Научная статья на тему 'Своеобразие театральных журналов 1880-1890-х гг. (на материале журнала «Артист»)'

Своеобразие театральных журналов 1880-1890-х гг. (на материале журнала «Артист») Текст научной статьи по специальности «Массовая коммуникация. Журналистика. Средства массовой информации (СМИ)»

CC BY
277
28
Поделиться
Ключевые слова
ТЕАТРАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛ «АРТИСТ» / ЛИТЕРАТУРНЫЙ ПРОЦЕСС / КОНЕЦ XIX ВЕКА / THEATRE MAGAZINE «ARTIST»

Аннотация научной статьи по массовой коммуникации, журналистике, средствам массовой информации, автор научной работы — Жилина Анастасия Владимировна

В статье уточняется типология периодических изданий последней трети девятнадцатого века. На примере театрального журнала «Артист» показана постепенная трансформация журнала специализированного типа. Новизна работы определяется недостаточной изученностью литературно-критических отделов журнала и необходимостью осмыслить связи специализированного периодического издания с литературным процессом.

Похожие темы научных работ по массовой коммуникации, журналистике, средствам массовой информации , автор научной работы — Жилина Анастасия Владимировна,

The originality of theatrical magazines 1880-1890's (based on the magazine «Artist»)

The paper clarifies the typology of periodicals of the last third of the nineteenth century. On the example of theater magazine «Artist» shows the gradual transformation of a specialized magazine. The novelty of the work is determined by insufficient knowledge of the literary-critical sections of the magazine and the need in understanding the context of specialized periodicals with the literary process.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Своеобразие театральных журналов 1880-1890-х гг. (на материале журнала «Артист»)»

ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 5 (101) 2011

%

а также речевые клише и штампы из текстов современных СМИ: *Приоритетное направление; * Повод задуматься; *Товар особого назначения; *Срок негодности; *Отпускается без рецепта.

Заметим, что публикации журнала «За рулем» обнаруживают также черты рекламного дискурса, поскольку большинство материалов не только прямо информирует адресата (потенциального покупателя) об автомобилях, аксессуарах, дополнительных опциях, но и эмоционально воздействует на него.

На основании проведенного исследования мы пришли к следующим выводам.

1. Медийные тексты автомобильной тематики составляют единое коммуникативное поле, входящее в пространство дискурса СМИ «на правах» тематической дискурсивной разновидности.

2. Совмещая черты рекламы, публицистики и научно-технической статьи, медийные тексты автомобильной тематики являются особым синкретичным дискурсивным образованием, функционирующим в рамках дискурса СМИ.

3. Находясь в пространстве медийного дискурса, данные тексты не являются изолированными: они вступают в разнородные взаимодействия, включая, тематическое, жанровое, содержательное и стилистическое соприкосновение с научно-техническим, медийным и рекламным дискурсами.

4. Такая синкретичность исследуемой дискурсивной разновидности обусловливает наличие следую-

щих лингвостилистических особенностей: совмещение информативной и воздействующей функций, ориентация на адресата, доступность (содержательная и языковая), широкое использование экспрессивно-оценочных средств. Эти признаки, вероятно, являются универсальными для текстов СМИ в целом.

5. Выразительность и образность медийных текстов автомобильной тематики создается в основном при помощи разговорных и оценочных слов, интертекстуальности заголовков и метафор.

Библиографический список

1. Костяшина, Е. А. Дискурсивное взаимодействие в текстовом пространстве научно-популярного медицинского журнала : автореф. дис. ... канд. филол. наук / Е. А. Костяшина. — Томск, 2009. — 24 с.

2. Костомаров, В. Г. Русский язык на газетной полосе. Некоторые особенности языка современной публицистики / В. Г. Костомаров. — М. : Изд-во МГУ, 1971. — 266 с.

РОГАЛЕВА Ольга Сергеевна, кандидат филологических наук, доцент кафедры стилистики и языка массовых коммуникаций.

Адрес для переписки: email: andre_rog@mail.ru

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Статья поступила в редакцию 01.02.2011 г.

© О. С. Рогалева

УДК 82:070 Д. В. ЖИЛИНА

Омский государственный педагогический университет

СВОЕОБРАЗИЕ ТЕАТРАЛЬНЫХ ЖУРНАЛОВ

1880—1890-х гг.

(НА МАТЕРИАЛЕ ЖУРНАЛА «АРТИСТ»)__________________

В статье уточняется типология периодических изданий последней трети девятнадцатого века. На примере театрального журнала «Артист» показана постепенная трансформация журнала специализированного типа Новизна работы определяется недостаточной изученностью литературнокритических отделов журнала и необходимостью осмыслить связи специализированного периодического издания с литературным процессом

Ключевые слова театральный журнал «Артист», литературный процесс конец XIX века.

Отечественная театральная журналистика конца девятнадцатого века точно отражает общий характер литературной эпохи 1880—1890-х годов, которую называют промежуточной, переходной. Общепризнано, что в это время завершается цикл культурнохудожественного развития, который можно обозначить как классический. Приближается период, когда неклассические художественные системы вступят в полемику с классическими, господствовавшими в предшествующую культурную эру [1]. За десятилетие до «рубежа веков» под влиянием художественных направлений, имевших место в западноевропейской литературе (французский символизм, новая

драма и др.), в России начинается пересмотр эстетической доктрины реализма, готовится почва для появления модернизма с его устремленностью к поискам новых эстетических идей и художественных форм. «.Это время слома культурной традиции, острой борьбы между разнонаправленными художественными тенденциями» [2]. Вместе с тем приближается эпоха, отличительной чертой которой становится стремление к универсальному синтезу, снятию границ между жизнью и искусством, к взаимодействию различных искусств. Поэтому общей тенденцией развития русского искусства в последние два десятилетия уходящего века становится некото-

рая разнонаправленность. С одной стороны, идет интенсивное освоение европейского опыта, переработка разнообразных влияний и наблюдается борьба противоположных тенденций. С другой — все усилия направлены к поискам синтеза, все мечтают заглянуть в будущее и угадать, каким будет новое искусство. Подспудно протекающий культуротворческий процесс придает особый драматизм и внутреннее напряжение эпохе «сумерек», когда многое готовится, а кое-что уже начинает выходить на поверхность. Эта общая тенденция не могла не проявиться и в характере журнальных изданий. Журнал в это время — едва ли не самый важный участник литературного движения. Доминирующий тип периодического издания — так называемый «энциклопедический журнал», «журнал обычного русского типа». Это толстый литературно-художественный ежемесячник, который знакомит читателя со всем новым, что появляется в беллетристике, не только русской, но и зарубежной. Материалы такого издания представляют первые имена современной литературы (не оставляя, однако, без внимания и литературный фон, беллетристику второго плана). Серьезные литературно-критические отделы журнала показывают весь спектр современных эстетических исканий. В сущности, толстый журнал претендует на освещение всей панорамы культурной, научной, литературно-художественной жизни, и его универсализм начинает влиять на специализированные издания, в том числе и на театральные журналы, среди которых наиболее авторитетным в 80-е — 90-е годы девятнадцатого века является журнал «Артист».

Отличительные особенности каждого типа журнала характеризуются, прежде всего, программой издания, читательской аудиторией и авторским составом, жанрами публикаций. Первоначально журнал «Артист» относили к специальным периодическим изданиям. Выпуски его были приурочены к театральным сезонам. «Артист» адресовался театральному сообществу, был призван вести хронику театральных событий. Часто исследователи указывают на неясность целей «Артиста» [3, с. 302]. В статье С. А. Юрьева «О целях и задачах нашего журнала», открывавшей первый номер «Артиста» и выполнявшей функцию предисловия, подробно говорится о цели издания. И в первую очередь мы узнаем, что «Артист» не является по своей сути журналом-манифестом. «Читателю, получившему первый номер журнала, посвященного театру, представляется вопрос: с какою целью он издается? <...> Или он намерен, в отличие от многих, проводить какую-нибудь особую доктрину в деле сценического искусства с целью поучать? Избави нас Боже от такого намерения, всегда опирающегося на замкнутое в себе и собою довольное самомнение, которое до известной степени ручается за ограниченность понимания дела. Скажем более. Если бы мы даже обладали величайшею опытностью в деле сценического искусства, глубочайшим и тончайшим пониманием его, то и тогда бы мы не взяли на себя подобной задачи. Во-первых, потому, что всякая особая доктрина <...>, остановившаяся на известной стадии и моменте развития живого дела, способна только задерживать, а иногда и убивать силы роста. Во-вторых, самое стремление докторально поучать противоречит сущности живой сцены, собирающей зрителей в театр»1 [4, с. 1]. С. А. Юрьев, приглашая авторов к сотрудничеству, ставит определенные условия: «Мы приглашаем к общей работе, совместно с нами, всех, кому дорог русский театр, и ставим им следующие условия:

первое — чтобы мысли и замечания сообщаемых нам статей не противоречили принципам и законам художественным вообще и сценического искусства в частности; второе — чтобы при оценке художественных явлений руководило примирение направлений, господствующих в художественном мире» (редактор поясняет, что речь идет о «реальном» и «идеальном» направлении, подразумевая натурализм и символизм, утверждающиеся в современной литературе) [4, с. 1].

В этих программных высказываниях отражены коллизии литературно-театрального развития, борьба различных художественных тенденций, проявляющихся в поэтике современной драматургии и определяющих характер театрального репертуара. Это борьба между натурализмом и некоторыми, уже проявляющимися принципами символизма (заявившими о себе в поэтике европейской «новой драмы» — пьесах Ибсена, Метерлинка, Стриндберга). Интересно, что журнал сознательно отстаивает свою позицию «примирения» противоборствующих тенденций; издание претендует не на роль журнала-манифеста, представляющего определенную эстетическую позицию, а на роль журнала-панорамы, журнала-энциклопедии. Редакция хочет внедрить в журналистику дух универсализма и синтеза.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Идеи статьи С. А. Юрьева подхватывает и развивает сотрудник журнала В. А. Гольцев: «В театре сходятся все искусства, играя второстепенные, однако необходимые для торжества драматического произведения роли. Но было бы непростительною односторонностью с этой точки зрения не рассматривать все остальные искусства в журнале, который, будучи посвящен главным образом театру, должен служить искусству вообще. Наш журнал приветливо встретит каждую серьезную попытку в области теоретической разработки художественных вопросов, каждую заметку, в которой будет заключаться наблюдение практика, искренне преданного искусству. Служить эстетическим и нравственным интересам русского общества — вот великая задача, которая может быть достигнута совокупными усилиями всех людей, преданных искусству, науке и философской мысли» [4, с. 5].

По справедливому замечанию исследователя, при определении типа издания «следует учитывать, что намерения редакции иногда меняются, перед изданием может быть поставлена иная цель или расширена аудитория, или изменена периодичность, т. е. типологические характеристики — величина непостоянная, тип одного и того же журнала или газеты бывает разным в определенные периоды истории» [5, с. 56]. Именно так случилось с «Артистом». Редакция журнала сочла необходимым конкретизировать направленность журнала и расширить его сферу: он превратился в издание театральное, музыкальное, художественное. И в 1894 году название журнала «Артист» получило расшифровку: «Журнал изящных искусств и литературы». В журнале-преемнике, пришедшем на смену «Артисту», — «Театр и искусство» — было верно подмечено, что успех пришел к «Артисту» тогда, когда Куманин перестал ориентироваться на людей узкого кружка, а стал преследовать задачи искусства, широко и свободно понятого. «В последнее время Куманин старался даже особенно раздвинуть свои рамки и очень приблизился к нашему общественно-либеральному журналу общего типа» [6, с. 24].

В неожиданном ракурсе освещает трансформацию типа «Артиста» Д. Г. Королев. По его мнению,

ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 5 (101) 2011 ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 5 (101) 2011

%

первоначально специализированное издание постепенно приобретает черты салонного альманаха: «Сам же “Артист" начал движение в сторону салонного альманаха. Журнал получил разрешение на расширение тематики беллетристических публикаций, поскольку “малознакомые с артистическим миром писатели стали повторяться в сюжетах". В сентябре 1891 г. решено было печатать 100 номерованных экземпляров на веленевой бумаге; еще более расширился изобразительный материал, частично высылаемый из-за границы Н. В. Новиковым, частично заказываемый в Петербурге» [7, с. 145].

На наш взгляд, изменение внешнего плана, полиграфии журнала, улучшение качества бумаги, увеличение количества изобразительных компонентов определенной стилистики (действительно, несколько салонной) не дает оснований для столь категоричных выводов о типе издания. Повышение оформительского уровня и насыщение изобразительностью — черта изданий предмодернистской и модернистской эпохи. Особенно ярко эта черта проявляется в символистских журналах-манифестах («Весы», «Золотое руно» и др.), в эпохальном издании — «Мир искусства». Вообще, некая типологическая симби-озность характерна для многих изданий рубежа XIX — XX веков; в ней отражается особенность культурной ситуации эпохи: распространение образования и приобщенность к литературно-театральнохудожественной сфере широких слоев общества. Кроме такого, в это время всякий журнал в какой-то степени стремится стать «журналом для семейного чтения», изданием, которое привлечет внимание не только столичного жителя, но и провинциала. Наиболее ярко эта тенденция проявилась в литературнохудожественных еженедельниках («Нива» и др.) и научно-популярных просветительских изданиях. Не избежали ее и некоторые энциклопедические и специализированные журналы. Эта тенденция проявляется и в направлении журнала «Артист».

С. Я. Махонина справедливо отмечает, что более точно определить характер журнала можно, изучив его структуру, то есть «соотношение отделов, роль беллетристики, политических известий и энциклопедических публикаций в составе номера» [5, с. 125]. Структуру журнала «Артист» в своих исследованиях описывали Л. И. Иокар, В. В. Борзенко, М. Кожина и др. Все эти работы сводятся к освещению фактического материала: атрибуции отдельных публикаций, характеристике основных идей, пропагандируемых авторами. Однако ни один исследователь не прослеживает подробно структурные изменения в журнале.

Журнал имел постоянные отделы: литературнокритический, театральный, музыкальный, художественный, современное обозрение, хроника, реклама. Эти отделы не всегда располагались упорядоченно и графически не выделялись, но очевидно их выделение в содержательной структуре издания. Театральный отдел возглавлял критик И. И. Иванов. В этом отделе помещались материалы по разным темам. Печатались статьи о знаменитых русских и зарубежных артистах. Журнал регулярно откликался на спектакли столичных театров, причем основное внимание уделялось анализу пьес. Помимо этого, в издании помещались работы по специфике сцены: режиссуре, технике грима, оформлению спектаклей.

Художественный и музыкальный отделы журнала были ориентированы на демократические традиции искусства. Основными критиками музыкального

отдела были Н. Д. Кашкин и С. Н. Крутиков, они исследовали своеобразие жанров русской музыки: оперы, симфонии, романса.

В художественном отделе ведущим критиком был С. Глаголь (Голоушев), а с 1893 года отдел возглавил пейзажист-передвижник А. Киселев. Издатели сумели привлечь к сотрудничеству многих выдающихся деятелей культуры: В. Немировича-Данченко, А. Чехова, А. Сумбатова-Южина, Ц. Кюи, А. Лядова и др. Журнал публиковал научные статьи историков литературы Н. Тихонравова, А. Веселовского, Н. Стороженко.

Исследователями практически не рассматривались отделы «Современное обозрение» и «Хроника», несмотря на то, что именно эти отделы занимали всю вторую часть журнала. В «Современном обозрении» публиковалась информация о деятельности как столичных, так и крупных провинциальных театров. Основными жанрами здесь были рецензия и обозрение: корреспонденты «Артиста» выступали с оценкой драматических, оперных, балетных постановок, симфонических концертов, художественных выставок и пр. Как правило, первыми в отделе публиковались московские новости, здесь всегда можно было найти свежие рецензии на постановки в Малом театре, Большом театре, театре г. Корша, театре г-жи Горевой, театре «Скоморох», театре «Парадиз». Затем следовали новости из Санкт-Петербурга. В конце отдела помещалось обозрение провинциальных театров. В частности, интерес представляет Обозрение провинциальных театров А. Ярцева, помещенное в тридцать пятом номере «Артиста». Оно носит аналитический характер и содержит размышления о современном состоянии провинциального театра, о факторах, определяющих это состояние. «Наш провинциальный театр и во внутреннем, и во внешнем своем развитии далеко ушел вперед за сто лет своего существования. А его современные недостатки слишком тесно связаны с условиями современной общественной жизни и представляют собою не что иное, как своего рода знамение времени» [8, с. 231]. Далее в журнале помещалась «Хроника», состоящая из небольших заметок. В качестве заголовков выступали названия городов, где состоялась премьера, концерт или бенефис. Часто указывались доходы артистов, информация о наборе новых трупп или пути следования антрепренеров и т.д.

По нашему мнению, структурные изменения в «Артисте» идут по пути усложнения, разветвления, специализации отделов. Так, в первом номере «Артиста» в оглавлении мы видим только отдел «Хроника», а в предпоследнем, сорок пятом номере, этот отдел представлен в трех самостоятельных разделах: «Театральная хроника», «Музыкальная хроника» и «Художественная хроника». Кроме того, в тридцать седьмом номере «Артиста» в оглавлении есть пункты «Художественное обозрение» и «Художественные новости».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В отделе «Художественные новости» подряд помещались разнородные сообщения без какой-либо организационной структуры. Так, в тридцать втором номере журнала мы читаем объявление: «При бесплатной воскресной школе рисования в Воронеже открываются скульптурные классы. Помещение для этих классов, а также материал для ученических работ, предложил бесплатно один из местных кафельщиков — г. Иванов» [9, с. 213]. А уже следующее сообщение: «В Бельгийский королевский музей поступили следующие завещанные ему еще семь лет тому назад картины Давида: “Марат, умирающий

в ванной", “Марс, обезоруженный Венерой" и портрет самого Давида» — носит не прагматический, а просветительский характер [9, с. 213]. Оно отражает стремление редакции приобщить читателя к событиям и процессам, происходящим в культурной жизни Европы. Таким образом, можно сделать вывод: структура журнала не была строго фиксированной, она часто зависела от наличия или отсутствия определенной информации. Материалы публикаций становятся все более разнообразными. Новостная информация не выходила за пределы сферы искусства, но касалась разных его видов: театра, изобразительного искусства, событий музыкальной жизни России и Европы.

Был в «Артисте» и рекламный отдел. До сих пор этот журнальный отдел не привлекал внимания исследователей. Самым популярным рекламным жанром в «Артисте» является сообщение о подписке на периодическое издание. При этом наблюдается переход от саморекламы издания (объявлений о подписке на журнал «Артист») к сообщениям о подписке на другие издания, например, на популярный и авторитетный журнал «Русская мысль». Данный журнал регулярно помещал свои рекламные сообщения о начале подписки в журнале «Артист», что свидетельствует о популярности «Артиста» среди большого числа образованных людей. Кроме сообщений о подписке, значительное место в журнале занимала реклама книжных новинок.

Специалисты по истории рекламы отмечают, что журнальная реклама к началу XX века теряет свои традиционные отличительные черты (серьезный тон, корректность и правила хорошего тона), приближается по тематике и оформлению к стилю массовых газет. Так, в «Артисте» вслед за рекламой книжножурнальной продукции появляется реклама вин, парфюмерии и прочих товаров массового потребления.

В «Артисте», как журнале театральном, можно найти не только рекламу, рассчитанную на широкую аудиторию, но и сообщения о специализированных товарах и услугах. Одним из первых объявлений подобного рода является рекламное сообщение о сдаче в аренду театра: «Каменец-Подольская городская управа объявляет, что зимний театр в городе Каменце-Подольском сдается на сезон 1890—1891 года бесплатно, с правительственною субсидией в 3000 рублей. Об условиях сдачи обращаться в Городскую Управу»2 [10]. Новым содержательным ответвлением в рекламе журнала являются объявления артистов, ищущих ангажемента: «Простак и водевильный артист К. С. Леонтьев свободен на предстоящий летний и зимние сезоны. Адрес: Харьков, Садовая, д. Ре-шетовой, № 4, кв. № 5» [11].

Несмотря на общую тенденцию коммерциализации, среди рекламных объявлений в журнале нередко встречается социальная реклама (объявления различных благотворительных обществ и сообщения о благотворительных акциях). Изучив рекламу в журнале «Артист» можно сделать следующее заключение:

1. Редакция журнала осознавала роль рекламы в коммерческом успехе предприятия и выделяла для рекламных сообщений значительные печатные площади. «Артист» как одно из ведущих изданий своего времени занимался и саморекламой. Этот факт отвечает коммерческим интересам издателей и в то же время свидетельствует о том, что реклама заняла прочное место в структуре специализированного издания.

2. Рекламные сообщения, помещенные в журнале, имеют специфическую целевую аудиторию. Читате-

лем журнала мог быть специалист в какой-либо области и в то же время самый обыкновенный «средний интеллигент», человек из широкой публики. Поэтому и реклама имеет, с одной стороны, специ-авизированный характер (аренда театров, объявление артистов, ищущих ангажемента), а с другой — предназначена широкой образованной публике (подписка на журналы, реклама книжных новинок, парфюмерии, вин).

3. Виды рекламных объявлений в журнале свидетельствуют о том, что «Артист» является изданием «переходной» эпохи. Реклама в журнале отражает общую для конца века тенденцию «переходности»: стирается грань между стилистикой рекламных сообщений для газет и рекламных сообщений для журналов, текст объявления принимает универсальную форму, одно и то же сообщение может быть опубликовано как в журнале, так и в газете.

Изучив в совокупности структуру издания, можно сделать следующий вывод: в динамике структуры «Артиста» проявляется стремление издателя сделать журнал интересным для большого круга читателей. Появление на поздних этапах существования журнала в структуре издания отделов «Музыкальная хроника», «Театральная хроника», «Художественная хроника» отражает процесс перехода «Артиста» от типа специализированного театрального журнала к литературно-художественному журналу общего типа. По типу издания «Артист» тяготеет к универсальности, приближается по структуре к типу энциклопедического издания (отсутствует общественнополитическая составляющая). Об этом свидетельствуют все увеличивающиеся объемы публикаций не только современной драматургии, но и поэзии, прозы, литературно-художественной, а не только театральной критики.

Обобщая все сказанное, отметим, что среди журнальных изданий конца XIX века «Артист» занимает особое место. Его можно расположить в ряду классических русских «толстых» журналов и рядом с группой специализированных журналов. Проявляются в нем и черты журнала-манифеста, сосредоточившегося не общих вопросах развития искусства, на эстетической проблематике. Однако, несмотря на то, что преимущественно материалы «Артиста» посвящены литературным и эстетическим проблемам, журнал нельзя отнести к типу журналов-манифестов в чистом виде. Сохраняя в себе многие признаки структуры энциклопедического журнала (беллетристический отдел, научные статьи, критику, библиографию, современное обозрение), «Артист» пошел по пути трансформации от специализированного театрального журнала к журналу синкретического тип, в котором соединились признаки отраслевого издания (театрального) и энциклопедического журнала. Проявились в нем и некоторые особенности, присущие журналам-манифестам, периодическим изданиям, которые должны были утвердиться в недалеком будущем. Эклектичность направленности, материала и структуры издания свидетельствовала не столько о его второстепенности, сколько представляла переходный характер эпохи и разно-направленность ее эстетических изданий.

Примечания

1 Фрагменты текстов, опубликованные в журнале «Артист», приводятся с соблюдением современных норм орфографии и пунктуации.

2 Данный отдел журнала не нумеровался.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

*

ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 5 (101) 2011 ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 5 (101) 2011

%

Библиографический список

1. Лейдерман, Н. Л. Магистральный сюжет [Текст]: XX век как литературный мегацикл / Н. Л. Лейдерман // Урал. — 2005. — № 3. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http:/ /magazines.russ.ru/ural/2005/3/lei18.html (дата обращения:

03.02.2011).

2. Лейдерман, Н. Л. Периодизация русской литературы XX века и текущий литературный процесс [Текст] / Н. Л. Лейдерман // Современная русская литература: проблемы изучения и преподавания : материалы Междунар. науч.-практ. конф., Пермь, 2005. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http:// oldwww.pspu .ru/sci_liter2005_leiderman.shtml (дата обращения:

03.02.2011).

3. Литературный процесс и русская журналистика к. XIX — нач. XX в. (1890 - 1904) [Текст]. - М. : Наука, 1982. - 372 с.

4. «Артист». — 1889. — Кн. 1.

5. Махонина, С. Я. История русской журналистики начала XX века [Текст] : учеб. пособие / С. Я. Махонина. — 3-е изд. — М. : Флинта ; Наука, 2004. — С. 240.

6. Измайлов, А. (Смоленский) К истории театрального журнала в России [Текст] / А. Измайлов (Смоленский) // Театр и искусство. — 1906. — № 52. — С. 24.

7. Королев, Д. Г. Очерки из истории издания и распространения театральной книги в России XIX — нач. XX вв. [Текст] / Д. Г. Королев. — СПб. : Изд-во Рос. нац. б-ки, 1999. — С. 328.

8. «Артист». — 1894. — № 35.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9. «Артист». — 1893. — № 32.

10. «Артист». — 1890. — Кн. 7.

11. «Артист». — 1890. — Кн. 5.

ЖИЛИНА Анастасия Владимировна, аспирантка кафедры литературы.

Адрес для переписки: e-mail: splinter-85@mail.ru

Статья поступила в редакцию 12.09.2011 г.

© А. В. Жилина

УДК 364.054:81 д. в. КАРПУНИНА

Омский государственный технический университет

ТЕРМИН «FUNDRAISING»

В РУССКОМ ЯЗЫКЕ:

ЗАИМСТВОВАНИЕ,

ПРОИЗНОШЕНИЕ И ЗНАЧЕНИЕ__________________

В статье описана история и причины заимствования термина «fundraising», обоснована правильность произношения термина «fundraising» в русском языке Приведены основные подходы к определению фандрейзинга, на основе которых дано новое научное определение этого термина.

Ключевые слова фандрейзинг, заимствование иностранных слов, поиск и привлечение ресурсов.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Неотъемлемым компонентом деятельности некоммерческих организаций и социальных учреждений является привлечение дополнительных ресурсов. А так как каждое такое учреждение или организация занимается поиском и привлечением средств уже 10—15, а некоторые и 20 лет, то эта деятельность имеет значительный масштаб. В то же время в России существует путаница как в определении самого процесса, так и вообще в произношении термина «fundraising», которым принято обозначать поиск и привлечение средств на практике. Так, например, в одной и той же статье о привлечении ресурсов могут одновременно употребляться варианты «фандрайзинг», «фацдрейзинг» и «фандрэйзинг» [1]. Хотя фонетическая и графическая инвариантность терминов является одним из важнейших требований, предъявляемых к ним, т. к. вариативность приводит к колебаниям в написании и произношении термина, затрудняя общение специалистов [2, с. 33 — 34]. Отсутствие единого написания, произношения и тем более единого определения привлечения ресурсов является одной из ключевых проблем не только исследования этой деятельности, но и практической ее организации.

Понятие «fundraising» родом из США, где поиск дополнительных источников финансирования уже более 50 лет является важнейшим направлением деятельности некоммерческих и социальных организаций, что связано с низкой долей государственного участия в их финансировании. Поэтому фандрей-зинг в США уже с 60-х годов ХХ века является отдельным видом профессиональной управленческой деятельности [3, с. 160].

На территории бывших социалистических государств до конца 1980-х годов не только «fundraising», но и сама технология поиска средств не были известны, т. к. сферы культуры, образования, здравоохранения и т. д. полностью финансировались государством. Реформы конца 80-х годов дали возможность соответствующим учреждениям привлекать дополнительные источники финансирования. Последующее снижение уровня государственных и бюджетных поступлений на фоне укрепления российского бизнеса привело к тому, что поиск и привлечение дополнительных средств стали одной из важнейших технологий деятельности [4].

Первое употребление термина «fundraising» в российских печатных изданиях связано с именем