Научная статья на тему 'Свадебная обрядность казанских татар'

Свадебная обрядность казанских татар Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
141
31
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КАЗАНСКОЕ ОБЩЕСТВО АРХЕОЛОГИИ / ИСТОРИИ И ЭТНОГРАФИИ / АРХЕОГРАФИЯ / ЭТНОГРАФИЯ / АРХИВНЫЙ ДОКУМЕНТ / ОБЫЧАЙ / ARHREOLOGIC / HISTORIC AND ETHNOGRATHIC SOCIETY OF KAZAN / ARCHEOGRATHY / ETHNOGRAPHY / ARCHIVE DOCUMENT / CUSTOM

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Самигуллин Иршат Талгатович

В настоящем исследовании рассматриваются свадебные обычаи казанских татар, описанные в архивных источниках.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

WEDDING CUSTOMS OF TATAR PEOPLE IN KAZAN

In this work the author studied the wedding customs of tatar people in Kazan, which are described in archieve documents.

Текст научной работы на тему «Свадебная обрядность казанских татар»

УДК 392:470.41 Самигуллин И.Т.

СВАДЕБНАЯ ОБРЯДНОСТЬ КАЗАНСКИХ ТАТАР

В настоящем исследовании рассматриваются свадебные обычаи казанских татар, описанные в архивных источниках.

Ключевые слова: Казанское общество археологии, истории и этнографии; археография; этнография; архивный документ; обычай.

В культуре каждого народа неоценимое значение имеют обычаи и традиции. Именно они являются теми нитями истории, через которые осуществляется трансляция духовного, интеллектуального и культурного опыта, ценностей и моральных норм молодому поколению. В современном мире традиции и обычаи не перестают играть существенную роль в жизни отдельных людей и этносов в целом. Однако многие из них с течением времени, с изменением культурных норм и трансформацией общественного сознания подвергаются определенной модификации. Одним из примеров обряда, символическое значение которого актуально и в настоящие дни, но который, однако, приобрел сегодня иные, европеизированные (либо в отдельных случаях исламизированные) формы, является традиционный свадебный обряд у казанских татар.

Еще в XIX веке историками и этнографами было обращено внимание общественности на то, что данный обряд приобретает все новые очертания. В частности, подобные высказывания принадлежат перу М. Пинегина, деятеля Общества археологии, истории и этнографии, созданного в 1872 году при Казанском Императорском университете по инициативе Министра народного просвещения. Цель Общества заключалась, прежде всего, в изучении и сохранении атрибутов истории и культуры казанских татар посредством исследования архивных документов, известных и еще не опубликованных. Помимо Пинегина, в число членов Общества в разные годы входили различные представители науки и культуры Казани, в частности, А.Ф. Лихачев, Н.П. Загоскин, Д.А. Корсаков, Н.А. Фирсов, П.А. Осокин, И.А. Бодуэн де Куртенэ, Ш. Марджани, Г. Ахмаров, С. Аитов и другие.

В рамках деятельности Общества в 1891 году Пинегин осуществил комплексное исследование традиционной свадебной обрядности казанских татар. Его труд крайне актуален для исследования заявленной проблемы. Работа Пинегина не только способствует изучению свадебных об-

82

рядов казанских татар, она также позволяет сформулировать определенные выводы относительно процессов трансформации традиционной свадебной обрядности в современном мире.

Сам Пинегин свою статью начинает с того замечания, что уже к XIX веку особенности мусульманской религии существенно повлияли на обычаи татар. Он указывает на то, что «свадьбы татар устраиваются почти исключительно через свах-старух (яучи)». Пинегин находит обоснование незаменимости роли свахи тем, что они «необходимы в силу навязанного магометанским законом того обычая, что жених не должен видеть своей невесты прежде, чем она станет его женой». Функции свахи, как пишет ученый, строго ангажировались религиозными нормами и запретами, тем не менее, как пишет автор, деятельность яучи часто выходила за пределы строгих канонов ислама и «проворные парни и любопытные девушки, благодаря находчивости расторопных старух, иногда отыскивают случай еще и до сватовства взглянуть на своих суженных».

Далее Пинегин, на основании изученных им архивных документов и источников, описывает увлекательный свадебный процесс от получения согласия невесты до начала жизни новой семьи. Как пишет исследователь, «получив некоторое понятие о намеченной девушке, жених, а чаще отец его, отправляет к ее родителям сваху. При первом ее посещении родители невесты дают обычно уклончивый ответ: надо подумать, приходи через несколько дней. Сваха уходит и в тотчас же начинает собирать всевозможные сведения о женихе: о его возрасте, о состоянии, поведении и т.д.». Следует отметить, что такое начало знакомство жениха и невесты свойственно многим тюркским народам и в слегка измененной форме существует и сегодня, например, в республиках Центральной Азии.

После этого свадебная подготовка развивается следующим образом: «:.. .посылают мулле рублевку с просьбой, чтобы он записал свой сон в следующую ночь и объяснил его предзнаменование. Тот охотно исполняет это обычное поручение и присылает на другой день ответ: сон описан детально и дано разъяснение его значения. В случае благоприятных предзнаменований и удовлетворительных сведений о женихе родители решаются дать свое согласие на брак их дочери с тем или другим соискателем ее руки. После этого между родными жениха и невесты начинается настоящий торг о калыме и приданом. То и другое, конечно, пропорционально состоянию семей». Здесь Пинегин делает разъяснение о том, что «калым - это тюркское слово и означает плату за невесту». Важно его за-

мечание и о том, что «У казанских татар слово «калым» не употребляется; его заменило арабское «мехр» или - по местному произношению «ма-гярь», которое, впрочем выражает несколько другое понятие, чем калым. Размер магяра почти невозможно определить. В Казани у богатых татар он назначается в одну, две, пять и более тысяч рублей; в деревнях же зажиточные платят до 500 руб, бедные - начиная от нескольких рублей до сотни». Обычай платить калым за невесту не потерял своего символического значения и в настоящие дни. Более того, он распространен не только у восточных народов, но также и у других. В частности в русской культуре есть схожая традиция, обязывающая семью жениха заплатить «выкуп» за невесту. Можно привести более примечательный пример распространенности такого обычая: среди части африканских народностей этот обычай также действует и сегодня, по нему жених обязан выплатить отцу невесту определенное количество голов крупнорогатого скота, и только после выполнения своей обязанности жених может получить одобрение семьи и согласие невесты.

Пинегин пишет: «сваха приводит наконец к соглашению стороны, причем точно определяется не только приданое невесты, но и подарки жениха, намечается их ценность, выговаривается и то, все ли подарки или какие их них зачтутся в магяр. После этого происходит обручение». Исследователь справедливо отмечает, что обручение у татар бывает двоякого рода. Первое обручение - чисто народного происхождения; называется оно клоксиенсучи (радость ушей) и состоит в обмене подарками: через сваху жених дарит невесте материи на платье, белила, румяна и фрукты, а невеста одаривает бельем или шлет жениху подстилку под ноги во время молитвы, тюбетейку, сукно для казакина, бухарской материи для халата (чапан) или карманные часы. Другое обручение - джеб-кабул образовалось под влиянием магометанства и представляет собою прототип свадьбы: мулла спрашивает при свидетелях через родителей согласие жениха и невесты и читает молитву, хотя и не записывает обручающихся в книгу. Это обручение имеет значение в случае развода; после джеб-кабул жених и невеста de jure расходятся уже как муж и жена, хотя таковыми они еще не являются; между тем клок-сиенсучи не накладывает никаких правовых обязательств».

«С самого дня помолвки - как пишет автор - жених почти ежедневно посылает своей невесте подарки, частью обязательные, частью просто из любезной щедрости или вернее - из хвастливого самолюбия: шлются ук-

рашения из золота и серебра, из жемчуга и ценных каменьев. За отсутствием собственных денег на покупку подарков жених прибегает к займам у своих друзей. Отказ в деньгах в таком случае считается теперь неудобным, а было время, когда калым уплачивался из сборных средств членов рода. В день свадьбы жених обязан непременно послать невесте кадку меду и кадку коровьего масла. Масло и мед составляет испокон веков необходимость и первое кушанье свадебных пиров. Кроме того, от жениха посылаются различного рода угощения в четном числе. Эта провизия отправляется на нескольких плетенках или санях, число которых должно быть четным; при выезде из двора такого обоза поворачивают непременно направо, даже если нужно ехать налево. В большинстве случаев приходиться делать объезд, тем более, что при въезде на невестин двор стараются принять направление на юго-восток (к Мекке)».

Далее Пинегин разъясняет, что по обычаю, проводятся две свадьбы: один праздник устраивается для невесты и ее семьи, другой - для жениха и его семьи. «Первый свадебный пир устраивается в доме невесты в день свадьбы. Собираются несколько мулл и знакомых мужчин со стороны невесты. Приятели жениха между тем съезжаются к нему. После едут к невесте на четном числе экипажей, одни без жениха: он остается дома. Наконец приезжает главный мулла, которому все гости выражают обычное почтение. В комнате, где принимаются гости, пол устилается коврами или кошмами. Мулла садится на пол в переднем углу; все следуют его примеру: сложив ногти по-восточному, садятся и образуют круг: при этом отец жениха сидит на особой подушке (кабым-миндара), которая нарочно приготавливается невестой. Мулла спрашивает отца невесты о магяре; затем выбирает кого-нибудь из присутствующих и посылает их спросить невесту, согласна ли она выйти замуж за такого-то. Когда выборные свидетели возвратятся с утвердительным ответом, то мулла начинает читать молитву на арабском языке (хутбе). После такой молитвы следует на арабско-персидском и татарском языках весьма напыщенный и длинный монолог, содержащий в себе вопрос, обращенный к отцу невесты. После окончания молитвы и вопросов мулла записывает новобрачных в книгу и делает в ней отметку о том, сколько уже выплачено магяра и сколько его следует уплатить его в случае развода. Тут же расписываются и свидетели (ваким), уполномоченные со стороны невесты и жениха. Этим заканчиваются брачные формальности. После молитвы и записи начинается пир. После пира гости поднимаются с пола и разъезжаются. Свадебный

обед кончился. Но новобрачный еще не является к своей молодой; соединение их пока лишь только формальное».

«В один из следующих дней устраивается другой свадебный пир -исключительно для жениха; называется он булекъ-богу - смотрят подарки. В 12 или час дня гости начинают съезжаться одна за другой. Каждая приехавшая гостья должна сделать невесте подарок. По окончании продолжительного обеда хозяйка дает жене муллы несколько руб.; - она раздает деньги также и бедным гостьям. Все разъезжаются».

Следует отметить, что традиция устраивать свадьбу в два отдельных праздника практически не сохранилась у татарского народа в настоящее время. Однако, эта свадебная традиция, как и многие другие, не принадлежит исключительно культуре татар. Она по-прежнему сильна в периферийных районах других восточных государств, в частности, мусульманских республик Средней Азии, и, даже, буддийской части России (республике Калмыкии). Эти различные по своим основаниям культуры объединяет продолжительный кочевой период в истории развития этих народов.

Пинегин пишет, что со времени прохождения двух отдельных свадеб до воссоединения супругов проходит продолжительный период времени: «проходит неделя и более времени. Наконец настает заранее условленный день соединения новобрачных». Далее, «..часов в 9-10 вечера сваха отправляется за молодым; для него от жены посылается особая лошадь. В дом новобрачной сваха едет впереди, а муж позади. Возле комнаты невесты жениха останавливают мальчики (братья или родственники жены) и просят деньги. Тот дает им денег и вход для него открыт. Между тем невеста, ожидая своего мужа, одевается в лучшее платье, но не надевает золотых украшений. В некоторых деревнях молодая прячется под кроватью или подушками; мужу следует найти ее и открыть ее лицо. Затем молодые молятся, пьют чай, едят мед и масло. Прислуживает молодым - сваха; она же в деревнях устраивает и брачную постель, за что получает от мужа особую плату. После ужина и молитвы еще раз, сваха желает им спокойной и приятной ночи, гасит огни и уходит».

Свадебные церемонии у казанских татар, таким образом, в совокупности занимали большое количество времени. Именно поэтому в современной их интерпретации срок проведения свадьбы существенно сократился в виду невозможности исполнения в нынешних условиях всех обычаев и ритуалов, а также еще и по причине общей ускоренности темпа жизни современного человека. Как пишет Пинегин, свадьба на этом не

заканчивается. «На другой день после первой брачной ночи рано утром молодые идут в баню. После этой ночи супруг делает своей жене самый богатый подарок; но бывает и так, что не встретив в новобрачной желаемых качеств, на другой же день оставляет ее и берет у муллы разводную. Если же все обстоит благополучно, то он остается в брачной спальне 3 дня; за этого время туда никто не входит, кроме свахи. На четвертый день муж уезжает к своим родителям. После возвращается и остается до утра. Так повторяется каждый день в течение нескольких месяцев. В это время молодой избегает встречи с тестем и тещей, пока не будет устроено особое свидание этих новых родственников». Более того, до момента, когда новая семья начнет жить вместе в доме, отдельном от родителей, может пройти, как бы удивительно это не звучало, несколько лет: «молодая остается жить в доме своих родителей и проводит у них еще год, два, три, иногда даже десять лет; время зависит от их материального достатка».

Таким образом, анализируя описание свадебных обрядов казанских татар Пинегина, можно заключить, что традиции и обычаи, в частности свадебные, в настоящие дни претерпели значительные изменения. Сократился срок проведения празднеств, изменилось количество обязательных к исполнению ритуалов. Сегодня татарская свадьба не являет собой того унифицированного, прописанного традицией обряда и в зависимости от степени религиозности семей жениха и невесты она носит либо европеизированный, либо исламизированный характер. Тем не менее, несмотря на очевидную значительную трансформацию исследуемого обряда, современная татарская свадьба по прежнему имеет символическое, культурное, ценностно трансляционное значение, и в этом, как видится автору настоящего исследования, заключается ее подлинная роль.

Источники

1. Пинегин М. Свадебные обычаи казанских татар. Т. IX, Вып. 1, 1891. С. 1-12.

Зарегистрирована 17.02.2011 г.

Сведения об авторе: Самигуллин Иршат Талгатович, старший преподаватель кафедры «История, культурология и архивоведение» Казанского государственного энергетического университета.

Самигуллин И.Т.

СВАДЕБНАЯ ОБРЯДНОСТЬ КАЗАНСКИХ ТАТАР В настоящем исследовании рассматриваются свадебные обычаи казанских татар, описанные в архивных источниках.

Ключевые слова: Казанское общество археологии, истории и этнографии; археография, этнография, архивный документ, обычай.

Irshat T. Samigullin. WEDDING CUSTOMS OF TATAR PEOPLE IN KAZAN. In this work the author studied the wedding customs of tatar people in Kazan, which are described in archieve documents.

Keywords: Arhreologic, Historic and Ethnograthic Society of Kazan, archeo-grathy, ethnography, archive document, custom.

Information about author: Samigullin Irshat Talgatovich, oldest teacher of departament of history, ciltural and archieve sciences of Kazan state power engineering university.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.