Научная статья на тему 'Субъективные основания системного подхода к пониманию антикризисных связей с общественностью'

Субъективные основания системного подхода к пониманию антикризисных связей с общественностью Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
310
46
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СУБЪЕКТИВНЫЙ ПОДХОД / ЦИВИЛИЗАЦИЯ / АГРЕССИЯ / КОНФЛИКТ / ЛЮБОВЬ / БИОФИЛИЯ / НЕКРОФИЛИЯ / АТАКУЮЩИЙ (НЕГАТИВНЫЙ) PR / АНТИКРИЗИСНЫЙ (ОБОРОНИТЕЛЬНЫЙ) PR / ПРОПАГАНДА

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Шелеп Игорь Александрович

В статье изложены основы нового понимания отношения как к антикризисной стратегии в целом, так и антикризисных связей с общественностью в частности. Утверждается, что, в отличие от господствующего в литературе по антикризисному менеджменту монистического «кризисогенного», нормативно-конфликтного подхода, возможны, как минимум, две базовые, принципиально различные позиции, имеющие разное философское, культурное, психологическое основания. Кроме того, принципиально мыслимо неограниченное множество «промежуточных вариантов», которые, тем не менее, в своей основе сводятся к тому или иному инварианту. С практической точки зрения выбор любого из этих направлений ведёт к принципиально различному типу социального действия.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Субъективные основания системного подхода к пониманию антикризисных связей с общественностью»

УДК 304.44

И.А. Шелеп

СУБЪЕКТИВНЫЕ ОСНОВАНИЯ СИСТЕМНОГО ПОДХОДА К ПОНИМАНИЮ АНТИКРИЗИСНЫХ СВЯЗЕЙ С ОБЩЕСТВЕННОСТЬЮ

НИЖЕГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИМ. Р.Е. АЛЕКСЕЕВА

В статье изложены основы нового понимания отношения как к антикризисной стратегии в целом, так и антикризисных связей с общественностью в частности. Утверждается, что, в отличие от господствующего в литературе по антикризисному менеджменту монистического «кризисогенного», нормативно-конфликтного подхода, возможны, как минимум, две базовые, принципиально различные позиции, имеющие разное философское, культурное, психологическое основания. Кроме того, принципиально мыслимо неограниченное множество «промежуточных вариантов», которые, тем не менее, в своей основе сводятся к тому или иному инварианту. С практической точки зрения выбор любого из этих направлений ведёт к принципиально различному типу социального действия.

Ключевые слова: субъективный подход, цивилизация, агрессия, конфликт, любовь, биофилия, некрофилия, атакующий (негативный) PR, антикризисный (оборонительный) PR, пропаганда.

Субъективная основа управленческих практик

Антикризисные связи с общественностью, равно как и негативный PR-составная часть современных социальных технологий. В расширительной трактовке «социальные технологии» - совокупность всех управленческих практик в пределах данного социума. В строгом смысле они представляют собой управление собой и другими людьми, основанное не на подражании опыту предшествующих поколений, и не на индивидуальном опыте, а на специализированном, кодифицированном, отрефлексированном и сертифицированном обучении тем или иным менеджеральным технологиям. Критерий сертифицированности является обязательным в работе всякого менеджера любого уровня.

Основным тезисом, на котором строится рассуждение, является утверждение (ставшее на протяжении ХХ века одним из основных постулатов научного мышления) строгой и жёсткой зависимости социального опыта от субъективного характера человеческих воззрений. Иначе говоря, не существует какой-то единственно верной практики, основанной на единственно верной теории - утверждение, доминировавшее в XIX веке. Одним из следствий подобного типа мышления является то, что теоретические, на первый взгляд, разногласия, выливаются в несовпадающий характер формально одной и той же деятельности.

Одним из самых сильных предположений, выдвинутых в ХХ веке, является идея «Со-ляриса» Станислава Лема как идея бесконечной «откликаемости» Земли в качестве живого разумного существа-соляриса на любое эмоционально окрашенное верование в кого бы и во что бы то ни было [1]. Идея, очевидно ненаучная, точнее, «вненаучная» - в силу уже того, что на данном этапе человеческого развития непроверяемая. Речь идёт не только о техническом, технологическом несовершенстве современной цивилизации, но и о весьма невысоком уровне духовного, культурного развития потенциальных исследователей.

Сказанное в высшей степени применимо как к управленческим практикам во всём их многообразии, так и к профессиональной сфере public relations. В мире связей с общественностью мы не можем выделить одной парадигмы, которая лучше, правильнее других (безотносительно к выбору каких бы то ни было критериев). Сказанное противоречит реальности устоявшихся подходов: можно сказать, что в целом, если иметь в виду ментальные основания, литература по пиару «идеологически» более или менее гомогенна. «Плюрализм мнений» обнаружить здесь весьма затруднительно.

Особый интерес представляет применение базового принципа «множественности выборов на основе плюрализма оснований» в области атакующего и защитного пиара - здесь в концентрированном виде отражается вся проблематика резкой трансформации методов и принципов в зависимости от выбора той или иной парадигмы.

Предположение о базовых логиках человеческого бытия

Возможным правдивым утверждением является следующее: основные логики («металогики») человеческого бытия - агрессия и любовь. Следует сказать, что словесные ярлыки, метки достаточно условны: мы можем использовать иные понятия, кроме терминов «любовь» и «агрессия».

Существует огромная литература по каждому из этих направлений - при этом гораздо больше согласия в том, как определить, что такое агрессия, нежели в определении любви.

В пределах той и другой логики социальной практикой достигаются абсолютно разные результаты, связанные, в частности, с деятельностью по антикризисному реагированию в целом и антикризисной PR-защите, в частности.

Про различия в практике нападения говорить излишне: если «традиционное» мышление конфликтно и кризисогенно, то «мышление любви» попросту переводит своего носителя в сферу, в которой нет и не может быть места для атаки любого типа.

Существуют ли инварианты идеи «двух логик? Да, существуют. В частности, знаменитое положение С.Н. Шпильрейн и З. Фрейда о динамике (диалектике) взаимодействия и взаимоотталкивания «либидо» и «танатоса». Однако это сходство - чисто внешнее: у Фрейда либидо в своей основе не более чем биология. Ничего собственно человеческого здесь нет -как раз именно в ограничении «биологии», либидо и проявляется, точнее даже сказать, создаётся, человеческое. Танатос, как «влечение к смерти», в своих основаниях также имеет природную основу: биологические исследования ХХ века дают нам объяснительную схему того, что у всего живого существует встроенный механизм самоликвидации.

Другая известная оппозиционная пара - биофилия и некрофилия, как возможные психологические ориентации человека, описанные Э. Фроммом [2]. Эта идея рассматривается некоторыми исследователями как вполне практическая, применимая к жизни [3]. В «биофилии» мы найдём уже гораздо больше, перефразируя название знаменитой книги Ф. Ницше, «человеческого, истинно человеческого», нежели у идеи «либидо». «Влечение к жизни» у Фрейда имеет вполне материальную природу; в конечном итоге оно так же агрессивно и деструктивно, ибо оно в огромной степени зависит от уровня духовного и психологического развития человека Тем не менее, понятие Фромма, несмотря на его большую гуманитарную нагрузку, нежели «либидо» Фрейда, синкретично, в нём не вычленяется «собственно человеческое» из общего «поля биофилии». Следует отметить, что попытки отделить именно человеческое от животного в человеке имеют давнюю историю, и это - тема отдельного исследования.

Агрессия как господство материального начала в человеке

Важно понимать, с чем связана человеческая агрессия.

Дебаты о «добре и зле в человеке» ведутся издревле; мощное ускорение эта тематика получила в эпоху Просвещения, в первую очередь в трудах французских энциклопедистов, а также у Канта.

Можно определённо сказать о том, что природа конфликта и агрессии - одна и та же. Конфликт - одно из поведенческих проявлений агрессии. Существует «школа конфликтологии», которая основывается на посылке нормальности, естественности и неизбежности конфликтов в человеческом мышлении и поведении. Вот типичный образец рассуждений в логике конфликтологии: «В действительности, конфликты являются обязательной частью жизни каждого человека. Известный американский конфликтолог Чарльз Ликсон в своей книге «Конфликт. Семь шагов к миру» написал по этому поводу: «Если в вашей жизни нет конфликтов, проверьте, есть ли у вас пульс». В семье, на работе или в любых других средах человеческого обитания, где собираются двое или более людей, конфликты возникают с фа-

тальной неизбежностью. Почему? Потому что мы - разные!» [4]. В вузовских курсах почти повсеместно именно этот подход описывается не как один из возможных, а как, по сути, единственно верный; можно сказать, что он давно и прочно «нормативизирован».

Практически оправданно выделение «внешнего» и «внутреннего» обоснований человеческой агрессии. «Внутреннее» представляет собой поиск и формулирование внутренних причин, коренящихся в самом человеке, как биологическом и как духовном существе. Объяснительные схемы строятся вокруг тех или иных факторов, имманентно присущих людям и побуждающих их действовать так, а не иначе.

Среди концепций этого типа можно выделить те, которые основываются на идеях в первую очередь неравновесности распределения человеческого развития в духовной и психологической сфере. Среди тех теоретических схем, на которые мы можем опираться - идеи уровней человеческого развития (Д. Стивенс, Л. Колберг [5; 6]), шести стилей воспитания Ллойда Демоза [7]. Эти теории с определённостью показывают, что сама по себе принадлежность человека к тому или иному уровню задаёт в нём ту или иную «меру агрессии». Чем ниже уровень, тем выше потенциальная агрессивность (конфликтность) человека и состоящего из людей этого уровня человеческого сообщества.

К «внутренним» обоснованиям имеет смысл отнести также идеи З. Фрейда и К. Лоренца о врождённой, природной агрессивности не только человека, но и всякого живого существа. Наиболее полный обзор знаний, накопленных к 70-м годам ХХ столетия, проблема агрессивности в человеке получила в знаменитой книге Э. Фромма «Анатомия человеческой деструктивности» (среди прочего, Фромм здесь тщательно анализирует и концепцию «врождённой агрессивности») [2]. В России хорошо известно фундаментальное исследование «Агрессия», основанное на многочисленных эмпирических исследованиях, проведённых в первую очередь американскими учёными на протяжении двадцатого века, особенно второй его половины [8].

«Внешнее» обоснование агрессивности сводится в первую очередь к идее ограниченности материальных и социальных ресурсов (в первую очередь это относится к престижным статусам). Потребность в ресурсах связана с развитием цивилизации; вне идеи развития ре-сурсность как концепция не имеет особого смысла. Архаика и цивилизация дают нам абсолютно разные типы производства - простое и расширенное. Отдельная тема разговора в данном случае - идея И.Г. Яковенко о варварстве как социологическом, а не нравственнооценочном понятии [9]. При такой трактовке варварство выступает как практика расточительного исчерпания и уничтожения ресурсов; более того: варварский компонент развития всегда непременно содержит в себе огромный потенциал агрессии, направленный и на мир вещей, и на людей, человеческие отношения в целом. Это, с одной стороны, отчётливо выражено в имеющей массовой характер бытовой, повседневной агрессивности. На другом полюсе того же явления - лёгкая готовность к совершению тяжких преступлений против целых групп людей и к участию в подготовке и реализации террористических актов.

Что же касается расширенного воспроизводства как основы развития всякой цивилизации, то очевидно, что чем цивилизация более развита, тем в большей степени выражен фактор именно расширенного воспроизводства. И это означает, в числе прочего, замещение мира живой природы миром искусственным, миром «культуры» (в широком понимании этого слова). Предельная степень развития агрессивной цивилизации заключается даже не в той или иной степени жестокости в отношении людей; но именно максимально возможной степени подобного замещения живого искусственным. Именно такую картину «будущего» рисуют создатели десятков, если не сотен голливудских фильмов. Одним из символов такого типа развития является «культура одноразовости»: от одноразовых стаканчиков до одноразовых человеческих отношений. Отношения становятся во всё большей мере даже не одномерными, в духе названия известной книги Г. Маркузе [10], но именно «одноразовыми». В современной психологии мы можем встретить такую трактовку современный отношений, согласно которой в наши дни вместе с ремонтом вещей постепенно исчезает и «ремонт отно-

шений»: если они «ломаются», то «чинить» их люди не хотят и не умеют, выбрасывают (то есть убирают прежде близкого человека из своей жизни) - чтобы заменить новыми. Эта тематика - одна из весьма обсуждаемых тем в сети Интернет.

Правда, тенденция к одноразовости - не единственная, хотя и ведущая. Другая, прямо противоположная, заключается в том, что во многих, если не всех, западных странах существует сложившаяся практика отношения к использованным вещам: их отдают по бросовым ценам, относят в церкви, жертвуют для бедных, получая налоговые скидки и т.д.

Наконец, агрессией является и простое неучитывание существования, наличия другого человека - когда курят, слушают громкую музыку, играют в компьютерные звуковые игры. Однако здесь обнаруживается нечто очень важное - можно говорить о своеобразном «прогрессе агрессивного поведения»: то, что прежде было агрессией - теперь определяется как «зверство». В то же время то, что раньше не замечалось вовсе, теперь стало остро восприниматься как агрессивное поведение. Агрессией стало и навязывание своих взглядов, и осуждение - по сути подобное поведение представляет собой те или иные формы символического уничтожения, и, одновременно, способы умаления жизненной энергии другого человека (групп людей).

Соответственно, экономика, бизнес - область проявления агрессии, проявляющейся в форме конкуренции. Если доля рынка производителя Х растёт - у других она уменьшается, и наоборот.

Продвижение, PR в частности, обслуживает эту огромную конкурентную систему. В её пределах формируется особый тип мышления, когда нормой является атака на конкурентов. Система другого типа мышления (неагрессивного и неконкурентного) и соответствующей ему социальной практики делает возможными совершенно иные поведенческие паттерны.

Виды атаки. Негативная атака

Атака может быть позитивной и негативной, физической (материальной) и информационной. Позитивная физическая атака - это в первую очередь хорошо поставленные логистика и мерчандайзинг. Речь идёт об атаке на сознание потребителя, выраженное в форме физического присутствия в местах продаж (разумеется, имеется в виду прежде всего сфера потребительского рынка). Составными частями этого процесса являются создание мотивирующих к покупке упаковки и дизайна самого продукта. Позитивная информационная атака представляет собой концентрированное сообщение рынку информации о своём предложении (своём продукте). Составной частью атаки этого типа и может быть PR.

Негативная физическая атака - физическое нападение и уничтожение недвижимости конкурента, его имущества, продукции, причинение ущерба здоровью вплоть до убийства.

Негативное информационное нападение может быть двух видов: «чёрным» и «грязным». PR применяется как часть и того, и другого подхода (наряду с product placement, life placement, вирусным маркетингом, провокационным маркетингом, прямой антирекламой и т.д.). Характерна история с Генри Фордом, который был ярым антисемитом и выступал с резкими публикациями против «засилия евреев». Мишенью для нападок Форда стал Голливуд, ставший, по мнению промышленника, пристанищем сионистов и «оплотом еврейского заговора». Дело завершилось тем, что боссы Голливуда предъявили Форду ультиматум: или он прекращает свои нападки, или в американских кинофильмах будут разбиваться автомобили исключительно этого конкретного автопроизводителя. Эта угроза использования негативного product placement^ оказалась эффективной: атаки Генри Форда на «окопавшихся в Голливуде сионистов» прекратились [11].

Чёрный PR (как составная часть антирекламы) - обнародование негативных сведений о конкуренте, добытых легальными способами. Наиболее сильный пиар этого типа - создание негативных событий, связанных с объектом PR-атаки, вызывающих общественный резонанс. В качестве примера можно привести негативную PR-кампанию первой половины 2013 года, состоявшую из множества конкретных PR-атак, российских блоггеров, связанную с по-

иском и обнародованием «липовых» диссертаций и по поиску счетов и объектов недвижимости отечественных чиновников за рубежом.

Грязный PR - использование сфабрикованных сведений (например, листовка как бы от лица конкурента, к тому же зачастую приклеенная на липкой основе, которую невозможно отклеить со стен двери квартиры или личного автомобиля) или полученных незаконным образом.

Таким образом, грань между чёрным и грязным пиаром достаточно простая: это законная деятельность или выход за пределы права, административного или уголовного.

Кажется очевидным, что для защиты от негативного нападения должен быть использован антикризисный инструментарий - однако следует иметь в виду, что существует два варианта понимания пиара: если один из них сводится к деятельности в рамках продвижения, позитивного или негативного, то другой рассматривается как исключительно позитивная практика налаживания комплиментарных отношений между организацией (публичной личностью) и «общественностью». Понятно, что при таком подходе «чёрного PR,a» (тем более, грязного) не может быть по определению [12; 13].

Следует различать кризисную и антикризисную деятельность. Кризисные действия -управляемая проверка на прочность или работа по устранению одного из элементов системы (человека или группы людей); это - высокорисковая деятельность. В свою очередь, антикризисное реагирование - работа по устранению последствий негативной информационной атаки или кампании на организацию или публичную личность, инициированной недружественными силами.

Необходимо отметить, что используемая терминология не является устоявшейся. Так, в других описаниях вместо термина «грязный PR» используется слово «чёрный [PR]», в то время как само определение «чёрный PR» превращается в пиар «серый».

РЯ и пропаганда

Для лучшего понимания сути и угроз негативной атаки для самого атакующего имеет смысл обратиться к идее различения продвижения (реклама, PR и т.д.) и пропаганды. В данной статье не используется американская версия видения пропаганды как синонима продвижения в целом, пиара в частности.

Понятие пропаганда может рассматриваться двояко. Во-первых, «узкая» трактовка имеет политологический характер. Речь идёт о продвижении не отдельной личности или организации, а целого - данного режима или социально-политической системы. Пропаганда имеет отношение к идеологии: если идеология - идея того или иного социального мироустройства, с которой те или иные силы идут к власти, чтобы реализовать эту идею (социализм, коммунизм, либерализм, конкретный вариант так называемого «исламского фундаментализма»), то пропаганда - оправдание политики, реализующей действия той силы, которая шла под конкретным идеологическим знаменем к власти. Ресурсы пропаганды - это ресурсы всего государства. В связи с этим становится очевидной проблема современной российской «оппозиции»: это слово взято в кавычки потому, что те, кто называют себя этим словом, до сих пор не представили обществу какой-то отдельной идеологии, альтернативной той, которую исповедует действующая власть. Связь ясна: нет идеологии - нет и не может быть транслирующей её пропаганды.

Второе, «широкое» понимание термина «пропаганда» относится к продвижению идеи, которая имеет или может иметь общественный резонанс: например, пропаганда здорового образа жизни (которая сама по себе многосоставна и включает в себя отказ от курения, физические упражнения, ограничения в питании и проч., и каждый из этих элементов сам по себе требует пропагандистских усилий), пропаганда традиционных ценностей (семья, дети и т.д.), пропаганда чтения.

Именно второе значение понятия «пропаганда» относится к сфере продвижения. Речь идёт о том, что всякий товар (услуга), прежде чем быть проданным, должен завоевать сердца и умы потребителей, убедить их том, что именно данный способ решения проблемы, вопло-

щённый в данном продукте, стоит купить. Необходимо, что называется, «распропагандировать» продукт - и затем делать это снова и снова.

Всякая реклама выполняет, неявным образом, функцию пропаганды данной отрасли, данной категории т/у. Считается, что из каждого доллара, вложенного в рекламу конечного продукта, в среднем лишь четверть идёт на рекламу именно этого продукта, а остальные % -на пропаганду товарной категории (соки, пиво, тушь для ресниц и т.д.), отрасли в целом. В лучших образцах рекламы соотношение рекламы продукта и пропаганды категории увеличивается в пользу рекламы.

К сфере негативного и антикризисного пиара сказанное имеет самое прямое отношение: негативная атака обращается не только на конкурентов, но, благодаря эффекту проецирования, и на самого атакующего как элемента системы. При антирекламе конкурента 75 долларов (или рублей) из каждых ста, вложенных в неё, уходит на антирекламу отрасли. Проигрывают все представители отрасли, включая инициатора негативной атаки. Иначе говоря, негативная атака на конкурента - это, в конечном счёте, атака на самого себя. На самом деле при антирекламе очернение всего рынка происходит в ещё большей степени, чем по «закону трёх четвертей»: возможно, даже не 3/4 , а 5/6 потенциала негативной атаки обращается не на объект нападения, а на всю отрасль в целом.

Именно возросшая грамотность PR-специалистов позволила провести самую «чистую» президентскую кампанию 2012 года, когда практически не было негативных атак претендентов друг на друга.

Позитивная атака

Позитивная атака учитывает эффект «негативного проецирования», о котором говорилось выше. Вместо того, чтобы тратить всегда ограниченные ресурсы на выявление слабых мест конкурентов и атаковать их, представители второго направления свои усилия обращают на работу с сознанием целевых групп.

В пределах общей «парадигмы агрессии», о которой до сих пор шла речь, это - один из двух принципиально отличающихся вариантов. Суть его - атаковать не конкурента, а сознание потребителя.

Наиболее развёрнуто данный подход выражен в книге В. Бианки и А. Серавина «Убрать конкурента: PR-атака» [14].

Константы, которые определяют авторы, таковы:

• утверждается маркетинговый подход в проведении PR-атак; все мероприятия по продвижению проводятся в пределах маркетинга;

• атака идёт на сознание клиента с целью навязывания ему идеи приобретения именно данного продукта;

• максимально чёткая постановка целей проводимой кампании; важнейшим моментом в данном случае выступает не выявление слабых мест конкурентов и нанесение по ним информационных ударов, а, напротив, определение того, чем лучше остальных продвигаемая организация, донесение до целевых аудиторий сильных сторон «объекта продвижения»;

• первый этап атаки - исследование рынка, то есть сознания потребителей;

• точный расчёт бюджета и длительности атаки;

• планирование грамотной работы с органами власти, интернетом, слухами;

• наконец, важность закрепления успехов PR-атаки (необходимость обучения и переобучения сотрудников, мониторинга рынка и т.д.).

Если в данной книге представлен образец максимально технологичного подхода к организации позитивной информационной атаки на сознание потребителей, то авторы одного из недавних мировых бестселлеров «нулевых годов» в своей книге «Стратегия голубого океана» представляют гораздо более широкую мировоззренческую картину [15]. Вместо того, чтобы заниматься активной деятельностью в давно освоенной сфере, предприниматели, по мысли У. Чана Кима и Рене Моборна, могут посмотреть на проблему под иным углом

зрения. Ким и Моборн выделяют две различных области деятельности, одна из которых символически описывается термином «алый океан», другая названа «голубым океаном». В первом случае - одна реальность: давно освоенные отрасли, чьи границы определены и правила игры известны; жёсткая конкуренция; возможностей получения прибыли все меньше; соперники безжалостны друг к другу, заливая океан кровью - отсюда, собственно, и цвет «океана». Второй вариант - иная реальность для тех, кто пребывает в ней: создание и освоение прежде несуществующих отраслей; неограниченный рост и высокие прибыли; правила игры лишь формулируются, создаются в ходе создания нового рынка; о «безжалостных конкурентах» нет и речи.

Понятно, что «голубые океаны» не могут стать тотальной реальностью; очевидно, что по мере освоения они неизбежно превращаются в «алые», нет сомнений, что базовый принцип «возрастающей агрессии» (как замещения живого неживым, искусственным) они не отменяют - тем не менее, в пределах существующей цивилизации для креативно мыслящих и неагрессивных по своей психологической природе людей они являются хоть и паллиативным, но выходом, способом уйти от, казалось бы, неотвратимой безальтернативности бытия.

«Биофилия» как мировоззренческая ориентация

В завершающих разделах статьи будет идти речь о том, что можно условно обозначить термином «агапэ-центрированность» как альтернативу «цивилизации насилия». Тема, развиваемая далее, представляет собой не более чем первоначальный набросок системного понимания социальных процессов, отличающегося от сложившихся воззрений.

С позиции социальной практики категория «любовь» несопоставимо более интересна, чем «агрессия». Прежде всего, вопрос заключается в том, представляет ли собой это понятие не более чем ментальную конструкцию, которая не несёт в себе никакой объективной основы - или же это нечто реально существующее, и если верно последнее - то что? При этом любовь как чувство (матери к ребёнку, мужчины к женщине), как категория и реальность межличностных отношений, в данном случае выводится за рамки рассмотрения. Дело в том, что в подобном понимании речь идёт о любви как о теме, которой призваны заниматься и занимаются в первую очередь психология и социальная философия. Нас же в данном случае интересует именно социальная практика и вписание проблематики «антикризисных связей с общественностью» в максимально широкий социальный контекст.

XIX век в западной цивилизации начал своё движение от глобальных социальных и философских «объективистских» схем к «микроуровню», к изучению мира самого человека. С. Кьеркегор, А. Шопенгауэр, Ф. Ницше заложили основы принципиально иного, чем прежде, видения бытия человека. В конце XIX и на протяжении всего ХХ века Запад впитывал и осваивал принципиально новые для себя опыты: вначале восточные (С. Вивекананда, Т. Суд-зуки, Д. Кришнамурти, Ошо), а затем и центрально-американские (в первую очередь К. Кастанеда). Имея в виду проблематику «агрессия vs любовь», важно отметить, что происходит резкая поляризация. С одной стороны - поэтизация силы, насилия, агрессии (прежде всего у Ницше); идёт активное изучение агрессии З. Фрейдом и его учениками и последователями (в первую очередь А. Адлером и его школой), этологами, представителями «Франкфуртской школы», несколько позднее - школой конфликтологии. С другой стороны, абсолютно иные горизонты бытия открываются в учениях Р. Штайнера, С. Вивекананды, русских мыслителей, начиная с В.С. Соловьёва. Пожалуй, именно русская философия и русская религиозная практика, описанная во многих книгах (некоторые из них являются шедеврами литературы, как например, «Откровенные рассказы странника духовному своему отцу» [16]) внесли уникальный вклад в разработку темы любви и смысла жизни, разумеется, имея своим основанием христианскую парадигму мышления.

Среди авторов, внёсших наиболее ценный вклад в проблематику «расшифровки» понятия любви, можно отметить Эриха Фромма и Клауса Джоула. Эрих Фромм был, пожалуй, первым, кто осуществил синтез всех накопленных до него идей в области любви; он широко известен своей классификацией видов любви, а также идеей двух человеческих «идеальных

типов» - «биофилов» и «некрофилов» (в узком, клиническом (психиатрическом), и широком, культурологическом смысле). Наиболее известной работой Фромма является книга «Искусство любить» [17]. После Фромма серьёзного развития тема любви как «инакового» типа мышления, видения мира не получила, и мысль Запада (в её академическом «формате») продолжала двигаться по проторённому пути исследования Логоса.

Особое место занимает фигура Клауса Джоула - человека вне сферы академического знания и академических традиций (будь то философия, психология или социология). Тем не менее, его понимание любви как энергии имеет определяющее значение и, на наш взгляд, относится к числу важнейших открытий человеческой мысли.

Надо сказать, «академическая мысль», даже самых лучших её представителей, и не могла совершить подобного прорыва, ибо речь идёт о таких подходах к исследованию, которые являются «объективирующими», и носят принципиально внеличностный характер. Между тем напряжённый поиск Джоула был изначально глубоко личностным. Соответственно, форма выражения его идей откровенно ненаучная, лучше сказать, вненаучная.

Что принципиально нового открывает Джоул?

В своей первой и главной книге, «Посланник», первое, и главное: идею энергии любви как творящей субстанции, которую можно практически использовать таким образом, что это использование принципиально меняет жизнь. Которая, по мысли Джоула (подтверждаемой практикой его жизни), является самой мощной энергией, с которой может работать человек [18].

До Джоула сам подход к явлению, проблематике, феномену любви был вполне теоретичен - именно в духе Фромма. Всё, что выходило за рамки теоретизирования и имело отношение к практике, было связано почти исключительно с религиозной проблематикой, прежде всего христианства - причём, следует отметить, именно практика любви даже в христианстве вовсе не является центральной. Ключевым, системообразующим моментом здесь можно обозначить не любовь к человеку как вполне реальную силу, требующую исследования, практикования и культивирования, а любовь к Богу. К Христу. Любить Христа, любить Аллаха - но никак не человека. Религии по самому своему смыслу теоцентричны, а не ан-тропоцентричны; более того, смещение внимания от Богу к человеку многими ортодоксальными представителями того же христианства рассматривается как «сатанизм».

Перевод внимания от теоретизированию к практике, осуществлённый Джоулом, в сущности, означает возможную революцию в человеческих отношениях.

Логика насилия, логика ответа насилием на насилие - это, с позиции нового подхода, логика вчерашнего и позавчерашнего дня. Можно сколько угодно говорить о «новом мышлении», о «толерантности», «терпимости» и «прощении», но у всего этого до сих пор не было серьёзной мировоззренческой основы. Уйти от насилия к «ненасилию» звучит красиво и для очень многих заманчиво, но - уйти куда?

К работе с энергией любви, что в корне меняет все сложившиеся отношения, всю иерархию сложившихся ценностей. Трудно, даже невозможно предположить, что мощнейшие силы, в настоящее время реально правящие миром, будут безучастно смотреть на происходящее. Пока эти идеи - удел одиночек, и потому они безвредны, сопротивления им нет. Но при всяком сколько-нибудь серьёзном их усилении немедленно последует самая мощная контратака. Надо сказать, что своеобразной «гарантией» того, что эти идеи не станут в ближайшие годы, а возможно, и десятилетия, массовыми, является практика мировых СМИ, которая поощряет ценности иного типа.

Вместе с тем, существует гораздо более оптимистическая позиция: простое увеличение «количества ненасилия» в детские годы, как это показал в своё время Ллойд Демоз [7], приводит к тому, что примитивная агрессия уходит из жизни, и возникает во всё возрастающей степени спонтанный интерес к ценностям альтернативного существования и любви.

Принципы «экологически чистого» антикризисного мышления

В широкий обиход понятие экологичности предпринимаемых действий (а не в контексте защиты природы от техногенной цивилизации) ввели представители NLP в 1970-е годы.

• Устремление к позитивной цели, которая, одновременно, является ярким мотивирующим образом и измерима, количественно определима.

• Концентрация не на слабых, а на сильных сторонах, на превосходстве - как собственном, так и конкурентов.

• Отслеживание «сигналов неблагополучия» и работа с ними. Подробно о техниках такой работы говорится, в частности, в книге В. Гурангова и В. Долохова [19]. Соответственно полученным сигналам следует предпринимать действия предупреждающего (опережающего) характера. Дополнительным критерием, показывающим, насколько грамотно действует организация [но это верно и применительно к отдельным людям], является отслеживание признаков дуальной пары «нагнетание сложностей / упрощение ситуации».

• Исповедывание принципа «Создавать друзей, а не врагов (недоброжелателей)». Установление позитивных партнёрских отношений с игроками рынка, СМИ и политическими силами, принимающими ключевые решения.

• Опора на принцип открытости системы, восприимчивости к новому - тому, что сделает бизнес более выживаемым.

• Сильная, принятая сотрудниками и постоянно развиваемая «сверху» и «снизу» корпоративная культура.

• Клиент-центрированность.

Разумеется, здесь указаны не все принципы, однако и сказанного достаточно, чтобы показать существенное отличие антикризисного поведения, основанного на них, от повсеместно господствующих в социуме.

Антикризисное поведение в ситуации установки на внеконфликтность

Фундаментальным основанием подобной установки является допущение, согласно которому Вселенная (как материальный мир и как духовное пространство) для всякого отдельно взятого человека неисчерпаема. Разумеется, существует совершенно иная позиция -она состоит в том, что никакого «духовного пространства» нет в принципе, а материальный мир всегда конечен и исчерпаем. В ответ на подобное возражение можно было бы сказать, что, во-первых, речь идёт о бесконечности ресурсов материального мира именно для отдельного, конкретно взятого человека. Во-вторых, даже и для целых культур и человеческой цивилизации в целом Вселенная всегда изобильна - но это утверждение верно лишь при ином, чем нынешний, самом типе цивилизации. При существующем порядке вещей, понятно, это не так - однако важно подчеркнуть то, что это иное состояние принципиально мыслимо и находится в возможных пределах собственно человеческого развития. Наконец, в-третьих, отрицание наличия «духовного пространства» - не более чем один из вариантов веры.

Первое допущение имеет своим следствием ряд других. Среди них - следующее: если на ресурс, на который претендует человек, есть другой соискатель, то это - не его ресурс. Всё, что даётся сложно, через борьбу, при усиленном расходе психоэнергетических ресурсов и приводит к деструктивным последствиям (для своего и чужого здоровья, жизни, имущества, человеческих отношений), не является истинным и идёт по линии борьбы со Вселенной. Напротив, всё истинное даётся легко, с наименьшим сопротивлением окружающего мира и собственной природы. Оно сопровождается эффектами обретения нового качества предмета труда, синергии в отношениях между людьми, повышения энергетики, появления поклонников (с точки зрения терминологии маркетинга - «создания собственного рынка»). Кроме того, налицо субъективное ощущение, что дело «идёт само», что ему «помогают Высшие силы». В подобной ситуации отсутствует необходимость как нападать, так и защищаться.

Ещё более важным ресурсом «внеконфликтного», «внеконкурентного» мышления является использование энергии любви - в той трактовке, какую даёт Клаус Джоул в своём «Посланнике». Насыщение энергией любви любого пространства, любого бизнеса делает его практически неуязвимым для внешней агрессии, ибо, вопреки физическому закону «притяжения противоположностей», энергия агрессии аннигилируется энергией любви, носители агрессивного мировоззрения и агрессивной энергетики ощущают себя в «поле любви» крайне дискомфортно.

Притягивается подобное, поэтому внешняя агрессия - не более чем симптом, «индикатор перегрева», датчик обратной связи, показывающий организации (личности) переизбыток её собственной агрессии.

Организация внеконфликтного личного или организационного поведения - долгий стратегический кропотливый, открытый процесс на стыке маркетинга, менеджмента, психологии, управления персоналом, пиара. Он требует работы специалиста очень высокого уровня профессиональной квалификации и личностного развития.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В отечественных, и не только отечественных вузах этому не учат. Здесь учат «конфликтологии», то есть тому, «как разрешать конфликты» [20].

Библиографический список

1. Лем, С. Солярис [Текст] / С. Лем. - М.: АСТ, Апрель, 2002. - 221 с.

2. Фромм, Э. Анатомия человеческой деструктивности [Текст] / Э. Фромм. - М.: Республика. - 1994 447 с.

3. Файдыш, Е.К. Изменённые состояния сознания [Текст] / Е.К. Файдыш. - М.: ДЭОС, 1993. - 135 с.

4. Толопило, А. Как решать конфликты? [Электронный ресурс] http://gazeta.mirt.ru/72-9-1169--1 (дата обращения 31.05.2013).

5. Шелеп, И.А. Семиуровневая типологическая система Джоуса Стивенса [Электронный ресурс] / http://www.shelep.msk.ru/?page_id=70 (дата обращения 31.05.2013).

6. Крэйн, У. Теории развития. Секреты формирования личности. [Текст] / У. Крэйн. - СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2002. - 512 с.

7. Демоз, Л. Психоистория [Текст] / Л. Демоз. - Р/на-Дону, Феникс, 2000. - 512 с.

8. Бэрон, Р. Агрессия [Текст] / Р. Бэрон, Д. Ричардсон. - СПб.: Питер, 1998. - 336 с.

9. Яковенко, И.Г. Цивилизация и варварство в истории России [Текст] / И. Яковенко // Общественные науки и современность. 1995. № 4. С. 66-78; 1995, № 6, С. 78-85; 1996. № 3. С. 104-111; 1996. № 4. С. 87-97.

10. Маркузе, Г. Эрос и цивилизация. Одномерный человек: Исследование идеологии развитого индустриального общества [Текст] / Г. Маркузе. - М.: ООО «Издательство ACT», 2002. - 526 с.

11. Соколов, А. Черный PR: от Генри Форда до ковбоя Мальборо [Электронный ресурс] http://www.management.web-standart.net/articles/657 (дата обращения 31.05.2013).

12. Блэк, С. Введение в паблик рилейшнз [Текст] / С. Блэк. - Р/на-Дону: Феникс, 1998. - 317 с.

13. Савруцкая, Е.П. Связи с общественностью. Вводный курс [Текст] / Е.П. Савруцкая. - НН.: НГЛУ им. Н.А. Добролюбова, 2009. - 203 с.

14. Бианки, В. Убрать конкурента: PR-атака [Текст] / В. Бианки, А. Серавин. - СПб.: Питер, 2007. -240 с.

15. Чан Ким, У. Стратегия голубого океана [Текст] / У. Чан Ким, Р. Моборн. - М.: Гиппо, 2010. - 272 с.

16. Откровенные рассказы странника духовному своему отцу [Текст]. - М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2009. - 368 с.

17. Фромм, Э. Искусство любить [Текст] / Э. Фромм. - М.: АСТ, АСТ Москва, 2012. - 224 с.

18. Джоул, К. Посланник. Правдивая история про любовь [Текст] / К. Джоул. - СПб.: Весь, 2005. -212 с.

19. Гурангов, В. Учебник везения [Текст] / В. Гурангов, В. Долохов. - М.: АСТ, 2007. - 192 с.

20. Обзор курса «Как разрешать конфликты» [Электронный ресурс] http://ru.volunteerministers.org/training/conflicts/overview.html (дата обращения 31.05.2013).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.