Научная статья на тему 'Структурные изменения в сети военно-учебных заведений русской армии во время первой мировой войны'

Структурные изменения в сети военно-учебных заведений русской армии во время первой мировой войны Текст научной статьи по специальности «История и археология»

425
85
Поделиться
Журнал
Армия и общество
ВАК
Область наук
Ключевые слова
Первая мировая война / военно-учебные заведения / военные училища / школы подготовки прапорщиков / офицерские кадры

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Курдюк Александр Анатольевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Структурные изменения в сети военно-учебных заведений русской армии во время первой мировой войны»

Курдюк А. А.

СТРУКТУРНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ В СЕТИ ВОЕННО-УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ РУССКОЙ АРМИИ ВО ВРЕМЯ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ*

Первая мировая война потребовала от стран, участвовавших в ней, резкого увеличения боевой мощи вооруженных сил. Большинство государств сделало ставку на численный рост своих армий. В этом процессе лидером стала Россия1, что было обусловлено: расширением театра военных действий; повышением роли русского фронта в противодействии группировке войск Тройственного союза; стремлением русского командования к ведению активных наступательных действий. Для мобилизационного развертывания армии, создания новых воинских формирований требовалось значительное количество подготовленных офицерских кадров.

Кроме того, рост потребностей войск в офицерах был вызван необходимостью восполнения боевых потерь2.

Проведенное автором исследование показало, что решение проблемы бесперебойного пополнения офицерского корпуса осуществлялось разными путями. Один из них - структурная перестройка в сети военно-учебных заведений (далее - вузов).

Уже с первых дней войны стало ясно, что общая штатная численность переменного состава вузов не отвечала возросшим потребностям боевых частей, особенно пехотных, в командном составе. 18 сентября 1914 г. Военный Совет принял решение о реализации довоенного замысла Главного управления Генерального штаба об открытии школ для ускоренной подготовки офицеров . Четыре такие школы были открыты при запасных пехотных бригадах, дислоцировавшихся на окраине Петрограда в Ораниенбауме, а также по одной в Москве и Киеве.

* В предыдущей статье автора дана характеристика сети военно-учебных заведений российской армии, сложившаяся к июлю 1914 г. См.: Курдюк А.А. Военно-учебные заведения в системе подготовки офицерских кадров русской армии накануне Первой мировой войны // Вестник Военного университета. 2006. № 2. С. 97 - 104.

Порядок деятельности этих учебных заведений регламентировался специальным положением. По своему статусу они являлись временными заведениями профессиональной подготовки офицерских кадров, первоначально рассчитанными на один выпуск прапорщиков. С 1 октября 1914 г. школы начали прием молодых людей, желавших стать офицерами4.

Однако острая потребность фронта в офицерах способствовала расширению сети учебных заведений такого типа. В ноябре 1914 г. император утвердил подготовленное Военным министерством “Положение об ускоренной подготовке офицеров в военное время в школах при запасных пехотных бригадах”5. Оно определяло, что открывать подобные школы разрешалось по мере необходимости при некоторых запасных пехотных бригадах или других местах, условия в которых по решению начальников штабов округов и военно-окружных управлений, признавались пригодными для проживания и обучения. Уже в декабре было приказано открыть еще шесть школ, а из четырех Ораниенбаумских - создать две, путем их объединения6.

Наиболее активно процесс формирования школ шел в 1915 г. Если к началу года действовало 10 таких учебных заведений для подготовки офицеров пехоты, то к концу года - 32. В июле 1915 г. произошло их переименование в школы подготовки прапорщиков пехоты . В начале 1916 г. начали действовать еще 4 школы, а три Петергофских преобразованы в две.

Автор установил, что школы подготовки прапорщиков были открыты в 9 военных округах из 12, кроме Варшавского, Виленского, где шли боевые действия, и Приамурского, из-за большой удаленности от Действующей армии. В Московском и Кавказском военных округах действовало по шесть, а в Киевском и Казанском - по пять школ.

Анализ источников показал, что наряду с постоянно действовавшими в военное время школами в 1915 г. были открыты и сезонные. По решению Военного Совета во время летних каникул в помещениях некоторых кадетских корпусов функционировали 10 таких школ, подготовившие один выпуск прапорщиков8.

Процесс формирования пехотных школ прапорщиков, в среднем по две школы в месяц, завершился в начале 1916 года. В связи с этим, учитывая накопившийся опыт деятельности подобных вузов, было разработано третье по счету положение о них. В феврале 1916 г. “Положение о школах подготовки прапорщиков пехоты” и их штаты были введены в действие9.

Большое количество школ вызвало необходимость координации их деятельности. С этой целью положением предусматривалось создание управлений заведующих школами подготовки прапорщиков пехоты в тех военных округах, где их было несколько. Первые управления были образованы в Петроградском и Киевском, а позже еще в пяти округах. Через начальников штабов военных округов школы подчинялись начальнику Г енерального штаба.

Кроме того, ранее сроков, предусматривавшихся “Большой программой по усилению русской армии” были открыты два новых пехотных училища: 2-е Киевское (с октября 1915 г. переименованное в Николаевское) и Ташкентское10.

Таким образом, в результате принятых мер во время войны значительно расширилась сеть вузов для подготовки обер-офицеров основного рода войск. В 1916 - 1917 гг. она состояла из 13 пехотных училищ, перешедших на ускоренную подготовку, и 35 школ подготовки прапорщиков.

Примеру пехоты в новом начинании последовали и другие рода войск. Об этом свидетельствуют следующие исторические факты. В начале 1915 г. остро ощутимой стала проблема неукомплектованности действующей армии военными инженерами. Одной из мер по её решению явилось принятие “Положения об ускоренной подготовке офицеров в военное время в школах прапорщиков инженерных войск”11. Оно было разработано в Главном военно-техническом управлении (ГВТУ) после изучения опыта подготовки пехотных офицеров. Петроград-

12

ская школа открылась 1 июня 1915 г. при Николаевском инженерном училище .

Одновременно шло активное формирование Киевского инженерного училища. В феврале 1915 г. император утвердил решения Военного Совета, приня-

13

тые ещё в сентябре 1913 г. и январе 1914 г., об его учреждении . Открытие училища планировалось не ранее сентября 1915 года по завершению строительных работ. Однако сложное положение с обеспечением действующей армии офицерами инженерных войск заставило военное руководство изменить первоначальные планы. Уже в мае и июле того же года были осуществлены первые приемы юнкеров14.

После открытия двух новых учебных заведений инженерного ведомства руководство ГВТУ посчитало, что потребность армии в военных инженерах будет обеспечена и поэтому отказалось от открытия других школ прапорщиков этого рода войск. В связи с этим вместо действовавшего положения было утверждено аналогичное, но только для Петроградской школы, и её штат15.

Накопленный в пехоте опыт подготовки офицеров в школах прапорщиков был использован и в казачьих войсках. В декабре 1915 г. Военный Совет постановил открыть Екатеринодарскую школу подготовки прапорщиков для этого рода войск16.

Для решения кадровых проблем к подобной форме подготовки офицеров обратилось и руководство корпуса военных топографов. 1 июня 1916 г. начались

17

занятия в школе подготовки прапорщиков для производства съемочных работ . Её открытие было обусловлено необходимостью увеличения обеспеченности войск картами из-за масштабности и продолжительности войны. Школа была сформирована при военно-топографическом училище в Петрограде. Однако в связи с переходом последнего летом 1917 г. на ускоренную подготовку, с сентября того же года она прекратила свою деятельность18.

Всего на 1 января 1917 г. военно-сухопутные силы России располагали 38 школами подготовки прапорщиков19.

Главное артиллерийское управление рассчитывало решать вопросы пополнения офицеров только через военные училища. В рамках “Большой программы...”, наряду с пехотными, было учреждено четвертое артиллерийское училище

20 21 в Киеве . Первый прием в это учебное заведение состоялся 8 ноября 1915 г.

Кроме того, для решения кадровых проблем применялись такие меры, как расширение штатов вузов и обучение сверхштатных юнкеров. Еще накануне

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

войны 11 июня 1914 г. императором был утвержден “План временного увеличе-

22

ния числа юнкеров военных училищ”, рассчитанный до 1922 г. Для его реализации Государственная Дума выделила средства из военного бюджета. Так, в 1915 г. на эти цели было отпущено 139 352 руб., в 1916 - 254794 руб., в 1917 -336700 руб.23

Максимальное количество обучавшихся в конкретном вузе зависело от возможностей его материально-технической базы. В случае большого количества сверхштатных юнкеров по решениям Военного Совета образовывались дополнительные подразделения, например, по роте во 2-м Киевском и Иркутском училищах; 2-й эскадрон в Николаевском кавалерийском и по батальону в 1-м Киевском, Павловском, Чугуевском и Владимирском пехотных училищах. Особенно активно увеличение переменного состава военно-учебных заведений шло в 1916 г. В целом, по данным Главного управления Генерального штаба штат военных училищ, составлявший накануне войны 6934 чел., к маю 1917 г. увеличился на

24

42% и насчитывал 11925 юнкерских должностей . Емкость только новых учи-

лищ составила 1390 чел. (2-е Киевское - 400, Ташкентское - 240, инженерное -

25

300, артиллерийское - 450 юнкеров) .

Аналогичные процессы происходили и со штатными расписаниями школ прапорщиков. Если самые первые 6 школ формировались для подготовки в офицеры по 200 чел., то последующие были рассчитаны на 400. Однако уже с мая 1915 г. в школах разрешалось обучать до 50026, а с августа этого же года - до 600

штатных юнкеров27.

В каждой школе, как и в военных училищах, допускалось содержать до 10% юнкеров сверх штата в целях покрытия убыли поступивших. Все изменения штатов для каждой школы определялись на заседаниях Военных Советов и доводились в приказах по военному ведомству.

В 1917 г. начался обратный процесс, что стало возможно из-за перепроизводства к этому времени прапорщиков пехоты. Так, с февраля по распоряжению начальника Генерального штаба прекратился прием юнкеров сверх штата, начался процесс сокращения штатных расписаний28. Например, в Чистопольской и 2-й Тифлисской школах количество юнкеров было уменьшено, соответственно, на 50

29

и 100 человек .

В кадетских корпусах, в отличие от других военно-учебных заведений, положение со штатами оставалось стабильным. Трудности с финансированием, а также вынужденное убытие части преподавателей и воспитателей на фронт не позволили увеличивать численность обучавшихся. Только в начале войны император разрешил содержать при корпусах пансионы - приюты общей численно-

30 31

стью 200 человек и один раз принять сверх штата до 325 кадет . Право открытия приютов и распределения вакансий по корпусам было предоставлено начальнику Главного управления военно-учебных заведений. По мнению автора, главной целью данных мер была помощь лицам, в основном офицерам, принимавшим участие в войне. В этом случае государство, как и в войне 1904-1905 гг. с Японией, брало заботу о воспитании их сыновей за казенный счет. В дальнейшем сверхштатные кадетские должности разрешались в том случае, если они были обеспечены стипендиями.

В годы Первой мировой войны перемены коснулись и военно-учебных заведений, занимавшихся переподготовкой и усовершенствованием офицерских кадров.

Так, с началом войны было реализовано положение мобилизационного

32

плана о военных академиях . Согласно ему, в них приостанавливались занятия

на время войны, слушатели убыли к местам своей службы, а постоянный состав был распределен по должностям преимущественно в управленческих структурах действующей армии. Временно перестали функционировать и некоторые офи-

33

церские школы: стрелковая, кавалерийская и гимнастическо-фехтовальная . По мнению автора решение о приостановлении деятельности ряда военно-учебных заведений было принято с расчетом на кратковременность боевых действий.

К основным преобразованиям в данной сети вузов следует отнести и открытие новых учебных заведений переподготовки офицеров. В ходе войны явно выявилась необходимость расширения специализации офицерских кадров, в основном технической направленности. Для комплектования таких должностей требовались соответствующие специалисты.

Особенно активно процесс расширения сети вузов шел в авиации. Дело в том, что уже первый год боевых действий выявил проблему недостаточности летного состава для укомплектования необходимого количества авиационных структур. Одной из мер, предпринятых Военным министерством летом 1915 г., было расширение штатов авиашкол, что однако оказалось недостаточным для покрытия некомплекта военных летчиков. Поэтому Военный Совет 12 ноября 1915 г. утвердил “Положение о частных школах авиации военного времени”34. Но, в основном, эти школы, расположенные в Петрограде, Москве и Одессе готовили летчиков из нижних чинов. Доля офицеров среди обучавшихся в них была незначительной.

В годы войны была сформирована Кавказская военная авиационная школа в Тифлисе. Положение об этой школе и ее штаты были утверждены императором 23 апреля 1916 г. Она предназначалось для подготовки летного состава из офицеров и нижних чинов для авиачастей, расположенных на Кавказе и Туркеста-

35

не .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Разделение авиации на рода потребовало специализации летного состава. В декабре 1914 г. при эскадре воздушных кораблей “Илья Муромец” была создана специальная летная школа, которая позже перебазировалась в Винницу, где климатические условия способствовали организации обучения полетам зимой36.

24 декабря 1915 г. Военный Совет принял штат и положение о военной школе летчиков-наблюдателей, которая была открыта в Киеве, а в 1917 г. пере-

37

ведена в Евпаторию .

Документы свидетельствуют, что Военное министерство России, расширив в 1914-1916 гг. сеть авиационных учебных заведений, частично способствовало

решению проблемы некомплекта летных кадров. За указанный период авиационные школы, относившиеся к военному ведомству, подготовили 453 летчика-

38

офицера38. Однако емкость этих школ не позволяла удовлетворять резко возраставшие потребности в авиаторах. Поэтому российское правительство заключило соглашение с Англией и Францией о подготовке в этих странах летчиков, где в

39

годы войны прошли обучение около 250 человек . По архивным данным к 1 марта 1917 г. на службе в русской армии состоял 701 летчик, из которых 457 человек имели офицерские звания40.

Наряду с авиационными кадрами в армии возросли потребности в офицерах, владевших другими техническими специальностями. С этой целью также расширялась сеть необходимых учебных заведений для их подготовки. В 1916 г. было закончено формирование офицерской железнодорожной школы в Киеве. Она должна была готовить кадры для комплектования “ответственных должностей по всем службам в постройке и эксплуатации железных дорог”41.

Развитие автомобильной службы поставило проблему комплектования соответствующих частей специалистами. Еще 29 декабря 1914 г. Николай II утвердил “Временное положение о Военной Автомобильной школе”, которую плани-

42

ровалось открыть на базе учебной автомобильной роты по окончанию войны . Но развитие военного дела привело к тому, что в начале 1917 г. было принято решение об открытии офицерского класса военного времени для ускоренной подготовки специалистов автомобильного дела43.

Также Военный Совет, учитывая возросшую роль пулеметов в ведении боевых действий, 24 марта 1917 г. постановил открыть пулеметный курс при Офицерской стрелковой школе. На нем готовились офицеры, которые должны были в войсках обучать нижних чинов пулеметному делу44. Электротехническая школа в годы войны начала готовить офицеров-радиотехников.

Как уже отмечалось, Военное министерство России, рассчитывая на быстротечность войны, прекратило деятельность ряда вузов дальнейшего образования офицерских кадров. Но в результате длительности боевых действий, развития военного дела стала остро ощущаться потребность в офицерах-специалистах, подготовка которых была организована в недостаточных масштабах или вообще отсутствовала. Поэтому в ходе войны пришлось восстанавливать деятельность военных академий.

Автор выяснил, что организация функционирования академий происходила двумя способами. Один из них - организация ускоренной подготовки специали-

стов, в которых нуждалась армия. 30 октября 1916 г. император утвердил “Положение об ускоренной подготовке офицеров в Императорской Николаевской военной академии в течение настоящей войны”45. Согласно этому документу при академии стали действовать подготовительные курсы и старший класс. Также по решению Военного Совета от 4 мая 1917 г. при Николаевской инженерной академии открылся ускоренный четырехмесячный курс для подготовки помощников военных инженеров46.

Второй способ - восстановление деятельности академий в полном объеме. Уже в ноябре 1915 г. было решено организовать прием в младший класс артил-

47

лерийской академии . Однако обстоятельства военного времени не позволили открыть академию, как намечалось, в 1916 г. И только с начала 1917-1918 учебного года по решению Военного Совета была возобновлена ее нормальная дея-

48

тельность, приостановленная при мобилизации 1914 г.

В это же время начала функционировать и военно-юридическая академия. Прием слушателей был организован в младший и старший классы согласно “Временным правилам о возобновлении учебных занятий в военно-юридической академии”, которые Военный Совет утвердил 1 июня 1917 г.49 По его же решению от 28 октября 1917 г. восстанавливался учебный процесс в инженерной ака-

50

демии .

Перемены в сети вузов переподготовки и совершенствования офицерского состава вызвали к жизни и изменения в структуре управления ими. 6 июля 1915 г. Николай II утвердил положение Военного Совета о подчинении Офицерской кавалерийской школы генерал-инспектору кавалерии. До этого она была под непосредственным руководством Военного министра. Соответствующие изменения были внесены в статьи об этой школе в Свод Военных Постановлений51.

Развитие авиации потребовало самостоятельного органа управления этим родом войск. По решению Военного Совета от 31 марта 1916 г. было создано

52

Управление военно-воздушного флота (УВВФ)52, вместо воздухоплавательного отделения технического отдела ГВТУ. Согласно положения об УВВФ, помимо разнообразных обязанностей, оно занималось руководством деятельности всех авиационных и воздухоплавательных школ, а также всеми кадровыми вопросами в авиационных частях53.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В результате смены государственной власти в октябре 1917 г. изменилась кадровая политика в армии. Созданный Совет народных комиссаров по военным и морским делам (Наркомвоен) проводил активную деятельность, направленную

на создание собственной структуры управления вооруженными силами. Основной помехой этому процессу, по мнению членов Совета, являлись офицерские кадры. Негативное отношение большевиков к офицерскому корпусу еще больше усилилось после вооруженных выступлений юнкеров ряда военно-учебных заведений против новой власти, что оказало влияние на принятие решения по вузам.

Так, по приказу народного комиссара Н.В.Крыленко с 1 ноября 1917 г. были отменены все выпуски в офицеры из военно-учебных заведений и запрещена организация новых приемов юнкеров54. Немного позже началось расформирование вузов - одного из важнейших элементов системы подготовки офицерского корпуса России. Данный процесс проводился в соответствии с “Инструкцией ликвидационным комиссиям военно-учебных заведений и школ подготовки прапорщиков Российской Республики”, утвержденной 22 ноября 1917 г. приказом Главного комиссара всех военно-учебных заведений И.Л.Дзевялтовского55.

Анализ приведенного в статье фактического материала, касающегося деятельности высших органов государственной власти и военного управления России по структурным преобразованиям в сети военно-учебных заведений во время первой мировой войны, позволил автору сделать следующие выводы.

С августа 1914 г. по конец 1917 г. вузам военного ведомства, как и в довоенное время, была отведена роль основного источника пополнения офицерского корпуса русской армии. Для решения проблемы обеспечения резко возросших потребностей войск в офицерских кадрах государственному и военному руководству пришлось внести ряд существенных изменений как в организацию и содержание деятельности военно-учебных заведений, так и в их штатную структуру.

Рост штатной численности обучавшихся в вузах, в которых занимались подготовкой кадров для замещения первичных офицерских должностей, происходил двумя способами.

Первый из них - формирование новых военно-учебных заведений, в том числе, временных, как на определенный период, так и до окончания войны. В 1914 - 1915 гг. наряду с формированием четырех новых военных училищ, появился особый тип краткосрочных учебных заведений для подготовки офицеров военного времени. Школы при запасных пехотных бригадах, позже названные школами подготовки прапорщиков, впервые были организованы и нашли широкое распространение в пехоте, особенно остро нуждавшейся в офицерских кад-

рах. По одному учебному заведению такого типа было сформировано также в казачьих войсках, инженерном и военно-топографическом ведомствах.

Второй способ - увеличение емкости вузов путем повышения штатного числа обучавшихся или содержание сверхштатных юнкеров.

Военная действительность на практике доказала, что решение о прекращении деятельности военных академий в 1914 г.. вызванное расчетами на кратковременную войну, оказалось ошибочным, так как только усилило проблему неукомплектованности армии офицерами-специалистами высшей квалификации. Поэтому еще одним из основных изменений в сети учебных заведений переподготовки и совершенствования офицеров стало возобновление деятельности военных академий, а также открытие новых вузов.

Значительный рост количества вузов привел к необходимости совершенствовать структуру управления, как путем переподчинения некоторых из них, так и путем создания новых органов руководства.

Проведенные структурные преобразования в сети военно-учебных заведений, наряду с другими мерами, способствовали решению проблемы обеспечения армии необходимым количеством офицеров соответствующих специальностей. Однако смена политического курса в стране в октябре 1917 г. привела к разрушению существовавшей системы подготовки офицерского корпуса, в том числе и вузов как ее основополагающего элемента.

1 В начале войны Россия имела 108 пехотных и спешенных кавалерийских дивизий, в июне 1917 г. - 288. Только в действующей армии было 228 пехотных и 47 кавалерийских и казачьих дивизий. См.: РГВИА, ф.2003, оп.2, д.273, л.81 об.

2 Боевые потери офицерского корпуса составили 71 тыс. 298 чел., из них: младшего офицерского состава - 67 тыс. 722 чел. Значительная убыль офицеров (62%) пришлась на пять месяцев 1914 г. и 1915 год. См.: Россия в мировой войне 1914-1918 года (в цифрах). М., 1925. С.

31 - 35.

3 Приказ по военному ведомству № 647 от 30.09.1914. // Приказы по военному ведомству за 1914 г. Пг., 1914. С. 682. (Приказы по военному ведомству выходили ежегодно отдельными сборниками. Сборники приказов с 1914 по 1917 гг. включительно издавались в Петрограде, при этом год издания соответствует году подписания собранных в них документов. В связи с этим в последующих ссылках будут указываться только номер и дата приказа, а также номера страниц в соответствующем сборнике. - Прим. авт.).

4 РГВИА, ф. 725, оп. 48, д. 1241, л. 4.

5 Приказ по военному ведомству № 742 от 19.11.1914 г. С. 1940-1941.

6 РГВИА, ф. 725, оп. 48, д. 1241, л. 5.

7Приказ по военному ведомству № 336 от 7.07.1915 г. С. 472.

8Приказы по военному ведомству № 218 от 8.05.1915 г., № 229 и № 230 от 16.05.1915 г. С. 333, 344.

9Приказ по военному ведомству № 82 от 13.02.1916 г. С. 64 - 65, 67 - 72.

10РГВИА, ф.725, оп. 48, д. 9, лл. 242 об., 247.

11Приказ по военному ведомству № 189 от 24.04.1915 г. С. 312-315.

12РГВИА, ф. 351, оп. 1, д. 4541, л. 14 об.

13

Приказ по военному ведомству № 123 от 13.03.1915 г. С. 222.

14Приказ по военному ведомству № 214 от 6.05.1915 г. С. 331.

15Приказ по военному ведомству № 309 от 17.06.1916 г. С. 394-396.

16Приказ по военному ведомству № 689 от 24.12.1915 г. С. 852.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

17

Приказ по военному ведомству № 314 от 17.06.1916 г. С. 409.

18

Приказ по военному ведомству № 467 от 24.07.1917 г. С. 563.

19 РГВИА, ф. 366, оп. 1, д. 74, л. 54.

20

Приказ по военному ведомству № 386 от 26.06.1914 г. С. 645-646.

21

Приказ по военному ведомству № 605 от 12.11.1915 г. С. 779.

22Приказ по военному ведомству № 380 от 24.06.1914 г. С. 634-637.

23РГВИА, ф. 725, оп. 49, д. 92, л. 211.

24РГВИА, ф. 2000, оп. 3, д. 2164, л. 223.

25Приказы по военному ведомству № 368 от 26.06.1914 г. и № 423 от 16.07.1914 г. С. 646, 733;

Приказ по военному ведомству № 123 от 13.03.1915 г. С. 223.

26Приказ по военному ведомству № 202 от 1.05.1915 г. С. 324.

27

Приказ по военному ведомству № 459 от 27.08.1915 г. С. 590.

28 РГВИА, ф.1468, оп.2, д. 145, л. 504.

29

Приказ по военному ведомству № 109 от 22.02.1917 г. С. 99.

30

Приказ по военному ведомству № 655 от 7.10.1914 г. С. 1828.

31

Приказ по военному ведомству № 699 от 31.10.1914 г. С. 1885.

32См.: РГВИА, ф. 1343, оп. 3, д. 83, л. 90.

33См.: РГВИА, ф.2000, оп.2, д.1533, л. 67.

34РГВИА, ф. 2003, оп. 3, д. 633. л. 18.

35РГВИА, ф. 2000, оп. 3, д. 2553, л. 329.

36См.: Липицкий С.В. Из истории русской военной авиации // Военная мысль. 1951. № 8. С. 72.

37

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

См.: История Военно-воздушных сил Советской Армии. М., 1954. С. 110.

38РГВИА, ф. 2003, оп. 1, д. 1224, л. 226-227.

39РГВИА, ф. 2003, оп. 1, д. 1224, л. 224.

40РГВИА, ф. 2003, оп. 1, д. 1224, л. 224.

41 Свод Военных постановлений 1869 г.: В 24 кн. СПб., 1914. Кн. 15. С.492.

42

Приказ по военному ведомству № 17 от 12.01.1915 г. С. 21.

43 Приказ по военному ведомству № 244 от 27.04.1917 г. С. 229.

44 РГВИА, ф. 2003, оп. 2, д. 769, л. 127 - 127об.

45 См.: Приказ по военному ведомству № 627 от 10.11.1916 г. С. 817-823.

46 РГВИА, ф. 29, оп. 3, д. 2211, л. 9 - 10.

47 Приказ по военному ведомству № 631 от 27.11.1915 г. С. 807 - 808.

48 РГВИА, ф. 504, оп. 2, д. 1429, л. 94.

49 Приказ по военному ведомству № 357 от 15.06.1917 г. С. 390 - 392.

50 РГВИА, ф. 29, оп. 3, д. 2211, л. 140.

51 Приказы по военному ведомству № 399 от 30.07.1915 г. и № 464 от 31.08.1915 г. С. 539, 592 - 596.

52 РГВИА, ф. 2000, оп. 2, д. 2564, л. 61.

53 См.: Приказ по военному ведомству № 222 от 30.04.1916 г. С. 280 -304.

54 См.: РГВИА, ф. 725, оп. 51, д.13, л. 110.

55 См.: РГВИА, ф. 1606, оп. 1, д.55, л. 279-280.