Научная статья на тему 'Структура управления Костромской епархией во второй половине XIX начале XX века'

Структура управления Костромской епархией во второй половине XIX начале XX века Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
506
136
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЕПАРХИАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ / АРХИЕРЕЙ / КОНСИСТОРИЯ / БЛАГОЧИННЫЕ / СИНОД / DIOCESAN ADMINISTRATION / BISHOP / CONSISTORY / SYNOD

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Комиссаров Павел Андреевич

В статье на примере Костромской епархии проведено исследование функций лиц и учреждений, составляющих систему епархиального управления, и рассмотрено их взаимодействие как между собой, так и с высшей церковной властью.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The management structure of Kostroma diocese in the second half of 19th early 20th century

The article investigates the functions of individuals and institutions that make up the system of diocesan administration by the example of Kostroma diocese and their interaction, both among themselves and with the highest ecclesiastical authority.

Текст научной работы на тему «Структура управления Костромской епархией во второй половине XIX начале XX века»

Таким образом, проводившиеся в первой половине XIX века сенаторские ревизии являлись одной их форм надзора за деятельностью местной администрации. Ревизии выявляли множественные нарушения в области губернского и уездного управления, в результате чего многие чиновники, и в том числе губернаторы, были уволены и преданы суду. Особенно много нарушений сенаторы выявляли в сфере делопроизводства, дворянских выборов, взиманию повинностей с казённых крестьян и т.д.

Библиографический список

1. Бутурлин М.Д. Записки // Русский архив. 1897 г. Кн. 11.

2. Государственный архив Костромской области (ГАКО). Ф. 133. Оп. 1. Д. 5748.

3. ГАКО. Ф. 122. Оп.1. Д. 1918.

4. ГАКО. Ф. 179. Оп. 1. Д. 1091.

5. ГАКО. Ф. 179. Оп. 1. Д. 1094.

6. ГАКО. Ф. 179. Оп. 1. Д. 1247.

7. ГАКО. Ф. 179. Оп. 1. Д. 1265.

8. ГАКО. Ф. 179. Оп. 1. Д. 1305.

9. ГАКО. Ф. 179. Оп. 1. Д. 1442.

10. ГАКО. Ф. 179. Оп. 1. Д. 1895.

11. ГАКО. Ф. 179. Оп. 1. Д.2047.

12. ГАКО. Ф. 179. Оп. 1. Д. 2123.

13. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 109. 1-я экспедиция. Оп. 2. Д. 109.

14. ГАРФ. Ф. 109. 1-я экспедиция. Оп. 2. Д. 679.

15. История Правительствующего Сената за двести лет. 1711-1911 гг. Т. 3. - СПб., 1911.

16. Костромские губернские ведомости. -1839. - № 13 (8 апреля). Прибавление к Костромским губернским ведомостям.

17. Полное собрание законов Российской империи (ПСЗРИ I). - СПб., 1830.

18. Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 1286. Оп. 4. Д. 623.

19. РГИА. Ф. 1341. Оп. Д. 695.

УДК 947

Комиссаров Павел Андреевич

Костромской государственный университет им. Н.А. Некрасова

pavel88-11@mail.ru

СТРУКТУРА УПРАВЛЕНИЯ КОСТРОМСКОЙ ЕПАРХИЕЙ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX - НАЧАЛЕ XX ВЕКА

В статье на примере Костромской епархии проведено исследование функций лиц и учреждений, составляющих систему епархиального управления, и рассмотрено их взаимодействие как между собой, так и с высшей церковной властью.

Ключевые слова: епархиальное управление, архиерей, консистория, благочинные, Синод.

Костромская епархия как самостоятельная административно-территориальная единица была образована 16 июля 1744 г. указом императрицы Елизаветы Петровны [12, с. 13]. Пределы Костромской епархии совпали с границами прежних провинций Костромской и Г аличской. В провинцию, кроме главных городов Костромы и Галича, вошли следующие уездные города: 1) Любим (с учреждением в 1788 г. наместничества Любим с монастырями и церквами отчислен к Ярославской епархии. Но в 1786 г. были приписаны к Костромской епархии из Суздальской города Кинешма, Юрьевец и Лух), 2) Су-диславль, 3) Буй, 4) Кадый, 5) Унжа, 6) Чухлома, 7) Соль Галичская, 8) Судай, 9) Парфеньев, 10) Ко-логрив. К Костромской провинции принадлежали 2 пригорода: Плёс и купеческий посад Большая Соль [13, с. 6-7]. Данные границы епархии не претерпели изменений во 2-й половине XIX века.

Во главе епархии стоял архиерей (или преосвященный, епископ) - представитель монашествующего духовенства. Все архиереи Костромской епархии происходили из среды учёного монашества, имели высшее духовное образование, причём со второй половины XIX века преосвященными Кос-

тромской епархии становились, как правило, выпускники Московской или Петербургской духовных академий [13, с. 13-45]. Всего с 1850 по 1910 гг. Костромскую кафедру занимали 8 владык. Резиденцией Костромских епископов являлся первоклассный Ипатьевский мужской монастырь.

Епархиальный архиерей рассматривался как «настоятель и главный учитель веры в своей епархии» [15, с. 16]. Он обладал административной, судебной и хозяйственной властью над вверенным ему духовенством. Преосвященный рукополагал в сан священнослужителей, назначал на должности церковнослужителей, налагал на них наказание за различные проступки. Он отвечал за состояние веры и нравственности, надзирал за проповеднической и богослужебной деятельностью духовенства, руководил подведомственными ему учреждениями и возглавлял духовный суд. Епархиальный архиерей имел право вносить в Синод законодательные и административные предложения, а также представлял интересы церкви перед местными органами власти.

Преосвященный ежегодно совершал поездки по епархии с целью обозрения, совершения литургий, освящения церквей, преподавания наставлений

© Комиссаров П.А., 2012

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова ♦ № 4, 2012

41

священно- и церковнослужителям, а также пастве. На этом поприще отличился Игнатий Рождественский, который занимал епископскую кафедру с 1878 по 1883. «Первый год управления епархией был рядом непрерывных священнослужений; в течение 5 лет и 2 месяцев он обозрел все обители и лежавшие на пути сёла и города девяти уездов, с ежедневным богослужением» [13, с. 39].

Ежегодно епархиальный архиерей отправлял в Синод отчёты о состоянии епархии, в которые входили и перечневые ведомости с различными статистическими показателями, а также ответные донесения на присылаемые от Синода указы и прочие документы. По мнению Э.В. Фроловой, в синодальный период прерогативы епархиальных архиереев существенно ограничились вследствие централизации церковного управления и существования власти Святейшего Синода [16, с. 56]. С этой точкой зрения трудно не согласиться, принимая во внимание государственную политику в отношении церкви того времени.

В связи с бюрократизацией государственного аппарата в синодальный период все более сложным становилось и делопроизводство епархиальных управлений. Вследствие усиливавшейся централизации бесчисленное количество дел подлежало донесению в Святейший Синод, а на рассмотрение епископов представлялась масса мелочей, которые вполне могли бы быть решены на местах. Ежедневно из Святейшего Синода, от обер-прокурора или его канцелярии поступал поток циркуляров, постановлений и запросов, которые требовали ответа. В результате епископ оказывался по большей части прикован к своему письменному столу, что затрудняло его поездки по епархии [14, с. 189].

В Костромской епархии для помощи преосвященному в 1866 г. был учреждён институт викарных епископов. Викарии избирались Святейшим Синодом и назначались императорским указом. Викарный архиерей находился в ведении епархиального, выполнял его поручения и распоряжения. Обширность Костромской епархии, рост раскольничьего движения, особенно в Макарьевском и Вар-навинском уездах, явились решающими причинами для назначения викария. Его резиденцией стал город Кинешма, а сам священнослужитель получал наименование Епископ Кинешемский, викарий Костромской. Первым Костромским викарием стал в 1866 г. Иоанафан Руднев [13, с. 46].

Другим важным органом управления епархией являлась Духовная консистория (от лат. consistorшm -помещение для собраний), которая под руководством преосвященного осуществляла административные и судебные функции. Консистория, как и епархиальный архиерей, состояли в ведении Синода, от него принимали указы и распоряжения. Никто из лиц и ведомств, кроме Синода и епархиального архиерея, не мог останавливать решений

и распоряжений консистории [8, с. 221]. Правовой основой епархиального управления являлся устав духовных консисторий, утверждённый в 1841 г. и переизданный с небольшими доработками в 1883 г. Устав состоял из четырёх частей и включал в себя: общие положения о консисториях и их задачах; полномочия и порядок деятельности епархиального управления; определения об епархиальных судах и их производстве; состав консисторий и их делопроизводство.

Консистория состояла из присутствия и канцелярии. Присутствие составляли архимандриты, игумены, иеромонахи, протоиереи и иереи, наиболее опытные и образованные. Они назначались архиереем и утверждались Синодом, кроме ректора Костромской Духовной семинарии, который входил в присутствие «по должности» и не был обязан участвовать во всех заседаниях и делах. В рассматриваемый период численность членов присутствия консистории не была одинаковой. Так, в 1851 г. было 9 присутствующих, из них только 2 представителя чёрного духовенства [6, с. 75-76]. А в 1862 г. присутствие составляли 6 человек [7, с. 62-63]. Численность членов Костромской духовной консистории была упорядочена благодаря утверждённым в 1869 г. штатам духовных консисторий, согласно которым теперь присутствие состояло из четырёх штатных членов [10, с. 134-135].

Обязанности членов консистории заключались в слушании дел, вынесении по ним решений и предоставлении «мнений» на суд архиерея, в исполнении его резолюций, рассмотрении дел и выработке собственных консисторских постановлений. В случае несогласия с мнением консистории преосвященный принимал собственное решение, которое приводилось в исполнение. Епархиальный архиерей мог устранить члена консистории из присутствия, уволить в отпуск или назначить временно присутствующего.

Для осуществления делопроизводства консистория имела канцелярию, которую возглавлял секретарь, назначавшийся и увольнявшийся Синодом по предложению обер-прокурора. В то же время секретарь, будучи на месте своей службы в консистории, находился под начальством епархиального архиерея. Известный исследователь Синодального периода РПЦ И.К. Смолич считал секретаря консистории «сильной и независимой от епископа опорой обер-прокурора в епархиальном управлении» [14, с. 204]. Такое «двойное подчинение» секретаря консистории подготавливало почву для конфликтов, которые могли возникнуть между ним и архиереем. Данный вопрос требует дальнейшего изучения и детальной проработки.

Фиксацией входящих и исходящих документов занимался регистратор. Сами дела рассматривались в отделениях, или «столах», которые возглавлялись столоначальниками. Копировали докумен-

ты копиисты или «писчики». Охрану консистории осуществляли сторожа. При этом каждый стол вверялся наблюдению одного из членов присутствия, за исключением ректора семинарии [8, с. 255]. Секретарь консистории ежегодно отправлял в Синод отчёты о состоянии епархии и консисторского делопроизводства. В Костромской духовной консистории в указанный период было четыре стола, а в 1908 году был учреждён пятый стол сверх штата, который был создан для упорядочения делопроизводства и скорейшего рассмотрения большого числа нерешённых дел. В этом же году был назначен и сверхштатный член присутствия консистории, число которых возросло до пяти [3, л. 4 об.].

В Синодальный период епархии делились на благочиннические округа, которые определялись в зависимости от количества церквей в той или иной местности. Как правило, смотрению благочинного над причтами поручалось от 10 до 30 окрестных церквей с их причтами. Если благочинному поручалось более 15 церквей, расположенных на значительном пространстве, то ему мог быть придан помощник [8, с. 231]. Количество благочинничес-ких округов в Костромской епархии не было одинаковым. В 1893 г. в епархии насчитывалось 66 бла-гочиннических округов: 4 - в Буйском уезде; 11 -в Нерехтском; 7 - в Галичском; в Кинешемском -8; Юрьевецком - 6; Солигаличском - 3; Чухломском - 4; Макарьевском - 5; Кологривском - 3; Вет-лужском - 3; Варнавинском - 2; г. Костроме и Костромском уезде - 10 [5, с. 118-121]. Благочинных было 75 человек [4, л. 1]. К 1910 г. число благо-чиннических округов возросло до 73 [11, с. 77-80], а благочинных только до 79, причём четверо из них являлись иноками - смотрителями над монастырями епархии [3, л.6].

Рост численности православного населения епархии вызывал необходимость строительства новых приходских церквей и молитвенных домов, а вместе с ними увеличивалось число благочиний и благочинных. О состоянии Костромской епархии к середине XIX века можно судить по данным «Военно-статистического обозрения Российской империи»: в епархии тогда числилось 14 мужских и 3 женских монастыря, 1007 храмов, 1 244 молитвенных дома и часовни [1, табл. 18]. К 1910 г. число мужских монастырей уменьшилось до 13, а женских увеличилось до 10; количество церквей возросло до 1200, из которых 1 011 являлись приходскими, а часовен и молитвенных домов - до 1692 [2, прил., с. 4-8]. Таким образом, на одного благочинного в среднем приходилось 13-14 приходских церквей, что несколько противоречит данным, взятым из отчёта епархиального архиерея, где среднее количество церквей на одного благочинного определяется числами 12-13 [3, л. 6].

Благочинные назначались епископом из числа особо ответственных и благочестивых священнос-

лужителей епархии. Они осуществляли надзор за вверенными им церквами или монастырями; при каждом посещении церквей производили освидетельствование ризницы и церковной утвари, осматривали состояние храмов, кладбищ, проверяли наличность церковных капиталов со всем приходом и расходом денежных сумм. Они просматривали всё церковное письмоводство, останавливая внимание на служебной и моральной исправности церковного клира. Благочинные исполняли все распоряжение епархиальной власти, помогали раскрывать нужды и недочёты церковно-приходской жизни. По окончании года благочинные принимали от церквей клировые ведомости, ведомости о причтах и приходах, дополняли их свидетельствами об исправности поведения священно- и церковнослужителей и предоставляли архиерею.

Таким образом, благочинный являлся своеобразным посредником между приходом и епархиальным управлением, причём за свой нелёгкий и ответственный труд он не получал никакого вознаграждения. Согласно архивным документам были нередки случаи, когда благочинные запаздывали с предоставлением консистории рапортов и ведомостей без уважительных причин и «не всегда оказывались на должной высоте своего назначения» [3, л. 12 об. - 13].

В 1889 г. в епархии были учреждены благочин-нические советы, состоявшие из благочинного и двух или трёх лиц, выбранных из окружного духовенства и утверждаемых епархиальным начальством. Ведению и решению их подлежали жалобы и споры, возникавшие по разным поводам между членами причтов и между причтами и прихожанами. В конце года ими пересматривались метрические, обыскные и приходо-расходные книги, клиро-вые ведомости. К 1893 году в Костромской епархии насчитывалось 38 благочиннических советов [4, л. 1 об.].

Из полученных сведений в консистории составлялись перечневые ведомости, которые ежегодно отправлялись в Синод. С принятием постановления «О порядке и времени представления епархиальными начальствами в Святейший Синод срочных сведений», утверждённого 25 ноября 1865 г., перечневые ведомости предоставлялись в Синод в виде приложений к отчёту о состоянии епархии:

1) о бывших и не бывших у исповеди и Св. Причастия; 2) о присоединившихся к православию; 3) о воспитанниках духовно-учебных заведений, поступивших в епархиальное ведомство и не определённых к местам; 4) о монастырях и монашествующих, а также о церквах и причтах и белом духовенстве; 5) о родившихся, браком сочетавшихся и умерших. Обо всех похищениях при церквах на сумму ниже 150 рублей прилагалось общее донесение Синоду за год при отчёте о состоянии епархии. О членах консистории представлялись только

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова ♦ № 4, 2012

43

краткие именные ведомости вместо послужных списков. Отменялось представление именных ведомостей о протоиереях и благочинных епархии [9, с. 183-184].

Вспомогательными органами управления Костромской епархией в 1910 г. являлись: 1) Епархиальное попечительство о бедных духовного звания;

2) Епархиальный училищный совет с его 12 уездными отделениями; 3) Федоровско-Сергиевское братство, учреждённое в 1887 г. для противодействия расколу; 4) Эмеритальная касса духовенства, образованная в 1895 г.; 5) Епархиальный комитет народной трезвости; 6) епархиальные съезды духовенства [3, л. 2].

На основе анализа структуры епархиального управления Костромской епархии во 2-й половине XIX - начале ХХ веков можно сделать следующие выводы. Главой епархии являлся архиерей, под начальством которого находилась духовная консистория, действовавшая главным образом через благочинных, осуществлявших наблюдение и надзор за вверенными им церквами и монастырями. Епархиальное начальство исполняло постановления и распоряжения Святейшего Синода, распространяло их по церквам и монастырям епархии через благочинных, а с 1885 года и через Костромские епархиальные ведомости, и, в свою очередь, собирало статистические сведения о состоянии епархии и отправляло в Синод в форме отчётов и перечневых ведомостей.

С ростом численности населения епархии, с обострением раскольнического движения и ведением государственной политики, направленной на ограничение власти архиерея, усложнялась и структура управления епархией, строились новые храмы, возрастало число благочиннических округов, появлялись новые должности и учреждения в духовном ведомстве, вспомогательные органы епархиального управления. Всё это нашло своё отражение и в Костромской епархии. Несомненно, у такой системы управления были свои недостатки. Управление духовным ведомством строилось по коллегиальному принципу, по аналогии со светским. Бюрократизация, возрастание делопроизводства, усложнение структуры духовных учреждений, безусловно, отрицательно сказывались на управлении епархией. К тому же донесение сведений, ведомостей, рапортов от благочинных и причтов в консисторию, а от консистории и архиерея в Святейший Синод осуществлялось исключительно в бумажном варианте, что никак не способствовало процветанию церковного духа.

Вместе с тем возникает ряд не до конца рассмотренных и изученных вопросов. Была ли костромская духовная консистория «личной канцелярией» епархиального владыки или существенно ограничивала его власть? Случались ли конфликты между консисторским секретарём и архиереем из-за непосредственного подчинения обер-прокурору первого? Каким образом велось делопроизводство в Костромской духовной консистории? Эти вопросы требуют дальнейшего изучения и детальной проработки.

Библиографический список

1. Военно-статистическое обозрение Российской империи, издаваемое по Высочайшему повелению при первом отделении департамента Генерального штаба. Т. IV Ч. 3. Костромская губерния. - СПб., 1848.

2. Всеподданнейший отчёт обер-прокурора Святейшего Синода по ведомству Православного вероисповедания за 1908-1909 годы. - СПб., 1910.

3. ГАКО. Ф. 130. Оп. 7. Ед. хр. 135 (3а 1910 г.).

4. ГАКО. Ф. 130. Оп. 7. Ед. хр. 126. Т. 6.

5. Костромской календарь на 1893 г. - Кострома, 1893.

6. Памятная книжка Костромской губернии на 1851 г. - Кострома, 1851.

7. Памятная книжка Костромской губернии на 1862 г. - Кострома, 1862.

8. Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. Т. 16. Отд. 1. - СПб., 1842.

9. Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. Т. 40. Отд. 2. - СПб., 1865.

10. Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. Т. 44. Отд.1. - СПб., 1873.

11. Справочная книжка по Костромской губернии на 1910 г. - Кострома, 1910.

12. Архиепископ Костромской и Галичский Александр. История учреждения Костромской епархии. - Кострома, 2004.

13. Протоиерей И. Сырцов. Архипастыри Костромской епархии за 150 лет её существования (1745-1898). - Кострома, 1898.

14. Смолич И.К. История русской церкви. 17001917 гг. - М., 1996.

15. ФедоровВ.А. Русская православная церковь и государство. Синодальный период (1700-1917). -М., 2003.

16. Фролова Э.В. Деятельность архиереев и духовной консистории в системе епархиального управления Русской православной церкви (на материалах Владимиро-Суздальской епархии. 1744 - февраль 1917 г.): Дис. ... канд. ист. наук. - Иваново, 2010.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.