Научная статья на тему 'Святитель иннокентий, епископ Иркутский: особенности возникновения культа сибирского святого'

Святитель иннокентий, епископ Иркутский: особенности возникновения культа сибирского святого Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
137
14
Поделиться
Ключевые слова
СВЯТИТЕЛЬ ИННОКЕНТИЙ ИРКУТСКИЙ / АГИОГРАФИЯ / ЦЕРКОВНОЕ ПОЧИТАНИЕ

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Терехин Василий

В статье рассматриваются особенности формирования почитания Святителя Иннокентия Сибирского. Анализируется проблема сочетания традиционных агиографических приемов при создании житий святых с попыткой научной критики источников, выявлены основные этапы агиографии святого.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Терехин Василий

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Святитель иннокентий, епископ Иркутский: особенности возникновения культа сибирского святого»

святитель Иннокентий, епископ иркутский: особенности возникновения культа

сибирского святого

Диакон Василий Терехин, выпускник Омской Духовной Семинарии

Аннотация. В статье рассматриваются особенности формирования почитания Святителя Иннокентия Сибирского. Анализируется проблема сочетания традиционных агиографических приемов при создании житий святых с попыткой научной критики источников, выявлены основные этапы агиографии святого. Ключевые слова: святитель Иннокентий Иркутский, агиография, церковное почитание.

st. innockenty, the bisphop of irkutsk: the peculiarities of the origin of the siberian saint veneration

Summary: The article deals with the peculiarities of the origin of St. Innokenty of the Siberia veneration. The problem of combining traditional hagiographical methods of creation of the Lives of Saints with an attempt of scientific criticism of the sources is analyzed. The main stages of the hagiography of the saint were determined. Key words: St. Innokenty of Irkutsk, hagiography, church veneration.

.iikst

H

оанн Кульчицкий, в монашестве Иннокентий, происходил из древнего дворянского рода Кульчицких, издавна жившего в юго-западной России. Родился в 1680 или 1682 гг. в черниговской губернии и при крещении был назван Иоанном. С середины 1690 года, когда ему исполнилось 10 лет, по 1706 год, он учился в Киевской духовной академии, где и прошел весь курс наук.

По окончании учения, в 1706 году, св. Иннокентий принял монашество и вскоре был посвящен сначала в иеродиакона, а потом (в 1708 г.) в иеромонаха Киево-Печер-ской лавры. В лавре св. Иннокентий пробыл до 1710 года. После этого он был вызван митрополитом Стефаном Яворским в Московскую Славяно-Греко-Латинскую академию, где преподавал словесность. В 1714 г. был назначен префектом этой академии. Должность учителя он занимал до 1719 года.

В 1719 году св. Иннокентий был вызван в Петербург, в Троицкий Александро-Не-вский монастырь. В монастыре он только числился, а на самом деле, в числе соборных иеромонахов Александро-Невской Лавры был назначен служить на корабль «Самсон».

Диакон Василий Терехин «Святитель Иннокентий, епископ Иркутский: особенности возникновения культа Сибирского святого»

В скором времени он был сделан обер-иеромонахом при городе Або в Финляндии. В этой должности св. Иннокентий пробыл до 4 июля 1720 года. В этот день он был назначен начальником миссии в столицу Китая - Пекин в сане епископа. Рукоположение св. Иннокентия в епископский сан произошло в довольно значительное время после назначения, 5 (21) марта 1721 года. При рукоположении, которое произошло в Петербурге, в Троицком соборе Александро-Невской лавры, он был наименован епископом Переславским.

19 апреля 1721 года св. Иннокентий в сопровождении 12 человек священно и церковно-служителей выехал из Петербурга и в начале марта 1722 года прибыл в Иркутск. Переправившись через Байкал, вынужден был остановиться в Троице-Се-ленгинском монастыре, т. к. проехать сразу в Китай возможности не было - этому воспрепятствовали китайские власти, по проискам иезуитов, живших в Пекине.

В течение трех лет пришлось Иннокентию жить в Селенгинском монастыре. Трудна и печальна была его жизнь здесь без средств и в неизвестности, что будет с ним далее. Владыка сам шил и починял себе платье, писал иконы, исполнял монастырские работы и, вообще, не выделялся по образу жизни из простых монахов. Но, несмотря на такую обстановку, преосвященный не унывал и не бездействовал. Он находил себе утешение и твердость в молитве и ежедневном богослужении. Святитель проповедывал слово Божие между язычниками и крестил много бурят и других инородцев, кочевавших около Селенгинска.

Переговоры по поводу разногласий между Россией и Китаем длились около пяти лет и по завершении их было признано за лучшее послать туда не епископа, а архимандрита. Послан был архимандрит Иркутского Вознесенского монастыря Антоний, а св. Иннокентий получил назначение на Иркутскую кафедру самостоятельным епископом. Это произошло 15 января 1727 г.

Для помещения св. Иннокентию был отдан дом Елизова, где впоследствии была построена часовня в честь св. Иннокентия. Впоследствии, уже после кончины святителя, но по его ходатайству, был построен в городе архиерейский дом.

Свою деятельность св. Иннокентий начал с определения границ новой епархии. Дело это было решено Св. Синодом уже после его кончины.

Много трудов употребил св. Иннокентий на устройство новых и украшение существовавших церквей. К моменту его вступления на иркутскую кафедру в епархии было 43 церкви, к моменту его кончины - 53. Также он изыскивал средства для обеспечения их и монастырей. Он ходатайствовал, чтобы уничтожены были в вотчинах монастырей винные откупа, чтобы духовенство освобождено было от незаконных поборов, чтобы была урегулирована торговля церковными свечами. Устроил школу для подготовки священников.

Весьма большое внимание обращал св. Иннокентий на просвещение христианской верой бурят и других народов, населявших его епархию.

Состояние паствы и духовенства было далеко неутешительным. Жители епархии были чрезвычайно грубы и преданы различным порокам, преосвященный Иннокентий должен был приложить много труда, чтобы изжить эту варварскую грубость и заставить свою паству соблюдать хотя бы важнейшие заповеди. Среди духовенства немало еще было безграмотных священников.

Огорчало его то, что в своей деятельности он мало находил поддержки со стороны светской власти. Но св. Иннокентий безропотно и терпеливо переносил свою

полную трудов и лишений жизнь. Простота, общедоступность, кротость, истинное смирение и незлобие отличали всю его деятельность. Он был начальником в равной мере строгим и справедливым, истинным другом всех кающихся и исправляющихся. Усердные труды преосвященного принесли заметные результаты - тысячи язычников приняли крещение. Заботился Владыка о строительстве храмов. В его правление почти полностью закончилось строительство Иркутского каменного кафедрального Богоявленского собора.

27 ноября 1731 года Святитель скончался в Вознесенском монастыре. Он был погребен в пещере под деревянной церковью Тихвинской иконы Божией Матери.

После канонизации св. Иннокентия, первого епископа Иркутского, на протяжении XIX - начала XX в. происходило создание различных текстов, посвященных сибирскому святому, - агиографических, богослужебных и гимнографических, а также исторических трудов. Возникновение житий св. Иннокентия совпало с новым периодом развития русской агиографии. Древнерусский период был завершен, как отмечают исследователи, знаменитым сочинением св. Димитрия Ростовского Четии-Минеи. Жития св. Иннокентия дают, таким образом, возможность проследить в агиографическом творчестве духовных писателей XIX - начала XX в. взаимодействие устойчивых древнерусских традиций и факторов, обусловленных новыми историко-культурными реалиями. Значительное число выявленных и изученных агиографических текстов о первом епископе Иркутском позволяет увидеть внутренние этапы развития агиографии святого, определить критерии их выделения. В число критериев можно включить: связь агиографии с развитием исторической науки; методы работы духовных писателей с имевшимися агиографическими источниками в зависимости от задач, стоявших перед составителями житий1.

Первый из выделенных этапов характеризуется созданием различных редакций первого жития св. Иннокентия. Текст первого жития св. Иннокентия создавался между 1810 и 1822 гг. Первая краткая редакция данного текста, без стилистических украшений, опубликована Н.В. Семивским в составе «Новейших, любопытных...» в 1817 г. Она не включала ни описаний чудес, ни похвалы. Вторая - в составе «Жития и чудес...» - увидела свет после 1822 г. Кроме собственно биографии, в нее вошли также описание чудес, похвала (молитва, кондак). Для создания первого жития одним из главных источников стала работа митрополита Киевского Евгения (Болхо-витинова) «Краткое описание Китайского Пекинского монастыря», откуда был заимствован эпизод отправления епископа Иннокентия во главе русской духовной миссии в Пекин, на долгое время занявший центральное место в биографической части жития. Обе редакции жития послужили основой целого ряда текстов о св. Иннокентии: сказание Н.В. Семивского легло в основу статьи о св. Иннокентии в составе «Словаря исторического о святых, прославленных в Российской церкви и о некоторых подвижниках благочестия местно чтимых» Д. Эристова и М. Яковлева, а также житий, опубликованных архиеп. Нилом (Исаковичем), ссылался на это издание и П.В. Громов. Текст второй редакции был использован А.Н. Муравьевым при составлении «Житий святых Российской церкви. Также иверских и славянских». Со-

1Егошина О.В. Житие Иннокентия Кульчицкого / О. В. Егошина. - Москва : ОГИ, 2004. - 191 с. См. также: Чернышова Н.К. Почитание святителя Иннокентия Иркутского в духовной культуре России: книжная и рукописная традиция (1805-1919 гг.). Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук. Новосибирск, 2011.

2016 (1)

чинение А.Н. Муравьева завершает, по нашему мнению, первый этап агиографии святого2.

Второй этап - со второй половины XIX в. - характеризуется созданием житий на основе привлечения широкого круга новых источников, в том числе документальных, существенно расширивших возможности освещения биографии святого и позволивших представить различные подвиги первого иркутского епископа. Агиографы использовали появившиеся публикации документов по истории церкви, разыскивали документы и рукописи о святом в архивах различных учреждений или у частных лиц. Привлекались также исторические исследования, содержавшие какие-либо сведения о первом иркутском епископе или характеризовавшие исторический контекст его жизни. В круг источников, активно вводившихся в оборот агиографами на данном этапе, входили также предания, сохранявшиеся жителями Восточной Сибири. Наиболее известные тексты о св. Иннокентии, созданные в это время, - сочинения архиеп. Нила (Исаковича), прот. П.В. Громова, ректора Иркутской семинарии архим. Модеста (Стрельбицко-го), архиеп. Черниговского Филарета (Гумилевского). Отметим, что содержание агиографических сочинений архиеп. Нила в целом соответствует первому этапу агиографии, поскольку они также являются редакцией первого жития. Однако архиепископ обнаружил и ввел в оборот документ, содержащий эпизод взаимоотношений преосвященного Иннокентия и архимандрита Вознесенского монастыря Антония Платковского, который занял в сочинениях трудившихся позже агиографов значительное место. Протоиерею П.В. Громову принадлежит важная заслуга выявления и введения в оборот широкого круга источников, находившихся в архивах духовных и светских учреждений Иркутской епархии, а также преданий о св. Иннокентии3 .

Особое место среди агиографических памятников второго этапа занимает сочинение архиеп. Филарета (Гумилевского). В целом его труд явился итогом переработки труда П.В. Громова, в течение ряда лет публиковавшегося на страницах «Иркутских епархиальных ведомостей», в нем приводится немного сведений, являющихся результатом самостоятельных разысканий автора (например, некоторые подробности пребывания св. Иннокентия в Александро-Невской лавре). Следует, однако, отметить, что вклад архиеп. Филарета в изучение биографии св. Иннокентия не исчерпывался собственным сочинением архиепископа. По просьбе Иркутского преосвященного Парфения (Попова), он пытался разыскать сведения об украинском периоде жизни св. Иннокентия и о его родственниках. Эти сведения нашли отражение в труде П.В. Громова. Агиограф приводит сведения о родственниках св. Иннокентия, проживавших в Черниговской губ., и сообщает то немногое, что удалось узнать о предках святого и о нем самом. К этому фрагменту П.В. Громов делает следующее примечание: «Все сии сведения взяты от самого Андрея Васильевича (Кульчицкого) о благочинным города Сосницы священником Михаилом Диаконовым по поручению Его Высокопреосвященства Филарета, архиепископа Черниговского, которого просил о сем преосвященнейший Иркутский

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2 Первосвятитель Иркутский, епископ Иннокентий I (Кульчицкий) / Иркутская епархия; сост. В.В. Сидоренко. - Иркутск : Иркутский писатель, 2006. - 576 с.

3Никифоров Л. Памяти святителя Иннокентия посвящается / Л. Никифоров // Культура: вести, проблемы, судьбы. - 2004. - № 12 (Дек.) - С. 15-166.

Парфений». Отметим, что в книгу «Начало христианства...» этот фрагмент вошел в сокращенном виде, опущено и приведенное примечание4.

Остановимся подробнее на агиографических трудах духовного писателя ректора Иркутской семинарии архим. Модеста (Стрельбицкого), чья разыскательская и исследовательская деятельность отличалась широтой и разнообразием. Назовем прежде всего итоги археографических изысканий, результатом которых явились реконструкция и описание библиотеки еп. Иннокентия, введение в оборот такого памятника духовной литературы начала XVIII в., как поучения и проповеди св. Иннокентия; все это позволило раскрыть проповеднический подвиг святителя и представить некоторые стороны его духовной жизни. Однако характеристика деятельности духовного писателя может быть полной только при рассмотрении взаимодействия его агиографического творчества с развитием исторических исследований в России5.

Создание и выход в свет сочинений П.В. Громова и архим. Модеста разделены несколькими годами: напомним, «Начало христианства...» П.В. Громова появилось в 1868 г., а труды архим. Модеста - в 1873 г. («О проповедничестве...») и 1878 г. («Жизнь св. Иннокентия...» Пермь, 1878). Однако архим. Модест имел возможность воспользоваться важными публикациями документальных материалов, которые были осуществлены в течение этого временного промежутка. Так, он ссылается почти на все документы о св. Иннокентии, опубликованные в 1-м томе «Описания документов и дел, хранящихся в архиве Святейшего Правительствующего Синода». «Описание...» представляло собой публикацию документов Синода, однако публикуемый документ сопровождался подробным комментарием с привлечением других источников. Архимандрит Модест подробно освещает историю назначения св. Иннокентия в Пекинскую духовную миссию, воспользовавшись публикацией «Описания...», подкрепляя уже известные сведения ссылками на достоверный источник и сообщая детали, неизвестные более ранним биографам святого. В текст жития он включил отрывки из доношений св. Иннокентия в Синод, характеризующие собственную деятельность епископа по подготовке миссии: о снабжении ее «всем нужным к архиерейскому служению» - сосудами, причтом, певчими, жалованьем и пр. Агиограф приводит также фрагмент документа, содержащий просьбу святителя отделить в управление ему пограничные города Иркутск, Якутск, Нерчинск, «дабы мне к архиерею сибирскому ни к сему, ни к предбудущему, токмо к единому Святейшему Синоду надлежать». В житиях, составленных предшественниками архим. Модеста П.В. Громовым и архи-еп. Филаретом, изложение эпизода сопровождается ссылкой на переписку св. Синода с императором, который не дал согласия на отделение названных городов в управление святителю. Эта переписка с резолюцией Петра I была опубликована ранее в Полном Собрании Законов Российской империи и была доступна агиографам. Архимандриту Модесту, благодаря привлечению публикации «Описания... удалось подчеркнуть позицию самого святителя в этом вопросе.

Другой важный комплекс документов о св. Иннокентии, изданный после выхода в свет книги П.В. Громова, которым воспользовался архим. Модест, - публикация в

4Первосвятитель Иркутский, епископ Иннокентий I (Кульчицкий) / Иркутская епархия; сост. В.В. Сидоренко. - Иркутск : Иркутский писатель, 2006. - 576 с.

5Никифоров Л. Памяти святителя Иннокентия посвящается / Л. Никифоров // Культура: вести, проблемы, судьбы. - 2004. - № 12 (Дек.) - С. 15-166.

2016 (1)

1876 г. в «Иркутских епархиальных ведомостях» о Пекинских духовных миссиях. Мы не знаем имени ее автора, однако отметим, что документы, относящиеся к св. Иннокентию, в целом те же, что были напечатаны П.И. Савваитовым в 1873 г. в брошюре «Неудавшееся посольство русского православного епископа в Китай». Со ссылкой на публикацию епархиальных ведомостей архим. Модест включает в житие отрывки писем св. Иннокентия в Св. Синод за 1722-1724 гг., которые характеризуют душевное состояние святителя, вызванное невозможностью пересечь российско-китайскую границу: «Что ми хощет Св. Синод творить и куда обратить? Ибо зело печален есмь, не ведая пути, в онь же пойду» (8 марта 1723 г.). А в письме от 13 марта 1724 г. св. Иннокентий писал: «Прошу слезно милостивейшее призрение ко мне странному иметь»6.

Архимандрит Модест ссылается и на еще не опубликованные к тому времени документы, входившие в состав «Дипломатического собрания документов между Российским и Китайским государствами, происходивших с 1619 по 1792 г.» Н.Н. Бан-тыш-Каменского, указывая при этом местонахождение рукописи (архив Иркутской географической комиссии). Ссылаясь на данную рукопись, агиограф упоминает донесение Чрезвычайного Посланника графа Саввы Владиславича, писавшего о желании святителя возвратиться в Россию, и расценивает эту информацию как попытку оправдания графом неудачи в решении возложенной на него задачи - добиться проезда святителя Иннокентия в Пекин 7.

В книге «О проповедничестве...» агиограф ссылается на рукопись, хранившуюся в Иркутском Вознесенском монастыре (№ 16) под названием «Китайская миссия», составленную, как он пишет, около 1820 г., по-видимому, настоятелем Пекинской миссии архим. Петром Каменским, и приводит небольшой фрагмент из названной рукописи, относящийся к св. Иннокентию. Сравнение данного фрагмента с рукописью, вывезенной архиеп. Нилом из Иркутска и подаренной позже Археологическому обществу (в 1905 г. опубликована Н.И. Веселовским), свидетельствует о том, что это были списки одной и той же рукописи; благодаря данным агиографам, конфликт святителя с архимандритом Иркутского Вознесенского монастыря Антонием Плат-ковским стал расцениваться как источник скорбей и лишений святого и занял свое место в агиографических памятниках8.

Архимандрит Модест предпринял попытку использовать материалы не только местных, но и столичных архивов. Так, в его сочинениях приведены некоторые подробности назначения будущего епископа Иркутского на должность обер-иеро-монаха флота. Приведенные им выдержки из документов позволяют уточнить и время событий. Вот как пишет об этом архим. Модест в книге «О проповедничестве...»: «В архиве Александроневской лавры за 1820-й год, в делах № 20, а по описи 82, есть дело под заглавием «дело о забрании в Невский монастырь монахов. 1720 года». В канцелярии Александроневского монастыря выписано: «по указу Царского Величества и по сенатским указам и по письмам Светлейшего князя (вероятно, Меньшикова) из патриарших и архиерейских домов и из монастырей выслано в Троицкий Александроневский монастырь...». За сим следует перечень монахов вызванных и

'Никифоров Л. Памяти святителя Иннокентия посвящается... - С. 15-166.

7Святитель Иннокентий, первый епископ Иркутский. : Житие. Акафист. - Иркутск : Сибирь, 2005. - 64 с.

"Василенко М. Земной след святителя // Земля Иркутская. - 2005. - № 2. - С. 12-14.

других. Под 1719-м годом написано в том же списке, что «из Спасского монастыря, что в Москве за иконным рядом, были присланы в Невский монастырь: иеромонах Рафаил Заборовский и префект Иннокентий Кульчицкий». В 1720 году он числится уже во флоте, в компании тоже с префектом». Далее в скобках помещено следующее примечание: «Это сообщено по просьбе редакции (возможно, «Иркутских епархиальных ведомостей», где первоначально печатался труд архим. Модеста,) лицом, рассматривавшим архив». В «Жизни св. Иннокентия... » этот эпизод изложен короче. Важное примечание, представленное в скобках, хотя и не называет конкретный источник сведений, все-таки приоткрывает способы работы сибирских духовных писателей над историческим материалом и свидетельствует о возможности контактов непосредственно с сотрудниками учреждений духовного ведомства либо с писателями, пользовавшимися их материалами для своих целей. Использованный архим. Модестом документ был опубликован в 1913 г. С.Г. Рункевичем9.

Итак, со вторым этапом агиографии св. Иннокентия оказались связаны основные источниковедческие разыскания о святом. Другая черта агиографии святителя, проявившаяся на данном этапе, состояла в том, что авторы житий опирались на современную им историографию русской гражданской и церковной истории XVIII в. Наиболее показательны здесь рассматривавшиеся выше сочинения архим. Модеста, который при освещении украинской части биографии св. Иннокентия ссылается на сочинения Н.А. Маркевича, В.И. Аскоченского, архим. Макария (Булгакова); при описании московского периода - на труд С.К. Смирнова о Московской Славяно-Греко-Латинской академии; описание петербургского этапа жизни святого основано на материалах сочинения Т.В. Барсова. Наконец, следует особо отметить внимание агиографа к трудам сибирских историков, его современников, - А.И. Сулоцкого, С.С. Шашкова, А.П. Щапова, архим. Мелетия (Якимова). Сочинения последних широко используются писателем для характеристики нравственного состояния жителей Сибири и сибирского духовенства начала XVIII в.

Выделяя третий этап агиографии св. Иннокентия, отметим, что он характеризуется появлением значительного числа сочинений компилятивного характера, составлявшихся с использованием как одного авторитетного памятника, так и нескольких. Факты привлечения новых исторических документов или трудов на этом этапе сравнительно редки.

Определенной популярностью пользовался среди агиографов труд А.Н. Муравьева. На его основе было создано житие св. Иннокентия в составе агиографического сборника А.Н. Бахметевой. Архимандрит Свято-Троицкой Сергиевой пустыни под Санкт-Петербургом Игнатий (Малышев) при создании жития св. Иннокентия в равной степени пользовался агиографическими сочинениями А.Н. Муравьева и архиеп. Филарета. Сам архиеп. Филарет в целом ряде эпизодов жития св. Иннокентия также делал заимствования из труда А.Н. Муравьева.

Сочинение архиепископа Черниговского «Русские святые, чтимые всею цер-ковию или местно. Опыт жизни их», в составе которого было напечатано и житие св. Иннокентия, пользовалось большим авторитетом и существенно повлияло на дальнейшее развитие русской агиографии, о чем свидетельствуют известные русские агиологи, а также многочисленные переработки текста архиеп. Филарета, появившиеся во второй половине XIX в. Так, большинство агиографов, писавших о св.

"Святитель Иннокентий, первый епископ Иркутский. : Житие. Акафист. - Иркутск : Сибирь, 2005. - 64 с.

2016 (1)

Иннокентии, обращались за источником сведений не непосредственно к сочинению П.В. Громова, а к «Русским святым...» архиеп. Филарета - М.В. Толстой, А.Ф. Хойнацкий, архимандриты Игнатий (Малышев), Димитрий (Самбикин) и др. Иногда жития св. Иннокентия в составе трудов названных авторов сопровождаются ссылками либо списком источников, где указано и сочинение П.В. Громова, однако текстологический анализ показывает, что непосредственно к сочинению сибирского агиографа авторы не обращались (Димитрий (Самбикин), А.Ф. Хойнацкий).

Труд П.В. Громова, помимо влияния на сочинение архиеп. Филарета и опосредованно на других столичных и провинциальных агиографов, был, по-видимому, более известен в Сибири и подвергся переработке такими писателями, как архим. Модест, М.П. Путинцев, архим. Димитрий, авторы ряда томских изданий житий иркутского святого.

Прослеживается влияние на развитие агиографии первого иркутского епископа агиографических трудов архим. Модеста «О проповедничестве...» и «Жизнь св. Иннокентия...». Эти сочинения стали основой для характеристики духовной жизни св. Иннокентия в житиях, составлявшихся И. Кузьмичевым, Никодимом (Кононовым) и другими агиографами конца XIX - начала XX в.10

Можно выделить три этапа в развитии агиографии св. Иннокентия. Отметим, что они различаются не только принципами работы агиографов, широтой и характером круга используемых источников, но и задачами, стоявшими перед агиографами. Так, жития, возникшие на первом этапе, содержали скудные биографические сведения, более подробно освещали эпизод отправления святителя во главе духовной миссии в Пекин и кратко представляли святительские подвиги святого. Духовные писатели второго этапа, расширив источниковую базу житий, старались более полно представить биографию и особенно сибирский период жизни святого, его подвиги, скорби и лишения. На этом этапе агиографы впервые проявили интерес к духовной жизни святого, сохранившийся и на третьем этапе. В начале XX в. агиографы старались подчеркнуть роль святого в духовной жизни многих поколений сибиряков11.

Решение о канонизации Святителя Иннокентия, первого епископа Иркутского, было принято Святейшим Синодом I декабря 1804 г., и с этого времени ежегодно 26 ноября отмечался день его памяти. Почитание Св. Иннокентия заняло важное место в духовной жизни сибиряков, став одним из серьезных факторов, формирующих культурный контекст региона. Сохранились многочисленные свидетельства этого почитания в различных слоях сибирского общества, поэтому считаем закономерной постановку вопроса о том, каким образом книжная культура Сибири была связана с этим явлением.

Особенности возникновения культа сибирского святого в начале XIX в. проявились, в первую очередь, в активной деятельности местного духовенства по описанию жизни и чудес Святителя, созданию служебной литературы - молитв, служб, акафистов и т.д. Существование широкого круга документов, связанных с этим святым, породило интерес верующих к их разысканию, в том числе в архивах, собиранию и распространению. В середине - второй половине XIX в. начинается публикация

10Кошкина Е. Церковное облачение святителя Иннокентия / Е. Кошкина // СМ Номер один. - 2002. - 15 февр. - С. 9.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

11Ромодановская Е. К. Славяно-русские рукописи научной библиотеки Томского университета /Е. К. Ромо-дановская // ТОДРЛ. - 1971. - Вып. 26.- С. 344-348.

исторических документов и исследований биографии Иннокентия и отдельных сторон его деятельности12.

Рассматривая возникновение рукописной и книгопечатной традиции, связанной с культом Св. Иннокентия, можно выделить прежде всего группу житийных произведений, состоявших из биографических сведений о первом иркутском епископе, описания обстоятельств открытия его нетленных мощей и причисления к лику святых13 .

Появление публикаций о Св. Иннокентии произошло вскоре после его канонизации. В «Сибирской библиографии» В.И. Межова как самая ранняя указана «Биография Святителя Иннокентия, первого епископа Иркутского», помещенная в «Московском курьере»14.

Однако, как сообщает С.С. Попов, исследовавший некоторые аспекты распространения культа сибирского святого, еще в 1805 г. в иркутской губернской типографии было опубликовано «Описание чудес Св. Иннокентия, напечатанное в первый раз иждивением купца Николая Семеновича Чупалова». С.С. Попов отметил большую редкость книги.

С.С. Попов и биограф Святителя архимандрит Модест упоминают и еще об одном редком издании - «Питии и чудесах Св. Иннокентия» (Иркутск, 1Ш7). С.С. Попов, называя дату выхода «Пития...», ссылается на архимандрита Модеста, сам же он предполагает, что книга вышла в 1807 г. В нее вошли написанное в 1807 г. иеромонахом Иркутского Вознесенского монастыря Иеронимом «Сказание о житии иже во святых отца нашего Иннокентия 1-го епископа Иркутского чудотворца» и описание чудес Святителя. С.С. Попов опубликовал текст «Сказания...» Иеронима, воспользовавшись его «старинной и точной копией». Двумя рукописными текстами «Сказания...» обладал и известный собиратель рукописей В.Н. Баснин15.

Описания чудес Св. Иннокентия, так же как и «Сказание...», распространялись в рукописном виде. Вот что сообщает об этом архиепископ Иркутский Нил, собиравший документы о Святителе: «...Описание чудес и явлений Святителя Иннокентия составляет в здешней консистории особое дело, производившееся с 1800 г. и кончившееся прославлением угодника в 1804 г. В монастыре же Иркутском Вознесенском тлеется книга - «Сказание о чудесах и видениях иже во святых отца нашего Иннокентия», Рукопись эта относится ко времени настоятельства архимандрита Павла (скончавшегося в 1819 г.) и есть плод деятельности сего настоятеля.

Он извлек из помянутого дела то, что имело наибольшую достоверность и даже умел доставить извлечению своему важность подлинника чрез письменное засвидетельствование событий теми самыми лицами, над которыми или в виду которых совершались они».

Имеющиеся в собрании В.Н. Баснина рукописи «Сказания...» отличаются составом документов. Одна из них, помимо сказания, включает текст указа Святейшего Синода о причислении Иннокентия к лику святых; в состав другой рукописи, кроме этих двух документов, входят: Тропарь, Кондак, Молитва ко Святителю Христову Иннокен-

12Кошкина Е. Указ. соч. С. 9.

13Ромодановская Е.К. Указ. соч.

"Святитель Иннокентий, первый епископ Иркутский.: Житие. Акафист.

15Ромодановская Е.К. Указ. соч. С. 344-348.

2016 (1)

тию, Объявление о чудесах и видениях Святителя Иннокентия, первого епископа Иркутского (о последнем В.Н. Баснин сообщает, что оно «снято» с собственноручной рукописи иркутского купца Якова Петровича Донского о чудесах Святителя), а также копия с подлинной грамоты Святителя Иннокентия, священнику Иоанну Васильеву и письма Святителя архимандриту Михаилу. О происхождении текста «Сказания...» В.Н. Баснин ничего не говорит. Ответить на вопрос о месте «Объявления о чудесах...» среди других упомянутых здесь описаний чудес иркутского святого, пока не представляется возможным. Является ли оно копией изданий 1805, 1817 гг., рукописи архимандрита Павла или составлено Я. Донским самостоятельно? И как эти тексты связаны между собой?

«Сказание...», перепечатанное С.С. Поповым, - не единственное сочинение о Святителе, появившееся в первые года после его прославления. В 1017 г. Н. Семи-векий в «Новейших, любопытных и достоверных повествованиях о Восточной Сибири» также помещает «Сказание о святом Иннокентии, иркутском чудотворце», текст которого не совпадает с упомянутым выше.

В дальнейшем круг житийной литературы, посвященной иркутскому Святителю, расширяется. Выходившие после 1805 г. издания житий святых обязательно включали и его жизнеописания. Особого внимания заслуживают отдельные публикации житий Святителя, печатавшиеся на страницах журналов и выходившие самостоятельными изданиями16.

Еще один вид распространявшихся в рукописном виде сочинений, связанных с Иннокентием, - проповеди или слова и поучения, принадлежавшие ему; Публикация проповедей осуществлена ректором иркутской семинарии архимандритом Модестом. Он же провел источниковедческий анализ этих сочинений и обосновал принадлежность их Св. Иннокентию. Архимандрит опубликовал 35 поучений.

Он пользовался рукописью Вознесенского монастыря, где хранилось 29 поучений (описок 1785 г.). Располагал Модест и тремя рукописями, принадлежавшими частным лицам. В каталоге библиотеки иркутского епископа Михаила проповеди значатся как приписываемые Св. Иннокентию. В.Н. Баснин располагал пятью поучениями Святителя.

С возникновением почитания Святителя появилась и служебная литература, посвященная ему. Одним из первых произведений этого рода стала коротенькая молитва, текст которой приснился одной из исцеленных (в 1770 г.). В связи с празднованием дня памяти Святителя епископ Иркутский Вениамин в 1805 г. сочинил Тропарь. Публикация текста службы состоялась в 1831 г. Автор ее неизвестен. В текст службы был включен также упомянутый выше Тропарь, Кондак и молитва, составленные епископом Михаилом. Впоследствии служба издавалась неоднократно». Публикация акафистов Св. Иннокентию относится ко второй половине XIX в. В исследовании А. Попова «Православные русские акафисты» указывается восемь изданий текстов двух разных авторов. Возможно, эти сочинения распространялись также и в рукописях.

Исследование житийных памятников о св. Иннокентии позволяет выявить новые явления в развитии агиографии XIX в., а именно усиление взаимосвязей с развитием исторической науки, что проявилось в расширении источниковой базы агиографических сочинений за счет использования делопроизводственных документов

16Песчинская Н. Чудеса Иркутского святителя Иннокентия / Н. Песчинская // Жизнь. - 2002 - № 11 (9 дек) - С. 1.

№ 1, 2016 (1)

учреждений духовного ведомства и гражданских, а также в хорошем знакомстве с достижениями современной историографии и привлечении их в качестве агиографических источников.

Житийные памятники о св. Иннокентии, созданные во второй половине XIX - начале XX вв., несут на себе печать духовных процессов, протекавших в России, а именно - углубления духовной жизни и с актуализацией идеи «Святой Руси»: осознанием роли святых в русской истории, активным собиранием свидетельств о жизни и деятельности подвижников благочестия, созданием агиографических произведений об отдельных святых и возникновением большого числа сборников, отражающих проявления святости в различных регионах страны17. Духовные писатели и общественные деятели, объединенные членством в Братстве во имя святителя Иннокентия, осмысливали происходящие революционные события, а также культурные явления современности не столько в житийных памятниках, сколько в произведениях православной публицистики, опираясь на идеи «святой Руси» и духовный авторитет св. Иннокентия.

17См. подробнее: Чернышова Н.К. Указ. соч.