Научная статья на тему '«Толстые» журналы и читательская аудитория: изменение коммуникативной модели'

«Толстые» журналы и читательская аудитория: изменение коммуникативной модели Текст научной статьи по специальности «Литература. Литературоведение. Устное народное творчество»

CC BY
133
29
Поделиться
Ключевые слова
КОММУНИКАЦИЯ / "ТОЛСТЫЙ" ЖУРНАЛ / ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ / КУЛЬТУРНАЯ ЭЛИТА / "THICK" MAGAZINE

Аннотация научной статьи по литературе, литературоведению и устному народному творчеству, автор научной работы — Шевцова Наталья Вячеславовна

В статье рассматривается проблема осваивания «толстыми» журналами новых способов коммуникации с читателем, выясняется, как изменился статус интеллигенции, на которую ориентируются эти издания

Похожие темы научных работ по литературе, литературоведению и устному народному творчеству , автор научной работы — Шевцова Наталья Вячеславовна,

"Thick" magazines and reader''s audience: variarion of communicative model

In article the problem reading by "thick" magazines of new ways of the communications with the reader is considered, found out, how the status of intelligency by which these editions are guided has changed.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему ««Толстые» журналы и читательская аудитория: изменение коммуникативной модели»

Ып^атоЫШМ 1 (40), 2013

УДК 81'33

«ТОЛСТЫЕ»ЖУРНАЛЫИ ЧИТАТЕЛЬСКАЯАУДИТОРИЯ: ИЗМЕНЕНИЕ КОММУНИКАТИВНОЙ МОДЕЛИ

Н. В. Шевцова

В статье рассматривается проблема осваивания «толстыми» журналами новых способов коммуникации с читателем, выясняется, как изменился статус интеллигенции, на которую ориентируются эти издания.

Ключевые слова: коммуникация, «толстый» журнал, интеллигенция, культурная элита.

Основной аудиторией «толстых» журналов всегда являлась интеллигенция, а они в свою очередь выступали сферой проявления её самосознания. В настоящее время у «толстых» журналов складываются достаточно непростые взаимоотношения с читателем, на что влияют финансовая составляющая, изменение статуса литературы, коммуникативные модели, избираемые редакторами этих изданий со стажем. «Толстые» журналы в провинции сегодня читают представители советской интеллигенции: врачи, учителя, инженеры, а в столицах - профессионалы: филологи, литераторы.

В 1990-2000-х годах на страницах «толстяков» и других изданий развернулась дискуссия об интеллигенции, которая вписалась в контекст разговора о гибели «толстых» журналов, конце литературы и критики. Эти вопросы подробно анализирует в своей кандидатской диссертации критик В. Пустовая [4]. Она отмечает, что активизация полемики об интеллигенции коренится в проблеме общественного самоопределения, обострившейся в России в постперестроечное время. Пережив за прошедший XX век двойной слом государственной системы, наше общество было поставлено перед необходимостью заново выяснять основы своего существования. Одним из центральных вопросов, потребовавших обновлённых решений, оказался вопрос об интеллигенции - её существе и исторической роли, социальном авторитете и судьбе в новом веке.

От фиксации кризиса интеллигенции участники дискуссии переходят к определению самого понятия этой прослойки общества.

Они подчеркивают исчерпанность исторической роли и системы ценностей отечественной интеллигенции и предпринимают попытки создать проект «культурной элиты, или духовной аристократии» (выражение философа первой половины XX века Г. Федотова) [6] В рамках самоопределения интеллигенции происходит смена задач: политическая борьба заменяется культурным творчеством, слияние с народным целым - дистанцированием от масс, пафос жертвы - пафосом утверждения своей значимости, принцип социальной ангажированности - принципом независимости. В современных условиях народническая миссия просветительства, пропаганды культуры сменяется задачей создания пространства культуры для немногих, а «этика самоуничижения» интеллигенции - «новой этикой» утверждения её «достоинства». В. Пустовая заключает, что пресловутый кризис интеллигенции в России обозначает только изменение ценностных ориентиров интеллигентского самосознания [4], соответственно кризис «толстых» журналов может рассматриваться как формирование особой ниши, что предполагает обслуживание культурной элиты.

Следует отметить, что поиск новых путей взаимодействия с читателем крайне волнует нынешних главных редакторов и литературных критиков. Многие из них высказывают мысль о том, что читателя вовсе нет- ни внутри литературного цеха, ни вне его. С. Чупри-нин свою статью «Нулевые годы: ориентация на местности» («Знамя», 2003, № 1) начинает с заявления о том, что русскую литературу разлюбили, а в споре физиков и лириков победили бухгалтеры [7]. Через год (Знамя, 2004, № 1) его выводы становятся более удручающими, он размышляет о «катастрофе национального масштаба» в виде орды пишущих стихи по-русски - таковых в стране насчитывается от 15 до 100 тысяч человек. «Стране, её культуре не нужны ни четырнадцать тысяч, ни уж тем более сто тысяч поэтов. Такую уйму стихов нельзя прочесть. В таких завалах нельзя ответственно разобраться», - говорит Чупринин, имея в виду, что читателей у этих стихов не будет никогда [8].

Аналогичное мнение высказывает Алексей Алёхин, автор статьи «Поэт без читателя» («Арион», 2006, № 3):«Стихов нынче не читают. С этого неутешительного факта мне приходится начинать уже третьи заметки» [1].

Тем не менее, читатель никуда не исчез, он изменил облик. Для литературного критика В. Козлова главная проблема заключается в

устаревших издательских коммуникативных схемах. В своей статье «Читатель жив - и он обязывает. Рефлексии о толстых журналах» («Вопросы литературы», 2011, № 2) он настаивает на том, что журналам необходимо подкорректировать представление о своей аудитории и заново научиться работать с нею, превратив общение с читателем в перманентный процесс [3].

Очевидным на сегодняшний день является также то, что портрет нового читателя определяется Интернетом. С одной стороны, это невзыскательный «человек кликающий», а с другой, - чрезвычайно требовательный реципиент. Это касается не только «толстых» журналов, но и медиапространства вообще. Как считает директор Deutches Digital Institut Berlin и создатель журнала «Medienpsychologie» Йо Гребель, в ходе цифровой революции коммуникативная модель «немногие - многим», предполагающая обращение немногих трансляторов к многочисленным реципиентам, прошла стадию «многие -многим» и, похоже, надолго превратилась в «многие - немногим» [5]. Получается, что так называемое «отсутствие читателя» - это не знак того, что люди отворачиваются от литературы, это - естественная исходная среда, в которой ничто не свидетельствует о том, что среди «многих» нужен ещё хотя бы один. Любое издание, которое стремится завоевать читательскую симпатию, обязано понимать, что оно - среди «многих», а потому его долг - находить эффективные способы донести свою миссию до немногих.

Вопреки сложившимся обстоятельствам «толстые» журналы по инерции, ментально работают в коммуникативной ситуации, когда немногие вещают многим. В отдельных случаях (это касается, прежде всего, провинциальных библиотек) эта коммуникативная модель продолжает работать. На деле же «толстые» журналы просто не хотят сориентироваться на своей аудитории и находятся в состоянии системного кризиса.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Критик Л. Данилкин в книге «Нумерация с хвоста. Путеводитель по русской литературе» (2009) пишет о том, что в русской прозе примерно с 2008 года работает теория «длинного хвоста» (термин американского предпринимателя Криса Андерсона, автора одноименной книги). Согласно этой теории, экономика, основанная на продаже хитов и бестселлеров, перестаёт работать - ей на смену приходит экономика нишевых продуктов. «Мы движемся не к абсолютной унификации, как предсказывали многие пророки, а, наоборот, к феноменальному разнообразию, - пишет Л. Данилкин. - Эра

массовой культуры, культуры блокбастеров, медленно, но теперь уже неизбежно заканчивается; мы вступаем в мир параллельных друг другу, «нишевых» микрокультур» [2].

В. Козлов допускает, что надежда на возвращение массового читателя оправдается, если появится «поистине народный писатель» (таковым мог бы стать, например, поэт Б. Рыжий, о котором высоко отзывался С. Чупринин). Однако самой вакансии народного поэта больше не существует, поскольку нет иерархии, которая объединяла бы сколько-нибудь значительную аудиторию. По мнению В. Козлова, «если бороться за потенциально народных героев, сегодня нужно быть готовым заниматься проектами типа "Фабрики звезд", предполагающими создание индустрии, работающей на статус "народного"» [3].

В. Козлов утверждает, что литература, которой занимаются «толстые» журналы, - принципиально ненародное дело. Ощущение достоинства и правильности выбранного занятия не должно зависеть от количества людей, стоящих у тебя за спиной. Представлять интересы меньшинства не унизительно. Если принять это утверждение, тираж в четыре тысячи экземпляров уже не кажется смешным, а напротив, - очень достойным.

Идея разнообразия, предстающая нередко как беспринципная, абсолютно не подходит изданию, работающему со «штучным» читателем, который нуждается во внятной картине литературного мира. Он подписывается не на новую разнообразную литературу (её в избытке предоставляет Интернет), а на «определенным образом понимаемое качество» [3]. Будущее «толстых» журналов предполагает устойчивый курс наразмежевание.

«Толстякам» необходимо искать новые форматы коммуникации с внешней средой. В. Козлов называет две группы потенциальных партнеров, сотрудничество с которыми могло бы дать журналам важные конкурентные преимущества, - это издатели и университеты.

Продуктивные примеры работы «толстых» журналов с издательствами уже есть. То обстоятельство, что серию «Поэтическая библиотека», выпускаемую издательствами «Мир энциклопедий Аван-та+» и «Астрель», составляет редакция журнала «Арион», делает её одной из сильнейших на сегодняшний день. В западных странах журналы, подобные «толстякам», встроены в работу крупных издательств, для которых журнал - экспериментальная и рефлексивная площадка. В России единственным случаем реализации этой модели в полной мере является издательство «Новое литературное обозре-

ние», выпускающее одноименный журнал. Одним из стратегических плюсов работы данной модели является устранение конкуренции за прозаиков, которые публикуют крупную прозу, минуя «толстые» журналы или печатают в них только рассказы.

Привлекательность развития партнёрских отношений с университетами состоит в том, что научное сообщество к концу 2000-х годов вернулось в публичное пространство в качестве достойного участника всех ключевых дискуссий, идущих в стране. Более того, в разработке ряда тем оно занимает наиболее активную из всех сторон позицию. Общим полем деятельности «толстого» журнала и науки выступает критическая аналитика. Целый ряд известных действующих критиков вышли из числа учёных - как правило, литературоведов. Этот факт весьма существенен для развития партнёрских отношений с университетами, которые сегодня настроены на то, чтобы выпускать востребованных специалистов. В этой ситуации необходимы совместные проекты, вовлекающие молодых ученых в современный литературный процесс.

Думается, что правильная оценка современной коммуникативной ситуации поможет «толстым» журналам не замыкаться на своей территории, не заслонять мир литературы от прочего культурного пространства.

Список литературы

1. Алехин, А. Поэт без читателя // Арион. 2006. № 3. U RL: http:// magazines.russ.ru/arion/2006/З/ aa25.html

2. Данилкин, Л. Нумерация с хвоста. Путеводитель по русской литературе. М., 2009. URL : http://lib.rus.ec/b/180093/read

3. Козлов, В. Читатель жив - и он обязывает. Рефлексии о толстых журналах // Вопросы литературы. 2011. № 2. URL : http://magazines. russ.ru:81/voplit/2011/2/ko4.html

4. Пустовая, В. Дискуссия об интеллигенции в литературных журналах постсоветской эпо-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

List of literature

1. Alehin, A. Pojet bez chitatelja // Arion. 2006. № 3. U RL: http:// magazines.russ.ru/arion/2006/3/ aa25.html

2. Danilkin, L. Numeracija s hvosta. Putevoditel' po russkoj literature. M., 2009. URL : http://lib. rus.ec/b/180093/read

3. Kozlov, V. Chitatel' zhiv - i on objazyvaet. Refleksii o tolstyh zhurnalah // Voprosy literatury. 2011. N° 2. URL: http://magazines. russ.ru:81/voplit/2011/2/ko4.html

4. Pustovaja, V. Diskussija ob intelligencii v literaturnyh zhurnalah postsovetskoj jepohi:

хи: логика трансформации понятия: автореф. ... канд. филол. наук. М., 2008. URL: http://www. dissercat.com/content/diskussiya-ob-intelligentsii-v-literaturnykh-zhurnalakh-postsovetskoi-epokhi-logika-transfor

5. Сумленный, С. Профессор Гребель препарирует интернет с немецкой педантичностью // Эксперт. 2010. № 30-31 (715). URL: ttp://www. expert.ru/printissues/ expert/2010/31/interview_ vechcerunkavfacebooke/

6. Федотов, Г. Создание элиты // Федотов, Г. Судьба и грехи России: в 2 т. Т. 2. СПб. : София, 1991. С 211.

7. Чупринин, С. Нулевые годы: ориентация на местности // Знамя. 2003. № 1. URL: http://magazines. russ.ru/znamia/2003/1/chupr.htm

8. Чупринин, С. Высокая (ли) болезнь // Знамя. 2004. № 1. URL: http://magazines.russ.ru/ znamia/2004/1/chu11.html

logika transformacii ponjatija: avtoref. ... kand. filol. nauk. M., 2008. URL: http://www.dissercat. com/content/diskussiya-ob-intel-ligentsii-v-literaturnykh-zhurnal-akh-postsovetskoi-epokhi-logi-ka-transfor

5. Sumlennyj, S. Professor Grebel' prepariruet internet s nemeckoj pedantichnost'ju // Jekspert. 2010. № 30-31 (715). URL: ttp://www.expert.ru/print-issues/expert/2010/31/interview_ vechcerunkavfacebooke/

6. Fedotov, G. Sozdanie jelity // Fedotov, G. Sud'ba i grehi Rossii: v 2 t. T. 2. SPb. : Sofija, 1991. S 211.

7. Chuprinin, S. Nulevye gody: orientacija na mestnosti // Znamja. 2003. № 1. URL: http://magazines. russ.ru/znamia/2003/1/chupr.htm

8. Chuprinin, S. Vysokaja (li) bo-lezn' // Znamja. 2004. № 1. URL: http://magazines.russ.ru/znam -ia/2004/1/chu11.html

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.