Научная статья на тему 'Теория и практики интеркультурализма в современном мире'

Теория и практики интеркультурализма в современном мире Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

CC BY
1229
155
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МИРОВОЕ СООБЩЕСТВО / WORLD COMMUNITY / МУЛЬТИКУЛЬТУРАЛИЗМ / MULTICULTURALISM / МИГРАЦИИ / MIGRATION / ПРОБЛЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ КУЛЬТУРНЫМ МНОГООБРАЗИЕМ / CULTURAL DIVERSITY MANAGEMENT PROBLEMS / ИНТЕРКУЛЬТУРАЛИЗМ ТЕОРИЯ И СОВРЕМЕННЫЕ ПРАКТИКИ / INTERCULTURALISM THE THEORY ANDMODERNPRACTICES

Аннотация научной статьи по социологическим наукам, автор научной работы — Борисова Мария Владимировна

В статье рассматривается процесс формирования концепции интеркультурализма и ее основные положения. Автор обращается к реалиям современного мира, анализируя процесс смены парадигм его этносоциального развития. Подчеркивается, что в конце 2000-х начале 2010-х гг. европейским политическим сообществом было сделано заявление о крахе мультикультурализма, являвшегося господствующим подходом управления культурным многообразием. По единодушному мнению глав европейских стран, политика мультикультурализма привела к сегрегированности общества по этническому принципу. Необходимость поиска новой модели управления этносоциальными процессами привела к формированию концепции интеркультурализма, базирующейся на принципах межкультурного диалога. Усложнение культурного многообразия государств мира, вызванное диверсификацией миграционных потоков и профилей мигрантов, заставило сместить акцент политики на уровень местного самоуправления. В ходе анализа интеркультурализма автор приходит к выводу, что эта концепция на уровне теории и практики является новым подходом государственной политики управления динамикой культурного многообразия современных полиэтничных городов мира.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THEORY AND PRACTICE OF INTERCULTURALISM IN THE MODERN WORLD

This article discusses the process of forming the concept of interculturalism and its main provisions. The author appeals to the modern world realities, analyzing the process of paradigms changes its ethno-social development. It is emphasized that in the late 2000s early 2010s European political community announced multiculturalism crash, which was the predominant approach of the management of cultural diversity. According to the unanimous opinion of the Heads of European countries, the policy of multiculturalism has led to segregated societyon ethnic lines. The need to find a new model of ruling ethno processes led to the formation of the concept of interculturalism, based on the principles of intercultural dialogue. Complicating cultural diversity of the world, caused by the diversification of migration flows and profiles of migrants made shift the focus of policy on the level of the local government. Analyzing interculturalism, the author concludes that this concept at the level of theory and practice is a new approach of public policy management dynamics of cultural diversity of modern multiethnic cities in the world.

Текст научной работы на тему «Теория и практики интеркультурализма в современном мире»



© 2014

М. В. Борисова

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКИ ИНТЕРКУЛЬТУРАЛИЗМА В СОВРЕМЕННОМ

МИРЕ*

В статье рассматривается процесс формирования концепции интеркультурализма и ее основные положения. Автор обращается к реалиям современного мира, анализируя процесс смены парадигм его этносоциального развития. Подчеркивается, что в конце 2000-х — начале 2010-х гг. европейским политическим сообществом было сделано заявление о крахе мультикультурализма, являвшегося господствующим подходом управления культурным многообразием. По единодушному мнению глав европейских стран, политика мультикультурализма привела к сегрегированности общества по этническому принципу. Необходимость поиска новой модели управления этносоциальными процессами привела к формированию концепции интер-культурализма, базирующейся на принципах межкультурного диалога. Усложнение культурного многообразия государств мира, вызванное диверсификацией миграционных потоков и профилей мигрантов, заставило сместить акцент политики на уровень местного самоуправления. В ходе анализа интеркультурализма автор приходит к выводу, что эта концепция на уровне теории и практики является новым подходом государственной политики управления динамикой культурного многообразия современных полиэтничных городов мира.

Ключевые слова: мировое сообщество, мультикультурализм, миграции, проблемы управления культурным многообразием, интеркультурализм — теория и современные практики

Вторая половина XX века, получившая название эпохи постмодерна, характеризуется сменой мировоззренческих ценностей и отказом от господствующих ранее иерархий. Со времен Великой французской революции идеалом модели интеграции разнородного в культурном плане населения государств-наций являлась ассимиляция, предполагавшая культурную гомогенизацию общества. В 1970-е гг., на волне небывалого ранее развития законодательства в области защиты прав и свобод, мировым сообществом на уровне общественного дискурса была принята концепция мультикультурализма — идеология и практика признания и поощрения культурного многообразия. До недавнего времени мультикультурализм являлся общепринятой моделью регулирования отношений в полиэтнических средах. Однако реалии начала XXI в. обнаружили несостоятельность этого подхода. Поиск новых моделей управления культурным многообразием привел к формированию концепции интеркультурализма, основывающейся на принципах межкультурного диалога.

Дискуссии о несоответствии мультикультурализма современному развитию общества развернулись в европейском международном сообществе в начале 2000-х гг. при ведущей роли Великобритании, в ряде городов которой ле-

Борисова Мария Владимировна — аспирантка отдела этнографии Института археологии и этнографии СО РАН. Е-таП:ропотагепко.тап@Ьо1таП.сот

Работа выполнена в рамках исследовательских программ при финансовой поддержке проекта РГНФ № 12-03-00205а

том 2001 г. вспыхнули беспорядки на расовой почве. В экспертном отчете Тэда Кэнтла, бывшего главы городского совета города Ноттингема, опубликованном в августе 2001 г., основной причиной произошедшего была названа низкая степень «сплоченности общин»1. В этом отчете была обозначена проблема сегрегированности общества, явившейся следствием мультикультурализма. Мультикультурный подход, направленный на защиту интересов этнических групп, сформировавшихся в европейском обществе в результате массовой иммиграции в послевоенный период, подвергся критике за акцент, сделанный на культурных различиях. Придание большего значения сохранению отличий разных этнических групп, нежели выработке объединяющих ценностей, обеспечивающих чувство общей принадлежности, привело к геттоизации различных этнических групп и фрагментаризации общества.

Для преодоления негативных последствий мультикультурной политики и развития взаимодействия между различными этническими группами Т. Кэнтлом была предложена концепция «сплоченности общин» («community cohesion»), сопровождавшая критику мультикультурализма рядом мер, направленных на «укрепление у жителей чувства гражданственности»2. Так, помимо прочего, был введен экзамен на гражданство, сделана попытка установления доминирующего положения британских ценностей в обществе и преобразования социальных служб в более инклюзивные для всех членов общества3. Однако эти меры все еще основывались на мультикультурных принципах, таких как представление о фиксированной и статичной идентичности или культуре «с ограниченными возможностями межкультурного диалога более прогрессивного типа»4. Концепция «сплоченности общин», пишет Т. Кэнтл в своей книге «Интеркультурализм: Новая эра сплоченности и многообразия», явилась переходным этапом от мультикультурализма к интеркультурализму. Она возникла как «ответ на слабости мультикультурной модели, выстроив при этом основу программ, направленных на защиту прав и равенства, развивая более амбициозный подход, стремящийся изменить отношения и поведение, способствуя продвижению взаимодействия и развивая чувство принадлежности, особенно на местном уровне, создавая более положительную картину природы и ценности культурного многообразия»5.

Принципы интеркультурализма стали разрабатываться в 2006 г. британскими исследователями Филом Вудом, Шарлем Ландри и Джудом Блумфилдом в рамках исследовательского проекта, финансируемого Фондом Джозефа Роунтри. Результаты этого исследования нашли свое отражение в работе «Культурное многообразие в Великобритании: Методическое руководство по кросс-культурному сотрудничеству». Во введении к этой работе было сказано: «В свете развернувшихся дебатов о «мультикультурализме» это исследование предлагает новый подход управления культурным многообразием. Оно посвящено обнаружению способов раскрытия потенциала культурного многообразия и определению стратегий максимально эффективного обмена между различными культурными группами. Авторы

1 Cantle 2012, 88.

2 Theguardian, 11.12.2001.

3 Warmington 2012, 26.

4 Warmington 2012a, 18.

5 Cantle 2012, 90.

исследуют связь между культурным многообразием, инновациями и успешно развивающимися и процветающими городскими сообществами с точки зрения экономического, социального и культурного смешения населения Великобритании». Центральное место в исследовании отводилось городу как площадке межкультурных взаимодействий и межкультурного диалога. При этом «созданный общими усилиями всех жителей интеркультурный город, извлекающий максимум пользы из своего культурного многообразия», противопоставлялся «мультикультурному городу фрагментированных различий»6. Восприятие коллективным сознанием культурного многообразия не как проблемы, которую необходимо решать, а как преимущества, которое необходимо использовать для развития общества, было обозначено в качестве основополагающего условия создания интеркультурного города7.

В настоящее время стратегия, основанная на продвижении взаимодействия и межкультурного диалога, широко признается международным европейским сообществом. В 2005 г. Советом Европы совместно с ЮНЕСКО была учреждена «Открытая платформа» содействия сотрудничеству международных организаций в области межкультурного диалога8. В 2006 г. Совет Европы начал работу над «Белой книгой по межкультурному диалогу», изданной в 2008 г. В этой книге, подготовленной «на базе длительных и масштабных консультаций представителей государств-членов Совета Европы»9, содержалось единогласное мнение этих государств о том, что «мультикультурализм перестал быть адекватной политикой». В документе утверждалось, что сегодня концепция мультикультурализма «воспринимается как причина развития сегрегации и взаимного непонимания между общинами, а также как подход, потворствующий подавлению прав индивидов»10. Но наибольший общественный резонанс эта констатация получила после публичных заявлений о крахе мультикультурализма, сделанных ключевыми европейскими политиками — Ангелой Меркель, Дэвидом Кэмероном и Николя Саркози, — в конце 2010 — начале 2011 г. В качестве альтернативы мультикультурализму в «Белой книге по межкультурному диалогу» рассматривался переход к новой «межкультурной системе»11. Или, в английском варианте текста, переход к «новой ин-теркультуралистской парадигме» («emerging interculturalist paradigm»)12. 2008 г. был объявлен Европейским Союзом Европейским годом Межкультурного диалога, что, по мнению экспертов, явилось значительным шагом на пути превращения «идеи межкультурного диалога в важный элемент национальных подходов к интеграции, мобилизации культурного сообщества для разработки инновационных и стабильных моделей развития диалога»13.

В 2009 г. ЮНЕСКО был опубликован доклад «Инвестирование в культурное разнообразие и диалог между культурами». О мультикультурализме в нем говорилось как о тупике, выйти из которого помогает межкультурный диалог и

6 Wood 2006, viii.

7 Wood 2006, vii.

8 Declaration 2005.

9 БК, 1.

10 БК, 20.

11 БК, 20.

12 White Paper 2008, 19.

13 Вуд 2010, 20.

более широкое признание множественности форм идентичности. В докладе отмечалось: «Сложилась тенденция приравнивать культурное разнообразие к разнообразию национальных культур... Культурная идентичность, со своей стороны, скорее является процессом, который постоянно меняется под своим собственным воздействием и который следует рассматривать не с точки зрения наследия прошлого, а как проект, обращенный в будущее. В охваченном глобализацией мире истоки культурной идентичности часто носят множественный характер; растущая пластичность культурной идентичности отражает растущую усложненность глобализированных потоков людей, товаров и информации»14.

Уилл Кимлика, один из наиболее влиятельных теоретиков мультикультурализма, оценивает заявленную в документах Совета Европы и ЮНЕСКО необходимость преодоления мультикультурализма как нецелесообразную ввиду отсутствия эмпирических доказательств неэффективности мультикультурного подхода. В то же время он признает необходимость принятия новой концепции управления культурным многообразием, объясняя это тем, что «в условиях повсеместного недовольства культурным многообразием миф о крахе мультикультурализма внушает населению, что они недовольны не многообразием как таковым, а ошибочным и наивным мультикультурализмом...». Кимлика добавляет, что, по мнению авторов «Белой книги по межкультурному диалогу» Совета Европы и доклада ЮНЕСКО «Инвестирование в культурное разнообразие», такой нарратив будет способствовать поддержке населением новых прогрессивных политических мер по управлению культурным многообразием»15. Точку зрения У. Кимлики об отсутствии доказательств неэффективности мультикультурной политики разделяют, помимо прочих, такие ученые, как Назар Меер, Тарик Модуд и Мишель Вьевор-ка16. Так, Н. Меер и Т. Модуд последовательно опровергают обвинения в адрес мультикультурализма, доказывая, что поощрение культурного диалога, признание подвижности идентичностей, продвижение идеи социальной сплоченности и отрицание замкнутости культур было изначально присуще концепции мульти-культурализма17 и не является изобретением интеркультурализма. В ответ на эти оценки Т. Кэнтл, один из теоретиков интеркультурализма, замечает: «Мультикуль-турная чуткость Меера и Модуда заслуживает одобрения, но [в настоящее время] существует очевидная и настоятельная необходимость в новых и прогрессивных концептуальных рамках, основанных на интеркультурализме»18. Во все более гло -бализирующемся мире, добавляет он, «интеркультурализм является единственным эффективным подходом управления культурным многообразием»19. Авторы идеи межкультурного города также не отрицают «ценности мультикультурализма как ведущей модели, много лет определявшей политику управления культурным многообразием», однако настаивают на необходимости появления в настоящее время в области управления культурным многообразием «свежей мысли», которой и является интеркультурализм20.

14 Всемирный доклад 2010, 9.

15 Kymlicka 2012, 214.

16 Wieviorka 2012, 225 — 231.

17 Борисова 2013, 125 — 126.

18 Cantle 2012a, 39.

19 Cantle 2012a, 39.

20 Wood 2006, viii.

Для реализации на практике идей межкультурного диалога, открытости и взаимодействия Советом Европы и Европейской Комиссией в 2008 г. был запущен проект «Межкультурные города». В «Белой книге по межкультурному диалогу», предваряющей начало этой программы, сказано, что города, участвующие в проекте, «будут разрабатывать межкультурные стратегии для использования многообразия в качестве ресурса... Успешные города будущего будут межкультурными центрами, способными анализировать и управлять потенциалом своего культурного многообразия, стимулировать творчество и инновации, генерируя с их помощью экономическое процветание, сплоченность общества и более высокое качество жизни»21. Ключевая роль в реализации интеркультурных и интеграционных программ в рамках проекта отводится местным властям. Заключительная декларация Конференции министров по вопросам Интеграции, проходившая в апреле 2010 в Сарагосе, в очередной раз подчеркнула, что, «приминая во внимание, что города и их районы являются основными пространствами, содействующими культурному диалогу и поощряющими культурное многообразие и общественное сплочение, для местных властей особую важность имеет развитие и достижение способностей лучшего управления многообразием и борьбы с расизмом, ксенофобией и всеми формами дискриминации»22.

В основе программы «Межкультурных городов» лежат разработки британских исследователей Ф. Вуда, Ш. Ландри и Дж. Блумфилда, сделанные в 2006 г. (включая идеи «межкультурных линз», «аналитической таблицы межкультурного города из 10 шагов» и «показателей интеркультурализма»)23. В презентации программы «Межкультурных городов» на сайте Совета Европы отмечается, что, в отличие от старых подходов к управлению культурным многообразием, в которых речь шла об интеграции мигрантов в принимающее сообщество, цель нового подхода «интеркультурной интеграции» состоит в «совместном создании нового общества иммигрантами и местным населением». В качестве средств достижения этой цели обозначены «признание уникальной значимости каждой культуры при подчеркивании значения общих ценностей и множественной идентичности; адаптация управления, учреждений и услуг к культурному многообразию населения; десегрегация (культурное смешение) в учреждениях и местах общественного пользования, являющихся площадками для налаживания сотрудничества и доверия между этническими общинами; урегулирование этнических конфликтов путем посредничества и открытого общественного обсуждения»24. Главным принципом для понимания программы «Межкультурные города», по мнению ее организаторов, является коллективное формирование базовых ценностей с использованием «новой и особой методики — через межкультурные линзы»: «Жизненно важными в межкультурной стратегии города, — отмечается в обосновании проекта, — будут базовые видение и ценности. Поскольку целью является трансформация взаимоотношений и взаимодействия во всем городе, видение и ценности не могут принадлежать исключительно городским властям, а должны быть

21 БК, 49.

22 Declaration 2010.

23 Вуд 2010, 20.

24 Intercultural cities presentation 2014.

коллективными — совместно созданными и поддерживаемыми разными людьми, организациями, группами и сообществами в городе»25.

В рамках пилотного проекта «межкультурных городов», стартовавшего в 2008 г., была создана сеть из 12 городов: Берлин-Нойкельн (Германия), Ижевск (Россия), Лион (Франция), Люблин (Польша), Мелитополь (Украина), Нюшатель (Швейцария), Патрас (Патры) (Греция), Осло (Норвегия), Реджио Эмилия (Италия), Суботица (Сербия), Тилбург (Нидерланды). Основная цель проекта заключалась в обмене между городами опытом управления культурным многообразием для формирования между ними «активной среды стимулирования и поддержки взаимного обучения». Первым этапом проекта стало проведение рабочей группой «диагностических визитов» в города для создания «межкультурной характеристики городов как опорной и отправной точки деятельности в рамках программы» 26. В ходе этих визитов проводились встречи и дискуссии с различными заинтересованными сторонами — властями, представителями гражданского общества, государственными служащими, работниками культуры, СМИ, — направленные на «повышение понимания и формирование видения межкультурного развития городов». На втором этапе проекта осуществлялась оценка политики городов с межкультурной точки зрения с использованием специально разработанных показателей. По результатам оценок межкультурности городов были составлены отчеты, содержащие рекомендации городам по улучшению реализуемых ими мер по управлению культурным многообразием. Наконец, в ходе реализации программы в различных городах-участниках проекта проводились круглые столы по актуальным темам проекта, таким как «Межкультурное управление и гражданство» (Реджио Эмилия), «Роль СМИ в межкультурном городе» (Патрас), «Разнообразие как двигатель развития в прошлом и настоящем: мобилизация гражданского общества» (Люблин, Мелитополь), «Формирование публичной политики в поддержку разнообразия» (Нюшатель) и др.

Главными результатами проекта его организаторы называют разработку концепции, объясняющей понятие межкультурного города; разработку таблицы оценки политики из 10 показателей, являющихся ориентиром для городских властей в проведении межкультурной политики; разработку показателей интеркультурализма и двух анкет (одна из которых заполняется городскими властями, другая — населением), служащих для оценки городскими властями проводимой ими межкультурной политики; разработку пакета для развития разнообразия СМИ27.

Впоследствии сеть городов-участников была расширена ( на сегодняшний день она включает в себя 24 города28), что позволило усилить обмен между городами опытом и знаниями по межкультурному управлению. На основе разработанных ранее показателей интеркультурализма был составлен индекс межкультурных городов. Оценка политики городов осуществляется по 14 индикаторам: интеркультурные обязательства городских властей, система образования,

25 Вуд 2010, 36.

26 Вуд 2010, 131 — 133.

27 Вуд 2010, 129.

28 Intercultural cities 2014.

жилые районы, социальные службы, бизнес и рынок труда, культура, публичное пространство, посредничество и разрешение конфликтов, язык, СМИ, открытый и международный подход, межкультурные сведения и знания, гостеприимный прием приезжих и управление. Максимальный балл, присваиваемый по каждому показателю, равен 100. За референтные значения взяты средние показатели индексирования 12 первых городов, участвующих в проекте. На сегодняшний день составлен индекс оценки интеркультурности 52 городов29.

Проведенный анализ позволяет сделать вывод, что интеркультурализм, формируясь в контексте современных этнодемографических процессов городских пространств как антитеза мультикультурализму, приобрел сегодня завершенный и самостоятельный характер, являясь новым подходом государственной политики управления динамикой культурного многообразия современных полиэтничных городов.

ЛИТЕРАТУРА

БорисоваМ. В. 2013: Город и проблема культурного многообразия: от мультикультурализма к интеркультурализму // Вестник Российской нации. 6 (32), 119-129.

Всемирный доклад ЮНЕСКО 2010: Инвестирование в культурное разнообразие и диалог между культурами. Париж.

Вуд Ф. 2010: Межкультурные города. К модели межкультурной интеграции. Под редакцией Фила Вуда. Киев.

Cantle T. 2012: Interculturalism. The new era of cohesion and diversity. London. Cantle T. 2012a: Interculturalism — a rejoinder to Modood and Meer // Political Insight. Vol. 3, 38-41.

Declaration of Intent on the setting up of an open platform of inter-institutional cooperation for intercultural dialogue. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.coe.int/t/ dg4/culturalconvention/source/faro_platform_en.pdf

Declaration of the European Ministerial Conference on Integration Zaragoza, 1516.04.2010. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://ec.europa.eu/ewsi/en/resources/ detail.cfm?ID_ITEMS=13055

Intercultural cities 2014: governance and policies for diverse communities. Council of Europe. [Электронный ресурс]. — Режим доступа:http://www.coe.int/t/dg4/cultureheritage/ culture/Cities/Default_en.asp

Intercultural City Index 2014: Council of Europe/ERICarts, "Compendium of Cultural Policies and Trends in Europe". [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.cul-turalpolicies.net/web/intercultural-cities-charts.php

Intercultural cities presentation 2014: Council of Europe. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.coe.int/t/dg4/cultureheritage/culture/Cities/tools_en.asp

Key points of the Cantle report. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www. theguardian.com/uk/2001/dec/11/race.world5

Kymlicka W. 2012: Comment on Meer and Modood // Journal of Intercultural Studies.Vol. 33. 2, 211 - 216.

Meer N., Modood T. 2012 : How does Interculturalism Contrast with Multiculturalism? // Journal of Intercultural Studies, Vol. 33. 2, 175 — 196.

Warmington J. 2012: Interculturalism. A Handbook for critical integration. Birmingham. Warmington J. 2012a: Interculturalisme. A breakdown of thinking and practice: Lessons from the field. Birmingham.

29 Intercultural City Index 2014.

White Paper on intercultural dialogue "Living Together as Equals in Dignity". 2008. Strasbourg.

Wieviorka M. 2012: Multiculturalism: A Concept to be Redefined and Certainly Not Replaced by the Extremely Vague Term of Interculturalism // Journal of Intercultural Studies, Vol. 33. 2, 225-231.

Wood Ph., Landry Ch., Bloomfield J. 2006: Cultural diversity in Britain, A toolkit for cross-cultural co-operation. York.

THEORY AND PRACTICE OF INTERCULTURALISM IN THE MODERN

WORLD

M. V. Borisova

This article discusses the process of forming the concept of interculturalism and its main provisions. The author appeals to the modern world realities, analyzing the process of paradigms changes its ethno-social development. It is emphasized that in the late 2000s — early 2010s European political community announced multiculturalism crash, which was the predominant approach of the management of cultural diversity. According to the unanimous opinion of the Heads of European countries, the policy of multiculturalism has led to segregated societyon ethnic lines. The need to find a new model of ruling ethno processes led to the formation of the concept of interculturalism, based on the principles of intercultural dialogue. Complicating cultural diversity of the world, caused by the diversification of migration flows and profiles of migrants made shift the focus of policy on the level of the local government. Analyzing interculturalism, the author concludes that this concept at the level of theory and practice is a new approach of public policy management dynamics of cultural diversity of modern multiethnic cities in the world .

Key words: world community, multiculturalism, migration, cultural diversity management problems, interculturalism — the theory andmodernpractices

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.