Научная статья на тему 'Текущее состояние и перспективы развития минерально-сырьевой базы добывающей промышленности России'

Текущее состояние и перспективы развития минерально-сырьевой базы добывающей промышленности России Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
4158
285
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МИНЕРАЛЬНО-СЫРЬЕВАЯ БАЗА / MINERAL RESOURCES BASE / ОБЕСПЕЧЕННОСТЬ ЗАПАСАМИ / ВОСПРОИЗВОДСТВО МСБ / REPRODUCTION OF MINERAL RESERVES / ФИНАНСИРОВАНИЕ ГЕОЛОГОРАЗВЕДОЧНЫХ РАБОТ / ЛИЦЕНЗИРОВАНИЕ / LICENSING / AVAILABILITY OF MINERAL RESERVES / FUNDING OF PROSPECTING WORKS

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Синьков Леонид Сергеевич, Лебедева Олеся Юрьевна

Представлены результаты экономического анализа современного состояния минерально-сырьевой базы (МСБ) горнодобывающей промышленности России. Исследование количественных и качественных ее показателей позволило сделать выводы о наличии ряда проблем в сфере воспроизводства отдельных видов полезных ископаемых. Ухудшение качества разведанных запасов и недостаточно высокие темпы их прироста, снижение заинтересованности недропользователей в проведении поисково-оценочных работ представляют угрозы для эффективного развития добывающих отраслей в будущем. Сохранению потенциала минерально-сырьевой базы страны могут способствовать меры экономического стимулирования и смягчение административных ограничений в области геологического изучения недр.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

CURRENT CONDITION AND PERSPECTIVE DEVELOPMENT OF MINERAL RESOURCES BASE OF MINING INDUSTRY OF RUSSIA

The paper represents the results of economic analysis of the current state of the mineral resource base of mining industry in Russia. Investigation of quantitative and qualitative indicators allowed to conclude, that there are some problems in the sphere of mineral reserves reproduction, especially in respect of certain types of minerals. The deterioration of proved reserves quality, insufficient rates of their growth, decline of subsoil users’ interest in conducting search and exploration operations are threats for the efficient perspective development of mining industry. Both economic incentive measures and easing of administrative restrictions can contribute to the preservation of the mineral resources base potential.

Текст научной работы на тему «Текущее состояние и перспективы развития минерально-сырьевой базы добывающей промышленности России»

 АКТУАЛЬНЫЕ

ВОПРОСЫ

РАЗВИТИЯ

МИНЕРАЛЬНО-

СЫРЬЕВОГО

КОМПЛЕКСА

РОССИИ

ГОРНЫЙ ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ БЮЛЛЕТЕНЬ № 2 СПЕЦИАЛЬНЫЙ ВЫПУСК 8

МОСКВА л ИЗДАТЕЛЬСТВО / \ «ГОРНАЯ КНИГА» -3 2015

УДК 553.04.622.2 Л 68

Книга соответствует «Гигиеническим требованиям к изданиям книжным для взрослых» СанПиН 1.2.1253-03, утвержденным Главным государственным санитарным врачом России 30 марта 2003 г. (ОСТ 29.124—94). Санитарно-эпидемиологическое заключение Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека № 77.99.60.953.Д.014367.12.14

Лобов Н.М., Лебедева О.Ю., Маринина О.А., Васильев Ю.Н., Медведев В.А., Невская М.А., Николайчук Л. А., Дмитриева Д.М., Синьков Л.С., Лебедева О.Ю.

Л 68 Актуальные вопросы развития минерально -сырьевого комплекса России: состояние рынков, энергетическая безопасность, рациональное недропользование, нормативно-правовое обеспечение, методы оценки рисков, системы управления. Отдельные статьи: Горный информационно-аналитический бюллетень (научно-технический журнал). — 2015. — № 2 (специальный выпуск 8). — 80 с. — М.: Издательство «Горная книга» ISSN 0236-1493

Представлены отдельные результаты научных исследований, выполняемых в рамках диссертационных работ и охватывающие различные аспекты управления минерально-сырьевым комплексом. Выявлены основные проблемы развития рынков минеральных удобрений, угольной продукции, углеводородного сырья. Рассмотрены составляющие процесса оценки риска, приведен анализ и классификация современных подходов оценки рисковых событий. Классифицированы факторы риска, влияющие на долгосрочные показатели функционирования угледобывающих компаний, а также представляющие потенциальные угрозы энергетической безопасности страны. Предложены авторские подходы к развитию терминологии рационального недропользования, совершенствованию нормативно-правовой базы управления техногенными минеральными ресурсами. Рассмотрены возможности интеллектуализации системы управления недропользованием.

УДК 553.04.622

ISSN 0236-1493 © Коллектив авторов, 2015

© Издательство «Горная книга», 2015 © Дизайн книги. Издательство «Горная книга», 2015

УДК 338.24:621.3

© Н.М. Лобов, О.Ю. Лебедева, 2015

ИНДИКАТОРЫ РЕСУРСНОЙ ДОСТАТОЧНОСТИ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ СТРАНЫ

Представлена классификация и дана характеристика факторы, представляющие реальные и потенциальные угрозы энергетической безопасности страны с точки зрения ресурсной обеспеченности отраслей топливно-энергетического комплекса. Предложены индикаторы ресурсной достаточности в сфере минерально-сырьевого обеспечения, производства и транспорта топливно-энергетических ресурсов.

Ключевые слова: энергетическая безопасность, минерально-сырьевая база, топливно-энергетические ресурсы, индикаторы.

В Энергетической стратегии России на период до 2030 года энергетическая безопасность характеризуется как «состояние защищенности страны, ее граждан, общества, государства и экономики от угроз надежному топливо- и энергообеспечению» [1]. В самом широком смысле данное понятие можно рассматривать как такое состояние системы энергообеспечения государства, населения и бизнеса, при котором количество энергетических ресурсов будет достаточным, а качество - приемлемым для потребителей в настоящий момент и в ближайшей перспективе.

Проблема обеспечения энергетической безопасности в Российской Федерации заслуживает повышенного внимания в силу особой значимости энергоресурсов для страны в целом:

— доля топливно-энергетических ресурсов (ТЭР) в структуре экспорта составляет около 70%, вклад нефтегазовых доходов в формирование доходной части бюджета превышает 50%;

— большая часть территории страны расположена в зонах с неблагоприятным климатом (70% имеют официальный статус районов Крайнего Севера и областей, приравненных к ним), более трети населения проживает в полярной, северной и таежной зонах;

— Россия обладает достаточно энергоемкой промышленностью, для производства единицы продукции требуется больше суммарных энергозатрат, чем в других странах (к примеру, в 1,2

раз больше, чем в Китае; в 1,8 раз больше, чем в Норвегии; в 2,9 раз больше, чем в Германии1). Причины высокой энергоемкости промышленности кроются как в территориальном размещении объектов тяжелой индустрии, так и в общей неэффективности российского производства и слабом использовании энергосберегающих технологий.

Обеспечение энергетической безопасности страны начинается с достижения ресурсной достаточности отраслей топливно-энергетического комплекса. Основные угрозы, связанные с ресурсной составляющей энергобезопасности на уровне государства, заключаются в возможности истощения минерально-сырьевой базы ТЭР и недостаточности конкретных производственных мощностей для их добычи, переработки и транспортировки (рисунок).

В предотвращении первой части угроз задача государства заключается в обеспечении добывающих предприятий возможностью получать права пользования недрами, содержащими запасы энергетических полезных ископаемых. Для ее успешного решения необходим системный подход к выполнению региональных геологоразведочных работ и стимулированию бизнеса, осуществляющего последующие поисковые и геологоразведочные работы.

Угрозы в сфере ресурсного обеспечения ТЭК

Истощение минерально-сырьевой базы ТЭР

Ухудшение : '• Риск неосвоения качества запасов ■ ■ шельфовых

ТЭР ■ ■ месторождений ТЭ

Угрозы в сфере производства ТЭР

Угрозы в сфере потребления ТЭР

Потенциальный дефицит производственных мощностей для добычи ТЭР

Нехватка производственных мощностей для переработки ТЭР

Ограничение пропускной способности транспортных систем

Ухудшение Риск возник- Риск появления не

технического нове-ния чрез- обеспеченного

состояния вычай-ных предложением

транспортных ситуаций спроса на ТЭР на

систем внутреннем рынке

Рисунок. Классификация угроз ресурсной составляющей энергетической безопасности страны

1 Рассчитано по данным источника: ТЭК и экономика России: вчера - сегодня -завтра. Взгляд из 2009 года. - М.: ИАЦ «Энергия», 2009. - 120 с.

При стабильном спросе на каждый вид энергетических полезных ископаемых обеспечение безопасности возможно при условии, что среднегодовой прирост разведанных запасов будет выше, чем среднегодовая добыча этих полезных ископаемых.

Для поисковых и разведочных работ может быть рассчитан показатель, характеризующий интенсивность «восстановления» запасов полезных ископаемых. Он равен отношению среднегодовой величины восстановления запасов к среднегодовой величине потребления ресурса. В свою очередь среднегодовая величина восстановления - это отношение общего количества поставленных на государственный баланс запасов высших категорий по каждому виду полезных ископаемых ко времени, за которое этот прирост запасов произошел (продолжительность выполнения геологоразведочных работ на данное полезное ископаемое). При этом если разведка на какой-либо вид ТЭР проводится непрерывно, и ежегодно государственный баланс запасов пополняется, то среднегодовую величину восстановления предлагается определять в расчете на пять последних лет.

Следует признать, что наличие на государственном балансе месторождений энергетических полезных ископаемых с достаточными запасами является гарантией обеспечения энергетической безопасности на средне- и долгосрочную перспективу. Для текущего бесперебойного снабжения потребителей данными видами сырья необходимо, чтобы запасами были обеспечены конкретные добывающие мощности действующих предприятий. В противном случае государство может столкнуться с проблемой, когда запасы есть, а возможность их реального использования появится лишь через несколько лет, после строительства и ввода в эксплуатацию ряда новых добывающих предприятий или подготовки новых участков на действующих. Следовательно, усилия государства должны быть направлены также на осуществление контроля за наличием достаточного количества запасов ТЭР на действующих предприятиях, подготовленных для извлечения в отчетном году (посредством составления и ведения балансов).

В целях мониторинга уровня текущей обеспеченности предприятий подготовленными для добычи запасами предлагается рассчитывать соответствующий коэффициент, значение которого

призвано отражать период гарантированной добычи ресурсов на достигнутом уровне (в годах). Условием обеспечения безопасности целесообразно считать превышение полученного значения над периодом «восстановления» соответствующего вида запасов. Под периодом «восстановления» запасов будем понимать среднюю продолжительность выполнения ГРР на конкретный вид полезного ископаемого, давших результат (положительный или отрицательный).

Одновременно с коэффициентом текущей обеспеченности добычи запасами ТЭР целесообразно использовать индикатор необходимости ввода производственных мощностей, определяемый как отношение суммарной добычи по предприятиям, которые обеспечены балансовыми запасами на срок свыше пяти лет, к годовой потребности в данном виде ТЭР. В случае снижения значения данного показателя появляется необходимость ввода в эксплуатацию дополнительных участков, строительства новых предприятий либо перевода пропорционального количества потребителей на использование альтернативного источника ТЭР.

Для применения вышеуказанных критериев потребуется сформировать реестр добывающих предприятий по видам топливно-энергетических полезных ископаемых с указанием их балансовых запасов, годовой производственной мощности, коэффициента извлечения ресурса.

В целях мониторинга текущей обеспеченности тепло- и электроэнергетики сырьем, а также необходимым резервом производственной мощности предлагается рассчитывать следующие показатели. Сопоставляя среднегодовые темпы роста производства тепло- и электроэнергии со среднегодовыми темпами роста максимально возможных поставок ТЭР на внутренний рынок, можно получать сигналы о потенциальной угрозе дефицита ТЭР для целей генерации энергии. Максимально возможную величину поставок ТЭР на внутренний рынок предлагается определять как разницу между объемом их добычи и объемом обязательных внутренних и экспортных поставок. Условием энергетической безопасности предлагается считать соотношение указанных показателей, меньшее или равное единице. В противном случае прирост потребления ТЭР в сфере тепло- и электроэнергетики не будет обеспечен соответствующим приростом сырья.

Отношением установленной производственной мощности к среднегодовому объему потребления тепла и электроэнергии (например, за пять лет) предлагается определять достаточность мощностей по их производству и наличие определенного резерва на случай возниконовения чрезвычайных ситуаций.

Способность добывающих предприятий ежегодно извлекать из недр необходимое количество первичных ТЭР должна подкрепляться возможностью доставки их потребителю посредством существующей транспортной инфраструктуры. Особенностью нашей страны является существенная удаленность основных районов добычи ТЭР от регионов их интенсивного потребления. К примеру, порядка 90 % добываемого российского газа нуждается в транспортировке на расстояние 2,5-3 тысяч км [2]. Необходимо отметить, что на внутреннем рынке более 60% всех первичных ТЭР (65% газа, 69% угля, 34% нефти2) потребляется в жизненно важной сфере производства и поставки потребителям электроэнергии, тепла, газа и горячей воды. От состояния транспортной инфраструктуры зависит также выполнение Россией обязательств перед зарубежными потребителями (на экспорт поставляется порядка 27% добываемого газа, 37% угля и 46% нефти3).

Транспортные угрозы энергетической безопасности страны проявляются неодинаково для каждого вида ресурсов. Для нефти и газа, основной объем которых транспортируется трубопроводным транспортом, риски связаны с ограниченной пропускной способностью, относительной безальтернативностью маршрутов транспортирования ТЭР, значительным износом основных фондов и необходимостью осуществления существенных капитальных вложений при подключении новых производителей и потребителей. При этом существенным преимуществами данного способа транспортировки являются скорость и низкие эксплуатационные затраты.

Самостоятельное влияние транспортного фактора проявляется в невозможности поставки ТЭР в регионы, не оборудованные

2 Рассчитано по данным источника: ТЭК и экономика России: вчера - сегодня -завтра. Взгляд из 2009 года. - М.: ИАЦ «Энергия», 2009. - 120 с.

3 Рассчитано по данным Федеральной государственной статистики www.gks.ru.

магистральными трубопроводами. Например, для природного газа это выражается в потере доли рынка, которую могли бы обеспечить потребители, находящиеся в негазифицированных регионах РФ. По оценкам ООО «Газпром межрегионгаз», в настоящее время в России газифицировано только 63,2% территории (населенных пунктов).

Поскольку основой топливно-энергетического баланса страны на протяжении длительного периода времени является природный газ (54% в структуре потребления энергоресурсов), именно этот вид первичных ТЭР наиболее зависим от стабильной работы единой системы газоснабжения. В свою очередь, ритмичность ее работы зависит от вероятности проявления технических и внешнеполитических рисков.

К техническим и технологическим рискам следует относить общее физическое состояние сетей газоснабжения (собственно трубопроводов и применяемого сетевого оборудования). Очевидно, что газовое хозяйство требует высоких комплексных затрат в непрерывное обслуживание и модернизацию. Особенность функционирования системы распределения природного газа заключается в том, что выход из строя ее небольшой части может повлечь за собой остановку всей системы. Любые минимальные нарушения в работе, такие, как утечки, сбои в работе оборудования, его поломки, способны привести к пожарам и взрывам, что в свою очередь на порядок увеличивает ущерб и существенно снижает энергетическую безопасность РФ.

Кроме того, к техническим рискам следует относить крайне медленное расширение сетей газоснабжения и создание производств по переработке природного газа в формы, позволяющие осуществлять его транспортировку морским, автомобильным и железнодорожным транспортом, что в свою очередь ограничивает рынки сбыта и снижает энергобезопасность страны в целом.

Внешние политические риски могут проявляться как ограничения, возникающие при транзите природного газа по территориям зарубежных государств. К категории внутренних следует относить опасность террористических актов на магистральных трубопроводах. Данные риски могут проявляться в потери части транспортируемого сырья и разрушении инфраструктуры.

В общем случае для снижения угроз энергетической безопасности РФ на этапе транспортировки и распределения природного газа необходимо:

— обеспечение альтернативных существующим маршрутов и способов поставки данного вида ТЭР потребителям;

— стремление к более равномерной по величине поставок структуре потребителей (отсутствие ярко выраженных лидеров);

— обеспечение возможности частичного (в пределах 10%) перенаправления экспортных потоков природного газа;

— развитие необходимой инфраструктуры для накопления и хранения природного газа в объеме месячной добычи.

Почти весь объем добываемого в России угля транспортируется в регионы конечного потребления или до морских портов по железной дороге. Сложившиеся тарифы на грузовые перевозки угля и значительная дальность транспортировки существенно сокращают экономическую привлекательность использования угля в удаленных от месторождений регионах.

Для нефти транспортная составляющая угроз энергобезопасности складывается из опасностей, характерных для природного газа и угля. Это объясняется тем, что нефть и нефтепродукты перевозятся как трубопроводным, так и железнодорожным транспортом. Как и природный газ, сырая нефть с мест добычи транспортируется по магистралям единой системы до мест ее переработки - российских нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ) - и на экспорт. Отличие заключается в том, что российские НПЗ локализованы на «половине пути». Единая нефтетранспортная система, по которой перекачивается более 93% добываемой нефти, принадлежит компании ОАО «АК «Транснефть»» и состоит из 50 тыс. км трубопроводов диаметром от 420 мм до 1220 мм и почти 400 нефтеперекачивающих станций.

Далее до оптовых покупателей и баз хранения транспортировка нефтепродуктов осуществляется железнодорожным и морским транспортом, а конечным потребителям - обычно автомобильным.

Для формализации описанных выше угроз энергетической безопасности с точки зрения ресурсной достаточности транспортной инфраструктуры могут быть использованы следующие показатели:

1. коэффициент резервных возможностей транспортных систем, равный отношению пропускной способности транспорта (трубопроводного, железнодорожного, автомобильного) к среднегодовому объему потребления отдельных видов ТЭР; угроза отсутствует, если у транспортной системы существует 10-15% резерва для маневра;

2. коэффициент «параллельной транспортировки» — отношение суммарной протяженности участков магистральных трубопроводов с двумя и более параллельными нитками к общей протяженности магистральных трубопроводов высокого давления; значение коэффициента должно быть не меньше средней величины физического износа;

3. коэффициент резервного хранения - суммарный объем резервных хранилищ, в которые можно отправить нефть, нефтепродукты и газ на период неблагоприятной конъюнктуры рынка, сопоставимый, как минимум, с месячным объемом поставки соответствующих ТЭР на экспорт по трубопроводам единой системы;

4. доля углеводородов, транспортируемых не трубопроводным транспортом (должна стремиться к доле соответствующих видов энергоресурсов, отправляемых на экспорт через единую систему трубопроводов).

В дополнение к указанным показателям можно рассчитывать и исследовать в динамике значения коэффициента использования магистральных компрессорных станций, коэффициента возможного увеличения давления в магистральных трубопроводах, максимальной доли пятерки крупных потребителей, коэффициента износа единой системы газопроводов, коэффициента прироста подключаемых объектов (отношение годового объема газа, принятого вновь подключенными потребителями, к объему газа, используемому на территории РФ).

Необходимо отметить, что большинство показателей ресурсной достаточности отраслей ТЭК нуждается в систематическом мониторинге не только на уровне страны в целом, но и на региональном уровне, поскольку как обеспеченность запасами ТЭР, так и наличие производственных мощностей по их переработке и транспортировке существенно разнятся от региона к региону.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Энергетическая стратегия России на период до 2030 года (утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 13 ноября 2009 г. № 1715-р). http://minenergo.gov.ru/aboutminen/energostrategy/

2.Надточий А. Энергетическая безопасность: от слов к делу // Наука в Сибири. 2013. № 25 (2910). с. 3-4. http://www-sbras.nsc.ru/HBC/hbc.phtml?4+686+1

КОРОТКО ОБ АВТОРАХ

Лобов Николай Михайлович — кандидат экономических наук, доцент, Лебедева Олеся Юрьевна — кандидат экономических наук, доцент, ole_spmi@mail.ru,

Национальный минерально-сырьевой университет «Горный».

UDC 338.24:621.3

INDICATORS OF RESOURCE SUFFICIENCY AND ENERGY SECURITY OF THE COUNTRY

Lobov N.M., candidate of economic Sciences, associate Professor, National mineral resources University «Mining», Russia,

Lebedevа O.Yu., candidate of economic Sciences, associate Professor, ole_spmi@mail.ru, National mineral resources University «Mining», Russia.

The paper submits the classification and characteristics of factors which pose actual and potential threat to energy security of our country. These factors are considered in terms of sufficiency of mineral resources base, production capacity and transport infrastructure. The indicators of resource sufficiency are submitted in the paper in order to formalize and track the threat factors.

Key words: energy security, mineral resources base, energy resources, indicators. REFERENCES

1. Jenergeticheskaja strategija Rossii na period do 2030 goda (utverzhdena rasporjazhe-niem Pravitel'stva Rossijskoj Federacii ot 13 nojabrja 2009 g. № 1715-r). http://minenergo.gov.ru/aboutminen/energostrategy/

2. Nadtochij A. Jenergeticheskaja bezopasnost': ot slov k delu (Energy security: from words to deeds) // Nauka v Sibiri. 2013. No 25 (2910). pp. 3-4. http://www-sbras.nsc.ru/ HBC/hbc.phtml?4+686+1.

УДК 330:131

© О. А. Маринина, 2015

АНАЛИЗ СОВРЕМЕННЫХ МЕТОДОВ ОЦЕНКИ РИСКОВ

Рассмотрены составляющие процесса оценки риска, приведен анализ и классификация современных подходов оценки рисковых событий. Обоснованны возможности использования методов статистического, аналитического, экспертного подходов оценки с учетом деления методов на группы по видам оцениваемых рисков: технических, инвестиционных, риска банкротства, рыночного, кредитного, операционного, внутрифирменного, риска финансовых активов и портфелей. Приведены примеры применения методов оценки в условиях горной промышленности.

Ключевые слова: риск, идентификация, анализ, оценка риска, методы оценки риска, виды риска, условия использования методов оценки рисков.

Согласно современным стандартам ГОСТ Р ИСО/МЭК 31010-2011 [2] оценка риска — это процесс, объединяющий идентификацию, анализ и сравнительную оценку рисков и рисковых событий [9]. Этап идентификации риска включает определение элементов риска, составление их перечня и описания. Анализ выявляет вероятности и последствия идентифицированных опасных событий, уровень риска. Сравнительная оценка риска используется при принятии решений об обработке риска, результаты анализа рисков сравниваются с критериями и определяется приемлемость риска [3].

Процесс идентификации, анализа и сравнительной оценки — это стандартный алгоритм действий, который опирается на методы качественной и количественной оценки рисков, выбираемых каждым предприятием исходя из поставленных целей, решаемых задач с учетом и на основе индивидуальной классификации видов рисков. Согласно ГОСТ ИСО/МЭК 31010-2011[2] выделяют методы наблюдения, статистические, вспомогательные, методы сценариев и функционального анализа (табл. 1).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Так как методы, обозначенные в табл. 1, приведены из стандарта, они не содержат критериев для принятия решений и указаний по их применению для конкретных ситуаций, их ценность заключается в методологическом обосновании приемов оценки вариативного диапазона рисков для различных условий.

Таблица 1

Методы оценки [2]

Группы методов Качественная оценка риска Количественная оценка риска

Методы наблюдения • Контрольные листы; • Предварительный анализ опасностей

Вспомогательные методы • Структурированное интервью и мозговой штурм; • Метод Дельфи; • Структурированный анализ сценариев методом «что, если?» (SWIFT) • Анализ влияния человеческого фактора (HRA)

Анализ сценариев • Анализ первопричины; • Анализ сценариев; • Анализ воздействия на бизнес; • Причинно-следственный анализ • Оценка токсикологического риска; • Анализ дерева неисправностей; • Анализ дерева событий; • Анализ причин и последствий

Функциональный анализ • Анализ скрытых дефектов (анализ паразитных цепей); • Анализ опасности и критических контрольных точек (HACCP) • Исследование опасности и работоспособности (HAZOP) • Анализ видов и последствий отказов (FMEA) и анализ критичности видов и последствий отказов (FMECA); • Техническое обслуживание, направленное на обеспечение надежности; • Анализ уровней защиты (LOPA); • Анализ «галстук-бабочка»

Статистические методы • Марковский анализ; • Моделирование методом Монте-Карло; • Байесовский анализ

Примерно тот же принцип классификации подходов оценки, с делением на статистические, экспертные и аналитические группы, содержится и в других работах. Например, классификация с делением методов на группы по типам и видам оцениваемых рисков (технических, инвестиционных рисков, риска банкротства, рыночного, кредитного, операционного риска, методы оценки внутрифирменного риска, методы оценки риска финансовых активов и портфелей), с выделением способов адаптированных для особых условий и видов деятельности (методы статистического анализа для оценки погрешности аналогии оценки геологических запасов) и т.д.

Статистический подход оценки риска базируется на анализе колебаний исследуемого показателя за определенный отрезок времени и определении вероятности возникновения потерь (выигрышей) на основе статистических данных предшествующего периода и установлении области (зоны) риска, коэффициента риска и т.д [7, 8, 6]. На основе статистического подхода оценки разработаны методы:

• корректировки нормы дисконта (модели CAPM), определения рисков инвестиций в финансовые активы (Capital Market Line (CML), Security Market Line (SML));

• оценки величины вероятных потерь (VaR, Short Fall, Capital-at-Risk, Maximum Loss, Stress or Sensitivity Testing, методики Risk Metrics, Credit Metrics, Credit Metrics+, модель Мертона, KVM-модель);

• оценки операционного риска для банков (базовый индикаторный Basic Indicator Approach);

• оценки коэффициента покрытия рисков Р. Кука;

• матрицы рисков для принятия решения (функционалы А. Вальда, Р. Сэвиджа, А. Гурвица, В. Парето, П. — С. Лапласа и др.);

• теории игр (Дж. фон Неймана и О. Моргенштерна).

Несмотря на то, что данные методы базируются на научном,

проработанном инструментарии они не достаточно популярны в реальном секторе экономики и с трудом адаптируются, ввиду сложности для понимания механизма расчета руководством или аналитиками компаний. Так как точность полученных результатов не всегда является гарантией принятия правильных решений по управлению рисками, большинство показателей расчетов «запаздывающие», так как являются отражением прошлых трендов.

Методы экспертного подхода основанные на использовании знаний и опыта высококвалифицированных специалистов в данной предметной области, следует сгруппировать на качественные и количественные модели по условиям применения (оценка кредитного, проектного, странового риска и риска банкротства) [5].

К методам оценки кредитного риска относят: скоринговые модели, кредитные рейтинги, методика применяющаяся Группой компаний «Интерлизинг» для оценки риска лизинговых сделок; оценка риска банкротства — А-счет Джона Аргенти; оценка странового риска: Рейтинги, модели и индексы международных агентств: Moody's, Standard and Poor's, Fitch Ratings, Euromoney, Economist Intelligence Unit, Deutsche Bank, Institutional Investor (II) и других; оценка проектного риска: методика постадийной оценки рисков инвестиционного проекта, предложенная Инвестиционно-финансовой группой и Российской финансовой корпорацией; анализ чувствительности (стресс-тестинг); анализ сценариев; дерево решений; метод Монте-Карло; метод построения безрискового эквивалентного денежного потока; метод скорректированной на риск ставки дисконта; метод критического пути (СРМ); метод техники обзора и оценки программы (PERT) и метод техники графической оценки и обзора (GERT).

К достоинствам экспертного метода стоит отнести возможность его использования в случае отсутствия статистических данных, математической модели или трудности формализации задачи, однако результаты такой оценки зависят от субъективных позиций экспертов, их выбора вида методики, параметров оценки, метод используется больше как дополнительный к основным инструментам оценки [5].

Методы расчетно-аналитического подхода направлены на изучение экономических показателей, взаимосвязи которых основаны на функциональной зависимости, либо их моделирование с вероятностными показателями, определенными с большей или меньшей степенью достоверности [5].

По условиям применения расчетно-аналитических методов выделяют группы оценки риска технических объектов, банкротства и корпоративных рисков.

Методы оценки риска технических объектов используют приемы теории массового обслуживания А. Н. Колмогорова, Дж.

Литтла, А. А. Маркова, С. Д. Пуассона, А. Я. Хинчина, А. К. Эрлан-га, анализа метода дерева событий, дерева отказов.

В группу оценки риска банкротства входят методики 2-счета: Altman's Z_score, модели Р. Таффлера, Р. Лиса, Д. Фулмера, Г. Спрингейта, Ж.Лего, Ж. Конана и М. Голдера; Я-модели Г.В. Давыдовой и А.Ю. Беликова, Р.С. Сайфуллина и Г.Г. Кадыкова; коэффициенты прогноза банкротства У. Бивера, Чессера, А.Д. Шеремета, модели Я.Д. Вишнякова, О.П. Зайцевой и А.И. Савиной; методика оценки удовлетворительности структуры баланса, разработанная ФУДН.

Оценка корпоративных рисков предполагает использование сравнительно-аналитического анализа баланса, анализа коэффициентов финансовой устойчивости и ликвидности активов, анализа ле-вереджа, безубыточности, маржинального анализа и т.д.

Расчетно-аналитический метод имеет широкое применение в компаниях горной промышленности, ввиду точности получаемых результатов, их прозрачной интерпретации количественных оценок, возможности комбинирования с экспертными и статистико-математическими методами. Однако, следует отметить недостаточную универсальность методов и допущение в некоторых методиках приближенной и субъективной оценки вероятности.

Важным условием применения методов является то, что усилия по оценке риска должны соответствовать уровню анализируемого риска, где под уровнем понимается мера риска, характеризуемая последствиями. Методы, соответствующие определенной области применения оценки: идентификации, анализа рисков, сравнительной оценки, обеспечат лучший результат, чем сложная процедура, выполненная с ошибками. Согласно рекомендациям ГОСТа, методы «Мозгового штурма», «Структурированного интервью», «Дельфи», «Контрольных листов», «РНА» применимы для идентификации риска, однако не приемлемы на этапе анализа и сравнительной оценки; методы «Анализа дерева решений», «Анализ первопричин», «Анализ галстук бабочка» наоборот не используются для идентификации рисков, однако строго применимы на всех этапах анализа риска (анализа последствий, вероятностных характеристик, уровня риска) и сравнительной оценки риска [2].

В компаниях МСК с целью идентификации, анализа и оценки используется широкий инструментарий из перечисленных групп оценки. Оценка производственный рисков горной промышленности

включает анализ проектов сложных технологических систем и технических решений с использованием методик БМБСЛ, HAZOP, «Анализ скрытых дефектов», которые исследуют виды и последствия отказов в работе технических систем, опасности отклонения технологических параметров (температуры, давления и пр.) от регламентных режимов. С помощью данных методов возможна идентификация и ранжирование опасностей, определение неточностей в инструкциях по безопасности и их совершенствование.

Практика показывает, что крупные аварии, как правило, характеризуются комбинаций случайных событий, возникающих с различной частотой на разных стадиях возникновения и развития аварии (отказ оборудования, ошибки человека, горное давление, выбросы газа, пыли, взрыв и т. д.). Для выявления причинно-следственных связей между этими событиями используют логико-графические методы анализа «дерева неисправностей» и анализа «дерева событий», с помощью которых исследуют комбинации событий, приводящих к авариям на горных предприятиях [3, 4]. Оценка производственных рисков применяется на стадии проектирования и отработки месторождения с целью обоснования и оптимизации мер безопасности; комплексной оценки опасных и вредных факторов горного производства; страхования имущества и т.д.

Оценка геологических рисков в горной науке основана на методах математической статистики и применяется еще с 1899 годов. Понятию геологического риска в данной области исследования соответствует наименование «погрешность аналогии». В современных условиях, методики оценки погрешности подсчета запасов являются наиболее проработанными и используются в процессе лабораторных исследований пород, на топографических, геофизических, макшейдерских работах, в проектах ТЭО, на стадиях планирования и отработки месторождений полезных ископаемых [1].

Для оценки инвестиционных и коммерческих рисков применяют методы корректировки нормы дисконта, анализа чувствительности показателей эффективности, методы сценариев, построения дерева решений. Данные приемы используются на этапах ТЭО проектов, при составлении бизнес-планов развития и технического перевооружения.

При оценке корпоративных рисков горными компаниями используются стандартные приемы финансового анализа, которые

выполняются на основе расчетно-аналитического метода и реализуются на базе доступности внутренних источников информации: данных производственного процесса, маркетинговых исследований, бухгалтерской отчетности, материалов ревизий и аудита, каталогов рисков, личного опыта руководителя.

Для оценки оперативных рисков используют методы анализа статистики потерь (VaR), определения ключевых показателей риска (KPI), характеризующих концентрацию рисков, негативных событий в бизнес-процессах, в структурных единицах минерально-сырьевых компаний.

Из анализа современных методологических подходов оценки риска следует, что каждый их них имеет свою практическую значимость и нацелен на решение определенного вида задач исходя из наличия исходной информации, уровня неопределенности, объективных условий. Целью процесса оценки является выявление перечня источников риска и событий, которые могут повлиять на достижение целей горных компании, определение уровня риска и сравнение с критериями риска. Выбор метода оценки влияет на точность и достоверность результатов используемых в принятии решений относительно необходимости обработки риска, определения стратегий и способов управления рисками.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Боярко Г.Ю. Стратегические отраслевые риски горнодобывающей промышленности. Диссертация на соискание ученой степени доктора экономических наук. Томск: Томский политехнический университет, 2002. - 370 с.

2. ГОСТ Р ИСО/МЭК 31010-2011 Менеджмент риска. Методы оценки риска [Электронный ресурс]. http://www. files.stroyinf.ru

3. Демчук И.Н., Фадейкина Н.В. Новации в системе национальных стандартов в области менеджмента и управления рисками/Экономика № 6, 2012.с.76-84

4. Малашкина В.А., Погорелая Ю.В. Сравнение методов оценки анализа рисков на горнодобывающих предприятиях. - М.: МГГУ, ГИАБ, 2012, с.267-279.

5. Панягина А.Е. Обзор современных методов количественной оценки рисков // Экономика и менеджмент инновационных технологий. 2014. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://ekonomika.snauka.ru/2014/03/3966 (дата обращения: 10.10.2014).

6. Рыхтикова Н.А. Анализ и управление рисками организации: учебное пособие/-2-е изд. - М. ФОРУМ, 2014-240с.

7. Статистический метод оценки рисков/ [Электронный ресурс]. http://uchebnikionline.com/investirovania/investuvannya_moy seyenko_i_p/statistichn iy_metod_otsinki_rizikiv.htm

8. Методы оценки рисков/ [Электронный ресурс]. http://www.ceae.ru/metodic-6.htm

9. ISO / IEC 31010: 2009 Risk management — Risk assessment techniques (IDT).

10. Боярко Г.Ю. Стратегические отраслевые риски горнодобывающей промышленности. Диссертация на соискание ученой степени доктора экономических наук. Томск: Томский политехнический университет, 2002. - 370 с.

11. ГОСТ Р ИСО/МЭК 31010-2011 Менеджмент риска. Методы оценки риска [Электронный ресурс]. http://www. files.stroyinf.ru

12. Демчук И.Н., Фадейкина Н.В. Новации в системе национальных стандартов в области менеджмента и управления рисками/Экономика № 6, 2012.с.76-84

13. Малашкина В.А., Погорелая Ю.В. Сравнение методов оценки анализа рисков на горнодобывающих предприятиях. - М.: МГГУ, ГИАБ, 2012, с.267-279

14. Панягина А.Е. Обзор современных методов количественной оценки рисков // Экономика и менеджмент инновационных технологий. 2014. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://ekonomika.snauka.ru/2014/03/3966 (дата обращения: 10.10.2014).

15. Рыхтикова Н.А. Анализ и управление рисками организации: учебное пособие/-2-е изд. - М. ФОРУМ, 2014-240с.

16. Статистический метод оценки рисков/ [Электронный ресурс]. http://uchebnikionline.com/investirovania/investuvannya_moyseyenko_i_p/statistichn iy_metod_otsinki_rizikiv.htm

17. Методы оценки рисков/ [Электронный ресурс]. http://www.ceae.ru/metodic-6.htm

18. ISO / IEC 31010: 2009 Risk management — Risk assessment techniques (IDT).

КОРОТКО ОБ АВТОРЕ

Маринина Оксана Анатольевна - кандидат экономических наук, moa95@vandex.ru. Национальный Минерально-сырьевой университет, Санкт-Петербург.

UDC 330:131

THE ANALYSIS OF MODERN METHODS OF RISK ASSESSMENT

Marinina O.A., PhD in the Field of Economics, moa95@yandex.ru, National Mineral Resources University (University of Mines), Saint Petersburg, Russia.

Considered the components of the risk assessment process, the analysis and classification of modern approaches to the assessment of risk events. Justified the possibility of using methods of statistical, analytical, expert valuation approaches, taking into account the division of meth-

ods into groups of species assessed risks: technical, investment, risk of bankruptcy, market, credit, operational, corporate, risk, financial assets and portfolios. Examples of the application of valuation methods in the conditions of the mining industry.

Key words: risk, Risk identification, analysis, risk assessment, risk assessment methods, hazards, conditions of use risk assessment techniques.

REFERENCES

1. Bojarko G.Ju. Strategicheskie otraslevye riski gornodobyvajushhej promyshlennosti (Strategic industry risks of the mining industry). Dissertacija na soiskanie uchenoj stepeni dok-tora jekonomicheskih nauk. Tomsk: Tomskij politehnicheskij universitet, 2002. 370 p.

2. GOST R ISO/MJeK 31010-2011 Menedzhment riska. Metody ocenki riska [Jelek-tronnyj resurs]. http://www. files.stroyinf.ru

3. Demchuk I.N., Fadejkina N.V. Novacii v sisteme nacional'nyh standartov v oblasti menedzhmenta i upravlenija riskami (Innovations in the system of national standards in the field of management and risk management) /Jekonomika No 6, 2012. pp.76-84

4. Malashkina V.A., Pogorelaja Ju.V. Sravnenie metodov ocenki analiza riskov na gor-nodobyvajushhih predprijatijah (Comparison of estimation methods for risk analysis in mining enterprises). Moscow: MGGU, GIAB, 2012, pp.267-279.

5. Panj agina A.E. Obzor sovremennyh metodov kolichestvennoj ocenki riskov (Overview of modern methods of quantitative risk assessment) // Jekonomika i menedzhment innovacion-nyh tehnologij. 2014. № 3 [Jelektronnyj resurs]. URL: http://ekonomika.snauka.ru/2014/03/3966 (data obrashhenija: 10.10.2014).

6. Ryhtikova N.A. Analiz i upravlenie riskami organizacii (Analysis and risk management): uchebnoe posobie/-2-e izd. Moscow. FORUM, 2014, 240 p.

7. Statisticheskij metod ocenki riskov (Statistical method risk assessment)/ [Jelektronnyj resurs]. http://uchebnikionline.com/ investirovania/investuvannya_moyseyenko_i_p/ statistich-niy_metod_otsinki_rizikiv.htm

8. Metody ocenki riskov (Methods of risk assessment)/ [Jelektronnyj resurs]. http://www.ceae.ru/ metodic-6.htm.

9. ISO / IEC 31010: 2009 Risk management — Risk assessment techniques (IDT).

10. Bojarko G.Ju. Strategicheskie otraslevye riski gornodobyvajushhej promyshlennosti (Strategic industry risks of the mining industry). Dissertacija na soiskanie uchenoj stepeni dok-tora jekonomicheskih nauk. Tomsk: Tomskij politehnicheskij universitet, 2002. 370 p.

11. GOST R ISO/MJeK 31010-2011 Menedzhment riska. Metody ocenki riska [Jelek-tronnyj resurs]. http://www. files.stroyinf.ru

12. Demchuk I.N., Fadejkina N.V. Novacii v sisteme nacional'nyh standartov v oblasti menedzhmenta i upravlenija riskami (Innovations in the system of national standards in the field of management and risk management)/Jekonomika No 6, 2012. pp.76-84.

13. Malashkina V.A., Pogorelaja Ju.V. Sravnenie metodov ocenki analiza riskov na gor-nodobyvajushhih predprijatijah (Comparison of estimation methods for risk analysis in mining enterprises). Moscow: MGGU, GIAB, 2012, pp.267-279.

14. Panjagina A.E. Obzor sovremennyh metodov kolichestvennoj ocenki riskov (Overview of modern methods of quantitative risk assessment)// Jekonomika i menedzhment innovacionnyh tehnologij. 2014. No 3 [Jelektronnyj resurs]. URL: http://ekonomika.snauka.ru/2014/03/3966 (data obrashhenija: 10.10.2014).

15. Ryhtikova N.A. Analiz i upravlenie riskami organizacii (Analysis and risk management): uchebnoe posobie/-2-e izd. M. FORUM, 2014, 240 p.

16. Statisticheskij metod ocenki riskov (Statistical method risk assessment)/ [Jelektronnyj resurs]. http://uchebnikionline.com/investirovania/investuvannya_moyseyenko_i_p/statistichniy _metod_otsinki_rizikiv.htm.

17. Metody ocenki riskov (Methods of risk assessment) / [Jelektronnyj resurs]. http://www.ceae.ru/metodic-6.htm.

18. ISO / IEC 31010: 2009 Risk management — Risk assessment techniques (IDT).

УДК 338.27

© Ю.Н. Васильев, 2015

ДОЛГОСРОЧНЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ДОБЫЧИ УГЛЯ В РОССИИ

Дана оценка показателей добычи угля в России. Проведен анализ динамики добычи угля с 2000 года, определены тенденции развития. Рассчитаны прогнозные показатели на период до 2030 г. и дано их сравнение с официально планируемыми на 2030 г. Осуществлена корректировка прогнозных показателей в связи с учетом влияния дополнительных факторов. Ключевые слова: добыча угля; долгосрочные перспективы; линейная зависимость; полиномиальная зависимость; прогноз.

Распоряжением Правительства РФ от 24 января 2012 г. № 14-р была утверждена Долгосрочная программа развития угольной промышленности России на период до 2030 г. (далее — Долгосрочная программа). В данной программе в качестве минимального объема добычи угля в 2030 г., обеспечивающего корпоративную эффективность отрасли, названа величина, равная 325 млн т. Верхним пределом развития добычи угля являлась величина 430 млн т [3].

Однако, с учетом изменений и вызовов последних лет, а также решений Правительства РФ, возникла потребность корректировки Долгосрочной программы, и в 2014 г. Министерством энергетики РФ была принята Программа развития угольной отрасли до 2030 года (далее — Программа).

В Программе изменены прогнозные и объемные ориентиры, в частности, прогноз объемов добычи угля. Согласно оптимистичному варианту, к 2030 г. ежегодный объем добычи угля увеличится до 480 млн т. Пессимистичный вариант предусматривает цифру в 410 млн т. [5].

Видно, что новая Программа предусматривает увеличение добычи угля на 11% по оптимистичному варианту и на 26% по пессимистичному (в сравнении со старой версией).

По нашему мнению, актуальным является анализ существующей динамики добычи угля и прогноз возможного ее развития на период до 2030 г. Оценка показателей добычи угля с 2000 г. по настоящее время представлена в табл. 1.

Таблица 1

Основные показатели динамики добычи угля в РФ

Год Добыча угля, млн т. Абсолютный прирост, млн т. Темп роста

базисный цепной базисный цепной

2000 257,9 - - - -

2001 269,3 11,4 11,4 1,044 1,044

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2002 253,4 -4,5 -15,9 0,983 0,941

2003 276,4 18,5 23,0 1,072 1,091

2004 284,4 26,5 8,0 1,103 1,029

2005 299,8 41,9 15,4 1,162 1,054

2006 310,0 52,1 10,2 1,202 1,034

2007 314,1 56,2 4,1 1,218 1,013

2008 328,9 71,0 14,8 1,275 1,047

2009 302,6 44,7 -26,3 1,173 0,920

2010 323,4 65,5 20,8 1,254 1,069

2011 336,7 78,8 13,3 1,306 1,041

2012 354,6 96,7 17,9 1,375 1,053

2013 352,0 94,1 -2,6 1,365 0,993

Как видно из табл. 1, за 14 лет общий объем добычи угля увеличился на 94,1 млн т. или на 36,5%. Цепные темпы роста показывают, что максимальный прирост наблюдается в 2003 г. (9,1%), минимальный — в 2007 г. (1,3%). Трижды за исследуемый период наблюдалось падение показателей: в 2002 г. на 5,9%, в 2009 на 8%, и в 2013 г. на 0,7%.

В соответствии с формулами расчета средних показателей интервального ряда динамики, приведенных в курсах статистики [1, 6], были проведены расчеты по данным табл. 1.

Среднегодовой абсолютный прирост составил 7,238 млн т. Средний темп роста составил 1,024.

Необходимо указать, что объем добычи в 2030 г. превысит, по оптимистичному варианту прогноза, текущий уровень на 36,4%. Таким образом, предполагаемый темп роста объема добычи с 2013 г. по 2030 г. должен быть равен темпу роста с 2000 г. по 2013 г.

Нужно отметить, что расчет среднегодового темпа роста на период с 2013 г. по 2030 г. (т.е. с сегодняшних 352,0 млн т. до прогнозных 480 млн т.) показывает, что для достижения прогнозного значения объемы добычи должны ежегодно увеличиваться на 1,8%.

О -1-1-1-1-1-1-1-1-1-1-1-1-1-

2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013

Рис. 1. Динамика добычи угля в РФ

Если рассчитать такие темпы роста для пессимистичного варианта прогноза (увеличение объемов добычи до 410 млн т. в 2030 г.), то ежегодное увеличение объемов добычи составляет 0,9%.

Таким образом, темпы роста добычи угля для достижения прогнозных значений значительно меньше, чем средний темп роста за последние 14 лет (по пессимистичному варианту — почти в 3 раза).

Рис. 1, а также данные табл. 1 показывают, что динамика развития добычи угля близка к линейной, однако наличествует замедление темпов роста в последнем из периодов, что дает основание предположить параболическую тенденцию.

Зная хронологию возникновения кризисов за последние десятилетия в РФ и в мире, видно, что падения объемов добычи наблюдаются в кризисные периоды. Падение объемов добычи в 2013 г. связано с падением цен на уголь.

Для выделения тренда был выбран метод аналитического выравнивания. Расчеты приведены в табл. 2.

В результате расчетов были определены уравнения трендов. Линейная модель выражается уравнением (1):

/(О = 304,5 + 6,757 г. (1)

Параболическая модель имеет вид уравнения (2):

= 305,4 + 6,757 г - 0,041 г2. (2)

Проверка уравнений на адекватность по критерию Фишера дала расчетные значения данного критерия: ¥г = 109,01 для уравнения (1) и ¥р = 109,7 для уравнения (2). Теоретические значения критерия Фишера составляют от 4,74 до 18,64 для уравнения (1) и от 3,98 до 13,81 для уравнения (2). Полученные уравнения

адекватно отражают обнаруженный тренд, так как расчетные значения больше теоретических.

На основании приведенных уравнений рассчитаны прогнозные показатели добычи угля на период до 2030 г. (табл. 3).

Таблица 2

Показатели для расчета параметров трендовых моделей

№ VI 1 Yt*t 12 Yt*t2 14

1 257,9 -7 -1805,3 49 12637,1 2401,0

2 269,3 -6 -1615,8 36 9694,8 1296,0

3 253,4 -5 -1267,0 25 6335,0 625,0

4 276,4 -4 -1105,6 16 4422,4 256,0

5 284,4 -3 -853,2 9 2559,6 81,0

6 299,8 -2 -599,6 4 1199,2 16,0

7 310,0 -1 -310,0 1 310,0 1,0

8 314,1 1 314,1 1 314,1 1,0

9 328,9 2 657,8 4 1315,6 16,0

10 302,6 3 907,8 9 2723,4 81,0

11 323,4 4 1293,6 16 5174,4 256,0

12 336,7 5 1683,5 25 8417,5 625,0

13 354,6 6 2127,6 36 12765,6 1296,0

14 352,0 7 2464,0 49 17248,0 2401,0

Итого: 4263,5 - 1819,9 280 85116,7 9352

Таблица 3

Прогнозные данные по уравнениям прямой линии и параболы

Период 1 Объем добычи, млн т.

Прямая линия Парабола

2014 8 358,6 356,9

2015 9 365,3 362,9

2016 10 372,0 368,9

2017 11 378,8 374,7

2018 12 385,6 380,6

2019 13 392,3 386,3

2020 14 399,1 392,0

2021 15 405,9 397,6

2022 16 412,6 403,0

2023 17 419,4 410,5

2024 18 426,1 413,7

2025 19 432,9 419,0

2026 20 439,6 424,1

Окончание табл. 3

Период t Объем добычи, млн т.

Прямая линия Парабола

2027 21 446,4 429,2

2028 22 453,2 434,2

2029 23 459,9 439,1

2030 24 466,7 444,0

Таблица 4

Прогнозы международных организаций относительно ВВП России[4]

Наименование организации Снижение ВВП в 2015 г., %

Международный валютный фонд 3,0

Европейский банк реконструкции и развития 4,8

Всемирный банк 2,9

Как показывают данные табл. 3, по данным обеих трендовых моделей, к 2030 г. не будет достигнуто уровня в 480 млн т. угля.

Представленные данные являются лишь экстраполяцией предыдущих, и необходимо учитывать влияние современных факторов. Однако современные факторы влияют на показатели в сторону их уменьшения как минимум в ближайшие два года.

Так, прогнозы международных организаций показывают, что экономика РФ понесет наибольшие потери среди добывающих стран (табл. 4). Кроме того, МВФ прогнозирует сокращение ВВП России на 1% в 2016 г. Прогноз Правительства РФ на 2015 г. — уменьшение ВВП на 3—5% [4].

Средняя величина падения ВВП РФ в 2015 г., рассчитанная по данным табл. 4, составляет 3,5%.

В настоящий момент (январь 2015 г.) не известны объемы добычи угля в 2014 г., но, по оценке Минэнерго РФ, данный показатель останется на уровне 2013 г.[2]. Таким образом, в отличие от статистических прогнозных показателей, реальные показатели ближайших лет могут быть ниже. В частности, объем добычи в 2014 г. может составить 352 млн т, а в 2015 г. — около 340 млн т. (96,5% от уровня 2014 г.).

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Воронин В.Ф., Жильцова Ю.В. Статистика: Учеб. пособие для вузов. — М.: Экономиста, 2004

2. Добыча угля в РФ в 2014 году останется на уровне прошлого года // http://1prime.ru/energy/20140117/775504536.html

3. Долгосрочная программа развития угольной промышленности России на период до 2030 г. // Уголь. 2012. № 1.

4. Едовина Т. МВФ выделил России минус три процента // Коммерсантъ. 2015. № 7.

5. Распоряжение Правительства РФ от 21 июня 2014 г. N 1099-р «О Программе развития угольной промышленности РФ на период до 2030 г."

6. Статистика: Учеб. пособие для студ. учреждений сред. проф. образования / В.С. Мхитарян, Т.А. Дуброва, В.Г. Минашкин и др.; Под ред. В.С. Мхи-таряна. 2-е изд., стер. — М.: Издательский центр «Академия», 2003.

КОРОТКО ОБ АВТОРЕ

Васильев Юрий Николаевич — кандидат экономических наук, доцент, Национальный минерально-сырьевой университет «Горный».

UDC 338.27

LONG-TERM OUTLOOK OF COAL MINING DEVELOPMENT IN RUSSIA

Vasilyuev Y., P&D in the Field of Economics, Associate Professor, National mineral resources university «Gornyi».

The paper is dedicated to the estimation of coal production indexes in Russia. The analysis of coal production dynamics since 2000 is given, the development trends are determined. The estimated figures for the period till 2030 are calculated and its comparison with officially expected ones for the same period is presented. The estimated figures adjustment has been made taking into consideration the additional factors influence.

Key words: coal mining; long-term outlook; linear trend; polynomial trend; forecast.

REFERENCES

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1. Voronin V.F., Zhil'cova Ju.V. Statistika (Statistycs): Ucheb. posobie dlja vuzov. Moscow: Jekonomist, 2004.

2. Dobycha uglja v RF v 2014 godu ostanetsja na urovne proshlogo goda (Coal mining in Russia in 2014 will remain at the previous year level) // http://1prime.ru/energy/20140117/ 775504536.html.

3. Dolgosrochnaja programma razvitija ugol'noj promyshlennosti Rossii na period do 2030 (Long-term program of Russian coal industry development till 2030 year) // Ugol'. 2012. No 1.

4. Edovina T. MVF vydelil Rossii minus tri procenta (IMF predicts minus 3% in Russia) // Kommersant. 2015. No 7.

5. Rasporjazhenie Pravitel'stva RF ot 21 ijunja 2014 g. N 1099-r «O Programme razvitija ugol'noj promyshlennosti RF na period do 2030 g."

6. Statistika (Statistycs): Ucheb. posobie dlja stud. uchrezhdenij sred. prof. obrazovanija / V.S. Mhitarjan, T.A. Dubrova, V.G. Minashkin i dr.; Pod red. V.S. Mhitarjana. 2-e izd., ster. Moscow: Izdatel'skij centr «Akademija», 2003.

УДК 004.896 © В.А. Медведев, 2015

ИНТЕЛЛЕКТУАЛИЗАЦИЯ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ РАЦИОНАЛЬНЫМ НЕДРОПОЛЬЗОВАНИЕМ

Дано общее определение понятия « интеллектуальные системы», и их структуры, определяется их роль в управлении производственными процессами. Интеллектуальные системы позволяют обеспечивать решение отдельных производственных проблем, в частности, организации документооборота. В недропользовании возможности интеллектуальных систем позволяют решать задачи: снятие и обработка топографических и геофизических данных, оптимизация и мониторинг цепей поставок материалов и комплектующих, обеспечивающих штатное функционирование месторождения, оптимизация и мониторинг цепей поставок потребителям добываемого продукта и утилизация отходов производства. Ключевые слова: интеллектуальные системы, автоматизированные системы, интеллектуальные системы недропользования.

Современным веяньем развития систем управления различными объектами социальной инфраструктуры производства и всех возможных видов человеческой деятельности, включая и недропользование, является развивающаяся стремительно глобальная «интеллектуализация». Например, это технологии: «умный дом» и «умный склад», гибкие автоматизированные производства (ГАП) и др.

Особо следует отметить устойчивое общепринятое терминологическое выражение - интеллектуальные транспортные системы (ИТС). Так зародившись в середине 70-х годов прошлого столетия, это понятие соответствовало узкому значению, как автоматизированное управление организацией автодорожного движения (так уже в 70-х в СССР вышел ГОСТ 34.401 - «Средства технические периферийные автоматизированных систем дорожного движения»). В наше время оно приобрело широкое значение, как автоматизация управления потоковыми процессами.

При этом степень «интеллектуальности» зависит от уровня автоматизации системы управления (рис. 1), что прослеживается в используемой терминологии:

• Автоматизированная система (АС) - система, состоящая из персонала и комплекса средств автоматизации его деятельно-

сти, реализующая информационную технологию выполнения установленных функций (1, п.1.1);

• Интеллектуальные системы (ИнС) — это аппаратно-программный комплекс, в основу которого заложен сложный алгоритм, обеспечивающий автоматическую перенастройку системы при изменении внешних условий и/или внутренних нештатных ситуациях (2, стр.78).

Часто в технической литературе ИнС также называют системами с нечёткой логикой, то есть работающих по перестраиваемому без участия персонала алгоритму, что предполагает наличие в их архитектуре (рис. 2) «умных» элементов: база знаний, которая содержит данные, алгоритмы и критерии принятия решений, устройства анализа соответствия и принятия решения.

В основе разработок ИнС повышенной сложности, ориентированных на решения большого класса трудноформализуемых задач, лежат принципы создания искусственного интеллекта. К подобным задачам можно отнести:

• выработку и индикацию рекомендаций для принятия оперативных решений;

• оперативное выявление отклонений от плановых показателей и формирование адекватных сигналов реакции на них;

-• •-►

Рис. 1. Диапазон «интеллектуализации» системы управления

( 0 i к —т—

ш ■ ?

4

Рис. 2. Архитектура ИС управления 28

• выполнение расчётных операций при изменениях штатного состояния с целью оптимизации выхода из них;

• оперативный учёт и контроль заданных параметров и формирование отчётов по заданным информационным срезам;

• саморегулирование системы при возникновении нештатных ситуаций и др.

Решение этих задач полностью применимы для оптимизации системы управления недропользованием на всех этапах его жизненного цикла: от поиска месторождения до утилизации отходов и закрытия прииска.

По причине соразмерности материальных вложений к эффективности их использования, а также в зависимости от особенностей объекта управления и стоимости неправильно принятых решений, лидерство внедрения ИнС недропользования принадлежит сфере опасных производств, к которым относится и шахтовая добыча ископаемых.

В научных публикациях ИнС, используемым в сфере недропользования, как правило, присваивают термин «интеллектуальная шахта» или «умная шахта», что соответствует горнодобывающей инженерной инфраструктуре, снабжённой компьютеризированной управляющей системой, для автоматического решения всех или определённого набора задач.

К таким задачам традиционно относят:

• определение и локализацию аварийных ситуаций на шахтах;

• оповещение персонала до и во время ликвидации аварий;

• управление вентиляцией, и борьбы с газовым барьером;

• обеспечение непрерывности технологического процесса;

• минимизация простоев технологической линии по фактору газового выделения;

• исключение опасности взрыва метана в выработках.

К этим задачам, как правило, добавляют автоматизацию документооборота сопровождающего весь технологический процесс горных выработок, что в сфере электронного документооборота имеет понятие «электронный офис - узкий подход», функция которого получать и выпускать документы, а также отслеживать их движение [3, стр. 98].

Нередко в научных работах расширяют понятие «умная шахта» преобразуя функции «электронного офиса» от «узкого

подхода» к «широкому подходу», когда с помощью ИнС решаются проектные и управленческие задачи. Но вся эта трансформация оборачивается лишь рассмотрением возможности внедрить компоненты стандартных информационно-программных ECM-комплексов, к которым относятся [3, стр. 66]:

• Integrated Document Management - управление электронными документами;

• Web Content Management — управление информацией на web-сайтах;

• Records Management — управление официальной документацией;

• Business Process Management — управление бизнес-процессами и управление потоками работ;

• Collaboration — совместная работа;

• Knowledge Management — управление знаниями;

• Digital Asset Management — управление цифровыми активами и др.

При этом, не реализуется (либо по незнанию, либо из-за отсутствия общего концептуального подхода) решение задач обеспечения технологической безопасности и другие возможности автоматизации системы управления недропользованием, которые предоставляются средствами ИТС (рис. 3).

К дополнительным возможностям ИнС можно отнести решение, например, следующих задач:

• снятие и обработка топографических и геофизических данных;

• оптимизация и мониторинг цепей поставок материалов и комплектующих, обеспечивающих штатное функционирование месторождения;

• оптимизация и мониторинг цепей поставок потребителям добываемого продукта и утилизация отходов производства;

• организация и контроль доступа на объект сотрудников и посетителей;

• выбор метода и расчёт варианта проектного решения и др.

Разработку концепции внедрения ИнС в недропользование,

как и в другие производственные сферы, необходимо осуществлять заполнением двумерной матрицы, учитывающей предоставляемые возможности на всех этапах жизненного цикла объекта автоматизации (рис. 4), как это приведено в таблице 1.

-I

Рис. 4. Жизненный цикл недропользования

Таблица 1

Функции, автоматизированные с использованием интеллектуальной подсистемы Этапы

Х1 Х2 Х3 Х4

Снятие и обработка топографических и геофизических данных У1 N1 N2 N3 N4

Оптимизация и мониторинг цепей поставок У2 Р1 Р2 Р3 Р4

Организация и контроль доступа на объект У3

Выбор метода и расчёт варианта проектного решения У4

Регистрация, определение и локализация аварийных ситуаций У5

Обеспечение непрерывности технологического процесса У6

Документооборот Уп Н1 Н2 Н3 Н4

31

Разведка Освоение

месторождения месторождения

У! = N1 X! + N2 Х2 + N3 Х3 + N4 Х4

У2 = Р1 Х1 + Р2 Х2 + Рз Хз + Р4 Х4

Уп = Н1Х1 + Н2 Х2 + Н3Х3 + Р4Х4

Коэффициенты N1 — N4; Р1 — Р4 и т.д. могут принимать любое значение от 0 до 1,0, в зависимости от степени востребованности данной функциональной возможности для данного этапа жизненного цикла недропользования.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. ГОСТ 34.003 — ГОСТ 34.003-90 Информационная технология. Автоматизированные системы. Термины и определения. - М.: Изд-во стандартов, 1991. — 143 с.

2. Медведев В.А. Автоматизированные системы бизнес-планирования: Учеб. пособие. — СПб.: Изд-во СЗТУ, 2010. - 110 с.

3. Медведев В.А. Управление информационными ресурсами (в логистике): Учеб. пособие. — СПб.: Изд-во СЗТУ, 2010. - 133 с.

4. ГОСТ 34.003 — ГОСТ 34.003-90 Информационная технология. Автоматизированные системы. Термины и определения. - М.: Изд-во стандартов, 1991. — 143 с.

5. Медведев В.А. Автоматизированные системы бизнес-планирования: Учеб. пособие. — СПб.: Изд-во СЗТУ, 2010. - 110 с.

6. Медведев В.А. Управление информационными ресурсами (в логистике): Учеб. пособие. — СПб.: Изд-во СЗТУ, 2010. - 133 с.

КОРОТКО ОБ АВТОРЕ

Медведев Владимир Арсеньевич — кандидат экономических наук, доцент, «Национальный минерально-сырьевой университет «Горный».

UDC 004.896

INTELLECTUALIZATION MANAGEMENT SYSTEM RATIONAL USE OF MINERAL RESOURCES

Medvedev V.A., Ph.D., Associate Professor, National mineral resources University «Mining», St. Petersburg, Russia.

The article provides a general definition of the concept of intelligent system and is determined by its place in the management of production processes and its structure. Provides industrial problems that can be solved, including document management, «smart» control systems. The place of these systems in the management of resource exploitation.

Key words: intelligent systems, automated systems, intelligent systems subsoil.

REFERENCES

1. GOST 34.003 - GOST 34.003-90 Informacionnaja tehnologija (Information technology). Avtomatizirovannye sistemy. Terminy i opredelenija. Moscow: Izd-vo standartov, 1991. 143 p.

2. Medvedev V.A. Avtomatizirovannye sistemy biznes-planirovanija (Automated systems business planning): Ucheb. posobie. SPb.: Izd-vo SZTU, 2010. 110 p.

3. Medvedev V.A. Upravlenie informacionnymi resursami (v logistike) (Department of information resources (logistics)): Ucheb. posobie. SPb.: Izd-vo SZTU, 2010. 133 p.

4. GOST 34.003 - GOST 34.003-90 Informacionnaja tehnologija. Avtomatizirovannye sistemy. Terminy i opredelenija (Information technology. Automated systems). Moscow: Izd-vo standartov, 1991. 143 p.

5. Medvedev V.A. Avtomatizirovannye sistemy biznes-planirovanija (Automated systems business planning): Ucheb. posobie. SPb.: Izd-vo SZTU, 2010. 110 p.

6. Medvedev V.A. Upravlenie informacionnymi resursami (v logistike) (Department of information resources (logistics)): Ucheb. posobie. SPb.: Izd-vo SZTU, 2010. 133 p.

УДК 330.322.214 © М.А. Невская, 2015

ПРИНЦИПЫ ТИПОЛОГИИ ТЕХНОГЕННЫХ МИНЕРАЛЬНЫХ ОБЪЕКТОВ

Показано развитие терминологии рационального недропользования, связанного с использованием техногенных минеральных ресурсовОбоснованы признаки определения техногенных месторождений, техногенного сырья, материалов, топлива, отходов добычи и переработки в качестве самостоятельных объектов для последующего их учета и оценки. Ключевые слова: отходы добычи и переработки, техногенные образования, техногенные месторождения, техногенное минеральное сырье, техногенные минеральные объекты.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В научной литературе, посвященной проблемам комплексного использования минерально-сырьевых ресурсов, включая отходы добычи и переработки полезных ископаемых, категории «отходы», «техногенные минеральные ресурсы», «техногенное сырье и материалы» связаны с такими понятиями как «техногенные месторождения», «техногенные объекты», «техногенные образования». Несмотря на широкое применение в научных целях этих понятий юридически эти категории не определены, хотя встречается в отдельных нормативно-правовых актах (Налоговый Кодекс, Программы развития).

В устоявшейся научной терминологии «техногенные минеральные объекты (ТМО) - скопления минеральных образований на поверхности Земли или в пределах открытых горных работ, образовавшихся в результате отделения их от массива и складирования в виде отходов горного, обогатительного и металлургического (химического) производств.

Техногенное минеральное образование (ТО) - скопление на поверхности или в горных выработках Земли, в ее недрах, гидросфере или атмосфере продуктов, созданных человеком, а также минеральных веществ, искусственно отделенных от природного массива или подвергшихся изменению непосредственно в массиве в результате деятельности человека, являющихся отходами» [1].

«Техногенная залежь - условно выделенное в пространстве скопление техногенного сырья, отвечающее требованиям промышленности и непрерывное по своим свойствам»[2, стр.13].

Техногенные минеральные объекты могут быть представлены не только складируемыми отходами, но и потенциальными минеральными ресурсами, т.е. техногенными месторождениями.

В Горной энциклопедии «техногенные месторождения» (а. technogenous deposits; н. technogene Lagerstatten; ф. gisements technogenes; и. yacimientosteenogeniсоs, depositosteenogeniœs, yacenciasteenogenicas) — скопление минеральных веществ на поверхности Земли или в горных выработках, образовавшееся в результате их отделения от массива и складирования в виде отходов горного, обогатительного, металлургического и других производств и пригодное по количеству и качеству для промышленного использования (для извлечения металлов и других полезных компонентов, получения топлива и стройматериалов).

В определении Горловой О.Е. «техногенные месторождения - скопление вторичных минеральных ресурсов, образовавшихся в результате складирования отходов производства или потребления и пригодное по количеству и качеству для разработки и производства товарной продукции в настоящее время или в будущем по мере развития науки и техники» [2, стр.13].

По определению Макарова А.Б. «техногенные месторождения — скопления минерального сырья, созданные человечеством в результате промышленной деятельности»[3].

Ряд авторов считает, что «техногенные месторождения - это многотоннажные скопления отходов добычи и переработки минерального сырья, использование которых в народном хозяйстве обеспечивает на данном этапе развития производства экономический (народнохозяйственный) эффект. С позиций социально-экономической значимости отработка техногенных месторождений наиболее важными являются два группировочныхпризнака: по эффективности использования и по степени ущерба, наносимого окружающей среде [4, стр.41].

По определениюавторов [1] «техногенное месторождение (ТМ) - это техногенное образование (объект), по количеству и качеству содержащегося минерального сырья пригодное для эффективного использования в сфере материального производства в настоящее время или в будущем (по мере развития науки и техники)».

Обобщая вышеизложенное выделим наиболее распространенные определения техногенных месторождений (табл. 1.)

Таблица 1

Распространенные определения техногенных месторождений

«Техногенные месторождения» (ТМ) определены как скопление минеральных веществ на поверхности Земли или в горных выработках, образовавшееся в результате их отделения от массива и складирования в виде отходов горного, обогатительного, металлургического и других производств и пригодное по количеству и качеству для промышленного использования». Горная Энциклопедия

«Техногенное месторождение (ТМ) - это техногенное образование (объект), по количеству и качеству содержащегося минерального сырья пригодное для эффективного использования в сфере материального производства в настоящее время или в будущем (по мере развития науки и техники)». Мормиль С. И., Сальников В.Л.

«Техногенные месторождения - скопление вторичных минеральных ресурсов, образовавшихся в результате складирования отходов производства или потребления и пригодное по количеству и качеству для разработки и производства товарной продукции в настоящее время или в будущем по мере развития науки и техники». Горлова О.Е.

Окончание табл. 1

«Техногенные месторождения — скопления минерального сырья, созданные человечеством в результате промышленной деятельности». Макаров А.Б.

«Техногенные месторождения - это многотоннажные скопления отходов добычи и переработки минерального сырья, использование которых в народном хозяйстве обеспечивает на данном этапе развития производства экономический (народнохозяйственный) эффект». Чайников В.В., Гольдман Е.А.

Несмотря на схожесть определений различными авторами, в качестве составляющих техногенные месторождения выделяются скопление минеральных веществ, отходов добычи и переработки, вторичных минеральных ресурсов, минерального сырья, перспективные техногенные ресурсы, которые являются, по сути, самостоятельными категориями.

Вместе с тем, большинство авторов справедливо подчеркивают, что само понятие «месторождение» относится к разряду геолого-экономических, следовательно, ТМО может быть отнесено к категории месторождений только на основании результатов его положительной технико-экономической оценки.

Поэтому не всякое скопление отходов может считаться техногенным месторождением, тем более отходов (даже в значительном количестве), не имеющих ресурсной ценности и подлежащих обезвреживанию и захоронению. Однако нельзя относить к техногенным месторождениям и временные скопления потенциального техногенного сырья и материалов, используемых недропользователем в собственных коммерческих и хозяйственных целях.

Основной отличительный признак техногенного месторождения от любого вида заскладированныхгорнопромышленных отходов, на наш взгляд - целенаправленность создания его как перспективного источника техногенных минеральных ресурсов, что налагает определенные требования на технические параметры ТМ, позволяющие сохранить качество минеральных ресурсов.

Следует отметить, что проблема целенаправленно формируемых техногенных месторождений была обозначена еще в советский период и отражена в работах (Трубецкого К.Н., Холод-някова Г.А. и др.).

Авторы (Гальперин А.М., Кутепов Ю.И) выделяют целенаправленно сформированные техногенные месторождения с оптимальными параметрами, которые несут ресурсосберегающую и природоохранную функцию в особую категорию, отмечая, необходимость учета возможности управления внутренним строением и качеством складируемого материала ТМ» [5. стр.75].

Формирование техногенного месторождения должно начинаться на ранних стадиях жизненного цикла его освоения, т.е. на стадии геолого-экономической оценки запасов, что соответствует Положению о государственной экспертизе запасов полезных ископаемых (ст.8) «государственная экспертиза осуществляется путем проведения анализа документов и материалов поподсчету запасов полезных ископаемых всех вовлекаемых в освоение и разрабатываемых месторождений вне зависимости от вида, количества, качества и направления использования полезных ископаемых» [7]. Как и коренное, техногенное месторождение должно быть поставлено на кадастровый учет, а запасы и ресурсы техногенного месторождения (техногенные минеральные ресурсы) оценены и учтены в ГБЗ как объекты государственной собственности.

Таким образом может осуществляться процесс искусственного воспроизводства минерально-сырьевой базы, и этот процесс должен контролироваться соответствующими государственными структурами, отвечающими за состояние данного вида государственного имущества. Поэтому «техногенное месторождение», на наш взгляд, представляет собой «техногенный минеральный объект, целенаправленно сформированный потенциальными минеральными ресурсами, предназначенными для перспективного освоения с обоснованной эффективностью».

В свою очередь, под техногенным минеральным объектом будем понимать складируемую, локализованную часть минерального вещества извлекаемой горной массы, представляющую собой безвозвратные отходы или техногенные месторождения.

Очевидно, что решение о формировании техногенных месторождений как источниках техногенных минеральных ресурсов, должно приниматься, исходя из потребности в конкретном виде минерального сырья, состояния МСБ и прогнозов ее пополнения, отсутствия возможностей покрытия дефицита рассматриваемого

ресурса из других источников, с учетом экологической нагрузки на территорию, потребностью в альтернативном использовании земельных участков и т.п. требований.

Все прочие скопления минеральных веществ, образованные в результате производственной деятельности должны быть отнесены к категории «отходы». Техногенные месторождения и отходы горного и горно-перерабатывающего производства являются самостоятельными типами техногенных минеральных объектов, отличающихся целью, процессом и технологией формирования, жизненным циклом, правовыми обременениями.

В табл. 2 приведены сравнительные характеристики выделенных типов техногенных минеральных объектов.

Таблица 2

Сравнение типов техногенных минеральных объектов

Признаки Техногенные Отходы горнодобывающего и перера-

сравнения месторождения батывающего производства (безвозвратные отходы)

Временно Постоянно

складируемые накапливаемые

Природа и состав образова- Совокупность минеральных веществ

ния

Цель форми- Перспективное Обеспечение экологической безо-

рования использование пасности

Возможность Определяется на Выявляется в Не выявляется

использования этапе геолого-экономической оценки коренного месторождения процессе разработки коренного месторождения

Цель даль- Техногенный ми- Потенциальное Утилизация,

нейшего ис- неральный ресурс техногенное рекультивация,

пользования минеральное сырье, материалы, топливо захоронение

Жизненный С момента фор- С момента С момента

цикл объекта мирования ТМ до складирования складирования

постановки на ка- до начала ис- до момента ли-

дастровый учет в пользования квидации

Государственном

кадастре место-

рождений и про-

явлений

Окончание табл. 2

Признаки сравнения Техногенные месторождения Отходы горнодобывающего и перерабатывающего производства (безвозвратные отходы)

Временно Постоянно складируемые накапливаемые

Учетная система Государственный кадастр месторождений и проявлений Кадастр отходов производства и потребления

Право собственности Государственная В течение срока действия лицензии на право пользования недрами — хозяйствующего субъекта (недропользователя)

Сформулируем принципы типологии ТМО:

1.Принцип баланса вещества извлекаемой горной массы — в общих случаях из недр извлекается не только полезное ископаемое, но и горная масса.

2. Принцип комплексности — максимальный учет всех полезных компонентов, минеральных веществ, образующих горную массу.

3. Принципы технологической возможности, экологической допустимости и экономической целесообразности сохранения или использования всех составляющих горной массы.

4. Принцип остатка — извлекаемая, но не используемые и не сохраняемая часть минерального вещества горной массы, становится накапливаемыми отходами.

ТМО являются сложными объектами управления, что характеризуется:

• сложностью прогноза и экономической оценки как потребительских свойств отходов и техногенных минеральных ресурсов, так и негативного влияния их на окружающую среду и другие виды природопользования;

• формами прав собственности и многоуровневостью управления различными типами ТМО;

• значительным влиянием временного фактора, что проявляется:

во-первых, в вероятном ухудшении качества ТМ;

во-вторых, изменениями в соотношении потребности в продукции переработки отходов, образующих ТМО и потребностью

в обеспечении экологической безопасности, угрозу которой могут создавать ТМО;

в-третьих, в несовпадении жизненных циклов ТМО, горного предприятия, субъекта недропользования, сроков предоставления лицензии на право пользования недрами.

в-четвертых, влияние научно-технического прогресса, развития технологий на жизненный цикл ТМО.

Предложенная типология техногенных образований, позволяет упорядочить терминологический аппарат для применения его в рыночных условиях разделения прав собственности на техногенные минеральные ресурсы, сырье, отходы горного производства с целью обеспечения комплексности использования и воспроизводства минеральных ресурсов, развития системы учета техногенных ресурсов, ускорения процесса обращения отходов.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Мормиль С.И., Техногенные месторождения Среднего Урала и оценка их воздействия на окружающую среду /Мормиль С.И., Сальников В. Л., Амосов Л.А., Хасанова Г.Г., Семячков А.И., Зобнин Б.Б., Бурмистренко А.В. Под ред. Ю.А. Боровкова. - Екатеринбург: НИА-Природа, ДПР по Уральскому региону, АООТ «ВНИИЗАРУБЕЖГЕОЛОГИЯ», Геологическое предприятие «Девон», 2002. - 206 с.

2. Горлова О.Е. Техногенные месторождения полезных ископаемых. -Магнитогорск: МГТУ им..Н.Носова,2001 - 77с. С.13

3. Техногенные месторождения (Макаров А.Б., 2000), НАУКИ О ЗЕМЛЕ-http://www.pereplet.ru/obrazovanie/stsoros/1020.htm

4. Чайников В.В., Гольдман Е.А. Оценка инвестиций в освоение техногенных месторождений, М.ООО»Недра-Бизнесцентр», 2000. — 220 с. С.41

5. Гальперин А.М., Кутепов Ю.И. /Гальперин А.М. и другие. Освоение техногенных массивов на горных предприятиях: Монография. — М.: Издательство «Горная книга», 2012. — 336 с.

6. Положение о государственной экспертизе запасов полезных ископаемых, геологической, экономической и экологической информации о предоставляемых в пользование участках недр, об определении размера и порядка взимания платы за ее проведение». (в ред. Постановлений Правительства РФ от 26.07.2006 N 460,от 22.01.2007 N 37, от 22.04.2009 N 351) (www.consultant.ru)

КОРОТКО ОБ АВТОРЕ

Невская Марина Анатольевна — кандидат экономических наук, доцент, Nevsk@rambler.ru, Национальный минерально-сырьевой университет «Горный».

UDC 330.322.214

PRINCIPLES OF CLASSIFICATION OF TECHNOGENIC MINERAL OBJECTS

Nevskaya M.A., PhD in the Field of Economics, Associate Professor, Nevsk@rambler.ru, National University of mineral resources.

The article is devoted to the development of terminology for use of technogenic mineral resources. In the article the features of determining the man-made deposits, man-made materials, materials, fuel, waste production and processing as independent objects for subsequent accounting and valuation

Key words: waste production and processing, technological education, technological fields, man-made mineral raw materials, technogenic mineral objects

REFERENCES

1. Mormil' S.I., Tehnogennye mestorozhdenija Srednego Urala i ocenka ih vozdejstvija na okruzhajushhuju sredu (Man-made deposits of the Middle Urals and evaluation of their impact on the environment)/Mormil' S.I., Sal'nikov V.L., Amosov L.A., Hasanova G.G., Semjachkov A.I., Zobnin B.B., Burmistrenko A.V. Pod red. Ju.A. Borovkova. - Ekaterinburg: NIA-Priroda, DPR po Ural'skomu regionu, AOOT «VNIIZARUBEZhGEOLOGIJa», Geologicheskoe predpri-jatie «Devon», 2002. 206 p.

2. Gorlova O.E. Tehnogennye mestorozhdenija poleznyh iskopaemyh (Man-made mineral deposits). Magnitogorsk: MGTU im.N.Nosova, 2001, 77 p.

3. Tehnogennye mestorozhdenija (Technogenic deposits) (Makarov A.B., 2000), Nauki o zemle http://www.pereplet.ru/obrazovanie/stsoros/1020.htm.

4. Chajnikov V.V., Gol'dman E.A. Ocenka investicij v osvoenie tehnogennyh mestorozhdenij (Valuation of investments in the development of technological fields), Moscow, OOO»Nedra-Biznescentr», 2000, 220 p.

5.Gal'perin A.M., Kutepov Ju.I. /Gal'perin A.M. i drugie. Osvoenie tehnogennyh massivov na gornyh predprijatijah (The development of technogenic massifs at mining enterprises): Monografija. Moscow: Izdatel'stvo «Gornaja kniga», 2012. 336 p.

6. Polozhenie o gosudarstvennoj jekspertize zapasov poleznyh iskopaemyh, ge-ologicheskoj, jekonomicheskoj i jekologicheskoj informacii o predostavljaemyh v pol'zovanie uchastkah nedr, ob opredelenii razmera i porjadka vzimanija platy za ee provedenie». (v red. Postanovlenij Pravitel'stva RF ot 26.07.2006 N 460,ot 22.01.2007 N 37, ot 22.04.2009 N 351) (www.consultant.ru)

УДК 330.322.214 © М.А. Невская, 2015

ПРОБЛЕМЫ НОРМАТИВНО-ПРАВОВОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ УПРАВЛЕНИЯ ОТХОДАМИ ДОБЫЧИ И ПЕРЕРАБОТКИ ПОЛЕЗНЫХ ИСКОПАЕМЫХ

Рассмотрены проблемы и подходы нормативно-правового обеспечения управления техногенными минеральными объектами. Предложен авторский подход, позволяющий упорядочить деятельность хозяйствующих субъектов в области обращения с отходами и техногенными минеральными ресурсами.

Ключевые слова: отходы добычи и переработки полезных ископаемых, законодательство, нормативно-правовая база.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Проблема нормативно-правового обеспечения управления отходами добычи и переработки заключается в том, что деятельность недропользователей, связанная с использованием этих отходов, одновременно попадает под действие федеральных законов — «О недрах» и «Об отходах производства и потребления», относящихся к различным отраслям права и предназначенных для различных целей государственного регулирования такой деятельности — рациональное использование и расширение минерально-сырьевой базы за счет отходов горного производства и снижение негативного воздействия отходов на окружающую среду.

Конкретные проявления этой проблемы состоят:

• в идентификации самого объекта управления — техногенных минеральных объектов;

• в определении вида деятельности, связанной с переработкой и использованием отходов;

• в установлении прав собственности на извлекаемые ресурсы и производимые отходы, а также условиями их возникновения.

Для обозначения отходов добычи и переработки полезных ископаемых в законе «О недрах» введена дефиниция «отходы горнодобывающих и связанных с ним перерабатывающих производств», однако это понятие: во-первых не раскрыто в законе, а во-вторых, не применяется ни в одном из нормативных документов, регламентирующих деятельность, связанную с пользованием недрами.

В Законе имеются и другие противоречивые положения. Например, статья 6 п.3 ФЗ «О недрах» относит использование «отходов горнодобывающего и связанного с ним перерабатывающих производств» к виду пользования недрами, что автоматически влечет за собой процедуру оформления прав пользования отходами с обязательным получением лицензии (ст. 11) на их добычу и переработку, а также уплату НДПИ, что предусмотрено ст.336 НК РФ п.2.

В то же время, согласно (ст.1.2.«О недрах») добытые из недр полезные ископаемые и иные ресурсыпо условиям лицензиимогут находиться в федеральной, государственной собственности, собственности субъектов Российской Федерации, муниципальной, частной и в иных формах собственности», что должно исключать необходимость оформления прав пользования отходами.

Обращает внимание фактическое отнесение (согласно ст.6) отходов к недрам, что противоречит здравому смыслу, а также:

1. определению недр, данных в ФЗ «О недрах»: «Недра являются частью земной коры, расположенной ниже почвенного слоя, а при его отсутствии — ниже земной поверхности и дна водоемов и водотоков, простирающейся до глубин, доступных для геологического изучения и освоения».

2. Гражданскому Кодексу РФ (ст. 130), относящему недра к недвижимости: «К недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, объекты незавершенного строительства» по двум позициям: прочная связь с землей и нанесение несоразмерного ущерба их назначению. Вряд ли использование отходов можно отнести к причинению «несоразмерного ущерба» недрам.

3. Закону «О недрах» (ст.1.2.), поскольку закрепляет право собственности на отходы, которые рассматриваются как недра, только за государством.

На наш взгляд, эти противоречия можно устранить путем введения в юридическую лексику понятия «техногенное месторождение». Право собственности на техногенное месторождение закрепляется за государством, а права пользования реализуются в

соответствии с законом «О недрах». (В этой связи более корректно будет применяться термин «добытое полезное ископаемое», поскольку не вся извлеченная горная масса в общем случае является полезным ископаемым).

Все остальные отходы, на основании правоустанавливающего документа — лицензии на право пользования недрами, должны поступать в собственность недропользователя, что закреплено в законе — «Об отходах производства и потребления» (ст. 4п.1): право собственности на отходы принадлежит собственнику «сырья, материалов, полуфабрикатов, иных изделий или продуктов, а также товаров (продукции), в результате использования которых эти отходы образовались» в соответствии с нормами гражданского права.

Этот документ также не лишен недостатков, в частности неясным остается вопрос об ограниченности прав собственности на отходы. Так п.2. этой же статьи закрепляет возможность приобретения права собственности на отходы другим лицом в результате различных сделок, а п. 3 определяет право отчуждения отходов 1-1У класса опасности (большая часть отходов переработки относится Ш-У классу)).

Таким образом, на сегодняшний день, юридические коллизии делают практически невозможным включение механизма активного вовлечения в хозяйственный оборот техногенных минеральных ресурсов или утилизации накопленных отходов, что отмечается многими исследователями данной проблемы, однако в отношении способов устранения этих противоречий нет однозначных точек зрения. Ключевыми вопросами остаются: обоснованность включения в нормативную лексику понятия «техногенное месторождение»; возможность распространения норм гражданского права на деятельность, связанную с использованием и переработкой отходов; права собственности на отходы добычи и переработки.

Позиция, согласно которой техногенные минеральные объекты должны рассматриваться, в качестве техногенных месторождений, основана на концепции сохранения ресурсного потенциала, восполнения минерально-сырьевой базы, предотвращение незаконного оборота техногенных образований, содержащих уникальные ресурсы изложена в работах Трубецкого К.Н., Уман-ца В.Н., Когута А.В., Горловой О.Е., Михайлова Б.К., Кипермана Ю.А., Быховского Л.З., Макарова А.Б., Чайникова В.В., идр.. При

этом техногенное месторождение рассматривается как сложный геологический объект, следовательно, на потенциальных недропользователей автоматически возлагается обязанность в выполнении всех стадий геологоразведочных работ, прохождения конкурсных и процедур, связанных с постановкой на кадастровых учет техногенных месторождений.

Противоположную точку зрения высказывает Селезнев С.Г., добавляя, что «стоимость геологоразведочных работ существенно влияет на итоговую инвестиционную эффективность переработки ТМО, а их продолжительность сопоставима, а в некоторых случаях, например, переработка техногенных россыпей, может превышать сроки эксплуатации самого объекта»[1].

В исследованиях этой проблемы при разработке техногенных месторождений золота (Карпенко Н.Б., Кавчик Б.К., Кацман Ю.А.) отмечается, что разработка техногенных месторождений золота сдерживается заложенными, при получении доступа к ним, «принципами освоения крупных месторождений: многостадийная разведка; разработка ТЭО временных и постоянных кондиций; утверждение запасов в ГКЗ или ТКЗ; согласование проектов во многих инстанциях, утверждение технологических по-терь»[2], требующих значительных затрат времени и ресурсов, в связи с чем встает вопрос и об инвестиционной привлекательности таких объектов, к тому же расположенных в малонаселенных и малопривлекательных районах.

Сторонники данной позиции обращают внимание на нелегитимность применения понятия «техногенное месторождение», как фактора, усложняющего процедуры и сдерживающего вовлечение в разработку отходов.

Неоднозначно отношение различных исследователей и специалистов к проблеме прав собственности на отходы — большинство «производственников» считают, что отходы добычи и переработки принадлежат недропользователям, тогда как министерская позиция «Роснедра» — отходы должны находиться в собственности государства, а деятельность в отношении этих отходов регулироваться только законом «О недрах».

Однако, несмотря на различие взглядов на данную проблему, стороны сходятся во мнении о необходимости совершенствования нормативно-правовой базы в данной области.

Анализ нормативно-правовой документов и научных публикаций, участие в дискуссиях позволили обобщить и сформулировать два основных подхода к совершенствованию нормативно-правовой базы консервативный и либеральный.

Консервативный подход опирается на два основных тезиса:

1. Право собственности на отходы «горного и связанного с ним перерабатывающих производств» закрепляется за собственником недр — государством.

2. Деятельность, связанная с использованием отходов «горнодобывающего и связанного с ним перерабатывающих производств» регулируется законом «О недрах» и положения закона «Об отходах производства и потребления не распространяются на деятельность, связанную с использованием этих отходов.

Консервативный подход, основанный на доминировании интересов государства, как собственника недр — предполагает более жесткий контроль за использованием и учет всех минеральных ресурсов (природных и техногенных), вовлекаемых в хозяйственных оборот; искусственное воспроизводство минерально-сырьевой базы (за счет формирования техногенных месторождений); возможность освобождения недропользователей от платежей за размещение переквалифицированных в техногенные месторождения отходов добычи и переработки полезных ископаемых.

Его реализация должна предусматривать:

1.Внесение существенных изменений и дополнений в закон «О недрах», а также в корреспондирующие нормативно-правовые акты гражданского, административного, природоохранного и др. законодательства, отраслевые подзаконные акты (инструкции, методики, стандарты и т.п.).

2. Разработку собственного классификатора отходов горнодобывающего и связанного с ним перерабатывающих производств, для оценки учета отходов в государственной системе. В этой связи может потребоваться изменение требований к содержанию государственного баланса запасов.

3. Разработку регламентов ведения более жесткого контроля за технологиями добычи и переработки полезных ископаемых, складирования и хранения отходов для возможного перспективного использования; разработка процедуры списания с ГБЗ массы запасов и передачи ее в виде отходов в другую учетную систему,

например, в банк данных об отходах, создание которого предусмотрено Приказом Минприроды России «Об утверждении Порядка ведения государственного кадастра отходов»/

4. Разработку требований к использованию ОГПП, в целях, не связанных с основной деятельностью (во вспомогательном производстве, для хозяйственных нужд и др.), предусмотренной проектом разработки месторождений.

5. Пересмотр требований к геологическому изучению и геолого-экономической оценке техногенных объектов в силу различного характера распределения полезных компонентов в техногенных и коренных месторождениях[2].

6. Квалификацию деятельности, связанной с переработкой или использованием отходов, образовавшихся в результате использования ОГПП.

7. Разработку процедуры отчуждения ОГПП в случае нарушения условий их формирования, содержания и отработки.

8. Разработку системы государственного стимулирования внедрения новых технологий по переработке отходов.

Актуально для данного направления — закрепление прав государственной собственности на брошенные отходы — отходы прошлой деятельности с неустановленным субъектом прав собственности.

Либеральный подход основывается на двух позициях:

1. Право собственности на отходы добычи и переработки закрепляется за недропользователем.

2. Деятельность, связанная с отходами добычи и переработки регулируется нормами гражданского права.

Перенесение процесса регулирования деятельности в отношении отходов добычи и переработки в область гражданского права, должно послужить развитию рыночных инструментов регулирования обращения с отходами добычи и переработки, способствовать более широкому применению форм взаимодействия различных хозяйствующих субъектов, развитию хозяйственных отношений, привлечению малого и среднего горного бизнеса в данную сферу деятельности. Недропользователидолжны получить возможность, самостоятельно распоряжаться отходами добычи и переработки, действуя в рамках гражданского и экологического законодательства.

Реализация либерального подхода потребует:

1. Внесения изменений в нормативно-правовые акты (в первую очередь, в закон «О недрах») для устранения противоречий между нормами экологического и горного права.

2. Совершенствования методической базы оценки негативных последствий воздействия ТМО и компенсации ущерба субъектам природопользования с позиции имущественного подхода.

3. Введение экологического налога.

4. Разработки более жестких регламентов к проектам хранения, размещения и переработки ТМО.

5. Разработки нормативно-правового обеспечения рыночных методов стимулирования деятельности, связанной с отходами добычи и переработки.

6. Пересмотр требований (в сторону повышения) экологического надзора и контроля.

На основе «плюсов» и «минусов» выделенных направлений совершенствования нормативно-правовой базы, предлагается третий, компромиссный подход, который заключается в юридическом разграничении категорий отходы горного и перерабатывающего производства и «техногенные месторождения», что позволит упорядочить деятельности хозяйствующих субъектов в области обращения с отходами и техногенными минеральными ресурсами (рисунок).

В правовом аспекте компромиссный подход предполагает:

1. Введение в горное право категории «техногенное месторождение».

2. Деятельность, связанную с формированием и разработкой техногенного месторождения отнести к виду пользования недрами, а право собственности на техногенные месторождения закрепить за государством.

3. Право собственности на созданные в процессе основной деятельности отходы добычи и переработки закрепить за пользователем недрами, а деятельность, связанную с отходами добычи и переработки отнести к деятельности, регулируемой нормами гражданского права.

4. Право собственности на отходы прошлой деятельности при неустановленном правообладателе, а также законсервированые и рекультивированные отходы закрепить за государством и включить в государственный реестр объектов размещения отходов.

КОНСЕРВАТИВНЫМ

I

+

Возможность учета всех минеральных ресурсов (полезных компонентов). 1 Усиление государственного контроля за использованием МР. Пополнение минерально-сырьевой базы за счет ТМО.

Возможность сохранения минеральных есурсов для перспективного освоения.

Ускорение обращения отходов добычи и переработки.

Возможность снижения негативного воздействия на окружающую среду. Привлечение малого и среднего бизнеса в сферу переработки ТМО. Развитие рыночных форм организации взаимодействия хозяйствующих субъектов

Усложнение процедуры передачи в пользование ТМО.

Снижение темпов вовлечения в переработку ТМО.

Накопление ТМО и увеличение нагрузки на окружающую среду Ограниченность доступа к ТМО малого и среднего бизнеса.

Возможное снижение предпринимательской активности

ЛИБЕРАЛЬНЫМ

Риск потерь минеральных ресурсов и полезных компонентов Риск спекуляции отходами, содержащими ценные компоненты

I

\

КОМПРОМИССНЫМ

Согласование административных и рыночных механизмов управления ТМО, Формирование условий недропользования, обеспечивающих соблюдение как хозяйственных интересов недропользователей, так и государственных имущественных и социально-экологических интересов.

Обеспечение выбора наиболее эффективного варианта обращения с отходами. Для недропользователей - это возможность выбора наиболее эффективного варианта вовлечения в хозяйственный оборот ТМО.

Рисунок. «Плюсы» и «минусы» существующих подходов к нормативно-правовому обеспечению правового регулирования в сфере управления техногенными минеральными объектами

По нашему мнению, компромиссный подход должен обеспечивать согласование административных и рыночных механизмов управления ТМО, позволит формировать условия недропользования, обеспечивающих соблюдение как хозяйственных интересов недропользователей, так и государственных имущественных и социально-экологических интересов, обеспечить выбор наиболее эффективного варианта обращения с отходами. Для недропользователей — это возможность выбора наиболее эффективного варианта вовлечения в хозяйственный оборот ТМО.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Селезнев С.Г. Хозяйственно-правовые аспекты Российского законодательства в области использования горнопромышленных отходов» / «Проблемы

использования отходов горнодобывающего производства». Материалы конференции 25-26 апреля, 2013, МУ/^^^тахсопГги.

2. Карпенко Н.Б. Правовые аспекты учета и переработки техногенных месторождений/ «Золотодобыча», № 140, Июль, 2010//ЬИр://7о1о1о11Ь.ги/аг11с1е8/ 1гаш1аИопзЛ0401.

3. Селезнев С.Г. Минерально-сырьевое богатство на поверхности. Особенности техногенных объектов и проблемы их освоения / С.Г. Селезнев, Н.А. Степанов // Рациональное освоение недр. - 2012. - № 6. - С. 14-22.

КОРОТКО ОБ АВТОРЕ

Невская Марина Анатольевна — кандидат экономических наук, доцент, Nevsk@ramb1er.ru, Национальный минерально-сырьевой университет «Горный».

UDC 330.322.214

PROBLEMS OF THE LEGAL PROVISION OF WASTE MANAGEMENT IN MINING AND MINERAL PROCESSING

Nevskaya M.A., PhD in the Field of Economics, Associate Professor, Nevsk@rambler.ru, National University of mineral resources.

Discusses the problems and approaches of the regulatory management of technogenic mineral objects. The author offers his approach to organize the activities of economic entities in the field of waste management and industrial mineral resources

Key words: waste extraction and processing of mineral resources, legislation, regulatory framework.

REFERENCES

1. Seleznev S.G. Hozjajstvenno-pravovye aspekty Rossijskogo zakonodatel'stva v oblasti ispol'zovanija gornopromyshlennyh othodov (Economic and legal aspects of the Russian legislation in the field of use of mining waste)/ «Problemy ispol'zovanija othodov gornodobyva-jushhego proizvodstva». Materialy konferencii 25-26 aprelja, 2013, Moscow//www.maxconf.ru.

2. Karpenko N.B. Pravovye aspekty ucheta i pererabotki tehnogennyh mestorozhdenij (The legal aspects of accounting and processing of technogenic deposits)/ «Zolotodobycha», No 140, Ijul', 2010//http://zolotodb.ru/articles/ translations/10401.

3. Seleznev S.G. Mineral'no-syr'evoe bogatstvo napoverhnosti. Osobennosti tehnogennyh obektov i problemy ih osvoenija (The Mineral wealth on the surface. Features man-made objects and problems of their development) / S.G. Seleznev, N.A. Stepanov // Racional'noe osvoenie nedr. 2012. No 6. pp. 14-22.

УДК 338.1

© Л. А. Николайчук, 2015

СОСТОЯНИЕ НЕФТЕГАЗОВОГО КОМПЛЕКСА РОССИИ И ЕГО РОЛЬ В РАЗВИТИИ ЭКОНОМИКИ СТРАНЫ

Рассмотрены вопросы влияния нефтегазового комплекса на развитие экономики страны. Проведена оценка зависимости формирования доходов государства при изменении цен на углеводороды. Проведен анализ основных проблем нефтегазового комплекса на современном этапе. Ключевые слова: нефтегазовый комплекс, развитие экономики, доходы государства, изменение цен, добыча, переработка.

Нефтегазовый комплекс России играет ключевую роль в развитии экономики страны. Прямое влияние происходит путем формирования одной трети всей бюджетной системы страны и половины доходов федерального бюджета за счет добычи и реализации углеводородов. Косвенное влияние отрасли на экономику государства определяется путем развития сопряженных отраслей (металлообрабатывающая, машиностроительная, транспортная, сервисная и т.д.).

Формирование основной части поступлений в бюджет страны от нефтегазового комплекса происходит за счет налога на добычу полезных ископаемых (около 3 млрд. руб.) и экспортной пошлины с другими налогами (около 3 млрд. руб.). Стоит отметить, что налоговые сборы по нефти, превышают сборы по газу более чем в пять раз.

В 2013 году из России было экспортировано сырой нефти в объеме 236,6 млн т. При этом 88% пришлось на страны дальнего зарубежья [1]. Также в 2013 году произошел рост объема первичной переработки нефти, что привело к росту экспорта нефтепродуктов.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

По итогам 2013 года добыча российской нефти составила 531,4 млн т (таблица 1), при этом доля России в мировом объеме добычи составляет 12,9% (таблица 2), тогда как потребление составило только 153,1 млн т. Данные цифры наглядно демонстрируют, что основная часть добываемой российской нефти экспортируется.

Таблица 1

Добыча и потребление нефти в 2013 году, млн т [2]

Страна Объем добычи Объем потребления

Саудовская Аравия 542,3 135,0

Россия 531,4 153,1

США 446,2 831,0

Китай 208,1 507,4

Канада 193,0 103,5

Таблица 2

Объем добычи нефти и газового конденсата в России за 2003-2013 гг. [2]

Год Объем добычи

Мир, Россия

млн т. млн т. Доля в мире, % Прирост добычи, %

2003 3737,5 425,7 11,4 10,8

2004 3909,6 463,3 11,9 8,8

2005 3947,5 474,8 12,0 2,5

2006 3968,7 485,6 12,2 2,3

2007 3955,3 496,8 12,6 2,3

2008 3993,2 493,7 12,4 -0,6

2009 3890,9 500,8 12,9 1,4

2010 3979,3 511,8 12,9 2,2

2011 4010,6 518,5 12,9 1,3

2012 4117,4 526,2 12,8 1,5

2013 4130,2 531,4 12,9 1,0

При экспорте углеводородов в формировании доходов ключевую роль играет цена на нефть и газ. И если цена на газ регулируется государством и определяется договорами, то цена на нефть определяется соотношением спроса и предложения на мировом рынке.

Согласно анализу, проведенному экономической экспертной группой Министерства финансов РФ в 2014 году [3], изменение цены нефти на один доллар за баррель влечет за собой получение дохода или убытка государством в размере 75 млрд рублей в год при нынешних объемах добычи. При этом основной удельный вес изменений приходится на экспортную пошлину при реализации нефти и налог на добычу полезных ископаемых (рис. 1).

■ НДП И на нефть

■ НДПИ на газ

НДПИ на газовый конденсат

Экспортная пошлина на нефть

Экспортная пошлина на газ

Экспортная пошлина на нефтепродукты

Рис. 1. Прямое влияние изменения цены на нефть на 1 доллар за баррель на доходы бюджетной системы РФ, млрд. руб. [3]

Прямое влияние цены углеводородов на доходы государства компенсируется косвенными факторами, такими, как обменный курс, изменение объемов экспорта, изменение темпов роста инфляции и т.п., влияние которых оценивается в 50%. В связи с этим, падение цены нефти на 1 доллар за баррель отразится на снижении доходов государства в реальном выражении в размере 38,6 млрд. рублей.

Основываясь на экспертных заключениях, с учетом того, что в 2013 году цена на нефть колебалась от 97,74 до 117,97 долларов за баррель и в 2014 году от 57,54 до 114,99 долларов за баррель [4], а рост курса доллара с начала 2014 года составил около 72% [5], по проведенным расчетам можно сделать выводы, что совместное влияние данных факторов на формирование бюджета приводит к минимальным потерям при формировании доходной части бюджета от нефтегазового комплекса в размере 3%. При этом в 2013 году доходы федерального бюджета составили 13020 млрд руб. [6], а в 2014 году по предварительным данным - 14 239 млрд руб. [7], что говорит о сохранении стабильности в части формирования бюджета страны.

Таким образом, падение цены на нефть не играет весомой роли при формировании доходов бюджетов страны напрямую. При этом падение цен на нефть приводит к замедлению развития экономики страны в целом в связи со снижением рентабельности работ предприятий, следовательно, снижаются инвестиции в геологоразведочные работы, сокращаются темпы прироста запасов углеводородов, сокращаются инвестиции в инновационное развитие в отрасли, происходит моральный и физический износ основных средств и др.

Снижение цен на газ и нефть приводит к переоценке инвестиционной стратегии предприятий, вызывает необходимость рационализации методик управления и сокращения затрат при увеличении показателей рентабельности. В целях минимизации потерь при падении цен на нефть необходимо диверсифицировать переработку нефти. Снижение цен на газ вынуждает газодобывающие компании ускорять темпы развития транспортной инфраструктуры с целью расширения географии экспорта газа.

В настоящее время добыча нефти в России на 60% осуществляется вертикально-интегрированными компаниями, такими, как: ОАО «НК «Роснефть», Группа «ЛУКОЙЛ», ОАО «Сургутнефтегаз». Обеспеченность данных компаний доказанными запасами в среднем составляет 23 года, при этом именно эти операторы вкладывают инвестиции в разработку труднодоступных месторождений и месторождений на малоизученных территориях, что требует непрерывного развития новой техники и технологий в данной отрасли.

Добыча газа в России на 80% осуществляется Группой «Газпром», которая обеспечена запасами природного газа на 67 лет. Значительная доля инвестиций данной компании направляется на развитие газопереработки и транспортной инфраструктуры в связи с диверсификацией рынков сбыта и продуктов.

С целью развития экономики России одним из стратегических направлений в минерально-сырьевом комплексе является освоение континентального шельфа, суммарные запасы газа на котором оцениваются в 10,5 трлн. куб. м и суммарные запасы нефти - в 1,2 млрд. т [8]. Значительные инвестиции в развитие данного сектора обусловлены осложненными условиями работы, удаленностью от развитой инфраструктуры, а также слабым развитием отечественной техники и технологий.

Таким образом, с целью развития нефтегазового комплекса недропользователям необходимо инвестировать и внедрять инновационные технологии по добыче и переработке углеводородов. В среднем износ основных средств предприятий нефтегазового комплекса составляет 60%, с учетом морального износа в связи с ухудшением горно-геологических и природно-климатических условий, увеличением доли трудноизвлекаемых и менее качественных запасов, ситуация в отрасли складывается критической, так

как ограниченность развития современных нефтегазовых технологий играет большую роль в развитии отрасли в целом.

Необходимо расширять инновационные и инвестиционные процессы в нефтегазовом комплексе в условиях ограниченного финансирования с целью расширения воспроизводства минерально-сырьевой базы и развития крупных проектов в добывающей и перерабатывающей отраслях. Развитие отраслевых инноваций находится в интересах недропользователей и зависит от их активности. В связи с изменением климата и ужесточением законодательства в сфере экологии предприятиям необходимо не только использовать современные технологии добычи и переработки углеводородов, но и своевременно инвестировать обновление очистных установок с целью снижения выбросов и сбросов в окружающую среду.

Таким образом, основными проблемами развития экономики страны в части зависимости от нефтегазового комплекса являются: ограниченное воспроизводство минерально-сырьевой базы, ухудшение качества добываемого сырья, рост доли трудноизвле-каемых запасов, ограниченность развития отраслевых инноваций, неустойчивость цен и колебания валютных курсов в условиях нестабильного законодательства. Отсюда вытекают основные стратегические цели нефтегазового комплекса: удовлетворение внутреннего спроса, участие в обеспечении мирового спроса и обеспечение поступлений в доходную часть бюджета разных уровней, что возможно за счет добычи требуемых объемов нефти и газа путем введения в эксплуатацию новых месторождений и более полной отработки разрабатываемых месторождений.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Российские компании сократили в 2013 г. экспорт нефти в Европу на 6%. Электронный журнал «Oil. Эксперт». 27 января 2014 г. // http://www.oilexp.ru/ technology/transportirovka-technology/rossij skie-kompanii-sokratili-v-2013-g-ehksport-nefti-v-evropu-na-6/80808/

2. BP Statistical Review of World Energy, June 2013. /// www.bp.com.

3. Обзор экономических показателей 13 февраля 2014 года. Экономическая экспертная группа, Министерство финансов. // http://www.eeg.ru/ downloads/obzor/rus/pdf/2014_01.pdf

4. Динамика цен на нефть. // http://macd.ru/stock/oil/

5. Курсы валют. // http://kurs-dollar-euro.ru/kurs-valut-2014.html

6. Динамика доходов федерального бюджета. Министерство финансов РФ. // http://info.minfin.ru/fbdohod.php

7. Предварительное исполнение поступления доходов федерального бюджета за январь-декабрь 2014 года. Российская газета № 6586 от 28 января 2015 г. // http://www.rg.ru/2015/01/28/ispolnenie-dok.html

8. Чем завлечь инвесторов? Андрей Зуев. Инфографика. ЦДУ ТЭК // http://www.cdu.ru/catalog/mintop/infograf/052012.

КОРОТКО ОБ АВТОРЕ

Николайчук Любовь Анатольевна — кандидат экономических наук,

laspmi@yandex.ru, Национальный минерально-сырьевой университет «Горный».

UDC 338.1

STATE OIL AND GAS COMPLEX OF RUSSIA AND ITS ROLE IN THE ECONOMIC DEVELOPMENT OF THE COUNTRY

Nikolaychuk L.A., candidate of economic Sciences, laspmi@yandex.ru national mineral resources University «Mining», Russia.

This paper examines the impact of oil and gas complex on the country's economy. Assessed according to income generation state when changing oil prices. The analysis of the main problems of oil and gas complex at the present stage.

Key words: oil and gas industry, economic development, government revenue, the change in prices, production, refining.

REFERENCES

1. Rossijskie kompanii sokratili v 2013 g jeksport nefti v Evropu na 6% (Russian companies have reduced in 2013 oil exports to Europe by 6%). Jelektronnyj zhurnal «Oil. Jekspert». 27 janvarja 2014 g. // http://www.oilexp.ru/ technology/transportirovka-technology/rossijskie-kompanii-sokratili-v-2013-g-ehksport-nefti-v-evropu-na-6/80808/

2. BP Statistical Review of World Energy, June 2013. /// www.bp.com.

3. Obzor jekonomicheskih pokazatelej 13 fevralja 2014 goda. Jekonomicheskaja jekspertnaja gruppa, Ministerstvo finansov (Overview of economic indicators February 13, 2014. The economic expert group, Ministry of Finance). // http://www.eeg.ru/ downloads/obzor/rus/pdf/2014_01.pdf

4. Dinamika cen na neft' (The dynamics of oil prices). // http://macd.ru/stock/oil/

5. Kursy valjut (Currency rates). // http://kurs-dollar-euro.ru/kurs-valut-2014.html

6. Dinamika dohodov federal'nogo bjudzheta. Ministerstvo finansov RF (The dynamics of Federal budget revenues. The Ministry of Finance of the Russian Federation) // http://info.minfin.ru/fbdohod.php

7. Predvaritel'noe ispolnenie postuplenija dohodov federal'nogo bjudzheta za janvar'-dekabr' 2014 goda (Pre-enforcement revenue of the Federal budget for January-December 2014). Rossijskaja gazeta № 6586 ot 28 janvarja 2015 g. // http://www.rg.ru/ 2015/01/28/ ispol-nenie-dok.html.

8. Andrej Zuev. Chem zavlech' investorov? (Than to attract investors?) Infografika. CDU TJeK // http://www.cdu.ru/catalog/mintop/infograf/052012.

УДК 338.43

© Д.М. Дмитриева, 2015

АНАЛИЗ СОВРЕМЕННОГО СОСТОЯНИЯ РОССИЙСКОГО РЫНКА ГОРНО-ХИМИЧЕСКОЙ ПРОДУКЦИИ

Описано современное состояние внутреннего рынка минеральных удобрений России. Проанализирована структура продаж крупнейших горно-химических компаний, определены доли продукции, поставляемые на внутренний рынок. Обозначены основные проблемы российского рынка минеральных удобрений и возможные направления их решения. Определена роль горно-химического комплекса в обеспечении продовольственной безопасности России. Ключевые слова: горно-химический комплекс, продовольственная безопасность, минеральные удобрения, внутренний рынок.

В настоящее время объём производства минеральных удобрений в России составляет примерно 16 млн тонн питательных веществ в год (около 6-7% объёма мирового производства). При этом большая часть продукции экспортируется на внешние рынки и составляет около 15% мирового объёма торговли удобрениями [6].

Сельское хозяйство России долгое время характеризовалось недостатком инвестиций (после распада Советского Союза и его системы коллективных сельских хозяйств). Однако недавно полученные показатели доказывают существенный рост внутреннего спроса на удобрения (по некоторым оценкам, темпы роста составляют 10% ежегодно, что стимулируется сильной поддержкой со стороны государства в сельскохозяйственном секторе, а также поступлением частных инвестиций в сектор). Например, федеральное Правительство России недавно объявило о программе предоставления субсидий, которая должна повысить внутренний спрос на удобрения. Кроме этого, высокие цены на сельскохозяйственные товары на международных рынках способствовали стимулированию коммерческого земледелия в России, в том числе ряда проектов по культурам, предназначенным для получения биологического топлива [5].

Около 90% всего экспорта России на настоящий момент составляют энергоресурсы, минеральные удобрения и некоторое продовольствие. При этом рынок минеральных удобрений является одним из самых экспортно-ориентированных. Крупнейшие

производители сложных минеральных удобрений, такие как «Ев-роХим», «Акрон» и «ФосАгро» экспортируют около 70% своей продукции (рис. 2, 3) [7, 8].

При этом, что отличительно, компания «ЕвроХим» является лидером по экспорту в фосфорном сегменте, в то время как «ФосАгро» — в азотном. При этом на долю отечественных потребителей приходится около 20% выпускаемой продукции.

Еще один крупнейший производитель - компания «Акрон» — поставляет на внутренний рынок около 19% своей продукции.

Отдельным сегментом горно-химического производства является калийный. На настоящий момент, несмотря на имеющиеся у вышеперечисленных компаний лицензий на разработку калийных месторождений, единственным производителем продукции в России является компания «Уралкалий». При этом данный сегмент несколько отличается от остальных ввиду специфики продукта. Выпускаемая калийными производителями продукция не является сырьем. Это законченный высококонцентрированный товарный продукт, активно востребованный на глобальном рынке. Хлористый калий выпускается различных сортов - мелкозернистый, мелкокристаллический, гранулированный и т.д., таким образом, потребители могут использовать продукт, наиболее подходящий для их климатической зоны, структуры почв, вида возделываемых культур [2].

Ф о сф ор ныл сегмент

Азотный сегмент Росси

.Росси

и и

Я II

СНГ

30» о

СНГ

.22%

Рис. 2. Структура продаж компании «ФосАгро» по сегментам

Фосфорный сегмент

Рис. 3 Структура продаж компании «ЕвроХим» по сегментам

В калийной отрасли на внутренний рынок поставляется около 20% продукции. Он состоит из двух направлений: реализация калийной продукции в качестве сырья производителям сложных удобрений и непосредственно сельскохозяйственным потребителям для внесения в почву в виде однокомпонентного удобрения. Что касается рынка производителей сложных удобрений, то ввиду того, что значительная часть их продукции также экспортируется, это сегмент достаточно развит. Однако Россия потребляет калийных удобрений непропорционально мало по сравнению с другими странами со схожим климатом. Отсюда и низкая урожайность по сравнению с Европой, США, Канадой и даже Белоруссией, которая при своих размерах потребляет калийных удобрений в два раза больше России — 1,5 млн т в год. Это объясняется низкой покупательной способностью отечественных сельхозпроизводителей и относительно высокими ценами на минеральные удобрения на внешнем рынке. При этом исходная продукция и затраты, которые несут предприятия в обоих случаях, — идентичны [3].

В условиях кризиса внешний рынок сбыта резко сузился, многие производители были вынуждены снизить объемы производства. В такой ситуации отечественным продуцентам удобрений придется более интенсивно осваивать внутренний рынок. В России потребление хлористого калия в качестве удобрения непосредственно в сельском хозяйстве в течение многих лет составляло примерно 300 тыс. т хлористого калия в год, в 2009 г. оно выросло до 350 тыс. т и 637 тыс. т в 2012 году [9]. Этого, тем не менее, совершенно недостаточно для восполнения снижающегося плодородия почв - согласно Доктрине продовольственной безопасности РФ, необходимый для этого уровень оценивается минимум в 2,5 млн т в год [4].

Существующий недостаток потребления горно-химической продукции на внутреннем рынке противоречит концепции обеспечения продовольственной безопасности страны - такого состояния агропромышленного сектора экономики, при котором обеспечивается защита национальных экономических интересов страны и конкретных категорий населения от внутренних и внешних угроз конъюнктуры потребительского рынка [1, 4].

Рис. 1. Потребность для полной продовольственной безопасности и поставки калийных удобрений на российский рынок [3]

Продовольственная безопасность имеет свои отличительные характеристики состояния и развития и может определяться количественными и качественными показателями, такими, как уровень и объем национального производства, внутреннего и внешнеэкономического оборота, объемы экспорта и импорта продовольствия, объемы потребления продовольствия в суммарном исчислении и в разрезе конкретных видов продукции, соотношение фактических и нормативных уровней потребления продукции на душу населения, структура его доходов и расходов, в том числе потребление продовольственных товаров, и другими [1]. Однако уровень продовольственной безопасности России достаточно низок. http://economy-lib.com/metodicheskie-podhody-k-otsenke-integratsionnyh-protsessov-i-regulirovamyu-razvitiya-gomo-himicheskogo-kompleksa — ixzz3PFgdhtvw. В сельском хозяйстве следует выделить три вида продуктов, импорт которых превышает 10% используемых ресурсов - фрукты (более 48%), мясо и сыр жирный (более 55%), масло растительное, вино виноградное, сахар (более 30%), молоко (почти 13%) [10]. Все это говорит о достаточной зависимости России от стран-экспортеров.

До 2014 года значительный объем сельскохозяйственной продукции импортировался, в том числе и из Европы. Однако политический кризис, выразившийся в потере позиций России в

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

мировом сообществе, привел к введению антироссийских экономических санкций, что привело к запрету на ввоз мясной, рыбной, плодоовощной и молочной продукции из стран Евросоюза, Канады, США, Австралии, королевства Норвегии - стран, поддерживающих санкции против РФ. Это соответственно негативно отразилось на потребительском рынке. И в таких условиях, именно стратегия импортозамещения обеспечит продовольственную безопасность страны.

В рамках данной стратегии важнейшая задача в среднесрочной перспективе сельского хозяйства страны - вплотную подойти к полному обеспечению внутреннего рынка отечественным продовольствием за счет роста производства основных сельскохозяйственных культур. Помочь в этом должна, в частности, оптимизация структуры посевных площадей и расширение посевных площадей отдельных культур. Огромный резерв в повышении урожайности может быть реализован при сбалансированном внесении минеральных удобрений, в том числе за счет внедрения научно обоснованных рекомендаций по внесению минеральных удобрений. Россия уже сейчас имеет влиятельные позиции по экспорту зерна, сахара, подсолнечного масла [11]. Поэтому развитие горно-химического комплекса и ориентация его на внутренний рынок является стратегически важной задачей. В 2013 году традиционный формат государственной поддержки сельхозпроизводителей уже изменился по сравнению с 2012 годом и напрямую влияет на маржу растениеводов. Это уже заставило многих производителей всерьез задуматься о совершенствовании технологии выращивания урожая. Например, для стимулирования поставок калийсодержащих удобрений на внутренний рынок, договоры предусматривают предоставление премий производителям сложных удобрений на объемы хлористого калия, поставляемые в составе сложных удобрений на российский рынок. Ожидается, что это позволит увеличить потребление хлористого калия, поставляемого в составе сложных удобрений на внутренний рынок, улучшить плодородие почв и увеличить объемы производства высококачественной сельскохозяйственной продукции.

Кроме того, в сентябре 2013 года «Уралкалий» достиг договоренности с крупнейшими российскими производителями сложных удобрений. В соответствии с достигнутыми договоренностями, на-

чиная с октября 2013 года цена на хлористый калий для производителей сложных удобрений пересчитывается ежемесячно в соответствии с принципами ценообразования, установленными Федеральной антимонопольной службой России для обеспечения недискриминационного доступа к приобретению хлористого калия. До сентября 2013 года цена пересчитывалась ежеквартально. В среднем, в 2013 году для производителей сложных удобрений цена составляла 7758 руб. за тонну, для сельскохозяйственных производителей - 5430 руб. за тонну [9]. Однако эта цена все равно является значительной для сельскохозяйственных производителей. В 2013 году объем продаж на российском рынке составил 1,86 миллиона тонн, что на 10,6% ниже, чем в 2012 году. В 2014 российский рынок калийной продукции демонстрирует стабильные показатели и 3-м квартале благодаря активному потреблению сельскохозяйственными производителями и промышленными потребителями рост продаж составил 8% по отношению к июлю-сентябрю 2013 года. Ожидается, что по итогам года российский рынок увеличится на 3% [9], хотя и этого роста пока недостаточно.

На сегодняшний день руководством страны признано, что инвестиции в модернизацию необходимы для долгосрочного улучшения состояния агропромышленного комплекса. Для обоснования повышения эффективности сельхозпроизводства нужны вложения и интенсивное развитие науки, профессионального образования, распространение современных знаний и агрономической экспертизы среди сельхозпроизводителей [4].

Антироссийские экономические санкции, прогнозы девальвации национальных валют, тенденции снижения мировых цен на энергоносители и прочие факторы оказывают значительное влияние на инвестиционный климат в горно-химической отрасли в России, которая играет огромную роль при реализации стратегии импортозамещения для обеспечения продовольственной безопасности страны. Кроме того, горно-химическое производство отличается высокой материало- и капиталоемкостью, поэтому для его развития объективно необходима система мер государственной поддержки горно-химических предприятий [3]. Помимо мониторинга ценообразования и сдерживания цен, в отрасли минеральных удобрений необходимо осуществлять комплекс мер по следующим направлениям:

— поддержка сельского хозяйства и увеличение применения средств химизации в агропромышленное™;

— определение условий заключения договоров поставки сырья в отношении объемов, сроков и цен для производителей сложных удобрений;

— поддержка крупных компаний, входивших в список системообразующих предприятий во время экономического кризиса.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Ахметова К.А. Продовольственная безопасность: состояние, проблемы, пути решения // Проблемы современной экономики, № 2 (30), 2009.

2. Дмитриева Д.М. Методические основы стратегического выбора крупных калийных компаний [Электронный ресурс] // Российский экономический интернет-журнал: электрон. журн. - М.: АТиСО. - URL: http://www.e-rej.ru/upload/iblock/516/516c1de536f43fe3c0524357b7aeb7b0.pdf.

3. Дмитриева Д.М. Повышение эффективности стратегического управления интегрированной калийной компанией: Автореф. дис. ... канд. экон. наук: 08.00.05. — СПб., 2014. — 20 с.

4. Доктрина продовольственной безопасности РФ (утв. Указом Президента РФ от 30 января 2010 г. № 120) [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://kremlin.ru/news/6752.

5. Официальный сайт «Международной ассоциации производителей удобрений» (IFA: International Fertilizers Industry Association) [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.fertilizer.org/

6. Официальный сайт информационно-аналитического центра «Минерал». [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.mineral.ru

7. Официальный сайт компании «ЕвроХим» [Электронный ресурс]. -Режим доступа: http://www.eurochem.ru/

8. Официальный сайт ОАО «ФосАгро» [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://phosagro.ru/*

9. Официальный сайт объединенной компании «Уралкалий» [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.uralkali.com/

10. Половинкин В.Н., Фомичев А.Б. Основы и перспективы политики им-портозамещения в отечественной экономике / [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=print&sid=5541.

11. Федеральная таможенная служба [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.customs.ru/

12. Ахметова К. А. Продовольственная безопасность: состояние, проблемы, пути решения // Проблемы современной экономики, N 2 (30), 2009.

13. Дмитриева Д.М. Методические основы стратегического выбора крупных калийных компаний [Электронный ресурс] // Российский экономический интернет-журнал: электрон. журн. - М.: АТиСО. - URL: http://www.e-rej.ru/upload/iblock/516/ 516c1de536f43fe3c0524357b7aeb7b0.pdf.

14. Дмитриева Д.М. Повышение эффективности стратегического управления интегрированной калийной компанией: Автореф. дис. ... канд. экон. наук: 08.00.05. — СПб., 2014. — 20 с.

15. Доктрина продовольственной безопасности РФ (утв. Указом Президента РФ от 30 января 2010 г. № 120) [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://kremlin.ru/ news/6752.

16. Официальный сайт «Международной ассоциации производителей удобрений» (IFA: International Fertilizers Industry Association) [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.fertilizer.org/

17. Официальный сайт информационно-аналитического центра «Минерал». [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.mineral.ru

18. Официальный сайт компании «ЕвроХим» [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.eurochem.ru/

19. Официальный сайт ОАО «ФосАгро» [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://phosagro.ru/*

20. Официальный сайт объединенной компании «Уралкалий» [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.uralkali.com/

21. Половинкин В.Н., Фомичев А.Б. Основы и перспективы политики импортоза-мещения в отечественной экономике / [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=print&sid=5541.

22. Федеральная таможенная служба [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.customs.ru/

КОРОТКО ОБ АВТОРЕ

Дмитриева Диана Михайловна — кандидат экономических наук, ассистент кафедры организации и управления, Национальный минерально-сырьевой университет «Горный».

UDC 338.43

ANALYSIS OF THE CURRENT STATE OF THE RUSSIAN MARKET OF MINING AND CHEMICAL PRODUCTS

Dmitrievа D.M., candidate of economic Sciences, assistant Professor of organization and management, national mineral resources University University «Mining», Russia.

In the article the current state of the domestic fertilizer's market in Russia is described. The sales structure of the largest mining and chemical companies is analyzed, the proportion of products supplied to the domestic market is determined. The main problems of the Russian market of mineral fertilizers and the possible directions of their solutions are identified. The role of the mining and chemical complex in ensuring food security of Russia is determined.

Key words: mining and chemical complex, national food security, mineral fertilizers, domestic market.

REFERENCES

1. Ahmetova K. A. Prodovol'stvennaja bezopasnost': sostojanie, problemy, puti reshenija (Food security: situation, problems and solutions) // Problemy sovremennoj jeko-nomiki, N 2 (30), 2009.

2. Dmitrieva D.M. Metodicheskie osnovy strategicheskogo vybora krupnyh kalijnyh kompanij (Methodical bases of strategic choice major potash companies) [Jelektronnyj resurs] //

Rossijskij jekonomicheskij internet-zhurnal: jelektron. zhurn. Moscow: ATiSO. URL: http://www.e-rej.ru/upload/iblock/516/516c1de536f43fe3c0524357b7aeb7b0.pdf

3. Dmitrieva D.M. Povyshenie jeffektivnosti strategicheskogo upravlenija integrirovan-noj kalijnoj kompaniej (Improving the effectiveness of strategic management integrated potash company): Avtoref. dis. ... kand. jekon. nauk: 08.00.05. SPb, 2014. 20 p.

4. Doktrina prodovol'stvennoj bezopasnosti RF (The food security doctrine of the Russian Federation) (utv. Ukazom Prezidenta RF ot 30 janvarja 2010 g. № 120) [Jelektronnyj resurs]. - Rezhim dostupa: http://kremlin.ru/news/6752.

5. Oficial'nyj sajt «Mezhdunarodnoj associacii proizvoditelej udobrenij» (IFA: International Fertilizers Industry Association) [Jelektronnyj resurs]. - Rezhim dostupa: http://www.fertilizer.org/

6. Oficial'nyj sajt informacionno-analiticheskogo centra «Mineral». [Jelektronnyj resurs]. - Rezhim dostupa: http://www.mineral.ru

7. Oficial'nyj sajt kompanii «EvroHim» [Jelektronnyj resurs]. - Rezhim dostupa: http://www.eurochem.ru/

8. Oficial'nyj sajt OAO «FosAgro» [Jelektronnyj resurs]. - Rezhim dostupa: http://phosagro.ru/*

9. Oficial'nyj sajt ob#edinennoj kompanii «Uralkalij» [Jelektronnyj resurs]. - Rezhim dostupa: http://www.uralkali.com/

10. Polovinkin V.N., Fomichev A.B. Osnovy i perspektivy politiki importozameshhenija v otechestvennoj jekonomike (Fundamentals and prospects policy of import substitution in the domestic economy) / [Jelektronnyj resurs]. - Rezhim dostupa: http://www.proatom.ru/modules. php?name=News&file=print&sid=5541.

11. Federal'naja tamozhennaja sluzhba (The Federal customs service) [Jelektronnyj resurs]. Rezhim dostupa: http://www.customs.ru/

12. Ahmetova K.A. Prodovol'stvennaja bezopasnost': sostojanie, problemy, puti reshenija (Food security: situation, problems and solutions) // Problemy sovremennoj jeko-nomiki, N 2 (30), 2009.

13. Dmitrieva D.M. Metodicheskie osnovy strategicheskogo vybora krupnyh kalijnyh kompanij (Methodical bases of strategic choice major potash companies) [Jelektronnyj resurs] // Rossijskij jekonomicheskij internet-zhurnal: jelektron. zhurn. Moscow: ATiSO. URL: http://www.e-rej.ru/upload/iblock/516/516c1de536f43fe3c0524357b7aeb7b0.pdf.

14. Dmitrieva D.M. Povyshenie jeffektivnosti strategicheskogo upravlenija integrirovan-noj kalijnoj kompaniej (Improving the effectiveness of strategic management integrated potash company): Avtoref. dis. ... kand. jekon. nauk: 08.00.05. SPb., 2014. 20 p.

15. Doktrina prodovol'stvennoj bezopasnosti RF (The food security doctrine of the Russian Federation) (utv. Ukazom Prezidenta RF ot 30 janvarja 2010 g. № 120) [Jelektronnyj resurs]. - Rezhim dostupa: http://kremlin.ru/news/6752.

16. Oficial'nyj sajt «Mezhdunarodnoj associacii proizvoditelej udobrenij» (IFA: International Fertilizers Industry Association) [Jelektronnyj resurs]. - Rezhim dostupa: http://www.fertilizer.org/

17. Oficial'nyj sajt informacionno-analiticheskogo centra «Mineral». [Jelektronnyj resurs]. - Rezhim dostupa: http://www.mineral.ru

18. Oficial'nyj sajt kompanii «EvroHim» [Jelektronnyj resurs]. - Rezhim dostupa: http://www.eurochem.ru/

19. Oficial'nyj sajt OAO «FosAgro» [Jelektronnyj resurs]. - Rezhim dostupa: http://phosagro.ru/*

20. Oficial'nyj sajt ob#edinennoj kompanii «Uralkalij» [Jelektronnyj resurs]. - Rezhim dostupa: http://www.uralkali.com/

21. Polovinkin V.N., Fomichev A.B. Osnovy i perspektivy politiki importozameshhenija v otechestvennoj jekonomike (Fundamentals and prospects policy of import substitution in the domestic economy) / [Jelektronnyj resurs]. - Rezhim dostupa: http://www.proatom.ru/modules. php?name=News&file=print&sid=5541.

22. Federal'naja tamozhennaja sluzhba (The Federal customs service) [Jelektronnyj resurs]. Rezhim dostupa: http://www.customs.ru.

УДК 553.04.622

© Л.С. Синьков, О.Ю. Лебедева, 2015

ТЕКУЩЕЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ МИНЕРАЛЬНО-СЫРЬЕВОЙ БАЗЫ ДОБЫВАЮЩЕЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ РОССИИ

Представлены результаты экономического анализа современного состояния минерально-сырьевой базы (МСБ) горнодобывающей промышленности России. Исследование количественных и качественных ее показателей позволило сделать выводы о наличии ряда проблем в сфере воспроизводства отдельных видов полезных ископаемых. Ухудшение качества разведанных запасов и недостаточно высокие темпы их прироста, снижение заинтересованности недропользователей в проведении поисково-оценочных работ представляют угрозы для эффективного развития добывающих отраслей в будущем. Сохранению потенциала минерально-сырьевой базы страны могут способствовать меры экономического стимулирования и смягчение административных ограничений в области геологического изучения недр. Ключевые слова: минерально-сырьевая база, обеспеченность запасами, воспроизводство МСБ, финансирование геологоразведочных работ, лицензирование.

Минерально-сырьевой комплекс (МСК) в экономике России играет существенную роль. Он обеспечивает порядка 71% российского экспорта, свыше 23% суммарных налоговых поступлений в консолидированный бюджет страны и около 11% валовой добавленной стоимости. Перспективы развития МСК России во многом определяются состоянием и потенциалом минерально-сырьевой базы (МСБ).

Россия входит в десятку стран-обладателей значительных ресурсов и запасов полезных ископаемых, занимая второе место в мире по величине разведанных запасов цинка, свинца, вольфрама, золота, титана, калийных солей; третье - по запасам меди, никеля, циркония; четвертое - по запасам алюминиевого сырья; пятое - по величине запасов нефти; шестое - по запасам молибдена. Если опираться только на показатель текущей обеспеченности добычи разведанными запасами, можно сделать вывод о достаточности их для поддержания добычи на достигнутом уровне на десятки и сотни лет вперед (рис. 1).

Рис. 1. Текущая обеспеченность добычи основных видов полезных ископаемых РФ разведанными запасами, лет (авторские расчеты по данным источника [1])

Разведанных запасов калийных солей и угля достаточно для пятисот лет работы добывающих предприятий, запасов руд большинства черных, легирующих и редкоземельных металлов -для 120 290 лет работы, а марганцем, оловом и титаном, согласно формальным расчетам, страна обеспечена на тысячу лет вперед. Однако при этом, разведанные запасы благородных металлов и алмазов при достигнутом уровне их добычи из недр могут быть исчерпаны уже через 30 лет, (при отсутствии интенсивных геологоразведочных работ, позволяющих переводить ресурсы в разряд предварительно оцененных и разведанных запасов). Аналогичная тревожная ситуация характерна и для запасов нефти, свинца, природного газа, меди.

Анализ качественных показателей МСБ России позволяет акцентировать внимание на следующих проблемах, связанных с ее состоянием:

1. Ухудшении сырьевой базы основных горнодобывающих регионов, выражающемся в снижении качества запасов полезных ископаемых;

2. Недостаточных с точки зрения обеспечения опережающего воспроизводства МСБ темпах прироста запасов полезных ископаемых;

3. Росте затрат на открытие одного месторождения и малом количестве крупных месторождений полезных ископаемых (к примеру, по данным Роснедра, свыше 67% открытых за период с 2009 по 2013 гг. месторождений углеводородного сырья имели масштаб до 1,5 млн т);

4. Низких темпах ввода в эксплуатацию новых месторождений.

По качественным характеристикам - содержанию полезного компонента в руде, наличию вредных примесей, условиям залегания и мощности рудных тел - российские разведанные запасы значительного числа полезных ископаемых существенно уступают зарубежным аналогам. Так, разрабатываемые объекты характеризуются низким содержанием марганца (9^33% при среднемировом содержании 40^50%), флюорита (менее 40% при среднемировом содержании 60%). Содержание цинка в рудах двух крупнейших месторождений - Холоднинского и Горевского - колеблется от 1,4% до 4%, в то время как среднее содержание цинка в разрабатываемых объектах в США составляет около 17%.

Низкое содержание олова в руде (около 0,12%), наряду с попутным содержанием вольфрама, делает непривлекательной для инвесторов разработку крупнейшего месторождение Тигриное в Приморском крае. Единственным экономически эффективным объектом по добыче олова, в настоящее время, является Право-урмийское месторождение касситерит-турмалиновых руд со средним содержанием олова 1,17% (месторождение содержит порядка 4% российских разведанных запасов).

Треть разведанных российских запасов бокситов сосредоточена на Урале и характеризуется сложными горно-геологическими и гидрогеологическими условиями отработки (глубина залежей превышает 1 км). Большая глубина залегания делает нерентабельной отработку руд даже с высокими качественными характеристиками, как, например, на месторождении Висловское в Белгородской области.

Нераспределенный фонд недр включает объекты с еще более низким, по сравнению с лицензированными объектами, качеством запасов. Косвенно данный факт отражает процент распределенного фонда участков недр (табл. 1)4. По полезным ископаемым, запасы которых имеют неоднородные качественные характеристики или неблагоприятные горно-геологические и инфраструктурные условия освоения, процент распределенного фонда является очень низким (фосфоритовые руды, уголь, вольфрам, титан и олово, цирконий и бокситы).

4 Таблица составлена авторами по данным источника [1]: Государственный доклад «О состоянии и использовании минерально-сырьевых ресурсов Российской Федерации в 2012 году».

Таблица 1

Состояние минерально-сырьевой базы России (на 01.01.2013)

Наименование по- Ед. изм. Запасы Распреде- Текущая обес-

лезного ископаемого разведанные (А+В+СО предварительно оцененные (С) ленный фонд недр (А+В+С0, % печенность добычи разведанными запасами, лет

Руды черных, цветных, легирующих, редких металлов

Железные руды млрд т 55,50 45,20 75,10 166

Хромовые руды млн т 17,90 33,30 98,84 39

Марганцевые руды млн т 137,52 94,54 67,00 6251

Алюминиевое

сырье:

— бокситы млн т 1144,31 282,81 47,30 223

— нефелиновые млн т 4289,81 821,73 74,20 151

руды

Медь млн т 67,16 24,25 92,00 80

Никель млн т сведения секретны 96,30 -

Свинец млн т 12,60 6,70 88,00 65

Цинк млн т 41,60 18,70 89,80 120

Олово тыс. т 1639,60 528,70 39,90 4270

Вольфрам тыс. т 1267,00 301,00 24,40 235

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Молибден тыс. т 1460,20 625,00 78,70 296

Титан млн т 238,28 330,88 39,60 1331

Цирконий тыс. т 5255,00 4503,00 42,70 209

Редкоземельные тыс. т 17856,10 9725,20 57,90 215

металлы

Алмазы и благородные металлы

Алмазы млн карат 1031,80 231,50 91,00 31

Золото тыс. т 8,05 4,70 67,00 28

Серебро тыс. т 66,70 49,00 92,40 30

Металлы платино- т 9960,90 5292,00 94,60 65

вой группы

Углеводородное сырье

Нефть и конденсат млн т 20103,40 12274,40 94,60 39

Природный горю- млрд м3 50479,70 21256,60 94,75 76

чий газ

Твердое топливо и у эан

Уголь млрд т 194,70 79,30 18,50 549

Уран тыс. т 333,70 374,30 68,80 115

Окончание табл. 1

Наименование полезного ископаемого Ед. изм. Запасы Распределенный фонд недр (А+В+С1), % Текущая обеспеченность добычи разведанными запасами, лет

разведанные (А+В+С1) предварительно оцененные (С)

Неметаллы

Фосфаты:

- апатитовые руды млн т 722,50 81,70 75,30 152

- фосфоритовые руды млн т 209,90 244,90 7,30 -

Калийные соли млн т 3271,96 13855,00 80,10 520

Плавиковый шпат млн т 24,00 5,24 51,90 93

Другой причиной низкой активности инвесторов в отношении вовлечения в разработку находящихся на государственном балансе объектов является неблагоприятное воздействие конъюнктурных факторов. К примеру, по причине резкого снижения рыночных цен на молибденовый концентрат в 2013 году был поставлен на консервацию ферромолибденовый завод, созданный на базе ООО «Жирекенский ГОК», а реализация проекта по освоению Бугдаинского месторождения компанией ОАО «ГМК «Норильский никель» отложена на неопределенный срок.

Состояние МСБ РФ необходимо рассматривать не только в статике, с точки зрения количества учтенных запасов полезных ископаемых и их качества, но и в динамике, с позиции приращения (истощения) суммарных запасов. Оно происходит за счет проведения геологоразведочных работ, переоценки запасов, ежегодной добычи и потерь. Необходимым условием сохранения объема МСБ страны является, как минимум, ежегодная компенсация той величины разведанных запасов, которая извлекается из недр в процессе добычи.

В табл. 2 представлены расчетные данные о фактическом уровне компенсации погашенных при добыче запасов по основным видам полезных ископаемых в динамике. Далеко не по всем полезным ископаемым происходит поддержание достигнутого уровня разведанных запасов и, тем более, расширение МСБ. В последнее десятилетие относительно благоприятной можно считать только ситуацию с воспроизводством запасов нефти и конденсата, природного газа, золота, меди и молибдена. По данным видам полезных ископаемых зафиксирован небольшой, но достаточно стабильный ежегодный прирост разведанных запасов.

Таблица 2

Динамика уровня компенсации разведанных запасов, погашенных при добыче, за счет проведения геологоразведочных работ, %5

Наименование полезного ископаемого 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012

Нефть 62 49 87 134 122 125 121 116 115 119

Конденсат 81 0 144 104 114 202 326 295 331 245

Природный газ 88 79 122 95 97 93 100 106 115 169

Медь 35 56 120 246 17 110 223 203 338 116

Золото 49 61 80 744 85 220 111 109 146 92

Молибден 2 2 4 16 1297 25 575 10 1201 1111

Металлы платиновой группы 50 84 58 61 63 219 640 324 61 38

Железные руды 13 1 19 207 1 1 171 9 82 113

Хромовые руды 1736 26 584 23 21 17 37 82 78 59

Никель 22 61 38 31 19 323 181 268 22 29

Титан 318 76 0 565 1 30 46664 0 22591 0

Серебро 36 28 16 134 31 91 38 62 149 53

Триоксид вольфрама 2 21 1 3 8 2 0 0 3 1156

Цирконий 11 72 11 9 562 36 8 13 18 16

Бокситы 5 18 4 4 5 6 7 4 4 2

Олово 20 8 16 40 134 7 0 12 0 3

Марганцевые руды 27 54124 0 0 2489 0 461 - 0 0

Плавиковый шпат 0 0 0 0 0 149 0 0 0 50

Фосфатные руды 0 19 157 0 0 0 0 0 0 4

Редкоземельные металлы 0 30 303 0 0 0 0 0 0 0

Цинк 26 1 15 6 20 12 1 28 43 14

Свинец 23 8 25 7 16 18 1 43 48 7

5 Уровень компенсации рассчитан как отношение прироста разведанных запасов по результатам проведения ГРР за год к добыче данного полезного ископаемого за год; исходные данные для расчетов взяты из источника [1].

Эпизодический прирост запасов по результатам проведенных геологоразведочных работ (ГРР) был характерен для металлов платиновой группы, железных, хромовых и марганцевых руд, никеля и титана. По последнему прирост запасов в 2009 и 2011 годах был наиболее существенным. Неблагоприятная ситуация сложилась с поддержанием уровня разведанных запасов цинка, свинца, редкоземельных металлов, фосфатных руд, олова и бокситов.

Необходимо отметить, что изменение величины прогнозных ресурсов и разведанных запасов полезных ископаемых происходит не только за счет выявления новых перспективных участков, но и вследствие переоценки запасов и проведения эксплуатационной разведки на разрабатываемых месторождениях (таблица 3). К примеру, в 2012 году исключительно по результатам переоценки был зафиксирован прирост суммарных разведанных запасов двуокиси титана на 2% (по отношению к предыдущему году), в то же время суммарные разведанные запасы никеля сократились на 5,6% (предварительно оцененные - на 3,4%). Около 26,6% прироста разведанных запасов цинка за 2012 год также обеспечено переоценкой его запасов, это же характерно для нефти (18%), растворенного газа (11,5%), железных руд (8%). Необходимо отметить, что остальная величина прироста разведанных запасов железных руд за 2012 год - результаты работ по доразведке эксплуатируемых месторождений. Доля эксплуатационно-разведочных работ в приросте разведанных запасов циркония составила 100%, алмазов - 86%, никеля - 75%.

Таблица 3

Изменение разведанных запасов основных видов полезных ископаемых за 2012 год

Вид полезного ископаемого Прирост разведанных запасов в результате ГРР за 2012 год Изменение разведанных запасов в результате переоценки за 2012 год Итоговое изменение разведанных запасов за год с учетом добычи и потерь за 2012 год

А+В+С1 А+В+С1 А+В+С1

Нефть, млн т 588,4 129,9 222,2

Конденсат, млн т 43,6 -19,9 5,4

Природный газ, млрд м3 1053,8 -199,6 234,8

Окончание табл. 3

Вид полезного ископаемого Прирост разведанных запасов в результате ГРР за 2012 год Изменение разведанных запасов в результате переоценки за 2012 год Итоговое изменение разведанных запасов за год с учетом добычи и потерь за 2012 год

А+В+С1 А+В+С1 А+В+С1

Растворенный газ, млрд м3 47,2 6,11 6,54

Железные руды, млн т 377,3 (доразведка) 33,4 75,8

Медь, тыс. т 975,5 -138,3 -272

Никель, тыс. т 99,8 (в том числе 74,9 -эксплуатационная разведка) -903,7 -1152,4

Цинк, тыс. т 50,2 18,2 -279,7

Вольфрама триоксид, тыс. т 62,4 (в том числе 0,78 тыс. т - в результате эксплуатационной разведки) -11,2 37,3

Титан, млн т 0 5,8 5,65

Алмазы, млн карат 6,2 (экспл. разведка) 1 -26,5

Цирконий, тыс. т 4 (экспл. разведка) - -21,2

Редкоземельные металлы, тыс. т 0 -270,1 -353,3

Калийное сырье, тыс. т 1 12400 -4600

Плавиковый шпат, тыс. т 128 - -310

Возможность сохранения и расширения ресурсного потенциала российского МСК напрямую зависит от объема проводимых ГРР, а значит, от объема их финансирования. По оценкам специалистов, на протяжении последнего десятилетия объем финансирования геологоразведочных работ, выполняемых за счет бюджетных средств и средств недропользователей, был недостаточным для расширенного воспроизводства МСБ. Фактические затраты не достигали показателей, запланированных «Долгосрочной программой изучения недр и развития минерально-сырьевой базы», за исключением 2008 года. В целом для последних пяти лет характерен рост объемов государственного финансирования ГРР и кратно превосходящего его объема средств недропользователей, направленных на проведение геологоразведочных работ (рис. 2).

С 2013 года финансирование ГРР за счет средств федерального бюджета осуществляется в соответствии с Государственной программой Российской Федерации «Воспроизводство и использование природных ресурсов» (подпрограмма «Воспроизводство минерально-сырьевой базы, геологическое изучение недр»)6. В структуре финансирования ГРР в 2012—2013 гг. существенна доля работ на углеводороды (39% и 42% суммарной величины финансирования в 2012 и 2013 гг. соответственно), благородные металлы и алмазы, финансирование которых было увеличено в 2013 году на 48% до 4,66 млрд руб. (рис. 3).

350 300 250 200 150

1

100 50 0

35

30

25

20

15

10

5

0

2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013

И Финансирование ГРР на твердые полезные ископаемые за счет средств

недропользователей, млрд руб.

Финансирование ГРР на углеводородное сырье за счет средств недропользователей, млрд руб.

Финансирование ГРР из средств федерального бюджета, млрд руб. (правая шкала)

Рис. 2. Динамика объемов финансирования ГРР за счет бюджетных и внебюджетных средств (рисунок составлен по данным источника [2])

2013

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

цветные, редкие металлы 5%

урановое сырье 3%

Рис. 3. Основные направления финансирования ГРР за счет бюджетных средств в 2013 году (рисунок составлен по данным источника [2])

32.1

6 Утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 26.03.2013 № 436-р

Структура финансирования остальных направлений работ не изменилась: около 8% всех затрат (около 2,5 млрд руб.) пришлось на черные, цветные и редкие металлы, в запасах которых ощущается острый дефицит; порядка 3% объема финансирования было направлено в 2012-2013 гг. на ГРР на урановое сырье.

Об активности действующих и потенциальных недропользователей можно судить по данным о доле состоявшихся аукционов и конкурсов на право пользования недрами в их общей объявленной величине. В 2013 году, например, она составила в среднем около 60% [2]. Состоялось менее половины объявленных аукционов и конкурсов на право пользования участками недр в отношении углеводородного сырья, чуть более 60% - по участкам, содержащим твердые полезные ископаемые, и почти 90% объявленных аукционов и конкурсов - по участкам подземных вод и лечебной грязи.

Уменьшение количества поданных заявок характерно и в отношении участков недр, предназначенных для геологического изучения за счет средств недропользователей (рис. 4). По результатам 2013 года лишь в отношении 55,5% от общего количества участков, включенных в перечень для геологического изучения недр за счет средств недропользователей, были поданы заявки.

Активность недропользователей сдерживается не только существенными затратами на проведение поисково-оценочных работ и высокой степе -нью неопределенности их результатов, но и наличием административных ограничений. Открытие месторождений еще не гарантирует получение лицензий на их разведку и добычу полезных ископаемых, так в 2013 году лицензии были выданы Рис. 4. Динамика количества участков недр, на 82% заявок, подан- включенных в перечень для геологического изу-ных по факту открытия чения недр за счет средств недропользовате-

______ „ « лей, и количества поданных заявок (рисунок

месторождений.

составлен по данным источника [2])

Если проанализировать минерально-сырьевую базу по такому показателю, как доля лицензий, выданных на условиях предпринимательского риска, в общей величине действующих эксплуатационных и совмещенных лицензий, можно выделить группу полезных ископаемых, представляющих наибольший интерес для недропользователей. К их числу относятся хромовые руды (доля совмещенных лицензий - 55%), металлы платиновой группы (41%), марганцевые руды и золото (38%), серебро (30%), цирконий, титан, природный газ и никель (от 20 до 25%), медь, вольфрам, нефть и молибден (17-19%).

Повышению интереса недропользователей к инвестированию в проекты по расширению минерально-сырьевой базы могут способствовать меры экономического характера - налоговые льготы для компаний, уделяющих внимание проведению геологоразведочных работ, а также совершенствование порядка предоставления лицензий на поисковые работы.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Государственный доклад «О состоянии и использовании минерально-сырьевых ресурсов Российской Федерации в 2012 году». http://www.mnr.gov.ru/ regulatory/list.php?part=1564.

2. Итоги работы Федерального агентства по недропользованию в 2013 году и планы на 2014 (информационно-аналитические материалы). http://www.rosnedra.gov.ru/article/7353.html.

КОРОТКО ОБ АВТОРАХ

Синьков Леонид Сергеевич — кандидат технических наук, доцент, Лебедева Олеся Юрьевна — кандидат экономических наук, доцент, ole_spmi@mail.ru,

Национальный минерально-сырьевой университет «Горный».

UDC 553.04.622

CURRENT CONDITION AND PERSPECTIVE DEVELOPMENT OF MINERAL RESOURCES BASE OF MINING INDUSTRY OF RUSSIA

Sin'kov L.S., candidate of technical Sciences, associate Professor, National mineral resources University «Mining», Russia,

Lebedeva O.Yu., candidate of economic Sciences, associate Professor, ole_spmi@mail.ru, National mineral resources University «Mining», Russia.

The paper represents the results of economic analysis of the current state of the mineral resource base of mining industry in Russia. Investigation of quantitative and qualitative indicators allowed to conclude, that there are some problems in the sphere of mineral reserves reproduction, especially in respect of certain types of minerals. The deterioration of proved reserves quality, insufficient rates of their growth, decline of subsoil users' interest in conducting search and exploration operations are threats for the efficient perspective development of mining industry. Both economic incentive measures and easing of administrative restrictions can contribute to the preservation of the mineral resources base potential.

Key words: mineral resources base, availability of mineral reserves, reproduction of mineral reserves, funding of prospecting works, licensing.

REFERENCES

1. Gosudarstvennyj doklad «O sostojanii i ispol'zovanii mineral'no-syr'evyh resursov Rossijskoj Federacii v 2012 godu». http://www.mnr.gov.ru/ regulatory/list.php?part=1564.

2. Itogi raboty Federal'nogo agentstva po nedropol'zovaniju v 2013 godu i plany na 2014 (informacionno-analiticheskie materialy). http://www.rosnedra.gov.ru/article/7353.html.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Лобов Н.М., Лебедева О.Ю.

ИНДИКАТОРЫ РЕСУРСНОЙ ДОСТАТОЧНОСТИ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ СТРАНЫ...................................3

Маринина О.А.

АНАЛИЗ СОВРЕМЕННЫХ МЕТОДОВ ОЦЕНКИ РИСКОВ...............12

Васильев Ю.Н.

ДОЛГОСРОЧНЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ДОБЫЧИ УГЛЯ В РОССИИ....................................................................................................21

Медведев В.А.

ИНТЕЛЛЕКТУАЛИЗАЦИЯ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ РАЦИОНАЛЬНЫМ НЕДРОПОЛЬЗОВАНИЕМ.....................................27

Невская М.А.

ПРИНЦИПЫ ТИПОЛОГИИ ТЕХНОГЕННЫХ МИНЕРАЛЬНЫХ ОБЪЕКТОВ..................................................................................................33

Невская М. А .

ПРОБЛЕМЫ НОРМАТИВНО-ПРАВОВОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ УПРАВЛЕНИЯ ОТХОДАМИ ДОБЫЧИ И ПЕРЕРАБОТКИ ПОЛЕЗНЫХ ИСКОПАЕМЫХ..................................................................42

Николайчук Л.А.

СОСТОЯНИЕ НЕФТЕГАЗОВОГО КОМПЛЕКСА РОССИИ И ЕГО РОЛЬ В РАЗВИТИИ ЭКОНОМИКИ СТРАНЫ..........................51

Дмитриева Д.М.

АНАЛИЗ СОВРЕМЕННОГО СОСТОЯНИЯ РОССИЙСКОГО РЫНКА ГОРНО-ХИМИЧЕСКОЙ ПРОДУКЦИИ....................................57

Синьков Л. С., Лебедева О.Ю.

ТЕКУЩЕЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ МИНЕРАЛЬНО-СЫРЬЕВОЙ БАЗЫ ДОБЫВАЮЩЕЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ РОССИИ..............................................................66

CONTENT

Lobov N.M., Lebedeva O.Ju.

INDICATORS OF RESOURCE SUFFICIENCY AND ENERGY SECURITY OF THE COUNTRY...................................................................3

Marinina O.A.

THE ANALYSIS OF MODERN METHODS OF RISK ASSESSMENT ....12

Vasilyuev Yu.N.

LONG-TERM OUTLOOK OF COAL MINING DEVELOPMENT IN RUSSIA....................................................................................................21

Medvedev V.A.

INTELLECTUALIZATION MANAGEMENT SYSTEM RATIONAL USE OF MINERAL RESOURCES...............................................................27

Nevskaya M.A.

PRINCIPLES OF CLASSIFICATION OF TECHNOGENIC MINERAL OBJECTS ......................................................................................................33

Nevskaya M.A.

PROBLEMS OF THE LEGAL PROVISION OF WASTE MANAGEMENT IN MINING AND MINERAL PROCESSING................42

Nikolaychuk L.A.

STATE OIL AND GAS COMPLEX OF RUSSIA AND ITS ROLE IN THE ECONOMIC DEVELOPMENT OF THE COUNTRY...................51

Dmitrieva D.M.

ANALYSIS OF THE CURRENT STATE OF THE RUSSIAN MARKET OF MINING AND CHEMICAL PRODUCTS............................57

Sin 'kov L.S., Lebedeva O. Yu.

CURRENT CONDITION AND PERSPECTIVE DEVELOPMENT OF MINERAL RESOURCES BASE OF MINING INDUSTRY OF RUSSIA...................................................................................................66

Коллектив авторов

АКТУАЛЬНЫЕ

ВОПРОСЫ РАЗВИТИЯ

МИНЕРАЛЬНО-СЫРЬЕВОГО

КОМПЛЕКСА РОССИИ

Горный информационно-аналитический бюллетень (научно-технический журнал) №2 (специальный выпуск 8). Отдельные статьи

Режим выпуска «молния»

Выпущено в авторской редакции

Компьютерная верстка и подготовка оригинал-макета И.А. Вершинина Дизайн обложки Е.Б. Капралова Зав. производством Н.Д. Уробушкина Полиграфическое производство Л.Н. Файнгор

Подписано в печать 22.01.15. Формат 60х90/16. Бумага офсетная № 1. Гарнитура «Times». Печать трафаретная на цифровом дупликаторе. Усл. печ. л. 5,0. Тираж 500 экз. Изд. № 2901

ИЗДАТЕЛЬСТВО «ГОРНАЯ КНИГА»

Отпечатано в типографии издательства «Горная книга»

119049 Москва, ГСП-1, Ленинский проспект, 6, иааательство «Горная книга» Телефон (499) 230-27-80; факс (495) 956-90-40; тел./факс (495) 737-32-65 А

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.