Научная статья на тему 'Структура эсхатологической парадигмы «Тибетской книги мертвых»'

Структура эсхатологической парадигмы «Тибетской книги мертвых» Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
968
113
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СТРУКТУРА РЕАЛЬНОСТИ / ТРАНСПОНИРОВАНИЕ / СИНХРОНИЯ / ДИАХРОНИЯ / STRUCTURE OF REALITY / TRANSPOSITION / SYNCHRONISM / DIACHRONISM

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Гранин Роман Сергеевич

В статье рассматривается структура Бардо (промежуточного состояния между смертью и новым рождением) «Тибетской книги мертвых» как эсхатологическая парадигма, в которой отражена структура инициатического посвящения, воспроизводящего символическую смерть. В «Бардо Тхёдол» репрезентируется вертикальная стратификация сакральной реальности (синхрония) в «горизонтальный» (диахронический) ряд дней посмертного состояния. Эти дни выступают в качестве метрики пространства Бардо и служат опорой для сознания инициируемого. Эта функция эсхатологии связывать два трансцедентных по отношению друг другу измерения реальности, «профанную» (диахроническую) и «сакральную» (синхроническую) определяется в статье как оператор транспонирования (Т) синхронии (С) в диахронию (Д). Откуда эсхатологическая парадигма выводится через структуру вида: С Т → Д.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The structure of the eschatological paradigm of The Tibetan Book of the Dead

The article considers the structure of Bardo (an intermediate condition between death and a new birth) of The Tibetan Book of the Dead as an eschatological paradigm in which the structure of the initiation reproducing a symbolical death is reflected. In Bardo Thodol the vertical stratification of a sacral reality (synchronism) is represented in a horizontal (diachronic) number of days of a posthumous condition. These days are represented themselves as the metrics of space of Bardo and serve a support for the consciousness of the initiated. This function of eschatology to connect two transcendent measurements of the reality, profane (diachronic) one and sacral (synchronic) one is defined in the article as an operator of transposition (T) of synchronism (S) into diachronism (D). So the eschatological paradigm is deduced through the structure of the following kind: S Т → D.

Текст научной работы на тему «Структура эсхатологической парадигмы «Тибетской книги мертвых»»

ВЕСТН. МОСК. УН-ТА. СЕР. 7. ФИЛОСОФИЯ. 2011. № 4

РЕГИОНОВЕДЕНИЕ

Р.С. Гранин*

СТРУКТУРА ЭСХАТОЛОГИЧЕСКОЙ ПАРАДИГМЫ «ТИБЕТСКОЙ КНИГИ МЕРТВЫХ»

В статье рассматривается структура Бардо (промежуточного состояния между смертью и новым рождением) «Тибетской книги мертвых» как эсхатологическая парадигма, в которой отражена структура инициатиче-ского посвящения, воспроизводящего символическую смерть. В «Бардо Тхёдол» репрезентируется вертикальная стратификация сакральной реальности (синхрония) в «горизонтальный» (диахронический) ряд дней посмертного состояния. Эти дни выступают в качестве метрики пространства Бардо и служат опорой для сознания инициируемого. Эта функция эсхатологии — связывать два трансцедентных по отношению друг другу измерения реальности, «профанную» (диахроническую) и «сакральную» (синхроническую) — определяется в статье как оператор транспонирования (Т) синхронии (С) в диахронию (Д). Откуда эсхатологическая парадигма выводится через структуру вида: С Т ^ Д.

Ключевые слова: структура реальности, транспонирование, синхрония, диахрония.

R.S. G r a n i n. The structure of the eschatological paradigm of "The Tibetan Book of the Dead"

The article considers the structure of Bardo (an intermediate condition between death and a new birth) of "The Tibetan Book of the Dead" as an eschatological paradigm in which the structure of the initiation reproducing a symbolical death is reflected. In "Bardo Thodol" the vertical stratification of a sacral reality (synchronism) is represented in a "horizontal" (diachronic) number of days of a posthumous condition. These days are represented themselves as the metrics of space of Bardo and serve a support for the consciousness of the initiated. This function of eschatology — to connect two transcendent measurements of the reality, "profane" (diachronic) one and "sacral" (synchronic) one — is defined in the article as an operator of transposition (T) of synchronism (S) into diachronism (D). So the eschatological paradigm is deduced through the structure of the following kind: S Т ^ D.

Key words: structure of reality, transposition, synchronism, diachronism.

* Гранин Роман Сергеевич — аспирант сектора истории русской философии ИФ РАН, тел.: 8 (926) 596-80-82; e-mail: grrom@mail.ru

Когда сознание вернется к тебе, ты подумаешь: «Что-то случилось!»

Веди себя так, чтобы познать Бардо. Знай, что в это время вся сансара

повернется вспять, и твои видения будут видением света и богов.

Обращение к умершему в Чёньид Бардо [Тибетская книга мертвых, 2009, с. 213].

Введение

В широком смысле Бардо — концепция «промежуточного состояния» тибетского буддизма махаяны (ваджраяны) — означает каждый момент человеческого существования. Это положение близко к утверждению экзистенциальной эсхатологии о том, что каждое мгновение объединяет собой конец старого и утверждение нового («промежуточное состояние»), но как бы выпадая из времени и обладая, таким образом, потенциальной возможностью выхода в трансцендентное. Как писал Н.А. Бердяев, снятие всех антиномий объективированного мира возможно лишь эсхатологически, при переходе в иной план бытия. Он довел данный тезис до предела, отождествив метафизику c эсхатологией [Н.А. Бердяев, 2006, с. 547]. Откуда следует определение эсхатологии как предельного перехода из ограниченного земного существования в трансцендентную истинную Реальность.

Эсхатология есть выход из конечного в бесконечное, или, в терминологии М. Элиаде, из профанного в сакральное. Применяя к данной бинарной оппозиции структурный метод, предложенный К. Леви-Строссом1, можно назвать объективированный мир человека диахронией, т.е. существующим во времени, а идеальную, в платоновском смысле, реальность — синхронией. Функция эсхатологии, таким образом, состоит в отображении синхронии в виде диахронии. Назовем эсхатологической парадигмой систему элементов, образующих структуру вида: С Т ^ Д.

Где С (синхрония) обозначает «вертикальную» стратификацию уровней реальности;

Д (диахрония) является «горизонтальной» проекцией иерархической структуры Реальности;

Т (транспонирование) есть функция (оператор) преобразования вертикальной структуры (С) в ее горизонтальную визуализацию (Д), дающую развернутое представление о Реальности при ее постижении (опора для сознания при медитации — дхьяна). Транспонирование отражает строгий характер соответствия между С и Д. Так, например, три посмертных Бардо отражают иерархическую структуру Трикаи (трех тел Будд, символизирующих три уровня Реальности), а Самбхогакая (среднее тело Будды, состоящее, подобно человеческой личности, из пяти скандх — Дхьяни-Будд) репрезентируется метрикой первых пяти дней Бардо (Чёньид Бардо).

1 См., например, статью «Структура мифов» [К. Леви-Строс, 2008. с. 555].

Пояснить структуру С Т ^ Д можно следующим образом: если истинной реальностью считается, например, историческая жизнь человека (Д), то направление С будет мнимой областью метафизических спекуляций (Т). Если же, наоборот, истинной реальностью признается направление С, то обыденная жизнь (Д), являясь всего лишь проекцией С, теряет свою самоценность. Изыскиваются пути (Т) прикосновения к истинной реальности.

Заметим также, что Структура Бардо (как и любая эсхатологическая парадигма)2 воспроизводится в структуре инициатического посвящения, являющегося по своей функции символической смертью. Так, согласно К.Г. Юнгу, «фактически животная природа человека мешает ему видеть себя создателем окружающего его мира. Поэтому попытка стать на такую точку зрения всегда была предметом тайных посвящений, заканчивающихся, как правило, символической смертью, которая являлась символом полного обновления. Наставления "Бардо Тхёдол" <...> есть ничто иное, как посвящение умершего в мир Бардо, так же, как посвящение при жизни является подготовкой к жизни в запредельном мире. Такова была цель всех мистериальных культов, начиная с египетских и элевсинских. Однако запредельный мир, в который посвящают живущих, не есть мир, обретаемый после смерти, а есть поворот в стремлениях и взглядах — психологическое запредельное» [К.Г. Юнг, 2009, с. 38].

При этом Юнг уточняет: «В этой книге описывается посвящение в учение в обратной последовательности, которое в отличие от христианской эсхатологии, готовит к возвращению в физический мир» [там же, с. 49]. То есть структура Бардо симметрична (инверси-рована) по отношению к «нормальной» направленности посвящений, она ориентированна по направлению увеличения деградации, начинаясь с близости к нирване в момент смерти и заканчиваясь новым рождением в сансаре.

1. «Бардо Тхёдол»

Буддийская религиозно-философская концепция о промежуточном рождении (антараб-хава, бардо) является теоретическим обоснованием континуальности дхармических серий (скандх, составляющих личность) в механизме перевоплощения. Антарабхава

2 «Бардо Тхёдол» представляет собой классическую эсхатологическую парадигму, объединяющую собой несколько эсхатологических сюжетов, составными элементами которых являются такие концепты как «изначальное неведение относительно факта собственной смерти», «видение света», «мытарства», «сумеречная зона», «суд» и т.п. Системы этих элементов образуют, например, эсхатологические парадигмы «Египетской книги мертвых», «Мытарств преподобной Феодоры», «Об искусстве умирать» («De Arte Moriendi»), «О небе и преисподней» Сведенборга и т.п.

(санскр.) — «промежуточное рождение» между завершением одной дхармической серии и началом другой, посредством которого сохраняется непрерывность существования психофизической организации перевоплощающегося. Субъект антарабхавы — гандхарва, или «промежуточное существо» (пребывает в этом состоянии, по разным доктринам, от 7 до 77 дней), фактически приравнивается к состоянию антарабхавы и является четвертой формой существования наравне с существованием в чувственном мире, мире форм и мире не-форм [Индийская философия, 2009, с. 86—88]. Индийскому понятию гандхарва-антарабхава эквивалентно (в узком смысле) тибетское «бардо» (тибет. бар — «между», до — «двумя») [там же, с. 210]. В широком смысле традиционно выделяют шесть типов Бардо («промежуточных состояний» или «состояний неопределенности»):

1. Бардо пребывания в утробе матери (тибет. кье-най бардо) — это промежуточное состояние (состояние неопределенности) относительно места нового рождения.

2. Бардо сна (тибет. ми-лам бардо) — промежуточное состояние или состояние неопределенности во время сна со сновидениями.

3. Бардо равновесия в состоянии экстаза во время глубокой медитации (тибет. тин-ге-цин сам-там бардо). Промежуточное состояние (состояние неопределенности) во время дхьяны (медитация) и самадхи (состояние равновесия во время экстаза).

4. Чикай Бардо (тибет. hchhi-kha bar-do) — промежуточное состояние (состояние неопределенности), наступающее в момент смерти.

5. Чёньид Бардо (тибет. chhos-nuid bar-do) — промежуточное состояние (состояние неопределенности) познания Реальности.

6. Сидпа Бардо (тибет. srid-pa bar-do) — состояние обратного движения в сансаре, состояние неопределенности на этапе санса-рического поворота существования, когда Познающий стремится к новому рождению [там же].

«Тибетская книга мертвых» — «Бардо Тхёдол» (тибет. bar-do thos-grol — «Освобождение посредством слушания в посмертном состоянии» посвящена трем бардо состояния смерти и пути Освобождения умершего3.

3 Слушание (thos) в данном случае есть не просто физическое восприятие, а «слышание сердцем», т.е. внутреннее восприятие истины буддийского учения [Тибетская книга мертвых, 2009. с. 64, 65]. Согласно тибетскому преданию, книга «Бардо Тхёдол» была укрыта среди прочих в тайниках в скалах и пещерах во время преследования буддизма в Тибете Ландармой в начале IX в. Найденные в последующие столетия книги назывались термами, т.е. «сокровищами», а тех, кто находил и распространял их учения, именовали тертёнами — «открывателями сокровища» [там же, с. 55, 56].

2. Три Бардо смерти как модель Реальности

Каждый из трех уровней посмертного Бардо соответствует три-кае (трем телам Будды: Дхармакае, Самбхогакае, Нирманакае), которая представляет собой модель трехуровневой стратификации реальности4. Иными словами, посредством Бардо транспонируется вертикальная синхроническая структура уровней сознания в диахроническую последовательность трех посмертных Бардо. Извечным телом Будды является дхармакая, или «"Тело Закона", "тако-вость" (татхата), реальность как она есть, вечно пробужденное сознание. Это высшее Тело может проявлять себя на разных уровнях буддийского психокосма: на уровне рупа-дхату и арупа-дхату (мира форм и мира не-форм — разных стадий медитации) — "тело наслаждения" (самбхога кая), на уровне кама-дхату (мира желаний) — как материальное "превращенное Тело" (нирмана кая)» [Индийская философия, 2009, с. 167].

Также на протяжении всего «Бардо Тхёдола» подчеркивается, что все уровни и содержания Бардо являются сансарическими проекциями сознания умершего. Как пишет Юнг в «Психологическом комментарии», в Бардо присутствует «мысль об антиномич-ности всех метафизических утверждений, а также идея качественного различия разных уровней сознания и метафизических реальностей, ими обусловливаемых» [К.Г. Юнг, 2009, с. 34]5. Таким образом, Реальность и ее отображение в Бардо обусловлены сознанием и соответствуют его структуре. Распишем это подробнее.

1. В Чикхай Бардо, в момент смерти покойный (Познающий) видит проблески Ясного Света как Дхармакаю6, т.е. изначальную субстанцию Дхармы. Дхармакая не имеет формы (арупа), она непостижима с помощью чувств и ума. Это состояние (первое тело) Будды в нирване. В случае восприятия Ясного Света в Чикхай Бардо Освобождение достигается в Дхармакае. Это Бардо и уровень реальности соответственно есть проекция сознания, достигшего уровня будд.

2. В Чёньид Бардо Освобождение осуществляется посредством перехода в Самбхогакаю («тело блаженства», «божественное тело»), которая состоит из тонкого вещества (рупаван), является вторым

4 См. статьи «Трилока» и «Трикая» в: [Индийская философия, 2009. с. 791—795].

5Об обусловленности метафизики психологией писал также С. Радхакришнан: «Будда делает психологию основной наукой, с точки зрения которой и через которую следует подходить к метафизическим проблемам. По его мнению, наше внимание должно перенестись от абсолютного духа метафизических умозрений к человеческому духу психологического наблюдения» [С. Радхакришнан, 2008, с. 249].

6 Смотреть подробнее о соответствии трех Бардо и Трикаи в: [Тибетская книга мертвых, 2009, с. 83]. Как область реальности концепция Дхармакаи соответствует дхармате и дхармадхате (санскр. — «область реальности») в буддизме тхеравады [Индийская философия, 2009, с. 380, 381].

проявлением Дхармадхату (второе тело Будды). Являясь сферой форм, этот уровень реальности можно постичь не в сфере желаний (нирманакае), а лишь в состоянии глубокой медитации особо духовными существами (йогинами, бодхисатвами). Это Бардо — отражение сознания уровня ботхисаттв.

3. В Сидпа Бардо Освобождение достигается в Нирманакае, т.е. в феноменальной области реальности (пространсвенно-временной континуум), где Будда предстал перед людьми в физическом воплощении. Нирманакая — это третье тело Будды («феноменальное тело», сфера желаний). Этот уровень реальности и его отражение в Бардо являются проекцией обыденного сознания, затуманенного иллюзиями сансарического плана — майей.

3. Метрика дней Бардо

Состояние от смерти до нового воплощения тибетский буддизм определяет в 49 дней.

Эта длительность не совпадает с внутренним временем Бардо, которое имеет свою продолжительность. Метрика дней служит скорее структурированию Бардо и заупокойного ритуала, чем цели их синхронизации. В Чикхай Бардо не существует ничего, кроме Ясного Света Пустоты. Несмотря на то что в нем выделяются две ступени — первичный и вторичный Ясный Свет, в нем отсутствует структура, определяемая метрикой дней. То есть это Бардо не транспонируемо в диахронический ряд. Про него и сказано, что умерший, сумевший удержать свое сознание на Ясном Свете в Чикхай Бардо, достигает Дхармакаи, пройдя по Великому Прямому Пути, Ведущему Вверх [Тибетская книга мертвых, 2009, с. 194] — сингулярному скачку, не имеющему «горизонтальных» разложений. Условная продолжительность этого Бардо зависит от уровня сознания умершего и может длиться от мгновения до нескольких дней [там же, с. 80].

Нет определенности по поводу длительности Сидпа Бардо: «В этом промежуточном состоянии ты будешь находиться одну, две, три, четыре, пять, шесть или семь недель до истечения срока сорока девяти дней» [там же, с. 279]. Отсчет дней начинается с Чёньид Бардо. Как сказано в комментарии переводчика книги, «первый День начинается с того момента, когда умерший осознает, что он умер и находится на пути к новому рождению, то есть через три с половиной-четыре дня после смерти» [там же, с. 213]. Однако в самом «Бардо Тхёдоле» в обращении к умершему, перешедшему в Сидпа Бардо, говорится: «Когда тебя, пребывающего в Чёньид Бардо, озарило сияние, исходящее от мирных и гневных божеств, ты не мог смотреть на него и, объятый страхом, потерял

сознание. Это случилось примерно через три с половиной дня после твоей смерти» [там же, с. 272]. Естественным было бы считать это, относящееся к началу Чёньид высказывание, тривиальным наложением и на начало Сидпа. Но на наш взгляд, интереснее будет трактовать его в пользу нековариантности размерностей двух пространств — Бардо и «профанного» пространства живых людей. Тем более что в обращении к умершему в Чёньид Бардо сказано: «Когда осознание вернется к тебе, ты подумаешь: "Что-то случилось!" Веди себя так, чтобы познать Бардо. Знай, что в это время вся сансара повернется вспять, и твои видения будут видением света и богов»7. Эта «повернутая вспять сансара» не позволяет проводить непосредственных параллелей между длительностью земной жизни и Бардо. Также они обладают разной ориентированностью. Направленность в Бардо имеет вид «нирвана ^ сансара», т.е., начинаясь с наивысшего озарения в момент смерти, идет ко все большему скатыванию в сансару, заканчиваясь рождением в одном из шести лока. То есть Бардо ориентировано в направлении роста энтропии. В сансаре же направленность обратная: «сансара ^ нирвана». Следует, однако, отметить, что рост этой кривой почти пологий, в отличие от стремительного наклона в Бардо.

4. Структура Бардо

4.1. Чикхай Бардо

Изначальный Ясный Свет (момент смерти). «Все чувствующие существа в этот момент видят в Бардо первые проблески Ясного Света, Реальности, которая есть Чистый Ум Дхармакаи» [там же, с. 197]. Это происходит в течение промежутка времени между последним выдохом и последним вдохом <20—30 мин.>» [там же, с. 196, 197]. Как пишет Джон Вудрофф, «этот ясный бесцветный свет является чувственным символом Пустоты, не имеющей формы. <...> Он ясный и бесцветный, в то время как объекты, имеющие майик (форму), различны по цвету, так как цвет присущ форме и является ее свойством, тогда как то, что не имеет формы, бесцветно» [там же, с. 76]. В этот момент умершему адресовано в книге следующее обращение: «Твое сознание, сияющее, пустое и неотделимое от Великого Лучезарного Тела, не рождено и не умирает и является Вечным Светом — Буддой Амитабхой»[там же, с. 202].

7 В примечании к тексту сказано: «Явления в мире Бардо воспринимаются не так, как на земном плане. Новопреставившемуся кажется, что все поменялось местами или перемещается в обратном направлении. Поэтому умершего <...> заранее об этом предупреждают» [там же]. В романе Филипа Дика «Убик» прослеживается очевидная аналогия этому, где умершие в «послежизни» (Бардо) наблюдали вокруг себя временной регресс окружающего мира.

Важно «воспринимать свои видения в момент смерти и после смерти как создания своего собственного, зависимого от майи ума, скрывающего от него Ясный Свет Пустоты. Если он придет к такому пониманию, то достигнет Освобождения на любой ступени» [там же, с. 78]. Пустота (санск. шуньята) «трансцендентна всем умопостроениям ограниченного ума с его иллюзорными представлениями и такими антиномиями дуалистического мировосприятия, как нирвана и сансара» [там же, с. 105]. Несмотря на то что синонимом Пустоты является Дхармакая, в строгом смысле Пустота — это не нирвана, так как нирвана есть отношение к миру, а понятие Пустоты не подразумевает никаких отношений. Шуньята — это своего рода матрица Реальности, задающая ее структуру: «Все видимое и невидимое, сансара и нирвана имеют одну основу (то есть Пустоту), два пути (авидья — неведение и видья — знание) и две цели (сансару и нирвану)... Основание всех вещей — несоз-данное, самосущее, не составленное из частей и находящееся за пределами ума и речи. Его нельзя назвать нирваной и нельзя назвать сансарой»8.

Умерший, способный воспринять Высшую Истину как Сияние Ясного Света Пустоты находится на уровне состояния будды и, пройдя по Великому Прямому Пути, Ведущему Вверх, достигает Дхармакаи.

Вторичный Ясный Свет. Вторичный Ясный Свет (виден сразу после прекращения выдохов) является тем же первичным Ясным Светом Дармакаи, но затемненным частично кармическими факторами. Это вторая ступень Чикхай Бардо, на которой кармические иллюзии еще не овладели умершим, и он способен достичь Освобождения. Если все же Ясный Свет не был узнан на этих двух ступенях Бардо, умерший переходит в третье Бардо.

4.2. Чёньид Бардо

В Чёньид Бардо возникают порождаемые кармой иллюзии, восстанавливается восприятие объектов внешнего мира. Умерший осознает, что он умер. Это Бардо — познания Реальности. К.Г. Юнг пишет: «Этот мир и его опыт имеют природу символа и что на самом деле он является отражением того, что скрыто в самом субъекте, в его собственной транссубъективной сущности. В учении ламаизма утверждается, что с помощью этой глубокой интуиции была познана истинная природа Чёньид Бардо. И поэтому оно называется Бардо Познания Реальности» [там же, с. 47].

8 Текст «Благопожеланий Ади-Будды» цит. по: [Тибетская книга мертвых, 2009, с. 105].

В этом состоянии «комплекс души, перестав воспринимать Пустоту, впадает в состояние, подобное сну со сновидениями. <. > После окончания Первого Бардо сознание, существующее в момент смерти, сразу восстанавливается, минуя промежуточные ступени. Снова возникает психическая жизнь, являющаяся продолжением того состояния, в котором умерший находился перед самым "обмороком"» [там же, с. 80]. Появляются видения богов (будд, дэвов, дэват, бхайравов, бхайрави, дакини, йогинь — общим числом 110), обусловленных сансарическими проекциями сознания умершего, которые продуцируются в трех психических энергетических центрах (чакрах) — сердце, горле и голове9.

Сердечный центр. Из сорока двух божеств сердечного центра, являющихся за шесть первых дней Чёньид Бардо, рассмотрим пять основных. Это пять Дхьяни-Будд (Ади-будд, Будд Высшей мудрости), которые представляют собой пять аспектов Высшей Мудрости изначального Будды. Они соответствуют телу Самбхогакаи, свободного от привязанности к сансаре, объясняемой пятью скандхами (рупа, ведана, санджня, санскара, виджняна) [Индийская философия, 2009, с. 743—746], т.е. групп психо-физических элементов, конституирующих «я» личности или самость. Каждый Дхьяни-Будда символизирует одну из скандх, по этой причине их называют также буддами пяти скандх [Тибетская книга мертвых, 2009, с. 109—111]. Тело Самбхогакаи является своеобразной репрезентативной матрицей структуры личности, раскрывающей сансариче-ски-нирванические аспекты скандх10. «Визуализация» этого производится через первые пять дней Чёньид Бардо. Будды пяти скандх являются агрегатом божественного в человеке, если «Доктрина о Трех Телах есть эзотерическое учение о Пути Учителей, пришедших из высших сфер — от порога нирваны в сансару», то «учение о Дхьяни-Буддах, каждый из которых олицетворяет одно из универсальных божественных качеств, есть путь от низшего к высшему. Это Священный Путь, ведущий к слиянию с Дхармакаей» [Тибетская книга мертвых, 2009, с. 109].

В Чёньид Бардо на умершего действуют два противоположных фактора — нирванический и сансарический. Оба выражены Светом (кармическим затемнением изначального Ясного Света Пустоты), точнее, его кодификацией по цветам, принадлежащим каждому из пяти Будд (яркое сияние) и каждому из шести лока (тусклое сияние).

9 Репрезентацией 110 божеств по трем чакрам — сердечной (шесть дней, 42 мирных божества), горловой (седьмой день, 10 мирных божеств), головной (58 гневных божеств с восьмого по четырнадцатый день) служат три мандалы, составляющие одну — Соединенную Великую Мандалу [там же, с. 345].

10 В медитации (дхьяне) Будды-скандхи «выполняют функцию антропоморфных символов, служащих опорой для работы сознания созерцающего» [Индийская философия, 2009, с. 164].

Миру животных соответствует совокупное сияние всех Дхьяни-Будд. Таким образом, шесть дней сердечного центра (чакры) являются репрезентативным отражением иерархической (синхронической) структуры сансары в диахронической длительности (через шесть лока) и часть нирваны — Самбхогакаи (через Дхьяни-Будд).

Отметим, что структура реальности, отображаемая логикой кодификации, не всегда соблюдается последовательно, что, по замечанию составителя английского издания «Тибетской Книги Мертвых» Эванса-Вентца, говорит как о непонимании переписчиками этой функции, так и об их небрежности11.

Каждый Дхьяни-Будда представляет собой одну из скандх, а также помимо цвета ему соответствует определенный аспект Мудрости, с одной стороны, и определенный порок, связанный с одним из миров сансары, — с другой. Прельщение тусклым светом, аналогом божественного сияния, символизирует преобладание страсти, влекущей умершего к рождению в соответствующем лока.

I день. Появляется центральный из пяти, ориентированных по сторонам света Дхьяни-Будд, Бхагаван Вайрочана12 белого цвета, в синем сиянии [Тибетская книга мертвых, 2009, с. 214]. В тексте сказано, что он является агрегатом материи, но иконографической кодификации соответствует виджняна-скандха (эфир, агрегат сознания). Освобожденный в первый день Чёньид Бардо получает Освобождение в Самбхогакае — Центральной Обители, месте, «откуда не спускаются вниз. Падение из него в низшие сферы исключено. Это состояние перехода в нирвану» [там же, с. 216]. Для прочих следует предупрждение: «Из-за твоей плохой кармы ты испугаешься чарующего синего света мудрости Дхарма-Дхату и за-

II Например: «.шесть лока перечислены в последовательности, отличной от общепринятой: сначала должны были бы быть упомянуты лока более высоких ступеней — дэв, асур и людей, а затем лока несчастных духов (прет), животных и преисподняя <нарака-лока>. С каждым лока соотносится один из ядов, то есть довлею-щй над ним грех, но из этих шести ядов упомянуты только пять» [Дж. Вудрофф, 2009, с. 84]. Также во введении к «Бардо Тхёдол» сказано, что появление Вайроча-ны в Первый День Бардо происходит «в виде яркого синего света» [там же, с. 109], тогда как в тексте говорится, что Вайрочана сам белого цвета (соответствует традиционной символике), а мудрость его — синего [там же, с. 214]. В примечании 2 на с. 235 говорится: «В печатном издании от дэв идет белый цвет, от асур — красный, от людей — синий, от животных — зеленый, от прет — желтый и из преисподней — серый. По мнению переводчика, цвета путей должны совпадать с цветом Будды каждого лока: от дэв — белый, от асур — зеленый, от людей — желтый, от животных — синий, от прет — красный, а из преисподней — серый или черный. Следовательно, в печатном издании все цвета, кроме первого и последнего, указаны неверно». Аналогичное замечание делается и на с. 293, где «эти вкравшиеся, вероятно, по вине переписчика ошибки были исправлены переводчиком».

12 Вайрочана («придающий предметам видимую форму») — проявляющий феномены и ноумены. Бхагаван — «Владычествующий» (над шестью лока) или «Победитель» (сансары), синоним Будды.

хочешь укрыться от него. А тусклый белый свет дэв тебе приятен. <...> Если ты привяжешься к нему, то будешь блуждать в мире дэв и будешь втянут в круговорот шести лока. Это будет для тебя препятствием и задержкой на пути к Освобождению. <...> Но если из-за гнева или заслоняющей Истину кармы умерший <...> испытывает страх при виде этого ослепительного света и стремится

" 13

укрыться от него или подпал под власть иллюзий»13, он попадает во Второй День.

2 день. Появляется синее сияние Бхагавана Акшобхьи, которого в «Бардо Тхёдол» также называют Ваджрасаттвой. Его символизирует стихия воды, агрегат формы (рупа-скандха). В книге следует предупреждение: «Агрегат твоего очищенного принципа сознания, который есть Зеркальная Мудрость, будет светиться <...> таким ослепительным, что тебе будет невыносимо трудно смотреть на него. Рядом со светом Зеркальной Мудрости будет также виден тусклый, серый свет преисподней. Тогда из-за подверженности гневу тебя охватит страх при виде ослепительного белого света, и ты захочешь укрыться от него, а тусклый серый свет преисподней <нарака-лока> покажется тебе приятным»14.

3 день. Бхагаван Ратнасамбхава (земля, агрегат ощущений — ведана-скандха) появляется в виде ослепительно яркого желтого света Мудрости Равенства: «Он будет таким ясным и ярким, что <...> из-за эгоизма тебя охватит страх при виде этого ослепительного желтого света, и ты захочешь укрыться от него. В то же время тебя привлечет тусклый голубовато-желтый свет, исходящий из мира людей. <...> Если ты последуешь по нему, тебе придется родиться в мире людей и пережить рождение, старость, болезнь и смерть, и ты не сможешь выбраться из трясины мирского суще-ствования»15.

4 день. Появляется свет Бхагавана Амитабхи красного цвета — огонь, агрегат чувств (самджня-скандха), «в виде красного света Всеразличающей Мудрости, <...>. Одновременно с этим светом Мудрости появится тусклый красный свет прета-лока. Постарайся не привязываться к нему. Преодолей привязанность и слабость»16.

5 день. Появление Бхагавана Амогхасиддхи, символизирует воздух, агрегат воли (санскара-скандха), сияющий «зеленым светом Всеисполняющая Мудрость, ослепительным, чистым, сверкающим, великолепным и ужасающим»17. Также проявится свет, исходящий из асура-лока, источником которого служит порочная кармическая наклонность — зависть.

13 Там же. С. 215, 216.

14 Там же. С. 218.

15 Там же. С. 220, 221.

16 Там же. С. 223.

17 Там же. С. 227.

6 день. Все боги предстают одновременно. Появляются цвета четырех первоначальных стихий: вода, земля, огонь, воздух. Кроме эфира, который является высшим агрегатом сознания, который появляется перед умершим только на первой ступени первого дня, но уже не проявляется на шестой18. Одновременно будут светить тусклые иллюзорные света всех шести лока. «Если бы ты осознал, что сияние пяти орденов Мудрости являются эманациями твоих собственных мыслеформ, ты бы уже слился с окруженным радужным сиянием одним из пяти орденов Будд и достиг бы состояния Будды в Самбхогакае. <...> Сейчас появятся перед тобой, чтобы принять тебя, света всех пяти орденов, называемые Единый Свет Четырех Мудростей»19. Сердце символизирует любовь, его структура пятичастна (центр-восток-юг-запад-север): «Эти сорок два исполненных совершенства божества, исходящих из твоего сердца, есть излучения твоей чистой любви. Познай их. О высокородный, эти сферы рождены не где-то вне тебя. Они исходят из четырех частей твоего сердца, которые вместе с его центром образуют пять сфер. Оттуда они и исходят и озаряют тебя. Божества также не приходят извне. Они существуют вечно в твоем уме. Знай, что такова их природа»20.

Горловой центр седьмого дня. 7 день. В седьмой день появляется десять Богов — Хранителей Знания, окруженных совокупным радужным сиянием цветов первых пяти дней. В этот день открывается путь в мир животных, порождаемый затемняющим ум невежеством. Явление богов горлового центра является промежуточным между благими и гневными богами. На что, в частности указывает, что сопровождающие Богов Знания женские божества — Дакини держат в руках серповидные ножи и черепа. Всего пять пар, появляющихся согласно крестовой структуре: центр — восток — юг — запад — север, что повторяет строение сердечного центра.

18 См. пояснение во Введение к «Бардо Тхёдол» (с. 102): «В первые четыре дня Бардо четыре стихии проявляются, или восходят над умершим <...>. Пятый элемент, эфир, в его первичной форме <...> не восходит над умершим, поскольку <...> Мудрость или бодхическая способность сознания умершего не была полностью развита. <...> Физический атрибут эфира <...> является атрибутом подсознания, которое, как более совершенное по сравнения с обычным сознанием, выполняет роль проводника бодхической мудрости».

19 См. примечания к с. 229: «Тибетские дискриптивные термины Четырех мудростей: "Явление Пустоты", "Сияние Пустоты", "Блаженство и пустота", "Сознание и пустота", соответствуют четырем ступеням дхьяны (анализ, рефлексия, любовь, блаженство), имеющим такую же последовательность».

20 В Демчог Тантре говорится: «Божества являются только символами того, что встречается на Пути — нужных импульсов и состояний, достигаемых с их помощью» и «если возникнут сомнения относительно божественной природы этих божеств, знайте, что дакини являются только образом, извлеченным из памяти, и помните, что божества составляют путь» (там же, 232, 233).

Сведем информацию по первым семи дням в Таблицу 1. Центром симметрии выбран цветовой аспект света, нирванический план представлен ослепительно ярким и чистым, сансарический — тусклым. Скандхам противопоставлен порок, а мирам сансары — Дхьяни-Будды, через которых осуществляется Освобождение в нирване Самбхогакаи. Движение от первого к седьмому дню, является диахронической разверткой синхронической структуры личности-Самбхогакаи21.

Головной центр. Содержанием Бардо головного центра являются пятьдесят восемь гневных божеств, появляющихся с восьмого по четырнадцатый день. При этом, первым семи дням соответствуют последние семь дней, то есть Пяти Дхьяни-Буддам — пять Будд-Херука (тибет.: Кхраг-Тхунг — «пьющие кровь», санскр.: Херука)22 первых пяти дней Головного центра. Они имеют аналогичную ориентацию по сторонам света, их цвета (кроме первого Будды-Херука) также коррелируют, но значительно темнее, в силу сансарического «сгущения».

Таблица 1

Структура Сердечного и Горлового центров Чёньид Бардо

День Стихия, сторона света Нирванические факторы Свето-цветовой аспект (яркий/ тусклы) Сансарические факторы

Дхьяни-Будды, божества Скандха Затемняющая страсть Лока

1 Эфир, центр Вайрочана виджняна (агрегат сознания) Белый Неведение (забвение) Дэва-Л. (мир «богов»)

2 Вода, восток Акшобья (Ваджра-саттва) рупа (агрегат формы) синий ненависть Нарака-Л. (преисподняя)

3 Земля, Юг Ратнасамб-хава ведана (агрегат ощущений) желтый эгоизм Мир людей

4 Огонь, запад Амитабха самджня (агрегат чувств) красный алчность Прета-Л. (мир голодных духов)

21 Различные аспекты и функции Дхьяни-Будц, как и стратификация миров, в «Бардо Тхёдоле», как говорилось в прим. 34, не всегда совпадают с таковыми в других источника.

22 URL: http://dazan.spb.ru/buddhism/gods/ (дата обращения: 19.06.10).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Окончание табл. 1

День Стихия, сторона света Нирванические факторы Свето-цветовой аспект (яркий/ тусклы) Сансарические факторы

Дхьяни- Будды, божества Скандха Затемняющая страсть Лока

5 Воздух, север Амогасид-дхи Санскара (агрегат воли) зеленый зависть Асура-Л. (мир «титанов»)

6 Вода, земля, огонь, воздух Пять Дхьяни-Будд Свет всех пяти орденов Все Лока

7 — Божества Хранители Знания — Все света Неведение (тупость) Лока животных

В группе Дхьяни-Будд динамической силой, вынуждающей умершего опускаться на все более низкие уровни Бардо, является прелесть умершего тусклыми светами лока сансары и одновременный страх ослепительных, ярких и чистых светов божеств. В группе Будд-Херука сансарический фактор (прелесть лока) явно не присутствует, сохраняется только негативная мотивация укрыться от страха видений пьющих кровь божеств. Что столь же верно приближает умершего к сансаре. Каждый Будд-Херука темного цвета, имеет четыре ноги, шесть рук, три головы и девять глаз. Их атрибуты вселяют ужас. Как и благие Будды, они появляются со своими Шакти в окружении других божеств. Устрашающие обличья пятидесяти восьми божеств (Будд-Херука, бхайравов, бхайрави, дакини, йогинь и т. п.) этого цикла символизируют разрушительную силу. Они приводят в ужас тех, кто привязан к миру и боятся сил его разрушающих. «Плохая карма умершего, накопленная в сансаре, отражается на нирваническом плане как образы богов низшего плана Бардо, при виде которых умерший испытывает сильный страх и, пытаясь укрыться от них, спускается все ниже и ниже до состояния, которое в конце концов приводит его к рождению в

23

одном из лока»23.

8 день. Будда-Херука (его обнимает Мать — Будда-Кротишау-рима), появляется из центра головы, он темно-коричневого цвета, является коррелятам Бхагавана Вайрочаны. Осознание этого позволяет достичь состояния Будды в Самбхогакае.

23 Тибетская книга мертвых. СПб., 2009. С. 84, 85.

9 день. Появляются, пьющие кровь божества Ордена Ваджры. Из восточной части головы умершего выходит и озаряет его Бхага-ван Ваджра-Херука темно-синего цвета. Коррелят Будды-Акшобьи второго дня.

10 день. Появляются, пьющие кровь божества Ордена Драгоценного Камня. Из южной части выходит пьющий кровь Ратна-Херука темно-желтого цвета, являющийся гневным отображением Ратнасамбхавы третьего дня.

11 день. Из западной части головы появляется Падма-Херука кроваво-черного цвета, бог Ордена Лотоса — коррелят Амитабхи четвертого дня.

12 день. Из северной части головы, во главе с темно-зеленым Карма-Херука появляются боги Кармического Ордена.

13 день. Предстают Гневные Богини, по восемь Керим и следом восемь Хтаменм, в очередности, соответствующей восьми сторонам света: восток — юг — запад — север — юго-восток — юго-запад — северо-запад — севера-восток. Как видно, эта структура не имеет центра, в отличие от мирных и гневных орденов Будд (центр-восток-юг-запад-север).

14 день. Появляются «двадцать восемь Могучих Богинь, являющихся «эманациями телесных сил Ратнасамбхавы — одного из Шести Херук». В этот последний день Чёньид Бардо следует обращение к умершему: «О высокородный, мирные божества являются эманациями Пустоты Дхармакаи. Воспринимай их так. Из света Дхармакаи происходят гневные божества. Воспринимай их так»24. Умершего, не способного осознать этого, охватывает ужас, он теряет сознание, его мыслеформы превращаются в иллюзорные видения и он возвращается в сансару через прохождение Сидпа Бардо.

Как постоянно напоминается покойному, гневные божества являются теми же мирными, но преломленные сансарическими иллюзиями — результатом плохой кармы умершего. Для наглядности в таблице 2 изобразим соответствия благих и гневных Будд.

Таблица 2

Трансформация Будд из мирных в гневные

Дхьяни-Будды День Будды-Херука

Вайрочана 1 8 «Великий Прославленный Будда-Херука»

Акшобья (Ваджрасаттва) 2 9 Ваджра-Херука (Орден Ваджры)

Ратнасамбхава 3 10 Ратна-Херука (Орден Драгоценного Камня)

Амитабха 4 11 Падма-Херука (Орден Лотоса)

Амогасиддхи 5 12 Карма-Херука (Кармический Орден)

24 Там же. С. 261.

4.3. Сидпа Бардо

Телом умершего в Сидпа Бардо является тело желаний: «Это тело, рожденное желанием, является галлюцинацией, созданной мыслеформами в Промежуточном Состоянии»25. Как сказано в обращении к умершему: «Ночью и днем и все время свет будет подобен сумеречному. В этом промежуточном состоянии ты будешь находиться одну, две, три, четыре, пять, шесть или семь недель до истечения срока сорока девяти дней. Говорят, что страдания пребывающих в Сидпа Бардо обычно продолжаются в течение примерно двадцати двух дней, но так как влияние кармы является определяющим, точное время трудно установить»26.

В это время «сильнейший ветер кармы, с трудом переносимый, будет толкать тебя сзади, вызывая страх. Не бойся его. Это порождаемая тобой же иллюзия. Непроницаемая кромешная тьма будет все время перед тобой, и из нее будут доноситься приводящие в ужас восклицания»27. Этими шумами и грохотом является восприятие сознанием факта смерти, т. е. процесса дезинтегрции четырех грубых составных частей человеческого тела: воды, воздуха, огня и земли. Эфир при этом сохраняется, так как в «эфирном теле» продолжает свое существование принцип сознания в Бардо. Юнг комментирует это место следующим образом: «Очень часто достаточно только небольшого снижения уровня интеллекта, чтобы возник этот мир иллюзии. Испытываемый ужас и ощущения беспросветности похожи на переживания, описанные в начале Сидпа Бардо. <...> В этих описаниях раскрывается причина опасности: здесь происходит разделение тела Бардо, которое является "тонким телом", образующим видимую оболочку души в посмертном состоянии. В психологии такое расчленение называется диссоциацией личности. Ее бредовая форма — шизофрения (раздвоение лич-ности)»28.

Странствия ментального тела Сидпа Бардо, инициируемые кармическим ветром, приводят умершего на внутренний суд, который определяет судьбу будущего рождения. «Адвокатом» на этом суде выступает «добрый дух» (персонификация «божественной» природы человека), рожденный одновременно с человеком. Он подсчитывает добрые дела, чьим символическим выражением являются белые камни. «Прокурором» выступает «злой дух» (персонификацией низшей природы человека), подсчитывающий черные камни —

25 Там же. С. 273.

26 Там же. С. 279.

27 Там же. С. 279.

28 Юнг К.Г. Психологический комментарий // Тибетская книга мертвых. СПб., 2009. С. 45, 46.

злые дела умершего. Судьей является Владыка Смерти, с помощью Зеркала Кармы, проверяющий правдивость слов умершего. В этот момент умершему следует помнить, что: «Твое тело имеет природу Пустоты, и тебе не нужно бояться Владыки смерти — это твоя галлюцинация. Твое тело желаний — это тело наклонностей, и оно пустое. Пустота не может разрушить пустоту. Бескачественное не может нанести повреждение бескачественному. Кроме твоих собственных галлюцинаций, вне тебя не существует ничего такого, что называется Владыкой Смерти, богом, демоном или Бычьего-ловым Богом Смерти. Поступай так, чтобы это осознавать. <...> Пустота имеет природу Света, а Свет имеет природу Пустоты. Это есть состояние изначального ума, который есть Адикая. Его сияние будет распространяться повсюду беспрепятственно. И это есть Нирманакая»29.

Юнг комментирует суд Сидпа, как состояние сознания, в котором «умерший должен отчаянно сопротивляться диктату рационального ума, как мы его понимаем, и сломить верховенство личного "я", рассматриваемого этим умом как нечто священное. Тогда происходит полное подчинение объективным силам души со всеми вытекающими из этого последствиями, нечто подобное символической смерти, что соответствует суду над умершим в Сидпа Бардо. Это означает окончание сознательной, рациональной, несущей моральную ответственность жизни и добровольное подчинение тому, что в "Бардо Тхёдоле" называется "кармической иллюзией"»30.

В состоянии суда Сидпа, следует избегать гнева, так как он подобно тяжкому грузу, тянет умершего вниз, приводя ум в низшее состояние, называемое преисподней. После суда, тот, кто не смог погрузиться в состояние Ясности и Пустоты и достичь тем самым Освобождения, начинает различать шесть лока своего будущего воплощения. Умершему предлагается пять способов закрытия лона, после чего предлагается оптимальный выбор одного из них для рождения. Готовый к новому рождению, забывает свою прошлую жизнь и ясно видит мир в котором ему предстоит воплотиться. Привлеченный видом брачующейся пары, обитатель Бардо устремляется к ней. Если его кармой определено родиться женщиной, он испытывает влечение к отцу и отторжение к матери, если мужчиной — то наоборот. Далее он в сселяется в эмбрион, и затем появляется на свет, завершая кармический цикл.

29 Тибетская книга мертвых. СПб., 2009. С. 285, 286.

30 Юнг К.Г. Психологический комментарий // Тибетская книга мертвых. СПб., 2009. С. 45.

Заключение

В заключение, рассмотрим структуру «Бардо Тхёдол» в отношении ее соответствия классическому психоанализу, имеющему симметричную (инверсированную) структуру. Как отмечалось во Введении, «Бардо Тхёдол» является парадигмальным посвящением в символическую смерть, о чем говорят сами тибетские ламы. Так, например, по словам Ламы Анагарики Говинды, в «Бардо Тхёдол» «<излагается> один из древнейших и самых распространенных методов посвящения через опыт смерти, предшествующий духовному возрождению посвященного. Символическая смерть означает разрыв с прошлым и оставление старого эго, прежде чем посвященный сможет занять свое место на новой духовной ступени, в которую он будет посвящен»31. К. Г. Юнг в своем «Психологическом комментарии» сообщает, что единственное, практикуемое на Западе посвящение (помимо католической мессы) — это анализ подсознательного, применяемое в терапевтических целях: «Трансформация бессознательного во время психоанализа имеет сходство с религиозным посвящением, которое, в свою очередь, в принципе отличается от естественного процесса тем, что опережает естественное развитие, и вместо символов, возникающих самопроизвольно, здесь используются специально подобранные, освя-

32

щенные традицией символы»32.

Юнг отмечает, что «Фрейдовский психоанализ во всех его главных аспектах никогда не проникал дальше переживаний Сидпа Бардо, то есть он не мог оторваться от области сексуальных влечений <...>. Тем не менее теория Фрейда является первой на Западе попыткой исследовать как бы снизу, из сферы животных инстинктов, область психики, называемую в тантрийском ламаизме Сидпа Бардо. <Но> тот, кто проникает в область бессознательного, имея только биологические представления о нем, застревает в сфере инстинктов и не может продвинуться дальше, будучи постоянно увлекаем назад, в область физического»33.

По этой причине Юнг видит необходимость исследования предшествующего Сидпа Чёньид Бардо. Этот переход представляет собой «опасный поворот сознания к новым целям и намерениям. Это потеря устойчивости личного "я" и встреча с совершенной неопределенностью, с тем, что следует назвать буйством хаотических галлюцинаций. <. > Всякий, кто стремится сохранить свое

31 Лама Анагарика Говинда. Предисловие // Тибетская книга мертвых. СПб., 2009. С. 62.

32 Юнг К.Г. Психологический комментарий // Тибетская книга мертвых. СПб., 2009. С. 49.

33 Там же. С. 40, 41.

"я" (индивидуальность), не может избежать этого опасного перехода, так как то, что вызывает страх, также принадлежит целостному "я" — это мир психических "доминант" ниже или выше человеческого, от которого эго ради мнимой свободы когда-то освободилось с большим трудом и к тому же не полностью. <...> Оно — просто создание субъекта, который для своего утверждения все ещё нуждается в объекте. С первого взгляда видно, что такой мир образован из проекций и служит этой потребности»34.

Продолжая восходящее движение, через область Чёньид Бардо, попадаем в Чикхай Бардо, в котором «кармические иллюзии прекращаются и сознание, отключенное от всех форм и связей с объектами, возвращается в безвременное нехаотическое состояние Дхармакаи»35. «Вся книга есть описание архетипического содержания бессознательного. За ним нет (и здесь наша западная наука не ошибается) никакой физической и метафизической реальности, но "только" реальность психических фактов, данные психического опыта. Независимо от того, как существует "данная" вещь, субъективно или объективно, факт — то, что она есть. "Бардо Тхёдол" не говорит ничего сверх этого»36. В заключение следует отметить, что как видно из плотности психоаналитических комментариев Юнга, наука многое прояснила относительно Сидпа Бардо, но практически ничего не знает, про Чикхай Бардо, в отличие от тибетских лам.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Бердяев Н.А. Опыт эсхатологической метафизики: Творчество и объективация // Дух и реальность. М., 2006.

Вудрофф Дж. Учение о смерти: Предисловие // Тибетская книга мертвых / Пер. с англ. О. Тумановой. СПб., 2009.

Лама Анагарика Говинда. Предисловие // Тибетская книга мертвых / Пер. с англ. О. Тумановой. СПб., 2009.

Леви-Строс К. Структурная антропология / Пер. с фр. Вяч. Иванова. М., 2008.

Радхакришнан С. Индийская философия. М., 2008.

Тибетская книга мертвых / Пер. с англ. О. Тумановой. СПб., 2009.

Юнг К.Г. Психологический комментарий // Тибетская книга мертвых / Пер. с англ. О. Тумановой. СПб., 2009.

34 Там же. С. 46, 47.

35 Там же. С. 48.

36 Там же. С. 52.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.