Научная статья на тему 'Сущность и форма российского государства: вчера, сегодня, завтра'

Сущность и форма российского государства: вчера, сегодня, завтра Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
2806
303
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
РОССИЙСКОЕ ГОСУДАРСТВО / СУЩНОСТЬ / ДИКТАТУРА КЛАССА / ФОРМА / СОВЕТСКАЯ РЕСПУБЛИКА / ПАРЛАМЕНТСКАЯ ДЕМОКРАТИЯ / THE RUSSIAN STATE / THE ESSENCE / A DICTATORSHIP OF THE CLASS / A FORM / A SOVIET REPUBLIC / PARLIAMENTARY DEMOCRACY

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Попов Михаил Васильевич

В статье раскрыта диалектическая взаимообусловленность сущности и формы российского государства в исторических рамках ХIХ–ХХI веков через призму борьбы основных классов российского общества

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The essence and the form of the Russian State: yesterday, today, tomorrow

The article revealed a dialectic of the essence and the form of the Russian State in the historic part of XIX–XXI century through the prism of the struggle of the main classes of Russian society

Текст научной работы на тему «Сущность и форма российского государства: вчера, сегодня, завтра»

М. В. Попов

СУЩНОСТЬ И ФОРМА РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА: ВЧЕРА, СЕГОДНЯ, ЗАВТРА

Сущность всякого государства, как известно, — это диктатура господствующего класса. Отсюда следует, что сущность конкретного государства определяется тем, государством какого класса оно является. Осознание этого положения позволяет понять, что для российского государства «сегодня», что «вчера» и что — «завтра».

«Сегодня». Нынешнее российское государство — буржуазное и по сущности, и по форме. По форме — это президентски-парламентская республика, в которой отлаженная машина всеобщих выборов обеспечивает сохранение и воспроизводство диктатуры буржуазии. При этом данная форма не остается неизменной. Облегчена возможность создания новых политических партий. После избрания на пост президента В. В. Путина приняты меры к ослаблению влияния иностранных государств на внутриполитическую жизнь России. В частности, не допускается политическая деятельность некоммерческих организаций, финансируемых из-за рубежа, и наложен запрет на то, чтобы российские правозащитные организации возглавлялись гражданами иностранных государств. Счета российских чиновников за рубежом должны быть закрыты, а деньги переведены на счета в российских банках. Введено представление деклараций не только по доходам, но и по расходам, и если расходы на приобретение недвижимости превосходят доход семьи за три последних года, эта недвижимость конфискуется государством, а на соответствующего чиновника могут быть наложены взыскания вплоть до увольнения с занимаемой должности.

Поскольку нынешнее буржуазное государство не первое в истории России, то не к хронологическому, а к политическому «Сегодня»

© М. В. Попов, 2013

может быть отнесено и то государство, которое установилось в России в феврале 1917 года после февральской буржуазной революции и просуществовало до Великой Октябрьской социалистической революции. Именно оно, кстати, декретом Временного правительства уничтожило корпус жандармерии и департамент полиции, и образовало народную милицию. Это первое российское буржуазное государство пыталось взаимодействовать с возникшими вновь в России после двенадцатилетнего перерыва Советами, пока они оставались эсеро-меньшевистскими, и организовывало выборы в Учредительное собрание, которое созвали большевики, но это было уже не «Сегодня», а «Завтра». Убиенными же депутаты Учредительного собрания оказались по приказу А. В. Колчака, который стремился вернуть страну в феодальное «Вчера».

«Вчера». «Вчера» по отношению к буржуазному «Сегодня» можно определить как такой период в истории России, когда феодальное государство вынуждено было начать борьбу с выступлениями против крепостничества со стороны наиболее просвещенных и передовых представителей своего собственного класса, то есть с 1825-го года, восстания декабристов. В экономике происходило становление системы капиталистических производственных отношений, однако государство по своей классовой сущности продолжало оставаться диктатурой помещиков. Однако в дальнейшем форма феодального государства под воздействием становящегося капиталистического способа производства стала претерпевать значительные изменения. Царизм в 1861 г. пошел на такое изменение законодательства, которое подрывало могущество помещиков и открывало дорогу для еще более быстрого становления в России буржуазных отношений — произошла отмена крепостного права. Правда, действительной свободы российские крестьяне не получили, поскольку их освободили от крепостной зависимости, лишив возможности пользоваться всей той землей, которая традиционно составляла основу их существования как сельскохозяйственных производителей. «Отрезки» были включены в ту землю, которая закреплялась за помещиками, и крестьяне теперь за пользование этими отрезками должны были платить помещику дань или работать на него бесплатно, как до отмены крепостного права.

Для того чтобы провести дальнейшие изменения в форме российского государства, потребовалась Первая русская революция. В резуль-

тате Первой русской революции 1905-1907 гг. в России появилась Государственная Дума, то есть российский парламент. Но парламентской республикой Россия от этого не стала. Парламент явился не более чем украшением царского самодержавия. Помещичий класс сохранил свое политическое господство, лишь видоизменив его форму. И это в условиях, когда в экономике, по сути дела, завершилось становление буржуазного способа производства и началось развитие и превращение российского капитализма свободной конкуренции в монополистический капитализм.

Другим важным результатом Первой русской революции явилось возникновение Советов, которые впервые были созданы русскими рабочими в Иваново-Вознесенске как органы забастовочной борьбы. Как и парламент, Советы тоже были представительными органами, но представительство осуществлялось не от территориальных округов, а от забастовочных комитетов фабрик и заводов. Всего в 1905-1907 гг. городские Советы были созданы в 33 городах, затем они на 12 лет исчезли, и в 1917 г. на волне широкого забастовочного движения стали возникать снова, повсеместно. И хотя они вначале по своему составу были эсеро-меньшевистскими, В. И. Ленин, большевики увидели в них организационную форму диктатуры пролетариата. И если К. Маркс и Ф.Энгельс, анализируя опыт Парижской коммуны, доказали невозможность использования буржуазной государственной машины для решения задач коммунистической революции, то В. И. Ленин, опираясь на опыт Первой и Второй русской революции, сделал вывод о том, что Советы представляют собой новый государственный аппарат, который приходит на место старого, буржуазного, но создается еще в лоне старого буржуазного строя.

Советы как будущий государственный аппарат пролетарского государства рабочий класс России создал с февраля по октябрь 1917 г. В сентябре в результате активного участия большевиков в разгроме корниловского мятежа произошла большевизация Советов, поскольку, в отличие от парламентов, избираемых по территориальным округам, в избираемых по фабрикам и заводам Советах прост и реален механизм отзыва и замены депутатов — меньшевиков отзывали, избирали большевиков. В октябре 1917 г. в России сначала сложилось двоевластие, а затем рабочий класс России, используя нарождающийся государствен-

ный аппарат будущего социалистического государства, с помощью, по сути дела, бескровного в Петрограде, но не бескровного в Москве и ряде других городов вооруженного восстания, установил Советскую власть как форму диктатуры пролетариата.

«Завтра». В статье «Запуганные крахом старого и борющиеся за новое» В. И. Ленин отмечает, что «диктатура предполагает и означает состояние придавленной войны, состояние военных мер борьбы против противников пролетарской власти»1. В то же время в статье «Привет венгерским рабочим» он подчеркивает: «Но не в одном насилии сущность пролетарской диктатуры, и не главным образом в насилии. Главная сущность ее в организованности и дисциплинированности передового отряда трудящихся, их авангарда, их единственного руководителя, пролетариата. Его цель — создать социализм, уничтожить деление общества на классы, сделать всех членов общества трудящимися, отнять почву у всякой эксплуатации человека человеком»2. В. И. Ленин разъясняет, что «уничтожение классов — дело долгой, трудной, упорной классовой борьбы, которая после свержения власти капитала, после разрушения буржуазного государства, после установления диктатуры пролетариата не исчезает (как воображают пошляки старого социализма и старой социал-демократии), а только меняет свои формы, становясь во многих отношениях еще ожесточеннее»3. В брошюре «Великий почин» В. И. Ленин дает следующее определение диктатуры пролетариата: «Диктатура пролетариата, если перевести это латинское, научное, историко-философское выражение на более простой язык означает вот что: только определенный класс, именно городские и вообще фабрично-заводские, промышленные рабочие, в состоянии руководить всей массой трудящихся и эксплуатируемых в борьбе за свержение ига капитала, в ходе самого свержения, в борьбе за удержание и укрепление победы, в деле создания нового, социалистического, общественного строя, во всей борьбе за полное уничтожение классов. (Заметим в скобках: научное различие между социализмом и коммунизмом только то, что первое слово означает первую ступень вырастающего из капитализма нового общества, второе слово — более высокую, дальнейшую ступень его).

Ошибка «бернского», желтого, Интернационала состоит в том, что его вожди признают только на словах классовую борьбу и руководя-

щую роль пролетариата, боясь додумывать до конца, боясь как раз того неизбежного вывода, который особенно страшен для буржуазии и абсолютно неприемлем для нее. Они боятся признать что диктатура пролетариата есть тоже период классовой борьбы, которая неизбежна, пока не уничтожены классы, и которая меняет свои формы, становясь первое время после свержения капитала особенно ожесточенной и особенно своеобразной. Завоевав политическую власть, пролетариат не прекращает классовой борьбы, а продолжает ее — впредь до уничтожения классов — но, разумеется, в иной обстановке, в иной форме, иными средствами.

А что это значит «уничтожение классов»? Все, называющие себя социалистами, признают эту конечную цель социализма, но далеко не все вдумываются в ее значение. Классами называются большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определенной системе общественного производства, по их отношению (большей частью закрепленному и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а, следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают. Классы, это такие группы людей, из которых одна может себе присваивать труд другой, благодаря различию их места в определенном укладе общественного хозяйства.

Ясно, что для полного уничтожения классов надо не только свергнуть эксплуататоров, помещиков и капиталистов, не только отменить их собственность, надо отменить еще и всякую частную собственность на средства производства, надо уничтожить как различие между городом и деревней, так и различие между людьми физического и умственного труда. Это — дело очень долгое»4. В статье «Экономика и политика в эпоху диктатуры пролетариата» В. И. Ленин продолжает вести определение границ диктатуры пролетариата и подчеркивает ее действие в течение всей фазы социализма: «Социализм есть уничтожение классов. Диктатура пролетариата сделала для этого уничтожения все, что могла. Но сразу уничтожить классы нельзя.

И классы остались и останутся в течение эпохи диктатуры пролетариата. Диктатура будет не нужна, когда исчезнут классы. Они не исчезнут без диктатуры пролетариата.

Классы остались, но каждый видоизменился в эпоху диктатуры пролетариата; изменилось и их взаимоотношение. Классовая борьба не исчезает при диктатуре пролетариата, а лишь принимает иные формы»5. Эти формы В. И. Ленин перечисляет в книге «Детская болезнь «левизны» в коммунизме»: «Диктатура пролетариата есть упорная борьба, кровавая и бескровная, насильственная и мирная, военная и хозяйственная, педагогическая и администраторская, против сил и традиций старого общества»6. При социализме идет острейшая классовая борьба против сил и традиций капиталистического общества, прежде всего с мелкобуржуазностью и ее проявлениями со стороны представителей классов и слоев социалистического общества, а именно с мелкобуржуазными стремлениями дать обществу поменьше и похуже, взять от него побольше и получше. Эта борьба идет в самом рабочем классе, в самой партии, в сознании практически каждого человека.

До каких же пор нельзя обойтись без диктатуры пролетариата? В Тезисах доклада о тактике РКП на III конгрессе Коммунистического Интернационала В. И. Ленин так отвечает на этот вопрос: «Диктатура пролетариата означает не прекращение классовой борьбы, а продолжение ее в новой форме и новыми орудиями. Пока остаются классы, пока свергнутая в одной стране буржуазия удесятеряет свои атаки на социализм в международном масштабе, до тех пор эта диктатура необходима»7. А поскольку, как подчеркивалось в Докладе о тактике РКП на III конгрессе Коммунистического Интернационала 5 июля 1921 г., «задача социализма состоит в том, чтобы уничтожить классы»8, постольку период диктатуры пролетариата охватывает всю первую фазу коммунизма, то есть весь период социализма.

Сущность всякого государства — диктатура господствующего класса. В то же время эта диктатура редко когда выступает непосредственно на поверхности политической жизни. У каждого вида диктатуры при всех отклонениях и временных отступлениях есть определенная устойчивая форма проявления как организационная форма, адекватная для диктатуры именно данного класса, соответствующая ей и наилучшим образом обеспечивающая ее сохранение. Имманентной, то есть внутренне присущей, диктатуре буржуазии организационной формой является парламентская демократия с выборами по терри-

ториальным округам. Организационной формой диктатуры пролетариата является Советская власть, избираемая по фабрикам и заводам. В работе «Тезисы и доклад о буржуазной демократии и диктатуре пролетариата» на I конгрессе Коммунистического Интернационала 4 марта 1919 г. В. И. Ленин писал: «Старая, т. е. буржуазная, демократия и парламентаризм были организованы так, что именно массы трудящихся всего более были отчуждены от аппарата управления. Советская власть, т.е. диктатура пролетариата, напротив, построена так, чтобы сблизить массы трудящихся с аппаратом управления. Той же цели служит соединение законодательной и исполнительной власти при советской организации государства и замена территориальных избирательных округов производственными единицами, каковы завод, фабрика»9.

В брошюре Ленина «Письмо к рабочим и крестьянам по поводу победы над Колчаком» говорится: «Советская власть — вот что значит на деле “диктатура рабочего класса”»10. В статье «Очередные задачи Советской власти» однозначно подчеркивается: «Советская власть есть не что иное, как организационная форма диктатуры пролетариата»11.

Анализ организационных форм диктатуры буржуазии, в ее наиболее устойчивой модификации — буржуазной демократии, и диктатуры пролетариата в форме Советов показывает, что их устойчивость и функционирование обеспечиваются объективными основаниями, на которых строится формирование власти. Парламентская демократия как форма диктатуры буржуазии опирается при своем формировании на денежный ресурс капиталистов, на институт частнокапиталистической собственности, использует господствующую в обществе буржуазную идеологию, поскольку общественное бытие определяет общественное сознание. Пролетарская демократия опирается на объективную организованность рабочего класса в процессе труда на фабриках и заводах, которые превращаются в избирательные единицы Советов. Речь при этом идет не о названии, а именно о форме организации власти, характерной для власти Советов, обеспечивающей диктатуру рабочего класса.

Советы возникли в Иваново-Вознесенске в 1905 г. как органы забастовочной борьбы и органы самоуправления трудящихся, формируемые по фабрикам и заводам, по трудовым коллективам. По фабри-

кам и заводам избирались Советы, возродившиеся по всей России в 1917 г. Избрание депутатов по фабрикам и заводам, обеспечивающее возможность контроля за деятельностью депутатов и практическую осуществимость их отзыва и замены по воле трудовых коллективов, — конституирующий принцип Советов, что и было зафиксировано в принятой VIII съездом партии ленинской Программе РКП(б): «Советское государство сближает государственный аппарат с массами также тем, что избирательной единицей и основной ячейкой государства становится не территориальный округ, а производственная единица (завод, фабрика)»12.

От «Завтра» ко «Вчера». Вопреки процитированному выше программному положению в 1936 г. в связи с принятием новой, якобы более «демократической» Конституции, состоялся переход к характерной для буржуазной демократии системе выборов по территориальным округам, отрывающей органы власти от трудовых коллективов и делающей практически невозможным отзыв оторвавшихся от народа депутатов. Высказывания Сталина того периода о произошедшем будто бы в связи с принятием Конституции 1936 г. расширением демократии следует поэтому признать ошибочными. Правильнее будет сказать, что фактически был сделан шаг в сторону перехода от советской, пролетарской демократии к демократии парламентской, буржуазной, предполагающей формальное равенство и игнорирующей имеющееся неравенство. Никакого действительного расширения демократии от разового формального распространения права голоса на представителей бывших эксплуататорских классов произойти не могло. А вот с постепенным уходом их с исторической сцены на основе изживания всякой эксплуатации советская демократия как демократия для трудящихся постепенно приходит и к всеобщему голосованию естественным путем. Отказ же от характерного для Советов принципа выборов депутатов через трудовые коллективы по фабрикам и заводам и переход к выборам по территориальным округам равносилен откату назад — от Советов к парламентаризму и, соответственно, ослаблению действительного демократизма. Выборы по производственному принципу с 1936 г. сохранялись лишь в сельских местностях потому, что в связи со спецификой сельскохозяйственного производства производственный принцип на селе совпадает с территориальным.

Интересно вспомнить такой факт, что при разработке второй Программы РКП(б) Ленин рассматривал возможность отступления от формы Советов как результат и выражение общего отступления в борьбе под давлением обстоятельств и сил противника, а не как движение к развитию демократии трудящихся, пролетарской или рабочей демократии. Ленин в резолюции Седьмого съезда РКП(б) по Программе партии писал: «изменение политической части нашей программы должно состоять в возможно более точной и обстоятельной характеристике нового типа государства, Советской республики, как формы диктатуры пролетариата и как продолжения тех завоеваний международной рабочей революции, которые начаты Парижской Коммуной. Программа должна указать, что наша партия не откажется от использования и буржуазного парламентаризма, если ход борьбы отбросит нас назад, на известное время, к этой, превзойденной теперь нашею революцией, исторической ступени. Но во всяком случае и при всех обстоятельствах партия будет бороться за Советскую республику, как высший по демократизму тип государства и как форму диктатуры пролетариата, свержения ига эксплуататоров и подавления их сопротивления»13.

Казалось бы, все было изложено исчерпывающе ясно, однако двинулись от Советской демократии именно к буржуазной демократии, к парламентаризму. С этого времени в связи с ликвидацией практической возможности отзыва депутатов, не оправдавших доверия организованных в трудовые коллективы избирателей, начался процесс все более интенсивного заражения государственной машины бюрократизмом и карьеризмом, засорения ее бюрократами и карьеристами, ставящими свои личные интересы выше общественных, процесс вызревания в лоне партийно-государственной системы хрущевых и горбачевых. От Советов оставались названия, но сущность их стала размываться. Диктатура пролетариата, лишившись внутренне присущей ей организационной формы, была поставлена под угрозу. Пролетарский характер органов власти, по-прежнему еще называвшихся Советами, теперь обеспечивался лишь сохранявшимися элементами их связи с классом через выдвижение кандидатов от трудовых коллективов, через периодические отчеты их перед трудящимися, через регулирование их социального состава партийными органами, а также накопленной инерцией проле-

тарского характера самой партии. Но уже при Сталине, который у гроба В. И. Ленина поклялся укреплять диктатуру пролетариата и в течение всей своей жизни боролся за это, в Центральном Комитете постепенно стало накапливаться антирабочее большинство, которое своим оппортунизмом, перераставшим в ревизионизм, шло к тому, чтобы после смерти Сталина изменить классовую природу государства.

На ХХ съезде КПСС была проведена своеобразная артиллерийская подготовка к фронтальному наступлению на главное в марксизме. Стараниями хрущевской ревизионистской группы в клеветнической форме под сомнение было поставлено то положительное, что делалось сталинским руководством, и была сделана заявка на пересмотр ключевых положений марксизма о классовой борьбе и диктатуре пролетариата. Однако еще продолжала действовать ленинская Программа РКП(б). Поэтому хрущевцы стали готовиться к ее замене на такую, из которой будет изъято то, что составляет самую суть марксизма-ленинизма. В докладе на XXII съезде первого секретаря ЦК КПСС Н. С. Хрущева «О Программе Коммунистической партии Советского Союза» был выдвинут размагничивающий и демобилизующий коммунистов, рабочий класс и всех трудящихся тезис об окончательной победе социализма в СССР14, утверждалось, что классовая борьба ограничивается переходным к социализму периодом15, во всем докладе социализм понимался не как фаза коммунизма, а как не коммунизм — по сути как отдельная формация. Соответственно, вместо характерной для социализма цели полного уничтожения классов в первой фазе бесклассового общества ставилась еще только задача построения бесклассового общества, и вместе с этим провозглашалась ревизионистская антимарксистская цель: «От государства диктатуры пролетариата к общенародному государству»16. Утверждалось, что якобы «рабочий класс Советского Союза по собственной инициативе, исходя из задач построения коммунизма, преобразовал государство своей диктатуры во всенародное государство... Впервые у нас сложилось государство, которое является не диктатурой какого-либо одного класса... диктатура пролетариата перестала быть необходимой»11. Партия также объявлялась не партией рабочего класса, а партией всего народа вопреки понятию политической партии как авангарда класса.

Эти ревизионистские идеи отпора на съезде не получили, и съездом была единогласно принята ревизионистская, по существу антиленинская, антимарксистская Программа. В ней утверждалось, что якобы «диктатура пролетариата выполнила свою историческую миссию и с точки зрения задач внутреннего развития перестала быть необходимой в СССР. Государство, которое возникло как государство диктатуры пролетариата, превратилось на новом, современном этапе в общенародное государство.Партия исходит из того, что диктатура рабочего класса перестает быть необходимой раньше, чем государство отмирает»18. Здесь хрущевское руководство партии и государства явно разошлось с Лениным.

В книге «Государство и революция» В. И. Ленин подчеркнул классовый характер всякого государства, пока оно еще остается, необходимость для победы пролетарской революции разрушения старой государственной машины и создания нового государственного аппарата, способного решать задачи пролетарской диктатуры, разработал ряд условий, которые нужно соблюдать, чтобы государство из орудия рабочего класса, из средства обеспечения его политического господства не превращалось в силу, господствующую над самим этим классом. В этой книге, а также в тетради «Марксизм о государстве» В. И. Ленин со всей определенностью провел идею о том, что государство отмирает только вместе с полным уничтожением классов, и пока остаются классы, остается и государство как орган политически господствующего класса. Он цитирует и развивает мысль Энгельса: «Когда государство наконец-то становится действительно представителем всего общества, тогда оно само себя делает излишним»19... И в этом, можно сказать, состоит будущее российского государства.

1 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 35. С. 192.

2 Там же. Т. 38. С. 385.

3 Там же. С. 386.

4 Там же. Т. 39. С. 14-15.

5 Там же. С. 279.

6 Там же. Т. 41. С. 27.

7 Там же. Т. 44. С. 10.

8 Там же. С. 39.

9 Там же. Т. 37. С. 500.

10 Там же. Т. 39. С. 158.

11 Там же. Т. 36. С. 196.

12 Там же. Т. 38. С. 425-426.

13 Там же. Т. 36. С. 58-59.

14 XXII съезд Коммунистической партии Советского Союза 17-31 октября 1961 года: Стенографический отчет. М., 1962. Т. I . С. 151.

15 Там же. С. 166.

16 Там же. С. 209.

17 Там же. С. 210-211, 212.

18 XXII съезд Коммунистической партии Советского Союза 17-31 октября 1961 года: Стенографический отчет. М., 1962. Т. III. С. 303.

19 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 33. С. 16.

Информация о статье:

Автор: Попов Михаил Васильевич — доктор философских наук, профессор, Санкт-Петербургский государственный университет, Санкт-Петербург, Россия, popovmvdom@ mail.ru

Название: Сущность и форма российского государства: вчера, сегодня, завтра

Аннотация: В статье раскрыта диалектическая взаимообусловленность сущности и формы российского государства в исторических рамках XIX-XXI веков через призму борьбы основных классов российского общества

Ключевые слова: российское государство, сущность, диктатура класса, форма, советская республика, парламентская демократия

Information about article:

Author: Popov Mikhail Vasilievich — Doctor of Philosophy, Professor at the department of Conflictology. Saint Petersburg State University, Saint Petersburg, Russia, popovmvdom@mail.ru

Title: The essence and the form of the Russian State: yesterday, today, tomorrow

Summary: The article revealed a dialectic of the essence and the form of the Russian State in the historic part of XIX-XXI century through the prism of the struggle of the main classes of Russian society

Key words: the Russian State, the essence, a dictatorship of the class, a form, a Soviet Republic, parliamentary democracy

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.