Научная статья на тему '«Священство» и «Царство» в русской практике в конце XVI начале XVII в'

«Священство» и «Царство» в русской практике в конце XVI начале XVII в Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
1393
209
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
"MOSCOW-THIRD ROME" THEORY / ТЕОРИЯ "МОСКВА ТРЕТИЙ РИМ" / ПАТРИАРШЕСТВО / БОРИС ГОДУНОВ / ПАТРИАРХ ИОВ / PATRIARCHATE / BORIS GODUNOV / PATRIARCH JOB

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Скрипкина Е. В.

В 1589 г. с учреждением патриаршества в Москве осуществился византийский идеал «христианского царства» во главе с царем и патриархом. Значительная роль в учреждении патриаршества на Руси принадлежала светской власти в лице Бориса Годунова. В 1598 г. на Земском соборе, созванном по инициативе патриарха Иова, царем был избран Борис Годунов. Право Годунова на престол было изложено в Соборном определении, закрепившем его избрание в законодательной форме. Таким образом, «священство» в лице Иова выступало опорой «царства». В свою очередь с окончанием «царства» Бориса закончилось и «священство» Иова.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

"Priesthood" and "Kingdom" in Russian Practice in the End of the XVI Beginning of the XVII Centuries

In 1589 after the establishment of patriarchate in Moscow Byzantine ideal of "Christian kingdom" led by a tsar and patriarch was realized. Temporal power in the person of Boris Godunov played a considerable role in setting up of patriarchate in Russia. Boris Godunov was elected tsar in 1598 at the Assembly of the Land called by at the initiative of Patriarch Job. Godunov's right for throne was stated in the Conciliar definition which consolidated his election in legislative form. Thereby "priesthood" in the person of Job was a support of "kingdom". Job's "priesthood" finished by-turn with the end of "kingdom" of Boris

Текст научной работы на тему ««Священство» и «Царство» в русской практике в конце XVI начале XVII в»

ИСТОРИЯ

Вестн. Ом. ун-та. 2010. № 3. С. 66-68.

УДК 930

Е.В. Скрипкина

Омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского

«СВЯЩЕНСТВО» И «ЦАРСТВО» В РУССКОЙ ПРАКТИКЕ В КОНЦЕ ХУ1-НАЧАЛЕ XVII В.

В 1589 г. с учреждением патриаршества в Москве осуществился византийский идеал «христианского царства» во главе с царем и патриархом. Значительная роль в учреждении патриаршества на Руси принадлежала светской власти в лице Бориса Годунова. В 1598 г. на Земском соборе, созванном по инициативе патриарха Иова, царем был избран Борис Годунов. Право Годунова на престол было изложено в Соборном определении, закрепившем его избрание в законодательной форме. Таким образом, «священство» в лице Иова выступало опорой «царства». В свою очередь с окончанием «царства» Бориса закончилось и «священство» Иова.

Ключевые слова: теория «Москва - Третий Рим», патриаршество, Борис Годунов, патриарх Иов.

Церковно-государственные отношения в России всегда были неоднозначны. В русском православии сильна византийская традиция, согласно которой церковь и государство представляют собой, по определению византийского императора Юстиниана, «симфонию власти». Согласно Юстиниану, обе власти - «священство» и «царство» - божественные дары и каждая должна ведать своей сферой, божественной и человеческой. Церкви следует заботиться об угождении Богу, а государству - обо всем прочем, необходимом человеку в жизни.

В результате падения Византийской империи - второго Рима - утверждается особая религиозная и политическая роль Москвы. Москва превращается в Третий Рим, а русскому монарху переходят функции византийского императора. В соответствии с византийской концепцией симфонии властей рядом с царем непременно должен быть патриарх. С момента возникновения доктрины «Москва - Третий Рим» зародилась и идея патриаршества на Руси. Теория определила и взаимную позицию «священства» и «царства».

В 1589 г. в Москве осуществился византийский идеал «христианского царства» во главе с «премудрой двоицей» - царем и патриархом. Таким образом, учреждение патриаршества поставило точку в идеологических построениях XVI в. С появлением около царя фигуры патриарха теория «Москва - Третий Рим» получает окончательное завершение. Московский царь считал себя и был признан греками опорой и защитой православия на Востоке. Соответственно московский митрополит, глава Церкви, должен был получить сан, который соответствовал его положению в Третьем Риме [1]. Вместе с реставрацией Византийской империи происходит переосмысление в восприятии власти царя и патриарха, которая приобретает сакральный статус [2].

© Е.В. Скрипкина, 2010

«Священство» и «царство» в русской практике...

67

Теория «Москва - Третий Рим» закрепляется в Уложенной грамоте об учреждении патриаршества на Руси, в официальном документе, согласно которому Москве отдавалась первенствующая роль в христианском мире [3].

По мнению большинства историков, именно светской власти в лице Годунова принадлежит инициатива учреждения патриаршества на Руси [4]. Первый русский патриарх Иов исповедовал теорию «Москва - Третий Рим» и высказывал ее в ряде своих сочинений [5]. Иов, например, написал канон и выправил службу Преподобному Иосифу Волоцкому, известному борцу за сильную, владетельную Церковь, союзную с государями; утвердил дополнительный праздник в память трех московских святителей, митрополитов всея Руси Петра, Алексея и Ионы, хотя каждый из них уже почитался особым праздником. Митрополиты в свое время создавали своего рода фундамент патриаршей власти. Патриарх Иов высказал тезис, ставший формулой взаимоотношений «священства» и «царства»: «Насколько солнце выше персти земной, настолько... царское величество превыше нашей похвалы.» [6]. Среди прочего Иов отмечал: «Два великие начала от Бога установлены в мире: священство и царство». По мысли патриарха духовная власть и церковные имущества принадлежат исключительно иерархам церкви, а мирская власть - царям. Бог запрещает посягать кому бы то ни было на церковное достояние и вмешиваться в священные предметы. С другой стороны, каноны запрещают духовенству пользоваться покровительством мирских властей для достижения степеней священства [7]. В своей религиозно-политической деятельности на патриаршем поприще Иов поставил Церковь в зависимость от государя. Известный современник Иван Тимофеев отношение главы государства и главы Церкви назвал «льстивым прислуживанием» Иова Годунову [8].

Весьма показательно в этой связи избрание Годунова на царство. Современники указывали, что избрание Бориса Годунова на московский престол сопровождалось составлением избирательной грамоты. Инициатива созыва Земского собора 1598 г., равно как и составление грамоты всецело принадлежала патриарху. Местом же хранения грамоты Борис избрал раку Св. Петра в Успенском соборе [9].

Р.Г. Скрынников, исследовавший деятельность Земского собора 1598 г., отмечал ведущую роль духовенства в избрании Годунова. Собор, созванный по инициативе главы Церкви патриарха Иова и проходивший под его руководством, стал исключительным делом в истории Земских соборов. Однако Собор был созван вполне законно, поскольку патриарх - лицо, стоявшее к государю ближе всего, Боярскую думу же раздирали противоречия [10].

Тот факт, что избирательная борьба закончилась победой Годунова, подчеркивает правильную тактику, выбранную патриархом. Примечательна Утвержденная грамота, призванная доказать законность избрания Бориса на царский престол. Глава Церкви не мог короновать претендента без боярского приговора, который в данном случае заменили указом постриженной царицы Ирины. Заверить грамоту призвано было духовенство, минуя членов Боярской думы. Но среди духовных лиц намеренно «пропустили» казанского архиепископа Гермогена, боясь, что он возглавит боярскую и церковную оппозицию Годунову [11].

Как нарушение закона современники восприняли присягу Годунову. Согласно традиции государю присягали в Боярской думе. В данном случае клятва приносилась в Успенском соборе, в котором распоряжался преданный Борису Иов. «Крестоцело-вание» Годунову расценивалось современниками как «преступление», которое повлекло за собой «гневнобыстрое наказание от бога» [12]. «Крестоцеловальные записи» в свою очередь служили духовенству источником проступков, наносящих ущерб государю, а следовательно, и государству. Государственные преступления рассматривались как грехи, составлялись сборники вопросов духовника и ответов грешников различных общественных групп. Разрабатывая подобные исповедные формулы «священство» руководствовалось, прежде всего, защитой интересов государства и при создании текстов духовенство сотрудничало с представителями государственной власти. Таким образом, Церковь взяла на себя обязанность всеми доступными средствами воспитывать подданных в духе лояльного исполнения предписаний государя [13].

Право Годунова на престол изложено в Соборном определении, которое в законодательной форме закрепило его избрание Земским собором 1598 г. Авторы докумен-

68

Е.В. Скрипкина

та имели целью обосновать законность избрания Годунова на царство. В Соборном определении подчеркивается божественная предопределенность избрания Годунова. Здесь же помещена присяга Борису и его семье [14].

Патриарх, безусловно, оказывал определенное влияние на решение политических вопросов в государстве. Но Иов не отстаивал свою линию, а лишь поддерживал одну из сторон в политическом конфликте в борьбе за власть, развернувшемся в период династического кризиса, и повлиявшем на окончательный результат.

Современники подчеркивали религиозность Годунова, которая проявлялась в личной молитве, материальной поддержке Церкви, охранении и украшении святыни, почитании собственного небесного покровителя. Свидетельством религиозности Бориса со стороны «священства» стало данное ему в момент кончины схимническое имя Боголеп.

Власть патриарха Иова была более стабильной, чем власть Годунова, получившего трон не в силу наследования, а будучи избранным. Нарушение естественного порядка престолонаследия послужило появлению самозванца [15]. Успехи Лжедмитрия I побудили Годунова обратиться за помощью к Церкви. Патриарх Иов, выступивший от лица Церкви, требовал предать анафеме самозванца и молиться за победу Бориса Годунова. Молитва за царя и его семью должна была усилить и расширить масштабы обращения к Богу о помощи и покровительстве царю. В тексте молитвы также напоминалось о помазанничестве Бориса Федоровича и о божественном происхождении его власти.

«Священство» в лице Иова выступало опорой «царства», своего рода гарантом прав династии Годуновых на престол. Из этого вытекало следующее: если патриарх -глава Церкви поддерживает основателя новой царской династии Бориса Годунова, значит и «священство» должно выступать на стороне «царства». После смерти Годуно-

ва патриарх Иов провел в Москве присягу юному царевичу Федору Борисовичу. Но в новых политических обстоятельствах с окончанием «царства» Бориса, державшее-гося во многом на авторитете патриарха и освящении власти Годунова посредством венчания на престол, закончилось и «священство» Иова.

ЛИТЕРАТУРА

[1] Чаев Н.С. «Москва - Третий Рим» в политиче-

ской практике московского правительства XVI века // Исторические записки. М., 1945. Т. 17. С. 20-21.

[2] Успенский Б.А. Царь и патриарх: харизма вла-

сти в России (византийская модель и ее русское переосмысление) // Избранные труды. Т. I. Семиотика истории. Семиотика культуры. М., 1996. С. 184, 204.

[3] Грамота Уложенная об учреждении в России патриаршего престола, четырех митрополитов, шести архиепископов и восьми епископов // Мысли Русских Патриархов от начала до наших дней. М., 1999. С. 13.

[4] Скрынников Р.Г. Крест и корона. СПб., 2000. С. 318-320.

[5] См., например: Иов. Повесть о житии царя Фе-

дора Ивановича // Памятники литературы Древней Руси: Конец XVI - начало XVII веков. М., 1987. С. 85.

[6] Святитель Иов - на смерть Государя Федора

Ивановича // Мысли Русских Патриархов от начала до наших дней. М., 1999. С. 19.

[7] Богданов А. Потаенный Иов // Наука и религия.

1992. № 10. С. 32-33.

[8] Временник Ивана Тимофеева. СПб., 2004. С. 481.

[9] Там же. С. 243.

[10] Скрынников Р.Г. Земский собор 1598 года и избрание Бориса Годунова на трон // История СССР. 1977. № 3. С. 144.

[11] Там же. С. 150-151.

[12] Сказание Авраамия Палицына. М.; Л., 1955. С. 121.

[13] Флоря Б.Н. Исповедные формулы о взаимоотношениях церкви и государства в России XVI -XVII вв. // Одиссей. Человек в истории. 1992. М., 1994. С. 210-211.

[14] Русское законодательство X-XX веков. Т. 3. Акты Земских соборов. М., 1985. С. 36-39.

[15] Успенский Б.А. Царь и самозванец // Избранные труды. Т. I. Семиотика истории. Семиотика культуры. М., 1994. С. 219.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.