонимия Бессарабии и ее свидетельство о процессе заселения территории'

Топонимия Бессарабии и ее свидетельство о процессе заселения территории Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
2130
218
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Русин
Scopus
ВАК
ESCI
Ключевые слова
БЕССАРАБИЯ / МОЛДАВИЯ / ТОПОНИМИЯ / СЛАВЯНЕ / РУСИНЫ / РУССКИЕ
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Сергиевский Максим

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Топонимия Бессарабии и ее свидетельство о процессе заселения территории»

Максим СЕРГИЕВСКИЙ

ТОПОНИМИЯ БЕССАРАБИИ И ЕЕ СВИДЕТЕЛЬСТВО О ПРОЦЕССЕ ЗАСЕЛЕНИЯ ТЕРРИТОРИИ

I

Местные географические названия являются при отсутствии исторических свидетельств верными показателями смен населения на той или иной территории. Можно вспомнить, что во Франции, например, местные названия позволяют нам установить нахождение на ее территории в глубокой древности лигуров, затем кельтов, римских завоевателей, затем франков и скандинавов, и так на всех территориях, испытавших в своей истории смены населения. Вполне естественно, что и на территории между Днестром и Серетом мы вправе ожидать сохранения географических названий от тех народов, которые здесь были до молдаван, и задачей настоящей статьи является освещение вопроса о хронологической последовательности и языковой принадлежности этих народов на основе анализа местных названий.

Уже давно замечено, что из местных названий большие реки особенно упорно сохраняют свои старые наименования, полученные от очень давних жителей своих берегов, и при последующих сменах населения. Напротив, названия мелких рек, как и населенных пунктов, обычно ведут свое начало от тех поселенцев, которые появились в той или иной области после известного периода ее запустения или вообще впервые населяли ее. Новые пришельцы дают названия новым населенным пунктам, обычно сохраняя прежние названия за оставшимися на своих местах селениями со своими жителями. На интересующей нас территории название Дуная сохранилось у ряда народов в его древнейшем наименовании, принадлежавшем, по всей вероятности, кельтам и фракийцам. Так, именно римляне и позже германцы (готы) усвоили название реки в её кельтской форме фапиЫш, Danuvius, Danuvis, откуда германское Dunavi древневерхненемецкое Tuonouwa и южнославняское Дунав, русское Дунай), тогда как в румынском языке сохранилось фракийское имя этой реки Donavis или * Donave, давшее румынское *Dunave1. Так точно название Прута сохранило свою скифскую форму (Пората по Геродототу (IV, 78), пройдя через славянскую речь (Broutos у Константина Багрянородного, De administer.imperio, с. 38, с обычной заменой славянских глухих

согласных звонкими в греческой передаче), откуда его усвоили и румыны: РтШ)2. Скифским признается и название Днестра, сохраненное у славян (геты, а за ними греки называли его Tyras) и впервые приведенное у Константина Багрянородного в форме Danastris (назв. соч., с. 42), откуда старославянское ДьнЪстр. Из этого последнего появилось и румынское Nistru. Название р. Серета не получило удовлетворительного разъяснения до сих пор, тем более, что оно появляется поздно (у того же Константина Seretos, в с. 38), но Вейганд думал, что его румынская форма Siret указывает на происхождение из венгерского Szëret с передачей долгого венгерского закрытого гласного «е» через <а»3. В специальной статье, указанной в примечании, Вейганд установил, что в Молдавии и Буковине на долю славянских названий рек (болгарских, украинских и с точно неопределяемой принадлежностью) приходится 64+8=72 названия, на долю венгерских - 18, тюркских (половецких и татарских) - 7 и на долю собственно молдавских (романских) - 24 при неопределенной вообще этимологии. Объяснение этому он находил в том, что вся рассматриваемая им территория не была заселена романцами ранее XIII в., так что «все большие, средние и малые реки удержали уже имевшиеся их имена, и только речки и большие ручьи... могли кое-где получить румынское (т. е. молдавское. -М.С.) наименование»4. Для Бессарабии он же устанавливает большинство украинских названий (Ракитная, Лопат-ник, Раковец, Каменка, Нирнова (от нырять), Лопушница, Гырла, Би-стрица, Ворона, Чорный Поток, Долгая, Солонец, Бык, Ботна), затем еще большее количество татарских (на юге, главным образом: Чугур, в старых документах еще Чохру), Дели (татарское дели - «бешеный», откуда и позднейшее русское название «Бешеная»), Кагул, Ялпуг, Та-раклия, Катлапуг, Киркиз-Китай, Алпага, Ташлык, Бокчалия, Чага, Чилигидер, Хаджидере, Алкалия, или Алкали-дере Чулук, Кайнара), так что на долю молдавских названий приходится всего семь (Сара-та, дважды, Салча, Лунга и Лунгуцэ, Скиноаса, Копачанка, Рыулец), и неразъясненными остаются четыре: Тигечу, Когальник, Реут, Икел.

К этим данным Вейганда можно добавить, что молдавские названия падают главным образом на мелкие речки и балки, т. е. собственно овраги, по которым селились в тех краях, как то имеет место вообще в южных степях старой Новороссии. К приведенным Вейган-дом названиям можно добавить еще следующие, в первую очередь, из Хотинского уезда, где мы имеем довольно много славянских названий ручьев и речек: Бабанка, Богдан, Белокровый, Блажков, Велия, Дра-бище, Голановка, Жолубка, Желодок, Жулиша, Камениа, Казимиров, Колота, Криница, Мураванка, Небуловка, Пеливанова, Ракова Долина, Разбойничий, Рестовка, Скоропад, Суржа, Татарка, Тетерина, Яма. В соседних уездах - Белецком, Оргеевском и Сорокском - такими же

названиями являются Булат, Владник, Волонтир, Гирло, Добруша, Драганич, Косерец, Клошка, Копачанка, Луг, Перев, Петрушанка, Цыганка, Черница, Черная, Яблонь. Меньше их всего в Кишиневском уезде, где можно отметить только Ботно, Боск, Братулянка, оз. Влады-на, Кобак, Телаца, Тогатин.

Молдавскими названиями в Хотинском уезде являются Бриндза, Валя-Туркулуй, Извора, Китросы, Ларга, Пичера, Речь, Руда, Ца-ралунга, Цепиль, причем все они относятся к мелким речкам и ручьям. В соседних уездах можно отметить балки Валя-Реча, Валя-Кугурешты, Валя-Боулуй, Валя-Кобыльня, Валя-Сатулуй и речки Болцата, Скрофа, Ункитешь в Сорокском уезде, Балана, Глодос, Куконешты, Окю-Алб, Попорница, Синжиорца, Шувоя и Реуцел (с молдавским уменьшительным суффиксом, образованное от Реут) в Белецком, Валя-Сыркова в Оргеевском уезде. Больше молдавских названий в Кишиневском уезде: Будей, Глабина, Ботнишора (с молдавским уменьшительным суффиксом, образованное от Ботна), Гаурены, Сарата, Реча, Фагадеу, Траистен. К ним можно добавить еще из Бен-дерского уезда Гура-Сарацынка, Колбараш, Лунга, Лунгуца, Рошкана, Сарата - большей частью опять балки и ручьи.

Помимо этого встречается несколько татарских названий, а именно: Кула, Чугра, Чулика, Сака, Куяльник, Токуз в северной и средней частях Бессарабии, особенно же в южной, где еще отметим Джалаир, Кончак, Кургута, Кашпалат, Киргиз, Катлабуга, Ирзюрум, Тамур.

Все это говорит за то, что в Бессарабии молдаване при своем появлении застали уже компактное население, в первую очередь, славянское, на юге же ранее молдаван обосновались татары. Из позднейшей истории мы знаем, что южная часть Бессарабии, к югу от линии Лео-во (на Пруте) - Бендеры, называлась у турок Буджаком (угол), куда в 1569 г. султан Сулейман II поселил татар-ногайцев, где они и кочевали до конца XVIII в., после чего эта часть Бессарабии заселялась на свободных землях самыми разнообразными по своей национальной принадлежности поселенцами: украинцами, болгарами, гагаузами, немцами, русскими, албанцами, греками, французами, чехами.

Если от названий рек перейти к названиям населенных пунктов, то и здесь вырисовывается сходная картинка, свидетельствующая об относительной древности славянского населения в Молдавии и Бессарабии сравнительно с романским. В исследованиях Маргареты Штефанеску о славянских элементах в топонимии Молдавии, Буковины и Бессарабии, помещенных в журнале «ААгуа» за 1921-1924 гг., приведены интересные и убедительные данные, свидетельствующие о наличии здесь славянского элемента задолго до молдаван5. Так, анализируя названия, производные от славянского корня grad ^^фе и т. п.) и horod (Horodi§tea, Horodca и пр.), она показывает, что первые

встречаются почти исключительно в Валахии, где они восходят, несомненно, к южнославянским насельникам, о существовании которых на левом берегу Дуная во времена Первого Болгарского царства мы точно знаем. На старой же молдавской территории встречаются только производные от «город», что ясно указывает на давнее наличие здесь восточнославянского населения с характерным для русского и украинского языков полногласием. Наличие полногласных форм, -редких, правда, в первых церковнославянских памятниках русского письма в XI-XII вв., - позволяет считать явление полногласия уже завершившимся к XI в. Передача звука «г» через «h» в тех же названиях указывает, что славянские носители этих названий принадлежали к южной и западной группе восточнославянских племен, т. е. к предкам нынешних украинцев, у которых взрывное «г» рано изменилось в фрикативное «у» (и еще позже в придыхание «h»). Это изменение трудно приурочить хронологически, но оно все же раннее, даже если не опираться на названия днепровских порогов у Константина Багрянородного, как РоиАлт, прах, где в передаче слова «праг» через «прах» можно видеть уже отражение фрикативного произношения «у», в конце слова звучавшего как глухое «х» (взрывное «Г» дало бы в таком случае «К»6). Как бы то ни было, значительное количество названий, восходящих к термину horod на территории, занятой молдаванами только с XIV в., подтверждает, по мнению самой Штефанеску, возможность наличия здесь славянских поселений по крайней мере с XII в.

Дальнейшие ее исследования показали большую распространенность на той же территории типично восточнославянских названий с полногласными формами, как Vorona-Voronet, Storojinet, Soroc-Soroceni, Solona-Solonet, Bolotina, Voloseni, Berezana, которым в Валахии и Трансильвании соответствуют опять-таки южнославянские Vrancea, Straja, Slatina, Vlaçca, Breaza. О том же говорят и такие параллели, как Dolhasca-Dolheçti, Halita, Hräniceni, Hulubul-Hulubaçi, Zahorna, Hlina, Hliboca на молдавской территории, которым соответствуют в Валахии Dâlga-Dâlgov, Galita, Golumbul - Gulumbeni, Goranul, Glina, Glimbocul южнославянской фонетикой. Чисто восточнославянскими являются и названия Buhaiul-Buhaieçti, Hribescoi, Ciornahora, Ciorna (при Cerna - обычном в Валахии), Cernäuti (впервые в документах 1407 г.), Ostopeni-Ostopceni, Olinca и т. п. Наконец, огромная масса местных названий с окончанием -äuti, встречающихся на молдавской территории, представляет позднейшее изменение восточнославянского же окончания, весьма употребительного в местных названиях, -овци. Это окончание встречается и в многочисленных чисто славянских названиях, как Ivancäuti, Dubäuti (известно

с 1463 г.), Radauti, Leucusouti (упоминается в 1400 г., ныне Leucu§eш), Ногосаий и т. п. и в собственно молдавских (редко), как, например, §еЛаий. Многие из них упоминаются в документах XV в. Еще с окончанием -ovti, как, например Mihailovti, Balasanovti. Все подобные названия встречаются в Буковине, Молдавии и Бессарабии (особенно в Хотинском уезде).

Все эти факты приводят М. Штефанеску к общему выводу, что восточные славяне, оставившие на территории старой Молдавии в общей сложности 548 названий с чисто славянскими корнями и 321 название с славянским суффиксом -овци, имели особенно широкое распространение в Буковне (174 названия), в Северной Молдавии и Северной Бессарабии (Хотинский, Сорокский, Оргеевский уезды). В остальных частях дако-романской территории восточнославянские названия встречаются в единичных случаях. В документах славянские названия встречаются уже с XV в., следовательно, с эпохи основания молдавского государства. Очевидно, что когда молдаване пришли в новые области своего жительства, они уже застали здесь славянское население и от него усвоили и сами наименования населенных пунктов. Особенно подкрепляет это положение тот факт, что не только населенные пункты, но и названия географических объектов - гор, рек, долин, холмов в этих местах часто носят восточнославянские названия, чего не могло быть, если бы славяне появились здесь позже молдаван. В итоге румынская исследовательница считает возможным говорить о наличии восточных славян в этих местах начиная с IV в., когда здесь, по свидетельству Прокопия, появляются племена антов.

В этих своих выводах Штефанеску опирается на положения проф. И. Барбулеску, высказанные им в одной статье в том же журнале «ААгуа»7, где ясский славист рисует распространение славянских племен в VI в., ссылаясь на Иордана, следующим образом: «Нельзя отрицать, что в VI в. славяне уже занимали, как то показывает Иордан, ту часть Траяновой Дакии, которая тянется на восток и север от р. Олта и воображаемого продолжения его по вертикали, т. е. ту часть, которая соответствует Трансильвании, Валахии и Молдавии до Днестра и далее в Россию; на север они распространялись от границ Дакии до самой Вислы. Из этих славян одни назывались словенами, именно те, которые принадлежали к болгарскому племени8, и они располагались от Серета или западных молдавских Карпат на запад через Валахию, Трансильванию и Банат; другие назывались антами, именно те, которых современная славистика рассматривает как русские племена9, и они располагались от Серета или западных молдавских Карпат на восток, по старой Молдавии, до Днестра и далее в Россию. Эти же географические соотношения между словенами и антами су-

ществовали и в XII в. ... с той лишь разницей, что болгарские славяне теперь распространились и на запад от Олта, в Олтению, Банат и Трансильванию. В Молдавии, таким образом, в XII в. живут русские славяне - анты, по крайней мере, в части ее, может быть, и болгарские славяне. Там не было еще румын, так как последние в своем движении с запада Траяновой Дакии на восток, начавшемся, по моему мнению, в Х в., еще не продвинулись тогда столь далеко через Трансиль-ванию и Валахию. Границ Галиции они достигли, по документальным данным, только после XII в.10

Акад. А. А. Шахматов в свое время11 так представлял себе движение славян из Повислинья на Балканский полуостров, что в VI в. славяне уже занимали все территории к северу от Дуная, включая Галицию, Буковину и Трансильванию, причем словен (т. е. предков южных славян) и антов (т. е. предков восточных славян) разделяла река Прут. Движение первых дальше за Дунай и раздоры их с антами отбросили последних далее на восток до Днепра, к Приазовью. Однако на своей новой родине, т. е. в области между Прутом и Днепром, анты не удержались долго, так как начавшиеся в VI-VII вв. набеги кочевников болгар, затем аваров «отбросили антов от Черного моря и от степных его прибрежий к северу, в области, лежавшие по среднему течению Днестра и Днепра»12, и только небольшая часть антских племен могла действительно оказаться под непосредственным владычеством аваров (дулебы Начальной русской летописи).

Однако после удаления болгар в конце VII в. на Балканский полуостров и с ослаблением аваров, втянувшихся далеко на запад, южные племена восточных славян начинают (примерно с VIII в.) вновь расширять область своего распространения, именно по нижнему течению Днепра, Ю. Буга и Днестра. В Х в., на основании всех имеющихся данных (сочинения Константина Багрянородного, русские летописи), когда появились на юге России печенеги, уличи и тиверцы сидели по Днестру до самого устья его, по Ю. Бугу располагались бужане - дулебы и волыняне, в Галиции - хорваты. Движение печенегов оттеснило восточных славян вновь от Черного моря к западу и северо-западу, так что они могли расположиться уже южнее хорват, т. е. в Бессарабии или Буковине, а потом и вообще оттеснить хорватов в горы, заняв в Галиции «господствующее положение»13.

Очевидно, в Бессарабии и Северной Молдавии могли сохраняться племена южнорусов в то время, когда более южные области по течению Днестра, Прута и Серета заняты были в Х в. печенегами, а еще позже половцами. Нашествие татар в XIII в. причиняло немалые опустошения в этих краях, и возможно, что часть населения в верхних долинах Днестра и Прута должна была временно бежать из своих

мест поселения, пока не прошла угроза татарского нашествия, откуда и известное запустение этих земель, отмеченное еще в XIII в. Но постепенно старые насельники, уцелевшие на своих местах и вновь вернувшиеся к ним, оказались на своей прежней территории, и когда молдаване начали селиться в области между Серетом и Прутом, они уже застали здесь тех же южных русов, от которых переняли и названия некоторых местных урочищ, рек, гор и самых мест поселений. Тем более в Бессарабии, где уличи сидели достаточно компактной массой и имели свои города, как тот Пересечен, который осаждал в 914 г. воевода Игоря Свентелд, они должны были удержаться и тогда, когда половцы отрезали в XII в. Бессарабию от общения с остальной Русью. Весьма вероятно, что в лесистых местах, в Средней и Северной Бессарабии, уличи могли остаться и еще получить усиление, когда Галицко-Волынское княжество владело и Северной Бессарабией, и частью Молдавии. Не исключена возможность поэтому видеть в украинском населении Северной Бессарабии и прилегающей Буковины потомков древних уличей или, во всяком случае, рассматривать их как «коренное население Бессарабии, возможно, сидящее здесь, в лесной области, с древнейших времен, может быть, со времен уличей»14.

Когда молдаване впервые появились в Бессарабии, - а это не могло быть раньше конца XIV в., - они застали в ней славянское население только что указанной племенной принадлежности и от него усвоили основные названия рек (см. выше), урочищ и населенных пунктов - последних, вероятно, еще довольно редких, так как из документов позднейшего времени видно существование здесь многих пустопорожних или малозаселенных земель. Известно, что в 1395 г. молдавские владетели завладели Хотином, а в княжение Александра Доброго (1400-1432) их владычество распространилось далеко к югу. В 1412 г. в их руки перешел Белый Город (Аккерман), вскоре за этим Оргеев и другие города. С XV в. имеется уже немало жалованных грамот молдавских господарей, относящихся к Бессарабии, но характерно, что большинство местных названий в этих грамотах являются славянскими. Так, в одной грамоте Александра Доброго от 1420 г. при пожаловании землею Варзаревского монастыря (около 60 км от Кишинева) упоминаются такие имена: Лозова, Горланич, Криница, Малый Лужок, Пересечен, р. Быковец, Садова, Тигомирово Селище, т. е. исключительно славянские15.

В другой грамоте того же господаря от 1412 г. упоминаются села Володовци и Вешняа Чернавка против Топоровци16. В грамоте Стефана от 1436 г. упоминаются села «на Ревте (ныне Реут) на имя Про-копинци, где был Прокоп и Васил Ватаман», Мачковцы с пасекой Козаровци и Белая Криница, «на устье Волчинца и на Иткиле межд

Кротолчи пониже, где камень стоит повыше Оцелова места и близ Быку по той стороне, на долину, что падает против Акбашева Кешене-ва у Кръница, где есть татарская селище»17. В грамотах Александра от 1452 г., данных Враничу и Михаилу логофету, встречается «отчизна на имя Лужане, позже Рипужинци на Пруте» и «Прокопени на Ревте и повыше Хотиня на Днистри Рашковци»18. В 1454 г. новая грамота подтверждает последнее пожалованье, к которому добавляется «пасека на Днистри на имя БилЪково» и «под СнЪтаном Гавриловци». В грамотах Стефана 1445 и 1446 гг. было пожаловано Оанча логофету село «Прокопяни на Ревтя» и «отныне на Ревте, где был дом его на имя Бучаичовци» некоему Огорилку19. Наконец, в грамотах Стефана Великого (1457-1504), которые мы имеем полностью в двухтомном собрании проф. И. Богдана20, к Бессарабии относится несколько десятков названий, в которых наряду с несколькими молдавскими и даже татарскими названиями встречается опять-таки большинство славянских. Таковыми, во всяком случае, можно считать следующие названия, встречающиеся в соответствующих документах:

Белый Град, Белгород - в грамотах 1462, 1466, 1470 гг. и т. д. (I , 60, 96, 143 и др. - ныне Аккерман); Велия р. - в грамоте 1503 г. (II, 230-231; Коржоуци на Виллии); Висока пасека - в грамоте 1466 г. (I, 106; пасека Висока у Ботне); Вишневец р. - в грамоте 1470 г. (I, 145 и сл.); Врабия пасека - в грамоте 1483 г. (I, 269); Готовции сел. - в грамоте 1483 г. (I, 269, 271); Гришани сел. - в грамоте 1495 г. (II, 8283); Гвоздовци сел. - в грамоте 1503 г. (II, 230-231); Городище сел. - в грамоте 1466 г. (I, 108-109, дана только в переводе); Дереневь сел. - в грамоте 1495 г. (II, 82-83); Добрени сел. - в грамоте 1500 г. (II, 179180), на Лапушне, ныне не существует; Дрисливае сел. - в грамоте 1491 г. (I, 459-460); Дубровка оз. - в грамоте 1500 г. (II, 170-172); За-хорна оз. - в грамоте 1500 г. (II, 170-172); Захорна оз. - в грамоте 1458 и 1463 гг. (I, 8, 75-77); Крълани - в грамоте 1470 г. (I, 148-149); Кышчина - в грамоте 1500 г. (II, 170-172); «Озеро Дубровка с грълою на Кишчина», очевидно, от имени Кишка; Келия - в грамоте 1470 г.; Киприянова пасека - в грамоте 1470 г. (I, 145-148, у Ботнех); Кобылия сел. - в грамоте 1482 г. (I, 262-263, ныне Сорок.у.); Коблъчени сел. - в грамоте 1470 г. (I, 155-156, ныне Хотинск. у.); Костещи - в грамоте 1499 г. (II, 130-131, «на устие Чюхра, где упадает в Прут»); Кривая болото - в грамоте 1500 г. (II, 170-172); Левкоции - в грамоте 1483 г. (I, 269), ныне не существует; Маятин - в грамоте 1495 г. (II, 82-83, упоминается еще в грамоте 1437 г. на Реуте); Михайловци - в грамоте 1466 г. (I, 108-109, дана в переводе, ныне не существует); Ревковци сел. - в грамоте 1499 г. (II, 139, на Ракитной около Прута от собств. им. Ревко); Синашевци сел. - в грамоте 1495 (II, 71-73); Стънилещии

сел. - в грамоте 1493 г. (II, 32, ныне Станилещи Хотинск. у.); СтЪнкьу цили - в грамоте 1490 г. (I, 434-43, ныне Бельцк. у.); Тернавка р. - в грамоте 1470 г. (I, 145-149); Топорещи Стари сел. - в грамоте 1493 г. (II, 3-5, от собств. имени Топор); Трестяна р. - в грамоте 1466 г. (I, 108, дана в переводе); Угриновци сел. - в документе 1437 г. (I, III, ныне Хотинск. у.); Ходорьчинци - в грамоте 1503 г. (II, 230-231, ныне Ходороуцы Хотинск. у.).

К этим названиям славянского происхождения можно добавить лишь следующие молдавские имена, встречающиеся в тех же грамотах.

ГаурЪнии сел. - в грамоте 1490 г. (I, 434-435, ср. мол. Гэурадыра, дупло); Кьпьцьроаса поток - в грамоте 1503 г (II, 228-229, вероятно место Кътъцъноаса с типичным старомолдавским переходом н в р, ср. рум. сар^апа - голова); Мургочени сел. - в грамоте 1502 г. (дана в переводе; ср. мург - гнедой, селение ныне не существует); Негоещи сел. - в грамоте 1430 г. (I, 434-435, образовано от известного собств. имени Negoe, ныне не существует); Скутуричени сел. - в грамоте 1490 г. (I, 434-435, ср. скутур - дрожь, содрогание, ныне не существует); Тинтуле сел.- в грамоте 1489 г. (I, 276, от собств. имени Тинтул); Хирова сел. - в грамоте 1489 г. (II, 82-83, «едно село на Маятинех на имя Хирова межи Деренева и межи Гришани» - ныне Орг. у.); Шопръ-лян сел. - в грамоте 1483 г. (I, 274-276, от шопырла - ящерица).

Наконец, встречаются еще названия, этимология которых или татарская, или неясная: ДЪля р. и Дялещии сел. - в грамоте 1490 г. (I, 434-435, татарского происхождения, см. выше); Кълмъцуй сел. - в грамоте 1490 г. (I, 339, дано лишь содержание документа); Кишинев - в грамоте 1466 г. (I, 116, дано в переводе) и 1458 г. (I, 8, угодья от Червленого Кешенева до Загорни); Ласльоани - в грамоте 1490 г. (I, 434, ныне не существует, образовано, возможно, от венг. собств. имени Laszl6 из слав. Владислав); Орхей - в грамоте 1497 г. (II, 98, под Орхеем); Ризина сел. - в грамоте 1495 г. (II, 70-73, «Ризина село на устье Ризине на Днистри», ныне Орг. у.); Чюхру р. - в грамоте 1499 г. (II, 130-131, стр. тур. сики - яма).

II

Если обратимся теперь к местным названиям населенных пунктов Бессарабии, то мы увидим следующую картину. В Хотинском уезде все названия можно поделить на две группы: одни, несомненно, восточнославянские, другие по внешнему виду своему представляются как будто молдавскими21. Однако при ближайшем рассмотрении значительная их часть оказывается образованной от славянских корней, и, видимо, лишь позднее эти названия приняли молдавский облик. К

первой группе относятся такие названия, как Аристовка, Бабин, Бала-мутовка, Балковцы, Берестья, Берлинцы, Билявинцы, Витрянка, Вла-дычна, Волошков, Волчинец, Вороновица, Грозинцы, Грубна, Гру-шовцы, Довжок, Единцы, Еленовка, Залуга, Каплевка, Кирстинцы, Клокушна, Коболчин, Комаров, Коновка, Котельна, Котилев, Крива, Круглик, Кулишовка, Левинцы, Ломачинцы, Лопатина, Макаровка, Малинцы, Медвежа, Михалкова, Михайловка, Млинки, Непоротов, Новоселица, Ожогов, Онута, Пеливанов-Яр, Перебыловцы, Перерыта, Перковцы, Плитова, Поляна, Пригородок, Причепа, Рашков, Ржа-винцы, Рокитна, Роспопинцы, Рукшин, Рухотин, Селище, Шиловцы. Как легко видеть, часть этих названий получила свои наименования от местных природных условий (например, Поляна, Рокитна, Грушов-цы), другие свидетельствуют о своей принадлежности тем или иным владельцам (Аристовка, Владына, Пеливанов-Яр и вообще названные по фамилии владельцев или основателей), некоторые указывают на самые условия своего возникновения (Селище, Новоселица, Пригородок, Причепа (выселки), Млинки).

Что касается второй группы названий - численно меньшей, то здесь следующие могут быть признаны безусловно молдавскими: Богда-нешты (от имени Богдан), Больбока (от болбоака - омут), Бричаны (от брич - бричка), Буздужаны (ср. буздуган - булава), Бурланешты (ср. бурлан - дымогарная труба), Бырново-де-Сус (ср. бырна - бревно), Виишора (ср. виишоара - виноградник), Гиждеу (ср. фамилию Хыж-дэу), Гинкоуцы (ср. фамилию Гынку), Гординешты (ср. городин - сорт винограда), Дарабаны (ср. старое название пехотных солдат в Молдавии - дарабан), Дренгоуцы (ср. дрынг - народный музыкальный инструмент), Думены (ср. думан, думана - кличка домашнего животного, рожденного в воскресенье), Котюжаны (ср. котюга - колес-ни), Кормань (ср. кормана - отвал у плуга), Ларга (ларг - широкий), Мамалыга, Негринцы (негру - черный), Окница (окница - подпечек), Пояна (из слав. поляна), Ратунда (рэтунд - круглый), Рестев (ср. рэ-стеу - колышек в ярме), Секуряны (ср. секуре - топор), Сербичаны (ср. сырб - серб), Синжер (ср. синжер - кизил), Табан (ср. табан - подошва), Толбуряны (тулбуре - мутный), Тицканы (ср. кицкан - крыса, с народным молдавским произношением «к» перед «и» как мягкого «т»), Трестьяне (трестие - тростник, из славянского), Тырнава (старое заимствование из слав.), Фетешты (от фатэ, мн. ч. фете - девица), Шендряны (ср. шиндрила - тесина), Шербинцы (ср. шербинте - горячий), Шобутинцы (ср. шобота, шюбота - сапог), Шпроуцы-де-Сус и Шпроуцы-де-Жус (Широуцы Нижние и Верхние, изв. из документов XV в., Bogdan, I, 214-215, ср. шира - ряд), Чепонос (ср. чапо - лук). Несколько названий может быть отмечено как турецкие или татар-

ские, как именно Анадоли (тур. Anadoli - Анатолия), возможно, Атаки (тур. atak - отважный), Безеде (тур. begzade - сын бея, принц), Кара-кушаны (тур. karaku§ - орел), Карлыксу (тур. karlik - сосуд для снега, su - вода), Кишла-Замжиева, К.-Салиева, К.-Зелена, К.-Нежимова (тур. к!^ - казарма или кТ^^ - зимовье, зимнее пастбище).

Но ряд названий можно признать исконно славянскими, как, например, Белоуцы (очевидно, искони Беловцы), Бузны и Бузовица (ср. бузина), Бочкоуцы, Ванчикоуцы (вероятно, от имени Иван), Василиуцы (Василевцы), Васкоуцы (Васьковцы), Вартикоуцы, Вороничаны, Гвоз-доуцы, Гулишвска (Белоусовка тоже, очевидно, из Билишевко, с молдавским произношением «б» перед «и» как «г»), Глиноя и Глинноя-де-Сус (т. е. Нижняя), Гордиуцы (Гордиевцы), Гремешты, Гриноуцы (Гриневцы), Гринешты, Громадзены (от укр. Громада), Данкоуцы (Данковцы), Диноуцы, Долиняны, Зарожаны, Коленкоуцы (Колен-ковцы), Колинауцы, Козыраны - Чубревские (при долине Козырь), Коржеуцы (ср. слав. корж - селение известно из документов XVII в.), Користоуцы (ср. корысть), Косоуцы (от косой), Кошуляны (от кош, кошель), Липканы22, Лукачаны, Малинешты, Маркоуцы (Марковцы), Михайлены, Михалашаны, Молдава, Мошанец, Нагоряны, Недобо-евцы, Нисвои, Никорешты (ср. Некора), Паладия (Пелагея с молд. произношением «г» как «д»), Ревкоуцы (см. выше), Романкоуцы, Ро-сошаны (ср. Россошь), Ставчаны, Сталинешты (из Станилешты, см. выше), Строенцы (Строешты), Тарасоуцы, Толмачея, Ходороуцы (от имени Федор), Шишкоуцы, Яноуцы, Черлена (см. червленый).

Некоторое количество названий остается без точного приурочения, как именно Бадраж (Старый и Новый), Баласинешты, Барладяны (ср. Bаrlad в Румынии невыясненного происхождения, см. Draganu, назв. соч., стр. 583), Галагоры (Халахоры), Гримакоуцы, Клишкоуцы, Лен-коуцы, Маришинцы, Мендыкоуцы, Рынгач, Санкоуцы, Трибисоуцы, Тринка, Форосна, Чербев, Чепелиуцы.

В Сорокском уезде славянские и молдавские названия представлены примерно поровну. Чисто славянскими являются Анфисовка, Атаки, Балинцы, Брайков, Бужаровка, Варварьевка, Васильков, Волова, Воловицы, Волчинец, Воронков, Высока, Гвоздова, Головчиненская, Головчинцы, Городище, Дементьевское, Димитриевка, Дубна, Егоров-ка, Жайка, Загорна, Застынна, Касовка, Кобыльна Новая и Старая, Ко-товка, Кошелевка, Кошмирка Низшая и Высшая, Кременчук, Липник, Люблин (Немеров), Макарьевка, Марамоновка, Мерешевка, Нападо-ва, Немеровка, Околина, Паустов, Погорна, Покровка Новая, Правила, Раковец, Рашков, Рубленица, Рулиница, Савка, Самойловка, Са-натовка, Сивирова, Славянка, Сокол, Старовка, Степановка, Сударка, Татаревка Старая и Новая, Телешевка, Тырнова, Ципилова, Черепков,

Черлина, Чернолевка, Чорница, Ярова, как и самое название города Сороки. Значительная часть этих названий происходит, как можно думать, от имен или фамилий местных владельцев, некоторые же повторяют названия, известные по другим областям. Чисто молдавскими следует признать Бадичены (ср. баде - дядя [обращение] и такие названия, как Badacin в Трансильвании, Балашешты, ср. глагол а бэлэши [в народном произношении] - шлепать по воде), Бодешты (ср. обычную фамилию Бодол, а отсюда образованное мн. число), Болбочи (ср. болбоака - омут), Бричаны (см. выше), Бырнава (см. выше), Вадены (ср. вад - брод), Валя Цариградулуй (букв. - долина Цареградская), Ванцина (ср. Vancza Уа1аЛш в одном венгерском документе XV в. у Draganu, 407), Гарбуцканы, или Гарбузаны (ср. харбуз - арбуз), Гер-топ (ср. народн. молд. гыртоп - пещера, логовище), Гиндешты (ср. гынд - мысль), Гирбова (ср. молд. гырб - черепок), Гура Кайнар и Гуро-Каменца (ср. гура - устье), Драганешты (ср. фамилия Драгану), Дрокиз (ср. имя Драгош, Дракош), Думбравены (молд. думбрава -лесок, роща), Думены (см. выше), Думулужены (ср. домол - тихий, спокойный), Згурица (ср. згура - шлак), Изворы (ср. извор - источник), Иоржиница (ср. фамилию Йорга), Кайнар-Веки и Кайнар-Ноу (Кайнар - по-татарки горячий), Каларашевка (кэлэраш - всадник), Ка-прешты (капра - коза), Кетросы-де-Сус (т. е. К. Нижний от нар. молд. кетрос - каменистый), Кодряны (от кодру - лес, производное кодрян

- лесной житель), Коначены (конак - усадьба), Корбул (корб - ворон), Кот (кот - локоть), Котюжаны-Маре и К.-Мичь, т. е. К. Большие и Малые (см. выше), Кукуецы (ср. рум. cucuiat - хохлатый), Кошерница (ср. кошар - загон), Лунга (лунг - длинный), Мошаны (мош - дед), Надушита (нэдушит - потный), Ниорканы (нар. молд. а ньоркэй -квакать), Плопы (плоп - тополь), Пепены (пепене - дыня), Попеш-ты Высшие и Низшие (от попеск - поповский), Пояна-Куничи (см. выше), Препелица (препелица - перепелка), Проданешты (ср. собств. имя Прэдан или Продан), Путынешты (ср. путина - кадка), Пырлицы (пырлит, мн.ч. пырлиц - несчастный), Радулены (ср. собств. имя Радул), Редю Маре (букв. - большая роща), Речешты (возможно, от рече

- холодный), Резелея (ср. а рэзэлуи - тереть), Рогожены (может быть, от рогоз - осока), Рошиетич (рошиатек - красноватый (упом. в док. 1623 г. на Реуте у Bogdan, I, 227), Руда Высшие и Низшие (руда слав. происхождения - родня), Салча (салче - ива), Сербешты (сырбеск -сербский), Скаяны и Скаены (скаю - репей), Собарь (собар - печник), Стефанешты (собств. имя Стефан), Стинены (ср. стына - овчарня), Стырчены (ср. стырк - цапля), Тимилиуцы (ср. темелие - основание с уменьшительным суффиком -уца), Трифанешты (от собств. имени Трифон), Унгры (от унгур - венгерец), Ункитешын (ср. ункью - дядя), Флорешты (флоаре, мн. ч. флорь - цветок), Формушика (фрумушика

- красивая), Фрачен (фрасын - ясень), Фратешты-де-Жос и Ф.-де-Сус, т. е. Верхние и Нижние (фрате - брат с производн. суффиксом -еск, мн. ч. -ешть - братский), Циплешты (цыпла - пузырь вместо стекла), Цыра Высшая и Низшая (ср. цара - земля), Чутулешты (ср. чут - комолый), Шальвиры (шалвир - мошенник), Шептеличи (от шептеля

- седьмой), Шестачи (шиштоака - рытвина), Шури (шура - сарай).

Среди молдавских названий выделяется небльшая группа, к которой можно отнести исконно славянские названия, получившие молдавское оформление. Таковы, например, Багринешты, Бобулешты, Бородничены (вероятно, от бродник, бородник), Боросяны (аналогичные Boroseni, Borose§ti, Borosodia встречаются и в румынских областях и их сближают с именем Борис, см. Dráganu, 550), Васкауцы (старое Васковцы), Вережаны, Вертюжаны, Городичул, Гринауцы, Денжаны-де-Жос и Д.-де-Сус (очевидно, от слав. деньга), Деркауцы, Залучаны, Климауцы (вероятно, из Климовцы), Косауцы (из Косов-цы), Кремина, Кричкоуцы, Курешница, Малкауцы, Маркулешты (от собств. имени), Русяны, Свободзея-Воронков, Слонина, Теленешты (очевидно, от слав. теля, ср. венг. Tolna из Telena от того же корня у Dráganu, 250), Трефоуцы, Христичь (очевидно, по фамилии).

Без точной этимологии остаются Арионешты, Аснашаны, Баксаны, Безены, Бричова, Голия, Коболта, Кугурешты, Медык (татарское?), Намалова, Наславча, Окланда, Парканы, Рондышаны, Стайканы, Цы-пурдей.

Примерно та же картина повторяется в названиях Белецкого уезда, где чисто славянским или славянским с молдавским оформлением можно признать Бешены (возможно, от имени печенегов, ср. в Румынии и Трансильвании Be§ináu (венг. Besenyo) с XIV в., Be§enova и т. п., см. Dráganu 515-516), Биличены (от белый), Болотино, Боросены-Ноу (см. выше), Братушаны, Блешеноуцы, Василиуцы, Володены, Вранешты, Герман, Гиличены (т. е. те же Биличены с молд. произношением «б» перед «и» как мягкого «г»), Глиношены, Глодены, Горгешты, Городинце, Дружулены, Дубровица, Езерены, Еленовка, Елизаветовка, Загоранча, Зазулены, Камянка, Киржовка, Кирилены, Кондратешты, Копачанка, Костешты (с XV в. см. выше), Кузьмены, Купчин, Кухнешты, Леонардовка, Лукачены, Михайлены, Навернея, Нападены, Никорены, Обрежа, Проскурены, Семены, Синешты, Слободзея, Стольничаны, Стольничены, Теребна, Устья, Челаковка, Чугузны, Яблона.

Собственно молдавскими можно считать Абрамена, Александре-ны, Алунишь (алуниш - ореховая роща), Альбинец (от алб - белый), Барабоя (барабой - дикая морковь), Бахмут (ср. бахмет - татарский конь), Берешты (ср. Berea - имя собств.), Бельцы (собственно бэлць -болотистое место), Бисериканы (от бисерика - церковь), Блындешты

(от блынд - смирный), Богданешты (собств. имя), Бокша (бокша -шаль), Богены (ср. боаге - сова), Бумбота (ср. бумб - пуговица), Болан (ср. бэлан - белокурый), Бутешты (буте - бочка, упоминается в грамоте 1439 г., приведенной во II т. Documente Hurmuzaki, 876), Бучумены (бучум - труба), Бурсучены (бурсук - барсук), Бринзены (брынза -сыр, как собств. имя известно в документах XV в., см. Bogdan, I, 414), Валя-луй-Влад (букв. - долина Влада), Валя-Маре (Большая долина), Валя-Русулуй (долина Руса), Варатик (варатек - летний), Вульпешты (от вулпе - лиса), Гечи-Веки и Гечи-Ноу (первое слово татарское), Гид-жиены (ср. выше Гиждеу), Гирчешты (хырка - череп), Данул (собств. имя), Думбровены (см. выше), Дуруитор (дэруитор - даритель), Душманы (душман - враг), Забричены (ср. зэбря - решетка), Изворы (см. выше), Кажба (ср. кужба - сук), Кетриш (кьетриш - щебень), Кирпица (кырпа - тряпка), Китрошика-Веки (ср. Кетриш - Кетросы), Кишкаре-ны (кишкар - угорь), Корнешты (корн - рог, как собств. имя встречается в XVI в., ср. Bogdan, I, 460), Корпачи (кырпач - плохой мастер), Кошены-Цирига (ср. кош - корзина), Куконешты (кукоана - дворянка, барыня), Кукуец (см. выше), Лата (лат - широкий), Малаешты (малай

- просо), Маноилешты (от собств. имени Маноил), Мегура и Мегу-рели (мэгура - курган), Меделяны (меделян - крупный), Минзареш-ты (мынзаре - овца), Мирчешты (от собств. имени Мирча), Морены (ср. моар - мельница), Мошаны (мош - дед), Мястяцы (мустяца - ус), Мындрешты (мындру - гордый), Негурены (негура - туман), Окю-Алб (окь - глаз, алб - белый), Паскауцы (паска - кулич), Пеленей (пе-лин - полынь), Перлица (пырлица - несчастная), Петрешты, Петру-шены (от собств. имени Петру), Петросы (от пьетрос - каменистый), Попорница (ср. попорница - перечница), Почумбены и Почумбоуцы (почумб - кол), Правила (правила - закон), Пынзарены (пынзар - мастер полотен), Пыржота (ср. пыржол - пожар), Редены (редю - роща), Редоя, Ресипены (рысипа - беспорядок), Резина и Резоя (ср. собств. имя Рызан в док. 1484 г. у Bogdan, I, 287), Реча (рече - холодный), Рытены (рыт - рыло), Сарата (сарат - соленый), Сингурены (сынгур

- единственный, упоминается в 1473 г., см. Bogdan, I, 178), Сынжерей (сынжер - кизил), Скумпия (скумп - дорогой), Скуляны (скул - моток), Стрымба (стрымб - кривой), Стурдзены и Стурдзовка (от фамилии Стурдза), Стынгачены (стынгач - левша), Стынжинены (стынжен

- сажень), Стынкауцы (стынка - утес), Тодорешты (от собств. имени Тудор), Томешты (от собств. имени Тома), Тюрта (стурта - лепешка), Унгены (унгю - угол), Унтены и Унцешты (унт - масло), Фалешты (фала - слава), Фламынзены (флэмынд - голодный), Флорешты (см. выше), Флорицоя (ср. флоричика - цветочек), Флочены (флок - клок), Фонтына-Алба и Фонтына Ноу (фынтына - колодец), Фундури (фунд,

мн. ч. фундури - дно), Цеплицешты (ципла - пузырь), Чучуля (ср. чу-чулете - сморчок), Щербака (ср. собств. имя Шербан), Шофранканы (гофран - шафран), Чоропканы (чорап - чулок).

Для следующих названий трудно точно установить происхождение, как именно Оснашены Нижние, Бакир, Боблетич, Боканы, Бургеля-Сочи, Галата, Галашены, Ганчешты, Гресены, Домашканы, Дануцены, Загайканы, Згардешты, Ишкалец, Кишлодельница, Кобани, Козешты, Кошкодены, Коючены, Кучой, Лембяны, Моравинец, Меклеушаны, Парков, Порчулянка, Ракарыя, Смарандены, Тешкурены, Токсобены, Ханкоуцы, Холиуцы, Четирены, Чулуканы, Шолтоя.

В Оргеевском уезде к группе славянских названий относятся Берез-ложка, Бушевка, Васиены, Вережаны, Войновка, Воротец, Випрова, Вышкоуцы (очевидно, из Вышковцы), Гавриловка, Гербовца, Гети-ловка, Горелкан, Городище, Городищи, Грушова, Деренев, Добруша, Долина, Дума, Душка, Дышкова, Екимауцы (из Екимовцы), Жолобок, Загорены, Иванча, Исакова, Каминча, Клишова, Кипешка, Кириан-ка, Кобылены, Кобылка, Корнова, Коробчены, Красношены, Котель-нич, Круглик, Кунзовка, Курки, Лалова, Лопатна, Лукачевка, Манна, Маркауцы (из Марковцы), Мартынешты, Матеуцы (из Матвеевцы), Машкауцы (Машковцы), Моровая, Морозены, Николаевка, Оксентия, Паланка, Пересечина, Погребены, Попауцы (из Поповцы), Рышка, Рышкова, Сахарна, Селишты, Сиркова, Солончены, Стецканы, Сто-дольна, Сухулучены (от Сухая лука?), Сырота, Тарасовка, Теленешты, Телешев, Устье, Фузовка, Царевка, Чинишеуцы, Чорна, Шибка.

Молдавскими следует признать названия: Банешты (бани - деньги), Бологан (народное молд. бологан - глыба, камень), Бошканы (бошка - бочка), Бранешты (браниште - заповедник), Брынзены (см. выше), Будены (будэй - кадка), Бутучены (бутук - пень), Бучушка (ср. бичушка - кнут), Вадулека (ср. вад - брод), Валя Попий (букв. - попова долина), Варзарешты (вэрзаре - пирог с капустой), Владен (ср. имя Влад), Германешты (от имени Герман), Гординешты (см. выше), Гертоп-Маре и Г.-Мик (см. выше), Гиждиены (см. выше), Гиришены (гириш - красивый), Гирова (хирав - нежный), Греблешты (гребля -грабли), Гулбока (холм, боака - болото), Дялунант (нар. молд. дялу (л) нант - высокий холм), Жаврены (жавра - дворняжка), Жора - Высшая, Средняя, Низшая (по имени Жора), Игнацеи (от имени Игнат), Из-бешты (ср. а изби - ударять), Изворы (см. выше), Индерепнич (ын-дэрэпник - упрямый), Инешты (инлен), Калараши (см. выше), Кала-тур (кэлэтор - всадник), Киперчены (народ. молд. киперь - перец), Кицканы (кицкан - крыса), Когильничены (по речке Когильник), Ко-шерница (см. выше), Киштельница (нар. молд. киштельца - гнилое болото), Леушены (ср. леушор - мелкая монета), Липчены (липкан

- татарин), Лупа-Речи (лупа - нарост, рече - холодный), Мелаешты (см. выше), Минчены-де-Жос и М.-де-Сус (может быть, от минчю-на - ложь), Мирзешты (от тат. мирза), Миток (миток - монастырь), Михалаши (от собств. имени), Мишены (то же), Мындра (см. выше), Негурены (см. выше), Нешканы (нар. молд. а нишка - двигать), Ни-струены (от названия р. Нистру), Окница (см. выше), Охринча (от имени собств., название встречается уже в XV в., см. Bogdan, II, 876), Паулешты (от собств. имени), Пашканы (от собств. имени), Пиструе-ны (пиструе - веснушки), Питушка (питушка - хлебец), Пишкарены (ср. пескарь - рыбак), Погарничены (а похырни - низвергать), Пояна (см. выше), Припечены (ср. а припи - торопить), Пьятры (пьятра -камень), Радены (см. выше), Рекулешты (раку(л) - рак), Резина (см. выше), Респопены (ср. а рэспопи - расстричь), Рачула (ср. рече - холодный), Сасены (сас - трансильванский немец, упоминается в док. 1443 г., см. Уляницкий, 60), Серотены (сэрат - соленый), Скорцены (скоарца - ковер), Скурта (женский род от скурт - короткий), Станка (станка - галка), Табора (табэра - лагерь), Татареиты (татар - татарин), Терзиены (тырзиу - поздний), Фаурешты (фаур - кузнец), Фру-моса (ж. р. от фрумос - красивый), Фурчены (фурка - вилы), Хирова (см. выше Гирова), Цибирика (ср. ципириг - нашатырь), Цуцунтей (и пуцунтей - немногие?), Цыганешты (циган - цыган), Цынцарены (цынцар - комар), Чишме (чишме - фонтан), Чогорены (от названия р. Чугур), Шолданешты (шолдан - зайчик).

Неясными по этимологии остаются Алгидари, Балашешты, Биеш-ты, Богзешты, Бошерница, Бравича и Бравичена, Брянова, Булаеш-ты, Буларга, Вахноуцы, Галешты, Гаузены, Глижены, Годжинешты, Годпороже, Гядулены, Загайканы, Зубрешты, Ишновец, Казанешты, Кокорезены, Курлены, Мелешены, Мигулены, Миклешты, Моловата, Онешты, Оргеев, Оницканы, Олишканы, Ордашеи, Парканы, Печиш-ты, Покшешт, Самонанка, Самашканы-де-Жос и С.-де-Сус, Стокноя, Туслены, Терены, Тершицеи, Трибужены, Трифешты, Тузора, Чоком-пены, Шарканы.

В Кишиневском уезде славянскими названиями являются Братуле-ны, Васиены, Волчинцы, Городище, Городка, Горешты, Долна, Дрес-личены, Исайканы, Кирка, Кожушна, Колоница, Константиновка, Ко-стешты (известное с XVI в., см. выше), Крыков, Лозова, Меренская, Садова, Селище, Чебанка, Яловены. Но вообще молдавские названия здесь заметно преобладают, и мы находим тут Балабанешты (ср. а бэ-лэбани - трясти), Баланешты (см. выше), Балаурешты (бэлэур - змей), Балтамаре (букв. - большое болото), Балцацый (бэлцат - пегий), Бар-боены (см. выше), Браила (ср. Браила в Румынии), Броска (броаска

- лягушка), Бубуюж (ср. о бубуи - греметь, грохотать), Буда, Будеи,

Будешты (буда - хата, будэй - кадка), Ваду-луй-Водэ (букв. - род воеводы), Валя-Траистены (валя - долина, траиста - торба), Варза-решты (см. выше), Вистерничены (вистиерник - министр финансов в старой Молдавии, селение упоминается в 1623 г. (см. Bogdan, I, 227), Ворничены (ворник - министр юстиции в старой Молдавии), Вына-торы (вынэтор - охотник), Гаурены (гаура - дыра, дупло), Грозеш-ты (гроаза - страх), Гирло (гырла - рукав реки), Гратиешты (гратие

- решетка), Голбока (см. выше), Гояны (может быть, от славянского гол?), Данчены (от собств. имени), Зембрены (зымбре - рана во рту у лошадей), Калиманешты (от фамилии Калиман), Кетрос (см. выше), Кичера (кичура - иней), Кырланы (кырлан - годовалый барашек), Корнешты (см. выше, известно из документов XV в., см. Bogdan, I, 460), Макарешты (от собств. имени), Малкочи (ср. молком - тихий), Мануилешты (от собтв. имени), Мераны и Мерешены (от мэр, мн. ч. мерь - яблоко), Милешты (от фамилии Милеску), Миток (см. выше), Мунчешты (мунка - труд, работа), Негрешты (см. выше), Немцены (от названия Нямца в Молдавии), Нисторены (от собств. имени Ни-стор), Новач (от имени Новак), Одая - Деларюлуй (букв. - комната Д.), Панашешты (может быть от имени Панес), Пашканы (см. выше), Пержолипены (ср. а пыржоли - поджигать), Петечены (петек - кусок, лоскут), Петриканы (от собств. имени), Равака (рэвак - виноградный сок), Редены и Рею-луй-Чокан (см. выше), Реча (см. выше), Рошка-ны (рошкан - краснощекий), Русешты Новые и Р. Старые (от рус -русский), Синжера (см. выше), Сипотены (сипет - плетеный короб), Сирецы (ср. название р. Сирет), Скинос (нар. молд. скинос - колючий), Солтанешты (солтан - султан), Соручены (от сэрак - бедный, ср. производные сэрэкэчос, сэрэчила), Спариецы (а спария - пугать), Страшены (страшник - грозный), Тенжелешты (тынжала - переднее дышло), Тимелеуцы (см. выше), Ульма (ср. ульм - вяз), Фрасинешты (см. выше), Фунду-Галбина (букв. желтое дно), Цыпала (ср. ципла -пузырь), Черешты (мн. ч. от череск - небесный), Чоплены (от фамилии Чоплеску, упом. в док. XV в., см. Bogdan, I, 389), Чутешты (чут

- комолый), Шендрены (см. выше), Юрчены (от имени Юрга).

Прочие названия, труднее определимые по своей языковой принадлежности, встречаются в небольшом количестве: Багой, Бакшены, Балдурешты, Бардар, Билиешты, Буцены, Ганска (очевидно, польское), Глодигиш, Гелауза, Друлешты, Дулежены, Замгожи, Збироя, Кабаешты, Картыш, Кишинев, Кондрица, Корлучены, Костулены, Крузешты, Логанешты, Малотогашены, Марения, Микауцы, Миклеу-шаны, Модвал, Неморены, Пожорены, Селеджены, Скорены, Сочинены, Тогатин, Трушены, Ферладаны, Чагирлены, Чимишены. Но для всех их характерно типично молдавское оформление, какова бы ни была этимология самых корней.

Совершенно другая картина представляется в южных уездах Бессарабии, как именно в Бендерском, Аккерманском и Измаильском. В первом из них основную массу составляют турецкие названия: Аба-клыджаба, Авдарма, Акуй, Арса, Баймаклия, Бахчалия, Батырь, Ба-урчи, Башкалия, Бендеры, Беш-Алма, Беш-Гиоз, Бештымак, Джама-на, Дженаи-Абад, Джолтай, Дизгиндже, Кайнары, Казаклия, Калфа, Каракуй, Кирсов (Баш-Киой), Кирютне, Комрат, Кошкалия, Сагайдак, Садаклия, Сака, Селемет, Тараклия, Токузы, Томай, Топал Чок-Мейдан, Ялпужел. Некоторое количество составляют чисто русские названия явно нового происхождения или вообще новые названия, по имени владельцев. Таковы, например, Алексеевка, Андреевка, Богда-новка, Булатовка, Бурзовка, Вареница, Гербовцы, Елисаветовка, Заим, Ивановка, Иордановка, Кантомир, Карабетовка, Колачевка, Копанка, Коржево, Куружейка, Ласкариевка, Леонтиево, Манзыр (фамилия), Михайловка, Петровка, Романенко, Сатунов-Троян (около Траянова вала), Скривановка, Твардица, Телица, Троицкое, Ферапонтовка, Де-лакеу (Билакев).

Собственно молдавскими можно признать только Болбока, Бурна-решты, или Ботнарешты (ботнар - бондарь), Вале-Пержа (вале - долина, пержа - слива), Градешты (от славянского град), Гура-Быкулуй (букв. - устье Быка), Гура-Галбина (букв. - желтое устье), Гура-Сарацыко (ср. сэрат - соленый), Карбуна (кэрбуне - уголь), Каушаны Новые и Старые (кэуш - ковш), Киркаешты (кирка - мотыга), Кир-нацены (кырнат - колбаса), Кицканы (см. выше), Колбариш (ср. колб

- пыль), Минчуна (см. выше), Молешты (моале - мягкий), Опач (а опачи - задержать), Подишь (подиш - плоскогорье), Рошканы Новые и Старые (см. выше), Салкуцы и Сальча (см. выше), Сарацика (см. выше), Сарато-Голбан (см. выше), Скиноса (см. выше), Солцы (солз

- чешуя), Спея (спее - корзина), Стурдзены (см. выше), Тодорешты (см. выше), Флорешты (см. выше), Ценцерены (см. выше), Шерпены (шерпе - змея).

Неясны по этимологии: Борогане, Бужой, Гайдар (болгарское село), Ганкура, Дубоссары Старые, Жавгур, Кириет-Лунга (болгарское село), Кобуска Старая и Новая, Пугой и Пугочены, Танатары, Фарладяны, Хадонимус (Гаджимус).

В Аккерманском уезде вообще огромное большинство селений совершенно новые, как, в частности, многочисленные колонии, поселенные здесь уже после 1812 г. и носящие характерные названия Березино, Бородино, Бриени, Гнаденталь, Гофнунгсталь, Деневиц (Гамбург), Клястиц, Красный, Кульм, Лейпциг, Лихтенталь, Малоярославец, Париж, Тарутино, Теплиц, Фершампенуаз, Фриденсталь (прежние немецкие колонии). Из общего количества 170 названий по

Аккерманскому уезду в 1859 г. на долю собственно молдавских приходится только 13, а именно Варатик (см. выше), Гура-Роша (красное устье), Кантемир, Катарга, Молдавка, Морузены (от фамилии Мору-зи), Оленчан (ср. олан - черепица), Папушоя (папушой - кукуруза), Пуркар (поркар - синопас), Сарата (см. выше), Слободзея-Ганесы, Фештелица (а фештели - пачкать), Формушика (см. выше). Все прочие носят названия турецкие, русские, болгарские. Ту же самую картину представляют и селения Измаильского уезда.

В результате анализа названий населенных пунктов Бессарабии мы можем сделать вывод, что в южной ее части молдавский элемент изначально отсутствовал и что вообще эта территория была мало заселенной с тех пор, как она была захвачена турками в конце XV в. и потом в течение нескольких столетий оставалась местом кочевья татарских орд. Правда, Аккерман в XV в. принадлежал Молдавии под названием Белого города - отсюда и позднейшее турецкое название Ак (белый) - кирмон (крепость), но он был захвачен турками еще около 1484 г. и перестал фактически принадлежать Молдавии. Север Бессарабии, сохраняя до сих пор большинство славянского населения, по названиям своим указывает на изначальное преобладание этого населения над молдавским, хотя многие славянские названия и облеклись позже в молдавскую форму. Центром молдавской колонизации XV-XVI вв. в Бессарабии следует считать Кишиневский уезд и прилегающие к нему части Оргеевского, Сорокского и Белецкого уездов. При этом необходимо учесть, что в двух последних очень много названий исконно славянского происхождения, получивших лишь позднее молдавское оформление. Это обстоятельство можно рассматривать как подтверждение того факта, что здесь славянское население исстари было представлено гораздо значительнее и лишь в процессе совместного жительства с молдаванами ассимилировалось с последним. Процессы подобной ассимиляции нам хорошо известны и на левом берегу Днестра. Кстати, отметим, что статистические данные о населении Бессарабии конца XIX в. полностью совпадали с теми, какие мы получили на основании изучения топонимии. По данным переписи 1897 г., максимальный процент молдаван был сосредоточен именно в Кишиневском уезде, где он достигал (без города) цифры 86. В Оргеевском уезде (без города) цифра эта снижается до 80,9 %, в Белецком (без города) - до 71%, В Сорокском (без города) - до 66,4 %, в Бендерском - до 52,5 %, в Хотинском уже до 25% и в Аккерманском - до 18,2 %. Соответственно этому в обратном порядке растет процент славянского населения: а Оргеевском уезде он достигает всего 7 % (русских и украинцев), в Белецком - 17 %, в Сорокском - 21 % и в Хотинском 59,8 %. В южных уездах новое население состояло как

из русских и украинцев, так и из болгар, немцев, евреев и других национальностей, представленных в небольшом количестве23.

Если присмотреться к самому характеру молдавских названий Бессарабии, то можно констатировать их очень разнообразный характер в отношении способов образования самих наименований. Прежде всего отмечается большая группа названий, производных от собственных имен первых владельцев или поселенцев, причем многие из этих имен являются как собственно молдавскими, так и славянскими с молдавским оформлением, а некоторые могут быть отнесены в ту или другую группу. Так, типично молдавскими являются Баксаны и Бакшены, Бучумены, Баланешты, Берешты, Ванцина, Гиждеу, Гин-коуцы, Данул, Данчены, Дрокиз, Драганешты, Жора, Когильничены, Михалаши, Нисторены, Проданешты, Радулены, Стефанешты, Тодо-решты, Томешты, Шербака, тогда как Аврамены, Александрены, Гер-манешты, Игнацеи, Охринча, Трифонешты, Мануилешты, Макареш-ты, Причешты относятся ко второй группе. Некоторые из подобных названий произведены от фамильных имен, как еще Одая-Деларюлуй, Стурдзены, Мирчешты, Резина и Резоя, Гиждиены, Калиманешты, Милешты, Йоржиница, Пашканы, Паулешты, а также от названий рек вроде Ниструены, Сирецы, Чогорены. Не перечисляя все до одного подобные наименования, можно сказать, что они не составляют самой большой доли в общем числе названий, где преобладающая масса относится к таким, которые образованы от топографических условий самой местности. Таковы, например, Вадены, Вадулека (вад - брод), Валя-луй-Влад, Валя-Попей, Валя-Маре и т. п. (вале - долина), Из-воры (источник), Пояна, Редю, Редены, Радены, Редоя (редю - лес), Больбока, Болбочи (болбоакэ - омут), Балта-Маре, Бельцы (балта -болото, мн. ч. бэлць), Думбравены, Далунант (высокий холм), Мегура (мэгура - курган), Пьятры, Петросы, Кетриш, Катросы, Китрошика (пьятра, народное кятра - камень), Гертоп, Виишоара (виноградник), Гирла, Гура-Каменча (устье К.). В других случаях характерным признаком, послужившим для названия местности, являлась растительность в местах заселения, откуда такие наименования, как Алуниш (орешник), Барабоя (дикая морковь), Гарбузаны, Гординешта (виноград), Инешта (лен), Киперчены (перец), Мерены (яблоки), Малаеш-ты (просо), Пеленеи (полынь), Пепены (дыня), Плопы (тополь), Ро-гожены (осока), Скаены (репейник), Салча (ива), Сынжереи (кизил), Синжер и Синжера, Трестяны (тростник), Тырнава, Ульма (вяз), Фра-сен (ясень), Фрасинешта, Флорешты и Флорицея (цветы), Чепононс (лук), Чучуля (сморчок), Шафранканы.

В известных случаях основанием наименования оказывался какой-либо эпитет, соответствующий оценке местности с точки зрения

присущих ей природных свойств или впечатлений, оказываемых на живущих. Таковы, например, Альбинец, Балан, Лунга, Ларга, Лата, Мындра и Мындрешты, Меделяны, Негрешты и Негринцы, Реча и Речуца, Ратунда, Рошканы и Рошиетик, Скурты, Скумпия, Скинос, Стрымба, Сарата, Толбуряны, Черешты, Шербинцы. Иногда поводом для подобного наименования могло служить какое-либо внешнее сходство со свойствами человека, приписываемыми местности, откуда, например, Блындешта, Думулены, Гирова, Индерепнич, Кукуецы, Надушита, Терзиены, или же оценка самых качеств ее, ср. Фрумоса, Формушика, Черешты, Варатик. Своеобразны наименования, ведущие начало от тех или иных названий животных, то ли находившихся в изобилии в данной местности, то ли послуживших случайным поводом к подобным наименованиям, каковы, например, Бахмут, Боге-ны, Бурсучены, Броска, Вульпешты, Думены, Кицканы и Тицканы, Корбул, Кырлан, Капрешты, Кишкарены, Минзарешты, Препелица, Ракулешты, Станка, Стырчены, Цынцарены, Шолданешты.

Весьма интересны названия, свидетельствующие о национальной или социальной принадлежности поселенцев. Среди первых встречаются немногие: Русешты, Немцены, Сасены, Сербичаны и Сербеш-ты, Татарешты, Унгры и Цыганешты, сами по себе достаточно ясные. Значительно больше названий другой категории, как Бисериканы, Варзарешты, Вынаторы, Дарабаны, Калараши, Каларашевка, Кала-тур, Кодряны, Пынзорены, Пишкарены, Респопены, Собарь, Стинена, Фаурешты, Табара, Шальвиры. Некоторые из них отмечают принадлежность первоначальных насельников к определенным категориям владельцев вроде Бисериканы, Миток, Вистерничены, Ворничены, Куконешты, Мирзешты, Солтанешты. Другие свидетельствуют о каких-то родственных отношениях владельцев, заселявших те или иные земли, откуда Мошаны, Руда, Ункитешты, Фетешты, Фратешты. В ряде названий сказывается социальная оценка насельников со стороны соседей или какие-то воспоминания - чаще отрицательного характера, - связанные с теми или иными поселенцами, как, например, Душманы, Перлица и Пырлицы, Корпачи, Избешты, Минчены, По-гарничены, Припичены, Фламынзены, Страшены, Спериецы, Стын-гачаны, Серотяны, Чутулешты и Чутешты.

Очень своеобразную группу составляют довольно многочисленные названия, произведенные от обозначений продуктов питания (Брынзены, Мамалыга, Паскауцы, Питушка, Тюрта, Унтешты) и особенно от различных предметов обихода или хозяйства, не исключая самых незначительных и даже третьестепенных. Таковы Бричаны, Бурланешты, Бырнава и Бырнова, Дренгоуцы, Котюжаны, Кормань, Окница, Рестев, Секуряны, Тобан, Шендряны, Шюботанцы, Гизди-та, Гирбова, Згурица, Забричены, Кырпица, Попорница, Скуляны,

Скорцены, Фурчены, Цибирка, Чишме, Гратиешты, Петечены, Тен-желешты, Чоропканы, Шура и др. Возможно, что здесь играли роль впечатления какого-то сходства местности с теми или иными предметами, или название шло от первых возведенных там построек (ср. Буда, Шура, Гиздита, Чашме) или от промыслов по изготовлению утвари (Будеи, Путынешты, Бутешты, Бошканы, Фундури, Греблеш-ты, Сипитены, Цыплешты, Цеплицешты, Цыпала). Некоторые трудно поддаются объяснению, если только название не происходит от чисто индивидуальной фантазии в наименовании, которая, может быть, содержится таких обозначениях, как Негурены, Окю-Алб, Леушены, Пиструены, Бокша, Гирчешты, Кот, Гиндешты, Мустяцы, Бутучены, Флочены, Бучушка, Гаурены, Петечены, Почумбены и т. п. Очень вероятно, что большое число названий идет от имени или прозвища первых владельцев или поселенцев и потому не нуждается собственно ни в каких истолкованиях. Интересно отметить то, что способы обозначения, рассмотренные выше, мало чем отличаются от тех, которые мы находим в славянской, в частности, русской топонимии, где мы имеем тоже основную массу названий, производных от личных имен и прозвищ, от категории владельцев (Князево, Воеводина, Дьяково и т. п.), от занятий жителей (ср. Сокольники, Рыбаки, Красильники, Бронницы), от типа селения (Сельцы, Усадище, Выселки), от экономической принадлежности поселенцев, от ландшафта (Горки, Поляна, Подол, Поречье, Песочня, Заболотье), от растительности (Раменье, Дубровка, Дубища, Вязовое и т. п.), от колодцев, дорог и т. п.24 Можно только отметить большее разнообразие русской топонимии в отношении грамматических способов самого образования названий по сравнению с молдавской, где преобладают преимущественно суффиксы -ешты (из -ешти, мн. число от -еск, обозначающего принадлежность) или -аны, -ены (мн. число от -ан или -ян из славянского -анин, -ане). Сравнительно редко выступает в Бессарабии суффикс -ауцы (-оуцы из славянского -овца) и большей частью в самых старых названиях с трудно определимой этимологией, как, например, Гримакоуцы, Клишкоуцы, Ленкоуцы, Мендыкоуцы, Трибисоуцы, в которых, вероятно, надо видеть искаженные старые славянские имена. Единичными примерами представлены другие суффиксы, как -иуцы (Чепелиуцы, Хилиуцы), -ев (Рестев, Чебрев, Кишинев, Оргеев и др.), в котором приходится видеть скорее русифицированное обозначение молдавского дифтонга -еу (-эу), а часто исконное слово останется в неизменяемой форме, ср., например, Миток, Руда, Окю-Алб, Валя-луй-Влад, Пояна, Редю, Дялунант, Гирла, Гертоп, Мегура и т. п.

В этом можно видеть характерную черту собственно молдавской топонимии, более подробное исследование которой поможет выяс-

нить многие специальные черты, равно и осветит оставшиеся еще неразъясненными названия25. Но эта работа требует, прежде всего, исторических разысканий по отношению каждого пункта, поскольку таковой может быть представлен в более ранних документах: грамотах господарей, актах государственных и частноправовых и т. д. прошлых эпох. Но сейчас можно видеть важнейшие характерные черты бессарабской топонимии, как она сложилась к началу ХХ в.

Здесь находят свое отражение и природные и социальные условия, при которых совершалось заселение в более позднее время. Многие названия связаны с именами первоначальных жителей или владельцев того или иного места. Эти имена часто представляют собой старинные славянские имена, которые не всегда легко узнать, но которые были распространены в свое время и уцелели только в топонимии. Тем самым они свидетельствуют о давности их носителей и в то же время легко отличимы от позднейших владельческих наименований, возникавших еще в начале XIX в. Весьма возможно, что некоторые из названий, отнесенные нами к молдавским или оставленные без точного приурочения, только в недавнее сравнительно время приняли похожую на молдавскую форму, а в прошлом принадлежали к чисто славянским. Но общая картина, получаемая из анализа топонимии, ясна: славяне занимали исконно всю северную часть Бессарабии; центр и юг после печенегов и половцев оставались некоторое время безлюдными. И только в центре области, вокруг Кишинева, пустопорожние места стали заселяться молдаванами с XV в., когда они же приседи-нились к сидевшим в северной части области восточным славянам.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. См. Gamillscheg E. Zum Donaunamen (Zeitschrift slav. für Philol, 1926, s. 149-154). Это обстоятельство, по мнению Гамильшега, служит лишним подтверждением того факта, что романское население всегда оставалось в Траяновой Дакии, так как если допустить только позднейшее его появление здесь (вторично) из Мезии, сохранение прежнего фракийского названия реки было бы непонятным: в самом деле, аромуны его уже не имеют, употребляя название Дуна, взятое из турецкого языка. «Олтения и Банат и, вероятно, область к северу и югу от Юго-Западных Карпат были теми районами, которые продолжали без перерыва латинскую традицию».

2. См. Dräganu. Romanii in veacurile IX-XIV pe baza toponimici. Bucur., 1933, p. 574-575 и приведенную там литературу.

3. Weigand. Ursprung der südkarpatischen Flussnamen in Rumänien (XXVI-XXIX. Jahresbericht des Instituts der rumänischen Sprache zu Leipzig, Lpz., 1921, 83).

4. Ibid. Р. 94.

5. §tefcmescu M. Cuvinte Grädiijte çi Horodiçte în toponimica româneascä (Arhiva, 1921, p. 76-80); Elemente ruseçti în toponimica româneasca cä (ibid., p. 218-228); Alte cuvinte ruseçti de nuanta ruteanä în toponimica româneascä (Arhiva, 1922, p. 64-75; 372-384); Toponimici româneçti cu terminatiunea-äuti (ibid., p. 499-514); Rusismele - rutenismele din toponimica româneascä (Arhiva, 1924, p. 199-206).

6. См. о том рецензию проф. Селищева А.М. «Истории русского языка», Н.Н. Дурново в «Известиях» II отд. Академии наук, т. XXXII (1927), с. 312.

7. Bcrbulescu /.Inceputurile scrierii cirilice în Dacia Traiana (Arhiva, 1922, p. 161-195).

8. Т. е. к южным славянам.

9. Т. е. восточнославянские.

10. Op. cit., 162-163.

11. Шахматов A.A. Введение в курс истории русского языка. П., 1916, стр. 44 и сл.

12. Назв. соч., стр. 48.

13. Там же, стр. 99.

14. БергЛ.С. Население Бессарабии. П., 1923. С. 15.

15. См. Венелин. Влахо-болгарские или дако-славянские грамоты, СПб., 1840, стр. 60 и ссылку на них у Берга, назв. соч., стр. 31.

16. См. Documente privitoare la istoria românilor publ. da E. Hurmuzaki. Vol. II. Р. 832.

17. Ibid. P. 870.

18. См. Уляницкий. Материалы для истории взаимных отношений России, Польши, Молдавии, Валахии и Турции в XIV-XVI вв. М., 1887, стр. 78 и сл.

19. Там же. С. 67, 68-69.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

20. Documente lui Çtefan cel mare publ. de I. Bogdan. T. I-II, Bukur., 1913. Ниже я привожу при каждом названии ссылки на том и страницы этого издания.

21. Приводимые ниже названия взяты нами из книги А. А. Артемьева «Бессарабская область. Список населенных мест по сведениям 1859 г.». СПб., 1861. В этом списке отсутствует Измаильский уезд, в то время не принадлежавший России.

22. Именем «липков» или «липкен» обозначались в XVI-XVII вв. литовские татары, поселенные турками в Хотинском уезде. От них, очевидно, ведут свое начало и немногие тюрко-татарские названия, встречающиеся на севере Бессарабии.

23. См. Берг Л.С. Назв. соч.

24. См. Селищев A.M. Из старой и новой топонимии (Труды Московского ин-та истоии, философии и литературы, т. V. М., 1939).

25 См. Jordan J. Rumänische Toponomastik, I-III, Bonn, 1924-1926, где имеется много интересных параллелей и разъяснений.

Источник: Известия Aкадемии наук СССР. Отделение литературы и языка. Т. V. Вып. 4. М.: Издательство Aкадемии наук СССР, 1946. С. 333-350.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.