Научная статья на тему 'Тенденции и динамика демографических процессов в Приморском крае'

Тенденции и динамика демографических процессов в Приморском крае Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

CC BY
2884
379
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ / ЕСТЕСТВЕННОЕ ДВИЖЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ / ВОЗРАСТНАЯ СТРУКТУРА НАСЕЛЕНИЯ / МИГРАЦИЯ НАСЕЛЕНИ / DEMOGRAPHIC PROCESSES / POPULATION MOVEMENT / AGE STRUCTURE OF POPULATION / MIGRATION OF THE POPULATION

Аннотация научной статьи по социологическим наукам, автор научной работы — Храмова М. Н.

Анализируются особенности демографических процессов в Приморском крае за последние два десятилетия: динамика рождаемости и смертности, изменения в половозрастной структуре населения, масштабы и направления миграционных потоков. Выявляются факторы, влияющие на уменьшение численности населения

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The features of the demographic processes in the Primorsky Region in the last two decades are analyzed: the dynamics of fertility and mortality, changes in the sex-age structure of the population, the magnitude and direction of migration flows. Revealing factors influencing on the decline in population

Текст научной работы на тему «Тенденции и динамика демографических процессов в Приморском крае»

Вопросы отраслевой и региональной экономики

М.Н. ХРАМОВА

Тенденции и динамика демографических процессов в Приморском крае

Анализируются особенности демографических процессов в Приморском крае за последние два десятилетия: динамика рождаемости и смертности, изменения в половозрастной структуре населения, масштабы и направления миграционных потоков. Выявляются факторы, влияющие на уменьшение численности населения.

Ключевые слова: демографические процессы, естественное движение населения, возрастная структура населения, миграция населения.

Trends and dynamics of demographic processes in the Primorsky Region.

M.N.KHRAMOVA.

The features of the demographic processes in the Primorsky Region in the last two decades are analyzed: the dynamics of fertility and mortality, changes in the sex-age structure of the population, the magnitude and direction of migration flows. Revealing factors influencing on the decline in population.

Key Terms: demographic processes, population movement, age structure of population, migration of the population.

Приморский край в Дальневосточном федеральном округе занимает одно из лидирующих мест по уровню социальноэкономического развития. При этом в демографических процессах края в течение практически двух десятилетий наблюдаются все негативные тенденции, характерные для Дальневосточного региона в целом: естественная убыль населения, сформировавшаяся под влиянием низкого уровня рождаемости и высокого уровня смертности, а также весьма существенный миграционный отток. В результате с 1992 по 2009 г. Приморский край потерял более 300 тыс. чел., что составляет около 15 % от общей численности населения. Несмотря на наметившиеся в последние несколько лет положительные сдвиги, демографическая ситуация в крае по-прежнему остается напряженной. В связи с этим представляется актуальным проанализировать современное состояние демографических процессов, а также наметить возможные пути решения имеющихся проблем.

Численность населения края достигла максимума к 1991 г. и составила 2312,1 тыс. чел. Однако начиная с 1992 г. она неуклонно снижается вплоть до настоящего времени (табл. 1). Темпы снижения в разные годы различаются (максимальная убыль зафиксирована в

2001 г. - 27 657 чел. по сравнению с предыдущим годом; минимальная - 6929 чел. - в 2009 г.) и в среднем составляет 19 тыс. чел. в год (рис. 1).

Таблица 1

Итоги естественного движения населения Приморского края с 1992 по 2009 г.

Год Среднегодовая численность населения, чел. Общие коэффициенты, %0 Суммарный коэффициент рождаемости, %

рождаемос- ти смерт- ности естест- венного прироста

1992 2 308 662 10,9 10,6 0,3 1,508

1993 2 293 425 9,6 13,0 -3,4 1,352

1994 2 275 198 10,0 13,7 -3,7 1,400

1995 2 254 047 9,4 13,1 -3,7 1,309

1996 2 229 447 8,7 13,1 -4,4 1,199

1997 2 204 518 8,4 12,5 -4,1 1,140

1998 2 179 608 8,4 11,9 -3,5 1,130

1999 2 154 136 8,1 13,0 -4,9 1,085

2000 2 130 748 8,6 13,9 -5,3 1,138

2001 2 103 091 9,3 14,1 -4,8 1,217

2002 2 076 537 10,0 14,9 -4,9 1,290

2003 2 059 342 10,5 15,6 -5,1 1,330

2004 2 043 558 10,6 15,7 -5,1 1,332

2005 2 027 652 10,4 16,2 -5,8 1,303

2006 2 012 723 10,4 14,9 -4,5 1,289

2007 2 000 872 11,2 14,6 -3,4 1,386

2008 1 991 918 11,3 14,5 -3,2 1,402

2009 1 984 989 11,8 13,8 -2,0 1,468

Источник: [5, 7-9].

Каковы же причины такого существенного падения численности населения края? В первую очередь это огромный разрыв между уровнем рождаемости и уровнем смертности. Начиная с 1993 г. и вплоть до настоящего времени на территории Приморского края, как, впрочем, и на всей территории Дальнего Востока и России в целом, начался устойчивый процесс депопуляции населения. Вторая причина - миграционный отток в другие регионы России, а также за рубеж.

Сохранение численности населения в Дальневосточном регионе носит стратегический характер. Существующий в настоящее время демографический потенциал абсолютно недостаточен для устойчивого развития региона, роста экономики, внедрения инновационных технологий. Фактически демографическое развитие регионов становится одним из важнейших условий национальной безопасности страны в целом.

Год

Рис. 1. Изменение численности населения Приморского края с 1992 по 2009 г.

При изучении динамики общих коэффициентов рождаемости и смертности населения края (рис. 2) можно выделить наименее благоприятные годы - с 1999 по 2005 г. Для этих лет характерны максимальные превышения коэффициента смертности над коэффициентом рождаемости. С 2007 по 2009 г. наблюдается некоторая положительная динамика, показывающая сокращение разрыва между смертностью и рождаемостью в крае, однако этого совершенно недостаточно для восполнения потерь в численности населения. Наметившееся небольшое увеличение общего коэффициента рождаемости никоим образом нельзя расценивать как демографический взрыв, т. к. даже для простого замещения поколений коэффициент рождаемости должен быть не менее 16 %о [3].

Рис. 2. Динамика общих коэффициентов рождаемости (1) и смертнос-

ти (2) населения Приморского края

По оперативным данным, представленным на сайте Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Приморскому краю [10], в 2010 г. вновь произошло увеличение уровня смертности населения (число умерших составило 28 037 чел., общий коэффициент смертности - 14,3 %о) на фоне крайне незначительного увеличения коэффициента рождаемости до 11,9% (против 11,8 % в 2009 г.). Иными словами, тенденции увеличения рождаемости в крае пока крайне неустойчивы.

Существенные изменения за рассматриваемый период претерпела возрастная структура населения края. Так, в группе 0-4 года численность населения в 2002 г. снизилась по сравнению с 1992 г. в 2 раза, а в 2010 г. составила лишь 62 % от уровня 1992 г. Самая малочисленная когорта приходится на возрастную группу 10-14 лет -только 48 % от уровня 1992 г. При этом произошло существенное увеличение численности в старших возрастных группах: максимальное пришлось на группу 55-59 лет - в 1,46 раза по сравнению с началом анализируемого периода. Следствием явилось увеличение среднего возраста, а значит, старение населения края. При этом население Приморья по-прежнему остается моложе, чем в целом по стране: по данным на начало 2010 г. средний возраст населения по РФ составил 38,9 лет, по Приморскому краю - 38,1 года (отдельно по мужчинам 36,2 и 35,6, по женщинам - 41,2 и 40,4 соответственно)

[9].

Увеличение доли пожилых возрастных групп ведет к росту демографической нагрузки на трудоспособное население. Только с 2005 по 2009 г. эта нагрузка возросла с 284 до 324 чел. на 1000 чел. трудоспособного возраста. В результате произошедших изменений половозрастная пирамида для населения Приморского края приобрела форму «погребальной урны» [2].

Сложившаяся в настоящее время возрастная структура еще долго будет предопределять сокращение абсолютной численности населения края за счет естественной убыли. Родившиеся в начале 1990-х годов девочки сейчас вступают в фертильный возраст. Следует помнить, что именно это поколение было наименьшим по численности за последние несколько десятилетий. Следовательно, как минимум в течение ближайших 10-15 лет существенно увеличить уровень рождаемости на основе имеющегося демографического потенциала практически невозможно. При сохранении уровня рождаемости, характерного для наиболее благополучных 2007-2009 гг., значимого улучшения ситуации следует ожидать только к 2025 г., когда вступят в фертильный возраст девочки, родившиеся в этих годах, и только в том случае, если репродуктивные установки будущих матерей сместятся в сторону как минимум двудетности.

Кроме того, можно выделить еще одну наметившуюся тенденцию последних десятилетий: увеличение среднего возраста матерей. Аналогичная ситуация характерна для большинства развитых стран с

высоким уровнем жизни населения (Дания, Швеция, Норвегия), что связано с желанием женщин самореализоваться, устроить свою карьеру. Следствием этого является более позднее вступление в брак, смещение репродуктивных установок женщин в сторону малодетности (преобладание семей с одним ребенком).

Однако в России, и в Приморье в частности, мотивации женщин существенно отличаются от общеевропейских. Снижение рождаемости и более поздний возраст рождения первого ребенка являются следствием социальной нестабильности. Низкий уровень социальной защиты семей с детьми не способствует вторым, третьим и последующим рождениям. Следовательно, одной из основных детерминант низкой рождаемости, характерной для Приморского края, можно считать рост экономических потерь, вызываемых рождением детей [12].

Введение материнского капитала несколько снизило остроту проблемы, однако коренных изменений пока ожидать трудно. Вероятнее всего, увеличение уровня рождаемости последних лет связано с отложенными вторыми и последующими рождениями. К сожалению, официальная статистика не дает информации о количестве вторых и последующих рождений у женщин разных возрастов, поэтому не представляется возможным количественно оценить влияние введения материнского капитала на интенсивность вторых рождений.

Существенные изменения за последние два десятилетия претерпела и возрастная структура рождаемости, иллюстрацией чему служат графики повозрастной рождаемости за 1992, 2002 и 2009 гг. (рис. 3). Если в 1992 г. кривая повозрастной рождаемости имела один ярко выраженный максимум, приходящийся на возрастную группу 20-24 года, то с течением времени максимум стал ниже и шире, что свидетельствует об общем снижении уровня рождаемости, а также о смещении максимума в сторону больших возрастов. Действительно, как видно из рис. 3, к 2009 г. максимум сместился на группу 25-29 лет. При этом существенно увеличилась рождаемость в старших возрастных группах: на треть - в группе 25-29 лет и вдвое - в группах 30-34 и 35-39 лет. Таким образом, менее чем за два десятилетия произошло увеличение среднего возраста матерей на 5 лет.

Кроме того, существенно снизилась рождаемость в возрастной группе 15-19 лет (с 61,3 до 32,1 рождений на 10 000 женщин соответствующей возрастной группы). Это можно расценивать как положительную тенденцию, указывающую на снижение уровня подростковой рождаемости (данный феномен в 1990-е годы получил название «дети рожают детей» [3]). Косвенно такое может указывать на снижение доли внебрачных рождений, поскольку именно в возрастной группе 15-19 лет велика доля матерей-одиночек.

Возрастная группа, лет

Рис. 3. Повозрастные коэффициенты рождаемости в Приморском крае: 1 - 1992 г., 2 - 2002 г., 3 - 2009 г.

Помимо возрастных коэффициентов рождаемости, которые позволяют анализировать уровень и динамику чистой интенсивности рождений, важную информацию о типе воспроизводства населения региона несет в себе суммарный коэффициент рождаемости, который рассчитывается как сумма повозрастных коэффициентов и показывает среднее число рождений у одной женщины в гипотетическом поколении за всю ее жизнь при сохранении уровней рождаемости и смертности (рис. 4).

Считается, что для численного замещения поколений родителей поколением детей необходимо, чтобы этот коэффициент был не ниже 2,15. Надо отметить, что и в дореформенный период значение суммарного коэффициента рождаемости было существенно ниже приведенного значения: для городского населения СССР уже с начала 1960-х гг. оно не превышало 2,0 [2].

Для Приморского края суммарный коэффициент рождаемости достиг своего наименьшего значения в 1999 г. (1,085 рождений на одну женщину фертильного возраста). Только к 2009 г. удалось фактически выйти на дореформенный уровень 1,486 (для сравнения: в 1992 г. - 1,508). Таким образом, тенденции последних десяти лет можно рассматривать как позитивные при условии их дальнейшего сохранения в течение длительного периода. Отметим также, что систематически значения суммарных коэффициентов рождаемости в Приморье немного выше среднероссийского уровня: в 2008 г. в Приморском крае эта цифра составила 1,537 против 1,494 в среднем по РФ, а в 2009 г. - 1,468 и 1,402 соответственно.

Год

ч?

ч?

Рис. 4. Динамика суммарного коэффициента рождаемости населения Приморского края в 1992-2009 гг.

Однако не все так оптимистично: если говорить о чистом коэффициенте воспроизводства населения, который характеризует степень замещения поколения матерей их дочерьми при сохранении уровней рождаемости и смертности, то здесь ситуация обратная. Приморский край значительно отстает по этому показателю от России в целом: в 2008 г. среднее по РФ составляло 0,709 против 0,685 в Приморье; в 2009 г. -

0,730 против 0,690 [9]. Увеличение чистого коэффициента воспроизводства составило лишь 0,005 при замедляющейся скорости роста. Такая ситуация связана с тем, что уровень младенческой смертности в Приморском крае превышает среднероссийский, и как следствие меньшая часть девочек доживает до вступления в фертильный возраст.

Таким образом, приведенные значения суммарного коэффициента рождаемости и чистого коэффициента воспроизводства указывают на суженный характер воспроизводства населения, сохраняющийся уже более 20 лет на территории края. При этом нельзя говорить о том, что только реформы 1990-х годов способствовали деградации процессов воспроизводства населения: уже в 70-80-х гг. XX в. в СССР сложилась ситуация близкая к критическому уровню замещения поколений [2].

Помимо рождаемости вторым важным компонентом изменения численности населения является смертность. Уровень смертности характеризует социальное состояние общества, его здоровье, возрастание этого уровня на фоне снижения рождаемости фактически можно расценивать как деградацию общества. С начала 1990-х годов в Приморском крае наблюдается резкий рост общего коэффициента смерт-

ности, только с 2005 г. наметились позитивные тенденции уменьшения данного показателя. Однако даже при благоприятных тенденциях последних лет уровень смертности остается недопустимо высоким - в 1,5—1,8 раза выше уровня развитых европейских стран [1]. Об этом свидетельствует и динамика общего коэффициента смертности для населения Приморского края (рис. 2).

На территории Приморского края демографический кризис выражен более ярко, нежели во многих центральных регионах РФ: за период с 1993 по 2003 г. увеличение смертности по России составило 13,1 %, по Дальнему Востоку — 26,3 % (в основном за счет депрессивных регионов: Амурской области, Еврейской автономии), в Приморье — 20 % [6].

Анализ динамики смертности по полу позволяет выявить заметную дифференциацию среди мужчин и женщин (табл. 2, рис. 5). Уровень мужской смертности стабильно превышает уровень смертности женщин. Особенно ярко эти различия начинают проявляться с возрастной группы 30—34 года. Здесь они достигают 3,25 раза (рис. 5). В более старших возрастах превышения составляют от 2,97 до 2,53 раза. Подобный феномен получил название сверхсмертности мужчин в трудоспособных возрастах. В структуре смертности в трудоспособном возрасте доля мужчин достигает практически 80 % [3]. Это не может не вызывать серьезных опасений.

Таблица 2

Возрастные коэффициенты смертности населения Приморского края в 2009 г

Возрастная группа, лет Возрастной коэффициент смертности, %0 Превышение уровня мужской смертности над женской, раз

мужчин женщин

0—4 3,2 2,2 1,45

5—9 0,3 0,3 1,00

10—14 0,6 0,4 1,50

15—19 1,5 0,8 1,88

20—24 2,7 1,1 2,45

25—29 5,1 1,8 2,83

30—34 7,8 2,4 3,25

35—39 9,5 3,2 2,97

40—44 11,5 4,0 2,88

45—49 14,8 5,3 2,79

50—54 20,1 7,7 2,61

55—59 28,5 10,8 2,64

60—64 42,8 15,6 2,74

65—69 56,7 22,4 2,53

70 и более 101,2 70,9 1,43

Источник: [5].

Из-за столь неблагоприятной структуры мужской смертности продолжительность жизни мужчин существенно ниже, чем у женщин. Так, в 2005 г. ожидаемая продолжительность жизни приморских мужчин составляла 56,8 лет, женщин - 69,8 лет (разрыв 13 лет, в то время как, например, в Японии разница в ожидаемой продолжительности жизни мужчин и женщин едва достигает 2 лет!); к 2009 г. разрыв несколько сократился: 61,1 года для мужчин и 72,7 лет для женщин. Таким образом, ожидаемая продолжительность жизни мужского населения лишь на один год превышает пенсионный возраст. Негативной тенденцией последних двух десятилетий также можно считать тот факт, что по продолжительности жизни Приморский край стабильно отстает от среднероссийского уровня: в 2005 г. отставание составляло 2,5 года, в 2009 г. - ровно 2 года. Такие отставания являются статистически значимыми.

Рис. 5. Половозрастная структура смертности населения Приморского края в 2009 г.: 1 - мужчины, 2 - женщины

Среди основных причин смертности населения Приморья можно выделить следующие: традиционно лидируют болезни системы кровообращения (58,9% в 1992 г. в структуре смертности от всех причин, 62,8 % - в 2009 г.), новообразования (19,5 и 17,4 % соответственно), болезни органов пищеварения (3,3 и 6,0 %) и органов дыхания (4,9 и 5,2 %), некоторые инфекционные и паразитарные инфекции (2,2 и 3,7 %), самоубийства (4,4 и 2,3 %), убийства (5,1 и 2,1 %), случайные отравления алкоголем (1,6 и 0,6%). Если первые пять причин свидетельствуют о невысоком уровне медицинского обслуживания населения, то последние три говорят, скорее, о степени социальной

напряженности в обществе. Уменьшение уровня смертности за счет самоубийств, убийств и отравлений алкоголем можно расценивать как начавшееся социальное оздоровление населения края.

Для снижения уровня смертности населения необходимо в первую очередь повышать качество оказания медицинской помощи, ее доступность, увеличивать эффективность профилактической работы, предпринимать меры по ранней диагностике заболеваний системы кровообращения, а также онкозаболеваний. При этом во многих малых населенных пунктах узкие специалисты сокращены в пользу участковых терапевтов и фельдшеров, значительные очереди на прием ко многим специалистам. Стабильно в течение длительного периода времени сокращается число больничных коек в стационарах (только за пять лет с 2005 по 2009 г. их число в крае снизилось с 19 288 до 17 841 [7]). К сожалению, в нашей стране в структуре ВВП доля расходов на здравоохранение и социальную сферу по-прежнему остается очень низкой по сравнению с развитыми европейскими странами, а система обязательного медицинского страхования работает неэффективно.

Перейдем к анализу миграционных процессов на территории края. Выше уже было отмечено, что благоприятное соотношение уровней рождаемости и смертности обеспечивает естественный прирост населения, а вместе с миграцией - рост демографического потенциала региона. Для Приморья, как и в целом для Дальнего Востока России, миграционная составляющая прироста населения края исторически играла существенную роль. Так продолжалось вплоть до начала 1990-х годов. С началом реформ направление миграционных потоков сменилось на противоположное. В результате Приморский край примкнул к 20 регионам РФ, в которых уменьшение численности населения происходит как за счет естественной убыли, так и за счет миграционного оттока населения в другие регионы России и за рубеж.

За анализируемый период времени потери в населении края только за счет миграционного оттока составили более 80 тыс. чел. Миграция в большей степени, чем рождаемость и смертность, является социально-чувствительным процессом. Если при возникновении неблагоприятных социально-экономических условий прежний режим воспроизводства еще поддерживается в течение нескольких лет на примерно постоянном уровне, то миграционная активность населения проявляется с минимально возможным лагом - уже на следующий год население начинает «голосовать ногами» из региона с наиболее неблагополучными условиями. Традиционно центрами притяжения для мигрантов из Приморского края являются регионы Центрального и Сибирского федерального округов (на их долю приходится около 60 % всех межрегиональных перемещений).

Для Приморского края основными причинами оттока населения в 1990-е гг. явилась крайне неблагоприятная социально-экономическая ситуация в регионе: многомесячные задолженности по выплате зара-

ботной платы (в особенности на градообразующих предприятиях в ряде северных городов края); уровень цен, существенно более высокий, нежели средний по стране; систематическое отключение воды и света; неудовлетворительная работа системы ЖКХ при ежегодном росте тарифов выше общероссийского уровня; транспортная изоляция от центральной части России.

В последние годы объемы миграционных потоков снизились в обе стороны практически в 3 раза (табл. 3), но по-прежнему сохраняется отрицательное сальдо миграции и снижение численности населения края за счет миграционной убыли. Уменьшение объемов миграции нельзя расценивать только как следствие ослабления социальной напряженности в крае. Причиной может служить то, что миграционный ресурс внутри страны уже практически исчерпан. По мнению Е.Л. Мотрич [3], «все кто хотел уехать, уже уехали». Однако, возможно, дело не только в этом. В последнее время все чаще исследователи миграции говорят о «ловушке бедности». Те, кто потенциально хотел бы покинуть край или совершить переезд внутри края из населенного пункта с худшим качеством жизни в крупный город (например, во Владивосток, Уссурийск, Находку или Артем), не имеют достаточно финансовых ресурсов для осуществления переезда и адаптации на новом месте. Кроме того, немаловажную роль играет разница в стоимости жилья на территориях выбытия и прибытия потенциальных мигрантов. В то же время уровень безработицы в регионе прибытия на намерение переехать влияет в меньшей степени.

Проанализируем изменение структуры миграционных потоков отдельно по внутрирегиональной, межрегиональной и международной миграции. За исследуемый период на долю внутрикраевых перемещений в разные годы приходилось от 48 до 70 % общих объемов миграции. С 1993 по 1999 г. доля внутрикраевой миграции варьировала от 48 до 57 %, в 2000-2005 гг. наблюдался рост от 60 до 70 %, а в следующие годы произошла стабилизация на уровне 61-62 %. Объяснить это можно следующим образом. Чем лучше социально-экономическая ситуация в регионе, тем меньшая часть потенциальных мигрантов стремится покинуть край, и, следовательно, тем выше доля внутрирегиональных перемещений. Таким образом, наблюдается обратная связь между уровнем жизни населения и расстоянием миграции. Кстати, это общероссийская тенденция последних лет: в среднем расстояние между регионами выбытия и прибытия мигрантов сокращается.

В межрегиональной миграции по прибытию и выбытию при сохранении общих тенденций существуют качественные различия. Доля прибывших из других регионов России на протяжении всего периода времени достаточно стабильна и составляет в среднем 30,5 % при среднем квадратическом отклонении 1,8 % (табл. 3). Это говорит о том, что в целом мотивация прибывших в Приморье не менялась. Доля выбывших из края в другие регионы страны значимо выше и со-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ставляет в среднем 41,1 % при существенно большей вариабельности (среднее квадратическое отклонение 2,7 %, что на 50 % больше аналогичного значения по прибывшим). Приведенные значения свидетельствуют о том, что население края является миграционно активным, и как следствие степень закрепления коренного населения остается невысокой.

Таблица 3

Итоги миграции населения Приморского края в 1993-2010 гг.

Год Число прибывших, чел. Число выбывших, чел. Сальдо миграции, чел. Доля межрегиональной миграции, % Доля обмена со странами СНГ и Балтии в международной миграции, %

среди прибыв- ших среди выбыв- ших среди прибыв- ших среди выбыв- ших

1993 71986 78994 -7008 0,319 0,376 0,773 0,907

1994 78037 79571 -1534 0,332 0,423 0,834 0,784

1995 78218 82568 -4350 0,324 0,402 0,695 0,663

1996 67495 71862 -4367 0,312 0,383 0,745 0,730

1997 59215 66065 -6850 0,294 0,389 0,686 0,655

1998 61129 65313 -4184 0,259 0,361 0,358 0,339

1999 49650 57110 -7460 0,275 0,391 0,435 0,347

2000 39332 43587 -4255 0,303 0,415 0,831 0,602

2001 31186 38479 -7293 0,314 0,445 0,935 0,740

2002 32857 38350 -5493 0,302 0,404 0,945 0,716

2003 31869 37606 -5737 0,315 0,419 0,972 0,659

2004 28432 33647 -5215 0,284 0,392 0,927 0,662

2005 24784 29391 -4607 0,307 0,427 0,949 0,658

2006 26402 30897 -4495 0,327 0,440 0,963 0,693

2007 27520 30944 -3424 0,299 0,432 0,957 0,689

2008 29617 30538 -921 0,314 0,415 0,961 0,653

2009 24881 26930 -2049 0,304 0,420 0,958 0,628

ж 2010 24327 31358 -7031 0,302 0,473 0,813 0,569

*Данные предварительные.

Источник: [5, 9, 10].

Абсолютные объемы международной миграции за период с 1993 по 2010 г. существенно снизились: по выбытию - примерно в 30 раз (снижение происходило из года в год достаточно плавно), по прибытию - в среднем в 6-10 раз (можно выделить две волны: первая - до 2004 г., характеризующаяся снижением числа прибывших; вторая - до настоящего времени, показывающая рост числа прибывших преимущественно за счет обмена со странами СНГ). Доля обмена со странами СНГ и Балтии в общем объеме международной миграции рассчитана отдельно (табл. 3, последний столбец). Вообще, скорее следует

говорить об обмене со странами СНГ, поскольку на страны Балтии приходится менее 0,1 % из числа международных мигрантов, и фактически сальдо такого обмена сводится к нулю.

Если с 1993 по 1999 г. доли обмена со странами СНГ как по прибывшим, так и по выбывшим практически равны, то с начала 2000-х гг. ситуация резко меняется. Доля выбывших с территории Приморского края в страны СНГ фактически зафиксировалась на среднем уровне 67 %, доля же прибывших резко выросла - с 83 до 96 % от общего числа международных мигрантов (табл. 4).

Таблица 4

Некоторые наиболее существенные итоги миграционного обмена Приморского края со странами СНГ, чел.

Страна Год

2005 2006 2007 2008 2009

Прибывшие

Всего 742 893 2174 2871 2083

В том числе: Азербайджан 14 36 202 305 199

Армения 37 93 307 512 395

Казахстан 175 105 143 176 126

Киргизия 90 111 167 161 146

Узбекистан 162 200 656 815 419

Украина 158 239 409 386 301

Выбывшие

Всего 289 327 378 363 304

В том числе: Беларусь 84 73 93 65 70

Казахстан 31 42 58 43 40

Украина 142 181 160 166 109

Анализ данных табл. 4 позволяет сделать следующие выводы. За достаточно короткий промежуток времени в миграционном обмене со странами СНГ произошли коренные изменения. Многократно возросли потоки мигрантов из Таджикистана (12,5 раз), Армении (12,3 раза), Азербайджана (18 раз), Узбекистана (3,8 раза) при практически неизменных потоках из Казахстана, Киргизии и Украины. Привлекательными по выбытию для населения Приморского края являются Украина, Беларусь и Казахстан. Здесь существенных изменений объемов миграции не произошло.

За весь период 2005-2009 г. сальдо миграции с бывшими республиками СССР остается положительным, следовательно, при сохранении сложившихся тенденций с течением времени это может привести к значимому изменению национального состава населения Приморья. Учитывая же общее отрицательное сальдо миграции, легко прийти к выводу, что край покидает преимущественно русскоязычное население. Большая часть мигрантов из республик бывшего СССР со-

средоточиваются на территории крупных городов края [11]. Такие мигранты, как правило, заняты в строительстве, оптовой и розничной торговле, рыночной инфраструктуре, сельском хозяйстве, системе ЖКХ, т. е. там, где высока доля неквалифицированного ручного труда [4]. Пока нет никаких оснований считать, что мигранты из стран СНГ будут задействованы на высокотехнологичном производстве или в науке.

Замещение выбывающего русскоязычного населения не является равноценным по качеству из-за более низкого уровня образования прибывающих. Так, если говорить об общей численности мигрантов, имеющих высшее образование, то оказывается, что край ежегодно теряет более 1000 квалифицированных специалистов. Только с 2005 по 2009 г. убыль населения с высшим образованием составила 5792 чел. (по годам сальдо в обмене мигрантами с высшим образованием отрицательное: -1229 чел. - в 2005 г., -1350 чел. - в 2006 г., -1409 чел. - в 2007 г., -811 чел. - в 2008 г., -993 чел. - в 2009 г., рассчитано по [5]). В результате по данным о развитии человеческого потенциала [1] Приморский край в рейтинге регионов РФ занимает лишь 60-е место.

С 2007 г. на территории Приморского края начала действовать программа по переселению соотечественников из республик бывшего СССР и дальнего зарубежья. Целью программы была в первую очередь компенсация в потерях населения. Предполагалось, что в край приедут квалифицированные специалисты, которые будут задействованы на высокотехнологичных производствах. Сейчас уже можно говорить о том, что эта программа потерпела фиаско при огромных затраченных средствах на ее реализацию. Только 3 % из числа подавших заявки на участие в программе пожелали переехать в Приморье. По расчетам затраты на переселение одной семьи составляют примерно 200-250 тыс. долл США. Возникает закономерный вопрос: если имеются такие средства на переселение, то почему эти средства не тратятся на создание условий для комфортной жизни коренного населения и для его закрепления на территории края.

Складывается парадоксальная ситуация: макроэкономические показатели имеют тенденцию к устойчивому росту, уменьшается доля населения с доходами ниже прожиточного минимума, растет, хоть и незначительно, число квадратных метров жилья в расчете на человека, увеличивается номинальная заработная плата - при этом жители Приморья продолжают покидать край. Следствием может явиться в самом ближайшем будущем дефицит квалифицированных кадров, без которых, как известно, невозможно развитие инновационной экономики.

В обмене со странами дальнего зарубежья большая часть мигрантов закономерно приходится на Китай. Однако по мере ужесточения миграционного законодательства объемы китайской миграции снизились при сохраняющемся положительном сальдо. За последнее десятилетие произошла переориентация китайских мигрантов на бо-

лее доходные сферы бизнеса: из промышленности и сельского хозяйства в торговлю [11].

Подводя итоги проделанному исследованию, можно отметить следующее:

• сформировавшиеся негативные тенденции естественного движения еще долго будут предопределять сокращение численности населения края;

• абсолютное уменьшение численности населения будет сопровождаться качественными изменениями возрастной структуры - постарением и как следствие ростом демографической нагрузки на трудоспособную часть населения Приморья;

• значимого увеличения уровня рождаемости следует ожидать не ранее чем через 10-15 лет, когда вступит в фертильный возраст поколение девочек, рожденных в наиболее благополучных 2007-2009 гг., при условии смещения репродуктивных установок в сторону многодетности;

• для снижения уровня смертности должны быть реализованы меры по профилактике и повышению эффективности ранней диагностики заболеваний;

• по-прежнему существенной составляющей снижения абсолютной численности населения края является миграционный отток: край покидает преимущественно русскоязычное население; положительное сальдо миграции сохраняется только в обмене с некоторыми странами СНГ (Таджикистан, Армения, Азербайджан, Узбекистан);

• мигранты из республик СНГ, как правило, имеют более низкий уровень образования и закрывают вакансии, в которых велика доля ручного труда и достаточно низкая заработная плата; невозможно надеяться на то, что эти мигранты в будущем будут задействованы на высокотехнологичных производствах;

• региональная политика в области народонаселения должна быть в первую очередь нацелена на повышение качества жизни коренного населения и создание благоприятного имиджа края для привлечения высококвалифицированных специалистов.

Литература

1. Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации. Россия перед лицом демографических вызовов. - М., 2009.-210 с.

2. Медков В.М. Демография. - М.: ИНФРА-М, 2005. - 576 с.

3. Мотрич Е.Л. Население Дальнего Востока России. - Владивосток; Хабаровск: ДВО РАН, 2006. - 224 с.

4. Понкратова Л. Международная трудовая миграция на Дальнем Востоке России: современные реалии и перспективы // Трудовая миграция. Вопросы управления и защиты прав трудящихся-мигрантов в России. М.: ТЕИС, 2005. Вып. 14. С. 75-87.

5. Приморский край. Социально-экономические показатели: стат. ежегодник. - Владивосток: Приморскстат, 2010. - 318 с.

6. Проблемы населения Дальнего Востока. - Владивосток: Даль-наука, 2004. - 212 с.

7. Регионы России. Основные социально-экономические показатели городов. - М.: Росстат, 2010. - 396 с.

8. Регионы России. Основные характеристики субъектов Российской Федерации. - М.: Росстат, 2004. - 671 с.

9. Российский статистический ежегодник. - М.: Росстат, 2010. -813 с.

10. Сайт Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Приморскому краю. - Режим доступа: www.primstat.ru [Дата обращения февраль 2011 г.]

11. Храмова М.Н. Современные миграционные процессы в Приморском крае // Материалы международ. конф. «Миграция и развитие» (Пятые Валентеевские чтения) / под ред. В.А. Ионцева. М.: Изд-во МГУ: СП Мысль, 2007. Т. 1. С. 239 -243.

12. Экономика народонаселения / под ред. В.А. Ионцева. - М.: ИНФРА-М, 2007. - 668 с.

©Храмова М.Н., 2011 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.