Научная статья на тему 'Субъект в познании и доказывании'

Субъект в познании и доказывании Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
745
67
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СУБЪЕКТ ДОКАЗЫВАНИЯ / SUBJECT OF PROOF / СУБЪЕКТ ПОЗНАНИЯ / KNOWLEDGE OF THE SUBJECT / СЛЕДОВАТЕЛЬ / INVESTIGATOR / ДОЗНАВАТЕЛЬ / СУД / COURT / ПРОКУРОР / PROSECUTOR / РУКОВОДИТЕЛЬ СЛЕДСТВЕННОГО ОРГАНА / THE HEAD OF THE INVESTIGATIVE BODY / НАЧАЛЬНИК ОРГАНА ДОЗНАНИЯ / HEAD OF THE BODY OF INQUIRY

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Чистова Л.Е.

Рассмотрены особенности субъектов доказывания; раскрыто их отличие от субъектов познания проанализированы различные точки зрения по этому вопросу; исследованы субъекты доказывания в уголовном судопроизводстве с учетом их статуса и должностного положения. Приводится авторская точка зрения на решение данной проблемы.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The subject in the knowledge and evidence

The paper drew attention to particular subjects Evidence shows their difference from the subject of knowledge. Conduct a thorough analysis of the various points of view on this issue. Considered in detail the subjects of proof in criminal proceedings in accordance with their status and official position. Leads the author's point of fixing the problem.

Текст научной работы на тему «Субъект в познании и доказывании»

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

УДК 343.985.7 ББК 67.523

СУБЪЕКТ В ПОЗНАНИИ И ДОКАЗЫВАНИИ

ЛЮБОВЬ ЕВГЕНЬЕВНА ЧИСТОВА,

доцент кафедры криминалистики Московского университета МВД России имени В.Я. Кикотя, кандидат юридических наук, доцент E-mail: tchistova-lubov@yandex.ru Научная специальность 12.00.12 - криминалистика; судебно-экспертная деятельность; оперативно-разыскная деятельность

Citation-индекс в электронной библиотеке НИИОН

Аннотация. Рассмотрены особенности субъектов доказывания; раскрыто их отличие от субъектов познанияпроанализированы различные точки зрения по этому вопросу; исследованы субъекты доказывания в уголовном судопроизводстве с учетом их статуса и должностного положения. Приводится авторская точка зрения на решение данной проблемы.

Ключевые слова: субъект доказывания, субъект познания, следователь, дознаватель, суд, прокурор, руководитель следственного органа, начальник органа дознания.

Annotation. The paper drew attention to particular subjects Evidence shows their difference from the subject of knowledge. Conduct a thorough analysis of the various points of view on this issue. Considered in detail the subjects of proof in criminal proceedings in accordance with their status and official position. Leads the author's point of fixing the problem.

Keywords: the subject of proof. knowledge of the subject, the investigator, the investigator, the court, the prosecutor, the head of the investigative body, the head of the body of inquiry.

С точки зрения познавательной деятельности, объект познания не существует без субъекта познания, и, наоборот. Эти понятия находятся в определенных коррелятивных связях: как и объекты, субъекты обладают своей иерархической структурой, соотносимой с уровнями объекта1.

В философии, в частности, различают следующие уровни субъекта познания: мегасоциум (человечество), макросоциум (цивилизация, общественно-экономические формации, историко-географические регионы и т.д.), социум (большие и малые группы) и микросоциум (индивид)2.

Мегасоциум или субъект-человечество понимается как всемирно- историческое образование, обеспечивающее единство и непрерывность процесса, в котором фокусируются усилия субъектов познания других уровней в целях достижения истины на всем пути развития человечества. Субъект-человечество предстает как бы высшим субъектом, взаимодействующим со всеобщим объектом. И только оно, гипотетически, способно получить полные знания о вселенной как объекте познания.

Субъект-общество ставит перед собой менее глобальную цель, ограниченную по содержанию производственными и другими возможностями и обусловленную социально-историческими потребностями общества, цивилизации и т.д. на определенном историческом отрезке их развития. Этот субъект многослоен.

Базируясь на объективно существующем и исторически детерминированном разделении труда в его подструктуре выделяют субъекты - социальные общности (социум) или, иными словами, такие совокупности взаимодействующих друг с другом индивидов, которые, следуя собственным интересам или интересам и потребностям общества осуществляют в рамках существующего способа производства ту или иную практическую либо познавательную деятельность.

Так, на основе разделения труда, уровня развития материальной и духовной культуры выделяется субъект духовного производства - интеллигенция. Но и она не однородна, так как дифференцирована по целям познавательной деятельности. Например, в эту большую группу входят меньшие группы - научные сообщества. Уровень социальной группы может быть зафиксирован в таких подуровнях, как отраслевой, междисциплинарный, дисциплинарный, проблемный и т.д.3.

Субъект-коллектив представляет собой первичную неразложимую социальную общность (малую группу), создаваемую для совместной научной или практической деятельности. Любой научный коллектив может быть охарактеризован с точки зрения программно- ролевого подхода.

Последнюю ступень в иерархии субъектов занимает индивид - конкретный исторический человек, возможности познавательной деятельности которого обусловлены не только лично усвоенной им суммой

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

знании, психологическими свойствами, складом ума, но и средствами воспроизведения объекта, которыми обладает человечество в конкретный момент своего развития.

Каждому из описанных уровней субъектов соответствует не только свой тип обобщенности субъективной организации познания, но и масштаб объекта. Субъекту-человечеству в качестве объекта противостоит вся субъективная и объективная реальность, осваиваемая всеми прошлыми, настоящими и будущими поколениями людей.

Субъект-общество имеет дело с какими-то фрагментами этого универсального объекта.

Последующим уровням субъекта соответствуют более суженные объекты познания.

Преступлению, как объекту познания соответствует свой субъект. Он неоднороден, как неоднородно преступление, отличающееся многосущностью, многосторонностью и многогранностью проявлений, а также разнообразием взаимовлияний и взаимосвязей с другими явлениями социальной действительности.

Этот объект изучается с разных позиций, соответствующих целям исследования, определяемых интересами субъекта, в соответствии с которыми он в качестве предмета познания вычленяет ту или иную грань преступления как явления (например, причины и условия преступности в целом или отдельных видов преступлений; лица, совершающие преступные деяния, и их жертвы и т.д.).

Получение точных и полных знаний об объекте познания становится функцией субъектов в виде различного рода сообществ (малых групп: лабораторий, кафедр, институтов и т.д.) или отдельных индивидов. Применительно к преступлению как объекту познания можно выделить такие сообщества, имеющие собственный предмет познания, как группы ученых социологов, криминалистов, специалистов в области уголовного права, уголовного процесса и т.д.

Исследуя свой предмет, эти субъекты познают не только сущность той или иной стороны или грани преступления, но и способствуют познанию данного явления в целом. Ибо общее представление о сути преступления как явления возможно лишь при получении исчерпывающих знаний о всех его сторонах и гранях, внутренних взаимосвязях и взаимовлияниях, а также взаимодействиях с другими явлениями социальной действительности.

Дифференцированные по предмету познания данные субъекты обладают некоторыми общими свойствами и признаками, обусловленными изучением хотя и разных сторон и граней, но единого объекта. В связи с этим они предстают единым совокупным субъектом - субъектом познания общего для них объекта. В нашем случае - преступления как явления социальной действительности.

Каждому из этих субъектов присущи специфические признаки и свойства, отграничивающие друг от друга и подчеркивающие их неоднородность. Обо-

собленность, неповторимость данных субъектов обусловлена своеобразием выбранных ими предметов познаний; их исследование требует от субъектов обладания специфическими знаниями, умениями, навыками в ряде случаев особыми психическими, а иногда и физическими качествами, определенным складом ума и темпераментом. А также применения соответствующих методов и методик исследования.

Особое место среди субъектов занимает субъект уголовно-процессуального доказывания. Чтобы быть им, недостаточно обладать соответствующими знаниями, навыками, умениями, методами и приемами исследовательской деятельности в сфере уголовного судопроизводства. Нужно быть еще должностным лицом соответствующего правоохранительного органа, на которое, согласно его должностному положению, возложена функция расследования преступлений. В этом состоит коренное отличие субъекта доказывания от других субъектов, в том числе тех, объектом познания которых является преступление. Если это лицо по каким-либо причинам лишается функции расследования преступлений, оно перестает быть субъектом доказывания и не имеет с этого момента права заниматься расследованием преступлений. В то же время, в любой другой области субъект познания, теряя свой должностной статус, может продолжать свою познавательную деятельность в соответствии с собственными, или других лиц, интересами и потребностями.

Уникальность субъектов доказывания4 состоит в том, что их деятельность зиждется на строгом следовании требованиям уголовно-процессуального закона. Если в других областях деятельности истина может быть постигнута произвольно избранными средствами, то в сфере уголовного судопроизводства доказывание истины по делу ограничено рамками закона, устанавливающего требования, формы и условия, касающиеся субъектов, предмета, процессуальных средств доказывания, нарушение которых ведет к потере юридической значимости доказательств, что исключает установление истины по уголовному делу.

Закон достаточно четко определил, на кого из участников уголовного процесса возлагается обязанность уголовно-процессуального доказывания. Вместе с тем, в юридической литературе нет единства взглядов относительно круга субъектов доказывания.

Существует мнение, например, что « субъектами уголовно-процессуального доказывания должны признаваться органы и лица, которые уполномочены в установленном законом порядке выражать свое мнение об исследуемых фактах, собирать и представлять доказательства и их источники, самостоятельно проверять или участвовать в их проверке и оценке, обосновывать свои выводы и принимаемые процессуальные решения по делу»5.

Однако, на наш взгляд, такое основание не может служить критерием отграничения субъектов от несубъектов доказывания вследствие того, что оно не конкретно и не подается однозначному пониманию.

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

В соответствии с такими признаками к субъектам доказывания вполне возможно отнести, например, эксперта, который может выражать свое мнение о представленных ему на исследование объектах, обосновывать свои выводы в заключении. Однако, автор анализируемой точки зрения почему-то, вопреки своей концепции, не включил эксперта в число субъектов доказывания.

Согласно другой точке зрения, как участниками, так и субъектами доказывания являются: 1) прокурор, следователь, дознаватель, руководитель следственного органа, орган дознания, начальник подразделения органа дознания. Эти субъекты осуществляют в обязательном порядке уголовно-процессуальную деятельность по доказыванию обстоятельств производства по уголовному делу. 2) подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители. Они наделены правом участвовать в процессе доказывания по уголовному делу.6.

Таким образом, автор цитируемой точки зрения в основу классификации субъектов уголовно-процессуального доказывания положил взаимоисключающие признаки: одни из субъектов доказывания обладают обязанностями доказывания и правом принятия решений по уголовному делу, другие освобождены от этих прав и обязанностей, что недопустимо, так как противоречит основополагающим правилам классификации, в соответствии с которыми нельзя наделять объекты, относимые к одной группе, разными признаками и свойствами.

В этой связи неубедительным представляется предложение А.Р. Белкина включить в число субъектов доказывания эксперта и оперативного работника.

Признавая, в частности, что «По смыслу закона эксперт является субъектом доказывания, и в литературе никто его таковым не считает»7, А.Р. Белкин утверждает, что фактически он участвует и в доказывании, когда «оценивает фактические данные, содержащиеся в материалах дела», и в сборе доказательств, когда « экспертное задание включает вопрос о наличии или отсутствии на представленных объектах микродо-казательств»8.

Оба эти утверждения, на наш взгляд, недостаточно корректны. Действительно, законодатель не относит к числу субъектов доказывания эксперта и относит его к иным участникам уголовного судопроизводства (см. гл. 8 УПК РФ). И это обоснованно, так как его роль достаточно скромна: на основе использования специальных знаний, которыми он обладает, технико-криминалистических средств и методов, разработанных методик дать заключение - т.е. мотивированный ответ на вопросы, поставленные следователем по результатам проведенного исследования представленных материалов. На этом его миссия кончается.

Правда, в ряде случаев эксперт может быть допрошен в ходе расследования уголовного дела, вызван в суд, но не для участия в доказывании, не для оценки

результатов, полученных им в процессе экспертного исследования. а для разъяснения сути сделанных им выводов, или их научной обоснованности. Эксперт не оценивает доказательственного значения фактов или причинных связей между обстоятельствами, установленными в процессе экспертного исследования. Это пререгатива субъектов доказывания. В соответствии со ст. 88 УПК РФ прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства с точки зрения относимо-сти, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела. Эксперт лишен такой возможности, так как материалы для экспертного исследования он получает от следователя лишь в объеме, необходимом для дачи заключения по вопросам, содержащимся в постановлении о назначении экспертизы.

Что же касается констатации А.Р. Белкиным фактического участия эксперта в сборе доказательств, в частности, по обнаружению микрообъектов на предметах-носителях по экспертному заданию следователя, как обоснования наделения эксперта «правом собирания доказательств в полном объеме»9, по-нашему мнению, это противоречит закону. Производя поиск на объектах, предоставленных на экспертное исследование, эксперт, по сути, производит следственное действие, называемое следственным осмотром предметов, в отсутствие следователя. А это значит, что если эксперт и обнаружит объекты, проведет их исследование в соответствии с экспертным заданием, установленные факты не будут иметь доказательственного значения, как установленные с нарушением закона. Обнаружение, фиксация и изъятие любых объектов, в том числе и микрообъктов, должны осуществляться следователем при производстве определенного следственного действия, по его усмотрению в присутствии понятых и желательно с участием специалиста, если следователь не имеет соответствующего технико-криминалистического оснащения для обнаружения, фиксации и изъятия микрообъектов.

Необходимость включения в круг субъектов доказывания оперативного работника А.Р. Белкин считает возможным постольку, «поскольку участие в доказывании по действующему закону может выражаться в различных формах (исследование доказательств, представление доказательств и др.), собирание фактических данных для последующей их легализации в качестве доказательств ... можно рассматривать как специфическую форму участия в доказывании как обеспечении эффективности этого процесса»10.

Данное суждение, на наш взгляд, не совсем правильное, так как деятельность субъектов уголовно-процессуального доказывания по собиранию, исследованию, оценке и использованию доказательств регламентирована уголовно-процессуальным законом. Деятельность же оперативного работника, в том числе по сбору доказательств и иной информации, не охватывается нормами УПК РФ. Признание оперативно-

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

го работника субъектом доказывания по конкретному делу влечет необоснованное расширение круга субъектов уголовно-процессуального доказывания.

Анализ изложенных точек зрения свидетельствует о необоснованно широком толковании понятия «субъект доказывания», не позволяющем отличить его от другой процессуальной фигуры - «участника процесса». А отличия эти есть.

По нашему мнению, при определении критериев отнесения органов и лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве к субъектам доказывания следует исходить из того, что собой представляет доказывание, каковы его цели и задачи, совпадают ли они с целями и задачами участников процесса, каковы их полномочия в процессе расследования и т.п.

Подавляющее число ученых считает, что доказывание - это осуществляемая в соответствии с законом процессуальная деятельность по собиранию, закреплению, проверке и оценке фактических данных, необходимых для установления истины по делу и решения задач судопроизводства.

Доказывание понимается как процесс, состоящий из определенных, расположенных в строгой последовательности органически связанных между собой видов деятельности, а именно: собирание доказательств, их закрепление, проверка и оценка.

Цель доказывания состоит в установлении истины по делу, основываясь на принципах уголовного судопроизводства, закрепленных в гл. 2 УПК РФ.

Базируясь на понятии доказывания, его цели, можно сделать вывод, что субъектами доказывания могут быть только те компетентные органы и лица, на которые законом возложены обязанности доказывания (т.е. осуществление собирания, закрепления, проверки, оценки фактических данных без изъятия хотя бы одного из этих видов деятельности); установления истины по делу и решения задач судопроизводства.

Иными словами, субъектами доказывания могут быть те лица и органы, которые в соответствии с уголовно-процессуальным законом: 1) обязаны принимать меры по установлению истины по уголовному делу, решать задачи уголовного судопроизводства и ответственны за это; 2) осуществляют доказывание в полном объеме (собирание, закрепление, проверка, оценка доказательств и их применение; 3) наделены властными полномочиями для отправления своей деятельности.

Ориентируясь на эти критерии, можно сказать, что субъектами уголовно-процессуального доказывания не являются так называемые «участники процесса»: обвиняемый, защитник, подозреваемый, потерпевший, гражданский истиц, гражданский ответчик, представители потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика. Закон не возлагает на них обязанности принимать меры по установлению истины по уголовному делу, решать задачи судопроизводства и отвечать за это. Не обладают они и властными полномочиями для обеспечения своей деятельности. Цели и задачи

данных участников процесса не только не совпадают, но чаще всего полярны. При этом они определяются не публичными, а собственными или представляемыми интересами. Следует также отметить, что они также не всегда располагают необходимыми средствами, а порой и свободой действий (например, содержание под стражей).

Более сложным представляется вопрос об отнесении к субъектам уголовно-процессуального доказывания следователя, лица производящего дознание, прокурора, руководителя следственного органа, начальника подразделения дознания и суда, которые имеют много общего при осуществлении возложенных на них функций в раскрытии преступлений. У них единая цель - установление истины по уголовному делу; совпадающие публичные интересы и задачи; обладание властными полномочиями для осуществления своей деятельности.

Тем не менее, не все они, на наш взгляд, являются субъектами уголовно-процессуального доказывания, так как их роль в уголовном судопроизводстве не одинакова.

По нашему мнению, из перечисленных субъектов процессуальных отношений на соответствующих стадиях уголовного процесса субъектами доказывания являются только следователь, лицо, производящее дознание и суд.

Именно им принадлежит вся полнота полномочий по собиранию, закреплению, проверке и оценке фактических данных, необходимых для установления истины по делу, и решению задач уголовного судопроизводства, что и составляет содержание доказывания, протекающего в рамках расследования конкретного уголовного дела.

Для этого следователь наделен необходимыми правами и соответствующими обязанностями, реализуемыми в сфере уголовно- процессуальных отношений, возникающих между ним и другими участниками уголовного процесса. При этом закон подчеркивает, что следователь уполномочен самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда требуется получение судебного решения или согласия руководителя следственного органа. Однако, последнее уточнение ни в коей мере не колеблет процессуальную самостоятельность следователя. Гарантируя ее, закон освобождает следователя от исполнения указаний прокурора по определенному кругу вопросов, если он не согласен с ними. Это касается отмены постановления о возбуждении уголовного дела; возвращении уголовного дела для производства дополнительного следствия; изменения объема либо квалификации действий обвиняемых; пересоставления обвинительного заключения. Свои возражения следователь в письменном виде предоставляет руководителю следственного органа, который информирует об этом прокурора.

В случае расследования уголовного дела след-

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

ственной группой, ответственность за расследование в целом несет следователь, который принял дело к своему производству. То есть он является субъектом доказывания. Именно он составляет от своего имени обвинительное заключение. Другие следователи, включенные в группу, обладают всеми правами, предусмотренными уголовно-процессуальным кодексом при выполнении заданий руководителя следственной группы по расследуемому делу.

Дознаватель наделяется почти такими же полномочиями следователя, благодаря чему он вступает примерно в такие же правоотношения как и следователь, осуществляя действия по сбору, закреплению, проверке и оценке доказательств и т.д. Отличие состоит в том, что лицо, производящее дознание обязано выполнить все указания прокурора и начальника органа дознания, данные в связи с расследованием. Обжалование данных указаний не приостанавливает их исполнения.

Суд уголовное судопроизводство может осуществлять судьей единолично, коллегиально и с участием присяжный заседателей. Для суда материалы расследования имеют лишь предварительное значение, так как он сам всесторонне, полно и объективно исследует обстоятельства дела при судебном следствии и основывает приговор только на доказательствах, рассмотренных в судебном заседании, т.е. суд первой инстанции является коллективным субъектом доказывания.

Деятельность прокурора по надзору за соблюдением законности осуществляться как на стадии предварительного расследования, так и в суде. Его правовое положение вызывает не однозначную оценку этой процессуальной фигуры.

Существует мнение, что прокурор, осуществляя надзор за расследованием, тем самым руководит им11.

Однако, целями прокурорского надзора является обеспечение верховенства закона; единство и укрепление законности; защиты прав и свобод человека и гражданина, интересов общества и государства12. В соответствии с этим, предметом надзора является исполнение законов органами, осуществляющими оперативно-разыскную деятельность, дознание и предварительное следствие и, в частности, установленный порядок разрешения заявлений и сообщений о совершенных преступлениях, проведения расследования. а также законности принимаемых решений13.

В соответствии с законом он может давать указания о направлении расследования преступлений и производстве процессуальных следственных действий; давать согласие дознавателю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения. Но эти указания он дает не как руководитель расследования, не как субъект доказывания, а как надзирающий за тем, чтобы расследование производилось в соответствующие сроки, соблюдались всесторонность, полнота и объективность исследования всех обстоятельств дела, чтобы к уголовной

ответственности привлекались только виновные лица. Таким образом, в процессе расследования уголовного дела прокурор реализует одну из своих функций -функцию обеспечения законности в процессе расследования уголовных дел. Субъектом доказывания в этих случаях остается следователь, лицо, производящее дознание, но не прокурор.

В соответствии со ст. 39 УПК РФ руководитель следственного органа вправе давать следователю указания о направлении расследования, производстве отдельных следственных действий, привлечения лица в качестве обвиняемого, об избрании в отношении подозреваемого меры пресечения, о квалификации преступления и об объеме обвинения.

Начальник подразделения дознания в соответствии со ст. 40-1 УПК РФ может поручать дознавателю выполнение неотложных следственных действий либо производство дознания по уголовному делу.

Однако, в данных случаях руководитель следственного органа и начальник подразделения дознания выполняют не функцию доказывания, а функцию контроля в целях обеспечения полноты, всесторонности и объективности предварительного следствия и дознания по уголовному делу, своевременности действий по раскрытию преступления. Помимо этого, роль этих должностных лиц применительно к процессу доказывания сводится также к обеспечению точного соблюдения следователем, дознавателем требований закона, регламентирующих процесс доказывания. Но при выполнении их указаний субъектом доказывания всегда остается следователь или дознаватель, хотя их указания и предопределяют следственные действия.

Частью 2 ст. 39 УПК РФ и ч. 2 ст. 40-1 УПК РФ предоставлено право руководителю следственного органа и начальнику подразделения дознания возбудить уголовное дело, принять к своему производству и произвести предварительное следствие или дознание в полном объеме, обладая при этом полномочиями следователя и дознавателя.

В данных случаях и руководитель следственного органа, и начальник органа дознания также являются субъектами доказывания.

Таким образом, проведенное исследование прав и обязанностей лиц и органов, участвующих в уголовном процессе, их роли в установлении истины по уголовному делу и решении задач судопроизводства дают основание сделать вывод о том, что субъектами уголовно-процессуального доказывания на соответствующих его стадиях являются следователь, дознаватель, суд, а также руководитель следственного органа и начальник органа дознания в случаях, когда они используют предоставленное им законом право лично вести расследование по конкретному уголовному делу, принятому к своему производству.

1 См. об этом подробнее: Российский следователь. 2001. № 2. С. 4-7.

2 См.: Лапицкий В.В. Структура и функции субъекта по-

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

знания. Л.1984. С. 71; См. об этом также: Смирнов И., Титов В. Философия: учебник для студентов высших учебных заведений. //http://www.gumer.info/bogoslov_Buks/Philos/smirn/04.php; Философия познания. Сущность и природа познания. //http:// www.razlib.ru/filosofija/filosofija_osnovnye_problemy_ponjatija_ terminy_uchebnoe_posobie/p3.php.

3 См. об этом подробнее: Аллахвердян А.Г., Мошкова Г.Ю., Юревич А.В., Ярошевский М.Г. Психология науки. Учебное пособие. М. 1998. С. 17. 312с.; Алексеев П.В., Панин А.В. Теория познания и диалектика. М. 1991. 383с.

4 Термины субъект доказывания, субъект уголовно-процессуального доказывания, субъект уголовного судопроизводства нами воспринимаются как синонимы.

5 Зинатуллин З.З. Избранные труда. Т. 2. СПб. 2012. С. 78.

6 Качалов В.И. Обязанность доказывания при производстве по уголовному делу // Уголовно-процессуальное право / Под общ. Ред. В.М. Лебедева. Учебник. Гл. 8.19. С. 301.

7 Белкин А.Р. Теория доказывания в уголовном судопроизводстве. М. 2007. С. 60.

8Белкин А.Р. Там же С. 60.

9 Белкин Р.С. Указ. соч. С. 60-61.

10Белкин А.Р. Указ. соч. С. 61-62.

11 Уголовный процесс / Под ред. И.И. Сыдорука и А.В. Ен-дольцевой. Изд. 5-е. М. 2013. С. 64.

12 ФЗ №2202-1 от 17 января 1992 г. «О прокуратуре Российской Федерации» с изм. на 28 ноября 2015 г.

13 Ст. 29 ФЗ №2202-1 от 17 января 1992 г. «О прокуратуре Российской Федерации» с изм. на 28 ноября 2015 г.

УДК 34 ББК 67

ИНСТРУМЕНТЫ И МЕХАНИЗМЫ ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИЯ) БЮДЖЕТНЫХ СРЕДСТВ

АНДРЕЙ БОРИСЛАВОВИЧ ЯНИШЕВСКИЙ,

докторант Академии управление МВД России, кандидат юридических наук, генерал майор полиции Научная специальность 12.00.12 - криминалистика; судебно-экспертная деятельность; оперативно-разыскная деятельность

Citation-индекс в электронной библиотеке НИИОН

Аннотация. Рассмотрены инструменты и механизмы легализации (отмывания) бюджетных средств, преступления в сфере бюджетного финансирования.

Ключевые слова: бюджетное финансирование, хищение бюджетных средств, легализация и отмывание доходов.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Annotation. In this article we explore instruments and mechanisms of legalization (laundering) of budgetary funds, crimes in the sphere of budgetary financing.

Keywords: budgetary financing, plunder of budgetary funds, legalization and laundering of proceeds.

Нет необходимости лишний раз подчеркивать актуальность рассматриваемой темы. Преступления, связанные с хищением средств государственного бюджета с последующей легализацией, существуют, наверняка, во всех государствах мира, в том числе и самых благополучных.

Причины совершения подобных преступлений банальны. Это корыстные интересы коррумпированных должностных лиц и организованных преступных групп, желающих обогатиться за счет бюджетных средств, в значительной степени формируемых налогоплательщиками.

Однако, остановимся на основных инструментах и механизмах, которые используют преступники при совершении таких противоправных деяний.

К числу инструментов1, наиболее часто используемых при легализации доходов, полученных в результате хищения средств бюджета, целесообразно, на наш взгляд, отнести следующие.

Наличные деньги. В схемах хищения бюджетных средств обналичивание - один из наиболее часто используемых способов «отделения» похищенных средств от похитителя. Распространенными (типовыми) являются схемы с участием физических лиц, на счета которых юридическими лицами по фиктивным договорам переводятся крупные суммы, обналичиваемые в дальнейшем по чекам, а также с помощью банковских карт;

Банковские переводы и депозиты. В силу того, что на начальном этапе хищения у государства денежных

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.