Научная статья на тему 'Судебный порядок разрешения трудовых споров в Советском государстве в 20-е годы xx века: опыт правового регулирования'

Судебный порядок разрешения трудовых споров в Советском государстве в 20-е годы xx века: опыт правового регулирования Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
720
198
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Область наук
Ключевые слова
конфликтные комиссии / трудовые суды / особые сессии народных судов / Кодекс Законов о Труде РСФСР 1922 г. / трудовая юстиция / Народный комиссариат труда / Народный комиссариат юстиции / conflict commissions / labour courts / special sessions of national courts / Code of Laws on Work of RSFSR 1922 / labour justice / national commissariat of work / National commissariat of justice

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Иванов Артем Борисович

<i>Статья посвящается вопросу создания системы судебных органов по разрешению трудовых споров в Советском государстве в период нэпа. Автором показывается, что в начале 20-х гг. XX в. предпринимались попытки выделить трудовую юстицию в самостоятельную, функционирующую по особым правилам и доступную для граждан систему юрисдикционных органов. Однако идея формирования трудовых судов не была воплощена на практике. Законодатель, узаконив трудовые сессии народных судов, включил их в общую систему правосудия, а сами трудовые споры в основном рассматривались по правилам гражданского процесса. При этом действовавший в 20-е гг. XX в. судебный порядок разрешения трудовых споров вызывал немало нареканий в силу своей сложности и противоречивости. В работе также обращается внимание не только на отрицательный, но и на положительный опыт в деятельности трудовых сессий, который может оказаться полезным в современных условиях.</i>

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

<i>This article is devoted to the questions of creation of system of judicial bodies under the permission of labour disputes in the Soviet state in the period of new economic policy. It is shown by the author that in the beginning of 20th of XX century the attempts to allocate labour justice in independent, functioning on special rules system were undertaken. However the idea of formation of Labour courts hasn"t been embodied in practice. The legislator, having legalized labour sessions of national courts, has included them in the general system of justice, and labour disputes were considered by rules of civil process. Thus operating in 20th of XX century in a judicial order of the permission of labour disputes caused many censures owing to the complexity and discrepancy. In the work not only on negative, but the attention also is paid to positive experience in activity of labor sessions which can appear useful in moderun conditions.</i>

Текст научной работы на тему «Судебный порядок разрешения трудовых споров в Советском государстве в 20-е годы xx века: опыт правового регулирования»

УДК 349.2 Иванов Артем Борисович

кандидат исторических наук, старший преподаватель кафедры теории и истории государства и права Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова тел.: (910) 960-53-52

СУДЕБНЫЙ ПОРЯДОК РАЗРЕШЕНИЯ ТРУДОВЫХ СПОРОВ В СОВЕТСКОМ ГОСУДАРСТВЕ В 20-Е ГОДЫ XX ВЕКА:

ОПЫТ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

Ivanov Artyom Borisovich

Candidate of History, senior lecturer of the chair of theory and the history of state and law, Yaroslavl State University tel.: (910) 960-53-52

JUDICIAL ORDER OF PERMISSION OF LABOUR DISPUTES IN SOVIET STATE IN 20TH YEARS OF XX CENTURY: EXPERIENCE OF LEGAL REGULATION

Аннотация:

Статья посвящается вопросу создания системы судебных органов по разрешению трудовых споров в Советском государстве в период нэпа. Автором показывается, что в начале 20-х гг. XX в. предпринимались попытки выделить трудовую юстицию в самостоятельную, функционирующую по особым правилам и доступную для граждан систему юрисдикционных органов. Однако идея формирования трудовых судов не была воплощена на практике. Законодатель, узаконив трудовые сессии народных судов, включил их в общую систему правосудия, а сами трудовые споры в основном рассматривались по правилам гражданского процесса. При этом действовавший в 20-е гг. XX в. судебный порядок разрешения трудовых споров вызывал немало нареканий в силу своей сложности и противоречивости. В работе также обращается внимание не только на отрицательный, но и на положительный опыт в деятельности трудовых сессий, который может оказаться полезным в современных условиях.

Ключевые слова:

конфликтные комиссии, трудовые суды, особые сессии народных судов, Кодекс Законов о Труде РСФСР 1922 г., трудовая юстиция, народный комиссариат труда, народный комиссариат юстиции.

The summary:

This article is devoted to the questions of creation of system of judicial bodies under the permission of labour disputes in the Soviet state in the period of new economic policy. It is shown by the author that in the beginning of 20th of XX century the attempts to allocate labour justice in independent, functioning on special rules system were undertaken. However the idea of formation of Labour courts hasn't been embodied in practice. The legislator, having legalized labour sessions of national courts, has included them in the general system of justice, and labour disputes were considered by rules of civil process. Thus operating in 20th of XX century in a judicial order of the permission of labour disputes caused many censures owing to the complexity and discrepancy. In the work not only on negative, but the attention also is paid to positive experience in activity of labor sessions which can appear useful in moderun conditions.

Keywords:

conflict commissions, labour courts, special sessions of national courts, Code of Laws on Work of RSFSR 1922, labour justice, national commissariat of work, national commissariat of justice.

В настоящее время в научной среде нередко поднимается вопрос о необходимости создания специализированных судебных органов по рассмотрению трудовых споров и оформления трудового процесса в особую отрасль законодательства [1]. Этот вопрос не является новым - проблема целесообразности трудовой юстиции затрагивалась исследователями как в дореволюционный, так и в советский период [2]. На практике периодически предпринимаются попытки придать официальный статус трудовым судам и трудовому процессу (например, комитетом по труду и социальной политике Государственной думы РФ в 2004 г. был подготовлен проект Трудового процессуального кодекса [3]), одна-

ко законодатель пока отрицательно относится к данным шагам, и трудовые споры рассматриваются в общих судах по правилам гражданского процесса.

Рассматривая вопрос о достоинствах и недостатках трудовой юстиции, о необходимости создания специализированных трудовых судов, важно, в частности, проанализировать отечественный исторический опыт в этой области, который хотя и является противоречивым, но, безусловно, достойным внимания. Данный опыт связан с периодом 1920-х гг. - временем относительной либерализации общественных отношений, когда законодатель мог достаточно свободно учитывать и даже заимствовать зарубежные наработки в механизме разрешения трудовых споров.

До революции в России специальных судов по трудовым делам не существовало, хотя и предпринимались попытки узаконить трудовую юстицию. Например, в середине XIX и в начале XIX вв. велась работа над проектами закона о промышленных судах, однако эти законопроекты так и не были утверждены [4]. В первые годы советской власти на предприятиях и в организациях функционировали дисциплинарные товарищеские суды, которые контролировались профсоюзными организациями и в большей степени носили общественный, а не государственный характер [5].

Первым важным шагом на пути создания специальных органов по рассмотрению трудовых споров стал декрет СНК РСФСР от 18 января 1922 г. «О порядке разрешения конфликтов на негосударственных предприятиях» [6]. В соответствии с этим актом для разрешения трудовых споров на частных предприятиях при наркомате труда, а также при губернских и уездных отделах труда стали создаваться особые органы - конфликтные комиссии (позднее их компетенция была распространена и на государственные предприятия). Ведению конфликтных комиссий подлежали споры по применению и толкованию норм трудового законодательства и все индивидуальные споры между работниками и работодателем по поводу применения условий трудового и коллективного договора. В состав конфликтной комиссии входили председатель, которым являлся работник наркомата труда (как правило, руководитель конфликтного отдела этого ведомства), а также представитель от профсоюзных органов и наркомата юстиции. Примечательно, что члены конфликтных комиссий специального вознаграждения за участие в заседаниях не получали, так как считалось, что они выполняют данные обязанности по службе. В силу примечания к ст. 3 декрета СНК от 18 января 1922 г., постановления конфликтных комиссий имели обязательную силу наравне с решениями (приговорами) народных судов, но они приводились в исполнение через народные суды путем издания судебного приказа.

Конфликтные комиссии действовали немногим более года (до апреля 1923 г.) и в целом зарекомендовали себя с положительной стороны, прежде всего за счет доступности для граждан и оперативного рассмотрения поступавших обращений. В Ярославской губернии, например, данными органами было принято к производству 98 дел с участием 1663 рабочих и служащих, в итоге 71 дело было решено в пользу работников, 18 - в пользу государственных предприятий, 3 - в пользу частных предпринимателей (оставшиеся дела в связи с ликвидацией конфликтных комиссий были переданы в судебные органы) [7].

Можно говорить о том, что конфликтные комиссии являлись административными органами, выполнявшими судебные функции или, используя терминологию И.Я. Киселева, «квазисудебными органами», что является вполне допустимым для трудового процесса (в настоящее время в некоторых странах, например в США и Канаде, трудовые споры также рассматриваются административными органами с судебными полномочиями) [8]. В начале 1920-х гг. в специализированных изданиях по труду конфликтные комиссии позиционировались как «судебные органы, разрешающе трудовые конфликты», как органы,

которые «по своей компетенции должны приравниваться к народным судам (по гражданским делам)» [9].

В процессе подготовки в 1922 г. нового Кодекса законов о труде РСФСР у участников кодификационных работ не сложилось единого мнения по вопросу о том, какие органы должны будут разрешать споры о праве в принудительном порядке. Вплоть до самого последнего момента в проектах КЗоТ фигурировали конфликтные комиссии, и только на завершающем этапе кодификации они были исключены текста Кодекса [10]. В итоге единственным принудительным органом по трудовым спорам по КЗоТ 1922 г. стали особые сессии народного суда.

На первый взгляд, главной причиной ликвидации конфликтных комиссий было намерение законодателя «забрать» судебные полномочия из административного ведомства, каким был наркомат труда, и передать их народным судам. Однако в действительности в основе решения об упразднении конфликтных комиссий лежала идея, активно отстаиваемая наркоматом юстиции, об отсутствии необходимости создания особой трудовой юстиции и о целесообразности рассматривать трудовые споры по правилам гражданского процесса. Следует отметить, что действовавшая в тот период система конфликтных органов наркомата труда была достаточно стройной (конфликтные комиссии работали на уездном и губернском и центральном уровнях) и обособленной (предусматривалась система обжалования решений нижестоящих комиссий в вышестоящие в 2-недельный срок с момента их вынесения), тем самым она могла послужить основой для формирования трудовой юстиции, что, однако, не вписывалось в планы Наркомюста.

Статус судебных органов по разрешению трудовых споров был закреплен в статьях 168 и 169 КЗоТ 1922 г. [11]. Согласно данным нормам, к компетенции особых сессий народного суда относились все дела, связанные с нарушением законов, всех других узаконений о труде и коллективных договоров, поскольку они преследовались в уголовном порядке. Также этим судам были подсудны все индивидуальные и групповые споры между нанимателями и рабочими и служащими, если они не были направлены в примирительные камеры (органы, формовавшиеся при отделах труда по принципу современных комиссий по разрешению трудовых споров - из представителей сторон трудовых отношений на паритетных началах). В состав особых сессий народного суда входили председатель - народный судья и два члена: один от наркомата труда, другой от профсоюзной организации.

С принятием КЗоТ 1922 г. неопределенность с вопросом об особом трудовом процессе продолжала сохраняться. С одной стороны, нерешительность законодателя проявилась даже в наименовании судебных органов, формулировка «особые сессии народного суда» напрямую не была связана с трудовыми отношениями (название «трудовые сессии народного суда» появится в КЗоТ только в редакции от 25 марта 1929 г. [12]). С другой стороны, для особых сессий был установлен отличный от обычных народных судов принцип формирования. Сам законодатель не мог даже точно определить компетенцию особых сессий народного суда. Так, нормам КЗоТ 1922 г. противоречили отельные пункты Положения о судоустройстве РСФСР [13] (примечательно, что это Положение было принято на той же сессии ВЦИК, что и КЗоТ). Так, п. «в» ст. 2 Положения ограничивал компетенцию особых сессий народных судов делами «о преступлениях по нарушениям КЗоТ», хотя, согласно ст. 169 КЗоТ 1922 г., такие суды могли рассматривать и споры между сторонами трудовых отношений (в июле 1923 г. Положение о судоустройстве было приведено в соответствие с КЗоТ). Ясность в вопрос о месте трудовых сессий в судебной системе и об их компетенции должно было внести «особое положение», принятие которого предусматривалось ст. 168 КЗоТ 1922 г.

Еще одной проблемой, возникшей на практике, стало массовое создание в регионах особых сессий народных судов без соответствующего положения о них, в которые передавались дела упразднявшихся конфликтных комиссий. В этом случае очевидным был просчет законодателя - закрепляя нормы об особых сессиях народного суда, он не обеспечил одновременное принятие акта, который бы конкретизировал механизм работы этих сессий. В связи с этим возникла большая путаница, заставившая наркомат труда запретить поспешное создание особых сессий. «В некоторых губернских центрах, - отмечалось в циркуляре трудового ведомства от 18 января 1923 г., - на основании статей нового КЗоТ организовались особые сессии Нарсудов, куда губернские отделы труда стали передавать на рассмотрение поступающие к ним дела по нарушению законов о труде... Принимая во внимание, что вопрос об основах организации Трудовых Судов (так в тексте. - А.И.) еще не разрешен, НКТ предлагает... воздержаться от ликвидации Конфликтных Комиссий и передачи их дел Нарсудам» [14].

Проект положения об особых сессиях народного суда, как и положения о примирительно-посреднических органах, первоначально разрабатывался трудовым ведомством. Примечательно, что соответствующее поручение на заседании Коллегии наркомата труда 28 ноября 1922 г. было дано именно конфликтному отделу, непосредственно курировавшему деятельность конфликтных комиссий [15]. При этом, заранее предполагая вполне реальное столкновение по вопросу о механизме разрешения трудовых споров с наркоматом юстиции, Коллегия наркомата труда заявила о возможности согласовать проект положения непосредственно с правительством (Совнаркомом), минуя визу Наркомюста [16].

В марте 1923 г. в конфликтном отделе наркомата труда была завершена работа над проектом положения о судебном рассмотрении трудовых споров. Содержание этого проекта говорило о стремлении трудового ведомства выделить рассмотрение трудовых дел в особое производство, создав систему специализированных юрисдикционных органов. В этом вопросе поддержку наркомату труда оказывали профсоюзные организации, прежде всего ВЦСПС. Проект сохранил наиболее характерные процессуальные особенности, которые сложились в практике разбора дел конфликтными комиссиями и призван был «гарантировать трудящимся доступность нового суда, простоту форм и быстроту рассмотрения жалоб» [17]. Производство в «трудовых судах» должно было начинаться не только по письменному, но и по устному заявлению заинтересованного лица, причем прием заявлений должен был производиться лично председателем или членами суда. С заявлением истец мог обратиться в любую организацию, имевшую в составе суда своих представителей (отдел труда, профсоюз, народный суд). Принявший жалобу член суда должен был сразу же назначить «день и час» предварительного разбора дела, о чем под подпись сообщить заявителю. Проект предусматривал обязательный предварительный разбор дела с целью поиска возможности примирить конфликтующие стороны без судебного разбирательства. Истец и ответчик могли поручать ведение дела представителям, но как по просьбе работника, так и по собственной инициативе суд мог не допустить передачи дела, если это обстоятельство нарушало «равновесие тяжущихся сторон не в пользу трудящегося» [18].

Проектом предусматривалось участие наркомата труда и профсоюзов в пересмотре решений, вынесенных по первой инстанции, то есть закреплялся механизм обжалования в судах, построенных по такому же принципу, что и особые сессии на низовом уровне (решение по проекту обжаловалось в 7-дневный срок с момента его вынесения). Так, предполагалось создание при Верховном Суде СССР особой по трудовым делам коллегии в составе председателя - одного из членов Кассационной коллегии Верховного Суда и двух членов, назначаемых Президиумом ВЦИК по представлению ВЦСПС и НКТ. Важно

отметить, что наркомат труда в своей правотворческой деятельности стремился идти в ногу со временем, учитывая позитивный опыт развитых государств в организации трудовой юстиции (в частности, Германии) [19].

Однако указанный проект трудового ведомства не нашел поддержки в наркомате юстиции. «Превращение трудовых сессий народного суда, действующей в губернском городе, - отмечалось в официальном заключении наркомата юстиции, - в инстанцию для дел, решенными трудовыми сессиями, действующими в уездных городах, возложение на эту трудовую сессию функций надзора за уездными трудовыми сессиями, организация особой коллегии по трудовым делам при Верховном Суде СССР и вообще создание совершенно особых правил судоустройства и судопроизводства для трудовых сессий Народного суда явно противоречит статьям 169 и 174 КЗоТ и статьям 92 и 93 Положения о судоустройстве» [20].

Наркомат юстиции, ссылаясь на ст. 92 Положения о судоустройстве, настаивал на том, что обжалование решений трудовых сессий народных судов должно было подаваться в судебные инстанции в обычном порядке. В результате положение об особых сессиях народных судов, в отличие от подготовленных наркоматом труда положений о расценочно-конфликтных комиссиях, примирительных камерах и третейских судах, так в итоге и не было утверждено. При этом 23 марта 1923 г. самим наркоматом юстиции было принято постановление «Об организации особых сессий Народного Суда по трудовым делам» [21], конкретизировавшее порядок судебного рассмотрения споров, вытекавших из трудовых отношений.

Согласно этому акту трудовые сессии народного суда должны были создаваться не в уездных, как было в проекте наркомата труда, а в губернских городах и иных крупных фабрично-заводских центрах. Этим сессиям были подсудны дела по нарушению статей 126, 132, 133, 134 и 156 УК РСФСР, а также все индивидуальные и групповые споры между нанимателями и работниками, если дела по этим спорам не были направлены в примирительные камеры. Председателем сессии выступал один из народных судей, а членами - один представитель отдела труда и один представитель профсоюзной организации. Кассационное обжалование приговоров и решений трудовых сессий осуществлялось в обычном порядке в губернский суд, причем в высшей кассационной инстанции участвовали представители наркомата труда. Впоследствии трудовые сессии стали формироваться и на уездном уровне. Согласно циркуляру НКТ и НКЮ от 15 мая 1923 г. [22] трудовые сессии могли учреждаться в крупных промышленных центрах и уездных городах в случаях, когда губернский суд по соглашению губпрофсоветом и губернским отделом труда признает это необходимым. В местностях, где трудовые сессии не были учреждены, дела, подсудные трудовым сессиям, должны были рассматриваться в народном суде в общем порядке.

В целом не приходится говорить, что в Советском государстве в 1920-е гг. был узаконен трудовой процесс и сформирована целостная система судебных органов по рассмотрению трудовых споров. Деятельность таких судов на законодательном уровне регулировалась Положением о судоустройстве РСФСР и принятым в июле 1923 г. Гражданским процессуальным кодексом РСФСР [23], то есть особые (трудовые) сессии народного суда функционировали по правилам гражданского процесса. При этом важные вопросы, касавшиеся порядка рассмотрения трудовых дел в судах, оставались неурегулированными. Например, не были определены сроки обращения в суд по трудовым делам, поэтому на практике приходилось применять положение об установленном гражданским законодательством трехлетнем сроке исковой давности, что, в силу специфики трудовых споров, было не вполне логичным.

Также не была четко установлена подведомственность трудовых конфликтов - было неясно, какие споры о праве подлежали предварительному рассмотрению в примирительно-посреднических органах и в каких случаях возможно было обращение за защитой своих прав непосредственно в суд. Зачастую пробелы в праве приходилось восполнять судебной практике, причем порой брать на себя функции правотворческого субъекта [24]. Позднее, после утверждения постановлением ЦИК и СНК СССР от 29 августа 1928 г. «Правил о примирительно-третейском и судебном рассмотрении трудовых конфликтов», значительная часть недочетов была исправлена [25]. Однако нельзя говорить, что эти исправления стали способствовать более оперативному разрешению трудовых споров и эффективной защите прав сторон трудовых правоотношений. Так, например, правилами были установлены четкие сроки обращения в суд, но эти сроки были чрезмерно короткими (2 недели, 1 месяц и 3 месяца в зависимости от характера спора), и в случае их пропуска судья при отсутствии уважительных причин не принимал исковое заявление. Кроме того, закон 1928 г., по сути, лишил работника права на судебную защиту, так как установил существенный перечень дел, которые должны были разбираться примирительными органами (расценочно-конфликтными комиссиями). В случае если данный орган принимал решение по делу, лицо, с ним не согласное, лишалось права обратиться в суд.

Можно констатировать, что те цели, которые преследовались при создании судебных органов по рассмотрению трудовых споров (максимальная доступность для трудящихся, упрощенный порядок судопроизводства, быстрота рассмотрения дел, а также вынесения и исполнения решений) так и не были достигнуты. Многими современниками отмечалась сложность и противоречивость советского трудового и процессуального законодательства, его недоступность для понимания большинства работников. Также авторы обращали внимание на сложную процедуру рассмотрения трудовых споров, имевшуюся в судах волокиту, отсутствие четкой подведомственности по рассмотрению трудовых споров в примирительно-посреднических и в судебных органах. Все это способствовало формированию отрицательного отношения в обществе к работе трудовых сессий народного суда [26].

В то же время определенные шаги в направлении повышения эффективности рассмотрения трудовых споров и обособления трудовой юстиции все же были сделаны. Прежде всего это выразилось в образовании при народном суде особых (трудовых) сессий, состав которых имел свои особенности. В них, как уже отмечалось выше, помимо профессионального судьи входили по одному представителю от трудящихся в лице профсоюзного работника и от государства в лице работника отдела труда. В отличие от практики европейских государств, первоначально в составе трудовых сессий отсутствовало паритетное представительство работников и работодателей, что объяснялось нежеланием «слепо подражать буржуазной загранице» и превращать «трудовые суды в суды промыслового типа» [27]. Правда позднее, в связи с наделением работников наркомата труда широкими полномочиями по надзору за соблюдением трудового законодательства (вплоть до права поддерживать обвинение в суде и обжаловать вынесенные решения и приговоры), представители этого ведомства были выведены из состава трудовых сессий и заменены представителем хозяйственных органов.

Анализируя практику 1920-х гг. в области трудовой юстиции, необходимо учитывать имевшиеся положительные наработки по данному вопросу и не повторять допущенных ранее ошибок. Безусловно, заслуживает внимания опыт по порядку формирования судебных органов, рассматривавших трудовые споры, на основе паритетного представительства сторон с профессиональным судьей в качестве председателя. Практический опыт и знания, имеющиеся у профсоюзных работников и работодателей, позволят до-

полнить профессиональные навыки судьи и более глубоко и всесторонне подойти к рассмотрению конкретного дела. Кроме того, паритетное представительство в суде будет обеспечивать более быстрое решение, обеспечивать широкие возможности для примирения сторон трудового конфликта. В этой связи имеет смысл рассмотреть вопрос о возвращении к советской практике выборности членов судов по трудовым делам. Важно также обратить внимание на предлагавшуюся наркоматом труда идею создания целостной системы судебных органов по рассмотрению трудовых споров, что должно обеспечить единообразный подход к рассмотрению трудовых споров в судах первой, кассационной и надзорной инстанций.

Рассматривая негативный опыт 1920-х гг., необходимо обратить внимание на то, что должен быть более четко разработан отражающий специфику трудовых отношений механизм рассмотрения трудовых споров в судах. В частности, этот механизм должен обеспечить максимально доступное и оперативное рассмотрение дел. В этой связи трудовые споры, конечно, должны рассматриваться не на региональном уровне, как это по общему правилу имело место в 1920-е гг., а на местном уровне. Безусловно, не следует допускать, чтобы в рамках трудового процесса происходило рассмотрение уголовных дел, которые нельзя относить к трудовым спорам. Недопустимо также ограничивать право работника на судебную защиту и не следует чрезмерно укорачивать сроки на обращение в суд, что было закреплено в трудовом законодательстве в конце 1920-х гг., наоборот, имеет смысл рассмотреть вопрос об увеличении установленных в настоящее время в ст. 392 ТК РФ сроков.

Ссылки и примечания:

1. См., например: Проблемы защиты трудовых прав граждан : материалы научно-практической конференции / под ред. А.С. Леонова. М., 2004; Скобелкин В.Н. Трудовые правоотношения. М., 1999.

2. Ленин В.И. О промышленных судах // Полное собрание сочинений. М., 1958. Т. 4. С. 274-287; Сафонов А. Трудовые или Народные Суды // Вопросы труда. 1923. № 1. С. 34-37 и другие.

3. См.: Лушников А.М., Лушникова М.В. Курс трудового права. В 2 т. Т. 2. М., 2009. С. 10151016.

4. Там же. С. 977-978.

5. Подробнее см.: Горячих К.М. Правовое регулирование труда рабочих и служащих в первые годы Советской власти (1917-1920) : ав-тореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1972; Иозефович С. Дисциплинарные товарищеские суды // Вестник труда. 1922. № 3-4. С. 57-64.

6. Собрание узаконений РСФСР (далее - СУ РСФСР). 1922 г. № 45. Ст. 560.

7. Конфликтная работа местных органов НКТ // Вопросы труда. 1923. № 5-6. С. 129-130.

8. Подробнее см.: Киселев И.Я. Сравнительное и международное трудовое право. М., 1999. С. 291-312.

9. См., например: На местах // Вопросы труда. 1923. № 1. С. 58; Конфликтная практика место в вопросах и ответах конфликтного отдела НКТ // Вопросы труда. 1923. № 1. С. 77.

References (transliterated) and notes:

1. See, i.e.: Problemy zashchity trudovyh prav

grazhdan : materials of scientific and practical

conference / ed. by A.S. Leonov. M., 2004;

Skobelkin V.N. Trudovye pravootnosheniya. M., 1999.

2. Lenin V.I. O promyshlennyh sudah // Polnoe

sobranie sochineniy. M., 1958. Vol. 4. P. 274287; Safonov A. Trudovye ili Narodnye Sudy // Voprosy truda. 1923. No. 1. P. 34-3, et al.

3. See: Lushnikov A.M., Lushnikova M.V. Kurs tru-dovogo prava. In 2 vols. Vol. 2. M., 2009. P. 1015-1016.

4. Ibid. P. 977-978.

5. For details, see: Goryachih K.M. Pravovoe reguli-rovanie truda rabochih i sluzhashchih v pervye gody Sovetskoy vlasti (1917-1920) : avtoref. dis. ... kand. yurid. nauk. M., 1972; Iozefovich S. Distsiplinarnye tovarishcheskie sudy // Vestnik truda. 1922. No. 3-4. P. 57-64.

6. Sobranie uzakoneniy RSFSR (further - SU RSFSR). 1922. No. 45. Art. 560.

7. Konfliktnaya rabota mestnyh organov NKT // Voprosy truda. 1923. No. 5-6. P. 129-130.

8. For details, see: Kiselev I.Y. Sravnitel'noe i mezhdunarodnoe trudovoe pravo. M., 1999. P. 291-312.

9. See, i.e.: Na mestah // Voprosy truda. 1923. No.

1. P. 58; Konfliktnaya praktika mesto v voprosah i otvetah konfliktnogo otdela NKT // Voprosy truda. 1923. No. 1. P. 77.

10. Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф. 17. Оп. 87. Д. 277. Л. 11 об.

11. СУ РСФСР. 1922. № 70. Ст. 903.

12. Там же. 1929. № 26. Ст. 274.

13. Там же. 1922. № 69. Ст. 902.

14. ГАРФ. Ф. Р-382. Оп. 24. Д. 24. Л. 10.

15. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 87. Д. 277. Л. 24.

16. Там же. Л. 24.

17. Сафонов А. Трудовые или Народные Суды // Вопросы труда. 1923. № 1. С. 34.

18. Там же. С. 35.

19. См.: Зак А. Примирительно-третейское и судебное разбирательство трудовых конфликтов в Германии и СССР // Вопросы труда. 1929. № 3-4. С. 180-187.

20. Цит. по: Сафонов А. Трудовые или Народные Суды // Вопросы труда. 1923. № 1. С. 37.

21. 21.См.: Вопросы труда. 1923. № 4. С. 78-79.

22. Циркуляр НКТ и НКЮ от 15.05.1923 «К организации трудовых сессий Народного Суда» // Известия НКТ. 1923. № 20.

23. СУ РСФСР. 1923. № 46-47. Ст. 478.

24. См., например, Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 7 июля 1924 г. «О подсудности гражданских и уголовных дел трудовым сессиям» // Известия НКТ. 1924. № 29.

25. Собрание Законов СССР. 1928. № 56. Ст. 495.

26. См., например: Жемчужникова М. Некоторые неясности новых правил разбирательства трудовых конфликтов // Вопросы труда. 1929. № 2. С. 75-83; Обухов В. Недостатки в расследовании трудовых дел // Вопросы труда. 1929. № 8. С. 63-66.

27. См.: Стопани А. Наше законодательство о трудовых судах // Вопросы труда. 1923. № 5-

6. С. 12.

10. Rossiyskiy gosudarstvenniy arhiv sotsial'no-politicheskoy istorii (RGASPI). F. 17. Op. В7. D. 277. L. 11ob.

11. SU RSFSR. 1922. No. 70. Art. 903.

12. Ibid. 1929. No. 26. Art. 274.

13. Ibid. 1922. No. 69. Art. 902.

14. GARF. F. R-382. Op. 24. D. 24. L. 10.

15. RGASPI. F. 17. Op. В7. D. 277. L. 24.

16. Ibid. L. 24.

17. Safonov A. Trudovye ili Narodnye Sudy // Voprosy truda. 1923. No. 1. P. 34.

1В. Ibid. P. 35.

19. See: Zak A. Primiritel'no-treteyskoe i sudebnoe razbiratel'stvo trudovyh konfliktov v Germanii i SSSR // Voprosy truda. 1929. No. 3-4. P 180-1В7.

20. Cit. by: Safonov A. Trudovye ili Narodnye Sudy // Voprosy truda. 1923. No. 1. P. 37. 21.

21. See: Voprosy truda. 1923. No. 4. P. 78-79.

22. Tsirkulyar NKT i NKYU ot 15.05.1923 “K organi-zatsii trudovyh sessiy Narodnogo Suda” // Izvestiya NKT. 1923. No. 20.

23. SU RSFSR. 1923. No. 46-47. Art. 478.

24. See, i.e., Postanovlenie Plenuma Verhovnogo Suda RSFSR ot 7 iyulya 1924 g. “O podsudnosti grazhdanskih i ugolovnyh del trudovym sessiyam” // Izvestiya NKT. 1924. No. 29.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

25. Sobranie Zakonov SSSR. 1928. No. 56. Art. 495.

26. See, i.e.: Zhemchuzhnikova M. Nekotorye

neyasnosti novyh pravil razbiratel'stva trudovyh konfliktov // Voprosy truda. 1929. No. 2. P. 7583; Obuhov V. Nedostatki v rassledovanii trudovyh del // Voprosy truda. 1929. No. 8. P. 6366.

27. See: Stopani A. Nashe zakonodatel'stvo o trudovyh sudah // Voprosy truda. 1923. No. 5-6. P. 12.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.