Научная статья на тему 'Теория и практика аудиовизуального перевода: отечественный и зарубежный опыт'

Теория и практика аудиовизуального перевода: отечественный и зарубежный опыт Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
13380
1587
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
АУДИОВИЗУАЛЬНЫЙ ПЕРЕВОД / КИНОПЕРЕВОД / КИНОЯЗЫК / АУДИОДЕСКРИПЦИЯ / ПЕРЕВОД СУБТИТРОВ / AUDIOVISUAL TRANSLATION / FILM TRANSLATION / FILM LANGUAGE / AUDIO DESCRIPTION / SUBTITLING

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Малёнова Евгения Дмитриевна

Активное развитие межкультурного диалога и внешнеэкономических связей России в области кинематографии ставит перед теоретиками и практиками перевода новую задачу: изучение аудиовизуального перевода как особого вида переводческой деятельности. Данное направление лингвистических исследований, активно развивающееся в Европе, США и Китае, является достаточно новой отраслью научного знания в России. Отсутствие общепринятого терминологического аппарата, разработанной методологии исследования аудиовизуального текста, апробированной методики обучения аудиовизуальному переводу в рамках традиции отечественного переводове­дения обусловливает необходимость проведения теоретических исследований в области перевода аудиовизуальных произведений. В предлагаемой статье анализируется отечественный и зарубежный опыт исследований в русле аудиовизуального перевода, выделяются отдельные подходы к изучению данного вида перевода, оцениваются положительные и отрицательные сторо­ны каждого из рассмотренных подходов. Автор подробно рассматривает текстоцентрический подход к изучению аудиовизуального перевода, которо­го придерживается большинство российских исследователей, делает вывод о его бесперспективности, противопоставляя данный подход более развитым в зарубежном переводоведении функциональному, коммуникативно-функ­циональному, дескриптивно-семиоти­чес­кому, лингвокультурному и интегра­тивно-междисциплинарному подходам. Всесторонний и подробный анализ источников теоретического материала позволяет автору сделать вывод о не­обходимости создания новой парадигмы изучения аудиовизуального перевода и открывает дальнейшие перспективы исследований в данной области.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Theory and practice of audiovisual translation: russian and international approaches

A brisk growth of cross-cultural dialogue and external economic relations in the field of cinematography pose a new task to researchers of theoretical and applied translation to focus on audiovisual translation as a specific type of translation practice. This area of research, which is flourishing in Europe, the USA and China, is quite a new field for Russian linguistics. Russian translation studies paradigm lacks necessary terminology, research methodology and time-tested methods of teaching audiovisual translation. All these factors stipulate the necessity of carrying out fundamental research in the area of audiovisual translation. That is why the current research focuses on the analysis of Russian and international practices of audiovisual translation studies, defines different approaches used in the field, and evaluates positive and negative aspects of each particular approach. The author dwells upon a text-centered approach used by most of Russian researches in the field of audiovisual translation, and shows its unpromising nature by comparing it with functional, communicative-functional, descriptive-semiotic, linguacultural, and integrative-multidisciplinary approaches developed by foreign colleagues. Thorough analysis of the reference materials helps the author to come to the conclusion that it is necessary to create a new paradigm of Russian audiovisual research and to open new prospects in the field.

Текст научной работы на тему «Теория и практика аудиовизуального перевода: отечественный и зарубежный опыт»

УДК 8Г347.78.034

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА АУДИОВИЗУАЛЬНОГО ПЕРЕВОДА: ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ И ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ

Е.Д. Малёнова

Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского (Омск, Россия)

Аннотация: Активное развитие межкультурного диалога и внешнеэкономических связей России в области кинематографии ставит перед теоретиками и практиками перевода новую задачу: изучение аудиовизуального перевода как особого вида переводческой деятельности. Данное направление лингвистических исследований, активно развивающееся в Европе, США и Китае, является достаточно новой отраслью научного знания в России. Отсутствие общепринятого терминологического аппарата, разработанной методологии исследования аудиовизуального текста, апробированной методики обучения аудиовизуальному переводу в рамках традиции отечественного переводове-дения обусловливает необходимость проведения теоретических исследований в области перевода аудиовизуальных произведений. В предлагаемой статье анализируется отечественный и зарубежный опыт исследований в русле аудиовизуального перевода, выделяются отдельные подходы к изучению данного вида перевода, оцениваются положительные и отрицательные стороны каждого из рассмотренных подходов. Автор подробно рассматривает тек-стоцентрический подход к изучению аудиовизуального перевода, которого придерживается большинство российских исследователей, делает вывод о его бесперспективности, противопоставляя данный подход более развитым в зарубежном переводоведении функциональному, коммуникативно-функциональному, дескриптивно-семиотическому, лингвокультурному и интегра-тивно-междисциплинарному подходам. Всесторонний и подробный анализ источников теоретического материала позволяет автору сделать вывод о необходимости создания новой парадигмы изучения аудиовизуального перевода и открывает дальнейшие перспективы исследований в данной области.

Ключевые слова: аудиовизуальный перевод, киноперевод, киноязык, аудиоде-скрипция, перевод субтитров.

Для цитирования:

Малёнова Е.Д. Теория и практика аудиовизуального перевода: отечественный и зарубежный опыт // Коммуникативные исследования. 2017. № 2 (12). С. 32-46.

Сведения об авторе:

Малёнова Евгения Дмитриевна, кандидат филологических наук, доцент, доцент кафедры английской филологии

© Е.Д. Малёнова, 2017

Контактная информация:

Почтовый адрес: 644077, Россия, Омск, пр. Мира, 55а

E-mail: malenovae@mail.ru Дата поступления статьи: 11.02.2017

В последние годы проблемы теории и практики перевода привлекают всё больше внимания академической общественности и практиков перевода. Всё чаще поднимаются вопросы обеспечения качества оказания переводческих услуг, разработки методики обучения переводу, поиска путей эффективного взаимодействия в паре «переводчик - заказчик». В целом современный подход к проблемам перевода как процесса переводческой деятельности и как её результата обусловил необходимость формирования новых методологий изучения феномена перевода. В связи с этим представляется особенно важным изучение отечественного и зарубежного опыта исследований, выявление основных тенденций и подходов к выявлению закономерностей различных видов перевода.

Все большую популярность в мире набирает аудиовизуальный перевод, и это не удивительно, так как ежегодно студии, телеканалы и частные лица генерируют огромный объем аудиовизуального контента. Миллиарды часов мультфильмов, сериалов, художественных и документальных фильмов, рекламных роликов и прочей аудиовизуальной продукции переводятся на разные языки. Довольно часто такой перевод не отличается высоким качеством. Это обусловлено несколькими факторами: сложностью технологии процесса аудиовизуального перевода и озвучивания контента, выходом на рынок большого количества «фанатских» студий и непрофессиональных переводчиков-любителей, а также недостаточной проработкой теоретических основ аудиовизуального перевода. В данном исследовании позволим себе сконцентрироваться на последнем факторе, поставив целью изучить и обобщить отечественный и зарубежный опыт исследований в области аудиовизуального перевода, а на основе полученных данных сформулировать основные подходы к изучению данного явления.

В отечественную лингвистику и переводоведение термин «аудиовизуальный перевод» вошёл сравнительно недавно. В большинстве случаев отечественные работы теоретического и прикладного характера посвящены изучению кино- / видеоперевода как особого вида переводческой деятельности по переводу кино, что автоматически выводит из сферы научных интересов значительный объём аудиовизуального контента: рекламные ролики, театральные постановки, игры, ток-шоу и т. п. Термин «кино- / видеоперевод» считается гипонимом по отношению к термину «аудиовизуальный перевод» и используется для обозначения процесса по «литературной межъязыковой обработке содержания оригинальных

монтажных листов с последующей ритмической укладкой переводного текста и его озвучивания или введения в видеоряд в форме субтитров» [Матасов 2009: 7]. В данном случае перевод кинофильмов рассматривается как перевод текста, что не учитывает специфику кинотекста, а именно его полисемиотичность (в некоторых работах используются термины «по-ликодовость» и «креолизованный текст»]. Восприятие перевода аудиовизуальной продукции как перевода литературного, художественного, препятствует пониманию сущности этого вида перевода, при котором значительное влияние на результат оказывают иные семиотические системы, прочно связанные с текстовой составляющей фильма: визуальный синтаксис, видеоряд, шумомузыкальный ряд, значимые надписи и пр. В связи с этим в дальнейшем в статье речь будет идти именно об аудиовизуальном переводе как процессе декодирования и передачи средствами языка перевода вербального компонента полисемиотического единства аудиовизуального произведения, в результате которого создаётся новый вербальный компонент этого единства, пригодный к дальнейшей обработке (субтитрированию, озвучиванию, локализации и т. п.] с учётом общего контекста произведения, ожидаемой реакции потребителя контента и функциональных ограничений, накладываемых каждым отдельным видом дальнейшей обработки.

Необходимо отметить, что всплеск интереса к проблемам аудиовизуального перевода (мультимедийного перевода, киноперевода, кино- / видеоперевода и т. п.] в российском переводоведении приходится на середину 2000-х гг., когда отечественные исследователи осознали, что для изучения перевода аудиовизуальных материалов необходимо использовать отдельный методологический аппарат, отличный от того, что традиционно используется при изучении устного или письменного перевода. Однако текстоцентрический подход к переводу вообще, в рамках которого перевод анализируется исключительно с позиции лингвистики, оставил свой отпечаток на результатах большого количества исследований. Одной из первых проблемы аудиовизуального перевода начала изучать В.Е. Горшкова, рассматривающая аудиовизуальный перевод с позиции его лингвистических, семиотических и лингвокультурных особенностей. В своей работе, посвящённой изучению перевода кинодиалога, исследователь приводит унифицированную модель перевода, в которой кинодиалог рассматривается как совокупность следующих составляющих: говорящего, смысла, канала передачи и рецептора оригинала. Соответственно, пройдя через переводчика, кинодиалог трансформируется сообразно вышеуказанным составляющим и специфике лингвокультуры рецепторов языка перевода [Горшкова 2007: 135]. В данном случае автор не учитывает особенности технических ограничений, сопряженных с различными видами перевода (дубляж, субтитрирование, перевод «голосом за кадром», аудиодескрипция и т. п.], а также примат видеоряда над текстом, произ-

носимым с экрана. Фактически, происходит разделение всей ткани аудиовизуального произведения на два отдельных слоя: кинотекст как сложное поликодовое и многоуровневое семантическое единство и кинодиалог как вербальная составляющая фильма. С аналогичной точки зрения перевод кинодиалога рассматривается в работе М.С. Снетковой, посвя-щённой лингвостилистическим аспектам перевода испанских кинотекстов [Снеткова 2009].

В аспекте культурного переноса рассматривает аудиовизуальный перевод И.К. Фёдорова, делая основной акцент на дополнительную коммуникативную нагрузку, которую микроструктуры языка оригинала получают в рамках макроструктуры культуры оригинала. Сама технология перевода представляется автору как совокупность переводческих приемов, применяемых в рамках стратегии прагматической адаптации оригинала в ситуациях, «когда обеим культурам известен один и тот же референт, но в рабочих языках перевода используются различные означающие» [Фёдорова 2009: 145]. Автор не устанавливает зависимости выбора приемов адаптации от вида осуществляемого аудиовизуального перевода, рассматривая перевод кино- и видеоматериалов как разновидность художественного перевода. С другой стороны, автор признает, что некоторые составляющие культурно значимой информации могут быть эксплицированы в видеоряде аудиовизуального произведения, что позволяет «снять» с переводчика и получателя перевода часть лингвокультур-ной нагрузки.

В рамках лингвокультурного подхода к изучению аудиовизуального перевода написана работа Р.А. Матасова, который уделяет особое внимание истории развития кинематографа и кино- / видеоперевода, а также экстралингвистической обусловленности этого вида перевода. Интересно, что в своей работе исследователь отходит от текстоцентрического подхода, утверждая что «предметом кино/видео перевода является лингвистическая система кинотекста, находящаяся в неразрывной смысловой связи с компонентами нелингвистической системы, входящей в его состав...» [Матасов 2009: 68]. Автор подробно анализирует основные трудности данного вида перевода, обусловленные лингвистическими и экстралингвистическими аспектами кино- / видеоперевода, увязывая их с особенностями киноязыка и типом переводимого кинотекста. Особую ценность представляет раздел, посвященный дидактике кино- / видеоперевода, в котором автор формулирует цели и структуру курса данного перевода, разрабатывает упражнения и задания для студентов.

Постепенная смена взглядов на аудиовизуальный перевод, обусловленная выходом на «исследовательскую арену» практиков, привела к тому, что в большинстве работ, опубликованных в России за последние несколько лет, кинотекст рассматривается не в отрыве от остального контекста фильма, а как полисемиотическое единство. В этом отношении

необходимо отметить статью О.Ю. Кустовой, рассматривающей полико-довость аудиовизуального текста как отправной пункт в построении стратегии перевода такого текста. Автор отмечает феномен единства вербальной и невербальной составляющих кинотекста, а само аудиовизуальное произведение предстает как некая совокупность различных кодов, имеющих своей целью произвести на получателя определенное эмоционально-эстетическое воздействие. Залогом успешности восприятия кинотекста и, соответственно, его перевода автор видит культурную интегриро-ванность элементов поликодового текста [Кустова 2015: 281].

В русле дидактического подхода к аудиовизуальному переводу работает А.В. Козуляев, директор Школы аудиовизуального перевода и основатель компании «РуФилмс». Исследователь рассматривает аудиовизуальный перевод как особый вид переводческой деятельности, который требует разработки отдельных методов исследования и обучения. В ходе разработки практических рекомендаций по обучению аудиовизуальному переводу А.В. Козуляев указывает не только на полисемантический и поликодовый характер аудиовизуального произведения, он справедливо утверждает, что «аудиовизуальный переводчик обязан учитывать не только линейный и последовательно обрабатываемый семантический контекст речи, но и некие надречевые целостные визуальные и смысловые конструкты» [Козуляев 2013: 375]. Автор подчеркивает, что аудиовизуальный перевод - ограниченный перевод, и наличие и тип ограничений зависят от вида осуществляемого перевода (перевод для закадрового озвучивания, двухмерного или трёхмерного субтитрирования, перевод под дубляж], целевой аудитории получателей перевода, уровня взаимодействия потоков информации, переплетающихся в аудиовизуальном контексте. Такой подход по сути своей отличается от текстоцентрического, сугубо лингвистического подхода, и может быть охарактеризован как прагма-тико-динамический, учитывающий необходимость произвести определенное воздействие на реципиентов всего комплекса аудиовизуального произведения, в котором текст является лишь одной из составляющих.

Из всего сказанного выше следует, что при изучении явления аудиовизуального перевода должен учитываться его комплексный характер, что подтверждают редкие работы, выходящие из-под пера сугубо практиков такого вида перевода или представителей компаний-прокатчиков, наблюдающих процесс «второго рождения» аудиовизуального произведения изнутри. Необходимость такого подхода косвенно подчеркивается в статье С.А. Сергеенкова, представителя компании «Двадцатый век Фокс СНГ», в которой автор «вскрывает» технологический процесс перевода и озвучивания аудиовизуальных произведений, подчёркивая, что лингвистических текстоцентрических методов явно недостаточно, чтобы понять механизмы, задействованные в процессе пересоздания аудиовизуального произведения средствами языка перевода. Автор подчёркивает тот факт,

что «препарирование» аудиовизуального текста и критика перевода порой не имеют ничего общего с процессом локализации аудиовизуального произведения в принимающей культуре. Автор также обращает внимание на необходимость учёта различного рода ограничений, обусловленных особенностями того или иного вида аудиовизуального перевода, и справедливо утверждает, что «правильный с классической точки зрения перевод может оказаться неприемлемым для конкретных условий практической жизни» [Сергеенков 2015: 63]. Такое заявление, звучащее из уст непосредственного заказчика аудиовизуального перевода, диктует необходимость смены парадигмы академических исследований в области аудиовизуального перевода и разработки принципиально нового инструментария анализа процесса и результата аудиовизуального перевода.

Что касается зарубежного опыта исследования специфики аудиовизуального перевода, необходимо признать, что западными коллегами данная проблема разработана намного шире. Предтечей теоретических исследований в области аудиовизуального перевода стала работа Романа Якобсона (Roman Jakobson] «О лингвистических аспектах перевода» (1959), в которой автор не только обратил внимание на существование внутриязыкового (rewording] и межъязыкового (translation proper] перевода, но выделил новый тип перевода: межсемиотический перевод (transmutation], под которым подразумевалась интерпретация вербальных знаков посредством невербальных знаковых систем [Jakobson 1987: 429]. Сам же вопрос о необходимости формирования отдельного подхода к переводу аудиовизуальных текстов был впервые затронут немецкой исследовательницей Катариной Райс (Katharina Reiss), которая ещё в 1971 г. говорила о выделении аудио-медиальных текстов, которые позже она назвала муль-тимедиальными, в отдельный жанр, требующий особого подхода при переводе (см.: [Gambier, Gottlieb 2001: xx]).

В качестве примера одного из первых исследований, посвящённых специфике отдельных видов аудиовизуального перевода, можно назвать монографию Иштвана Фодора (Istvan Fodor) «Кинодубляж: фонетические, семиотические, эстетические и психологические аспекты», посвя-щённую различным типам синхронизации при переводе под полный дубляж. В своей работе И. Фодор разработал концепт визуальной фонетики - дисциплины, призванной изучать суть взаимосвязи артикуляции актеров на экране и процесса подбора соответствующих фонем переводчиком, что позволит избежать возникновения диссонанса в сознании зрителя, который смотрит дублированный фильм [Fodor 1976].

Такой подход к проблемам изучения аудиовизуального перевода Фредерик Чауме (Frederic Chaume) называет функциональным. Данный методологический подход основан на анализе ограничений, накладываемых на переводчика аудиовизуальных произведений и обусловленных спецификой отдельных видов аудиовизуального перевода: перевода суб-

титров, надтитров, перевода под закадровое озвучивание, липсинка, перевода под полный дубляж, аудиодескрипции и т. п. Например, при переводе под полный дубляж основная цель переводчика аудиовизуального текста - сохранить развлекательный характер переводимого произведения, поэтому особое внимание уделяется функциональным ограничениям: синхронизации движений губ актёров с фонетической формой текста перевода, чтобы ничто не отвлекало внимание зрителя от конечного продукта [Chaume 2004: 38]. С точки зрения функционального подхода написана работа Кристофера Титфорда (Christopher Titford] Constrained translation (1982], который впервые ввёл понятие «ограниченный перевод» (constrained translation] в отношении перевода субтитров, отмечая, что проблемы, возникающие в процессе перевода субтитров, «в первую очередь обусловлены ограничениями, которые накладывает на переводчика сама среда передачи информации» (цит. по: [Diaz Cintas 2004: 55]].

В рамках коммуникативно-функционального подхода написана работа Роберто Майорала, Дороти Келли и Нативидада Галлардо (Roberto Mayoral, Dorothy Kelly, Natividad Gallardo), в которой авторы рассматривают концепт ограниченного перевода в рамках теории коммуникации, обращая внимание на объективные факторы, непосредственно влияющие на процесс выполнения различных видов перевода (перевода рекламы, комиксов, песен, аудиовизуального перевода]: наличие нескольких коммуникативных каналов, влияние культуры языка оригинала и языка перевода на процесс и результат переводческой деятельности и т. п. Авторы также вводят два новых понятия, определяющих суть ограниченного перевода: «синхронизация» (synchrony) и «шум» (noise). Под синхронизацией понимается согласованность сигналов различных знаковых систем, передающих одно и то же сообщение. Выделяются пять типов синхронизации, являющиеся источниками ограничений: временная, пространственная, содержательная, фонетическая, персонажная. Шум, в свою очередь, представляет собой различные факторы, нарушающие синхронизацию: сосуществование в одном пространстве и времени двух лингвокуль-турных систем, несовпадение информации, поступающей одновременно по разным коммуникативным каналам (например, несогласованность субтитров и видеоряда], а также любые факторы, нарушающие принципы синхронизации [Mayoral, Kelly, Gallardo 1988: 359].

Патрик Сабальбеаскоа (Patrick Zabalbeascoa] также изучает аудиовизуальный перевод с точки зрения ограниченной коммуникации, рассматривая ограничения, налагаемые на переводчика, как препятствия, не позволяющие ему или ей создать «идеальный» перевод. Автор выделяет три типа ограничений, которые включают текстуальные, контекстуальные и профессиональные ограничения [Zabalbeascoa 1993: 183-185]. В более поздних работах Патрик Сабальбеаскоа существенно расширяет границы ограничений, накладываемых на переводчика аудиовизуальных

произведений, выделяя две большие группы ограничений: внутренние (индивидуальные ограничения] и внешние (контекстуальные, вызванные внешними условиями]. Под внутренними ограничениями понимаются как объективные нарушения сенсорной чувствительности (нарушения слуха, зрения, цветовосприятия], так и субъективные факторы интеллектуального развития личности, влияющие на восприятие аудиовизуального произведения (способность понимать юмор и иронию, наличие необходимых фоновых знаний и т. п.]. Под внешними ограничениями понимаются любые внешние факторы (социальные, технологические или финансовые], ограничивающие возможность осуществления коммуникации [Zabalbeascoa 2010: 27]. Ценность подобного подхода к изучению теории и практики аудиовизуального перевода обусловлена тем, что именно различного рода ограничения и являются «камнем преткновения» для большинства переводчиков, делающих первые шаги в аудиовизуальном переводе. Непонимание сути ограничений приводит к снижению качества переводов и затрудняет зрительское восприятие переведённого аудиовизуального произведения. Таким образом, функционально-коммуникативный подход должен стать одним из компонентов методологической базы изучения теории и практики аудиовизуального перевода.

Ещё одним оригинальным подходом к изучению феномена аудиовизуального перевода можно назвать дескриптивно-семиотический подход, суть которого состоит в рассмотрении аудиовизуального текста как полисемиотического единства, а процесса перевода - как акта переноса информации между семиотически разнородными единствами. Одним из первых исследователей, указавших на поликодовую природу аудиовизуального произведения, стал Дирк Делабастита (Dirk Delabastita). Он выделил десять основных кодов, которые комбинируются различными способами и тем самым создают семиотическое пространство фильма как «макрознака»: вербальный, литературный, театральный, проксемический, кинесический, вестиментарный, моральный, код грима, коды вежливости, кинематографический код [Delabastita 1989: 196]. Информация, зашифрованная средствами вышеуказанных кодов, передаётся зрителю посредством четырёх каналов: визуального1 (вербальные знаки], визуального2 (невербальные знаки], аудиального1 (вербальные знаки] и аудиального2 (невербальные знаки]. В зависимости от вида осуществляемого аудиовизуального перевода в каждом конкретном случае применяются отдельные стратегии и тактики перевода, обусловленные особенностями взаимодействия вышеуказанных кодов и каналов передачи информации.

Примером использования дескриптивно-семиотического подхода представляются работы датского исследователя Хенрика Готтлиба (Henrik Gottlieb]. В случае субтитрирования, которое Готтлиб называет «диагональным переводом» [Gottlieb 1994], происходит интрасемиотический перенос, осуществляемый в рамках единого полисемиотического комплекса

аудиовизуального произведения, в результате которого аудиальный код (речь персонажей] передаётся посредством вербального кода (субтитров). В связи с этим, по словам Готтлиба, при оценке качества субтитров необходимо учитывать степень того, «насколько субтитрированная версия [фильма], выступающая в виде единого целостного произведения, способна передать семантический гештальт оригинала» [Gottlieb 1994: 106].

В более поздних работах Хенрик Готтлиб обращает особое внимание на такую особенность аудиовизуальных произведений, как их лин-гвокультурная обусловленность. Рынок аудиовизуальной продукции на сегодняшний день обладает свойством асимметрии: объёмы англоязычной продукции, поступающей в прокат в различных странах, порой превышают объёмы контента, генерируемые местными кинематографистами. В результате на первый план выходят проблемы лингвокультурного переноса. Х. Готтлиб справедливо замечает, что аудиовизуальное произведение - это такое полисемиотическое единство, в котором может быть заменена только одна составляющая: вербальный контекст. Присутствие других семиотических каналов, которые также культурно обусловлены и не могут быть изменены в процессе перевода, означает, что переводчики вынуждены передавать вербальную составляющую аудиовизуального произведения ближе к тексту оригинала, что исключает возможность культурноориентированного пересоздания текста средствами языка перевода [Gottlieb 2009: 27].

К проблеме лингвокультурного переноса в рамках изучения перевода аудиовизуальных произведений обращается и Зое Петтит (Zoë Pettit), которая рассматривает фильм как комплексный семиотический текст, состоящий из знаков, несущих культурно-специфическую информацию. Таким образом, аудиовизуальное произведение представляет собой «культурную репрезентацию мира», осуществляемую посредством языка и визуальных образов [Pettit 2009: 44]. В рамках исследования Петтит выявляет конкретные стратегии культурного переноса, осуществляемого в процессе перевода субтитров и перевода под дубляж, позволяющие передать культурные реалии оригинала, а также выявляет случаи, в которых необходимо применять тактики опущения или нейтрализации реалии.

Перечень работ, выполненных в рамках лингвокультурного подхода, ни в коем случае не исчерпывается упоминанием этих двух исследований. Однако в последние годы все больше работ выполняется в рамках интегративного междисциплинарного подхода, объединяющего в тех или иных формах элементы и методологию парадигм, описанных выше. По мнению Ива Гамбье (Yves Gambier], при изучении аудиовизуального перевода, учитывая его полисемиотическую природу, необходимо привлекать весь доступный методологический аппарат, включая теорию относительности, теорию скопоса, приёмы дескриптивных исследований в области перевода, а также знания основ сценарного мастерства и базо-

вые компетенции в сфере кинематографии и кинопроизводства [Gambier 2008]. О необходимости применения междисциплинарного подхода пишет и Алин Ремаэль (Aline Remael], предлагая выбрать объектом изучения тексты переводов аудиовизуальных произведений, подразумевающие наличие вербальной составляющей, обращая особое внимание на мульти-модальное функционирование этих текстов и трансформации, которым они подвергаются в процессе перевода [Remael 2001: 14].

Испанский исследователь аудиовизуального перевода Хорхе Диаз Синтас (Jorge Diaz Cintas) придерживается принципиальной позиции в том, что касается отрицания текстоцентрического подхода к изучению теории и практики аудиовизуального перевода. Подчёркивая гетерогенный и междисциплинарный характер аудиовизуального перевода, он утверждает, что перевод исключительно вербальной составляющей без учёта иных семиотических компонентов фильма - бесполезное занятие. Переводчики обязаны обращать пристальное внимание на текст, но не менее пристально им необходимо изучать аудиовизуальную ситуацию, взаимоотношения, в которые вступают персонажи или образы, учитывать индивидуальные коммуникативные стратегии персонажей. Иными словами, «они [переводчики] обязаны осознавать семиотическую многоком-понентность (complexity] аудиовизуального произведения» [Diaz Cintas 2009: 9]. Также Диаз Синтас пишет о социокультурном и манипулятив-ном характере аудиовизуального перевода, так как большое количество аудиовизуальных произведений затрагивает темы расизма, гендерного неравенства, классовых проблем и т. д. Аудиовизуальный перевод может стать источником создания ложных стереотипов, ввести зрителя в заблуждение и «сжечь именно те мосты, которые он должен построить» [Diaz Cintas 2012: 291].

Необходимость использования междисциплинарного подхода к аудиовизуальному переводу прекрасно резюмируют Ив Гамбье и Хенрик Готтлиб, утверждая, что процесс перевода не заканчивается текстом, он заканчивается доставкой текста конечному получателю [Gambier, Gottlieb 2001: xix]. Перечисляя все факторы, которые позволяют выделить аудиовизуальный перевод в отдельное направление лингвистических исследований, они неустанно повторяют мысль о комплексном характере оказания подобного вида услуг, о полисемиотичности аудиовизуального произведения, о необходимости разработки методологического и терминологического аппарата в области исследования аудиовизуального перевода, о проблемах обучения аудиовизуальному переводу.

В результате глобализации, проникновения в нашу жизнь новых источников информации потребители аудиовизуальных произведений -зрители, прокатчики - предъявляют достаточно высокие требования к качеству перевода аудиовизуальной продукции. С другой стороны, возникает огромное количество новых видов аудиовизуальных произведе-

ний, в моду входят трансмедийные проекты, существующие одновременно на нескольких платформах, всё чаще зрители предпочитают смотреть фильмы, сериалы и телепередачи с использованием мобильных устройств, изменения в сфере законодательства ставят перед аудиовизуальными переводчиками новые задачи, например необходимость освоения тех видов перевода, получателями которых станут люди с ограниченными возможностями: аудиодескрипции, создания надтитров для сопровождения театральных постановок, создания субтитров для слабослышащих зрителей и т. п. Фредерик Чауме отмечает, что всё чаще речь идёт не просто о переводе аудиовизуального произведения, а о его локализации и транскреа-ции [Chaume 2016]. И все эти процессы требуют теоретического осмысления, выработки стратегии осуществления новых видов перевода, развития навыков работы в новых условиях, разработки инновационных методик обучения аудиовизуальному переводу.

В настоящий момент российское переводоведение, в отличие от зарубежного, делает всего лишь первые шаги в направлении осмысления феномена аудиовизуального перевода и исследования его особенностей и закономерностей. До сих пор бытует мнение, что аудиовизуальный перевод - не особый вид переводческой деятельности, а всего лишь разновидность устного или художественного перевода. Анализ подходов к изучению данного явления, разработанных иностранными коллегами, лишний раз убеждает, что это не так. В связи с этим можно с уверенностью утверждать о необходимости разработки отечественной парадигмы исследования аудиовизуального перевода, проведения эмпирических исследований в русле дескриптивного переводоведения, в которых бы рассматривались основные подходы к переводу аудиовизуальной продукции на русский язык, изучения особенностей перевода аудиовизуальных произведений, предназначенных для демонстрации с помощью различных платформ (ТВ, кинотеатр, DVD, мобильные устройства и т. п.), особенностей перевода произведений различных жанров, проблемы создания тифло-комментария и аудиодескрипции и т. п.

Сегодня у отечественного переводоведения больше вопросов к аудиовизуальному переводу, чем ответов. Однако этот факт открывает широкие перспективы как для начинающих, так и для опытных исследователей, любящих аудиовизуальный перевод и желающих внести свой вклад в развитие мировой практики изучения этого удивительного и необычного явления.

Список литературы

Горшкова В.Е. Перевод в кино: дублирование vs. субтитры (на материале фильма

Люка Бессона «Ангел.а», Франция, 2005 г.) // Вестник НГУ. Серия: Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2007. Т. 5, вып. 1. С. 133-140. Козуляев А.В. Аудиовизуальный полисемантический перевод как особая форма

переводческой деятельности и особенности обучения данному виду пере-

вода // XVII Царскосельские чтения: материалы Междунар. науч. конф. 2324 апр. 2013 г. СПб., 2013. Т. I. С. 374-381. Кустова О.Ю. Поликодовость текста как фактор стратегии перевода кинофильма // Актуальные направления научных исследований: от теории к практике. 2015. № 1 (3). С. 279-282. Матасов Р.А. Перевод кино/видео материалов: лингвокультурологические и дидактические аспекты: дис. ... канд. филол. наук. М., 2009. 211 с. Сергеенков С.А. Киноперевод - взгляд за кулисы // Мосты. 2015. № 2 (46). С. 58-63. Снеткова М.С. Лингвостилистические аспекты перевода испанских кинотекстов: на материале русских переводов художественных фильмов Л. Бунюэля «Ви-ридиана» и П. Альмодовара «Женщины на грани нервного срыва»: дис. ... канд. филол. наук. М., 2009. 232 с. Фёдорова И.К. Перевод кинотекста в свете концепции культурного переноса: проблема переводческой адаптации // Вестник Челябинского государственного университета. 2009. № 43 (181). Филология. Искусствоведение. Вып. 39.

C. 142-149.

Chaume F. Audiovisual translation trends: growing diversity, choice and enhanced localization // Media across borders. Localizing film, TV and video games / Ed. by A. Esser, M.A. Bernal-Merino, I.R. Smith. New York: Routledge, 2016. P. 68-84. Chaume F. Synchronization in dubbing. A translational approach // Topics in audiovisual translation / Ed. by P. Orero. Amsterdam; Philadelphia: John Benjamins Publ. Co, 2004. P. 35-52. Delabastita D. Translation and mass-communication: Film and T.V. translation as evidence of cultural dynamics // Babel. 1989. Vol. 35(4). P. 193-218. Díaz Cintas J. Clearing the Smoke to See the Screen: Ideological Manipulation in

Audiovisual Translation // Meta. 2012. Vol. 57, № 2. P. 279-293. Díaz Cintas J. Introduction - Audiovisual Translation: An Overview of its Potential // New Trends in Audiovisual / Ed. by J. Díaz Cintas. Bristol; Buffalo; Toronto, 2009. P. 1-18.

Díaz Cintas J. Subtitling: the long journey to academic acknowledgement // JoSTans: The Journal of Specialized Translation. 2004. Iss. 1. P. 50-70. URL: http://www. jostrans.org/issue01/art_diaz_cintas.pdf (дата обращения: 11.02.2017). Fodor I. Film Dubbing - Phonetic, Semiotic, Esthetic and Psychological Aspects. Buske, 1976. 110 p.

Gambier Y. Recent developments and challenges in audiovisual translation research // Between Text and Image: Updating Research in Screen Translation / Ed. by

D. Chiaro, Ch. Heiss, Ch. Bucaria. Amsterdam; Philadelphia: John Benjamins Publ. Co, 2008. P. 11-35.

Gambier Y., Gottlieb H. Multimedia, Multilingua: Multiple Challenges // (Multi)media translation: concepts, practices, and research / Ed. by Y. Gambier, H. Gottlieb. Amsterdam; Philadelphia: John Benjamins Publ. Co, 2001. P. vii-xx. Gottlieb H. Subtitling against the current: Danish concepts, English minds // New trends in audiovisual translation. Multilingual matters / Ed. by J. Díaz Cintas. Bristol; Buffalo; Toronto, 2009. P. 21-43. Gottlieb H. Subtitling: diagonal translation // Perspectives: studies in translatology. 1994. № 1. P. 101-121.

Jakobson R. Language in literature. Cambridge, MA; London, England: The Belknap press of Harvard University Press, 1987. 549 p.

Mayoral R., Kelly D., Gallardo N. Concept of Constrained Translation. NonLinguistic Perspectives of Translation // Meta. 1988. Vol. 33-3. P. 356-367.

Pettit Z. Connecting cultures: cultural transfer in subtitling and dubbing // New trends in audiovisual translation. Multilingual matters / Ed. by J. Díaz Cintas. Bristol; Buffalo; Toronto, 2009. P. 44-57.

Remael A. Some thoughts on the study of multimodal and multimedia translation // (Multi)media translation: concepts, practices, and research / Ed. by Y. Gambier, H. Gottlieb. Amsterdam; Philadelphia: John Benjamins Publ. Co, 2001. P. 13-22.

Zabalbeascoa P. Translation in constrained communication and entertainment // New insights into audiovisual translation and media accessibility. Media for all 2 / Ed. by J. Díaz Cintas, A. Matamala, J. Neves. Amsterdam; New York, 2010. P. 25-40.

Zabalbeascoa P. Developing translation studies to better account for audiovisual texts and other new forms of text production: with special attention to the TV3 version of Yes, Minister: PhD thesis. University of Lleida, 1993. 339 p.

References

Chaume, F. (2016), Audiovisual translation trends: growing diversity, choice and enhanced localization. Esser, A., Bernal-Merino, M.A., Smith, I.R. (Eds.) Media across borders. Localizing film, TV and video games, New York, Routledge Publ., pp. 68-84.

Chaume, F. (2004), Synchronization in dubbing. A translational approach. Orero, P. (Ed.) Topics in audiovisual translation, Amsterdam, Philadelphia, John Benjamins Publ. Co, pp. 35-52.

Delabastita, D. (1989), Translation and mass-communication: Film and T.V. translation as evidence of cultural dynamics. Babel, Vol. 35(4), pp. 193-218.

Díaz Cintas, J. (2012), Clearing the Smoke to See the Screen: Ideological Manipulation in Audiovisual Translation. Meta, Vol. 57, No. 2, pp. 279-293.

Díaz Cintas, J. (2009), Introduction - Audiovisual Translation: An Overview of its Potential. Díaz Cintas, J. (Ed.) New Trends in Audiovisual Translation, Bristol, Buffalo, Toronto, pp. 1-18.

Díaz Cintas, J. (2004), Subtitling: the long journey to academic acknowledgement. JoSTans: The Journal of Specialized Translation, Iss. 1, pp. 50-70, available at: http://www.jostrans.org/issue01/art_diaz_cintas.pdf.

Fodor, I. (1976), Film Dubbing - Phonetic, Semiotic, Esthetic and Psychological Aspects, Buske, 110 p.

Fedorova, I.K. (2009), Cinema text translation from the point of view of cultural transfer theory: the problem of adaptation. Vestnik Chelyabinskogo gosudarstvennogo universiteta [Vestnik of Chelyabinsk State University], No. 43 (181), Philologiya. Iskusstvovedeniye [Philology and Art Studies], Iss. 39, pp. 142-149. (in Russian)

Gambier, Y. (2008), Recent developments and challenges in audiovisual translation research. Chiaro, D., Heiss, Ch., Bucaria, Ch. (Eds.) Between Text and Image: Updating Research in Screen Translation, Amsterdam, Philadelphia, John Benjamins Publ, Co, pp. 11-35.

Gambier, Y., Gottlieb, H. (2001), Multimedia, Multilingua: Multiple Challenges. Gambier, Y., Gottlieb, H. (Eds.) (Multi)media translation: concepts, practices, and research, Amsterdam, Philadelphia, John Benjamins Publ. Co, pp. vii-xx.

E.fl. ManéHOBa

45

Gorshkova, V.E. (2007), Perevod v kino: dublirovanie vs. subtitry (na materiale filma Lyuka Bessona "Angel-A", Frantsiya, 2005) [Film translation: dubbing vs. subtitling (case study of Luc Besson's movie "Angel-A", France, 2005)]. NSU Vest-nik. Series: Linguistics andIntercultural Communication, Vol. 5, iss. 1, pp. 133140. (in Russian)

Gottlieb, H. (2009), Subtitling against the current: Danish concepts, English minds. Díaz Cintas, J. (Ed.) New Trends in Audiovisual Translation, Bristol, Buffalo, Toronto, pp. 21-43.

Gottlieb, H. (1994), Subtitling: diagonal translation. Perspectives: studies in transla-

tology, No. 1, pp. 101-121. Jakobson, R. (1987), Language in literature, Cambridge, MA, London, England, The

Belknap press of Harvard University Press, 549 p. Kozulyaev, A.V. (2013), Audiovizualnyi polysemanticheskii perevod kak osobaya forma perevodcheskoi deyatelnosti i osobennosti obucheniya dannomu vidu perevo-da [Audiovisual polysemantic translation as a separate branch of translation practice and peculiarities of teaching this type of translation]. XVII Tsarskoselskiye Readings, Proceedings of International scientific conference, Vol. I, St. Petersburg, pp. 374-381. (in Russian) Kustova, O.Yu. (2015), Polikodovost teksta kak faktor strategii perevoda kinofilma [Polycode text as a factor of film translation strategy]. Aktualnye napravleniya nauchnykh issledovanii: ot teorii k praktike [Up-to-date areas of research: from theory to practice], No. 1 (3), pp. 279-282. (in Russian) Matasov, R.A. (2009), Perevod kino/videomaterialov: lingvokulturnye i didakticheskie aspekty [Translation of films and videos: linguacultural and didactic aspects], Moscow, 211 p. (in Russian) Mayoral, R., Kelly, D., Gallardo, N. (1988), Concept of Constrained Translation.

NonLinguistic Perspectives of Translation. Meta, Vol. 33-3, pp. 356-367. Pettit, Z. (2009), Connecting cultures: cultural transfer in subtitling and dubbing. Díaz Cintas, J. (Ed.) New Trends in Audiovisual Translation, Bristol, Buffalo, Toronto, pp. 44-57.

Remael, A. (2001), Some thoughts on the study of multimodal and multimedia translation. Gambier, Y., Gottlieb, H. (Eds.) (Multi)media translation: concepts, practices, and research, Amsterdam, Philadelphia, John Benjamins Publ. Co, pp. 13-22.

Sergeenkov, S.A. (2015), Kinoperevod - vzglyad za kulisy [Film translation - peering

into the wings]. Mosty [Bridges], No. 2 (46), pp. 58-63. (in Russian) Snetkova, M.S. (2009), Lingvostilisticheskie aspekty perevoda ispanskikh kinotekstov: na materiale russkikh perevodov khudozhestvennykh filmov L. Bunyuelya "Virid-iana" i P. Almodovara "Zhenshiny na grani nervnogo sryva" [Linguostylistic aspects of translation of Spanish film texts. Case study of Russian translations of feature films "Viridiana" by Luis Buñuel and "Women on the Verge of a Nervous Breakdown" by Pedro Almodóvar], Moscow, 232 p. (in Russian) Zabalbeascoa, P. (2010), Translation in constrained communication and entertainment. Díaz Cintas, J., Matamala, A., Neves, J. (Eds.) New insights into audiovisual translation and media accessibility. Media for all 2, Amsterdam, New York, pp. 25-40.

Zabalbeascoa, P. (1993), Developing translation studies to better account for audiovisual texts and other new forms of text production : with special attention to the TV3 version of Yes, Minister, PhD thesis, University of Lleida, 339 p.

THEORY AND PRACTICE OF AUDIOVISUAL TRANSLATION: RUSSIAN AND INTERNATIONAL APPROACHES

E.D. Malenova

Dostoevsky Omsk State University (Omsk, Russia)

Abstract: A brisk growth of cross-cultural dialogue and external economic relations in the field of cinematography pose a new task to researchers of theoretical and applied translation to focus on audiovisual translation as a specific type of translation practice. This area of research, which is flourishing in Europe, the USA and China, is quite a new field for Russian linguistics. Russian translation studies paradigm lacks necessary terminology, research methodology and time-tested methods of teaching audiovisual translation. All these factors stipulate the necessity of carrying out fundamental research in the area of audiovisual translation. That is why the current research focuses on the analysis of Russian and international practices of audiovisual translation studies, defines different approaches used in the field, and evaluates positive and negative aspects of each particular approach. The author dwells upon a text-centered approach used by most of Russian researches in the field of audiovisual translation, and shows its unpromising nature by comparing it with functional, communicative-functional, descriptive-semiotic, linguacultural, and integrative-multidisciplinary approaches developed by foreign colleagues. Thorough analysis of the reference materials helps the author to come to the conclusion that it is necessary to create a new paradigm of Russian audiovisual research and to open new prospects in the field.

Key words: audiovisual translation, film translation, film language, audio description, subtitling.

For citation:

Malenova, E.D. (2017), Theory and practice of audiovisual translation: Russian and international approaches. Communication Studies, No. 2 (12), pp. 32-46. (in Russian)

About the author:

Malenova Evgeniya Dmitrievna, Dr., Associate Professor of the Chair of English Philology

Corresponding author:

Postal address: 55a, Mira pr., Omsk, 644077, Russia E-mail: malenovae@mail.ru

Received: February 11, 2017

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.