Научная статья на тему 'Столетие Палеонтологического общества России. Исторический очерк'

Столетие Палеонтологического общества России. Исторический очерк Текст научной статьи по специальности «Биология»

CC BY
332
96
Поделиться
Ключевые слова
Геолком / Палеонтологическое общество / Н.Н. Яковлев / М.Д. Залесский / Палеонтологический институт / А.А. Борисяк / ВСЕГЕИ / А.Н. Рябинин / А.Н. Криштофович / И.И. Горский / Б.С. Соколов

Аннотация научной статьи по биологии, автор научной работы — А.И. Жамойда, С.В. Рожнов, А.С. Алексеев, А.Ю. Розанов, А.А. Суяркова

Изложена столетняя (1916–2016) история образования, становления и деятельности отечественного Палеонтологического общества (Русского, Всероссийского, Всесоюзного, при Российской академии наук) на основе материалов официальных документов (уставы, годичные отчёты, тома «Ежегодника» Палеонтологического общества, годичных сессий и др.). Исторический очерк предваряется кратким описанием состояния палеонтологии в России до создания Общества и завершается размышлениями о перспективах развития палеонтологии и задачах Общества.

100 years of the Russian Paleontological Society: A Historical Survey

The authors present a history of the formation and scientific and educational activity of the Paleontological Society (Russian, All-Russian, All-Union, of the Russian Academy of Sciences) from 1916–2016, based on official documents (statutes, annual reports, volumes of the Paleontological Society “Yearbook”, etc.). The briefly describe the state of paleontology in Russia prior to the establishment of the Society and conclude by reflecting on future prospects for developing paleontology and the Society’s objectives.

Текст научной работы на тему «Столетие Палеонтологического общества России. Исторический очерк»

памятные даты

Столетие Палеонтологического общества России. Исторический очерк

А.И. Жамойда1, С.В. Рожнов2, A.C. Алексеев2, А.Ю. Розанов1, A.A. Суяркова1

1 Всероссийский научно-исследовательский геологический институт им. А.П. Карпинского, (ВСЕГЕИ), Петербург, Россия; MSK@vsegei.ru 2 Палеонтологический институт им. А.А. Борисяка РАН, Москва, Россия; Rozhnov@paleo.ru

Изложена столетняя (1916—2016) история образования, становления и деятельности отечественного Палеонтологического общества (Русского, Всероссийского, Всесоюзного, при Российской академии наук) на основе материалов официальных документов (уставы, годичные отчёты, тома «Ежегодника» Палеонтологического общества, годичных сессий и др.). Исторический очерк предваряется кратким описанием состояния палеонтологии в России до создания Общества и завершается размышлениями о перспективах развития палеонтологии и задачах Общества.

Ключевые слова: Геолком, Палеонтологическое общество, Н.Н. Яковлев, М.Д. Залесский, Палеонтологический институт, А.А. Борисяк, ВСЕГЕИ, А.Н. Рябинин, А.Н. Криштофович, И.И. Горский, Б.С. Соколов.

В 2016 г. Палеонтологическому обществу России исполняется 100 лет. Его история тесно связана с развитием всей российской палеонтологии и ярко отражает многие её особенности. Почти все крупные палеонтологи России были членами общества, и судьба многих из них была с ним тесно переплетена. За вековую историю Палеонтологическое общество четыре раза изменяло своё название: в 1933 г. оно из первоначального Русского палеонтологического общества (РПО) было переименовано во Всероссийское (ВПО), в 1949 г. — Всесоюзное, в 1974 г. к его названию добавилось «при Академии Наук СССР», с 1992 г., утратив эпитет «Всесоюзное», стало называться Палеонтологическим обществом при Российской академии наук, хотя последние три слова официально остались не утверждёнными. Первые два новых названия носили характер формального переименования, поскольку на деятельности Общества практически не отражались, хотя, принимая их, оно получало официально более высокий статус. В настоящее время название общества имеет черты безликости. Поэтому настало время вернуться к первоначальному названию — Русское палеонтологическое

общество, отражающему язык общения между членами общества, либо назвать его Российское палеонтологическое общество, что отражает ответственность общества за палеонтологическое изучение территории страны.

Основой этого исторического очерка послужила книга, написанная вице-президентом Общества Александром Ивановичем Жамойдой с соавторами (2016), материалом для которой послужили в свою очередь:

а) ежегодные отчёты Совета, помещаемые в томах «Ежегодника» Общества, а с 1997 г. сохранённые в архиве Общества;

б) труды годичных сессий и тезисы докладов, прочитанных на них;

в)«Материалы» годичных сессий (с 2007 г.);

г) справочники палеонтологов СССР и Общества;

д) статьи некоторых членов Совета к юбилейным годам деятельности Общества и другие, содержащие сведения, его касающиеся (Борисяк, 1947; Криштофович, 1949; Максимова, 1957; Горский, 1957, 1968; Давиташвили, 1959; Ренгартен, 1959; Жамойда, 1990, 2006, 2013, 2014а, 2014б, 2014в; Соколов, 2013; Бессуднова, Стародубцева 2014).

Annuaire de la Société Paléontologique de Russie

publié sous la rédaction de A. Borissiak et M. Zalessky.

ЕЖЕГОДНИКЪ Русскаго Палеонтологическаго Общества,

И-ЗДАВАЕМЫИ ПОДЪ РЕДАКЦ1Е10

R, П. Борисяка и М. Д. ЗалЪсскаго.

ТОМЪ I.

1916.

Съ 3 ТАБЛИЦАМИ.

Рис. 1. Титульный лист «Ежегодника Русского Палеонтологического общества», т. 1, 1917 г.

Состояние палеонтологических исследований в России до образования Русского палеонтологического общества

Как и в странах Западной Европы, интерес к ископаемым остаткам организмов в России возник ещё в начале XVIII в., до появления Императорской Академии наук, научных обществ и университетов. Труды В.Н. Татищева (1686—1750), академиков М.В. Ломоносова (1711—1765) и П.С. Палласа (1741—1811) можно рассматривать лишь как предысторию российской палеонтологии, временем появления которой следует считать начало XIX в., что примерно совпадает с формированием палеонтологии как науки и в других странах (Тихомиров, 1977; Стародубцева, Алексеев, 2011). Важнейшим событием стала организация в 1805 г. при Императорском Московском университете Императорского Московского общества испытателей природы, инициатором создания которого стал профессор натуральной истории Г.И. Фишер фон Вальдгейм (1771—1853). Заседания общества и его периодические издания «Мемуары» (с 1806 г.), а затем «Бюллетень» (с 1829 г.) были теми площадками, которые чрезвычайно ускорили развитие палеонтологии в России за счёт формирования московской палеонтологической школы (Алексеев, 1990).

В Санкт-Петербурге, кроме Академии наук, в начале XIX в. палеонтология развивалась в Институте Корпуса горных инженеров, основанном в 1773 г. как Горное училище с правами академии и позднее получившем название «Горный институт». В 1817 г. было образовано Санкт-Петербургское минералогическое общество (позднее Императорское), значительную долю в работе которого занимали чисто геологические, в том числе и палеонтологические исследования.

Академик К.Э. фон Эйхвальд (1795—1876) вошёл в историю отечественной палеонтологии, прежде всего, как автор фундаментального труда «Палеонтология России», изданного в 1860—1868 гг. на русском и французском языках. В нём Эйхвальд дал описания всех фанерозойских ископаемых животных и растений, известных к тому времени на территории России. К счастью, его коллекция к этому труду сохранилась в Санкт-Петербургском государственном университете и на её основе выполнен целый ряд полноценных ревизий.

Примерно в эти же годы начал работать в области палеонтологии академик Х.Г. Пандер (1794—1865), автор первой крупной монографии по палеонтологии России "Beiträge zur Geognosie des Russischen Reichs" (Стародубцева, Алексеев, 2008). Большой вклад в отечественную палеонтологию внёс С.С. Куторга (1805—1861). 1840-е годы были временем расцвета московской палеонтологической школы: в это время блистали ученик Г.И. Фишера фон Вальдгейма К.Ф. Рулье (1814—1858), профессор Московского университета и секретарь МОИП вместе со своими сподвижниками А.Е. Фаренколем, Г. Фриэрсом и А.Я. Восинским, а также И.Б. Ауэрбах (1815—1867).

А.А. фон Кейзерлинг (1815—1891) знаменит тем, что в 1843 г. совершил путешествие на Тиман и в Печорскую тундру. Собранные там геологические и палеонтологические материалы были им быстро обработаны и опубликованы в совместной с П.И. фон Крузенштерном монографии. Ещё до этого путешествия А.А. фон Кейзерлинг в 1840—1841 гг. участвовал вместе с Ф.Э.П. де Вернейлем (1805—1873) в знаменитой экспедиции шотландского геолога Р.И. Мурчисона (1792—1871) по европейской России и Уралу. Особое значение имела публикация в 1845 г. второго тома трудов экспедиции Р.И. Мурчисона, в котором раздел по палеонтологии палеозоя принадлежит Ф.-Э.П. де Вернейлю, а мезозоя и кайнозоя — А.Д. д'Орбиньи (1802—1857).

1850-е и 1860-е гг. отмечены дальнейшим ростом палеонтологических исследований. В Москве активно работал в области изучения в основном юрских и меловых фаун беспозвоночных Г.А. Траутшольд (1817—1902) (Стародубцева, 2006). Последняя четверть XIX и начало XX вв. в России, как и во всём мире, стали временем резкого роста числа палеонтологов и работ палеонтологического содержания. Важную роль в научной деятельности начали играть новые общественные объединения учёных в области естественных наук: Общество любителей естествознания, антропологии и этнографии при Императорском Московском университете (с 1863 г., Императорское с 1867), Санкт-Петербургское общество естествоиспытателей при Императорском Санкт-Петербургском университете (с 1868 г., Императорское с 1895), Общество естествоиспытателей при Императорском Казанском университете (с 1871 г.). Число учёных, занимавшихся вопросами палеонтологии, возросло до 50—100 человек. Кроме общего индустриального подъёма и расширения университетского образования в области наук о Земле, в России мощный импульс палеонтологии был дан благодаря началу систематического геологического картирования и учреждению в 1882 г. государственной геологической организации — Геологического комитета при Горном департаменте. В «Трудах» Геологического комитета печатались прекрасно иллюстрированные объёмистые палеонтологические монографии, ничем не уступавшие лучшим западноевропейским образцам. Только за 1883—1890 гг. было опубликовано 16 палеонтологических монографий. Из геологов Геологического комитета особенно нужно отметить палеонтологические труды членов Императорской Академии наук С.Н. Никитина (1851— 1909), Ф.Н. Чернышёва (1856-1914), А.П. Карпинского (1847-1936), Ф.К. Шмидта (1832-1908).

В Москве продолжал работу Г.А. Траутшольд. Однако наибольшие успехи связаны с именем академика А.П. Павлова (1854-1929), профессора и заведующего кафедрой геологии Московского университета, и созданной им обширной школы из десятков учеников, многие из которых стали, как и он, прежде всего, палеонтологами (Соловьев, 2004). В.О. Ковалевского (1842-1883) по праву считают основателем эволюционной палеонтологии и палеоэкологии. Из учеников А.П. Павлова нельзя не отметить академика А.Д. Архангельского (1879-1940). Член Геолкома с 1903 г. и будущий академик А.А. Борисяк (1872-1944) в первые годы XX в. организовал раскопки и препарировку Севастопольской фауны, обработал богатый палеонтологический материал, что выдвинуло его в ряды крупнейших специалистов в области древних млекопитающих. Профессор Горного института и старший геолог Геологического комитета Н.Н. Яковлев (1870-1966) был одним из основателей палеоэкологии. Начали активную работу выдающиеся палеоботаники М.Д. Залесский (1877-1946) и А.Н. Криштофович (1885-1953).

На рубеже XIX и XX вв. палеонтологические исследования широко выходят за пределы столиц. В Казанском университете работали профессора А.А. Штукен-берг (1844-1905) и А.В. Нечаев (1864-1915), в Киевском университете — палеоботаник И.Ф. Шмальгаузен (1849-1894). Академик Н.И. Андрусов (1861-1924), профессор Новороссийского, Юрьевского и Киевского университетов, геолог Геологического комитета, в многочисленных работах 1886-1911 гг. показал богатство солоноватовод-ных фаун (преимущество моллюсков) неогеновых отложений Украины, Крыма, Кавказа и Закаспия, что позволило ему разработать детальную стратиграфическую схему неогена Восточного Паратетиса, действующую до сих пор. Профессору Варшавского университета и Варшавского политехнического института В.П. Амалицкому (1860— 1917) вместе с супругой А.П. Амалицкой (1868-1939) принадлежит честь открытия

богатой фауны позднепермских позвоночных на Северной Двине. В Томском политехническом институте трудился М.Э. Янишевский (1871—1949).

Изложенный выше очень краткий обзор палеонтологических исследований в России показывает, что к началу Первой мировой войны степень изученности ископаемых фаун и флор Российской империи была весьма высока. Около 1000 монографий и статей палеонтологического содержания были опубликованы к этому времени. Число новых видов трудно поддается подсчёту, но их было установлено несколько тысяч.

Таким образом, описательная палеонтология в России развивалась весьма успешно, её достижения находили широкое применение в стратиграфии, которая тогда фактически не знала другого метода, кроме биостратиграфического. Вместе с тем ведущие палеонтологи поднимали и вопросы филогении, палеоэкологии, палеобиогеографии и эволюции. Многие, например Х.Г. Пандер, Д.И. Соколов, К.Э. фон Эйхвальд, К.Ф. Рулье, справедливо считаются российскими предшественниками Ч. Дарвина (Райков, 1951).

Естественно, что многие десятки палеонтологов, принадлежавших различным нарождавшимся научным школам, нуждались не только в публикации своих трудов, но и в обсуждении результатов и выдвигаемых идей, которые нередко оказывались у них резко различными, что вызывало зачастую споры и острую полемику. Поэтому видные российские палеонтологи в начале XX в. пришли к выводу о необходимости создания особого Русского палеонтологического общества, которое могло бы удовлетворить растущие запросы отечественных учёных, работавших в этой научной области.

Образование Русского палеонтологического общества. 1916 г.

Торжественное публичное открытие Русского Палеонтологического общества (РПО) состоялось в помещении Императорского Минералогического общества в Горном институте Императрицы Екатерины II 22 апреля (по новому стилю 5 мая) 1916 г. Идея создания общества палеонтологов в начале ХХ в., как говорится, витала в воздухе. И геолог Геологического комитета, выдающийся палеоботаник Михаил Дмитриевич Залесский, выступил с предложением о создании такого общества, подготовил проект его устава и провёл необходимую организационную работу. Почётное и ответственное звание членов-учредителей Русского палеонтологического общества приняли на себя 51 человек, среди которых были не только палеонтологи, но и геологи, зоологи, ботаники. Это выдающиеся учёные, прославившие российскую науку: Н.И. Андрусов, В.П. Ама-лицкий, М.В. Баярунас, А.А. Борисяк, А.Н. Криштофович, М.А. Мензбир, А.П. Павлов, П.А. Православлев, А.Н. Рябинин, Д.Н. Соболев, П.И. Степанов, В.Н. Сукачёв, П.П. Сушкин, Н.Н. Тихонович, Г.Н. Фредерикс, А.А. Чернов, Н.Н. Яковлев, М.Э. Янишевский и др. (Всесоюзное..., 1984, с. 30—32). Две женщины были среди членов-учредителей: Мария Васильевна Павлова — профессор, заведующая кафедрой палеонтологии Лубянских высших женских курсов, заведующая Геолого-палеонтологическим музеем Московского университета, и Анна Болеславовна Миссуна — преподаватель Московских высших женских курсов. Половина членов-учредителей (26 человек) работали в различных учреждениях Петрограда, десять — в Москве, девять — в Харькове, четыре — в Одессе, по одному — в Нижнем Новгороде и Ростове-на-Дону.

Существует общее объяснение причины организации в России ряда научных обществ в период Первой мировой войны, а именно: разрыв научных связей

с европейскими государствами, прежде всего традиционных — с Германией (Колчин-ский, 2015, с. 263).

Первый Устав Общества помещался на трёх страницах первого тома его «Ежегодника»1. В журналах заседаний (собраний) ничего не записано о печати Общества, но уже на обложке и титуле тома I «Ежегодника» помещено всем хорошо известное изображение скелета мамонта и надпись по окружности «Русское палеонтологическое общество». Возможно, в выборе такого символа РПО сыграла роль ещё всем помнившаяся сенсационная находка берёзовского мамонта (1900 г.) — одного из главных экспонатов Зоологического музея. Печать сохранилась до настоящего времени, заменялись только названия Общества. Общество состояло из действительных и почётных членов. Лица, оказывающие Обществу услуги, избираются в его корреспонденты.

Делами Общества управляет Совет, избираемый на три года. Собрания Общества бывают обыкновенные, годовые и чрезвычайные. Первое рабочее заседание состоялось 17 февраля (1 марта) 1916 г., и на нём постановили считать членами -учредителями Общества всех лиц, подписавшихся под проектом Устава. Семеро из них приняли участие в заседании. По предложению М.Д. Залесского присутствующие закрытою подачей записок наметили лиц, которые, по их мнению, могли быть кандидатами на должности Совета Общества. На 9 должностей Совета было предложено 15 кандидатур.

Второе заседание состоялось 21 марта (3 апреля) с участием 11 членов-учредителей. В результате подсчёта голосов оказались избранными в Совет Общества следующие лица: председателем — Н.Н. Яковлев, заместителем председателя — М.Э. Яни-шевский, хранителем палеонтологических собраний (коллекций) — Н.И. Андрусов, членом Совета — М.В. Павлова, казначеем — А.Н. Рябинин, редактором по палеозоологии — А.А. Борисяк, редактором по палеофитологии — М.Д. Залесский, секретарями — П.И. Степанов и А.Н. Криштофович. После обсуждения вопросов о будущих печатных трудах РПО, монографий и сборников научных статей, получивших название «Ежегодник», было решено устроить публичное открытие Общества на Фоминой неделе (вторая неделя после Пасхи).

Как указано выше, публичное открытие Русского палеонтологического общества состоялось 22 апреля (5 мая) 1916 г. под председательством Н.Н. Яковлева:

Секретарь Общества А.Н. Криштофович доложил собранию сведения о возникновении и первых шагах организационной деятельности Общества и прочитал журналы предшествовавших заседаний Общества и Совета2.

Далее последовал обстоятельный доклад председателя Н.Н. Яковлева «Современные задачи палеонтологии и Палеонтологического общества», в котором он оценил палеонтологию как науку биологическую: как зоологию и ботанику прошлых геологических периодов. А.П. Карпинский был единогласно избран почётным членом, оглашено приветствие директора Горного института И.Ф. Шредера с пожеланием успешной деятельности новому Обществу, заслушано четыре «научных сообщения». Было избрано восемь действительных членов и сообщено о желании вступить в Общество

1 Ежегодник Русского палеонтологического общества. Петроград, 1917. Т. I. С. 116—119.

2 Там же. 1917. С. 109.

четырёх палеонтологов, в том числе первой женщины Альдоны Фёдоровны Лесниковой (1989—1942).

В 1916 г. состоялось ещё два обыкновенных заседания: 4 (17) ноября и 9 (22) декабря. На первом (в этом году четвертом) были заслушаны два научных доклада, обсуждался вопрос о возможных источниках дополнительного финансирования Общества, поскольку членские взносы не могли покрыть все необходимые расходы. Заметим, что вступительный взнос был установлен в размере 15 рублей, ежегодный членский взнос — 10 рублей. Взамен ежегодного взноса допускался пожизненный в размере 100 рублей. Этим правом воспользовались три члена-учредителя: Н.Н. Яковлев, А.Н. и В.Н. Рябинины. Вообще, со взносами Устав был строг: действительные члены, не сдавшие взносы в течение двух лет, выбывали из Общества.

Первые годы работы и становление Русского палеонтологического общества. 1917-1933 гг.

В 1917 г. состоялись одно годовое и четыре обыкновенных собрания. Первые три прошли в Горном институте, два последних — в здании Геологического комитета (Геолком).

А.Н. Рябинин сделал сообщение: «динозавр р. Амура». Докладчик указал на находку остатков динозавров на р. Амур, доставленных в Геологический комитет А.Н. Криш-тофовичем в 1914 г., затем В.П. Ренгартеном в 1915 г. и, наконец, специально посланным на Амур для раскопок препаратором Геологического комитета Н.П. Степановым в 1916 г. Демонстрировались кости, которые послужили А.Н. Рябинину для конструирования скелета динозавра Mandschurosaurus amurensis — одного из уникальных объектов ЦНИГР музея (Центральный научно-исследовательский геологоразведочный музей им. академика Ф.Н. Чернышёва) и в какой-то мере служащего его логотипом.

На 1 января 1918 г. в Обществе было 78 членов, из которых 47 членов-учредителей, 27 действительных и четыре почётных: двое русских — А.П. Карпинский и граф П.Н. Игнатьев, двое иностранных — Dr. Robert Kidston и Dr. Charles Eugene Bertrand. Уже в 1917 г. в типографии акционерного общества «Кадима» (Петроград, В.О., 5-я линия, 8) был выпущен «Ежегодник РПО», том I — в твёрдой обложке, на хорошей бумаге с тремя палеонтологическими фототаблицами, объёмом 126 с. Принятое построение первого тома, изданного под редакцией А.А. Борисяка и М.Д. Залесского, соблюдалось в последующих томах «Ежегодника» до 1935 г.3

Некоторые новые члены Общества уже были к тому времени крупными учёными, многие в дальнейшем ими стали. Среди принятых в члены РПО в 1917 г.: А.Д. Архангельский, К.М. Дерюгин, А.Ф. Лесникова, Д.Н. Соколов; в 1918 г. — В.Н. Вебер,

Рис. 2. Н.Н. Яковлев. Председатель ПО с 1916 по 1940 г.

3 Ежегодник Всероссийского палеонтологического общества. Л.; М. 1935. Т. X. 157 с.

Д.В. Наливкин, Н.Ф. Погребов; в 1919 г. — К.П. Калицкий и вторая женщина-палеонтолог Мария Александровна Болховитинова (Наливкин, 1979, 2003); в 1920 г. — Л.С. Берг, И.И. Горский, И.В. Даниловский, а также одно учреждение — Геологический кабинет Пермского университета, в 1921 г. — А.А. Гапеев, С.В. Кумпан, Г.Ф. Мирчинк.

Десятилетие деятельности Общества было кратко охарактеризовано в отчёте за 1916—1926 гг. Стоит заметить, что именно в 1920-е гг. руководители Общества были не только членами Геологического комитета, но и возглавляли его: А.Н. Ряби-нин в 1921—1923 гг., Н.Н. Яковлев в 1923—1926 гг. Геологический комитет в годы советской власти Постановлениями Высшего Совета Народного Хозяйства (ВСНХ) 1920 и 1926 гг. оставался высшим учреждением в области геологических работ общегосударственного значения. Работа Совета РПО в помещении Геолкома обеспечила теснейшие связи с палеонтологической секцией Комитета, образованной в 1917 г. и руководимой А.А. Борисяком. В дальнейшем, когда Геолком после ряда реформ стал в 1931 г. ЦНИГРИ (Центральный научно-исследовательский геолого-разведочный институт), а последний переименован в 1939 г. во ВСЕГЕИ (Всесоюзный научно-исследовательский геологический институт), эти связи уже с Отделом стратиграфии и палеонтологии укреплялись и расширялись. Тираж «Ежегодника» в 1920-е гг. составлял 800—850 экземпляров, в 1930-е гг. — 1000 экземпляров.

К началу 1930-х гг. Общество стало широко известно за границей благодаря крупным учёным в его составе, активному обмену публикациями с зарубежными организациями и избранию почётных членов из иностранных палеонтологов. Первые годы новые действительные члены вступали только из Петрограда—Ленинграда, с середины 1920-х годов появились москвичи, среди них В.В. Меннер, Е.Д. Сошкина, О.Г. Туман-ская и др. Иностранные члены были только почётными, число которых доходило до 12 (1926 г.). К середине 1930-х годов РПО имело в своём составе почти 200 членов — почётных и действительных, включая несколько членов-учредителей.

В отчёте за 1932 г. впервые записано: «За истекший год несколько усилилась партийная прослойка среди членов Общества (7 вместо 5)»4, в 1933 г. членов партии было 9. В отчётах за другие годы о членах ВКП(б) в составе Общества не упоминалось.

В делах Общества сохранилась машинописная копия нового Устава РПО, утверждённого 18 августа 1924 г. Народным комиссариатом внутренних дел (НКВД)5. Устав был зарегистрирован административным подотделом административного отдела Ленинградского губисполкома и внесён в реестр Обществ и Союзов под № 243 (дело № 43) 2 октября 1924 г. Кроме того, он был зарегистрирован в столе регистрации Обществ и Союзов при Василеостровском исполкоме 9 октября 1924 г. за № 3. Его полное название: «Устав Русского палеонтологического общества в Ленинграде». Устав недаром утверждён НКВД, о чём напоминает ряд пунктов: «Списки членов Общества ежегодно представляются в двух экземплярах в орган НКВД, зарегистрировавший Общество»6.

В 1933 г. был утверждён новый устав Общества, и вместе с тем само Общество было переименовано из «Русского Палеонтологического общества» во «Всероссийское Палеонтологическое общество»7.

4 Ежегодник Всероссийского... 1935. С. 142.

5 Данные и цитаты в этом абзаце взяты из машинной копии Устава 1924 г., хранящейся в делах Общества.

6 Там же.

7 Ежегодник Всероссийского. 1935. С. 144.

Основные задачи Общества по смыслу остались прежними, но сверх всякой меры переполнены добавками, характеризующими эпоху 1930-х годов. Здесь и тесная связь с промышленными предприятиями, колхозами и совхозами, и обеспечение пролетарского контроля над деятельностью Общества, и отчёты на собраниях рабочих, и общественно-политическая активность членов, и строит Общество свою работу на основе диалектического материализма, борьбы с буржуазными теориями и религиозными предрассудками и т. п.

Совет Общества избирается на два года и в его состав:

вводятся с правом решающего голоса представители Секции Научных Работников (по-видимому, Наркомпроса), Союзгеологоразведки, Нефтяного Института Союза Нефти, Ленинградского Отдела Всесоюзного Союза Горнорабочих, а также представители Юношеской секции Общества (§ 23)8.

Ежегодно принимали от нескольких до 23 действительных членов; за 12 лет общее число их увеличилось на 70 человек и приблизилось к 200. Количество общих годичных собраний колебалось от 12 до 22, всего же было проведено (без 1929 г.) 82 собрания.

Всероссийское-Всесоюзное палеонтологическое общество и начало систематических геологических исследований в стране. 1934-1954 гг. Вторая половина 1930-х-1940 гг.

Новый 1934 г. Общество начало свою деятельность как всероссийское. Утверждённый же в апреле 1933 г. Устав Общества не оказался окончательным, ещё три года его перерабатывали. Окончательно Устав уже Всесоюзного палеонтологического общества был утверждён только в 1949 г. На 1 января 1939 г. оно состояло из 219 членов, из них 14 почётных (4 русских и 10 иностранных). В 1938 г. Общество стало соиздателем с Палеонтологическим институтом АН СССР нового журнала «Палеонтологическое обозрение» как приложения к трудам Палеонтологического института.

20-летие со дня основания Общества было отмечено заседанием 28 апреля 1936 г.

Общество приняло участие и в проходивших во время Международного геологического конгресса заседаниях Международной палеонтологической ассоциации, членом которой оно числилось с 1934 г., то есть со времени образования МПА.

Рис 3. А.Н. Рябинин. Председатель ПО с 1940 по 1942 г.

8 Машинописный оригинал Устава 1933 г., хранящийся в делах Общества.

В 1940 г. председателем ВПО был избран А.Н. Рябинин, почётным председателем — Н.Н. Яковлев, заместителем председателя — А.Н. Криштофович, секретарями — Н.Л. Бубличенко (был избран в 1937 г., а в 1940 г. переизбран) (Всесоюзное., 1984, с. 33) и Ю.Н. Попов.

всероссийское палеонтологическое общество и его члены в Великую Отечественную войну. 1941-1945 гг.

С началом Великой Отечественной войны в результате последовавшей эвакуации членов Общества из разных городов европейской части страны, призывов в Красную армию и блокады Ленинграда, деятельность Общества прекратилась до конца 1945 г. В годы войны Палеонтологическое общество понесло невосполнимые утраты — на фронте, в блокаде Ленинграда, в эвакуации. В первые военные годы погибли на фронте ботаник и палеоботаник К.К. Шапаренко (род. в 1908 г.), защитивший докторскую диссертацию в начале 1941 г., и известный специалист по среднепалеозойским ТаЪиМа Б.Б. Чернышёв (род. в 1909 г.). В июле 1944 г. погиб на Финском фронте палеоботаник А.В. Ярмоленко (род. в 1905 г.). В самые тяжёлые годы блокады Ленинграда погибли в 1941 г. заведующий кафедрой исторической геологии Ленинградского университета профессор П.А. Православлев, специалист по морским ежам и моллюскам, сотрудник ВСЕГЕИ А.В. Фаас, работники ЦНИГР музея С.В. Боголюбова, Г.Ф. Вебер и Н.Х. Дампель. В 1942 г. в блокаде скончались председатель Общества А.Н. Рябинин и казначей Е.В. Лермонтова, доцент Ленинградского государственного университета А.Ф. Лесникова, создатель первой Микропалеоботанической лаборатории в Геол-коме и научной школы диатомистов профессор Вадим Сергеевич Порецкий, специалист по остракодам, сотрудник ЦНИГРИ А.В. Швейер, один из старейших геологов, сотрудник Геологического комитета с 1897 г., основатель отечественной гидрогеологической научной школы, член ВПО Николай Фёдорович Погребов.

А.Н. Рябинин успел большинство документов и дел Общества сдать в Центральную геологическую библиотеку, где они бережно хранились до времени возобновления деятельности Общества. В январе 1941 г. умер в Харькове член-учредитель Общества профессор Николай Иосифович Криштофович. 22 февраля 1944 г. в Москве скончался Алексей Алексеевич Борисяк9 — один из организаторов Общества, член его Совета с момента его образования, организатор и первый директор Палеозоологического (позднее Палеонтологического) института и Палеонтологического музея АН СССР, глава отечественной научной палеонтологической школы, сотрудник Геологического комитета России с 1897 г., выдающийся геолог и стратиграф. В 1943 г. он был удостоен Сталинской премии за свои труды по палеонтологии позвоночных. Уже 27 февраля 1945 г. Президиум АН

Рис. 4. А.Н. Криштофович. Председатель ПО с 1946 по 1953 г.

9 Ежегодник Всероссийского палеонтологического общества. М.; Л. 1949. Т. XIII. С. 5.

СССР установил премию имени академика А.А. Борисяка за выдающиеся научные работы по эволюционной палеонтологии. В том же году первая премия была разделена между Д.В. Обручевым и А.П. Быстровым с И.А. Ефремовым.

На 1 января 1946 г. число членов Общества сократилось до 196 человек.

В 1945 г. вышел переданный в печать перед самой войной XII том «Ежегодника», текст и набор которого сумели сохранить работники Геологического издательства и типографии.

Всесоюзное палеонтологическое общество в первые послевоенные годы. 1946-1954 гг.

Первый послевоенный год был годом 30-летия деятельности Всероссийского палеонтологического общества. В мае 1946 г. состоялось избрание нового Совета и ревизионной комиссии. Председателем Общества был избран А.Н. Криштофович. Своё 30-летие Общество отметило юбилейным собранием 29 декабря 1947 г., на котором А.Н. Криштофович сделал доклад «Тридцать лет советской палеонтологии и Палеонтологического общества». В Обществе уже было немало палеонтологов из Москвы, Киева, Казани, Одессы, Саратова, Ташкента, Томска и других городов.

Важнейшим событием в истории Общества стало утверждение 15 сентября 1949 г. Министерством высшего образования СССР нового Устава. Общество было переименовано из «Всероссийского» во «Всесоюзное», получив более высокий статус. Из нового Устава исключены почётные члены-иностранцы, не упоминаются в нём и государственные учреждения и предприятия, общественные и профессиональные организации, «желающие вступить в члены Общества», то есть коллективные члены. Совет образуется из действительных членов Общества, без официальных представителей других учреждений, что предписывалось Уставом 1933 г. В отличие от требований последнего, Совет представляет ежегодные полные отчёты только Министерству высшего образования СССР, которое и выделяет Обществу установленные денежные средства. Завершается Устав 1949 г. указанием местонахождения ВПО — во Всероссийском научно-исследовательском геологическом институте (ВСЕГЕИ) с его почтовым адресом. Утверждение очередного нового Устава принципиально не изменило основных направлений деятельности Общества10.

Периферийные группы Общества — родоначальники его региональных отделений стали образовываться по инициативе территориальных ячеек палеонтологов. В 1949 г. была организована первая периферийная группа в г. Алма-Ата, председателем которой был О. Л. Эйнор. В 1950 г. добавилась группа в Ташкенте (председатель — О.И. Сергунькова), в 1951 г. — в Киеве и во Львове (председатель — О.С. Вялов). С учреждением в Обществе региональных отделений указанные группы приобрели

по 1973 г.

Рис. 5. И.И. Горский. Председатель ПО с 1954 (с 1956 г. — президент)

10 Ежегодник Всесоюзного палеонтологического общества. М., 1957. Т. XVI. 296 с.

статус отделений, соответственно — Казахского, Узбекского, Киевского и Львовского. В 1952 г. по инициативе профессора Саратовского государственного университета В.Г. Камышевой-Елпатьевской было организовано Саратовское отделение ВПО.

28 апреля 1954 г. был избран обновленный Совет ВПО в составе: И.И. Горский (председатель), Д.Л. Степанов и А.М. Обут (заместители председателя), В.П. Ренгартен (председатель редколлегии), З.А. Максимова (учёный секретарь).

1954 г. стал судьбоносным для советской геологии — для геологической службы страны. По постановлению Совета Министров СССР № 937 от 17 мая, одной из главных задач Министерства геологии и охраны недр СССР была организация и осуществление геологического картирования, являющегося основой комплексного и планомерного геологического изучения страны, поисков полезных ископаемых и установления закономерностей их размещения, а также составление и издание государственных геологических карт масштаба 1:200 000 и сводных геологических карт. Расширение работ по геологической съёмке требовало и резкого увеличения тематических исследований, в том числе палеонтолого-стратиграфических. Так что Постановление имело большое значение для деятельности Всесоюзного палеонтологического общества.

В том же году была опубликована в официальном органе ЦК КПСС — газете «Правда» (12 августа 1954 г.) передовая статья «Об активизации деятельности научных обществ». Во исполнение рекомендаций статьи Совет ВПО принял решение о проведении сессии Общества по вопросам, непосредственно связанным с геологическим картированием.

Золотые десятилетия деятельности Всесоюзного палеонтологического общества. 1955-1991 гг.

Принципиально новый этап деятельности Всесоюзного палеонтологического общества начался с 1955 г. Сессия Общества, состоявшаяся во ВСЕГЕИ 24—28 января 1955 г., через год названная Первой, положила начало уникальной по своей регулярности организации годичных собраний. Первая сессия ВПО была «вещественным» откликом палеонтологов не только на передовую статью газеты «Правда», но и на Всесоюзное совещание по общим вопросам стратиграфической классификации, работавшее тоже во ВСЕГЕИ 17—22 января. Это совещание имело большое значение и для отечественной палеонтологии: один из пунктов Решения этого совещания требовал резкого усиления палеонтологических исследований и, в частности, срочного учреждения «Палеонтологического журнала». Это же совещание выступило с инициативой организации междуведомственного постоянного стратиграфического комитета под председательством академика Д.В. Наливкина (Жамойда, Прозоровская, 2005)11. Первая сессия ВПО открылась вступительным словом его председателя И.И. Горского, который сформулировал цели сессии и задачи отечественной палеонтологии вообще и, следовательно, Палеонтологического общества (Горский, 1957). Первейшей задачей были обозначены стратиграфические исследования во всем их разнообразии, но также остались проблема «организм и среда», разработка вопросов видообразования, фило-

11 Решение Всесоюзного совещания по общим вопросам стратиграфической классификации, состоявшегося во ВСЕГЕИ 17—22 января 1955 года. Л.: ВСЕГЕИ, 1955. С. 8.

генеза, систематики, зоо- и фитогеографии. В сессии приняли участие представители более 70 организаций союзных Министерств геологии и охраны недр, нефтяной промышленности и высшего образования СССР, а также учреждений АН СССР.

Вторая сессия совпала с 40-летием ВПО и проходила с 31 января по 4 февраля 1956 г. также во ВСЕГЕИ, как и все последующие сессии, кроме выездных в период с 1980 по 1992 г. В этой сессии приняли участие около 400 специалистов из 35 городов. В её работе участвовали зарубежные гости: акад. Ф. Прантл, проф. Б. Боучек, М. Шнайдр, И. Хлупач и Р. Горный (Чехословакия), проф. М. Ружковская, проф. Г. Маковский, Э. Рюле, В. Белецкая и Е. Зноско (Польша), Ян Щи-ну (КНР). На ХХ сессии МГК (1956 г.) ВПО было заново принято в Международный палеонтологический союз.

В 1956 г. был избран Совет и произошло переименование председателей научных обществ в президенты. В 1962 г. вице-президентом был избран Б. С. Соколов. В Совете 1969 г. добавился третий вице-президент А.И. Жамойда. В январе 1972 г. Совет ВПО был избран в следующем составе: президент Б.С. Соколов, вице-президенты А.И. Жамойда, В.В. Меннер, Д.Л. Степанов, учёный секретарь З.А. Максимова и др. К 1973 г. Общество состояло из 1100 действительных членов (из них 39 почётных) и десяти членов-коллективов. Количество отделений дошло до 17.

Полувековой юбилей Общества был отмечен в 1966 г. проведением XII годичной сессии и выпуском значка, изготовленного на Ленинградском монетном дворе. По предложению Б.П. Марковского, значок повторил печать Общества: золотистый скелет мамонта на ярком синем фоне, а на окружающем его белом кольце золотистыми буквами полное название Общества. На обороте значка рельефные даты: 1916—1966. Значок вручался всем состоящим в Обществе и вступающим в него.

Юбилейная сессия на тему «Закономерности развития органического мира по данным палеонтологии» состоялась в январе 1966 г. Открылась она большим докладом президента ВПО И.И. Горского «Пятьдесят лет Всесоюзного палеонтологического общества» (1968). Первой особенностью советской палеонтологии докладчик считал её массовость, второй особенностью — широкое развитие и массовое применение методов микропалеонтологических исследований. Третья особенность — создание крупных обобщающих многотомных монографий: «Основы палеонтологии», «Стратиграфия СССР», «Литолого-палеогеографический атлас СССР» и корреляционные стратиграфические схемы для всей территории страны. Поздравили Общество академик М.В. Келдыш от Президиума АН СССР, академик А.П. Виноградов от Отделения наук о Земле, академик Б.Е. Быховский от Отделения общей биологии АН СССР, министр геологии СССР А.В. Сидоренко, Президиум Географического общества, старейшие члены ВПО, палеонтологические коллективы и крупные палеонтологи зарубежных стран — Австралии, ГДР, Норвегии, Польши, США, Франции, ФРГ, Швейцарии, министр геологии КНР Ли Си-гуан. В работе XII сессии приняли участие свыше 500 человек — представители 130 научных и образовательных учреждений различных ведомств из 66 городов Советского Союза, а также из Варшавы и Праги. Было заслушано и обсуждено 54 доклада.

Рассматриваемый период деятельности Общества ознаменовался образованием 13 его региональных отделений, в том числе шести республиканских в столицах соответствующих союзных республик: Азербайджанское (1956, Баку), Эстонское (1958, Таллин), Белорусское (1961, Минск) и три отделения, организованные в 1960 г. — Киргизское (Фрунзе), Литовское (Вильнюс) и Таджикское (Душанбе). С образованием Владивостокского отделения в 1967 г. можно сказать, что Общество охватило всю нашу

необъятную страну «от моря до моря». Согласно Уставу ВПО отделения создавались при местных учреждениях Академии наук СССР и союзных республик, Министерства геологии СССР, реже при высших учебных заведениях. К началу 1970-х гг. в отделениях состояла примерно половина общего числа членов Общества.

Вице-президент Б.С. Соколов на одном из заседаний Совета предложил рассмотреть вопрос о переходе Общества в систему АН СССР. После ряда обсуждений Общее (Распорядительное) собрание в 1969 г. приняло соответствующее решение и уполномочило Совет обратиться с ходатайством в Президиум АН СССР. Согласованный текст Устава был принят Общим собранием ВПО 20 марта 1973 г. и утверждён Президиумом АН СССР.

Новый Устав Общества был утверждён Постановлением Президиума АН СССР 20 января 1973 г. и опубликован в первом номере «Палеонтологического журнала» за 1976 г. Введение ВПО в состав не Отделения биологических наук (где состоял Палеонтологический институт), а в состав Отделения геологии, геофизики и геохимии объяснял первый параграф Устава:

Всесоюзное палеонтологическое общество (ВПО) является добровольной научно-общественной организацией граждан СССР, работающих по палеонтологии, биостратиграфии и палеогеографии или использующих результаты этих исследований в практике своих работ.

А практика таких работ охватывает почти все направления геологических исследований, и прежде всего геологическое картирование.

Первую сессию ВПО при АН СССР, по счёту 20-ю, открыл 4 февраля 1974 г. новый президент Общества Б.С. Соколов. Объявленная тема сессии: «Тафономия, ее экологические основы; следы жизни и их интерпретация». Однако своё обстоятельное вступительное слово президент назвал «Проблемы и некоторые черты будущего палеонтологии» (Соколов, 2013, с. 46—61). Слово он начал с обсуждения современного соотношения биологической и геологической составляющих палеонтологии как самостоятельной науки, имеющей биологическую основу, но навсегда связанной историзмом с геологией.

Проходит ещё пять годичных сессий, охвативших широкий круг проблем палеонтологии и связанных с палеонтологией: «Палеонтология, палеобиогеография и мобилизм» (XXI, 1975), «Экостратиграфия и экологические системы геологического прошлого» (XXII, 1976), «Жизнь на древних континентах, её становление и развитие» (XXIII, 1977), «Современное значение палеонтологии для стратиграфии» (XXIV, 1978), «Палеонтология и эволюция биосферы» (XXV, 1979). Сессии открываются замечательными вступительными словами Б.С. Соколова (2013). На сессиях заслушиваются и по возможности обсуждаются до 60 докладов. Всего участвует в работе сессий от 400 до 600 палеонтологов, стратиграфов, геологов, биологов, в том числе студентов. Участники прибывают в Ленинград из многочисленных организаций (от 130 до 168 в разные годы) разных ведомств из городов Советского Союза (от 60 до 78), а также из Болгарии, Венгрии, ГДР, Польши, Чехословакии.

Рис. 6. Б.С. Соколов. Президент ПО с 1974 по 2013 г.

Большой зал учёного совета ВСЕГЕИ не может вместить участников первого заседания сессий, и Ленинградский научный центр АН СССР по нашей заблаговременной просьбе предоставляет палеонтологам Большой конференц-зал кваренговского шедевра на Университетской набережной. Там организована и регистрация участников с вручением тезисов, продажа изданий и пр. Как указано в отчётах Общества за эти годы, число иногородних участников колебалось от 300 до 400 (1978 г.) в год. Совет обратился в крупные отделения с просьбой организовать выездные сессии. Свердловское отделение согласилось организовать в январе 1980 г. XXVI сессию ВПО, которая и стала 1-й выездной. В течение последующих 12 лет было организовано и проведено, чередуясь с ленинградскими, шесть выездных сессий: в Ташкенте, Львове, Таллине, Баку, Сыктывкаре и последняя в Новосибирске в 1992 г.

Сессии в других крупных городах стали серьёзным стимулом к развитию палеонтологических исследований в регионах. Они поднимали авторитет палеонтологов у местных властей.

До начала 1990-х гг. участники годичных сессий Общества обсуждали значение палеонтологии для детальной стратиграфической корреляции (XXVIII, 1982, Ташкент; XXXVI, 1990, Сыктывкар) и реконструкции геологической истории (XXIX, 1983), филогенетические аспекты палеонтологии (XXXV, 1989), экосистемные перестройки и эволюцию (XXXVII, 1991) и другие темы.

В 1977 г. на базе Киевского и Львовского отделений по инициативе Олега Степановича Вялова при Академии наук Украинской ССР, Министерства геологии и членов других украинских отделений было создано Украинское палеонтологическое общество (УПО) на правах особого отделения ВПО. В УПО вошли шесть отделений: Киевское и Львовское (образованы в 1951 г.), Харьковское (1960 г.), Донбасское (1976 г.), Одесское (1981 г.) и Днепропетровское (1982 г.). Первым председателем УПО стал О.С. Вялов. После его кончины в 1988 г. председателем УПО стал крупный палеоботаник Юрий Владимирович Тесленко (с 1989 по 2002 г.). После распада СССР и отделения Украины УПО вошло в систему Национальной академии наук Украины. С 2003 г. президентом этого Общества является директор Института геологических наук НАН Украины академик Пётр Феодосиевич Гожик.

Помимо региональных отделений, в ВПО стали создаваться предметные или тематические секции. Первой возникла палеоботаническая секция, организованная И.М. Покровской и утверждённая Советом ВПО 22 февраля 1957 г. Ирина Митрофа-новна стала её первым председателем, учёным секретарём был избран И.В. Васильев. По инициативе А.Н. Олейникова была организована секция математических методов в палеонтологии, утвержденная Советом ВПО 10 ноября 1970 г.; её состав доходил до 80 членов. Секция по охране уникальных и ценных палеонтологических объектов была создана и утверждена Советом ВПО 7 февраля 1974 г. под председательством Р.Ф. Геккера. В 1984 г. её председателем стал А.Н. Иванов, с 1986 г. — А.В. Лапо. Секция по вопросам палеонтологического образования была создана и утверждена 7 февраля 1974 г. под председательством В.В. Друщица. Секция музеев была организована и утверждена 26 января 1982 г.; её председателем секции стал директор ЦНИГР Музея О.А. Соболев.

К началу 1980-х годов, когда число членов Общества приблизилось к полутора тысячам, а число отделений превысило три десятка, был подготовлен и издан под редакцией Б.С. Соколова и Л.В. Мироновой справочник «Всесоюзное палеонтологическое общество» (Всесоюзное..., 1984) и позднее дополнение к нему (Всесоюзное..., 1990).

В 1982 г. Совет Общества решил учредить в качестве высшей персональной награды Общества Почётный диплом, который присуждается действительным членам за выдающиеся исследования в палеонтологии и активную многолетнюю деятельность на пользу Общества. Первые награждения состоялись на Общем собрании во время XXIX сессии ВПО в январе 1983 г. Дипломов были удостоены пять выдающихся палеонтологов. Диплом № 1 был вручен Б. С. Соколову; далее такие дипломы получили О.С. Вялов, Р.Ф. Геккер, В.Г. Камышева-Елпатьевская и Е.А. Модзалевская. К 2015 г. этой награды удостоены 35 почётных членов Общества.

Последний Устав ВПО был утверждён Постановлением № 490 Президиума АН СССР от 3 апреля 1990 г. Изменение структуры Устава мало повлияло на его содержание по сравнению с Уставом 1973 г.

Последние годичные сессии ВПО состоялись в Сыктывкаре (1990 г.) и Ленинграде (1991 г.). Следующую, XXXVIII или седьмую выездную сессию Всесоюзного палеонтологического общества планировали провести в Новосибирске. Она состоялась, но Общество было уже не Всесоюзным.

Четверть века Палеонтологического общества России. 1992-2015 гг.

Новый, а точнее — новейший период истории Палеонтологического общества (ПО) начался с развала Советского Союза и превращения бывшей РСФСР в новое государство — Российскую Федерацию. Для Общества это выразилось, прежде всего, в том, что все республиканские отделения, а их было 12, вышли из состава бывшего ВПО. Запланированная XXXVIII или 7-я выездная сессия была проведена в Новосибирске с 28 января по 1 февраля 1992 г. по теме «Палеонтология и корреляция разнопровинциальных и полифациальных отложений». В ней участвовали 127 специалистов из 41 учреждения 26 городов. Принятое на последующем Совете постановление о названии Палеонтологического общества без слова «Всероссийское» было рассчитано на продолжение тесных связей с бывшими нашими отделениями — чтобы не подчеркивать, что мы «всероссийские». Однако «единого палеонтологического пространства» не получилось, прежде всего потому, что стратиграфические службы в новых государствах стали стремительно распадаться или ликвидироваться. Название же «Палеонтологическое общество при Российской академии наук» было официально узаконено в первом зарегистрированном Уставе 1994 г. на ближайшем Общем распорядительном собрании 3 февраля 1995 г. Были переизбраны Центральный совет и Ревизионная комиссия. Это же собрание решило упразднить секции (хотя в Уставе 1994 г. они ещё были предусмотрены), поручив курирование по отдельным направлениям определённым членам Совета.

Годичные сессии Палеонтологического общества проводились в Санкт-Петербурге, во ВСЕГЕИ в обычное время — в конце января, иногда захватывая первые числа февраля. Для их открытия Конференц-зал Санкт-Петербургского НЦ РАН уже не требовался, так как собирались от 100 до 160 участников. Однако число учреждений и городов, откуда коллеги приезжали или заявляли доклад, но по каким-то причинам не могли приехать, оставалось внушительным. Набиралось от 25 до 40 учреждений и от 14 до 40 городов России, а также единичных городов Украины (Днепропетровск, Киев, Луганск, Одесса, Харьков), Белоруссии, Казахстана, Азербайджана, Армении. Грузии, Латвии, Таджикистана, Узбекистана. С приходом нового директора ВСЕГЕИ

Олега Владимировича Петрова Большой зал учёного совета вскоре был прекрасно оборудован. Он отвечает современным стандартам, что позволяет Обществу и другим организациям ставить доклады любого оформления.

Последние восемь сессий ХХ века охватили широкий круг тем — от места палеонтологии в естествознании (XXXIX и XLV), динамики разнообразия органического мира (XL), проблем систематики, биостратиграфии и палеобиогеографии (XLIII, XLIV, XLI) до обсуждения роли палеонтологии на рубеже столетий (XLII, к 80-летию ПО) и её перспективы (XLII, XLVI). Впервые на сессиях были заявлены доклады с обсуждением вопросов, связанных с созданием базы данных палеонтологии, с информационными и компьютерными системами, с Интернетом. На XLVI сессии были представлены доклады о коллекциях Палеонтологического института РАН, Музея ВНИГРИ, Музея землеведения МГУ и Краеведческого музея (г. Череповец).

В 1990-е годы в рыночной обстановке в стране появилась не только угроза продажи палеонтологических коллекций и отдельных уникальных экспонатов в другие страны, но и реализовывалась сама продажа. В «Резолюции XLIII сессии» в отдельном пункте записано:

Обратить особое внимание руководителей научных, учебных, производственных учреждений и частных структур на недопустимость утраты, расхищения и умышленного уничтожения коллекций, особенно голотипов и эталонных образцов из опорных разрезов12.

Выполнение решения годичной сессии взял на себя Палеонтологический институт им. А.А. Борисяка РАН, который провёл ряд мероприятий по улучшению учёта и сохранности палеонтологических коллекций и уникальных местонахождений ископаемых объектов. Хотя не все они увенчались полным успехом, но в целом значительно улучшили ситуацию в этой сфере. Институт установил контакт с сотрудниками ФСБ, занимающимися охраной культурных ценностей, и Московской таможни. Они были проконсультированы о ценности палеонтологических объектов, были проведены специальные экскурсии по Палеонтологическому музею. Палеонтологический институт РАН также активно работает с властями регионов, в ведении которых находятся уникальные палеонтологические местонахождения.

В последний год ХХ столетия Общество, а точнее, Григорий Яковлевич и Наталия Григорьевна Крымгольц (2000) создали замечательную книгу «Имена отечественных геологов в палеонтологических названиях». Она содержит 2729 палеонтологических таксонов, названных в честь 564 отечественных специалистов.

Новый XXI век и новое тысячелетие начались для Палеонтологического общества XLVII годичной сессией, как всегда, в конце января. В сессии участвовали свыше 170 человек из 50 учреждений различных ведомств 32 городов России, Беларуси, Украины, Узбекистана и ФРГ. К сессии был опубликован новый Справочник Общества (тираж — 500 экз.), содержащий обновлённый Центральный совет и Устав 1994 г.

2 сентября 2013 г. ушёл из жизни пятый президент Общества Борис Сергеевич Соколов и президентом голосованием членов Центрального совета единодушно был избран Алексей Юрьевич Розанов, академик-секретарь Отделения биологических наук, член Президиума РАН. Начиная с XLVIII, сессии стали проводиться в апреле.

12 Резолюция XLIII сессии Палеонтологического общества, посвященной 150-летию со дня рождения А. П. Карпинского. Санкт-Петербург, 1997. С. 3.

Видные члены Общества, по крайней мере с 1994 г., постоянно избирались в состав Исполнительного комитета Международной палеонтологической ассоциации в качестве вице-президентов — А.Ю. Розанов (1994— 2002), Т.Н. Корень (2002-2006) и М.А. Федонкин (2010— 2014) и в качестве главных советников — Т.Н. Корень (2006—2010). В 2014 г. (до 2018) главным советником избрана член Совета Ольга Леонидовна Коссовая.

По инициативе учёного секретаря А.А. Суярко-вой с 2011 г. начал работу официальный сайт Общества по адресу в Интернете www.paleontologi.ru. С 2012 г. на сайте также публикуются отчёты о деятельности отделений.

сессия на тему «Современные проблемы палеонтологии» работала, как всегда, во ВСЕГЕИ с 13 по 17 апреля 2015 г. Всего в сессии участвовали около 140 специалистов из 39 учреждений 21 города России, Узбекистана, Нидерландов, Польши и Турции.

Сессия избрала вице-президентом члена Центрального совета Е.Г. Раевскую. Вторым важным постановлением сессия включила в состав Палеонтологического общества России Общество палеонтологов Узбекистана на правах национального отделения по просьбе руководителя Узбекского общества профессора С.Т. Хусанова, согласованной с узбекскими властями.

Перспективы развития палеонтологии и Палеонтологического общества России

Восстановление и сохранение палеонтологической летописи является фундаментальной общекультурной задачей человечества, чем и определяются перспективы развития палеонтологии во всём мире. До последнего времени эта задача поддерживалась и финансировалась широким развитием геологосъёмочных работ, нуждавшихся в обширных палеонтологических данных. В настоящее время основные потребности в палеонтологических данных, в основном, связаны с бурением, главным образом нефтяным. Поэтому развитие микропалеонтологических и споро-пыльцевых исследований является сегодня главным полем деятельности практических палеонтологов.

Вместе с тем в России, как и во всём мире, начинает расширяться и резко улучшаться региональная сеть природоведческих и краеведческих музеев и особо охраняемых территорий, связанных с уникальными местонахождениями ископаемых остатков. Это заставляет Палеонтологическое общество и Палеонтологический институт им. А.А. Борисяка активно сотрудничать с работниками таких организаций, консультировать и повышать их палеонтологическое образование. Большую роль в процессе создания палеонтологической экспозиции в региональных музеях могут сыграть пале-

Рис. 7. А.Ю. Розанов. Президент ПО с 2013 г.

Рис. 8. Е.Г. Раевская. Вице-президент ПО с 2015 г.

онтологи-любители, хотя взаимодействие с ними осложняется коммерческой составляющей их деятельности.

Зоной ответственности российской палеонтологии является не только вся территория России, но и в некоторой степени территория прилегающих стран, так как исторически во времена Советского Союза во многих из них палеонтология развивалась совместными усилиями межреспубликанских коллективов, и результаты печатались преимущественно на русском языке. В отношении пополнения старых коллекций и создания новых из ранее мало изученных районов основная задача состоит в поиске местонахождений с уникальной сохранностью, так называемых лагерштеттов, открывающих окно в ранее неизвестный мир мягкотелых организмов. Прежде всего, с этой целью должны изучаться вендские и раннепалеозойские отложения российской Арктики.

Палеонтологическое общество должно стать той площадкой, на которой бы организовывалось взаимодействие региональных и общефедеральных палеонтологических исследований в части их профессионального сбора и хранения. Именно хранение палеонтологических коллекций является в настоящее время ахиллесовой пятой российской палеонтологии. Для обеспечения надежной сохранности огромного количества научных коллекций разнообразных ископаемых остатков требуются вложения значительных материальных средств в создание современного хранилища при Палеонтологическом институте и региональных центрах Российской академии наук. Способствовать решению этой задачи должны и разнообразные региональные и общефедеральные музеи естественного профиля. На музеи ложится и важная задача воспитания бережного отношения к окружающей природе, которое должно начинаться со знания истории органического мира.

Уменьшение роли палеонтологии в практических геологических исследованиях начинает компенсироваться её интегративным значением во многих междисциплинарных исследованиях. Палеонтология стала играть значительно большую роль в развитии как теоретических биологических проблем, так и сильно повлияла на развитие некоторых направлений других наук. Другими словами, палеонтология расширяет свои рамки, охватывая всё большее количество научных направлений разных наук (физики, астрономии, биохимии, биофизики, кристаллографии, геологии, археологии и др.). В палеонтологии, с одной стороны, стали развиваться некоторые новые направления (бактериальная палеонтология, палеонтология докембрия и др.), а с другой — стали меняться представления по ряду основных положений смежных наук (например, представления о характере седиментогенеза, который в значительной мере происходит под влиянием бактерий; скоростях и условиях образования минералов) (Розанов, 1999, 2012).

В этой связи особенно интересно и достаточно перспективно направление сравнительного анализа традиционных морфологических и молекулярно-генетических результатов. Особую значимость приобретают исследования по эволюции биосферы. Несмотря на все сложности, которые сопутствуют развитию палеонтологии в стране, уровень использования различной приборной базы сильно расширился. Кроме электронной сканирующей и трансмиссионной микроскопии, в палеонтологических исследованиях уже применяются томография, изотопия различных элементов, данные об ископаемой ДНК и многое другое. Методы электронной микроскопии и томографии одинаково важны как для традиционной палеонтологии, так и для исследования ископаемого микробного мира.

Совершенно самостоятельным направлением, в значительной мере базирующемся на палеонтологическом материале, являются исследования в области происхождения жизни и астробиологии.

Рис. 9. Центральный совет Палеонтологического общества 2015 г. Фотография сделана во время 61-й годичной сессии Общества, проходившей в апреле 2015 г. в ФГУП «ВСЕГЕИ им. А.П. Карпинского»

В связи со спецификой прагматической палеонтологии, то есть палеонтологии, обслуживающей геологические науки, и прежде всего стратиграфию, возможно, необходима постановка докладов на годичных сессиях по кардинальным вопросам современной биостратиграфии. Это совершенствование Международной и Общей стратиграфических шкал, разработка инфразональных подразделений и многое другое.

Заключение

Престиж и авторитет Палеонтологического общества создавались и создаются его членами, избранными в отечественную Академию наук. Уже среди членов-учредителей были академики Н.И. Андрусов и А.П. Павлов, будущие члены Академии А.А. Бори-сяк, М.Д. Залесский, А.Н. Криштофович, М.А. Мензбир, М.В. Павлова, П.И. Степанов, В.Н. Сукачёв, Н.Н. Яковлев.

Среди почётных членов, начиная с присвоения этого звания в 1948 г., члены Академии наук, в том числе республиканских — Л.С. Берг. Д.В. Наливкин, В.П. Ренгартен, Ю.А. Орлов, Л.Ш. Давиташвили, О.С. Вялов, И.И. Горский, К.А. Ализаде, А.В. Фур-сенко, В.В. Меннер, В.А. Вахрамеев, А.А. Али-заде, М.М. Алиев, Б.С. Соколов,

A.И. Жамойда, А.Ю. Розанов, Л.П. Татаринов, А.В. Каныгин, Б.Н. Шурыгин. Выше перечисленные учёные занимались многими направлениями геологии, кроме палеонтологии, так же как академик К.В. Симаков и члены-корреспонденты РАН Б.И. Чува-шов и С.В. Рожнов, директор Палеонтологического института РАН.

Значительную часть почётных членов Общества составляют университетские профессора и доценты, среди них основатели новых направлений, разработчики новых методов палеонтологии или основатели научных школ. Это Р.Ф. Геккер, Е.Д. Заклин-ская, В.Г. Камышева-Елпатьевская, А.И. Киричкова, Г.Я. Крымгольц, Л.С. Либрович,

B.П. Нехорошев, А.М. Обут, И.М. Покровская, Д.М. Раузер-Черноусова, Д.Л. Степанов, Н.Н. Субботина, А.В. Хабаков, Л.И. Хозацкий, М.Э. Янишевский и многие другие.

Итак, зародившись в трудные годы истории России, Палеонтологическое общество объединило и объединяет отечественных палеонтологов, стратиграфов, геологов и биологов, с годами наращивало свой авторитет полезной деятельностью, результаты которой были всегда востребованы геологической службой страны, в особенности в золотые десятилетия истории советской геологии. В последние «непредсказуемые» четверть века Общество продолжает свою работу по разным направлениям современной палеонтологии и надеется на дальнейшее её укрепление и развитие. Несмотря на большие сложности функционирования в настоящее время, есть все основания полагать, что Палеонтологическое общество сможет и в дальнейшем быть организующей и цементирующей силой, которая будет способствовать процветанию палеонтологических работ в России.

Литература

Алексеев А.С. Московская школа палеонтологов // Систематика и филогения беспозвоночных. Критерии выделения высших таксонов / Под ред. В.В. Меннер. М.: Наука, 1990. С. 146—157.

Бессуднова З.А., Стародубцева И.А. Карл Францович Рулье. Страницы биографии // Бюллетень МОИП. Отд. геол. 2014. Т. 89. Вып. 5. С. 5-15.

Борисяк А.А. Краткий очерк истории Русской палеонтологии // Труды Института истории естествознания. Т. 1. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1947. С. 5-20.

Всесоюзное палеонтологическое общество. Справочник. Л.: Наука, 1984. 260 с.

Всесоюзное палеонтологическое общество. Справочник. (Дополнение). Л.: ВПО, 1990. 144 с.

Горский И.И. Вступительное слово // Всесоюзное палеонтологическое общество. Труды I сессии. М.: Госгеолтехиздат, 1957. С. 7-8.

Горский И.И. Пятьдесят лет Всесоюзного Палеонтологического общества // Всесоюзное палеонтологическое общество. Труды XII сессии. Л.: Госгеолтехиздат, 1968, С. 3-11.

Давиташвили Л.Ш. Развитие и современное состояние палеонтологии // Основы палеонтологии. Общая часть. Простейшие / Под ред. Д.М. Раузер-Черноусовой, А.В. Фурсенко. М.: Изд-во АН СССР. 1959. С. 21-43.

Жамойда А.И. Основатели отечественной микропалеонтологии // Всесоюзное палеонтологическое общество. Труды XXXIV сессии. Л.: Наука, 1990. С. 14-21.

Жамойда А.И. Три тридцатилетия Палеонтологического общества // Палеонтологический журнал. 2006. № 6. С. 100-110.

Жамойда А.И. Академик Борис Сергеевич Соколов — президент Палеонтологического общества // Соколов Б.С. Палеонтологические проблемы геологии. Геобиология. Новосибирск: ИНГГ СО РАН, 2013. С. 7-15.

Жамойда А.И. Образование Русского палеонтологического общества — первый год его деятельности // Палеонтологическое общество. Материалы LX сессии. СПб. 2014а. С. 11-15.

Жамойда А.И. Русское-Всероссийское-Всесоюзное палеонтологическое общество. 40 лет целеустремленной деятельности // Палеонтологическое общество. Материалы LX сессии. СПб., 20146. С. 16-22.

Жамойда А.И. Из последних писем Бориса Сергеевича Соколова // Региональная геология и металлогения. 2014в. № 60. С. 117-121.

Жамойда А.И., Прозоровская Е.Л. Пять десятилетий Межведомственного стратиграфического комитета // Региональная геология и металлогения. 2005. № 24. С. 160-170.

Жамойда А.И., Алексеев А.С., Розанов А.Ю., Суяркова А.А. Палеонтологическому обществу России — 100 лет. Исторический очерк // СПб.: Изд-во ВСЕГЕИ, 2016. 244 с.

Колчинский Э.И. Первая Мировая война и мобилизационная модель организации академической науки. Вестник РАН. 2015. Т. 85. № 3. С. 261-268.

Криштофович А.Н. Всероссийское Палеонтологическое общество за 30 лет (1916-1946 гг.) // Ежегодник ВПО. 1949. Т. XIII. С. 151-154.

Крымгольц Г.Я., Крымгольц Н.Г. Имена отечественных геологов в палеонтологических названиях. СПб.: Палеонтологическое общество, 2000. 140 с.

Максимова З.А. Вторая сессия Всесоюзного палеонтологического общества // Ежегодник ВПО. 1957. Т. XVI. С. 291-295.

НаливкинД.В. Наши первые женщины — геологи. Л.: Наука, 1979. 216 с.

Наливкин Д.В. Первые женщины-геологи Петербурга-Ленинграда // Геология — жизнь моя. Вып. 10. М.: Всероссийское геологическое общество, 2003. С. 181-412.

Райков Б.Е. Русские биологи-эволюционисты до Дарвина. Материалы к истории эволюционной идеи в России. Т. 2. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1951. 587 с.

Ренгартен В.П. Сорок лет деятельности Всесоюзного палеонтологического общества // Всесоюзное палеонтологическое общество. Труды II сессии. Л.: Госгеолтехиздат, 1959. С. 11-14.

Розанов А.Ю. Современная палеонтология // Успехи современной биологии. 1999. Т. 119. № 6. С. 531-542.

Розанов А.Ю. Избранные труды: в 2-х т. / Отв. ред. С.В. Рожнов. М.: Палеонтол. ин-т им. А.А. Борисяка РАН, 2012. 824 с.

Соколов Б.С. Палеонтологические проблемы палеонтологии. Геобиология. Новосибирск: Институт нефтегазовой геологии СО РАН, 2013. 344 с.

Соловьев Ю.Я. (ред.). Павловская геологическая школа. М.: Наука, 2004. 211 с.

Стародубцева И.А. Эволюция взглядов на стратиграфию юры Центральной России (XIX-XX вв.). М.: Научный мир, 2006. 212 с.

Стародубцева И.А., Алексеев А.С. Христиан Иванович Пандер (1794-1865) и его роль в развитии отечественной палеонтологии // Бюллетень МОИП. Отд. геол. 2008. Т. 83. Вып. 4. С. 86-92.

Стародубцева И.А., Алексеев А.С. История российской палеонтологии. М.В. Ломоносов // Вестник РАЕН. 2011. Т. 11. № 3. С. 133-139.

Тихомиров В.В. Первые полтора столетия русской палеонтологии (1720-1870) // Всесоюзное Палеонтологическое общество. Труды XVI сессии. Л.: Наука, 1977. С. 15-23.

100 years of the Russian Paleontological Society: A Historical Survey

Alexander I. Zhamoida1, Sergey V. Rozhnov2, Alexander S. Alekseev2, Alexey Yu. Rozanov2, Anna A. Suyarkova1

1 A.P. Karpinsky Russian Geological Research Institute, St. Peterburg, Russia; MSK@vsegei.ru

2 Paleontological Institute of the Russian Academy of Sciences, Moskow, Russia; Rozhnov@paleo.ru

The authors present a history of the formation and scientific and educational activity of the Paleonto-logical Society (Russian, All-Russian, All-Union, of the Russian Academy of Sciences) from 1916-2016, based on official documents (statutes, annual reports, volumes of the Paleontological Society "Yearbook", etc.). The briefly describe the state of paleontology in Russia prior to the establishment of the Society and conclude by reflecting on future prospects for developing paleontology and the Society's objectives.

Keywords: Geological Committee, Paleontological Society, Nikolai Yakovlev, Mikhail Zalessky, Paleontological Institute, Aleksey Borisyak, A.P. Karpinsky Russian Geological Research Institute, Anatoly Ryabinin, Afrikan Krishtofovich, Ivan Gorsky, Boris Sokolov.

References

Alekseev A.S. (1990) "Moskovskaia shkola paleontologov" [Moscow school of paleontologists], in: Menner V.V. (ed.) Sistematika i filogeniia bespozvonochnykh. Kriterii vydeleniia vysshikh taksonov [Taxonomy and phylogeny of invertebrates. Criteria of establish of higher taxa], Moscow: Nauka, pp. 146-157.

Bessudnova Z.A. (2014) "Karl Frantsovich Rul'e. Stranitsy biografii" [Karl Frantsovich Rul'e. The pages ofbiography], Biulleten'Moskovskogo obshchestva ispytateleiprirody, otdel geologii, vol. 89, no. 5, pp. 5-15.

Borissyak A.A. (1947) "Kratkii ocherk istorii Russkoi paleontologii" [A short outline of histoty of Russian paleontology], Trudy Instituta istorii estestvoznaniia, Moscow; Leningrad: Izdatel'stvo Akademii nauk SSSR, vol. 1, pp.5-20.

Davitashvili L.Sh. (1959) "Razvitie i sovremennoe sostoianie paleontologii" [Development and an actual state of paleontology], in: Rauzer-Chernousova D.M., Fursenko A.V. (eds.) Osnovy paleontologii. Obshchaia chast'. Prosteishie [Introduction in paleontology. The common part. The protozoa], Moscow: Izdatel'stvo Akademii nauk SSSR, pp. 21-43.

Gorsky I.I. (1957) "Vstupitel'noe slovo" [An introduction], Vsesoiuznoe paleontologicheskoe obshchestvo. Trudy I sessii, Moscow: Gosgeoltekhizdat, pp.7-8.

Gorsky I.I. (1968) "Piat'desiat let Vsesoiuznogo Paleontologicheskogo obshchestva" ['Fifty years of the Paleontological society of the USSR'], Vsesoiuznoe paleontologicheskoe obshchestvo. Trudy XII sessii, Moscow: Gosgeoltekhizdat, pp. 3-11.

Kolchinsky E.I. (2015) "Pervaia Mirovaia voina i mobilizatsionnaia model' organizatsii akademi-cheskoi nauki" [The first World War and a mobilization model of academical science' organization], VestnikRAN, vol. 85, no. 3, pp. 261-268.

Krishtofovich A.N. (1949) "Vserossiiskoe Paleontologicheskoe obshchestvo za 30 let" [All-Russian paleontological society during thirty years], in: Ezhegodnik VPO, vol. XIII, pp. 151-154.

Krymholts G.Ya., Krymholts N.G. (2000) Imena otechestvennykh geologov v paleontologicheskihk nazvaniiakh [The names of the domestic geologists in the paleontological denominations], St.-Peters-burg: Paleontologicheskoe obshchestvo.

Maksimova Z.A. (1957) "Vtoraia sessiia Vsesoiuznogo paleontologicheskogo obshchestva" [The second session of the All-Union paleontological society], Ezhegodnik VPO, vol. XVI, pp. 291-295.

Nalivkin D.V. (1979) Nashipervye zhenshchiny — geologi [Our first women-geologists], Leninrgad: Nauka.

Nalivkin D.V. (2003) "Pervye zhenshchiny-geologi Peterburga-Leningrada" [The first PetersburgLeningrad women-geologists], in: Geologiia — zhizn' moia...[Geology is my life], issue 10, Moscow: Vserossiiskoe geologicheskoe obshchestvo, pp. 181-412.

Raikov B.E. (1951) Russkie biologi-evoliutsionisty do Darvina. Materialy k istorii evoliutsionnoi idei v Rossii [Russian biologists-evolutionists — before Darvin. Materials for the history of evolutional idea in Rissia], vol. 2, Moscow; Leningrad: Izdatel'stvo Akademii nauk SSSR.

Rengarten V.P. (1959) "Sorok let deiatel'nosti Vsesoiuznogo paleontologicheskogo obshchestva" [Forty years activity of the All-USSR society], Vsesoiuznoe paleontologicheskoe obshchestvo. Trudy II ses-sii, Leningrad: Gosgeoltekhizdat, pp. 11-14.

Rozanov A.Yu. (1999) "Sovremennaia paleontologiia" [A modern paleontology], Uspekhi sovremen-noi biologii, vol. 119, no. 6, pp. 531—542.

Rozanov A.Yu. (ed.) (2012) Izbrannye trudy: v 2-kh t [Proceedings. In two volumes] Moscow: Paleon-tologicheskii institut im. A.A. Borisiaka RAN.

Sokolov B.S. (2013) Paleontologicheskie problemy geologii. Geobiologiia [The paleontological problems of geology. Geobiology], Novosibirsk: Institute of Petroleum Geology and Geophysics of Siberian branch of Russian Academy of Sciences.

Solov'ev Yu.Ya. (ed.) (2004) Pavlovskaia geologicheskaia shkola [Pavlov' geological school], Moscow: Nauka.

Starodubtseva I.A. (2006) Evoliutsiia vzgliadov na stratigrafiiu iury tsentral'noi Rossii [Evolution of opinions at stratigraphy of the Jura of Central Russia], Moscow: Nauchnyi mir.

Starodubtseva I.A., Alekseev A.S. (2008) "Khristian Ivanovich Pander (1794-1865) i ego rol' v raz-vitii otechestvennoi paleontologii" [Christian Ivanovich Pander (1794-1865) and his part in development of domestic paleontology]: Biulleten' Moskovskogo obshchestva ispytateleiprirody, otdelgeologii, vol. 83, no. 4, pp. 86-92.

Starodubtseva I.A., Alekseev A.S. (2011) "Istoriia rossiiskoi paleontologii. M.V. Lomonosov" [His-toty of Russian paleontology M.V. Lomonosov], Vestnik RAEN [Bulletin of Russian Academy of Natural Sciences], vol.11, no. 3, pp. 133-139.

Tikhomirov V.V. (1977) "Pervye poltora stoletiia russkoi paleontologii (1720-1870)" [The first one and a half hundred years of Russian paleontology (1720-1872)], Vsesoiuznoe paleontologicheskoe obshchestvo. Trudy XVIsessii, Leningrad: Nauka, pp. 15-23.

Vsesoiuznoe paleontologicheskoe obshchestvo. Spravochnik (1984) [The paleontological society of the USSR. Reference-book], Leningrad: Nauka.

Vsesoiuznoe paleontologicheskoe obshchestvo. Spravochnik. Dopolnenie (1990) [The paleontological society of the USSR. Reference-book. Supplement], Leningrad: Vserossiiskoe paleontologicheskoe obshchestvo.

Zhamoida A.I. (1990) "Osnovateli otechestvennoi mikropaleontologii" [Founders of the native micropaleontology], in: Vsesoiuznoe paleontologicheskoe obshchestvo. Trudy XXXIV sessii, Leningrad: Nauka, pp. 14-21.

Zhamoida A.I. (2006) "Tri tridtsatiletiia Paleontologicheskogo obshchestva" [Three times of thirty years of the Paleontological society], Paleontologicheskii zhurnal, no. 6, pp. 100-110.

Zhamoida A.I. (2013) "Akademik Boris Sergeevich Sokolov — prezident Paleontologicheskogo obshchestva" [Academician Boris Sergeevich Sokolov — president of the Paleontological society], in: B.S. Sokolov. Paleontologicheskie problemy geologii. Geobiologiia [The paleontological problems of geology. Geobiology], Novosibirsk: Institute of Petroleum Geology and Geophysics of Siberian branch of Russian Academy of Sciences, pp. 7-13.

Zhamoida A.I. (2014a) "Obrazovanie Russkogo paleontologicheskogo obshchestva — pervyi god ego deiatel'nosti" [Foundation of the Russian paleontological society — the first year of its activity], in: Paleontologicheskoe obshchestvo. Materialy LX sessii, Saint-Petersburg, pp. 11-15.

Zhamoida A.I. (2014b) "Russkoe-Vserossiiskoe-Vsesoiuznoe paleontologicheskoe obshchestvo. 40 let tseleustremlennoi deiatel'nosti" [The Russian-All-Russian-All-USSR Union Paleontological society — 40 years of purposeful activity], in: Paleontologicheskoe obshchestvo, Materialy LX sessii, Saint-Petersburg, pp. 16-22.

Zhamoida A.I. (2014v) "Iz poslednikh pisem Borisa Sergeevicha Sokolova" [From some of last letters of Boris Sergeevich Sokolov], Regional'naiageologiia imetallogeniia, vol. 60, pp. 117-121.

Zhamoida A.I., Prozorovskaya E.L. (2005) "Pyat' desiatiletii Mezhvedomstvennogo stratigra-ficheskogo komiteta" [Five decades of the Interdepartmental Stratigraphical Committee], Regional'naya geologiya i metallogeniya, vol. 24, pp. 160-170.

Zhamoida A.I., Alekseev A.S., Rozanov A.Yu., Suyarkova A.A. (2016) Paleontologicheskomu obshchestvu Rossii — 100 let. Istoricheskii ocherk [One hundred years to the Paleontological society of Russia], Saint-Petersburg: Izd-vo VSEGEI.