Научная статья на тему 'Тайное заседание в военном Министерстве Германии 17 июня 1919 г. В контексте становления советско-польских отношений'

Тайное заседание в военном Министерстве Германии 17 июня 1919 г. В контексте становления советско-польских отношений Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
324
98
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ВЕРСАЛЬСКАЯ СИСТЕМА / ИВАНКОВИЧ / "ГЕРМАНСКИЙ ФАКТОР" / СОВЕТСКАЯ РОССИЯ / ВИЛЬНО / ВОЙСКО ПОЛЬСКОЕ / КРАСНАЯ АРМИЯ / НОСКЕ / СЕКТ / СПАРТАКОВЦЫ / СОВЕТСКО-ПОЛЬСКАЯ ВОЙНА / VERSAILLES SYSTEM / IWANKOWICZ / "GERMAN FACTOR" / SOVIET RUSSIA / VILNA / WOJSKO POLSKIE / RED ARMY / NOSKE / SEKT / SPARTACUS / SOVIET-POLISH WAR

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Барынкин Артем Владимирович

Статья посвящена одному из наименее полно представленных в современной российской историографии вопросов влиянию «германского фактора» на развитие советско-польских отношений на рубеже 1918-1919 гг. Автором использованы малоизвестные отечественным исследователям документы из Архива Новых Актов (Archiwum Akt Nowych) г. Варшава, самым значимым из которых является копия доклада о тайном заседании, проходившем 17 июня 1919 в здании Военного министерства (Германия). Этот материал представляет собой отчет о встрече представителя Советской России по фамилии Иванкович с высшими военными чинами германского военного министерства. Документ интересен в первую очередь тем, что он зафиксировал уровень развития советско-германских отношений рассматриваемого периода. Данный источник в своем содержании представил равно негативное отношение к новому политическому укладу в Европе и к расширяющей свое политическое влияние Польше.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Secret conference of the Reich Minister of Defence of 17 June 1919 in the context of the establishment of Soviet-Polish relations

The article examines one of the least represented in the modern Russian historiography themes, the influence of «German factor» on the development of Soviet-Polish relations at the turn of 1918-1919. The author has used not well known for domestic scholars documents from the Archives of New Acts (Archiwum Akt Nowych) in Warsaw, a copy of the secret report of meeting held on 17 June 1919 at the German War Ministry is the most significant of them. This material reports about a meeting of the representative of Soviet Russia Iwankowicz with top military officials of the German War Ministry. The document is primarily interesting for the assessment of the level of development of the Soviet-German relations in the period under review. This source gives us a picture of negative attitude to both the new political order in Europe and to Poland, which was expanding its political influence at that time.

Текст научной работы на тему «Тайное заседание в военном Министерстве Германии 17 июня 1919 г. В контексте становления советско-польских отношений»

УДК 94(47).084.3

А. В. Барынкин

Тайное заседание в Военном министерстве Германии 17 июня 1919 г. в контексте становления советско-польских отношений

В межвоенной истории Восточной Европы одним из наиболее серьезных военных конфликтов была советско-польская война 1919-1921 гг. В таком направлении развития советско-польских отношений не последнюю роль сыграл «германский» фактор. Появление независимой Польши с весьма претенциозной программой территориального оформления границ не могло оставить безучастными ее ближайших ^ соседей — Советскую Россию и Германию.

о м

™ «Германский фактор» в становлении советско-польских отношений от-« четливо заявил о себе вместе с падением немецкого оккупационного режима на территориях, полученных Германией по Брестскому миру. Именно тогда ^ отвод немецких войск с востока актуализировал вопрос о принадлежности освобождаемых земель. Содержание неопубликованных информационных о сообщений, направлявшихся в польское Министерство иностранных дел, а позволяет представить более широкий спектр советско-германского взаимо° действия в Литве и Белоруссии в 1918-1919 гг. Проходившее по нескольким

в направлениям, оно имело, по мнению польских информаторов, отчетливый «

а антипольский характер.

^ Известно, что во время развития наступления на территории Белорус-

^ сии и Прибалтики в ноябре 1918 г. передовым частям Красной Армии приказывалось вступать в контакт с германскими оккупационными властями

си

с

и командованием, прежде чем осуществлялось вступление в тот или инои населенный пункт1. В некоторых случаях предполагалось осуществлять подобные акции посредством установления договоренностей с немецкими солдатскими советами2.

Также известно, что первое военное столкновение Войска Польского с регулярными частями Красной Армии произошло на подступах к Вильно 4-6 января 1919 г. Являясь единственной военной польской силой, отряды самообороны3 не могли представлять серьезной угрозы для большевиков, однако немцы прилагали заметные усилия для предотвращения развертывания деятельности и этих вооруженных формирований. В донесениях польской разведки констатировалось: «<...> как показывают случаи в Минске и, особенно, в Вильно, немецкие власти всякими средствами пытались противодействовать появлению и организации польской самообороны, которая могла бы стать единственной силой, предотвращавшей продвижение большевистских войск»4.

Ситуация в Гродно также вызывала беспокойство у польских информаторов, так как при помощи местного немецкого солдатского совета большевики пытались установить власть в городе, организуя общественные выступления. В одном из сообщений указывалось об отправке в Гродно трех «агитаторов-спартаковцев»5 и их успешной пропагандистской работе; 15 марта 1919 г. в гродненской типографии вышел первый номер коммунистической газеты «Набат» на русском языке. В конце марта планировались большевистские выступления, и городом должен был овладеть «Спартак»6.

Укреплению революционной власти должны были благоприятствовать действия немецких вооруженных сил, которые, по словам польского информатора, «регулярно разоружают в Гродненском и Сокольском поветах отряды польской самообороны и милицию, единственные структуры, желавшие бороться с большевиками. При этом они окружают особой опекой и доставляют оружие и амуницию отрядам еврейской и белорусской самообороны, к которым примыкают большевистские элементы»7.

Немецкое военное командование не останавливалось и перед прямым нарушением официальных договоренностей с польской стороной. В вышеприведенном сообщении указывалось на наличие некоего соглашения между большевиками и германскими властями, в соответствии с которым немцы обязались, в частности, уступить большевикам местность Зельвы и не разрушать | там мостов. Возмущение польского информатора было связано в первую очередь с тем, что, заключая договор с большевиками 7 февраля 1919 г., немцы на- -а рушали Белостокское соглашение, по которому «освобождаемые территории в Гродненской губернии должны были передаваться польским войскам»8. ®

ад

Некоторому содействию в вопросе занятия отдельных территорий ^

большевиками сопутствовало, по мнению польских информаторов, и торговое сотрудничество с ними германской стороны. В копии доклада от 11 апреля 1919 г., направленного в литовско-белорусский департамент,

подчеркивалось, что большевики наладили оживленную торговлю с немцами в Вильно. С немецкой стороны главным посредником выступал некий майор Венк, получавший 10 % от общей стоимости доставленного товара. Показателем уровня торгового оборота мог служить факт того, что в конце марта Венк получил однократно 199 тыс. руб. Отмечалось также особо дружественное отношение немецких офицеров (которые в большом количестве встречались на улицах Вильно) с большевиками9. Можно предположить, что источник запечатлел скорее не устойчивые экономические связи, а лишь единичный эпизод вынужденного (обусловленное желанием скорейшего возвращения на родину) торгового оборота между отдельными немецкими офицерами10 и большевиками11.

К лету 1919 г. взаимодействие рейхсвера и РККА приняло новые формы. В информационном письме из польской миссии в Берне от 7 августа 1919 г. сообщалось о переходе на сторону Красной армии немецких военных формирований, состоящих из нескольких рот, одной батареи, одного разведывательного отдела, одного отряда снабжения. Эти части перешли в русскую армию, «якобы с одобрения главного немецкого командования. Офицеры и солдаты получили русское снаряжение и будут использованы против поляков»12.

Переход кадрового состава рейхсвера на сторону Красной Армии не был случайным явлением. Служба оплачивалась. Согласно сохранившемуся информационному письму капитана Меттеганга, которое было отправлено в военное министерство 12 августа 1919 г., был объявлен набор на добровольной основе. При этом советское правительство обязывалось выплачивать солдатам и унтер-офицерам ежедневно по 35 марок, а за длительный контракт в течение нескольких месяцев назначалась премия в 5 тыс. марок13.

Среди упоминаемых выше материалов польского Архива новых актов (Варшава) наиболее информативным и вместе с тем недостаточно известным ^ в российской историографии документом является копия доклада о тайном

О

заседании, проходившем 17 июня 1919 г. в здании германского Военного ми-

^ нистерства14. Немецкая сторона была представлена группой военных чинов

« во главе с министром обороны Густавом Носке. Советским представителем выЛ

ступал некий майор15 Иванкович. ^ Текст доклада сохранил весьма оживленную дискуссию между представи-

а телями немецкого и советского военных ведомств. Майор Иванкович выразил

у благодарность Германской Республике за предоставленную помощь в виде по-^ сланных Советской России 2387 офицеров и 1293 унтер-офицеров. При этом

£ он особо подчеркнул, что «согласно тайному договору, Германия обязалась

® России предоставить для русской армии незадействованных офицеров»16. Фак-

§ ты сотрудничества в военной сфере между веймарской Германией и Советской ^ Россией давно известны, но упомянутое советским представителем — отправка юр для службы в Красной Армии германских офицерских кадров — представляет

н особый интерес. С

Анализ содержания документа позволяет заключить, что обе стороны были связаны неким тайным соглашением, своим острием направленным против Польши. В ответ на упрек полковника Рейнхарда17, что «Россия до сих пор еще не напала на Польшу», присутствовавший г-н фон Штиллерн подчеркнул, что «Россия совсем не могла поступить иначе. Согласно договору, Россия только лишь тогда примет наступательные меры против Польши, когда секретный договор будет опубликован»18.

Польша, в контексте неизвестного нам договора, становилась лишь второстепенной целью, ведь, как подчеркнул полковник Рейнхард, «вследствие захвата Россией Польши, Германия была бы прикрыта на Востоке и могла бы бросить все свои силы на запад». Соответственно, задача Москвы сводилась бы к обеспечению тыла Германии, в то время как последняя вела бы боевые действия со странами Антанты.

Вместе с тем, не стоит преувеличивать значение самих переговоров, проходивших в Берлине. Они носили совещательный характер, и обсуждение противодействия странам Антанты оказалось сведенным к словам генерал-лейтенанта В. Гренера, что «новая война против Антанты была бы бесперспективной. Нынешняя немецкая армия достигнет, пожалуй, своей цели в отношении Польши, против армии Антанты она слишком слаба»19.

Следует полагать, что в новых условиях 1919 г., становление сильной и обеспеченной помощью стран Антанты Польши вызывало объяснимое беспокойство со стороны ее западного соседа. Очевидно, что немецкой стороне было выгодно скорейшее наступление боевых действий на восточных рубежах Второй Речи Посполитой. Военное столкновение Польши и Советской России должно было отвлечь польскую политическую элиту от решения территориального спора с Германией. Немецкое командование не препятствовало первой возможности столкновения Красной Армии и Войска Польского. Перспектива такового появилась в начале февраля 1919 г. Тогда (05.02.1919) было заключено упомянутое выше тайное польско-немецкое соглашение в Белостоке, по которому польским войскам позволялось перейти через не- ^ мецкие боевые порядки. Тем самым немцы непосредственно способствовали С!

(■ч)

прямому столкновению польских сил с Красной Армией. Показательно, что ^

буквально через неделю после заключения Белостокского соглашения 12 фев- ^

раля 1919 г. появилась директива о создании советского Западного фронта20, |

а 14 февраля разыгрался бой под Березой Картузской, который трактуется ^

« " 21 ^

некоторыми историками как первое сражение советско-польской войны21. -с Более выразительно германские интересы озвучит уже в следующем, 1920 г. главнокомандующий рейхсвера Ганс фон Сект: «Ни один немец не должен ^ пошевелить и рукой ради спасения от большевизма Польши <...> и если бы ^ черт побрал Польшу, нам бы следовало ему помочь»22. Таким метафорическим § «чертом» на рубеже 1918-1919 гг. оказалась Советская Россия, активно устанавливавшая свою власть на пограничных с Польшей территориях. Польские я

исследователи Д. Липиньска-Наленч и Т. Наденч полагают, что, пойдя на подписание соглашения с Польшей, Берлин хотел ускорить начало советско-польской войны, в результате чего должна была сократиться помощь польским повстанцам в Великопольше со стороны Варшавы23.

Несмотря на то что собранные польскими информаторами данные и аналитические материалы могут создавать в глазах современного исследователя картину некого советско-германского «сговора» против Польши, следует, на наш взгляд, учитывать, что в рассматриваемый период отношения между Германией и Советской Россией не вышли на официальный межгосударственный уровень. Тогда они носили скорее несколько пробный, экспериментальный характер. Советское руководство никогда не афишировало рассматриваемые выше аспекты взаимоотношений с Германией. Впрочем, уже в то время складывалось представление о возрожденной Польше как одной из основ Версальского мира, столь критично воспринимавшегося как в Берлине, так и в Москве. Равно негативное отношение к новому политическому раскладу в Европе и к расширяющей свое политическое влияние Польше вынудит Берлин к поиску новых форм содействия Советской России при развитии Красной армией военных успехов на Западном фронте24.

Bericht über die am 17. Juni 1919 im Gebaude des Kriegsministeriums stattgefundenen Geheimsitzung

(Доклад о тайном заседании, проходившем 17 июня 1919 в здании военного министерства)

t^ Составлен в 3 экземплярах для секретного архива военного министерства,

g министерства иностранных дел Германии, штаба Носке.

es Присутствовали:

^ Министр обороны Носке

я Полковник Рейнхард

Тайный советник фон Штиллерн

« Генерал-лейтенант Гренер

g Майор Иванкович из штаба русской Красной Армии

g Обер-лейтенант Ванковский, его адъютант

^ Министр обороны Носке приветствует господина Иванковича от имени

g присутствующих и просит его предоставить отчет, а также огласить свои даль-

!§ нейшие пожелания.

S Господин Иванкович излагает на ломаном немецком языке: Товарищ Троц-^ кий послал меня сюда, чтобы выразить благодарность Германской Республике ^ за предоставленную помощь, что я и делаю. Вы выслали нам на сегодняшний

н С

момент 2387 офицеров, а также 1293 унтер-офицера, которые повсюду в нашей армии имеют офицерское звание. Я должен вам, господа, однако сообщить, что нам необходимо еще больше офицеров. Мы привлекли, разумеется, много офицеров из царского режима, однако имеется большой недостаток в технических и артиллерийских кадрах. Согласному тайному договору, Германия обязалась России предоставить русской армии незадействованных офицеров, что, безусловно, ей необходимо.

Полковник Рейнхард упрекает господина Иванковича в том, почему Россия до сих пор еще не напала на Польшу. Вследствие захвата Польши Россией Германия была бы прикрыта на Востоке и могла бы бросить все свои силы на запад.

Господин фон Штиллерн подчеркнул, что Россия совсем не могла поступить иначе. Согласно договору Россия только лишь тогда примет наступательные меры против Польши, когда секретный договор будет опубликован, что произойдет только в том случае, если Германия не примет условий мира. Возможно, нынешнее руководство подаст в отставку, а новое руководство подпишет мирный договор. В этом случае пропаганда приведет к тому, что народ восстанет, и правитель по своей инициативе захватит Польшу. Тогда наступит время для господина Троцкого. Пока абсолютно нет смысла официально применять силу и политику отчаяния.

Генерал-лейтенант Гренер добавил к этому, что новая война против Антанты была бы бесперспективной. Нынешняя немецкая армия достигнет, пожалуй, своей цели в отношении Польши, против армии Антанты они слишком слабы.

В связи с этим было решено послать господина Иванковича с капитаном Ройше в седьмой армейский корпус, где доныне записывалось большинство офицеров для русской армии25.

Архив новых актов (Варшава) (ААЫ, ЫБ2, sygn. 4475. К. 96-97. Ойрю.)

Перевод выполнен М. Д. Глинской

d

См.: Указание по прямому проводу Ф. В. Костяева начальнику штаба Западной армии о порядке дальнейшего продвижения частей армии от 25 ноября 1918 г. // Директивы Главного командования Красной Армии. М., 1969. С. 179. См.: Директива Главного командования командованию Западной армии о линии даль- Д, нейшего продвижения на запад (от 6 января 1919 г.) // Там же. С. 186. 13

В данном случае формально следует говорить о частях Войска Польского, так как 29 де- -д кабря 1918 г. Самооборона Литвы и Белоруссии была распущена, а все ее члены были -2 полностью включены в ряды Войска Польского. Подробнее см.: Lukomski G., Polak B. щ W obronie Wilna, Grodna i Minska. Front Litewsko-Bialoruski wojny polsko-bolszewickiej 1918-1920. Koszalin-Warszawa, 1994. P. 30-32. £

Archiwum Akt Nowych, Ministerstwo Spraw Zagraniczych (далее — AAN, MSZ). Sygn. 4475. K. 26. Докладная записка о советско-германских интригах в Литве (март 1919 г.)

Так указано в тексте.

Oi

2

3

4

6 AAN, MSZ. Sygn. 4475. K. 25. Информационное письмо комиссара Гродненского повета Главному Командованию Войска Польского (в Военное Управление восточных кресов, Генеральному Гражданскому Комиссару) от 22.03.1919.

7 AAN, MSZ. Sygn. 4475. K. 28. Докладная записка о советско-германских интригах в Литве (март 1919 г.)

8 AAN, MSZ, Sygn. 4475. K. 26. Докладная записка о советско-германских интригах в Литве (март 1919 г.). О Белостокском договоре также см.: Описание послевоенных боев германских войск и фрайкоров. Вывод войск с Востока / пер. с нем. и коммент. Л. В. Ланни-ка. М., 2014. С. 42

9 AAN, MSZ. Sygn. 4475. K. 77. Информационное письмо Комиссара Гродненского повята в Литовско-Белорусский департамент от 11.04.1919 г.

10 Следует учитывать, что речь идет об отдельных офицерах, социальный и политический состав которых в преддверии окончания войны не представлял собой гомогенной структуры. См.: Ланник Л. В. Накануне «удара в спину»: германская армия осенью

1918 г. // Первая мировая война, Версальская система и современность. СПб., 2014. С. 278-279.

11 Особенности материального положения эвакуируемых германских войск отражены в: Описание послевоенных боев германских войск и фрайкоров. Вывод войск с Востока. С. 152.

12 AAN, MSZ. Sygn. 4475. K. 89. Информационное письмо из Польского Посольства в г. Берне в Министерство Иностранных Дел в Варшав от 07.08.1919.

13 AAN, MSZ. Sygn. 4475. K. 97. Копия Доклада о тайном заседании, проходившем 17 июня

1919 в здании Военного министерства (Германия).

14 Представляется, что одними из первых в историографии истории советско-польских отношений на данный документ обратили внимание польские исследователи Г. Лукомский и Б. Поляк. См.: Lukomski G., B. Polak. W obronie Wilna, Grodna i Minska. P. 59-62.

15 Так указано в документе.

16 AAN, MSZ. Sygn. 4475. K. 96. Копия Доклада о тайном заседании, проходившем 17 июня 1919 в здании Военного министерства (Германия).

17 Скорее всего, речь идет о Вальтере Густаве Рейнхарде, полковнике (1918), занявшем 2 января 1919 г. пост прусского военного министра.

18 AAN, MSZ. Sygn. 4475. K. 96. Копия Доклада о тайном заседании, проходившем 17 июня ^ 1919 в здании Военного министерства (Германия).

£ 19 Ibid.

Ц 20 ДГККА (1917-1920). М., 1969. С. 361.

г^ 21 Подробнее см.: Барынкин А. В. К вопросу о датировке советско-польской войны // Вест-fk ник Брянского государственного университета. № 2 (2012): История. Литературоведе-£ ние. Право. Языкознание. Брянск, 2013. С. 15-18.

Лр 22 Цит. по: Горлов С. А. Совершенно секретно: Альянс Москва-Берлин, 1920-1933 гг. М., ^ 2001 // http://militera.lib.ru/research/gorlov1/01.html (дата обращения: 17.02.2017). jg 23 Липиньская-Наленч Д., Наленч Т. Начало // Белые пятна — черные пятна: Сложные во-§ просы в российско-польских отношениях. М., 2010. С. 57.

<и 24 Следует учитывать, что в немецком обществе, равно как и в среде политической элиты IU Германии, имело место негативное восприятие Советской России и попыток ее руковод-о ства воплотить в жизнь идеи мировой революции. Подробнее см.: Горлов С. А. Совершен-^ но секретно: Альянс Москва-Берлин, 1920-1933 гг. М., 2001 // http://militera.lib.ru/ sS research/gorlov1/01.html (дата обращения: 17.02.2017); Трошина Т. И. Тень Версальского § мира: влияние событий советско-польской войны на общественную жизнь послевоенной ^ Германии (август 1920 — июнь 1921 гг.) // Первая мировая война, Версальская система ^ и современность. СПб., 2014. С. 317-319.

^ 25 AAN, MSZ. Sygn. 4475. K. 96-97. Копия Доклада о тайном заседании, проходившем Й 17 июня 1919 г. в здании Военного министерства (Германия).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

References

BARYNKIN A. V. K voprosu o datirovke sovetsko-pol'skoj vojny [Barynkin A. V. To a question of dating of the Soviet-Polish war. In Russ.] // Vestnik Bryanskogo gosudarstvennogo universiteta. N 2 (2012): Istoriya. Literaturovedenie. Pravo. Yazykoznanie. Bryansk, 2013. S. 15-18.

Direktivy Glavnogo komandovaniya Krasnoj Armii. [Directives of the Main Command of Red Army. In Russ.] Moscow, 1969.

GORLOV S. A. Sovershenno sekretno: Al'yans Moskva-Berlin, 1920-1933 gg. [Gorlov S. A. Top secret: Alliance Moscow-Berlin, 1920-1933. In Russ.] Moscow, 2001 // http://militera.lib.ru/research/gorlov1/01. html (data obrashcheniya: 17.02.2017).

LANNIK L. V. Nakanune "udara v spinu": germanskaya armiya osen'yu 1918 g. [Lannik L. V. On the eve of "stab in the back": German army in the fall of 1918. In Russ.] // Pervaya mirovaya vojna, Versal'skaya sistema i sovremennost'. St Petersburg, 2014. S. 278-279.

LIPIN'SKAYA-NALENCH D., NALENCH T. Nachalo // Belye pyatna — chyornye pyatna: Slozhnye voprosy v rossijsko-pol'skih otnosheniyah. Moscow, 2010.

Opisanie poslevoennyh boev germanskih vojsk i frajkorov. Vyvod vojsk s Vostoka [Description of postwar fights of the German troops and freikor. Withdrawal of troops from the East. In Russ.] / Per. s nem. i komment. L. V. Lannika. Moscow, 2014.

TROSHINA T. I. Ten' Versal'skogo mira: vliyanie sobytij sovetsko-pol'skoj vojny na obshchestvennuyu zhizn' poslevoennoj Germanii (avgust 1920 — iyun' 1921 g.) [Troshina T. I. Shadow of the Versailles world: influence of events of the Soviet-Polish war on public life of post-war Germany (August, 1920 — June, 1921). In Russ.] // Pervaya mirovaya vojna, Versal'skaya sistema i sovremennost'. St Petersburg, 2014. S. 317-319.

Список литературы

Барынкин А. В. К вопросу о датировке советско-польской войны // Вестник Брянского государственного университета. № 2 (2012): История. Литературоведение. Право. Языкознание. Брянск, 2013. С. 15-18.

Горлов С. А. Совершенно секретно: Альянс Москва-Берлин, 1920-1933 гг. М., 2001 // http:// militera.lib.ru/research/gorlov1/01.html (дата обращения: 17.02.2017).

Директивы Главного командования Красной Армии. М., 1969.

Ланник Л. В. Накануне «удара в спину»: германская армия осенью 1918 г. // Первая мировая война, Версальская система и современность. СПб., 2014. С. 278-279.

Липиньская-Наленч Д., Наленч Т. Начало // Белые пятна — черные пятна: Сложные вопросы в российско-польских отношениях. М., 2010.

Описание послевоенных боев германских войск и фрайкоров. Вывод войск с Востока / Пер. с нем. и коммент. Л. В. Ланника. М., 2014.

Трошина Т. И. Тень Версальского мира: влияние событий советско-польской войны на общественную жизнь послевоенной Германии (август 1920 — июнь 1921 г.) // Первая мировая война, Версальская система и современность. СПб., 2014. С. 317-319.

Lukomski G., Polak B. W obronie Wilna, Grodna i Minska. Front Litewsko-Bialoruski wojny polsko-bolszewickiej 1918-1920. Koszalin-Warszawa, 1994. ^

<N

Z;

13

А. В. Барынкин. Тайное заседание Военного министерства Германии от 17.06.1919 г. S

в контексте становления советско-польских отношений о

13

Статья посвящена одному из наименее полно представленных в современной российской историо- .У графии вопросов — влиянию «германского фактора» на развитие советско-польских отношений на ру- о беже 1918-1919 гг. Автором использованы малоизвестные отечественным исследователям документы «2 из Архива Новых Актов (Archiwum Akt Nowych) г. Варшава, самым значимым из которых является ^ копия доклада о тайном заседании, проходившем 17 июня 1919 в здании Военного министерства (Гер- ^ мания). Этот материал представляет собой отчет о встрече представителя Советской России по фамилии Иванкович с высшими военными чинами германского военного министерства. Документ интересен в первую очередь тем, что он зафиксировал уровень развития советско-германских отношений рассматриваемого периода. Данный источник в своем содержании представил равно негативное отношение к новому политическому укладу в Европе и к расширяющей свое политическое влияние Польше. '3

Ключевые слова: Версальская система, Иванкович, «германский фактор», Советская Россия, Вильно, Войско Польское, Красная Армия, Носке, Сект, спартаковцы, советско-польская война.

A. V. Barynkin. Secret conference of the Reich Minister of Defence of 17 June 1919 in the context of the establishment of Soviet-Polish relations

The article examines one of the least represented in the modern Russian historiography themes, the influence of «German factor» on the development of Soviet-Polish relations at the turn of 1918-1919. The author has used not well known for domestic scholars documents from the Archives of New Acts (Archiwum Akt Nowych) in Warsaw, a copy of the secret report of meeting held on 17 June 1919 at the German War Ministry is the most significant of them. This material reports about a meeting of the representative of Soviet Russia Iwankowicz with top military officials of the German War Ministry. The document is primarily interesting for the assessment of the level of development of the Soviet-German relations in the period under review. This source gives us a picture of negative attitude to both the new political order in Europe and to Poland, which was expanding its political influence at that time.

Key words: Versailles system, Iwankowicz, «German factor», Soviet Russia, Vilna, Wojsko Polskie, the Red Army, Noske, Sekt, Spartacus, Soviet-Polish war.

Барынкин, Артем Владимирович — к. и. н., старший преподаватель кафедры европейских исследований Санкт-Петербургского государственного университета.

Barynkin, Artem Vladimirovich — Ph. D., Senior Lecturer of the Department of European studies, St Petersburg State University. E-mail: avbarinkin@yandex.ru

И rt К CP

«

s «

о

v s

CP

о

H о

S «

s «

о p

\o

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.