Научная статья на тему 'Тема социалистического строительства в повести А. П. Платонова «Котлован»'

Тема социалистического строительства в повести А. П. Платонова «Котлован» Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
3760
252
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО / SOCIALIST CONSTRUCTION / ПРОИЗВОДСТВЕННЫЙ РОМАН / INDUSTRIAL NOVEL / ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ / INDUSTRIALIZATION / КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЯ / COLLECTIVIZATION / "ОБЩЕПРОЛЕТАРСКИЙ ДОМ" / "THE GENERAL PROLETARIAN HOUSE" / СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ РЕАЛИЗМ / SOCIALIST REALISM

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Голованова Н.Ю.

В статье рассматривается тема социалистического строительства в повести А. Платонова «Котлован», выявляется платоновская концепция личности, выделяются особенности в изображении героев через внутренний и внешний мир.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE TOPIC OF SOCIALISTIC CONSTRUCTION IN A.P. PLATONOV'S STORY «COTLOVAN»

The article deals with the topic of socialist construction in the story of Andrei Platonov «Cotlovan», reveals the Platonov's conception of personality, stands out particularly in the image of heroes through the inner and outer world.

Текст научной работы на тему «Тема социалистического строительства в повести А. П. Платонова «Котлован»»

УДК 82

Воронежский государственный архитектурно-

строительный университет

Асс. кафедры русского языка и межкультурной

коммуникации

Голованова Н.Ю.

Россия, г. Воронеж, тел. + 7(473)271-50-48; e-mail: gnomik-585@mail.ru

Voronezh State University of Architecture and Civil Engineering, Assistant of the chair of Russian language and cross-cultural communication N.Ju. Golovanova

Russia, Voronezh, + 7(473)271-50-48; e-mail: gnomik-585@mail.ru

Н.Ю. Голованова

ТЕМА СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО СТРОИТЕЛЬСТВА В ПОВЕСТИ А.П. ПЛАТОНОВА «КОТЛОВАН»

В статье рассматривается тема социалистического строительства в повести А. Платонова «Котлован», выявляется платоновская концепция личности, выделяются особенности в изображении героев через внутренний и внешний мир.

Ключевые слова: социалистическое строительство, производственный роман, индустриализация, коллективизация, «общепролетарский дом», социалистический реализм.

N. Y. Golovanova

THE TOPIC OF SOCIALISTIC CONSTRUCTION IN A.P. PLATONOV'S STORY «COTLOVAN»

The article deals with the topic of socialist construction in the story of Andrei Platonov «Cotlovan», reveals the Platonov's conception of personality, stands out particularly in the image of heroes through the inner and outer world.

Keywords: socialist construction, industrial novel, industrialization, collectivization, «the general proletarian house», socialist realism.

Данное исследование представляет собой попытку раскрыть тему социалистического строительства в повести А.Платонова «Котлован» через систему персонажей.

Проникновение государственной идеологии во все сферы общественной жизни -одна из специфических черт советской эпохи 1920 - 30-х годов. Победа социализма в нашей стране оказала влияние на развитие советской литературы, в которой утвердился метод социалистического реализма.

В 30-е годы главное место в литературе заняли темы социалистического строительства. Основной задачей писателей стал показ труда советских людей и его влияния на формирование нового сознания и морали советского человека. Главными героями произведений литературы стали рабочие, крестьяне, интеллигенция, строящие социализм. Говоря словами М. Горького, в центр советской литературы стал «социалистический труд как организатор нового человека и новый человек как организатор социалистического труда» [5; с. 203].

Советские писатели создавали произведения, тесно связанные с жизнью и трудом советского народа. Индустриализация, коллективизация страны, формирование человека социалистического общества, историческое прошлое народа - таково основное содержание советской литературы этого периода. Ведущей темой советской литературы

© Голованова Н.Ю., 2014

30-х годов становится созидательный труд строителей социализма, а главным героем -народ, принимающий участие в этом строительстве.

Одна из приоритетных тем производственного романа - тема созидательного труда и соответствующий приоритетный тип героя. Объектом изображения стал труд.

Формирование жанра производственного романа стимулировалось не только изобилием жизненного материала (развитие производства и строительства, ритм первых пятилеток), но и требованиями со стороны литературной критики. Например, четко они были выражены в редакционной статье «Литературной газеты» от 29 мая 1932 года: «Перед писателем стоит важная, ответственная и почетная задача - создать такие художественные произведения, которые были бы понятны и нужны строителям социализма, которые бы помогли выкорчевывать собственнические навыки из сознания людей» [5; с. 205].

Основным объектом нашего рассмотрения является повесть А. Платонова «Котлован», написанная им в 1929 - 1930 гг.

События, происходящие в «Котловане», можно представить как реализацию грандиозного плана социалистического строительства. В городе строительство связано с возведением единого общепролетарского дома. В деревне строительство социализма состоит в создании колхозов и «ликвидации кулачества как класса».

Посмотрим, как раскрывается тема социалистического строительства через систему персонажей.

Центральным персонажем повести А.П. Платонова «Котлован» является Вощев. Он появляется первым на страницах «Котлована» и является выразителем авторской позиции. В фамилии героя присутствует множество разных смыслов: «воск», «вощеный», то есть человек, абсолютно чуткий к воздействиям жизни, все вбирающий. Но «Вощев» - это и «вотще», т. е. напрасно, тщетно (намек на его тоску, волю к поискам истины).

Грамматически это типично русская фамилия на -ев, лексически - значения, угадываемые на слух. Наиболее очевидна фонетическая связь фамилии Вощев со словом «вообще». «Значения» фамилии героя реализуются в повести: он ищет смысл общего существования, но его поиски истины остаются тщетными.

Оказавшись на котловане, Вощев принимает участие в постройке «единого здания, куда войдет на поселение весь местный класс пролетариата» [4; с. 13]. Он видит в строительстве дома возможность осуществить свое жизненное предназначение — найти истину. Когда на котловане появляется девочка-сиротка Настя, у Вощева появляется надежда на обретение другими людьми смысла жизни.

Настя олицетворяла собой будущее. Ее образ несет огромную смысловую нагрузку. Имя девочки в контексте повести несет глубокий смысл. С греческого языка имя Анастасия переводится как «воскресшая» (anastasis: приставка ana - вверх и istanai - заставлять вставать). Настя действительно однажды вернулась к жизни - Чиклин находит ее в комнате, где умирает ее мать; замуровав эту комнату, он превратил ее в склеп для умершей, а девочку привел в барак к рабочим. С ее появлением строительство котлована обретает прямой смысл для каждого: Настя - «фактический житель социализма».

Через некоторое Вощев уходит в деревню, чтобы там, «в бедняцком колхозном сиротстве» [4; с. 32], попытаться обрести истину. Он не может участвовать в строительстве, ради которого у крестьян отбирается их последняя собственность.

Несмотря на то, что Вощев показан в повести, как добрый и мягкий человек, он способен исполнять самые жестокие приказы. По указанию Чиклина он бьет по лицу «подкулачника» на Оргдворе; по распоряжению Активиста строит плот, на котором непокорную часть крестьянства отправляют вниз по реке в открытое море. Эта жестокость — отражение бесчеловечной атмосферы эпохи. Герой противоречив, как и его время, которое соединило в себе мечту о счастье, и массовые убийства.

В то же время Вощев не участвует ни в одном жестоком мероприятии: он не раскулачивает крестьян, не сплавляет их по реке, не присутствует на народном гулянье.

После смерти главы деревни, Активиста, Вощев ощущает духовное освобождение. Над его бездыханным телом он неожиданно прозревает, что вина за безмолвное и бессмысленное существование лежит на руководителях, подобных Активисту, умышленно скрывающих истину. «Так вот отчего я смысла не знал! Ты, должно быть, не меня, а весь класс испил, сухая душа, а мы бродим, как тихая гуща, и не знаем ничего!» [4; с. 50]. Вощев хочет изменить положение дел в колхозе. «Теперь я буду за вас горевать!» [4; с. 50] - говорит он крестьянам. В деревне его поддерживают, и он остается в деревне, а остальные рабочие возвращаются на котлован.

Когда герой узнает о смерти Насти, он утрачивает веру в будущее. Он «уже не знал, зачем же ему теперь нужен смысл жизни и истина, если нет маленького верного человека, в котором истина стала бы радостью и движением?» [4; с. 57].

Судьба Вощева, как и судьба других персонажей повести, трагична. Он так и не нашел истины. Идея светлого будущего, олицетворением которой в повести является девочка Настя, не терпит испытания временем.

Образ Вощева отражает сознание человека, который пытается понять и осмыслить новые законы и устои. Его уволили за то, что он начал думать, а такие люди опасны для существующего режима.

О Никите Чиклине в повести А. Платонова «Котлован» мы узнаем из авторского повествования. Он упоминается на следующий день после прихода Вощева в барак к рабочим: «Чиклин во время земляных работ был старшим в артели, грунтовый труд был его лучшей профессией...» [4; с. 20]. Труд является основой его жизни.

Днем герой работает на котловане, общается с другими землекопами (откуда мы тоже узнаем немаловажные детали и особенности его личности), а ночью он начинает размышлять о жизни, что не менее важно.

Стоит отметить, что А. Платонов, повествуя о Чиклине, не раз касается его «дум»: «Здесь Чиклин сразу начал думать, потому что его жизни некуда было деваться, раз исход ее в землю прекратился...глянул вдаль и вообразил воспоминание - больше он ничего думать не мог» [4; с. 29], «Чиклин сидел среди спящих и молча переживал свою жизнь; он любил иногда сидеть в тишине и наблюдать все, что было видно. Думать он мог с трудом и сильно тужил об этом - поневоле ему приходилось лишь чувствовать и безмолвно волноваться. И чем больше он сидел, тем гуще в нем от неподвижности скапливалась печаль...» [4; с. 38].

Из ночных воспоминаний героя мы узнаем, что «в старое время» он работал на кафельно-изразцовом заводе, что «дочь хозяина его однажды моментально поцеловала» [1; с. 38]. Чиклин не запомнил ни ее лица, ни характера, «но тогда она ему не понравилась, точно была постыдным существом, - и так он прошел в то время мимо нее не остановившись, а она, может быть, и плакала потом, благородное существо» [4; с. 38].

Когда инженер Прушевский рассказывает Чиклину о девушке, встреченной «почти еще в детстве» [4; с. 41], Никита сразу догадывается, что это была «дочь кафельщика» и говорит: «А я ее тоже встречал в июне месяце и тогда же отказался смотреть на нее. А потом, спустя срок, у меня нагрелось к ней что-то в груди...У нас с тобой был один и тот же человек» [4; с. 41]. Чтобы избавить Прушевского от грустных воспоминаний и тоски, Чиклин собирается найти эту женщину; он находит ее на заброшенном кафельном заводе, лежащей на полу при смерти. Рядом с ней сидит дочь Настя. После смерти матери он приводит девочку в барак к строителям.

Далее из текста мы узнаем, что землекопы находят в овраге сто пустых гробов, спрятанных крестьянами впрок. Чиклин забирает два из них для девочки: один в качестве кровати, другой для игрушек, в качестве «красного уголка» [4; с. 59]. Таким странным образом (гроб в качестве кровати) Чиклин пытается проявить заботу о ребенке.

Когда сообщают об убийстве рабочих Сафронова и Козлова, Чиклин отправляется в колхоз. После «утешения» умерших своими словами, Чиклин произносит важную фразу: «Пускай весь класс умрет - да я и один за него останусь и сделаю всю его задачу на свете! Все равно жить для самого себя я не знаю как!». И снова в тексте повести мы встречаем момент, когда Чиклин проявляет заботу о Настеньке. Он дает деньги Елисею, чтобы тот сходил на котлован и проведал девочку, а также купил ей конфет, а то у него «сердце по ней заболело» [4; с. 70].

Возвратившись на котлован, Чиклин решает расширить его и углубить: «Пускай в наш дом влезет всякий человек из барака и глиняной избы» [4; с. 78].

Во главе деревни, куда отправляются строители «начинать классовую борьбу против деревенских пней капитализма» [4; с. 55], стоит Активист. У героя нет имени и фамилии, нет дома и семьи, ничего не сказано о его прошлом. Он носитель идеи бюрократического служения власти и государству.

Внешность Активиста ничем особенным не отличается. Мы замечаем лишь приметы крайней нервозности, душевного и физического истощения: «тщательные глаза», «подозрительный взгляд», «истощенная нагрузками грудь» [4; с. 55].

Колхозники не любят и не уважают Активиста. Он хочет руководить всеми людьми без исключения и стремится занести в отчетные документы даже самые незначительные события колхозной жизни. Сам Активист погружается в еженощное изучение спускаемых из района директив. «Каждую новую директиву он читал с любопытством будущего наслаждения, точно подглядывал в страстные тайны взрослых, центральных людей» [4; с. 62]. Его главная задача - быть вписанным в бюрократическую вертикаль.

Он понимает, что в строительстве нового общества ему отведено место маленького винтика, всецело зависящего от вышестоящих организаций. Однако он тайно мечтает занять в будущем значительный руководящий пост и ради этого очень старается в настоящем.

Активист осуществляет в селе политику сплошной коллективизации. При этом он стремится выполнять все лозунги и призывы партии. Даже самые абсурдные («заготовляйте ивовое корье») он пытается воплотить в жизнь, чтобы не прослыть «упущенцем» [4; с. 58].

Активист организует «звездный поход колхозных пешеходов в окрестные, жмущиеся к единоличию деревни» [4; с. 62]. Очень значим здесь образ звезды. Как правило, этим образом реализуется метафора, ставшая уже устойчивым выражением - путеводная звезда, то есть та, которая показывает путь, которая идет с тобой по жизни, как верная спутница. В данном случае этот образ возведен до глупости: колхозники должны двигаться в форме.

Сам Активист остается в колхозе обучать молодых женщин грамоте. Это очень значимый эпизод повести, так как именно в нем мы четко можем увидеть, что обучение разоблачает Активиста. Он учит их не просто чтению и письму, но вбивает в темные головы идеологию.

Этой сценой обучения автор хотел показать, что Активист обычный приспособленец.

Активист приказал соорудить плот, чтобы сплавить по реке всех зажиточных крестьян и отчитаться перед начальством в «точном исполнении мероприятий по сплошной коллективизации» [4; с. 67]. Народ не скрывает ненависти к Активисту, и в минуту всеобщего горя перед выселением из родной деревни не желает его видеть.

Пока народ «веселится», Активист отправляет в район донесение о ликвидации в деревне кулаков, надеясь на то, что успешное проведение «мероприятия» положительным образом отразится на его продвижении по службе. Однако повышения не последовало.

В новой директиве, спущенной сверху, объявлялось, что Активист «есть вредитель партии, объективный враг пролетариата и должен быть немедленно изъят из руководства навсегда». Здесь показана оценка деятельности Активиста.

Разоблаченный Активист не хочет больше притворяться озабоченным чужими нуждами. Он снимает с больной Насти свой пиджак - «раз его устраняют, пусть массы сами греются» [4; с. 35]. За это Чиклин убивает его.

Помимо Активиста, в повести представлены другие персонажи, представляющие власть - председатель окружного профсоюза Пашкин и социалист Сафронов. Они контролируют ситуацию и руководят процессами жизни. Но они - всего лишь низшее звено власти. Более высокая власть в повести никак не показана. На котлован часто приезжает товарищ Пашкин, председатель окрпрофсовета, который следит за темпом работ. «Темп тих, - говорит он рабочим. - Зачем вы жалеете подымать производительность? Социализм обойдется и без вас, а вы без него проживете зря и помрете» [4; с. 27]. Пашкина больше всего заботит вопрос о том, что «темп строительства» затих и надо повышать производительность труда. Для этого он присылает дополнительную партию рабочих, случайно подобранных и наспех нанятых людей, привозит в барак землекопов радиорупор, чтобы «во время отдыха каждый мог приобретать смысл классовой борьбы из трубы» [4; с. 40]. Именно Пашкин посчитал, что масштаб дома узок и не сможет вместить всех желающих, и решил, что котлован следует увеличить не вчетверо, а в шесть раз. Герои Платонова малограмотны, и хотя суть борьбы уловили, но уловили примитивно, без всякой опоры на культуру.

Также в повести показаны крестьяне, которые, по словам Чиклина, «сеют хлеб и едят с нами пополам» [4; с. 36]. Суть этой фразы Чиклина заключается в том, что крестьяне, вырастив хлеб, половину отдают в город. Крестьяне уже выполняют функцию кормильца города, поэтому коллективизация не нужна. Следовательно, организация колхозов, по Платонову, - это уничтожение крестьянства. Оно должно быть уничтожено и в случае его работы на стройке Дома. Безымянные крестьяне в повести являются безликой массой, неким строительным материалом.

Все действия повести разворачиваются вокруг котлована, который роют землекопы, но, по-видимому, он никогда не будет завершен, и не только потому, что начальство постоянно требует его увеличить. В будущем доме все хотят укрыться от печалей и невзгод, но у дома нет даже фундамента, а есть лишь котлован. Котлован -воплощение мечты о социализме, но этой мечте не суждено сбыться, поэтому в конце повести котлован превращается в могилу.

«Платонов сделал великое дело - раскрыл глаза на массового человека, крещенного революцией, указал на сам этот мировой факт, на появление таких людей не в единицах, а в массе», - написал А. М. Абрамов в статье «Над страницами повести ''Котлован''» [1; с. 47-48].

В повести также показаны персонажи, которые стремятся повторить действия сытых руководителей и демагогов: приспособленец Козлов и демагог Сафронов. Рассмотрев их, мы можем выйти на основную идею произведения, понять позицию автора.

Рабочий Козлов - немаловажный герой повести. «Этот задний был угрюм, ничтожен всем телом, пот слабости капал в глину с его мутного однообразного лица, обросшего по окружности редкими волосами» [4; с. 21].

Важную характеристику Козлову дает Сафронов в разговоре с Вощевым: «...У тебя не будет памяти вещества, и ты станешь вроде Козлова думать сам себя, как животное» [4; с. 22]. Это платоновская формула эгоизма, которая помогает раскрыть эту самую черту в герое. Для животных главное - найти добычу, устроить себя и свое жилище. Козлов жалуется на то, что его никто никогда не любил. Не раз в тексте говорится о его слабости. Землекопы жалели его, предлагали отдохнуть, когда видели, что рабочий совсем ослаб, но Козлов не уважал чужой жалости к себе (« Козлов...считал свои

революционные заслуги недостаточными, а ежедневно приносимую общественную пользу - малой») [4; с. 24]. Сам герой замечал, что главное организационное строительство идет помимо его участия, а он действует лишь в овраге, но не в гигантском руководящем масштабе.

Важно отметить, что слова, которые он произносит, и мысли, которые он пытается донести до других землекопов, расходятся с его мечтами: «Он еще верил в наступление жизни после постройки больших домов и боялся, что в ту жизнь его не примут, если он представится туда жалобным нетрудовым элементом. Лишь одно чувство трогало Козлова по утрам - его сердце затруднялось биться, но все же он надеялся жить в будущем хотя бы маленьким остатком сердца...» [4; с. 28].

Козлов захотел уйти в город, чтобы писать там опорочивающие заявления и налаживать различные конфликты с целью организационных достижений, то есть герой обнаруживает качества доносчика.

Пашкину он жалуется, что у Вощева нет путевки с биржи труда и он работает без документов, а по этой причине должен быть отчислен со строительства дома.

Когда Чиклин решает использовать под котлован овраг, чтобы сохранить жизни землекопов, Козлов решает «идти к Прушевскому сказать, что землю больше не роют и надо принимать существенную дисциплину» [4; с. 60].

Сафронову он грозит разоблачением прошлых политических ошибок. «Ты, как говорится, лучше молчи!.. А то живо на заметку попадешь!.. Помнишь, как ты подговаривал одного бедняка во время самого курса на коллективизацию петуха зарезать и съесть? Помнишь? Мы знаем, кто коллективизацию хотел ослабить! Мы знаем, какой ты четкий!» [4; с. 37]. Сафронов ему отвечает: «Ты, Козлов, свой принцип заимел [принцип доносительства] и покидаешь рабочую массу, а сам вылезаешь вдаль: значит, ты - чужая вша, которая свою линию всегда наружу держит» [4; с. 30].

Козлов - единственный из артели не верит в идею построения коммунизма.

Он пришел на котлован для того, чтобы получить трудовой стаж и стать пролетарием. Он мечтает занять руководящую должность. Козлов расценивает работу на котловане как первую ступень на лестнице будущей карьеры и постоянно думает о том, как бы ему покинуть строительство. Его можно объявить врагом строительства. Герой мечтает об обеспечении места в жизни в будущем.

Тем самым мы можем сделать вывод, что Козлов отдален от коллектива, сосредоточен только на себе, на удовлетворении своих потребностей. Рабочие, с которыми он вместе работал, и сама работа, которую он выполнял, не представляли для него никакого интереса. Он отделяется от коллектива и сближается с «достаточными лицами».

Еще один персонаж повести А.П. Платонова «Котлован» - «товарищ Сафронов». Автор не дает ему имя, мы знаем только его фамилию. У него «вежливо-сознательное лицо» [4; с. 30], «улыбка загадочного разума» [4; с. 30], «рыжие усы» [4; с. 30]. Жачев называет его «единогласная душа» [4; с. 37] за то, что он всецело доверяет партийным лозунгам, призывам («Пролетариат живет для энтузиазма труда, товарищ Вощев! Пора бы тебе получить эту тенденцию. У каждого члена союза от этого лозунга должно тело гореть!» [4; с. 46]. В отличие от Вощева, Сафронов оказывается среди строителей котлована, так как решает воплотить на практике лозунг партии о построении коммунистического общества. Счастливое будущее он представляет «в виде синего лета, освещенного неподвижным солнцем» [4; с. 36].

Сафронов всегда и всюду следует директиве. Люди для него - безликая масса. Тот, кто вне массы - «сволочь» и потенциальный преступник, методы борьбы с ними сформулированы Сафроновым с точностью революционного политического лозунга: «Мы должны бросить каждого в рассол социализма, чтоб с него слезла шкура капиталиста, и сердце обратило внимание на жар жизни вокруг костра классовой борьбы и произошел бы энтузиазм!» [4; с. 67].

Сафронов не любит умных людей, ревниво относится к чужим успехам: «Откуда это у товарища Чиклина мировое представление получилось... иль он особое лобзание в малолетстве имел, что лучше ученого предпочитает овраг! Отчего ты, товарищ Чиклин, думаешь, а я с товарищем Прушевским хожу, как мелочь среди классов, и не вижу себе улучшенья...» [4; с. 30].

Сафронов не забывает и о личной выгоде. В нем «идея находилась в окружении житейских страстей» [4; с. 45].

Когда на котлован приходят новые неквалифицированные рабочие (городские служащие, разные степные отшельники и люди, «привыкшие идти тихим шагом позади трудящейся лошади»; в их теле не замечалось никакого пролетарского труда, они более способны были лежать навзничь или покоиться как либо иначе), Сафронов высказывает свои мысли, опираясь на политические лозунги, газетные штампы. Нельзя не заметить, что Сафронов стремится возвыситься над остальными рабочими: поучает их, изображает жалость к отсталому человеку.

Сафронов предлагает установить в бараке радио для «заслушания достижений и директив» [4; с. 40], чтобы увереннее действовать. На предложение Жачева привести вместо радио девочку-сиротку он тоже соглашается: «Доставь нам на своем транспорте эту жалобную девочку - мы от ее мелодичного вида начнем тоже согласованно жить» [4; 45].

Сафронов начинает высказываться от лица всей артели, формирует общие мысли. Например, когда на котловане появляется девочка Настя, все, и сам Сафронов, воспринимают ее как «элемент будущего», как грядущее счастливое поколение. Герой так определяет всеобщее чувство: «Товарищи!.. Перед нами лежит без сознанья фактически житель социализма. Из радио и прочего культурного материала мы слышим лишь линию, а щупать нечего. А тут покоится вещество сознания и целевая установка партии - маленький человек, предназначенный состоять всемирным элементом! Ради того нам необходимо как можно внезапней закончить котлован, чтобы скорей произошел дом и детский персонал огражден был от ветра и простуды каменной стеной» [4; с. 65].

Судьба героев трагична. Их убивают крестьяне.

Важным героем повести является инвалид Жачев.

Жачева («жать, жатва» - жажда результата, итога) встречает при своем пришествии в этот город главный герой Вощев.

Хотелось бы отметить, что важное место в портрете платоновского героя занимает лицо и тело. («...громадное лицо и тучный остаток туловища» [4; с. 12] ). Удовлетворение собственной телесности - цель для Жачева, так как другого способа существования для него нет.

Жачев, как и все герои повести, сторонник революции. Он с нетерпением ждет строительства нового общепролетарского дома, веря в наступление новой жизни. Жа-чев ненавидит не только партийную и профсоюзную бюрократию, но и выходцев из низов («рвущуюся вперед сволочь» [4; с. 35]), которые стремятся занять руководящие посты. Когда Козлов хотел покинуть земляные работы, чтобы «следить против социального вреда и мелкобуржуазного бунта», Жачев наносит ему мощный удар в живот, от которого тот потерял «на минуту желание наибольшей общественной пользы» [4; с.

31].

Показательна сцена, когда Жачев приезжает к Пашкину требовать продукты. Автор заостряет внимание на доме, в котором проживает «классовый излишек»: «Пашкин жил в основательном доме из кирпича, чтоб невозможно было сгореть, и открытые окна его жилища выходили в культурный сад, где даже ночью светились цветы... » [4; с.

32]. Он посещает театры, ездит на автомобиле, что характеризует его принадлежность к правящему классу.

Платонов показывает здесь расслоение масс и подчеркивает, что равенство должно быть в реальной жизни. Опять же снова говорится о теле: «На его столе находились различные жидкости и баночки для укрепления здоровья и развития активности - Пашкин много приобрел себе классового сознания, он состоял в авангарде, накопил уже достаточно достижений и потому научно хранил свое тело - не только для личной радости существования, но и для ближних рабочих масс» [4; с. 33].

Пашкин тратит на себя то, что должно принадлежать людям. Жачев называет Пашкина «буржуем», «классовым излишком» и ненавидит все, что с ним связано.

Когда Жачев возвратился на котлован, у него возникло жестокое разочарование в идее будущего братства. Настя была его единственным утешением, он возлагал на нее все надежды. Когда же девочка умерла, он теряет эту надежду, впадает в смертельную тоску. Не смирившись с ее смертью и полностью отчаявшийся, Жачев навсегда покидает котлован.

Таким образом, через систему персонажей мы попытались раскрыть тему социалистического строительства в повести «Котлован» и пришли к выводу, что идея «общепролетарского дома» является для А. Платонова вариантом темы социалистической стройки. Также для А. Платонова внутренне связанными оказываются темы индустриализации и коллективизации.

Мы встречаемся в повести и с философской обобщенностью, и с глубокой мифологизацией жизни: рабочие роют котлован под фундамент «общепролетарского дома», в котором должно потом счастливо жить новое поколение. Котлован можно рассматривать в качестве связующего звена между человеческими судьбами и судьбой страны. Котлован - это не просто место действия в повести. Именно здесь мы можем проследить за каждым героем, понаблюдать за речью, рассмотреть важные детали и особенности каждого из них. Каждый землекоп не просто выполняет свою работу на котловане, а думает о смысле своего существования, надеется, что свою жизнь отдал на благо общего дела — строительства «общепролетарского дома». Но, котлован еще является и могилой, которую каждый роет для себя. Котлован стал могилой для сиротки Насти, девочки, которая олицетворяла собой будущее.

Трагический диссонанс имени и судьбы Насти - логический итог «общего дела» строителей миража. Дом остался не только не построенным - он стал ненужным, потому что в нем после смерти Насти, «будущего счастливого человека», некому жить.

Со смертью ребенка умирает надежда на счастливое будущее. И это - огромная катастрофа, потому что рабочие, возводя Дом, не думали о себе. Они строили его для всего пролетариата, отсюда и «общепролетарский». Со смертью Насти все вдруг остались без будущего. Дом, как и семья, - это синонимы счастья, человеческого благополучия. Нет Дома, нет семьи, нет будущего. Все надежды рухнули, мираж развеялся.

Смысловой итог строительства «будущего неподвижного счастья» - смерть ребенка в настоящем и потеря надежды на обретение «смысла жизни и истины всемирного происхождения», в поисках которой отправляется в дорогу Вощев. «Я теперь ни во что не верю!» [4; с. 93] - логическое завершение стройки.

Герои Платонова роют котлован для башни-общежития, дома для счастливых обитателей социализма, отбирая для этого строительства самых бедных людей. Но судьбы взрослых и детей в повести трагичны. Достижение всеобщего счастья оказывается невозможным без жертв. Но стремление «строителей», вера в светлое счастливое будущее не дают им возможности бросить начатое дело.

Весь смысл строительства общепролетарского дома для героев «Котлована» - в преодолении собственного эгоизма. «.. .Скорей надо рыть землю и ставить дом, а то умрешь и не поспеешь. Пусть сейчас жизнь уходит, как теченье дыханья, но зато посредством устройства дома ее можно организовать впрок - для будущего неподвижного счастья и для детства» [4; с. 28].

Люди забывают себя, свои интересы ради будущего, ради мечты о новом человеке, о смысле жизни, о счастье детей и ждут, что скоро оно наступит. Строители действительно хотят сделать людей счастливыми, но это лишь мечты, которым не суждено сбыться. Проект «общепролетарского дома» был с самого начала утопичен. Строители не жалеют себя, тратят все свои силы на постройку лучшей жизни: «Ты кончился, Сафронов! Ну и что ж? Все равно я ведь остался, буду теперь как ты. Ты вполне можешь не существовать» [4; с. 63]. Так Чиклин прощается с Сафроновым.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Таким образом, главная мысль нашей работы может быть передана платоновскими словами - «Дом человек построит, а сам расстроится» [4; с. 37]. Как известно, основной задачей официальной советской литературы был показ труда советских людей и его влияния на формирование нового сознания и морали советского человека. Платонов в своем произведении приходит к противоположной мысли. Общее дело - строительство «общепролетарского дома» - не смогло объединить его строителей, сделать их семьей, дать каждому из них почувствовать себя частью чего-то общего. Строительство дома для каждого рабочего заканчивается внутренней трагедией.

Библиографический список

1. Андрей Платонов. Исследования и материалы: Межвуз. сб. науч. тр. / Воронеж. гос. ун-т; [Редкол.: Т.А. Никонова (отв. ред.) и др.]. Воронеж, 1993. □ 193 с.

2. Баршт К. Мотив телесности в прозе Андрея Платонова // Русская литература. СПб., 2001. № 3. С. 61.

3. Немцов М. Герои повести «Котлован» как система персонажей // «Страна философов» Андрея Платонова: проблемы творчества. М., 1995. Вып. 2. С. 173-181.

4. Платонов А. Котлован. СПб., 1990. 397 с.

5. Русская советская литература: пособие для средней школы. М., 1963. 406 с.

6. Корниенко Н.В. История текста и биография А.П. Платонова (1926-1946): // Здесь и теперь. 1993. № 1. 320 с.

References

1. Andrei Platonov. Research and Materials. / Voronezh State. Univ; [Ed. T.A. Ni-konova ]. Voronezh, 1993. 193 p.

2. Barsht K. Physicality Motives in prose of Andrei Platonov // Russian literature. SPb. 2001. № 3. P. 61.

3. Nemtsov M. Heroes story «Cotlovan» as a system of characters // «Country philosophers» Andrei Platonov: problems of creativity. M., 1995. Issue. 2. Pp. 173-181.

4. Platonov A. Cotlovan. SPb., 1990. 397 p.

5. Soviet Russian literature: A guide for secondary schools. M., 1963. 406 p.

6. Kornienko N.V. Text history and biography of A.P. Platonov (1926-1946): // Here and now. 1993. № 1. 320.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.