Научная статья на тему 'Стереотипы восприятия Японии жителями Китая в контексте современных отношений двух стран'

Стереотипы восприятия Японии жителями Китая в контексте современных отношений двух стран Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
350
111
Поделиться

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Струкова М. И., Щелконогова Е. А.

Анализируются причины формирования стереотипов восприятия Японии жителями Китая, характерных для периода 90-х гг. XX в. начала XXI в. Авторы приходят к заключению, что в оценках китайской общественностью японцев и Японии прослеживается двойственность, обусловленная противоречивым характером взаимоотношений между двумя государствами.

THE CHINESES PERCEPTION OF JAPAN IN TERMS OF MODERN SINO-JANANESE RELATIONS

The authors analyze the origins and causes of stereotypes in Chineses perception of Japan in the 1990s and in the early 21st century. The following conclusion is made: the controversial nature of the Sino-Japanese relations determinates some duality in the image of Japan and the Japanese in the eyes of the Chinese.

Текст научной работы на тему «Стереотипы восприятия Японии жителями Китая в контексте современных отношений двух стран»

190

История

Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачев ского, 2007, № 6, с. 190-196

СТЕРЕОТИПЫ ВОСПРИЯТИЯ ЯПОНИИ ЖИТЕЛЯМИ КИТАЯ В КОНТЕКСТЕ СОВРЕМЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ ДВУХ СТРАН

© 2007 г. М.И. Струкова, Е.А. Щелконогова

Нижегородский госуниверситет им. Н.И. Лобачевского

dusia8@yandex.ru

Поступила в редакцию 09.11.2007

Анализируются причины формирования стереотипов восприятия Японии жителями Китая, характерных для периода 90-х гг. XX в. - начала XXI в. Авторы приходят к заключению, что в оценках китайской общественностью японцев и Японии прослеживается двойственность, обусловленная противоречивым характером взаимоотношений между двумя государствами.

В последней четверти XX века международная ситуация в Азиатско-Тихоокеанском регионе претерпела ряд существенных изменений, связанных в первую очередь с превращением Китая в динамично развивающееся государство. Бурное развитие экономики, активное вторжение на мировой рынок и при этом обладание ядерным оружием сделало Китай на рубеже XX-XXI столетий едва ли не важнейшим фактором влияния на военно-политическую и финансово-экономическую ситуацию в регионе. Традиционные «гаранты стабильности» в лице США и Японии в настоящее время вынуждены считаться с мнением Китая и учитывать его позицию по целому ряду проблем региональной политики.

В этой ситуации особую актуальность с точки зрения формирования адекватной внешней политики России в Азиатско-Тихоокеанском регионе и на Дальнем Востоке приобретает изучение взаимоотношений Китая (в эпоху «холодной войны» бывшего формальным союзником СССР) и Японии (ставшей в послевоенный период проводником и военным плацдармом американской политики в указанном регионе).

Известно, что проблема межгосударственных взаимоотношений включает в себя большое число исследовательских аспектов, как то: изучение истории становления взаимоотношений между государствами, сферы и характера контактов, факторов, влияющих на динамику и направления развития отношений и т.д.

В настоящее время в отечественной историографии всё большее внимание обращается на общественное сознание как фактор, хотя и не впрямую, но косвенно влияющий на формирование взаимоотношений между народами и государствами. Свидетельством этому явился выход в 2001 году исследования З.Д. Катковой и Ю.В. Чудодеева «Китай и Япония: любовь или ненависть?» [12], в котором впервые в россий-

ском китаеведении предпринята попытка наметить основные черты и проследить вехи в эволюции стереотипов китайско-японского взаи-мовосприятия, выявить те его компоненты, которые проявляются и в современном подходе китайцев и японцев друг к другу. Хронологические рамки исследования охватывают период с VII в. н. э. до 30-40-х гг. XX века.

В настоящей статье предпринимается попытка анализа современных стереотипов китайско-японского взаимовосприятия, характерных для периода 90-х гг. XX в. - начала XXI в.

Предмет исследования - мнения отдельных групп населения Китая о Японии, высказанные в ходе опросов, проведённых в этом государстве в указанный выше хронологический период.

Цель авторов статьи - определить наиболее характерные мнения общественности двух стран друг о друге, выявить новые тенденции в формировании стереотипов взаимовосприятия китайцев и японцев, а также определить факторы, повлиявшие на их формирование.

В качестве источников в данной работе использованы результаты социологических опросов, проведенных среди граждан КНР в период 90-х гг. ХХ века - начала XXI века (анкетирование, проведенное Ассоциацией по изучению национальных условий в 1992 г. среди более 1000 слушателей Beijing University, the Chinese People’s University и Beijing Normal University [10], исследование китайского социолога Лю Дэпиня, проведенное в 2001 г. среди 248 студентов China Youth College for Politics, China People’s University Qinghua University [7], опросы общественного мнения, проведенные китайской прессой и проч. Нужно отметить, что в первых двух указанных анкетированиях принимали участие студенты наиболее престижных китайских вузов, причем вполне определенного среза общества. Так, из них практически никто не бывал в Японии, подавляющее большинство

не имели друзей японцев. Таким образом, студенты имели весьма незначительные контакты с японской действительностью, что, конечно, несколько ограничивало их кругозор. При этом, обучаясь в престижных учебных заведениях, ориентированных на интернационализацию, молодые люди не могли не сталкиваться с историей и реалиями современной Японии. Большинство из них заявляли о своем интересе к Стране восходящего солнца. Некоторые опрошенные уже изучали японский язык, большинство участвующих в опросах намеревались изучать его в будущем. Из вышеизложенного можно заключить, что опрошенные молодые люди, хотя и не имели непосредственных связей с Японией, проявляли к ней некоторый интерес, то есть их представления об этой стране должны были быть более определенными и объективными, нежели представления среднего китайского обывателя. Тем не менее объем общих знаний респондентов о Японии был в известной степени ограничен). Кроме того, авторы произвели частичный обзор японской и китайской прессы за исследуемый период (The Japan Times, «Жеминь Жибао», Look Japan, «Асахи Сибун» и т.д.). Помимо вышеперечисленных материалов, в работе использовались труды японских и китайских (Yong Deng [10], Michael Yahuda [8]), а также американских (K.V.Kesavan [6], Denny Roy [4] etc.) и российских (З.Д. Каткова, Ю.В. Чудодеев [12] и др.) историков и социологов.

Представления жителей Китая о японцах в 90-х гг. прошлого века были весьма мозаичны, а порой и противоречивы. Во многом это обусловлено непростой историей развития взаимоотношений двух стран. По словам известного китайского деятеля культуры Си Джина, «в целом позитивный образ Японии в период модернизации после эпохи Мэйдзи как убежища китайских патриотов, где сонмы представителей китайской интеллигенции воспринимали западную культуру, а также как экономического гиганта накладывается и смешивается с негативным образом первой японо-китайской войны 1894-95 гг., второй японо-китайской войны (1937-45 гг. - Прим. евт.) и представлениями о ничтожности японской культуры» [10]. На складывание образа Японии в глазах жителей КНР сильное влияние оказала коммунистическая государственная пропаганда Китая, обыгрывавшая противоречия между двумя системами, фактически формировавшая негативный образ соседа - агрессора и «хищника».

Некоторые подвижки в представлениях китайцев о Японии связаны с нормализацией отношений между государствами в 1972 г. Объек-

тивная потребность в двустороннем диалоге, особенно в сфере экономики, стимулировала интерес китайской общественности к вопросу взаимоотношений между двумя странами, в том числе и на исследовательском уровне. Рассматриваемые в данной работе социологические опросы отражают интерес научных кругов Китайской Республики к указанной проблеме.

Если обратиться к китайским опросам общественного мнения относительно Японии и оценкам прессы КНР за 90-е гг. ХХ в. - начало XXI в., то большинство материалов можно свести к нескольким основным проблемам: отношение жителей КНР к Стране восходящего солнца в целом, традиционные противоречия между Японией и КНР, привлекающие наибольшее внимание китайских обозревателей (так, по словам Цзянь Гоченя, обозревателя «Жеминь Жибао», «нет необходимости говорить, что еще существуют прискорбные ошибки и затруднения, которые можно увидеть даже сейчас, а также в течение всего развития отношений между двумя странами <.. .> это вопросы понимания отношения к проблеме истории и проблеме Тайваня» [11]), а также проблема возрождения японского милитаризма.

Наибольший резонанс среди китайской общественности в 90-е гг. прошлого века получил вопрос отношения Японии к проблемам истории взаимоотношений двух стран. Так, если в 1992 г., перед визитом японского императора в КНР, 67.6% опрошенных считали, что император Японии должен публично извиниться перед китайским народом [11], то, по социологическим опросам 2001 г., ни один из принимавших участие в исследовании студентов не согласился с утверждением, что Япония полностью принесла извинения за вторжение в Китай в середине ХХ века. 23.4% опрошенных считали, что японским правительством были принесены извинения, хотя и не достаточные; 3/4 опрошенных китайских студентов настаивали, что Япония совсем не извинилась перед Китаем за агрессию времен Второй мировой войны. По вопросам оценки действий, предпринимавшихся японским правительством относительно т.н. проблемы учебников истории, и паломничества премьер-министра Коидзуми в храм Ясукуни соответственно 81.9% и 77% отозвались глубоко негативно, утверждая, что подобная политика японских властей свидетельствует о пренебрежении чувствами жителей Китая. Лишь около 15% опрошенных с некоторым пониманием отнеслись к данным действиям японского правительства, считая, что отчасти их все же можно оправдать государственными интересами Японии [7].

Ответы на вопрос об их отношении к позиции японского правительства относительно истории японской агрессии в Китае в 1937— 1945 гг. выявили следующие оценки респондентов: «Япония отказывается принять и даже искажает историю своей агрессии; <...> отрицает Нанкинскую резню и отказывается официально принести извинения китайскому народу; японская молодежь не знает своей истории; <...> совершенно ясно, что японцы желают передать своим потомкам лживую историю; <.> Япония уступает международному давлению, однако не обращает никакого внимания на чувства жителей соседних государств; <.> Япония не имеет достаточной смелости, чтобы взять ответственность за свои преступления» и т.д. Немногие, выразившие понимание позиции японского правительства, привели следующие аргументы: любое государство или нация будет защищать в первую очередь свои собственные интересы; для каждого правительства нормально исходить из необходимости поддержания собственной политической власти. Более 93% опрошенных китайских студентов считали, что Япония так и не смогла примириться со своим прошлым и адекватно оценить итоги прошедших войн [7].

Еще одним важным фактором негативного восприятия китайцами политики Японии являлся весьма распространенный в китайском обществе тезис о «возрождении японского милитаризма». Социологический опрос 1992 г. показал: 84.5% участвовавших в исследовании китайских студентов уверены, что рост японских военных расходов представляет угрозу для Китая; 50% опрошенных верили, что определенно видна тенденция возрождения японского милитаризма, еще 46.3% считали, что вероятность этого очень высока, и лишь 3.5% — что, возможно, Япония и не вступит на этот путь. По результатам опроса 2001 г., почти такое же количество респондентов ответили утвердительно на вопрос, представляет ли Япония политическую угрозу для Китая [7]. Обосновывая свои ответы, опрошенные жители КНР заявляли, что японцы агрессивны по своей натуре; что «японцы бросают завистливые взгляды на Тайвань и острова Дяоюй (китайское название островов Сенкаку. — Прим. авт.)»; что Япония своим оборонным альянсом с США демонстрирует враждебное отношение к Китаю и т.д. В то же время китайцы настороженно относились к формированию в Японии т.н. «мифа о китайской военной угрозе», т.к. «для китайцев претензии японцев насчет китайских ядерных испытаний и роста расходов на оборону, с 1989 г. превышающих 10%, безосновательны, учитывая, помимо прочего, тот

факт, что Япония еще и находится под защитой ядерного зонтика Соединенных Штатов» [10].

Если говорить о восприятии жителями КНР Японии в целом, то опрошенные студенты не проявили единодушия по этому пункту. На вопрос, считают ли они, что жители Японии имеют хорошие качества, 41% опрошенных ответили положительно, 38% отрицательно, а около 20% затруднились ответить. Приблизительно так же отпрошенные ответили на вопрос о том, испытывают ли они симпатию к японцам [10]. Эти ответы показали, что представления китайских студентов о японцах весьма противоречивы, а также доказали отсутствие сложившегося единого образа типичного японца, как и стереотипа восприятия жителей Японии.

Очень показательно отношение представителей Китая к японской культуре. Почти 3/4 опрошенных отказали Японии в том, что она имеет замечательную историю и культуру. В данном случае важную роль сыграло более чем негативная оценка китайцами исторического пути Японии. Многие жители Китая считали, что «экономический гигант» является «культурным карликом», т.к. «Япония хорошо воспринимает культуру, но не способна передавать и внедрять свои собственные ценности за рубежом» [10]. Если брать более широкое понятие культуры, то в него входят и язык, и национальная кухня и т.д. Опрос, в частности, показал, что китайские студенты весьма неоднозначно относятся к японскому языку (около 40% опрошенных заявили о своих симпатиях к нему, примерно столько же высказали противоположную точку зрения.) Лишь около 20% опрошенных высоко оценили японскую классическую литературу, в то время как около 50% затруднились ответить. Подобные результаты опроса относительно японской литературы связаны с тем, что лишь немногим китайским студентам хорошо знакомы труды японских классиков (т.к. «культурные круги Китая избирательно снабжаются информацией» [7] о зарубежных деятелях). Что же касается японского языка, то многие китайцы придерживаются о нем невысокого мнения из-за некоторых характерных особенностей, неприятных жителям Китая (в частности, японский язык признается слишком многословным, чрезмерно насыщенным пустыми формализмами, произношение — неприятным для уха и т.д.)

В целом же опрошенные негативно оценили японскую культуру. Общая аргументация была такова: история Японии слишком коротка, чтобы сформировалась полноценная национальная культура (нужно помнить, это мнение китайцев,

считающих историю своего народа тысячелетиями), культурная основа японцев неглубока, история японского народа насыщена вторжениями (то есть по своей природе агрессивна), японская культура представляет собой синтез заимствований из китайского наследия и воспринятого от западной цивилизации (ввиду чего является неопределенной и разношерстной), японская культура содержит многочисленные феодальные пережитки (видимо, так китайцы воспринимают традиционные особенности японского общества) и т.д. [7]. Несомненно, подобная оценка японского культурного наследия порождала некоторое высокомерие и отчасти презрительное отношение Китая к соседу (как представляется, здесь проявилась многовековая традиция жителей Поднебесной свысока смотреть на более молодые государства и в том числе на Страну восходящего солнца).

Как оказалось, опрошенные представители китайского студенчества, будучи не слишком осведомлены о японской политике, все же относились к ней в целом негативно. На складывание их политических взглядов, несомненно, огромное воздействие оказала государственная китайская пропаганда. Лишь некоторые студенты «не попали под влияние пропаганды в Китае по этому политическому вопросу, а самостоятельно анализировали и выносили суждения исходя из своей точки зрения касательно общей политической ситуации и национальных интересов японского правительства» [7]. На вопрос об известных им японских политиках опрошенные вспомнили лишь наиболее популярных современных политических деятелей; прочие названные имена связаны с двумя историческими событиями: Второй мировой войной и нормализацией японо-китайских отношений. Среди ответов на пункт об ущербности политической системы Японии превалировали утвердительные (45.7%), около 27% опрошенных заявили, что японская политическая система не столь уж плоха, примерно столько же затруднились ответить [7]. Свое негативное отношение к японской политической системе опрошенные чаще всего объясняли неприятием капиталистического строя (как конкретные проявления его ущербности были названы система разделения властей, многопартийность, частая смена руководства, высокий уровень коррупции), присутствием в японской политике элементов феодализма, а также постоянно возрастающим уровнем японского милитаризма. Основным доводом в пользу японской политической системы послужил тот факт, что она обеспечила высокий уровень развития экономики.

Вопрос японо-китайских отношений, как представляется, является для жителей Китая весьма болезненным. В то же время, как свидетельствуют результаты опросов, «студенты китайских колледжей не много знают о японской истории и недостаточно информированы о японо-китайских отношениях в современной истории». По данным Лю Дэпиня, почти 3/4 китайских опрошенных вузовских студентов лишь в общих чертах понимают японо-китайские взаимоотношения, еще 16.1% понимают их не очень хорошо, и только 8.1% из них высоко оценивают уровень своего понимания отношений Японии с КНР. Тем не менее в Китае широко известны основные японо-китайские противоречия: проблема исторической памяти, тайваньский вопрос, угроза возрождения японского милитаризма. По итогам исследования Ассоциации изучения национальных условий от 1992 г., практически все опрошенные единодушно высказались за взыскание военных репараций с Японии, поддержали притязания КНР на острова Сенкаку, а также высказали уверенность, что рост военных расходов в Японии представляет несомненную угрозу для безопасности Китайской Народной Республики [7].

В последней четверти XX в. появилась новая тенденция в стереотипах восприятия Японии жителями Китая. Опросы 90-х гг. прошлого века — начала XXI в. показали, что китайские студенты высоко оценивали японскую экономику. Большая часть опрошенных были уверены, что японская экономика мощная (89.7%), жизнь в японском обществе благополучная (73%), а также что Япония являлась экспортером высококачественной продукции (61.7%). По этим вопросам лишь весьма немногочисленная часть участвовавших в анкетировании были не в силах определиться с ответом (от 2% до 13%), что свидетельствует о высоком уровне осведомленности слушателей китайских вузов о состоянии японской экономики (тем более что основная часть опрошенных, хотя и называли Японию второй экономической державой мира, все же «пессимистически смотрели на тенденции японской экономики» [7]). При этом необходимо отметить, что с ухудшением состояния японской экономики и ростом экономической мощи КНР представления китайцев о Японии не только трансформировались в сторону уменьшения восхищения ею как великой экономической державой, но и проявляли признаки некоторой враждебности — ввиду новых претензий КНР на лидерство в регионе (что, однако, не оказало существенного влияния на основной стереотип восприятия жителями КНР Японии как мощнейшей экономической державы).

По результатам вышеуказанных социологических опросов, китайские студенты довольно пессимистично оценивали будущее японокитайских отношений. Так, опрос, проведенный в 1992 г. Ассоциацией изучения национальных условий, показал, что более 50% опрошенных считали итоги японо-китайских отношений за 20 лет, прошедших со времени нормализации 1972 г., неудовлетворительными. 32% опрошенных опасались, что японо-китайские отношения в дальнейшем не смогут перейти на качественно новый уровень; почти 50% высказывали сомнения, и лишь 19.5% надеялись на дальнейший прогресс в отношениях между двумя странами [7]. Но и 9 лет спустя китайские студенты выражали недовольство развитием японо-китайского сотрудничества, утверждая, что «японская политика по отношению к Китаю не меняется и Япония высокомерно относится к другим государствам; в Японии до сих пор существует недопустимый феномен храма Ясуку-ни» [7] и т.д. По данным японской «Ёмиури Симбун», в 2002 г. (на 30-летие нормализации отношений) около половины китайских респондентов указывали, что отношения между двумя странами находятся не на высоте, и лишь 22% опрошенных заявили, что вполне удовлетворены состоянием японо-китайских отношений [4]. Тот же опрос показал, что большинство японцев считают, что отношения между двумя странами переживают свои худшие дни со времени нормализации [4].

Кроме социологических опросов, лучшему пониманию представлений жителей Китая о японцах способствуют публикации в китайских средствах массовой информации. Необходимо заметить, что китайские СМИ, особенно государственные, прежде всего транслируют официальную точку зрения по тому или иному вопросу, то есть публикации в них неизбежно несут на себе следы государственной цензуры и пропаганды. Тем не менее их ценность как источника довольно высока, так как хотя они и не всегда полностью отражают точку зрения публикующихся авторов, однако формируют общественное мнение, то есть в итоге имеют многие точки соприкосновения со взглядами китайской общественности.

В данной работе рассматриваются статьи одной из наиболее популярных газет КНР «Же-минь Жибао» за 1999 г. В первую очередь нужно отметить, что вопросу японо-китайских отношений в названном издании уделялось пристальное внимание: часто встречались обзоры основных вопросов отношений между двумя странами, цитировались речи видных политиче-

ских деятелей по этой проблеме, практически все моменты сотрудничества Японии и КНР освещались в новостных рубриках (прежде всего в рубрике Top News, что само по себе показательно). Также в статьях, посвященных японо-китайским отношениям, публиковались некоторые документы японо-китайских отношений и отдельные статистические данные.

Общее содержание статей в «Жеминь Жибао» по интересующему нас вопросу можно свести к нескольким основным вопросам: проблеме исторической памяти, роли Тайваня в отношениях между двумя странами, территориальным противоречиям Японии и КНР, опасениям возрождения японского милитаризма и т д. Проблема исторической памяти для китайцев в 90-е гг. прошлого столетия нашла свое отражение в публикациях о многочисленных находках и разоблачениях, связанных с действиями японской армии на территории Китая в период 1937-1945 гг. и получивших широкий резонанс в китайской печати (так, в «Жеминь Жибао» сообщалось об обнародовании содержания дневников жителей оккупированных японцами районов [5], а также об исследованиях о масштабах применения японцами бактериологического оружия [9]). О степени мрачной популярности подобных тем свидетельствуют слова одной из статей: «в Китае даже ребенок может рассказать вам ужасающие истории об отряде № 731 вторгшейся японской армии...» [9]. Отношение Японии к тайваньской проблеме также вызывало негативную реакцию, причем в данном случае критике подвергались и США, стратегически блокировавшиеся с Японией в рамках АТР (что, по мнению китайских обозревателей, «нарушит стабильность и вызовет новый виток гонки вооружения в Восточной Азии» [3]. Резкие оценки китайских СМИ вызывали притязания Японии на острова Сенкаку (например, действия отдельных японских политиков, высадившихся на спорных островах и провозгласивших их японской собственностью [1]). Немногочисленные положительные отзывы относительно политики японского правительства были в основном связаны с тем или иным совместным японо-китайским мероприятием (например, поддержка Японии в процессе вступления КНР в ВТО) [2] или достижение согласия по отдельным направлениям сотрудничества между двумя странами.

В целом, подобные публикации, несомненно, свидетельствовали о росте интереса китайской общественности к Японии. Кроме того, проживающие в Японии китайцы (многие из которых являлись корреспондентами китайских СМИ), в свою очередь, способствовали склады-

ванию представлений о современной Японии, более приближенных к действительности, нежели традиционные стереотипы.

Как выяснилось в процессе исследования, жители современного Китая по-прежнему подвержены влиянию сложившихся стереотипов в своих оценках Японии. В ответах китайских респондентов прослеживаются «великодержавные» позиции (империи, рассматривавшей японцев наряду с прочими иностранцами как варваров); критическое отношение к заимствованию японцами западных ценностей, низкая оценка самодостаточности японской культуры и т.д.

По-прежнему сохраняется негативный образ Японии-агрессора, сложившийся к середине ХХ века под влиянием захватнической политики Страны восходящего солнца в отношении Китая, жестокостей, чинившихся японскими военными в ходе второй японо-китайской войны 1937—1945 гг.

Наряду с этим весьма позитивно оценивается экономическое развитие Японии, её достижения и возможности в сфере экономики, наблюдается стремление к расширению контактов, партнерству, взаимопомощи.

Проведенный анализ показывает, что в оценках китайской общественностью японцев и Японии прослеживается та же двойственность, которую отмечают отечественные исследователи, рассматривавшие соответствующие оценки в период конца XIX века — первой половины ХХ века. Безусловно, что сохранению этой двойственности способствует не только «историческая» память старшего поколения китайцев, на себе испытавших тяготы военного времени, но и ряд других факторов.

Свой вклад в сохранение традиционных стереотипов восприятия Японии внесла и вносит государственная пропаганда КНР. Япония в течение нескольких десятилетий воспринималась руководством КНР как представитель враждебного капиталистического лагеря на международной арене и идеологический антипод коммунистической Китайской Республике. Китайские СМИ продолжают активно формировать мнение китайской общественности о Японии и японцах, о чем свидетельствуют результаты социологических опросов, рассмотренные выше.

Начиная с 70-х гг. прошлого века, когда произошла нормализация отношений между двумя государствами, в КНР стал доминировать прагматичный подход к Японии, обладавшей мощным потенциалом и способной оказать значительную помощь Китаю, ставшему на путь модернизации. Взаимная заинтересованность стран друг в друге привела к расширению контактов между жителями Японии и Китая.

Вследствие этих процессов восприятие Японии жителями КНР претерпело значительную трансформацию; произошла конкретизация образа Японии и японцев в глазах китайской общественности. В частности, появились представления о Японии - экономическом «локомотиве». Абстрактный образ «врага», сформированный официальной пропагандой, постепенно сменяется на более реалистичную оценку восточного соседа. Однако груз раннее сформировавшихся стереотипов еще значителен, что отражено в оценках китайскими респондентами политики Японии в Азиатско-Тихоокеанском регионе, в частности, в отношении КНР.

В 90-е гг. ХХ в. - начале XXI века японокитайские отношения развивались довольно нестабильно и в значительной мере зависели от общей ситуации в регионе. Китайские представления о Японии до определенной степени отражали колебания отношений между двумя странами. Так, китайская общественность позитивно воспринимала японскую экономическую помощь КНР. При этом жители Китайской Республики высказывали негативные оценки в отношении внешней ориентации Японии на США, ее позиции по тайваньскому вопросу, территориальных притязаний на острова Дяоюй (Сенкаку) и т.д.

Список литеретуры

1. China Indignant at Landing on Diaoyu Island: FM Spokesman People’s Daily. Sept. 8. 1999. (eng-lish.peopledaily. com. cn/)

2. China, Japan Enter Final Stage of WTO Talks People’s Daily. July. 9. 1999. (english.peopledaily. com.cn/)

3. Commentary: Two Countercurrents // People’s Daily. Feb. 13. 1999. (english.peopledaily.com.cn/)

4. Denny Roy. Stirring Samurai, Disapproving Dragon: Japan’s Growing Security Activity and Sino-Japan Relations (search.epnet.com/)

5. Diaries Expose Japanese Aggressors' Atrocities // People’s Daily. Aug. 16. 1999. (english.peopledaily. com.cn/)

6. Kesavan K.V. Japan and the Tiananmen Square Incident: Aspects of the Bilateral Relationship// Asian Survey. 1990. Vol. 30. No.7. P. 669-681. (www.jstor.org/)

7. Lu Deping. Japan in the Eyes of Beijing’s University Students / Chinese Education and Society. Vol. 36, no. 6, November/December 2003 (www.jstor.org/)

8. Michael Yahuda. The Limits of Economic Interdependence: Sino-Japanese Relations // Washington Quarterly. 2002. (26). 2002. No1. (http://www.isanet.org/ archive/yahuda. doc)

9. Study Shows Japanese Army Killed 270,000 Chinese With Germs//People’s Daily. Nov. 29. 1999. (english.peopledaily. com. cn/)

10. Yong Deng. Chinese Relations with Japan: Implications for Asia-Pacific Regionalism / Pacific Affairs. 1997. Vol. 70, № 3 (www.jstor.org/)

11. Zhang Guocheng. Greater Momentum to Furthering Development of Sino-Japan Relations // People’s Daily. Sept. 7. 1999. (english.peopledaily.

com.cn/)

12. Каткова З.Д., Чудодеев Ю.В. Китай — Япония: любовь или ненависть? К проблеме эволюции социально-психологических и политических стереотипов вос приятия (VII в. н. э. — 30—40-е годы ХХ в.). — М., 2001.

THE CHINESE’S PERCEPTION OF JAPAN IN TERMS OF MODERN SINO-JANANESE RELATIONS

M.I. Strukova, E.A Shchelkonogova

The authors analyze the origins and causes of stereotypes in Chinese’s perception of Japan in the 1990s and in the early 21st century. The following conclusion is made: the controversial nature of the Sino-Japanese relations determinates some duality in the image of Japan and the Japanese in the eyes of the Chinese.