Научная статья на тему 'Стратегия «Мягкой силы» во внешней политике КНР в Африке'

Стратегия «Мягкой силы» во внешней политике КНР в Африке Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
2153
391
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МЯГКАЯ СИЛА / СТРАТЕГИЯ / ИНСТИТУТ КОНФУЦИЯ / ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА / АФРИКА / КНР

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Ягья Ватаняр Саидович, Ковалевская Наталья Владимировна, Ли Минфу

Статья посвящена анализу стратегии «мягкой силы» во внешней политике КНР в Африке. В статье рассматриваются развитие и успех «китайской модели» мягкой силы в Африке, а также механизмы культурно-гуманитар-ного сотрудничества Китая со странами региона. В статье анализируются потенциалы «мягкой силы» Китая и США в регионе, а также перспективы отношения Китая и стран Африки в контексте развития двусторонних и многосторонних отношений. В статье современные мирополитические отношения анализируются через призму вовлеченности Китайской Народной Республики как одного из самых серьезных игроков. Развитие Китая как новой державы и его растущая сопричастность Африканскому континенту привлекают повышенное внимание политиков, ученых, бизнесменов и СМИ. В какой-то степени отношения с Африкой являются частью китайской стратегии нового мирового порядка, создания многополярного мира как механизма противостояния вызовам глобализации, в которой огромное значение приобретают инструменты «мягкой силы».

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Стратегия «Мягкой силы» во внешней политике КНР в Африке»

России: проблемы и перспективы // Журнал российского права. 2003. № 11. С. 41-53.

6. Викулин А.Ю. Деньги и власть. Теория разделения властей и проблемы банковской системы. М. 2000.

7. Федеральный закон от 10.07.2002 N 86-ФЗ (ред. от 13.07.2015) «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)». Справочноправовая система «Консультант +» (дата обращения 21. 08. 2015 г.).

prospects // Journal of Russian law. 2003. № 11. P. 41-53.

6. Vikulin A.Yu. Money and power. The theory of the separation of powers and the problems of the banking system. M. 2000.

7. Federal Law of 10.07.2002 N 86-FZ (ed. By

07.13.2015) «On the Central Bank of the Russian Federation (Bank of Russia)». Reference legal system «Consultant +» (the date of circulation 21. 08. 2015 g).

77

УДК 32

Ягья Ватаняр Саидович

доктор исторических наук, профессор, Заслуженный деятель культуры и науки Российской Федерации, заведующий кафедрой мировой политики факультета международных отношений Санкт-Петербургского гос. университета yagua@sir.edu

Ковалевская Наталья Владимировна

кандидат политических наук, доцент факультета международных отношений Санкт-Петербургского гос. университета blinova@postulat.com

Ли Минфу

аспирант кафедры мировой политики факультета международных отношений Санкт-Петербургского гос. университета limingfu999@gmail.com

Стратегия «мягкой силы»

ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ КНР В АФРИКЕ

Vatanyar S. Yagya

doctor of historical sciences, professor, honored worker of culture and science of the Russian Federation, head of the department of world politics of faculty of the international relations of St. Petersburg State University yagua@sir.edu

Natalya V. Kovalevskaya

candidate of political sciences, associate professor of faculty of the international relations of St. Petersburg State University blinova@postulat.com

Li Minfu

graduate student of chair of world politics of faculty of the international relations of St. Petersburg State University limingfu999@gmail.com

The strategy of

«SOFT POWER» OF THE CHINESE FOREIGN POLITICS IN AFRICA

Аннотация. Статья посвящена анализу стратегии «мягкой силы» во внешней политике КНР в Африке. В статье рассматриваются развитие и успех «китайской модели» мягкой силы в Африке, а также механизмы культурно-гуманитарного сотрудничества Китая со странами региона. В статье анализируются потенциалы «мягкой силы» Китая и США в регионе, а также перспективы отношения Китая и стран Африки в контексте развития двусторонних и многосторонних отношений.

В статье современные мирополитические отношения анализируются через призму вовлеченности Китайской Народной Республики как одного из самых серьезных игроков. Развитие Китая как новой державы и его растущая сопричастность Африканскому континенту привлекают повышенное внимание политиков, ученых, бизнесменов и СМИ. В какой-то степени отношения с Африкой являются частью китайской стратегии нового мирового порядка, создания многополярного мира как механизма противостояния вызовам глобализации, в которой огромное значение приобретают инструменты «мягкой силы».

Ключевые слова: мягкая сила, стратегия, Институт Конфуция, внешняя политика, Африка, КНР.

Annotation. This article analyzes the strategy of soft power in the foreign policy of China in Africa. The article deals with the development and success of the «Chinese model» in Africa, and the mechanism of culture and humanitarian cooperation between China and countries in Africa. It also analyzes the difference of policies in the region between China and the United States, the prospect of relations between China and countries in Africa.

In the article contemporary international relations are analyzed through the great influence of China as one of the most importantgeopolitical players in the world. The development of China as a new power and its growing interest in the African Region has become an issue for the discussion among politicians, scientists, businessmen and Mass Media. In some issues the connections with Africa are becoming one of the most important issues to China together with the new world order, the construction of the new platforms of the multipolar world that will help to fight challenges of globalization, highlighting new dimension connected with «soft power».

Keywords: soft power; strategy; Confucius Institute; foreign policy; Africa; People’s Republic of China

В современных международных отношениях все чаще поднимаются вопросы, связанные с использованием «мягкой силы» в противовес

«жесткой силы» для решения тех или иных ми рополитических проблем.

78

Создатель концепции «мягкой силы» Джозеф Най считает, что это понятие можно связать с рядом категорий, в том числе с привлекательностью культуры страны, культурно-языковыми ценностями, легитимностью и моральным авторитетом государства, а также со СМИ и диаспо-ральной политикой.

В современных мирополитических отношениях одним из самых серьезных игроков выступает Китайская Народная Республика.

Развитие Китая как новой державы и его растущая вовлеченность в Африканский континент привлекают повышенное внимание политиков, ученых, бизнесменов и СМИ. Именно поэтому в современных международных отношениях идет широкая дискуссия по вопросам того, является ли «мягкая сила» символом конкуренции КНР с ведущими державами за мировое лидерство, представляют ли мирополитические инициативы Китая некую угрозу или открывают новые перспективы структурного развития современного мира. Ученый Байчоров А. М. ввел в научный оборот термин «китаизация современного мира», говоря о том, что в XXI веке ни одна страна не привлекала к себе такого пристального внимания, как Китай, и не оказывала столь сильного влияния на мирополитическую обстановку. В исторически короткие сроки Китай прошел путь экономического роста, на который большинству современных развивающихся стран потребуются столетия. По мнению исследователя, Пекин начал проводить политику перестройки мировых реалий в соответствии с китайскими интересами [1, с. 192].

Говоря о XXI веке, Джим Роджерс отметил, что если «XIX век принадлежит Великобритании и XX век США, тогда XXI век, несомненно, принадлежит Китаю» [12]. Поэтому его совет очень прост: он предлагает детям всего мира сегодня начать изучать китайский язык. В данном контексте представляется интересным опыт Китая по выстраиванию механизмов использования «мягкой силы». Очевидно, что китайская «мягкая сила» служит прочной основой для повышения профиля и укрепления позиций Пекина в странах региона, хотя этот процесс весьма сложный и подвержен влиянию целого комплекса внутренних и внешних факторов [7, с. 59-70].

Взаимодействие КНР и стран Африки с каждым годом увеличивается, свидетельствуя о растущей роли «мягкой силы» Китая на этом континенте. В 2006 г. был впервые проведен саммит Форума сотрудничества Китай - Африка (ФСКА) в Пекине, который проводится раз в три года, поочередно в Китае и странах Африки. На церемонии открытия ФСКА в Пекине присутствовали 48 глав государств Африки и представители международных организаций. Как один из тысячных форумов сотрудничества по всему миру, саммит ФСКА в Пекине стал важным международным событием, привлекая особое внимание всего мира. Французская газета «European Times» прокомментировала, что саммит ФСКА в Пекине показал результаты всесторонней мирной дипломатии Китая и приверженность кон-

цепции «гармоничного мира» как одного из векторов современной внешней политики Китая. Одновременно в американском издании «Los Angeles Times» прокомментировали, что «вовлечение Китая в инфраструктурные проекты на Африканском континенте может стать серьезным толчком для развития региона» [9].

Однако, в западных СМИ также нередко говорится о «китайском неоколониализме в Африке», что связано, по мнению ряда европейских СМИ, с «агрессивной экспансией» китайской «мягкой силы», зачастую подвергающейся критике со стороны Вашингтона, Лондона и Парижа.

Для того, чтобы рассмотреть в динамике развитие потенциала «мягкой силы» КНР на африканском континенте, следует обратиться к некоторым историческим вехам двустороннего сотрудничества Китая с рядом стран Африки. С тех пор как были установлены дипломатические отношения между КНР и Египтом в 1956 г., уже прошло 58-лет развития отношения между КНР и странами Африки. Сегодня Китай и страны Африканского континента расширяют сотрудничество в политической, экономической, культурной, образовательной сферах.

Следует отметить, что «китайская модель» мягкой силы связана, прежде всего, с распространением культуры, образования, проникновением СМИ в регион и другими мирополитическими инициативами.

Вступив в XXI век, правительство КНР постепенно повышает вклад в развитие системы образования в Африке, привлекая студентов на квалифицированное обучение в университеты КНР. Только В 2010-2011 учебном году правительство КНР выделило стипендии 5710 африканским студентам [5]. Китай активно расширяет культурные и научные связи с африканскими странами. Для реализации сотрудничества в области подготовки кадров для Африки Китаем был создан Фонд развития человеческих ресурсов Африки (ФРЧРА), который во многом является важнейшим инструментом наращивания «мягкой силы» Китая на континенте.

Через инструменты ФРЧРА Китай посодействовал 300 тысячам африканцев в получении специализированного образования по широкому спектру специальностей, преимущественно в области медицины и техники, а также истории и политологии. Согласно данным правительства КНР, из африканских учащихся, получивших образование в Китае, - вышли 6 президентов и 15 секретарей, Премьер-Министров ряда Африканских государств, а также более 20-и выпускников китайских образовательных программ занимают министерские должности, 128 человек работают в дипломатических миссиях, аккредитованных в Китае. Большинство молодых африканских дипломатов, которые в данное время работают в Китае, когда-либо учились в Китае [8]. Важно отметить, что новое поколение африканских элит, именно благодаря удачной китайской образовательной политике, хорошо знает китайскую культуру, традиции и обычаи, а также

79

ввиду этого ощущает свою сопричастность к Китаю. Данное обстоятельство благоприятствует развитию потенциала «мягкой силы» Китая в регионе.

В развитии потенциала «мягкой силы» огромное значение играет продвижение китайского языка как фактора развития мирополитических отношений, а также как мощный инструмент выстраивания внешнеполитического имиджа Китая [6, с. 43].

В данном контексте все большее значение приобретают образовательные инициатив и программ центров Института Конфуция. По данным Госканцелярии КНР, для преподавания китайского языка за рубежом (сокращенно Ханьбань) были открыты 18 центров Института Конфуция в странах Африки. Только в 2008 г. около 200 млн. юаней было финансировано Китаем в ЮАР для развития программ образования, аккредитованных при центрах Института Конфуция. В 50 местных школах ЮАР преподают китайский язык [2].

Нельзя оставлять без внимания тот факт, что помощь КНР странам Африки осуществляется не только в образовании, но и через развитие инфраструктурного потенциала, технику, энергетику, инвестиции, торговлю, культурно-^манитарное сотрудничество, сельское хозяйство и т.д. По мнению президента Танзании Джакайя Киквете, развивающиеся страны видят в Китае партнера в решении ряда серьезных проблем региона [15, р. 1-5].

Важно отметить, что одной из основных задач «мягкой силы» является создание положительного имиджа КНР в Африке. В отличие от ряда государств Европейского континента, которые ассоциируются у Африканских государств с их колониальным прошлым, Китайская Народная Республика в силу исторических предпосылок лишена столь негативных коннотаций в регионе. Это обстоятельство в значительной степени облегчает перспективы формирования положительного имиджа Китая в странах Африки.

Однако, ряд западных исследователей убежден в том, что Китай получает серьезные политические и экономические дивиденды в Африке, обусловленные успехом «умной силы» китайской внешней политики. Эта «умная сила», по мнению Т. Дейча, заключается в том, что «Китай предоставляет новые возможности африканским странам, удовлетворяя в том числе и потребности своей собственной экономики» [3, с. 89]. Многие африканские правительства рассматривают сегодняшнюю «мягкую силу» Китая в Африке как альтернативу политически обусловленной помощи стран Запада.

Центр стратегических и международных исследований Вашингтона также опубликовал доклад «Мягкая сила Китая и США - конкуренция или сотрудничество в развивающихся странах» [11]. Эти два доклада дают всестороннюю оценку

Литература:

1. Байчоров AM. Китайзация: последствия роста мощи Китая для мира в XXI веке. М. : Международные отношения, 2013. 192 с.

мягкой силе Китая в Африке. Кроме того, анализируя «мягкую силу» Китая в Африке, американские ученые большой упор делают на сравнительном анализе потенциалов «мягкой силы» Китая и США не только в данном регионе, но и в общемировом звучании [14, р. 28].

Согласно Вашингтону, для расширения потенциала «мягкой силы» КНР, в отличие от США, не хватает развитого гражданского общества и неправительственных инициатив. «Мягкая сила» США неразрывно связана с показателями вовлечения гражданского общества в принятие важных политических решений, а также демократизацией государства. В отличие от США, в Китае развитие «мягкой силы» напрямую связано с правительственными инициативами. Джозеф Най в статье «Китай и Россия не понимают мягкую силу» подчеркивает, что мягкая сила не зависит от правительственных инициатив стран. Китай и Россия ошибочно полагают, что правительство является основным инструментом мягкой силы [13].

Однако, на Западе широко распространено мнение, что китайская политика «мягкой силы» на африканском континенте будет ослаблять влияние Запада в Африке, особенно в странах с богатыми природными ресурсами. Соединенные Штаты также обеспокоены тем, что Китай активно ищет источники энергоснабжения в Африке, что может привести, по мнению Вашингтона, к ряду мирополитических турбулентностей [18, р. 213].

Исходя из приведенного выше анализа, большинство американских ученых полагает, что развитие «мягкой силы» Китая в Африке может быть связано с новыми вызовами для «мягкой силы» Соединенных Штатов. Как Вашингтон, так и Пекин обеспокоены развитием потенциала собственной «мягкой силы» в регионе, что, ввиду ряда возможных разногласий, может привести к возникновению напряженности в двусторонних китайско - американских отношениях. В какой-то степени отношения с Африкой являются частью китайской стратегии нового мирового порядка, создания многополярного мира как механизма противостояния вызовам глобализации, в которой огромное значение приобретают инструменты «мягкой силы».

Таким образом, в конце XX и начале XXI в. Китай успешно расширяет политическое влияние и «мягкую силу» в Африке через ряд внешнеполитических мер. Данные внешнеполитические меры КНР в Африке отражают стратегию мягкой силы КНР в развитии отношений со всеми странами континента. Пекин успешно реализует свои внешнеполитические цели с помощью «мягкой силы», активно используя все возможные формы обменов и сотрудничества для создания благоприятного имиджа Китая как дружественной страны и надежного партнера для всего мирового сообщества.

Literature:

1. Baychorov A.M. Kitayzation: consequences of growth of power of China for the world in the XXI century. M. : International relations, 2013. 192 pages.

80

2. Госканцелярия КНР по преподаванию китайского языка за рубежом (сокращенно Ханьбань). 2014. URL: http://www.hanban.edu.cn/ (дата обращения: 04.01.2015).

3. Дейч Т. «Китайский век» для Африки.// Международная жизнь. 2013. № 7. С. 89-102.

4. Гоцзи шанбао. 14 августа 2011. С. 4.

5. Жэньминь жибао онлайн. 28.12.2011 // URL: http:// russian.people. com. cn/ 31520/7690028.html (дата обращения: 16.01.2015).

6. Ковалевская H.B. Лингвистическое измерение мировой политики: Испанофония. Berlin : Golden Mile Gmbh. C. 43

7. Мардашее АЛ. Помощь КНР странам Африки. //Вестник МГИМО Университета. 2012. № 2. С. 59-70.

8. Синьхуа Агентство. Зарубежные СМИ о саммите Форума сотрудничества Китай-Африка (ФСКА) в Пекине // 2006. URL: http:// news. xinhuanet.com/world/2006-11/03/ content_5285807. htm (дата обращения: 15.01.2015).

9. Синьхуа Агентство. 26.09.2012 // URL: http:// news.xinhuanet.com/world/2012-09/26/c_113209128. htm // (дата обращения: 15.01.2015).

10. Chinese president's special speech at the opening ceremony of Fifth Ministerial Conference of the Forum on China-Africa Cooperation (FOCAC) in Beijing, capital of China. 2012. 19 July // Xinhua news // URL: http:// news/xinhuanet. com/ Eng-lish/china/2012-07/19c-131725637. htm (дата обращения: 14.01.2015).

11. Chinese Soft Power and Its Implication for the United States - Competition and Cooperation in the Developing World, A Report of the CSIS Smart Power Initiative, P. 1-9, 27-44 // URL:Http: //www. csis. Org/files/media/csis/pubs/090305 mcgiffert chinesesoftpower web. Pdf. (Дата обращения:

18.01.2015).

12. Jim Rogers. United Nations Chinese Program // URL: http:// www.un.org/depts/OHRM/ sds/lcp/ Chinese/ (дата обращения: 23.01.2015).

13. Joseph S. Nye. What china and Russia don't get

about soft power? 29.04.2013. // URL: http:// www/foreignpolicy.com/articles/2013/04/29/ (дата

обращения: 24.01.2015).

14. Kovalevskaia Natalia. Linguistic Dimension of Global Politics: Hispanophone. Berlin: Golden Mile Gmbh, 2013. P. 28.

15. Li Anshan. China's Engagement in Africa - Singular Interest or Mutual Benefit? Expert roundtable on resource government in Africa in 21st century. Beijing University, 2007. P. 1-5.

2. State office of the People's Republic of China on teaching Chinese abroad (in abbreviated form Han-ban). 2014. URL: http://www.hanban.edu.cn/(date of the address: 04.01.2015).

3. Deych T. «The Chinese century» for Africa//the international life. 2013. № 7. Page 89-102.

4. Gotsz шанбао. August 14, 2011. P. 4.

5. Renmin жибао online. 28.12.2011 // URL: http:// russian.people.com.cn/31520/7690028.html (date of the address: 16.01.2015).

6. Kovalevskaya N.V. Linguistic measurement of world politics: Ispanofoniya. Berlin : Golden Mile Gmbh. C. 43

7. Mardashev A.A. Pomoshch of the People's Republic of China to the countries of Africa//Messenger of MGIMO of University. 2012. № 2. P. 59-70.

8. Xinhua Agency. Foreign mass media about the summit of the Forum of cooperation China-Africa (FSKA) in Beijing // 2006. URL: http:// news. xinhuanet.com/world/2006-11/03/ content_5285807. htm (date of the address: 15.01.2015).

9. Xinhua Agency. 26.09.2012 // URL: http:// news. xinhuanet.com/world/2012-09/26/ c_113209128. htm/ / (date of the address: 15.01.2015).

10. Chinese president's special speech at the opening ceremony of Fifth Ministerial Conference of the Forum on China-Africa Cooperation (FOCAC) in Beijing, capital of China. 2012. 19 July // Xinhua news // URL: http:// news/xinhuanet. com/ Eng-lish/china/2012-07/19c-131725637. htm (дата обращения: 14.01.2015).

11. Chinese Soft Power and Its Implication for the United States - Competition and Cooperation in the Developing World, A Report of the CSIS Smart Power Initiative, P. 1-9, 27-44 // URL:Http: //www. csis. Org/files/media/csis/pubs/090305 mcgiffert chinesesoftpower web. Pdf. (Дата обращения:

18.01.2015).

12. Jim Rogers. United Nations Chinese Program // URL: http:// www.un.org/depts/OHRM/ sds/lcp/ Chinese/ (дата обращения: 23.01.2015).

13. Joseph S. Nye. What china and Russia don't get

about soft power? 29.04.2013. // URL: http:// www/foreignpolicy.com/articles/2013/04/29/ (дата

обращения: 24.01.2015).

14. Kovalevskaia Natalia. Linguistic Dimension of Global Politics: Hispanophone. Berlin: Golden Mile Gmbh, 2013. P. 28.

15. Li Anshan. China's Engagement in Africa - Singular Interest or Mutual Benefit? Expert roundtable on resource government in Africa in 21st century. Beijing University, 2007. P. 1-5.

81

ИСТОРИЧЕСКИЕ

НАУКИ

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.