Научная статья на тему 'Так говорили вожди: лики Белого движения в официальной риторике руководителей советского государства'

Так говорили вожди: лики Белого движения в официальной риторике руководителей советского государства Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
1070
92
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Волков Евгений Владимирович

Автор статьи анализирует речи советских лидеров (В.И. Ленина, И.В. Сталина, Н.С. Хрущева, Л.И. Брежнева, М.С. Горбачева) о белом движения и раскрывает мифы о Гражданской войне. Главный вывод статьи заключается в положении о том, что советские лидеры формировали образ белого движения как составной части многоликого внешнего и внутреннего врага.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The Leaders spoke just so: Official speeches of the Soviet Leaders about the White Guard Movement

The author of the article illustrates the figures of speech about the White Guard Movement. These figures of speech belonged to Soviet Leaders and they directed work of the historians. The main conclusion of the article is idea about rhetorical games of the Soviet Leaders.

Текст научной работы на тему «Так говорили вожди: лики Белого движения в официальной риторике руководителей советского государства»

ТАК ГОВОРИЛИ ВОЖДИ: ЛИКИ БЕЛОГО ДВИЖЕНИЯ В ОФИЦИАЛЬНОЙ РИТОРИКЕ РУКОВОДИТЕЛЕЙ СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА

(Работа выполнена при поддержке РФФИ. Проект № 04-06-96022)

Исторические представления о Белом движении в советской стране изначально оказалась под жестким прессом идеологии. И поэтому главными ориентирами дня историков, литераторов, публицистов, пропагандистов и других «бойцов идеологического фронта» стали указания вождей, их мнения и оценки.

Главным историком гражданской войны для многих советских людей, бесспорно, являлся В.И. Ленин. После его кончины в 1924 г. в русле политики культа личности умершего вождя советские историки стали называть Ленина создателем марксистско-ленинской концепции Гражданской войны в России. Но еще большая «ленинофикация исторического процесса» началась с середины 1950-х гг. в связи с критикой культа личности И.В. Сталина. Когда вместо обожествления Сталина советские идеологи сделали ставку на культ личности Ленина. По меткому выражению французского историка М. Ферро, Ленина стали цитировать как Евангелие, а вместо Л.Д. Троцкого и И.В. Сталина на страницах исторических сочинений и учебников присутствовала вездесущая и анонимная коммунистическая партия [1, с. 163].

Если судить по опубликованным работам Ленина, где затрагивались вопросы гражданской войны [2], он не так много писал о Белом движении и его лидерах. В большей степени Ленин клеймил эсеров и меньшевиков, как пособников белых режимов на начальном этапе гражданской войны. Так председатель Совнаркома в одной из своих статей в августе 1919 г. писал: «...противники Советской власти делятся на две большие группы. Обе защищают капитализм против социализма. Одна делает это зверски и с самой грубой корыстью; это — помещики, капиталисты, кулаки, Деникины, Колчаки, черносотенцы, кадеты. Другая группа защищает капитализм «идейно», т.е. бескорыстно или без прямой, личной корысти, из предрассудка, из трусости нового; это — меньшевики и эсеры. Это — последние «идейные» защитники капитализма» [3, с. 169]. Таким образом, по мнению Ленина одни противники Советской республики, выступавшие под знаменами белых генералов, это люди корыстные, «барышники», воевавшие только за личные материальные интересы, а другие, умеренные социалисты, глупые и трусливые заложники своих идеологических стереотипов. Меньшевиков и эсеров Ленин называл «подголосками буржуазных контрреволюционеров» [4, с. 167].

Белые генералы и их армии, по мнению Ленина, исполняли роль главной ударной силы международного капитала в России. Поэтому он неоднократно подчеркивал, что гражданскую войну против России развязали иностранные государства, а белые выступили их пособниками в этом деле. Так в своей речи на одной из партийных конференций в декабре 1919 г. В.И. Ленин заявил, что «всемирный империализм ... вызвал у нас, в сущности говоря, гражданскую войну и виновен в ее затягивании» [3, с. 343].

С подачи большевистской пропаганды периода Гражданской войны среди советских историков доминировала точка зрения, что белые получали широкомасштабную помощь в виде финансовых средств, вооружений, боеприпасов, снаряжения и войск со стороны капиталистических держав. В одном из своих выступлений в марте 1919 г. В.И. Ленин говорил: «...все знают, что против нас пошли белогвардейцы на западе, на юге, на востоке только благодаря помощи Антанты, кидавшей миллионы направо и налево, причем громадные запасы снаряжения и военного имущества, оставшиеся от империалистической войны, были собраны передовыми странами и брошены на помощь белогвардейцам, ибо эти господа миллионеры и миллиардеры знают, что тут решается их судьба, что тут они погибнут, если не задавят немедленно нас» [5, с. 51]. Впоследствии он развил свою мысль, отмечая, что «Колчак и Деникин — главные и единственно серьезные враги Советской Республики. Не будь помощи им со стороны Антанты (Англия, Франция, Америка), они бы давно развалились. Только помощь Антанты делает их силой» [3, с. 46].

Говоря о руководящей политической силе в Белом движении, В.И. Ленин неоднократно обличал партию кадетов, которая ушла в подполье и развернула значительную деятельность по созданию антибольшевистских организаций [4, с. 185, 328, 332,402,493].

Социальной опорой Белого движения, по мнению Ленина, являлось офицерство, «бешенное в своей ненависти к рабочим и крестьянам» [3, с. 244]. Старый командный состав, по мнению вождя «состоял преимущественно из избалованных и извращенных сынков капиталистов, которые ничего не имели общего с простым солдатом» [6, с. 200].

Другой значимой социальной группой являлось кулачество, деревенская буржуазия, которая и поставляла большую часть солдат для белогвардейс-

История

ких армий. «Кулацкие элементы и составили из себя главную и самую серьезную опору контрреволюционного движения в России» — заявил Ленин в июле 1918 г. [6, с. 11 ]. Они составляли ядро всех контрреволюционных армий на протяжении всей гражданской войны.

На начальном этапе Гражданской войны — в конце 1917 — начале 1918 года — кулачество, по мнению Ленина, еще активной роли в борьбе с советской властью не играло. Потому что тогда революционные действия большевиков были направлены исключительно против помещиков, а в ликвидации помещичьего землевладения оказалось заинтересовано и кулачество. Но, когда летом 1918 года начался второй этап революции в деревне, который коснулся экономических интересов кулачества, оно поднялось против советской власти. В августе 1918 г. пролетарский вождь, не стесняясь в выражениях, гневно обвинял: «Везде жадное, обожравшееся, зверское кулачье соединялось с помещиками и с капиталистами против рабочих и против бедноты вообще. Везде кулачье с неслыханной кровожадностью расправлялось с рабочим классом. Везде оно входило в союз с иноземными капиталистами против рабочих своей страны» [6, с. 39].

Казачество, по мнению Ленина, представляло собой серьезную контрреволюционную силу, особенно на Юге. Он не видел, какую роль сыграло казачество, отстаивая идеалы самостийности, в Белом движении и тем самым подрывало его единство. Ленин утверждал, что казаки южных регионов были главным источником пополнения армии Деникина. В основной массе зажиточного казачества Ленин усматривал «социально-экономическую основу для русской Вандеи», которая боролась за утраченные в ходе революции привилегии, за «традиции монархии и средневековья» [3, с. 244; 4, с. 128].

Политические режимы белых правительств Ленин обозначил как «диктатура буржуазии». Он отмечал их кровавые расправы над рабочими, крестьянами и даже над их союзниками эсерами и меньшевиками. «Публичная порка женщин. Полный разгул власти офицеров, помещичьих сынков. Грабеж без конца. Такова правда о Колчаке и Деникине». (Ленин В.И. Все на борьбу с Деникиным / В.И. Ленин // Полн. собр. соч.

— М.: Политиздат, 1977. — Т. 39. — С. 47).

Когда Ленин в своих выступлениях и статьях касался личностей руководителей Белого движения, то зачастую подчеркивал их монархизм, обусловленный военной карьерой при царском режиме. Он акцентировал внимание на их антипатриотизм, их причастность к распродаже богатств страны. В частности A.B. Колчак, со слов Ленина, «продает Россию оптом и в розницу» [3, с. 244].

Конечно, Ленин, как прагматичный политик, сильно упрощал ситуацию, хотя действительность братоубийственной гражданской войны, конечно, была во многом иной, более многоликой и где-то

даже трудно объяснимой. Работы Ленина обозначили контуры главных образов «белогвардейщи-ны» — «барские сынки» офицеры, люто ненавидевшие рабочих и крестьян; обожравшиеся кулаки, составлявшие основной костяк белых армий; обманутые своими атаманами и бывшими царскими генералами казаки, поддержавшие буржуазнопомещичью диктатуру. Главными «идейными» вдохновителями Белого движения, по мнению Ленина, являлись кадеты, эсеры и меньшевики. Особенно гневно и много вождь обличал социалистов, как пособников белых генералов. В ленинском дискурсе по поводу Белого движения присутствовали следующие слова: «бандиты», «лакеи империализма», «авантюристы», «грабители» и др.

С середины 1930-х гг. на долгое время утвердилась сталинская концепция Гражданской войны как трех походов Антанты. Белое движение в этой трактовке являлось движение антипатриотическим, представители которого действовали главным образом не в интересах своей страны, а в фарватере политики иностранных держав. Сталин еще более усилил тезис Ленина о «белогвардейцах» как пособников враждебных России государств.

Еще в сентябре 1917 г. в своей статье, опубликованной в газете «Рабочий путь», Сталин усматривал в «заговоре» генерала Л.Г. Корнилова иностранные корни. Будущий генсек большевистской партии отмечал, что зарубежные дипломаты и их агенты всячески помогали корниловскому движению, но когда оно провалилось, иностранцы поспешили выехать из России [7, с. 286—288].

Для Сталина почти все внутренние враги Республики Советов периода Гражданской войны, так или иначе, получали поддержку из-за рубежа. Например, в записке В.И. Ленину из Петрограда в середине июня 1919 г. Сталин вполне серьезно утверждал, что наступление генералов Родзянко и Юденича на Петроград финансировалось Англией. Эту же мысль он подтвердил позже в беседе с корреспондентом газеты «Правда» [8, с. 263, 266, 267].

По мнению Сталина победа Деникина и Колчака, которые «несут с собой не только ярмо помещика и капиталиста, но и ярмо англо-французского капитала»», «есть потеря самостоятельности России, превращение России в дойную корову англофранцузских денежных мешков» [8, с. 284].

Еще одна трактовка вождя о Белом движении, которая также легла в основу сталинской истории Гражданской войны, заключалось в следующем. Контрреволюционные силы были очень сильны и организованы. Весной 1919 г. их руководители задумали организовать «комбинированный поход Колчака — Деникина — Юденича». Главный удар наносил Колчак, с ним должны были в Саратове соединиться войска Деникина для совместного наступления на Москву. Генерал Юденич наносил вспомогательный удар по Петрограду. Когда этот план

провалился, родилась идея нового похода Антанты. Осенью 1919г. главный удар по Москве с Юга, должен был нанести Деникин. В свою очередь, Юденич вновь должен был наступать с Северо-запада на Петроград. Первоначально эта объяснительная схема Сталина действий «белогвардейцев» содержалась в его статье «Военное положение на Юге», опубликованной в декабре 1919 г. в газете «Правда». В этой же статье Сталин попытался сформулировать основные причины поражения Белого движения, среди которых он назвал непрочность тыла и окраинное положение белых правительств, а также более эффективная боевая деятельность РККА. Впоследствии в статье «Новый поход Антанты» (май 1920 г.) Сталин наступление польских войск на Украину обозначил как «третий поход Антанты» [8, с. 282—283,284—288, 320—321].

Как известно, в период Гражданской войны, Сталин с недоверием относился к позиции Л.Д. Троцкого о привлечении в Красную армию военных специалистов старой школы, а также офицеров, бывших участников Белого движения. В своей речи на пленуме Московского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов «О положении дел на Южном фронте» (29 октября 1918 г.) Сталин говорил о появлении в рядах РККА «нового красного офицерства». Но под этим словосочетанием подразумевались не профессиональные военные, а «бывшие солдаты, получившие боевое крещение» [8, с. 147]. Для Сталина привлечение в Красную армию в большом количестве офицеров являлось неприемлемым делом.

Приведем примеры риторики Сталина относительно участников Белого движения. В ней встречаются следующие словосочетания и выражения: «царские холопы»; «банды Краснова»; белое правительство генерала М.В. Алексеева в Екатерино-даре состоит из «ставленников Англии»; «солдаты Краснова отличаются поразительной тупостью и невежеством, полной оторванностью от внешнего мира, они не знают, за что воюют»; правительства белых — это «карточные домики контрреволюционных авантюристов»; белые правительства — это буржуазные «правительства» на окраинах России, которые «оказались мыльными пузырями, непригодными для прикрытия интервенции»; «пресловутая северо-западная армия»; «людоеды Антанты»; после разгрома Колчака под Нивониколаевском «от его армии осталось лишь одно воспоминание»; «правительство Деникина-Колчака есть самое антинародное, самое антинациональное правительство»; «самодержавные управления Колчака-Деникина»; базу контрреволюции на окраинах составляли «привилегированные казаки-колонизаторы» и «неполноправные мусульманские народы» [8, с. 148, 149, 150,151, 234, 267,283, 284, 285—286, 287].

Вышедший в 1938 г. под личной редакцией Сталина «Краткий курс истории ВКП (б)» на длительный период установил схему, в рамках которой дол-

жна изучаться вся отечественная история XX века. В этой схеме, конечно, не было места истории антибольшевистских правительств и вооруженных формирований.

Новый руководитель советской страны Н.С. Хрущев, в отличие от Ленина и Сталина, являлся непосредственным участником гражданской войны. Сначала он служил командиром красногвардейского батальона на Донбассе, а затем — комиссаром батальона IX Кубанской армии, части которой сражались на Царицынском фронте и на Кубани [9, с. 17—18]. Однако сам Хрущев почему-то предпочитал много не говорить о своем участии в Гражданской войне. В воспоминаниях он не говорил об этом ни слова [10]. Может быть, это молчание Хрущева было связано с тем, что в 1919 г. в деревне Калиновке Курской губернии, где он оставил, уходя на фронт, семью, умерла от тифа его первая жена. А возможно имелись и другие причины, из-за которых Никита Сергеевич не очень любил воспоминать годы Гражданской войны.

В своем докладе, посвященном сорокалетию «Великой Октябрьской социалистической революции» (6 ноября 1957 г.), Н.С. Хрущев, помимо обычных штампов в отношении внутренней контрреволюции, как союзника «империалистических хищников», стремившихся превратить Россию «в колонию крупнейших капиталистических держав Запада», упомянул имя донского атамана генерала П.Н. Краснова. Он, как и многие представители буржуазии и других враждебных классов, сначала в гуманных целях были отпущены на свободу «под честное слово» не вести борьбы с советской властью. Но в этом они увидели «проявление слабости пролетарской революции» и развязали Гражданскую войну [11, с. 6, 17].

Л.И. Брежнев, как новый глава государства, относился к более молодому поколению (родился в 1906 г.), которое в массе своей не участвовало в Гражданской войне. В своих воспоминаниях «Жизнь по заводскому гудку» ее событиям он уделил несколько предложений. Всех врагов советской власти этого времени, в том числе и белых, Брежнев назвал «шушерой», которая «вылезла на поверхность» и ее ораторы в лице украинских «самостийников», меньшевиков, кадетов, эсеров и анархистов витийствовали на собраниях, стремясь привлечь рабочих на свою сторону. Однако они просчитались, рабочие пошли за большевиками [12, с. 20—21]. Во многих выступлениях Л.И. Брежнева, посвященным очередным годовщинам «Великой Октябрьской социалистической революции» или ленинским юбилеям о событиях Гражданской войны почти не говорилось ни слова. Если докладчик обращался к историческому прошлому, то почти всегда речь шла о «всемирно-историческом значении Октября», при этом затрагивались вопросы советского государственного строительства, осуществлявшегося пос-

История

ле гражданской войны [13, с. 11—35; 14, с. 551— 605]. Лишь в связи с пятидесятилетним юбилеем революции Л.И. Брежнев позволил себе сказать несколько слов о Гражданской войне, заявив при этом, что победа над «полчищами контрреволюции и интервентов» была достигнута благодаря тому, что большевиков поддержали «революционные рабочие и крестьяне». Однако побитые враги не успокоились и после Гражданской войны, по словам вождя, «они стремились использовать малейшую возможность, малейшую лазейку, чтобы подорвать, ослабить молодое государство рабочих и крестьян» [14, с. 81, 84]. В речах Брежнева уже не встретишь такой злобной коннотации, какая была у Ленина и Сталина в отношении белогвардейцев.

В речах и сочинениях последующих руководителей СССР Ю.В. Андропова, К.У. Черненко и М.С. Горбачева обращение к истории Гражданской войны практически отсутствовало, а если и упоминались такие враждебные силы как белые армии, то фразы, дышащие гневом в их адрес, как правило, не произносились. Упоминание о белогвардейцах имело негативные коннотации, но без навешивания каких-либо ярлыков.

Например, в докладе Ю.В. Андропова (апрель 1982 г.) по поводу очередной годовщины со дня рождения В.И. Ленина, говорилось о «чудесной» победе большевиков в Гражданской войне. Против Советской власти, по мнению Андропова, выступили «прогнивший, ослабленный войной, изживший себя помещичье-буржуазный строй» и внешние враги Страны Советов [15, с. 192].

Последний советский руководитель М.С. Горбачев в своем выступлении, посвященном 70-летию «Великой Октябрьской революции» утверждал, что Гражданская война была навязана народу противниками большевиков. Среди врагов советской власти главной, по словам генерального секретаря, являлась «хорошо обученная и вооруженная контрреволюционная армия, которую подкармливали империалисты Запада и Востока» [16, с. 20].

После распада СССР исторические оценки М.С. Горбачева, претерпели сильные изменения. По прошествии нескольких лет после заката советской страны в беседе с одним из отечественных политологов, говоря об уроках XX века, Горбачев заметил, что все люди «от Бога жизнь получили, — никто не может ею распоряжаться по произволу. А ведь сколько миллионов жизней было загублено в XX веке. И белые, и красные ее уничтожали: ничего человеческая жизнь не стоила» [17, с. 102]. Бывший первый президент СССР к этому времени, видимо, многое переосмыслил в российской истории. И красных, и белых он поставил на один уровень, говоря о гибели миллионов соотечественников во время Гражданской войны.

Таким образом, руководители советского государства обращались к истории Гражданской войны, по разным поводам. Ленин и Сталин писали и говорили

о «белогвардейцах» как о врагах в русле текущей политики и тех проблем, которые они пытались решить. С 1940-х гг. наблюдается значительное снижение внимания к Белому движению и актуализации его как образа врага. Видимо, это было связано и с двадцатилетней временной дистанцией, и с выходом на первый план иных политических проблем. Поэтому последующие руководители страны рисовали образ «белого» врага, как правило, в связи с очередной годовщиной «Великого Октября» или основателя советского государства В.И. Ленина. Риторика советских вождей со временем менялась и претерпела определенную эволюцию: от эмоциональных и ругательных эпитетов В.И. Ленина и И.В. Сталина до несколько нейтральных терминов Л.И. Брежнева, Ю.В. Андропова и М.С. Горбачева. Однако при этом все же негативные коннотации в отношении Белого движения сохранялись. В целом, почти все публичные речи и высказывания советских вождей отличались неглубоким познанием Белого движения. Возможно, они знали, гораздо, больше, но вынуждены были придерживаться определенных «правил игры», которые диктовались официальной риторикой. Лишь в высказываниях и заявлениях Сталина можно увидеть попытки выстроить логическую схему деятельности контрреволюционных сил («три похода Антанты»), Однако и в ней присутствовало много идеологических штампов.

Речи и указания вождей относительно исторического пути России, в том числе и по вопросам Гражданской войны, были определяющими для многих советских историков. Оценка врагов в устах советских руководителей неизменно переносилась на страницы исторических трудов, школьных и вузовских учебников.

Советские руководители возглавляли ряды активных создателей и трансляторов одного из базовых советских мифов, мифа о Гражданской войне, который не мог существовать без образа врага. Белое движение являлось составной частью того многоликого врага, борьба против которого была призвана сплотить советское общество.

Литература

1. Ферро М. Как рассказывают историю детям в разных странах мира /М. Ферро. — М.: Высшая школа, 1992. — 220 с.

2. См. работы В.И. Ленина: «Тезисы о современном положении», «Успехи и трудности Советской власти», «Тезисы ЦК РКП (б) в связи с положением Восточного фронта», «Все на борьбу с Деникиным», «Письмо к рабочим и крестьянам по поводу победы над Колчаком», «Письмо к рабочим и крестьянам Украины по поводу побед над Деникиным», «О свободной торговле хлебом» и др.

3. Ленин, В.И. Полн. собр. соч. / В.И. Ленин. — М. : Политиздат, 1977. — Т. 39. — 624 с.

4. Ленин, В.И. Полн. собр. соч. / В.И. Ленин. — М. : Политиздат, 1977. — Т. 36. — 540 с.

5. Ленин, В.И. Полн. собр. соч. / В.И. Ленин. — М.: Политиздат, 1977. — Т. 38. — 680 с.

6. Ленин, В.И. Полн. собр. соч. / В.И. Ленин. — М.: Политиздат, 1977. — Т. 37. — 748 с.

7. Сталин, И.В. Сочинения / И.В. Сталин. — М.: Госполитиздат, 1951. — Т. 3. — 428 с.

8. Сталин, И.В. Сочинения /И.В. Сталин. — М.: Госполитиздат, 1951. — Т. 4. — 488 с.

9. Медведев, P.A. Н.С. Хрущев: Политическая биография / Р.А.Медведев. — М. : Книга, 1990. — 303 с.

10. Хрущев, Н.С. Время. Люди. Власть. Воспоминания в 4-х кн. / Н.С. Хрущев. — М.: Моск. новости, 1999. — Кн. 1. — 848 с.

11. Хрущев, Н.С. Сорок лет Великой Октябрьской Социалистической революции / Н.С. Хрущев.

— М.: Госполитиздат, 1959. — 80 с.

12. Брежнев, Л.И. Воспоминания / Л.И. Брежнев. — М.: Политиздат, 1982. — 46 с.

13. Брежнев, Л.И. Ленинским курсом. Речи и статьи / Л.И. Брежнев. — М.: Политиздат, 1970. — Т. 1, —544 с.

14. Брежнев, Л.И. Ленинским курсом. Речи и статьи. / Л.И. Брежнев. — М. : Политиздат, 1970. — Т. 2, —608 с.

15. Андропов, Ю.В. Ленинизм — неисчерпаемый источник революционной энергии и творчества масс Ю.В. Андропов. // Избранные речи и статьи. — М.: Политиздат, 1983. — 320 с.

16. Горбачев, М.С. Октябрь и перестройка: революция продолжается / М.С. Горбачев. — М.: Политиздат, 1987. — 144 с.

17. Горбачев, М.С. Неоконченная история. Три цвета времени / М.С. Горбачев, Б.Ф. Славин . — М.: Международные отношения, 2005. — 232 с.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.