Научная статья на тему 'Тибетский буддизм на Западе: особенности и перспективы развития'

Тибетский буддизм на Западе: особенности и перспективы развития Текст научной статьи по специальности «Народное образование. Педагогика»

CC BY
29
10
Поделиться
Ключевые слова
ТИБЕТСКИЙ БУДДИЗМ / TIBETAN BUDDHISM / ЗАПАДНАЯ КУЛЬТУРА / WESTERN CULTURE / ЗАПАДНЫЙ МЕНТАЛИТЕТ / WESTERN MENTALITY / ДУХОВНЫЙ НАСТАВНИК / SPIRITUAL TEACHER / ТАНТРИЧЕСКИЕ УЧЕНИЯ И ПРАКТИКИ / TANTRIC DOCTRINE AND PRACTICE

Аннотация научной статьи по народному образованию и педагогике, автор научной работы — Аюшеева Д.В.

В данной статье рассмотрены и проанализированы основные особенности и тенденции распространения и становления тибетского буддизма на Западе и выявлены перспективы его развития.

Tibetan Buddhism in the west: peculiarities and perspectives of the development

He paper deals with the analysis of the main peculiarities and tendencies of the dissemination of Tibetan Buddhism in the West. The author defines tendencies and perspectives of its development.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Тибетский буддизм на Западе: особенности и перспективы развития»

3. Мессианство России. Интервью с Питером Дунканом [Электронный ресурс]: URL: http://gtmarket.ru/ laboratory/public.doc. (дата обращения: 02.10.2009).

4. Davidson P. The Validation of the Writer's Prophetic Status in Russian Literary Tradition: From Pushkin and lazykov through Gogol to Dostoevsky // The Russian Review. An American quarterly devoted to Russian past and present. Vol. 62. No. 4 (October, 2003). P. 508-536.

5. Поппер K. P. Открытое общество и его враги. Т.1. Чары Платона. М.: Феникс; международный фонд «Культурная инициатива», 1992. 448 с.

Сведения об авторе:

Дыркова Любовь Алексеевна, кандидат философских наук, сотрудник кафедры социальной работы, социальной и клинической психологии Сибирского государственного медицинского университета, г. Томск, e-mail: dyrkova@yandex.ru.

Data on author:

Dyrkova Lubov Alekseevna, candidate of philosophy sciences, of the department of social work, social and clinical psychology statehood Siberian Medical University, Tomsk, e-mail: dyrkova@yandex. ru.

УДК 294.3 © Д.В. Аюшеева

Улан-Удэ

ТИБЕТСКИЙ БУДДИЗМ НА ЗАПАДЕ: ОСОБЕННОСТИ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ*

В данной статье рассмотрены и проанализированы основные особенности и тенденции распространения и становления тибетского буддизма на Западе и выявлены перспективы его развития.

Ключевые слова: тибетский буддизм, западная культура, западный менталитет, духовный наставник, тантрические учения и практики.

D.V. Ayusheyeva Ulan-Ude

TIBETAN BUDDHISM IN THE WEST: PECULIARITIES AND PERSPECTIVES OF THE DEVELOPMENT*

The paper deals with the analysis of the main peculiarities and tendencies of the dissemination of Tibetan Buddhism in the West. The author defines tendencies and perspectives of its development.

* Работа выполнена при поддержке РГНФ по проекту № 11-13-03002а / Т

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

* This article was supported by a grant RSSF project № 11-13-03002а / Т

Key words: Tibetan Buddhism, Western culture, Western mentality, spiritual teacher, tantric doctrine and practice.

Распространение тибетского буддизма на Западе можно считать успешным. Свидетельством тому является растущее из года в год количество адептов, появление и активная деятельность многочисленных центров этой религиозной традиции. Так, более чем в двадцати странах Европы и Америки функционируют около ста дхарма-центров «Ригпа», Фонд поддержания Махаянской традиции насчитывает более пятисот центров, а количество центров «Шамбала» по всему миру достигает порядка шестисот и этот список можно продолжить.

Существуют все основания для утверждения, что тибетский буддизм на сегодняшний момент закрепился как институт в странах Европы и Америки, содействует решению проблем современного западного человека, оказывая, таким образом, влияние на состояние социума в целом. С другой стороны, и тибетский буддизм развивается с учетом особенностей новой для него политической, социальной и духовной структуры и пребывающей в ней личности. Такое взаимовлияние имеет более чем сорокалетнюю историю и, очевидно, будет углубляться и в дальнейшем. В этой связи анализ взаимодействия тибетского буддизма с западной культурой представляется актуальным, тем более, что процессы распространения тибетского буддизма в России и на Западе во многом схожи.

Одной из задач исследования стал анализ предпосылок успешного движения тибетского буддизма на Запад, среди которых нами выделены следующие факторы. Во-первых, на момент появления на Западе религиозных деятелей из Тибета (кон. 60-х - нач. 70-х гг. ХХ в.) здесь сложились традиции теоретического осмысления буддизма (нашедшие выражение в сложившихся буддологических школах Западной Европы) и опыт практической его реализации. Выделяя, например, медитативные техники тибетского буддизма как особый объект интереса западного адепта, заметим, что буддийские психопрактики не были новым для Запада явлением. Созерцательные методики, в основном дзен-буддистского толка, уже были широко распространены в Европе и Америке.

Во-вторых, важным фактором явились старания самих тибетцев по сохранению своей самобытной культуры, прежде всего, традиционной религии, в условиях эмиграции. Заметим, что ни одно из предшествующих направлений буддизма, бытовавших на Западе, не решало подобной задачи. До 1960-х гг. буддизм за рамки контркультуры в основном не выходил и был одной из многих её составляющих в потоке общего увлечения Востоком.

Усилия тибетцев нашли поддержку многих организаций и частных лиц в странах Западной Европы и Америки, где возникло активное и широкое движение в поддержку Тибета. Эта практическая помощь и симпатия стали благоприятным фоном, на котором успешно адаптировалась доктрина тибетского буддизма.

В-третьих, основным направлением деятельности тибетского буддизма стало разрешение мировоззренческого конфликта западного человека с окружающей его повседневной реальностью. Конфликт этот был вызван вопросом о смысле жизни, когда ни материальное благополучие, ни профессиональная деятельность, ни семья или обращение к другим духовным традициям не приносили более удовлетворения. Тибетские наставники объясняют причины этой неудовлетворенности в рамках четырех благородных истин и предлагают нравственное совершенствование ради блага всех живых существ как способ достижения личностной гармонии.

В-четвертых, немаловажным для активного распространения тибетской религиозной традиции является тот факт, что буддизм согласуется с современной наукой, поскольку оперирует такими категориями, как «познание», «метод познания», обладает стройной системой логики, удовлетворяя, таким образом, рациональное, научное, мышление западного человека. Буддизм попадает в круг интегральных исследований в области философии, политики, медицины, экологии, образования, физики, психологии и в других направлениях.

В-пятых, учение тантры, присутствующее в тибетском буддизме, стало одним из главных факторов его популярности. Медитативная практика, ритуальная сторона и эзотерика, характерные для тантрических учений, вызвали огромный интерес западной аудитории.

Рассмотренные нами факторы, таким образом, стали условием успешного внедрения тибетского буддизма в социокультурную среду западного общества.

Следующим аспектом нашего исследования стал анализ особенностей и тенденций процесса распространения тибетского буддизма на Западе.

Мы выделяем следующие особенности:

1. Равное участие основных школ тибетского буддизма в процессе его рецепции на Западе, в отличие от ситуации доминирования школы Гелуг в Тибете. Подобное стало возможным благодаря особой предрасположенности западных адептов к буддийской эзотерике, которая преобладает в школах Карма, Сакья и Ньингма. Гелуг, основу которой традиционно составляло монашество, вынуждена была трансформировать и свои привычные институты, и формы передачи Учения.

2. Многообразие школьных традиций обусловило и разнообразие институциональных форм, которыми сегодня представлен тибетский буддизм на Западе. В настоящее время наряду с многочисленными дхарма-центрами появляются монастырские комплексы, ретритные и медитативные центры, центры тибетской медицины, различные образовательные учреждения, в том числе обладающие правом подготовки бакалавров и присуждения магистерской степени. Таким образом, мало говорить о том, что тибетский буддизм удовлетворяет духовные потребности западного человека, он становится институтом личностной социализации, что позволяет рассматривать его не альтернативным явлением в западной культуре, а её структурным элементом. Иными словами, тибетскому буддизму удалось вписаться в культурную реальность Запада.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

3. Тот факт, что институты тибетского буддизма функционируют как элементы собственно западной традиции, подтверждается значительным количеством Учителей - выходцев из западных стран, по рождению своему, европейцев и американцев. Эта специфическая особенность тибетского буддизма на Западе вполне способна повлиять на его дальнейшую трансформацию.

4. Специфическими чертами обладают и сами западные последователи тибетского буддизма, среди которых особое место занимает их значительная интеллектуальная подготовка, обширные знания в области различных наук, знание языков. Чаще всего западные адепты начинают с изучения философ-ско-теоретических аспектов буддизма. С одной стороны, высокий образовательный уровень помогает усвоению буддийского учения, а с другой, зачастую становится препятствием из-за чрезмерно критического отношения к некоторым вопросам философии и методики буддизма. Максимальное выражение это находит в возникновении сомнений и нежелании признать и принять учение во всей его полноте.

В результате наложения друг на друга особенностей западного общества и доктринальных принципов тибетского буддизма сформировались, на наш взгляд, следующие тенденции в процессе его развития на Западе.

В качестве основной мы выделяем тенденцию распространения на Западе главным образом буддийской Тантры. По мнению самих тибетцев, тантра особенно подходит для Запада, так как она научна, требует хорошей интеллектуальной подготовки, является самым быстрым из всех путей, что не в последнюю очередь привлекает западного человека. Буддисты в Европе и Америке в большинстве своем - это люди с высшим университетским образованием, живущие в интенсивном ритме.

Кроме того, методы тантры не требуют аскетизма, практически несовместимого с условиями современной жизни. Суть учения заключается в трансформации сознания, понятие же трансформации, в частности энергии, хорошо знакомо современному человеку. Это не ожидание какого-то спасения в будущем, а реальная работа с негативными эмоциями, которые собственно есть у каждого.

Следующая сложившаяся тенденция - это практика неоднократных посвящений многочисленной аудитории в некогда тайные тантрийские учения.

Первоисточниками знакомства западных адептов с Учением Тантры часто являлись не сами носители этой традиции, а многочисленные книжные публикации, написанные западными учеными и энтузиастами часто без должного понимания учения в целом. Самостоятельное изучение подобных изданий, некоторые из которых носили характер «инструкций», стало для многих причиной неправильного понимания.

Для того чтобы преодолеть эту негативную тенденцию тибетские учителя оказались перед необходимостью трансформировать механизм и сам принцип передачи сакрального Учения. Если традиционно передача проходила индивидуально для каждого ученика в строжайшей секретности, то в настоящее время весьма распространенной является практика, когда известный

Учитель дает посвящения сразу сотням и тысячам людей, многие из которых имеют довольно смутное представление даже о буддизме, не говоря уже о той ответственности, которая возникает при принятии обетов. Для того чтобы предотвратить неизбежное нарушение обетов, тантрийский Учитель вынужден периодически давать повторные посвящения, поскольку считается, что обряд посвящения обладает очистительным эффектом. Создается, таким образом, некоторая тенденция к специфическому способу буддийского совершенствования, которая для западного адепта сводится главным образом к множественным тантрийским посвящениям. Очевидно, что тибетские Учителя идут на это вполне сознательно, считая, что польза значительно превышает возможный вред.

Доступность Учения для массовой аудитории формирует и другую тенденцию. На Западе меняется модель взаимоотношений «Учитель - ученик», которая традиционно базируется на беспрекословной преданности духовному наставнику. Тибетцы ясно отдают себе отчет в том, что подобная модель взаимоотношений мало приемлема для современного западного человека. Вследствие чего, отношения «учитель - ученик» становятся здесь более демократичными.

И, наконец, в силу социальной занятости западного человека, трансформируется и практика длительного уединения. В Тибетской традиции, как правило, это занимает от трех до двадцати лет. Не имея на то физической возможности, в Европе и Америке совершаются кратковременные, к примеру, однонедельные, двухнедельные, месячные затворничества, часто не единичные по своей форме, как это было принято в Тибете, а коллективные. В связи с этим фактом мы отмечаем растущую популярность такого современного буддийского института как ретритный центр.

Анализ состояния, особенностей и тенденций в процессе распространения тибетского буддизма на Западе позволяет определить некоторые перспективы развития этой религиозной системы:

1. Дальнейшее развитие на Западе получат институциональные формы тибетского буддизма - дхарма-центры, монастыри, образовательные, медитативные и ретритные центры, центры тибетской медицины. Наряду с ними появляются и учреждения социальной поддержки, организуемые тибетскими учителями (к примеру, хосписы для неизлечимо больных людей, беседы с заключенными и т. д.).

2. Перспективное развитие тибетского буддизма будет определяться ростом информационных технологий, значимость которых высока в современной общественной жизни. Интернет позволяет проводить видео-встречи и конференции с учителями, вести с ними переписку, заочно обучаться, сдавать экзамены, прослушивать лекции, и даже проводить ретриты. Вместе с тем, возникает проблема сохранения чистоты учения тибетской традиции, которая гарантировалась при непосредственном общении с учителем.

3. Будет продолжать расти число наставников из среды западных адептов, которые в перспективе могут изменить традиционный стиль передачи учения, приближая его к западной культурной традиции.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

4. Мы согласны с западными исследователями, которые допускают формирование новой, западной, буддийской традиции. Она предполагает интеграцию тибетского буддизма с другими буддийскими системами: Тхеравады, Дзэн-буддизма и др.

И в заключении, еще раз хочется подчеркнуть, что с приходом тибетцев на Запад буддизм начинает осваиваться как практический метод, который может произвести глубокие перемены внутри самого человека, а также создать определенный образ повседневной жизни. В этом плане исследование комплекса методов воздействия на западную аудиторию, которым к настоящему времени уже обладает тибетский буддизм, его рецепции в странах Западной Европы и Америки представляется весьма перспективным.

Примечания:

1. Введение в буддизм. Серия «Мир культуры, истории и философии». / Ред. Рудой В.И. СПб.: Изд-во «Лань», 1999. С. 384.

2. Гарчен Ринпоче. Махамудра Джигтен Сумгона. СПб.: Уддияна, 2004. С. 160.

3. Его Святейшество Богдо-гэгэн Халха Джебзун-Дамба Римпоче IX. Драгоценные Наставления. Комментарий к Ламриму: Учение, данное перед посвящением в практику Ямантаки. Улан-Удэ, 1997. С. 87.

4. Лама Еше. Введение в тантру. Трансформация желания. / Пер. с англ. М.: ООО Издательский дом «София», 2005. С. 224.

5. Молодцова Е.Н. Тибет: сияние пустоты. М.: Алетейа, 2001. С. 344.

6. Согьял Ринпоче. Книга Жизни и практика умирания. Тселе Натсок Рангдрол. Зеркало полноты внимания. М.: «Золотой век», 1998. С. 495.

Сведения об авторе:

Аюшеева Дулма Владимировна, кандидат философских наук, старший научный сотрудник Отдела философии, культурологии и религиоведения Института монголоведения, буддологии, тибетологии СО РАН, г. Улан-Удэ, e-mail: dul-maayush@yandex. ru.

Data on author:

Ayusheeva Dulma Vladimirovna, candidate of philosophy sciences, senior researcher in the Department of Philosophy, Cultural and Religious Studies of the Institute for Mongolian, Buddhist, Tibetan Studies, Russian Academy of Sciences, Ulan-Ude, e-mail: dulmaayush@yandex.ru.