Научная статья на тему 'Типология культуры как фактор типологической идентификации прессы в контексте лингвокультурологического анализа медиатекстов: экспансия масскульта'

Типология культуры как фактор типологической идентификации прессы в контексте лингвокультурологического анализа медиатекстов: экспансия масскульта Текст научной статьи по специальности «СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

CC BY
516
96
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МЕДИАКУЛЬТУРА / ТИПЫ КУЛЬТУРЫ / ТИПОЛОГИЯ СМИ / МЕДИАТЕКСТ / ДИСКУРС / ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЯ / АКСИОЛОГИЯ ЖУРНАЛИСТИКИ / ЦЕННОСТИ / MEDIA CULTURE / CULTURE TYPES / TYPOLOGY OF MASS MEDIA / MEDIA TEXT / DISCOURSE / LINGVOKULTUROLOGIYA / AXIOLOGY OF JOURNALISM / VALUE

Аннотация научной статьи по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям, автор научной работы — Антропова Вера Владимировна

Бесспорный тезис о культурологической маркированности медиатекстов потребовал обоснования возможности экстраполировать типологию культуры на печатные СМИ, функционирующие в неоднородном пространстве медиакультуры. Тексты каждого типа журнально-газетной периодики репрезентируют различные типы дискурсов, ранжирующих определенным образом ценностные смыслы лингвокультурных концептов, что напрямую соотносится с мыслью о «яростном противостоянии полярных ценностей» (В. А. Сидоров) медийного пространства.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям , автор научной работы — Антропова Вера Владимировна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Culture Typology as the Factor of Typological Identification of the Press in Lingvokulturologichesky’s Context of the Analysis of Media Texts: Masscult Expansion

The indisputable thesis about a culturological markirovannost of media texts demanded from the author of justification of opportunity to extrapolate culture typology on the print media functioning in non-uniform space of media culture. Texts of each type of the journal and newspaper periodical press represent various types of the discourses ranging definitely valuable meanings of lingvokulturny concepts that directly corresponds to thought of “furious opposition of polar values” media space.

Текст научной работы на тему «Типология культуры как фактор типологической идентификации прессы в контексте лингвокультурологического анализа медиатекстов: экспансия масскульта»

19. Московская консерватория им. П. И. Чайковского [Электронный ресурс] // Персоналии. иЯЬ: http://mosconsv.ru/ru/

20. Музыкальный энциклопедический словарь. М., 1990. 1126 с.

21. Музыкальная энциклопедия : в 6 т. Т. 1. А-Гонг. М., 1973. 584 с.

22. Переписка В. Э. Мейерхольда и М. Ф. Гнесина // Вс. Мейерхольд и Мих. Гне-син : собрание документов. М., 2008. С. 18-42.

23. Письма М. Ф. Гнесина Надежде Товиев-не Гнесиной (жене). 1911 г. // РГАЛИ. Ф. 2954. Оп. 1. Ед. хр. 240. 79 л.

24. Письма М. Ф. Гнесина Надежде Товиев-не Гнесиной (жене). 1912 г. // РГАЛИ. Ф. 2954. Оп. 1. Ед. хр. 241. 110 л.

25. Письма М. Ф. Гнесина Надежде Товиев-не Гнесиной (жене). 1913 г. // РГАЛИ. Ф. 2954. Оп. 1. Ед. хр. 242. 90 л.

26. Приглашение директора музыкального училища // Кубанский Край. 1911. 24 мая.

27. РИА Новости [Электронный ресурс]. URL: http://ria.ru/spravka/20130202/920649481.html

28. Русский биографический словарь [Электронный ресурс]. иЯЪ: http://rulex.ru/01040220. Ыт

29. Русский музыкальный академический каталог [Электронный ресурс]. URL: http:// composers.ru/2011-08-18-01-25-34/145

30. Слепов, А. Гений русской музыки: Римский-Корсаков и его ученики в Екатеринодаре-Краснодаре // Вольная Кубань. 1994. 19 марта. С. 3.

31. Татар-информ [Электронный ресурс]. URL: http://www.tatar-inform.ru/news

32. Титов, С. Екатеринодарское отделение ИРМО // Музык. академ. 1995. J№ 5. С. 198-201.

33. Фролкин, В. А. Краснодарский музыкальный колледж им. Н. А. Римского-Корсакова. История, события, факты (1906-2006). Краснодар, 2006. 240 с.

34. Чувашская энциклопедия [Электронный ресурс]. URL: http://enc.cap.ru/?lnk=1542&t= prsn

35. Электронная еврейская энциклопедия [Электронный ресурс]. URL: http://www.eleven. co.il/article/11216

36. RuData.ru: Энциклопедия кино [Электронный ресурс]. URL: http://rudata.ru/wiki/

Вестник Челябинского государственного университета. 2013. № 21 (312).

Филология. Искусствоведение. Вып. 80. С. 23-29.

В. В. Антропова

ТИПОЛОГИЯ КУЛЬТУРЫ КАК ФАКТОР ТИПОЛОГИЧЕСКОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ ПРЕССЫ В КОНТЕКСТЕ ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА МЕДИАТЕКСТОВ: ЭКСПАНСИЯ МАССКУЛЬТА

Бесспорный тезис о культурологической маркированности медиатекстов потребовал обоснования возможности экстраполировать типологию культуры на печатные СМИ, функционирующие в неоднородном пространстве медиакультуры. Тексты каждого типа журнально-газетной периодики репрезентируют различные типы дискурсов, ранжирующих определенным образом ценностные смыслы лингвокультурных концептов, что напрямую соотносится с мыслью о «яростном противостоянии полярных ценностей» (В. А. Сидоров) медийного пространства.

Ключевые слова: медиакультура, типы культуры, типология СМИ, медиатекст, дискурс, лингвокультурология, аксиология журналистики, ценности.

Ценностный ракурс анализа действитель- на рубеже столетий, в эпоху «ускользающих» ности, актуализировавшийся во второй поло- ценностей, инициировал появление новых ис-вине ХХ в., усиленный новейшими социокуль- следовательских парадигм синтезирующего турными трансформациями и потрясениями, типа, ключевым понятием которых стала «цен-

ность» как способ освоения поликультурного, многополярного мира, способ бытия личности. Так, в недрах лингвистики выделилась лингвистическая аксиология (Г. А. Багаутдинова, Л. К. Байрамова, В. И. Карасик, Е. Ф. Серебренникова, Г. Г. Слышкин), лингвокульту-рология (Н. Ф. Алефиренко, С. Г. Воркачев,

B. В. Воробьев, В. И. Карасик, В. А. Маслова, Г. В. Токарев), а в журналистской науке возникла аксиология журналистики (В. А. Сидоров, И. В. Ерофеева, К. Р. Нигматуллина,

C. С. Ильченко). Более того, аксиологическая рефлексия, в силу ценностной природы института СМИ и творческого процесса в журналистике, всегда была и остается неотъемлемой частью журналистики. Поэтому сегодня, когда «можно говорить только об авторитаризме, который боится правды, который с помощью пропаганды и узурпации массмедиа пытается скрыть свое истинное лицо, свои настоящие цели и ценности», «о смерти свободы печати и свободы доступа к информации, наконец, когда можно говорить о смерти журналистики» [10], анализ ее ценностей «как ключевой профессии, формирующей политическое и поддерживающей культурное сознание россиян» [4], более чем актуален.

Процесс переноса интереса с объекта как такового на его ценностные характеристики, повлекшего в философии поворот от онтологии и гносеологии к аксиологии, а в лингвистике - от структурализма к антропоцентризму и аксиологизму, в современной гуманитаристике еще далеко не завершен и не отрефлексирован, но, так или иначе, поиски лингвоаксиологических, медиааксиологических, ценностно-культурологических штудий центрируются вокруг интенции раскрыть «ценностно-смысловой континуум человеческого бытия» [1. С. 22], воплощенный в дискурсе как феномене культуры.

Тезис В. С. Библера о том, что на рубеже XX и XXI вв. обозначилось отчетливое «смещение эпицентра всего человеческого бытия - к полюсу культуры» [3], обусловливает авангардные методологические позиции лингвокульту-рологии и аксиологии журналистики, интерес к медиакультуре, которую сегодня все чаще рассматривают как доминирующую культуру информационного общества, аналог массовой культуры. При этом, пытаясь определить медиакультуру, исследователи в первую очередь интерпретируют этот феномен в ценностной системе координат. Так, например, по мнению

А. В. Федорова, медиакультура есть «совокупность материальных и интеллектуальных ценностей в области медиа, а также исторически определенная система их воспроизводства и функционирования в социуме; по отношению к аудитории “медиакультура” может выступать системой уровней развития личности человека, способного воспринимать, анализировать, оценивать медиатекст, заниматься медиатворчеством, усваивать новые знания в области медиа» [20]. Такая дефиниция, во-первых, конституирует приоритет ценностного «кода» в понимании медиакультуры и культуры вообще, а во-вторых, поддерживает идею уровнево-сти, стратифицированности культурного пространства. Эти два момента имеют ключевое значение для исследований лингвокультурных концептов медиатекста, конечной интенций которых становится выявление ценностного ряда неоднородного медиакультурного пространства. Однако такое замечание требуют развернутого обоснования.

Итак, теория медиакультуры в ее различных аспектах, феномен которой просматривается в контексте пересекающихся концепций массовой культуры и информационного общества, в самом общем виде представляет медиакультуру как «повседневный бытийный контекст самоопределения личности» [6. С. 3], «квазиреальность, которой человек окружил себя; рукотворную действительность, обусловленную техническими возможностями и эстетическим наполнением эпохи» [5. С. 74].

Полагаясь более всего на культурологические и социально-философские основания теории медиакультуры, атрибутирующие последнюю как «культурные значения, способы их производства, передачи, хранения, <...> культурные тексты, формы и практики, прямо связанные с медиа» [9], а информационные продукты - как культурные продукты массового потребления, опираясь на традиционное деление культуры на три типа (элитарную, традиционную и массовую), мы можем утверждать мысль об амбивалентной социодинамике культурных типов информационного пространства, выражающейся в следующих дихотомических характеристиках.

С одной стороны, под влиянием разворачивающихся в социальном пространстве современности таких процессов, как глобализация и информатизация, грань между элитарной и массовой культурой становится провести все сложнее, поскольку массовая культура пре-

вращается в феномен общемирового масштаба, ведущую культурную форму и стратегию социального бытия и социального управления. В этом контексте нельзя не вспомнить слова Х. Ортеги-и-Гассета о беспрецедентной экспансии масскульта эпохи постмодерна: «Плебейство и гнет массы даже в кругах традиционно элитарных - характерное свойство нашего времени» [16]. Таким образом, редукция элитарной культурной страты (а по прогнозам некоторых ученых - даже ее исчезновение) связана с экспансией масскульта, что и отмечают социологи массовой коммуникации, в частности, Ю. А. Левада: «Новый тип массовиза-ции дискредитирует <...> элитарный фильтр, который был в советское время. Нас стремились воспитать в том духе, что воспринимать литературу, как и внешний мир, надо через призму того, что дает элита (культурная или политическая - они мало отличаются друг от друга). Кто герой, кто злодей, хороша или плоха эпоха. <...> Массовый человек ворвался в зону, которая была “зоной для допущенных”» [13]. Сегодня в трудах отечественных философов и культурологов все чаще звучит мысль об «унификации культурных миров, сокращении поливариантности культурного и социального развития, культурной гомогенизации, формировании монополярного мира» [11. С. 30]. В медиасфере наблюдается похожая картина: «при условии доступности и относительной легкости и быстроты производства информации элитарность статуса производителя и распространителя информации падает, поскольку им может стать практически любой член общества, а в идеале информационная цивилизация, как и общество знания, стремится именно к этому» [19. С. 18]. По мнению современных философов, именно «при помощи СМИ (которые сами по себе унифицированные, использующие обедненный язык) происходит унификация культуры», ее массовизация [10], что в будущем может привести к снятию дихотомии «массовое - элитарное».

С другой стороны, учеными отмечается рост культурного многообразия, отход от господствующей в эпоху массового индустриального общества унификации и стандартизации [11. С. 3; 2], и «“расслоение” СМИ по социальному признаку на элитарные и массовые» проявляется все более отчетливо [7. С. 26]. Культурный плюрализм медиасреды обусловлен, как минимум, двумя взаимо-детерминированными причинами: 1) культур-

ной лояльностью потребителей: преодолевая острейший кризис идентичности путем исполнения различных социальных ролей в медиа-симуляционной реальности, современная личность, будучи поликоммуникационной, или, по словам философов, «многофункциональной», «многомерной», легко мигрирует между многочисленными инфопотоками; 2) расширением и усложнением коммуникативного пространства субъектов коммуникации: в условиях отсутствия в транзитивном обществе единой культурно-идеологической основы само информационное пространство весьма неравномерно, состоит из бесконечного множества информационных полей различной сложности, генерируемых и излучаемых разными источниками информации [17]. Все это, напротив, позволяет говорить о мультикультуральности (или культурной многосоставности) информационного пространства, а значит, и о сохранении деления культуры на возвышенный и конформистский (массовый) уровни.

Продолжением дискуссии на предмет динамики от монокультуризма / монокартины мира к многокультурности / плюральности картин мира можно считать высказывание

В. Ф. Олешко, отмечающего, что с середины 90-х гг. XX в. многое изменилось и в сфере массового сознания россиян: «Раньше, будучи монолитным, оно являлось “легким орудием” в руках участников коммуникационного процесса, им легко было манипулировать. Сегодняшняя разрозненность общественного сознания предполагает прежде всего отказ от старых методов воздействия на аудиторию СМИ, а следовательно, анализировать современную журналистскую практику становится намного сложнее» [15]. Поэтому, во-первых, становится все более очевидным междисциплинарный характер научного исследования медиасреды, являющейся неотъемлемой и весьма значительной частью поля современной культуры. В частности, выстраивая авторскую типологию прессы с целью изучения лингвокультурных концептов в медиатекстах, считаем необходимым привлечение теории социальной стратифицированности культуры и в этом смысле полностью солидаризируемся с мнением Е. А. Сазонова, отмечающего, что «развитие “желтой” прессы целесообразно связать с культурологическим толкованием законов эволюции массового общества и массовой культуры» [18. С. 9]. А во-вторых, для анализа все усложняющейся медиареальности необхо-

димы адекватные с точки зрения методологии количественные и качественные подходы к источникам материала, дающие возможность отразить многообразие и своеобразие ментальных уровней, объективированных в текстах СМИ.

Следовательно, в процессе «осмысления медиасреды как общего фона существования культуры вообще» [7. С. 27], экстраполируя на медиапространство последние тенденции в типологизации современной культуры (согласно которым выделяют элитарную, традиционную и массовую культуру), мы рассматриваем данную классификацию как фактор типологической идентификации исследуемой нами журнально-газетной периодики по типообразующему признаку «уровень контента» и, соответственно, обращаемся к трем типам печатных изданий:

1) элитарным литературно-художественным и общественно-политическим журналам «Наш современник» («НС») и «Знамя», ассоциирующимся с элитарным типом культуры, где «элитарность» описывается современными исследователями (Е. А. Пленкина, Ю. А. Головин) одновременно и как социологический параметр, и как типообразующая характеристика издания;

2) качественному журналу «Русский репортер» - репрезентанту ценностей традиционной культуры;

3) массовому изданию «Комсомольская правда» - корреляту концепции массовой культуры.

Наиболее распространенное в отечественной теории журналистики деление печатных изданий на качественную и массовую, на наш взгляд, не способно в полной мере покрыть «множества информационных источников, способствующих поддержанию в информационном поле плюрализма репрезентаций реальности и, в частности, <...> некоторого множества репрезентаций одного и того же фрагмента реальности» [8]. Поэтому мысль о плюрализме разнонаправленных культурных потоков информационного социума, полисубъ-ектности культурной политики, полимодальности и полярности современного медиамира, все большем культурном расслоении общества и духовном неравенстве людей имеет принципиальное значение для выбора источников медиатекстов, основывающегося (позволим себе пространственную метафору) не на бинарной оппозиционной модели «двоичного плоскост-

ного мира», а на триаде, «репрезентирующей более сложные отношения <...> пространственного, трехмерного, тригонометрического мира» [12. С. 46].

Апелляция к так называемым «толстым» журналам («Знамя», «НС»), журналу «Русский репортер» и газете «Комсомольская правда» как к конкретным представителям трех типов культуры, проводникам трех типов стратегий социального бытия и социального управления и как к продуцентам и репродуцентам (репрезентантам) определенных ценностей, ментальных установок становится возможной, если исходить из соотношения критериев «Функции и стратегии культур» - «Цель печатных изданий, концепция и функции» (релевантных показателей нами сформулировано больше, но в настоящей статье рассмотрим один - более общего характера).

1. Элитарная культура концентрирует нравственный, интеллектуальный и художественный опыт поколений и при этом производит новые формы, значения и смыслы культуры; формирует сознание, готовое к активной преобразующей деятельности и творчеству в соответствии с объективными законами действительности; способствует гуманистически ориентированному социальному прогрессу и духовной эволюции человека [11].

«Толстые» журналы как трансляторы элитарной культуры, ставя перед собой журналистские задачи, участвуя в литературном процессе, соблюдая ценностную иерархию в культуре, выполняют миссию обобщения гуманитарных тенденций времени; конечной же целью в личностном измерении является выстраивание социальной адекватности и идентичности личности и формирование особого модуса поведения индивида, связанного с его активностью и созданием им новых культурных форм в процессе его вхождения в мир общей культуры. Воплощают концепцию специализированных политематических изданий (с безусловным преобладанием вопросов истории, культуры, искусства, эстетики, этики, науки и образования, власти и общества), удовлетворяющих культурные, социальные, духовные, эстетические, этические и, в значительной мере, профессиональные запросы личности (Ю. А. Головин). Таким образом, в эпоху постмодерна синтезируют элементы и ценности традиционной культуры, культуры авангарда, молодежной субкультуры и отчасти культуры массовой, в результате обращения

к постмодернистской эстетической парадигме включают в свою сферу новые «тексты» и «языки», перерабатывая их в соответствии с традиционными формами, значениями и смыслами культуры, системно реализуют ценности культуры в настоящем бытии человека и общества, что более характерно для журнала «Знамя». «НС» более консервативен и, соответственно, тяготеет к прочтению действительности через призму национально-исторических императивов. Основные функции «толстых» журналов: идейно-идеологическая, гносеологическая, аксиологическая, эстетическая, коммуникативная.

2. Традиционная культура хранит, транслирует и производит в системах современной культуры традиционные, обладающие ярким своеобразием формы и смыслы - то есть те образцы прошлой деятельности, которые выдержали испытание временем и были апробированы в аналогичных социокультурных условиях; интерпретирует, оценивает, легализует современность сквозь призму прошлого, когда прошлое делается исходной точкой для понимания настоящего; определяет качественные, наиболее устойчивые и проявившие свою безусловную ценность параметры, общезначимые для всех или, по крайней мере, для большинства социальных групп; создает условия для сохранения культурной самотождественности; активизирует этническое самосознание; обеспечивает общность смыслового и ценностного поля, осуществляя социальную и культурную идентификацию, укрепляя общественные связи и культурные приоритеты [11].

«Русский репортер», коррелируя с традиционной культурой, воплощает концепцию издания политематического направления, основная задача которого - предоставление и анализ актуальной развернутой информации о политической, экономической и культурной жизни страны; как следствие, формирование личного и общественного мнения с привлечением экспертных оценок и мнений (часто альтернативного характера); ориентирование личности в новой социально-экономической среде; формирование обобщенных и консолидированных взглядов на актуальные общественные проблемы, процессы, явления. Поиски самоидентичности личности в социуме центрируются вокруг темы становления гражданского общества. СМИ хранит, транслирует и производит в современной журналистике традиционные, обладающие ярким своеобразием смыслы и

формы (рубрики «Среда обитания. Путешествие», «Культура», авторская колонка «На полях культуры с Сашей Денисовой», авторская колонка «Конференц-зал» и др.), налаживая тем самым механизмы культурной памяти и создавая условия для сохранения культурной самотождественности; с другой стороны, является проводником глобалистских идей и инновационных форм (рубрики «Мир в заголовках», «Спорт», «Среда обитания. Приключения», «Среда обитания. Гаджет», «Афиша». «Блоги»); интерпретирует, оценивает современность сквозь призму прошлого, когда прошлое делается исходной точкой для понимания настоящего (многие материалы в рубриках «Тренды», «Неделя в истории»); стремится обеспечить общность смыслового и ценностного поля, осуществляя социальную и культурную идентификацию, укрепляя общественные связи и культурные приоритеты (рубрика «Дискуссия», многие материалы в рубриках «Фигура», «Репортаж», «Актуально»). Основные функции журнала: информативная, идейно-идеологическая, гносеологическая, аксиологическая, коммуникативная, эстетическая.

3. Массовая культура, по оценке исследователей, есть форма редукции культурного бытия, приобретающая глобальный масштаб; феномен, обладающий признаками всеобщности; основной ресурс конструирования идентичности, выполняющий ряд функций: производит глобальное, унифицированное, безальтернативное сознание, опирающееся на ценности западной цивилизации; формирует монокультурный мир, конструируя «квазиреальности»; делокализирует этнические культурные признаки и транслирует цивилизационные признаки в аксиологически выхолощенном виде; унифицирует мировосприятие личности определенными знаково-символическими формами, схематическими клише чувствования и мысли; стабилизирует социальные структуры, основанные на потреблении наличных форм и смыслов; способствует более тесному взаимодействию членов высокотехнологичного общества [11].

Цель «Комсомольской правды» как транслятора масскульта - удовлетворение информационно-развлекательных интересов аудитории, в структуре которой важное место занимает ориентация на тираж, коммерческий успех, что ведет к реализации скрытой цели - формированию личного и общественного мнения без привлечения экспертных оценок и мнений,

фактически же - к управлению обществом или какой-то его частью, манипулированию общественным сознанием. Исследователи относят газету к новому типу прессы для современной России - таблоидам, поддерживающим тенденцию все большей коммерциализации, сочетающим информационную и рекреативную функции, делая при этом важное замечание: «развлечение <.. .> носит идеологический оттенок, поскольку формирует вкусы, настроения, взгляды, свойственные обществу потребления» [14]. «КП» реализует концепцию издания политематического направления, в котором на сегодня смещен акцент внимания с общественно-политической тематики на светскую хронику. Издание транслирует цивилизационные признаки в аксиологически выхолощенном виде (рубрики «Их нравы», «Особый случай», «Откровения» и др.); продуцирует и репродуцирует глобалистские идеи в их «сниженном» варианте, создавая идентичность, связанную с принадлежностью к обществу массового потребления (рубрики «Скандал», «Это полезно знать», «Об этом говорят», «Высший свет» и др.); стремится к нивелировке культурных границ и создает специфическую глобальную, интернациональную культуру, опирающуюся на ценности западной цивилизации и ее мировоззренческую программу, основу которой составляет философия позитивизма и прагматизма с ее принципами инструментализма и операци-онализма («Светская хроника», «Встреча для вас», «Только у нас!», «Звездные войны», «Ки-нозведы», «Таланты и поклонники», «Мужчина и женщина», «Отдохни!», «Громкое дело», «История современности», «Опрос», «Живут же люди!», «Ну и ну!», «Это полезно знать», «Родительский совет», «На здоровье!», «Приятного аппетита»). Основные функции: информативная, аксиологическая, рекреативная, коммуникативная.

Таким образом, обоснованные исследователями три типа современной культуры естественным образом порождают идентичные типы печатных СМИ, являясь общим фоном для их существования и развития, при этом массовая культура остается ведущей коммуникативной стратегией глобального социокультурного пространства. В дискурсе печатных СМИ, ранжированных по уровню контента, а на языке культурологов - осмысленных в понятиях «философской логики культуры» (М. В. Библер), конструируются те или иные лингвокультурные концепты, представляю-

щие ценностные градации информационного общества, поэтому в контексте проблемы медиабезопасности особенно важен мониторинг подобного рода.

Список литературы

1. Алефиренко, Н. С. Лингвокультурная природа ментальности // Язык. Словесность. Культура. 2011. № 1. С. 20-39.

2. Астафьева, А. Н. Медиакультура и некоторые принципы формирования информационно-коммуникативного пространства [Электронный ресурс]. иЯЬ: http://ural-yeltsin.ru/ knigi/rossija_na_rubezhe/document633/

3. Библер, В. С. От наукоучения - к логике культуры (Два философских введения в двадцать первый век) [Электронный ресурс]. иЯЪ: http://ww.gumer.info/bogoslov_Buks/Philos/ bibler/index.php

4. Вартанова, Е. Л. Ценности современного общества и СМИ // МедиаТренды. 2012. № 1. С. 1.

5. Возчиков, В. А. Текст медиакультуры: личностное восприятие как проблема // Общество. Среда. Развитие. 2008. № 2. С. 74-84.

6. Возчиков, В. А. Философия образования и медиакультура информационного общества : ав-тореф. дис. ... д-ра филос. наук. СПб., 2007. 26 с.

7. Загидуллина, М. В. Современное состояние медиасреды // Медиасреда-2006 : альм. ф-та журналистики ЧелГУ. Челябинск, 2006.

С. 25-31.

8. Зарубежная и российская журналистика: трансформация картины мира и ее содержания [Электронный ресурс]. иЯЬ: http://evartist. narod.ru/text5/78.htm

9. Зверева, В. В. Медиакультура: теории, практики, технологии : учеб.-метод. комплекс [Электронный ресурс]. иЯЬ: http://culturca. narod.ru/media09.htm

10. Ильин, А. Н. Субъект в массовой куль-

туре современного общества потребления (на материале китч-культуры) [Электронный ресурс]. иЯЬ: http://ec-dejavu.ru/m-2/Mass_

culture-3.html

11. Костина, А. В. Соотношение и взаимодействие традиционной, элитарной и массовой культур в социальном пространстве современности : автореф. дис. ... д-ра культурологии. М., 2009. 40 с.

12. Кошарная, С. А. В зеркале лексикона: введение в лингвокультурологию : учеб. пособие для студентов вузов. Белгород, 1999. 142 с.

13. Левада, Ю. А. «В мире аудиовизуальной коммуникации нужен новый тип газеты» // Пресса в обществе (1959-2000). Оценки журналистов и социологов. Документы [Электронный ресурс]. иЯЬ: http://www.evartist.narod.ru/ text25Z001.htm

14. Монастырская, А. А. Таблоидная пресса в России 1990-2000 гг. : дис. ... канд. филол. наук. СПб, 2003. 190 с.

15. Олешко, В. Ф. Журналистика как творчество : учеб. пособие. М., 2003. 426 с.

16. Ортега-и-Гассет, Х. Восстание масс [Электронный ресурс]. иЯЬ: http://lib.ru/filosof/ ortegaZortega15.txt

17. Полосин, П. Н. Социальная ответственность массмедиа в информационном обществе:

региональный аспект : автореф. дис. ... канд. социол. наук. Пенза, 2011. 180 с.

18. Сазонов, Е. А. «Желтая» пресса в контексте развития печати ХХ века (социокультурный аспект) : автореф. дис. ... канд. филол. наук. Воронеж, 2004. 19 с.

19. Сайкин, Е. А. Многомерность личности как следствие мультипликации социальных ролей в информационном обществе : автореф. дис. ... канд. филос. наук. Новосибирск, 2011. 20 с.

20. Федоров, А. В. Словарь терминов по медиаобразованию, медиапедагогике, медиаграмотности, медиакомпетентности [Электронный ресурс]. иЯЬ: http://evartist.narod.ru/ text23Z0013.htm.

Вестник Челябинского государственного университета. 2013. № 21 (312).

Филология. Искусствоведение. Вып. 80. С. 29-33.

Т. М. Артишевская МЕДИЙНЫЙ ХАРАКТЕР ВЫУЧЕННОЙ БЕСПОМОЩНОСТИ

Предпринимается попытка показать, что на выученную беспомощность как психологический феномен влияет не только воспитание или взаимоотношения людей, но и информационные сообщения с депрессивным наполнением, которые «вьют кокон» вокруг каждого человека и уводят от активной позиции в жизни.

Ключевые слова: СМК, медиасреда, потребности человека, фрустрация, выученная беспомощность.

Чем можно удивить сейчас всесторонне искушенного человека, превратившегося в потребителя не только информации, но и просто потребителя через информацию? Казалось бы, что все новые всевозможные технологические достижения, составляющие информационную среду современного человека, будь это Интернет, телевидение, радио, печать, кино, сотовые телефоны, айпэды, ютубы, рекламные баннеры, раздача флайеров, - создаются для улучшения жизни, но на самом деле преследуют одну цель: привлечь внимание к той информации, которая принесет владельцам СМК наибольшую прибыль. Человек с его потребностями и личностными свойствами исключен из информационной составляющей. Поэтому ему остается как-то приспосабливаться к тем условиям, которые навязывает медийная сре-

да. Новости - базальная потребность, без удовлетворения которой переживается состояние фрустрации. Но и получая колоссальный объем информации, человек перестает ей верить или игнорирует ее, защищаясь от болезненных переживаний, эмоциональной перегрузки. Приведем несколько примеров.

• Самой свежей и животрепещущей информацией последних дней является информация о «прямой линии» с президентом Путиным, который, по мнению экспертов, «борется с коррупционерами, не замечая коррупцию» [1].

• «...имеем мы феодализм, со всеми социальными и юридическими последствиями. Черни остается только извечное русское “царь хороший, бояре плохие”. Для того чтобы чернь не бунтовала, ее успокаивают: царь все знает <... >

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.