Научная статья на тему 'Типология периферийных регионов и особенности граничной периферии Северо-Запада России'

Типология периферийных регионов и особенности граничной периферии Северо-Запада России Текст научной статьи по специальности «Экономика и экономические науки»

CC BY
693
96
Поделиться
Ключевые слова
РЕГИОНАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА / ПЕРИФЕРИЙНЫЙ РЕГИОН / ПРИГРАНИЧНЫЙ РЕГИОН / ПРИГРАНИЧНОЕ И ТРАНСГРАНИЧНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО / РЕГИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА

Аннотация научной статьи по экономике и экономическим наукам, автор научной работы — Толстогузов О.В.

Дано понятие периферийного региона, представлена типология периферийных регионов в контексте модели «центр-периферия» и показана специфичность такого класса периферийных регионов, как приграничные регионы, составляющие особую целевую группу государственной региональной политики. Разработаны рекомендации по формированию содержания региональной политики в отношении периферийных приграничных регионов Северо-Запада России.

Похожие темы научных работ по экономике и экономическим наукам , автор научной работы — Толстогузов О.В.,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Типология периферийных регионов и особенности граничной периферии Северо-Запада России»

УДК 332.1

ТИПОЛОГИЯ ПЕРИФЕРИЙНЫХ РЕГИОНОВ И ОСОБЕННОСТИ ГРАНИЧНОЙ ПЕРИФЕРИИ СЕВЕРО-ЗАПАДА РОССИИ

О. В. ТОЛСТОГУЗОВ, кандидат экономических наук, кандидат физико-математических наук, заместительдиректора по научной работе E-mail: olvito@mail.ru Институт экономики Карельского научного центра РАН

Дано понятие периферийного региона, представлена типология периферийных регионов в контексте модели «центр-периферия» и показана специфичность такого класса периферийных регионов, как приграничные регионы, составляющие особую целевую группу государственной региональной политики. Разработаны рекомендации по формированию содержания региональной политики в отношении периферийных приграничных регионов Северо-Запада России.

Ключевые слова: региональная экономика, периферийный регион, приграничный регион, приграничное и трансграничное сотрудничество, региональная политика.

Решение глобальных задач российской экономики одновременно актуализирует региональную политику в части укрепления связности экономического пространства и удержания контроля над всей территорией страны, а также проработки проекта наиболее эффективного ее освоения и заселения с высокими стандартами проживания. Региональная политика должна осуществляться именно в отношении периферийных регионов. Специфика проблем их развития должна формировать повестку государственной региональной политики.

Регион, учитывая специфичность процессов производства и обмена, а также совокупности институциональных условий (формальных и неформальных институтов), является понятием типологическим, которое проявляется путем его позиционирования и идентификации, атакже вычленяется в соответствии с целями и задачами определенной

государственной политики. Типология регионов — это классификация или группирование регионов, проводимые по разным показателям, например, по уровню производства ВРП надушу населения, по инвестиционному потенциалу, по величине денежного дохода на душу населения и т. д.

По мнению автора, типология не должна идти вслед макроэкономическому взгляду, в соответствии с которым выделяются лидеры — несколько субъектов Российской Федерации, производители наибольшей доли ВВП страны, а также остальная масса слабых регионов, практически невидимых в макроэкономическом измерении. Автор полагает, что типология должна определять вопросы развития и группировки регионов с типичными проблемами и механизмами решений. Рассмотрим причины, лежащие в основе генезиса и динамики экономики периферийных регионов. Исследование проведем на примере одного из классов, а именно граничных периферий.

Поскольку понятие «регион» означает не просто территорию или ее часть, а часто используется именно в контексте управления территорией [2; 11; 12], то типология должна иметь управленческий контекст, отражая как внешние аспекты, так и внутреннюю позицию. Ее проведем в рамках известной модели «центр—периферия».

В работе [11] периферийность (как сущность и признак) предложено рассматривать в рамках следующих концепций:

• освоетеская: периферийность возникает как

объективное явление, вызванное неравномер-

ностью заселения, удаленностью, слабой инфраструктурной обустроенностью территории;

• рентная: рента положения или позиционная рента (влияющая на расходы на транспорт, мобильность факторов производства, населения) в силу своего малого значения указывает на периферийность;

• управленческая: периферия характеризуется трудностями и заданными внешними правилами в определении самостоятельной политики, трансляционностью регионального управления, выраженной в первую очередь в отсутствии внятной позиции (стратегии) у региона;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

• диффузно-инновационная: процесс генерации и внедрения инноваций рассматривается как признак центра или ядра, а его полное или частичное отсутствие — периферии; в рамках данной концепции (вследствие «диффузии инноваций» — термин Т. Хагерстранда) периферии предоставляется шанс для развития [3;9];

• депривационная (предлагаемая Е. Дмитриевой в работах [11; 12]): периферия — это пространственная эксклюзия или «выпадение» определенной территории из нормальных условий жизнедеятельности и процесса регионального развития.

Однако данная группировка является недостаточной, поскольку не позволяет сфокусироваться на субъектности периферии и специфике региональной политики. Поэтому сформулируем еще одну концепцию — неопределенности. Т. е. периферийность рассматриваем как сущностное свойство, возникающее в контексте задачи управления в связи с наличием ряда ограничений, в частности, система управления периферии принимает решения на основе неточной и неполной информации о внешней среде.

Периферийный регион — самоопределяющаяся в некоторых внешних и внутренних контекстах территориальная организация, характеризующаяся определенной субъектностью управления (ставящая цель, например, увеличения позиционной ренты) в условиях существенной неопределенности (рост экономических рисков в совокупности с повышенными институциональными рисками) и недостаточности ресурсов в решении общих и частных проблем. Зачастую такой регион, не обладая полной информацией, вынужден осуществлять стратегическое управление (управление по слабым сигналам в условиях неопределенности). В этом случае согласимся с утверждением: «...стратеги-рование выступает не как инструмент снятия не-

определенности, вызванной не только действиями рынка, но и целого ряда факторов неэкономического характера, сколько инструмент обеспечения развития в условиях неопределенности» [11].

С точки зрения автора, важнейшее значение имеет явление концентрации экономической деятельности и расстояние до центра, а также позиционирование в поляризованном экономическом пространстве (образуемом в рамках модели «центр—периферия»). Под действием рыночных сил, преобразующих экономический ландшафт и влияющих на концентрацию производств и экономической деятельности или в целом производительных сил, регионы делятся на передовые (относящиеся к центру или ядру) и отстающие (периферия или провинция). Передовые регионы имеют высокую экономическую плотность, а отстающие характеризуются отдаленностью (географической или институциональной) от зоны высокой плотности экономической деятельности [4]. В то же время на классификациях, проводимых по рейтингам, статистическим показателям и бюджетным кодам нет необходимости останавливаться, поскольку они не позволяют выйти за рамки макроэкономического подхода.

В рамках концепции поляризованного пространства допустимо существование более чем одного центра, а также наличие ядер, являющихся центрами кластеров («сгустков» пространственных распределений). Они формируют сложную конфигурацию из распределенных в пространстве объектов и определяют явление поляризации.

В зависимости от интенсивности и масштаба эффектов концентрации регионы в поляризованном экономическом пространстве можно разделить следующим образом:

• центр — высокоразвитый регион, в котором принимают решения в отношении всей территории страны или макрорегиона, обладающий развитым транзакционным сектором экономики (производящий транзакционные блага, снижающий транзакционные риски и издержки, включая переговорные и т. д.) и сконцентрировавший большую часть правораспорядительных отношений, определяющих экономический порядок и способ хозяйственного поведения;

• ядра — высокоразвитые регионы — регионы с высокой экономической и инновационной активностью и концентрацией экономической деятельности, определенные как передовые по критериям социально-экономического развития (в частности по существенному вкладу

в прирост ВВП страны) и выделенные в класс высокоразвитых регионов и инновационных центров, идентифицированные в контексте полицентрической модели поляризованного экономического пространства (мегаполисы, агломерации или иные активные зоны, возникшие в результате действия эффектов локализации и урбанизации или инновационного развития);

• периферия — периферийный регион, в качестве дефиниции которого воспользуемся подкорректированным определением, данным в работе [14]: зависимая территория (причем зависимая от одного или более центров практически во всех сферах обеспечения и деятельности), контролирующая в основном только свои ресурсы, подверженная сильному влиянию конъюнктуры даже далеких рынков, которая в той или иной степени может быть изолирована от других периферий, зачастую в меньшей степени содействует коммуникационному потоку внутри территории, «.. .обладает незначительным культурным потенциалом, который фрагментарен и ограничен и не преобладает на политически определенной территории». Периферийные регионы определены в рамках классификации пространственных единиц как менее развитые по критериям социально-экономического развития и выделенные в классы проблемных регионов, образующих целевые группы региональной политики с учетом специализации и иных критериев в контексте моделей поляризованного экономического пространства (с учетом как моноцентрической модели, так и полицентрической модели, т. е. с числом центров или ядер более одного). Периферийные регионы могут быть дифференцированы по фактору «расстояние до центра (ядер)» следующим образом:

1) близкая периферия (полупериферия);

2) дальняя периферия;

3) автономная периферия (с ослабленным влиянием центра) вследствие разобщенности по причине:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

• отдаленности от центра из-за недостаточных коммуникационных и транспортных сетей (например, вновь осваиваемая территория);

• отличий институциональных систем (анклав, свободные экономические зоны и другие сочетания экономических и неэкономических особенностей, например,

«точечная анклавная провинция» и «этнические, конфессиональные изоляты» [9]);

• окружения буферными границами или нахождения части территории государства на чужой территории (эксклав).

Периферийные регионы могут быть дифференцированы по степени структурной и институциональной открытости и вовлеченности в международные контакты:

1) глубинная территория или глубинный (внутренний) регион (какправило, представляемый в контексте моноцентрической модели):

• экспортный регион с крупномасштабным экспортным производством, привлекательным для иностранных инвесторов и кредиторов (например, Республика Татарстан с экспортом более чем 4 млрддолл.);

• регионы с ограниченной открытостью и так называемые «регионы-интроверты» (термин взят из работы [4]) с экономикой, обращенной преимущественно на внутренний рынок;

2) рубежная, коммуникативная или контактная (в контексте полицентрической модели) территория или приграничный регион:

• изолированная от глобализации граничная зона (представляемая по принципу достаточности в контексте моноцентрической модели — из-за сильной буферной функции границы);

• краевая активная зона с развитой контактной функцией — приграничный регион, вовлекающий в процесс преобразования прилегающие к нему глубинные регионы (определение взято из работы [5]), с развитой приграничной торговлей, особым режимом внешнеторговой деятельности ит.д.;

• трансграничный регион (интегрированные сопредельные территории с развитыми договорными отношениями и иными институтами приграничного сотрудничества, например, еврорегион или иные формы интеграции зон приграничной торговли).

Периферийные регионы могут быть дифференцированы по показателям экономической концентрации, выраженной через их критические значения для формирования целевых групп региональной политики. Представленная классификация периферий сопряжена с номенклатурой пространственных единиц и экономическим зонированием РФ. Поэтому в рамках проведенной типологизации выберем как класс объектов граничные области

(приграничные субъекты РФ), рассмотрим их характерные проблемы и выдвинем соответствующие требования к региональной политике. До сих пор отсутствует единое видение и единая концепция того, как и на каких принципах должна строиться региональная экономическая политика в приграничном регионе, как типичном или проблемном (с какими-то особенностями) регионе.

Граничные области (приграничные регионы) представляют собой регионы особого геополитического положения. Сегодня в Российской Федерации статус приграничных регионов имеют 38 из 83 субъектов (46 %). В связи с изменением функций границы они играют все более существенную роль в интеграции стран и формировании единого геоэкономического пространства, появлении точек роста и осей развития в поляризованном пространстве в условиях унификации стандартов, либерализации правил торговли и других явлений глобализации. На территории приграничных регионов проживают региональные сообщества, разделенные границей, однако тесно связанные экономическими, политическими, культурными отношениями.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Приграничные регионы, являясь неотъемлемыми и полноправными субъектами и частями национального экономического пространства, одновременно являются и частью геопространства. Они рассматриваются как своеобразный мост через границы и инструмент в интеграции стран, реализуемой через проекты по формированию единого экономического пространства и приграничного сотрудничества с сопредельными территориями. Это определяет специфику приграничных регионов, заключающуюся в двоякости их роли и функций. С одной стороны, приграничные регионы служат своеобразной площадкой, где непосредственно отрабатываются инструменты и формы взаимодействия национальной и мировой экономик. С другой стороны, состояние и структура экономики приграничных регионов выступают индикаторами эффективности использования инструментов управления существующими возможностями (т. е. не только доступными, но и потенциальными ресурсами) и средой.

Северо-западная часть России — динамично развивающаяся территория, в том числе за счет активизации внешнеэкономической деятельности. «Приграничные связи субъектов РФ на северо-западе — это передний край взаимоотношений России и Евросоюза» [13].

Во внешней политике Евросоюза приграничным регионам и приграничному сотрудничеству

отводится большая роль. Целями приграничного сотрудничества на внешних границах Евросоюза являются устранение преград, связанных с пересечением границ, укрепление экономического, социального и культурного сотрудничества, уменьшение экологических проблем и решение вопросов, связанных с безопасностью предпринимательства и туризма. В рамках данной политики Европейской Комиссией принят документ «Подготовка почвы для Инструмента Нового Соседства», предусматривающий создание нового инструмента для решения общих задач, возникающих на внешних границах Евросоюза, в следующих сферах:

• поддержание устойчивого экономического и социального развития в приграничных регионах;

• совместная работа при решении задач в таких областях, как охрана окружающей среды, здравоохранение, борьбас преступностью;

• обеспечение надежности границ и их эффективного управления;

• поддержка местного межличностного сотрудничества.

В то же время согласно анализу, проведенному в работах [7; 8], большинство приграничных районов России представляют собой не фактор развития трансграничных связей, а препятствие для ее вхождения в мировую экономику. Из сравнения показателей экономической концентрации и социально-экономического развития регионов согласимся с выводом Н. Межевича [7], что «...большая часть приграничных территорий России менее развита и экономически более депрессивна, чем схожие по характеру и уровню развития глубинные территории». По оценке специалистов Международного института менеджмента в Лозанне (Швейцария), коэффициент качества жизни превышает среднемировой в Норвегии в 8,33 раза и примерно во столько же раз в Финляндии. Для России значение этого показателя — 1,08. Средний уровень качества жизни в приграничных территориях Северо-Запада России примерно в 8 раз ниже, чем в соседних регионах Северной Европы [13]. Недостаточное (в сравнении с сопредельными территориями) развитие транспортной, приграничной и таможенной инфраструктур, коммуникаций и наличие социально-экономических проблем, как отмечает Н. Межевич [8], увеличивают издержки и ухудшают транспарентность границ для товарных потоков.

В то же время близость экономически мощного и технологически передового Евросоюза к России

представляет собой хороший стимул для развития приграничныхрегионов страны. Поскольку Россия— одна из немногих стран Европы, где ряд приграничных областей отстает в развитии по сравнению с общенациональным уровнем, то устранение противоречия между функциональной ролью приграничных территорий как моста интеграции и их депрессивным или проблемным состоянием, по сути, является важной частью региональной политики, ее особенным элементом, направленным на стимулирование и координацию приграничных территорий в контексте интеграции и обеспечения экономической безопасности страны.

Приграничный регион, выбранный в качестве объекта исследований, обладает рядом особенностей: сильное влияние внешних факторов, транзит-ность и экспортная направленность экономики, а также институциональные особенности в виде приграничной торговли и других институтов, появляющихся в контексте реализации контактной функции границы и в рамках развития приграничного и трансграничного сотрудничества.

Зависимость экономического развития от внешних факторов. Безусловная особенность приграничного региона — это наличие внешних воздействий (центров вне России), включая изменение вектора пространственного развития. Поскольку приграничный регион, как правило, является периферийным, то в рамках полицентричной модели он подпадает под влияние нескольких центров и ядер.

Продемонстрируем изменение экономического пространства на примере приграничного региона — Республики Карелия. Следствием изменения геополитического положения региона является усиление акцента контактности границы и появление новой оси развития. К традиционной оси развития «Север—Юг» добавилась новая ось развития «Запад—Восток». Развилась приграничная торговля, произошла пространственная переориентации развития инфраструктуры, в частности появились широтные магистрали, посредством которых усилилась транзитность региона.

Транзитность и экспортная направленность экономики. Транзитность выступает характерным свойством для приграничных регионов. Причем транзитная функция ориентирует экономику региона исключительно на обеспечение товарных потоков через границу, стимулируя лишь логистику, первичную обработку экспортируемых природных ресурсов, их сортировку и сертификацию, не решая проблем экономического и пространственного развития российской территории.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Приграничная торговля — товарообмен, происходящий между юридическими и физическими лицами, расположение и проживание которых закреплено в приграничных районах сопредельных государств. В приграничной торговле разрешается торговать товарами, производство которых было осуществлено на данной приграничной территории, применение и потребление которых ограничивается удовлетворением местных нужд в пределах приграничной территории. В соответствии с Федеральным законом от 08.12.2003 № 164-ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» приграничная торговля осуществляется на основе международного договора РФ с сопредельным иностранным государством (или группой государств), предусматривающего предоставление особого благоприятного режима внешнеторговой деятельности в отношении внешней торговли товарами и услугами, осуществляемой исключительно для удовлетворения местных потребностей в товарах и услугах, произведенных в пределах соответствующих приграничных территорий и предназначенных для потребления физическими лицами, имеющими постоянное место жительства на этих территориях, и юридическими лицами, находящимися на этихтерриториях.

Приграничное и трансграничное сотрудничество. В результате глобализации происходит взаимопроникновение стандартов и иных институтов, активно развивается приграничное и трансграничное сотрудничество, в рамках которого решаются общие проблемы (например, развитие энергетики, туризма и охрана окружающей среды), характерные для граничных областей, путем совместно принимаемых приграничными сообществами согласованных по обе стороны границы решений. Основополагающий принцип приграничного сотрудничества заключается в том, чтобы создавать связи и договорные отношения в граничных областях с целью поиска совместных решений идентичных проблем.

Российские регионы действуют в едином правовом поле с европейскими партнерами на основе ратифицированной Россией в 2002 г. Рамочной конвенции Совета Европы о приграничном сотрудничестве территориальных сообществ и властей 1980 г. и действующего на сегодняшний день Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между Россией и Евросоюзом, которые определяют основные принципы развития международного и приграничного сотрудничества, содержат принципы оценки перспективных направлений сотрудничества, выдви-

жения проблем и предложений, оценки интересов европейских и российских партнеров.

В 1997 г. Финляндия выступила с инициативой «Северное измерение», программой обеспечения интересов североевропейских стран Евросоюза во взаимодействии с Россией. Целью программы было заявлено также улучшение координации действий, предпринимаемых на севере Европы различными субрегиональными организациями — Советом Государств Балтийского моря (СГБМ); Советом Баренцево-Евроарктического региона (СБЕР); Арктическим Советом (АС). В программе была поставлена задача разработать единый пространственный подход к развитию северного региона с учетом имеющейся инфраструктуры и принципов устойчивого развития, включая добычу и использование природных ресурсов, а также обеспечение экологической безопасности. «Северное измерение» — это, прежде всего, политика Евросоюза, направленная на эксплуатацию Севера, выполняемая при помощи программ по развитию экономической инфраструктуры и добычи полезных ископаемых. Цель «Северного измерения» — нахождение значения региона Севера в принятых единицах измерения. Последние представляют собой не что иное, как установившиеся системы мировоззрения, политической, экономической и социально-пространственной практики.

В результате реализации программы приграничное и трансграничное сотрудничество вышло на принципиально новый уровень. Так, в 1998 г. был создан еврорегион «Карелия» в составе Республики Карелия и региональных союзов коммун Восточной Финляндии (Северная Похъянмаа, Кайнуу и Северная Карелия) для выравнивания стандартов развития приграничной инфраструктуры на территориях, прилегающих к границе Финляндии и России за счет внешних источников финансирования, прежде всего Евросоюза, посредством трансграничного сотрудничества и создания нового механизма взаимодействия на границе [1].

Сегодня в программу еврорегионостроитель-ства кроме Карелии вовлечены Калининградская, Псковская, Брянская, Курская, Белгородская области [10]. Новая фаза укрепления сотрудничества со странами, граничащими с Евросоюзом, началась с принятия в 2007 г. Европейского инструмента соседства и партнерства (ЕИСП), который включает в себя компонент, непосредственно нацеленный на приграничное сотрудничество. Наиболее высокий объем приграничного сотрудничества наблюдается в Калининградской области (в силу особого геопо-

литического положения), Карелии, Ленинградской области и Санкт-Петербурге.

Совместные с российскими регионами проекты осуществляются в рамках следующих программ [10]: Коларктик, Еврорегион Карелия, Юго-восточная Финляндия — Россия, Регион Балтийского моря (BSRIII В), Эстония—Латвия—Россия, Польша—Литва—Россия, Регион Черного моря. Сегодня трансграничное сотрудничество поддерживается ЕС посредством программ — ИНТЕРРЕГ и ТА-СИС/трансграничное сотрудничество. В последние годы активно реализуется проект Developing Excellence — DEX, направленный на расширение сотрудничества между региональными органами власти Центральной Финляндии (Ювяскюля) и Северо-Запада России.

Финляндия позиционирует себя как посредник между российским и европейским бизнесом. В соответствии с торгово-экономической стратегией Финляндии по отношению к России в ближайшие годы Россия становится «основным двигателем экономического роста Финляндии». Партнерство с Россией выступает в качестве главной внешнеэкономической цели, однако это не сказалось на величине притока инвестиций на территорию России. В Северо-Западном федеральном округе основные инвестиции попадают в Санкт-Петербург — 65 % и Ленинградскую область — 20 %, а в прочие регионы округа — лишь 15 %. Среди особенностей финских инвестиций можно выделить следующие [6]:

• наличие отраслевой специфики в интересе

финских фирм к России;

• финские компании начинают осваивать более

удаленные регионы России.

Наблюдается бурная интернационализация

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

крупного финского бизнеса и рост инвестиций. Однако Россия в целом оказалась неготовой к конкуренции с другими странами за финские инвестиции. В 2007 г. активность финских компаний отразилась следующим образом. На страны «старой» Европы пришлось 56% оборота, 36 — персонала и 48 % инвестиций, на страны «новой» Европы — 9 % оборота, 20 — персонала, 24 % инвестиций. На долю России приходится всего 3 % оборота, 7 — персонала и 6 % инвестиций (науровне Эстонии). Ширится торговля и инвестиционный поток и в другие страны. Так, капиталовложения корпорации UPM Kymmene в 1998—2007гг. составили: в России — 123 млн евро, в Китае — 1119 (по данным годового отчета).

Численность персонала финской компании Elcoteq в разных странах (поданным годового отчета) в 2007 г. достигла почти 13 тыс. чел., увеличившись с

2005 г. на 25 %, при этом ее структура изменилась следующим образом (2007г. / 2005г.): Россия — 4,5% / 2,5 %, Венгрия - 23 /24, Мексика - 23 /22, Китай -49,5 /51,0%. Расширение производства и перенос производства в другие страны позволил компании Ка^агаикй изменить общую численность персонала (с 2005 г. выросла на 27% и достигла в 2007 г. почти 15 тыс. чел.) и ее структуру, которую покажем в сравнении по годам (2007 г. / 2005 г.): Финляндия — 47 % / 57%; Швеция и Норвегия — 9/15; Россия —15/2; Польша и Венгрия — 14 /12; другие страны — 14 / 14% (по данным годового отчета).

В то же время финские фирмы заинтересованы не только в экспорте своей продукции, но и в развитии других форм сотрудничества с Россией, в частности в инновационной сфере. Однако следует предпринять усилия по преодолению устаревших стереотипов как со стороны финских партнеров, так и российских1 за счет активизации личных международных контактов представителей власти и бизнеса местного и регионального уровня в рамках конкретных проектов сотрудничества. При этом межличностные взаимодействия рассматриваются как эффективное средство трансграничного и приграничного взаимодействия — они помогают преодолевать стереотипы. Так, число пересечений российско-финляндской (карельский участок) границы за год превышает 2,2 млн при населении менее 700тыс. чел. в Республике Карелия. Межличностные контакты являются эффективным инструментом преодоления стереотипов. Поэтому не случайно Карелия воспринимается как «визитная карточка» интеграции двух стран.

Действительно, в приграничном регионе Карелии в соответствии со стратегией развития западных корпораций (торговой экспансии на рынки России) вслед за активизацией внешней торговли начал осуществляться трансферт технологий и перенос некоторых производств на территорию республики. В частности, это относится к технологиям лесовос-становления и лесозаготовок, первичной деревообработки, использования вторичных ресурсов (топливные брикеты, гранулы), созданию сборочных производств (сборка электронного оборудования) и других, составляющих процесс «диффузии инноваций». Федеральный центр заинтересован в этом и соответственно определяет цели и задачи внешнеэкономической политики, активно использует таможенно-тарифное регулирование. Однако необ-

1 Главные из которых — незнание языка и культуры, а также сомнение в надежности партнеров (поданным социологических опросов, проводимых в рамках Международного проекта «Петрозаводск — Йоэнсуу: города в развитии»).

ходимо выйти за рамки макроэкономических задач и обратиться к целям пространственного развития и собственно к сущности региональной политики в отношении конкретной целевой группы.

Региональная политика — это, по сути, соответствующее управленческое действие субъекта управления в отношении региона или регионов, являющихся составной частью надрегионального (национального, макрорегионального и т.д.) пространства. Для эффективного развития экономики приграничного региона и решения типичных для данного региона проблем возможно и необходимо проведение региональной экономической политики, отличающейся высокой восприимчивостью к внешним и внутренним изменениям, позволяющей выявлять возможности развития региона и превращать их в источники экономического роста и основанной на следующих принципах.

Развитие приграничного региона — это не только задача периферийного региона, но и центра. Например, развитие инфраструктуры в силу специфичности роли приграничного региона является задачей федерального центра, поскольку данный проект включается во внешние форматы. Кроме того, требуется укрепление внешнеэкономических позиций России и повышение эффективности ее участия в мировом разделении труда (как это заявлено в Концепции долгосрочного социально-экономического развития РФ на период до 2020 года) и одновременно модернизация внутренней экономики и новой модели ее пространственного развития, обеспечивающей развитие не только инновационных центров, крупных мегаполисов, но и региональную концентрацию бизнеса и капитала, т. е. развитие всей территории.

Особая институциональность позволяет выделить граничные области (приграничные регионы) в особый класс актуальных задач региональной политики. Сближение сопредельных регионов может происходить путем выравнивания (унификации) стандартов, определяющих поведение экономических агентов. В этом смысле необходимо обратить более пристальное внимание на приграничные регионы, как раз выполняющие функцию адаптации и трансляции стандартов.

Приграничная региональная политика России в западном направлении должна развиваться с учетом сложившихся противоречий и в своем содержании учитывать в качестве составляющих:

• обеспечение приграничной безопасности; налаживание трансграничного сотрудничества;

• развитие приграничных территорий с усилени-

ем государственного планирования (особенно стратегического);

• либерализацию внешней торговли;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

• делегирование полномочий и функций на региональный уровень и т. д.

Учитывая, что в рамках национального законодательства и макроэкономической политики отсутствуют стимулы развития приграничного сотрудничества, то применение исключительно внутреннего (национального) права в отношении приграничного сотрудничества не является содержанием региональной политики. Наоборот, поскольку речь идет о транснациональных проблемах и задачах, то и должно применяться (точнее, включаться как составная часть в национальное законодательство) международное право, что предусмотрено в частности Соглашением о партнерстве и сотрудничестве между Россией и Евросоюзом.

Именно в таком контексте и на таких принципах должна формироваться региональная политика РФ в отношении класса граничных областей, например в виде федеральной целевой программы, направленной на развитие инфраструктуры и приграничного сотрудничества с сопредельными регионами. В содержании этой политики должны быть представлены не просто некие типовые схемы и определенный набор монетарных и немонетарных инструментов, работающих в масштабе страны и направленных на выполнение национальных макроэкономических целей, но и выполняющих специфичные задачи, характерные для данного класса регионов, а также одновременно имеющие общие моменты с внешними форматами в контексте глобализации (как процесса унификации стандартов).

При этом необходимо найти баланс между контактной и барьерной функциями границ и приграничного сотрудничества и не допустить возникновения противоречия между развитием приграничного сотрудничества и обеспечением трансграничной безопасности. В связи с этим представляет интерес позитивный опыт развития приграничного сотрудничества России и Финляндии, включая такие субъекты РФ, как Ленинградская область и Санкт-Петербург, Карелия, а также опыт других европейских государств.

Список литературы

1. Бекман Ж«Карельский вопрос» и экономические интересы Финляндии // Петрозаводск-300: Карелия в процессе перемен / Сб. научных статей по материалам международной научно-практической конференции 25—26 сентября 2003 г.

Петрозаводск: изд. Карельского научного центра РАН, 2004. С. 99-105.

2. Гранберг А. Г. Основы региональной экономики: учебник для вузов. М.: ГУВШЭ, 2000.

3. Грицай О.В., Иоффе Г.В., Трейвиш А. И. Центр и периферия в региональном развитии. М.: Наука, 1991.

4. Доклад рабочей группы Совета глав субъектов Российской Федерации при МИД России «О перспективных направлениях развития международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации с государствами Европейского союза, Советом Европы и его структурами», 14.01.2005 // МИД РФ. URL: http://www.mid.ru.

5. Дружинин П. В. Развитие экономики приграничных регионов в переходный период. Петрозаводск: изд. Карельского научного центра РАН, 2005 г.

6. Зимин Д. А. Интернационализация финского бизнеса: место России // Регион в процессе перехода к инновационному этапу развития. Пятые Арсеньевские чтения. Материалы международной научно-практической конференции. Петрозаводск: изд. Карельского научного центра РАН, 2009. С. 65-71.

7. Межевич Н. М. Балтийский регион: конструктивистская специфика и политические итоги. 2003. URL: http://megaregion.narod.ru/articles_ text_6.htm

8. Межевич Н. М. Развитие приграничных российских регионов в свете Концепции Минреги-онразвития // Российское экспертное обозрение «Новый поворот в региональной политике?». 2005. № 1 (13). С. 41-43.

9. Пилясов А.Н. И последние станут первыми: Северная периферия на пути к экономике знания. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

10. Приграничное сотрудничество в рамках Европейского Инструмента Соседства и Партнерства (ЕИСП) // Представительство ЕС в России: URL: http://www.delrus.ec.europa.eu/ru.

11. Север и Арктика в пространственном развитии России: научно-аналитический доклад. Москва— Апатиты—Сыктывкар. Апатиты: изд. Кольского научного центра РАН, 2010.

12. Север: проблемы периферийных территорий / отв. ред. В. Н. Лаженцев. Сыктывкар, 2007.

13. Шлямин В. А. Карелия в «Северном измерении» // Федеральный информационно-аналитический журнал «Сенатор». 2002: URL: http://senat.org/integrl.

14. Stein R., Derek U. W. Introduction: centers and peripheries in Western Europe // The politics of territorial identity, studies in european regionalism / Edited by Stein Rokkan & Derek W. Urwin. London, Beverly Hills, New Delhi: SAGEpublications, 1982. P. 5.