Научная статья на тему 'Stay-behind оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны'

Stay-behind оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
2064
398
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПАРТИЗАНСКАЯ ВОЙНА / ПАРТИЗАНСТВО / ПОГРАНИЧНЫЕ ВОЙСКА / ОФИЦЕРЫ-ПОГРАНИЧНИКИ / НКВД / ОСОБЫЙ ОТДЕЛ / ПАРТИЗАНСКИЕ РЕЙДЫ / ДИВЕРСИИ / ДИВЕРСИОННЫЕ ГРУППЫ / BORDER GUARDS' OFFICERS / UERRILLA WARFARE / PARTISAN STRUGGLE / BORDER TROOPS / NKVD / SPECIAL DEPARTMENT / GUERRILLA RAIDS / SUBVERSIVE ACTION / RAIDING FORCE

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Боярский Вячеслав Иванович

В 2013 г. в издательстве «Граница» вышла монография В.И. Боярского «Правильная «неправильная» война» документальное повествование, в котором впервые идет речь о ключевой роли офицеров пограничных войск в организации и развертывании партизанского движения, деятельности республиканских партизанских штабов, руководстве партизанскими отрядами и соединениями в годы Великой Отечественной войны. Настоящая статья представляет соавторскую переработку фрагментов монографии. Боевой опыт прославленных партизанских командиров, бывших пограничников, представлен с акцентом на его актуальность в специальных действиях для обеспечения безопасности страны в современных условиях.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Stay-Behind Stay in the Enemy Rear, or Partisan Struggle, Pages of History of Asymmetric Warfare

After the end of the WWII, NATO began setting up clandestine formations that went under the code name ‘Stay-Behind’ (stay behind the front lines of the advancing enemy) almost all over Western Europe: in Italy, France, Belgium, the Netherlands, Norway, Denmark, Sweden, Finland, Turkey, Spain, Portugal, Austria, Switzerland, Greece, Luxemburg and Germany. The organizational structure of these West European guerilla formations was in many ways similar to that of their Soviet prototypes. These formations had existed until 1990. However, even today some countries include guerilla type warfare into their defense doctrine complete with all the consequences such a consideration entails. For that reason, although there are thousands of books and articles about the role of the Soviet partisan movement in the struggle against the Nazi invaders, it is appropriate to revisit the history of guerrilla warfare during World War II. Least-studied theme is the role of border guards’ officers in organization of partisan movement, in activities of republican guerrilla headquarters, as well as in leadership in guerrilla groups. This issue is the subject of my article, and for investigating this problem, I use the method of historical reconstruction using the data from state and departmental archives, as well as documents from my personal archive. In my article, I show during the WWII, organized guerrilla movement in the temporarily occupied territory of the USSR was in many respects the result of purposeful activities of the NKVD Special Department. In the same vein, the Soviet leaderships create NKVD Independent Motorized Infantry Brigade of Special Purpose, the Soviet military force that were included with of the NKVD Fourth (partisan) Department. This combat unit was actually raiding force. My conclusions are: (i) troops and state security agencies, internal affairs, military intelligence agencies played primary role in the organization of guerrilla warfare and creating of partisan forces until the creation of the Central Headquarters of the Partisan Movement. Due their nature, troops and security bodies were the only who was capable to integrate organized nature and professionalism with guerrilla activities and centralize border forces. (ii) the most successful in the army command’s interests acted only those guerrilla forces, headed by a core or whom were members of the armed forces, officers of bodies and troops of the State Security and Internal Affairs, who worked ‘under the flag’ of the guerrillas. Effectiveness was higher where special guerrilla army units had the support of the local population. Credo of guerrilla struggle consisted in (a) close connection with the guerrilla army and the people, and (b) in the optimum combination of professionals and volunteers in the partisan formations.

Текст научной работы на тему «Stay-behind оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны»

Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. Т. 7. Вып. 1 • 2014

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time vol. 7, issue 1

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit Band 7} Ausgabe 1

Территория вр

УДК 94:351.746.1:3

Боярский В.И.

Stay-Behind — оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны

Боярский Вячеслав Иванович, доктор исторический наук, профессор, действительный член Академии военных наук и Международной академии информатизации

E-mail: bovich@inbox.ru

В 2013 г. в издательстве «Граница» вышла монография В.И. Боярского «Правильная «неправильная» война» — документальное повествование, в котором впервые идет речь о ключевой роли офицеров пограничных войск в организации и развертывании партизанского движения, деятельности республиканских партизанских штабов, руководстве партизанскими отрядами и соединениями в годы Великой Отечественной войны. Настоящая статья представляет соавторскую переработку фрагментов монографии. Боевой опыт прославленных партизанских командиров, бывших пограничников, представлен с акцентом на его актуальность в специальных действиях для обеспечения безопасности страны в современных условиях.

Ключевые слова: партизанская война, партизанство, пограничные войска, офицеры-пограничники, НКВД, Особый отдел, партизанские рейды, диверсии, диверсионные группы.

Партизанская война — представляет самостоятельные действия выделенных армией отрядов, прервавших с нею связь, хотя бы временно, и наносящих вред противнику преимущественно в тылу... народная война, хотя бы и веденная в тылу неприятеля, отличается от партизанской войны, поскольку шайки восставшего народа привязаны к своим родным местам, ведут войну на свой страх и риск.

Военная энциклопедия, 1914 г.

Не многим из русскоязычных читателей известно, что после окончания Второй мировой войны в Западной Европе: в Италии, во Франции, Бельгии, Голландии, Норвегии, Дании, Швеции, Финляндии, Турции, Испании, Португалии, Австрии, Швейцарии, Греции, Люксембурге и Германии стали создаваться тайные структуры НАТО, известные под названием Stay-Behind (оставаться в тылу противника), которые задумывались в начале как партизанские движения на случай оккупации Западной Европы Советским Союзом [Гансер 2012; Ganser 2005.0,0; Nuti 2007; Riste 2007; Gunter 2003; Demiroz, Kapucu 2012; Long 2014].

Учитывая опыт советских партизан, Соединенные Штаты полагали, что эти партизанские сети необходимы, чтобы преодолеть состояние неподготовленности, в котором находились страны, захваченные Германией. Так, некоторые оккупированные Германией государства, например, Норвегия, сделали выводы из своей неспособности сопротивляться оккупантам и решили, что в случае новой оккупации они должны быть лучше подготовлены, иметь иной выбор, и иметь возможность положиться на секретную (партизанскую) армию в том случае, если классическая армия будет побеждена. Подобные структуры, создаваемые для развертывания партизанской войны, не без учета опыта организации партизанского движения в Советском Союзе в годы Второй мировой войны, в Западной Европе существовали до 1990 г. [Гансер 2012; Ganser 2006; Simpson 1968]. В некоторых государствах концепции партизанской борьбы и сегодня активированы, т.е. включены в оборонительные доктрины.

гмени

Territory of Time / Territorium der Zeit

55.425.4

Боярский В.И. Stay-Behind — оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны

В этой связи, хотя о роли и месте советского партизанского движения в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками и написаны тысячи книг и статей, целесообразно вновь обратиться к истории партизанской борьбы в период Великой Отечественной войны — а именно, к вопросу о роли офицеров пограничных войск в организации партизанского движения, деятельности республиканских партизанских штабов, руководстве партизанскими отрядами и соединениями.

Партизанство — асимметричная война

Бесспорный факт, признаваемый сегодня всеми, заключается в том, что партизанская борьба в годы Великой Отечественной достигла небывалого размаха, оказала ощутимое влияние на общий ход вооруженной борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и ее конечный итог. Наиболее существенными были результаты воздействия партизан:

— на снабжение фронта врага;

— управление оккупированными территориями;

— морально-психологическое состояние войск противника и местного населения.

Партизаны уничтожали живую силу и технику врага, добывали для армии ценные разведывательные данные, захватывали и удерживали до подхода наступающих войск переправы и плацдармы на водных преградах, станции, мосты, железнодорожные узлы и другие важные объекты.

Области, контролируемые партизанами, выпадали из хозяйственного использования противника, чем подрывалась его экономическая политика. Партизаны противодействовали террористическим акциям оккупантов, депортации сограждан.

Наиболее ценным вкладом партизанских сил в разгром врага следует считать результаты их действий на вражеских коммуникациях, особенно железнодорожных. Их эффективность можно сравнить с эффективностью налетов бомбардировочной авиации при значительном сокращении людских потерь и экономии взрывчатых веществ. По самым скромным подсчетам исследователей, проведенным также с учетом документов противника, перерывы в движении на железнодорожных направлениях и перегонах в годы войны составили в общей сложности около 6 тыс. суток. При этом основной целью партизанских действий являлись крушения поездов, в результате которых обеспечено 66% всех перерывов в движении1.

1 Рассчитано автором на основании данных ЦАМО России и ЦАПС ФСБ России. См. также [История Великой Отечественной войны... 1961; Старинов 1997, 1999].

Закладка мины на железнодорожном полотне

Результат диверсии на железной дороге Результат диверсии на железнодорожном мосту

Боярский В.И. Stay-Behind — оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны

Эти и другие данные позволяют утверждать, что действия по нарушению оперативных и снабженческих перевозок в тылу вражеских войск противника были одной из основных задач партизанских сил. Отряды специального назначения и взаимодействующие с ними партизанские отряды и группы, имея связь с Центром, нарушали работу тыла и управление войсками врага в значительных масштабах. Только в результате безвозвратного выведения партизанами из строя 2,4 тыс. паровозов противник не смог переправить на фронт и обратно тысячи эшелонов.

Партизанские силы не могли сдерживать продвижение фашистских войск в глубину территории СССР, но их действия вынуждали врага увеличивать количество соединений, привлекаемых для обеспечения безопасности своих войск. Контрпартизанские акции вермахта на ряде театров военных действий (ТВД) носили характер регулярных военных действий. Партизанские силы, по самым скромным подсчетам, отвлекали на себя войска противника: до 5% — в конце 1941 г., до 30% — в 1943—1944 гг.2

2 Рассчитано автором на основании данных ЦАМО России и ЦАПС ФСБ России. См. [там же].

Ставка Верховного Главнокомандования планировала использование партизанских сил в стратегических операциях. Поэтому и восстановление истинной картины партизанской борьбы в годы Великой Отечественной войны, осмысление исторического опыта имеет, по сути, стратегическое значение...

Ошибок в организации партизанской борьбы накануне войны было сделано немало и опыт «сын ошибок трудных» давался немалой кровью. Действительно, в конце 1930-х гг., буквально накануне Второй мировой войны, партизанские силы были расформированы, закладки оружия и боеприпасов изъяты. Не только потому, что возобладала наступательная идея советской военной доктрины о войне малой кровью на чужой территории. Изменился характер задач, стоявших перед партизанскими силами. Отодвинулась на запад граница, и на месте прежнего противника — Польши (на территории которой Советской Республикой велись партизанские действия, так же как и Польшей на территории СССР) — менее чем за два года до войны у советских границ появилась Германия, подталкиваемая Англией к войне с Советским Союзом. Это если говорить о враге внешнем.

Видя трагическое отступление Красной Армии, правительство Советского Союза 3 июля 1941 г. обратилось к советскому народу с призывом немедленно начать беспощадную партизанскую войну против захватчиков. Но как ее сразу начнешь, если почти все, кто умел партизанить, оказались или репрессированными, или не у дел?

Пришлось вновь начинать с нуля: искать людей, знающих тактические приемы и способы ведения партизанской войны, создавать спецшколы, наспех готовить кадры организаторов, диверсантов, минеров, подпольщиков, радистов.

Отсутствовал и орган руководства партизанскими силами. Центральный штаб партизанского движения (ЦШПД) при Ставке ВГК создали лишь 30 мая 1942 г. Одновременно сформировали партизанские штабы при Военных советах Западного, Калининского, Брянского, Ленинградского и Карело-Финского фронтов. Чуть позже — Украинский, Белорусский, Эстонский, Литовский, Крымский и другие штабы партизанского движения. Почти все штабы возглавляли некомпетентные люди, в основном — партийные функционеры. В течение десяти месяцев ЦШПД трижды переформировывали и 7 марта 1943 г. расформировали вовсе, но 17 апреля того же года восстановили, а затем 13 января 1944 г. окончательно ликвидировали.

Была оккупирована огромная часть СССР. За первые трагические пять месяцев войны страна понесла огромные потери в людях, не говоря уже о потерях в экономике.

В результате неподготовленности вооруженных сил и народа партизанская борьба на оккупированной территории фактически начала разворачиваться лишь с весны 1942 г., после разгрома гитлеровских войск под Москвой, когда народ, оказавшийся на захваченной врагом земле, понял, что Красная Армия жива и бьет оккупантов, и сколько бы ни продолжалась теперь война, исход ее не вызывал сомнений. Партизанская борьба активизировалась только с июля того же года, после подготовки партизанских специалистов, когда советское военное командование получило по ленд-лизу из США коротковолновые портативные радиостанции, позволявшие поддерживать связь на тысячи километров. Более ощутимый размах партизанское движение, охватившее почти всю оккупированную территорию СССР, приобрело только в 1943 года.

До начала 1990-х гг. отечественная историография старательно обходила тему ведущей роли войск и органов госбезопасности (НКГБ) и внутренних дел (НКВД) в развертывании партизанского движения, особенно в первый год Великой Отечественной войны по двум причинам. Первая: уже в годы войны гитлеровская пропаганда, а после войны и немецкие историки утверждали именно это. Соглашаться с побежденными победителям было не патриотично. Вторая: следовало поставить под сомнение объективность официальной точки зрения в исторической литературе, «подкрепленной» десятками, если не сотнями диссертаций об исключительности руководящей роли Коммунистической партии в этом процессе. Альтернативы этой точке зрения не могло быть в принципе.

Как только идеологический контроль над исторической наукой был снят, выяснилось, что многие аспекты теории партизанской войны, истории партизанского движения и подполья в период Великой Отечественной войны не изучены вовсе, а некоторые требуют пересмотра и нового осмысления, в том числе и роль партии3.

3 ВКП(б) была не только политической партией, но и управляющей структурой в механизме политической и военной власти в стране. Какова была ее истинная роль в организации партизанского движения? Где управленческие и политические функции партийных органов пересекались с функциями других органов власти, где вступали в противоречие с ними в процессе развертывания партизанской войны? Какова роль партийных организаций, политической работы в партизанстве? На эти вопросы еще предстоит ответить беспристрастным исследователям.

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time vol. 7, issue 1

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Band 7, Ausgabe 1

Territory of Time Territorium der Zeit

Боярский В.И. Stay-Behind — оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны

По этой причине в настоящее время в научной литературе и в средствах массовой информации идут и еще долго будут продолжаться дискуссии по различным аспектам истории Великой Отечественной войны и партизанского движения в частности, причем дискуссии эти далеко не всегда характеризуются научной обоснованностью и корректностью. Совершенно очевидно, что понадобится время и не одно комплексное исследование истории партизанского движения, чтобы объективно представить этот процесс.

Так, для ряда зарубежных историков4 парадоксальным остается факт обращения правительства Советского Союза к

4 См. коллективные труды историков Висконсинского университета (Герхарда Уайнберга, Курта Де Витта, Вильгельма Молла, Ральфа Маврогордато, Эрла Зимке, Александра Даллина) под руководством Джона Армстронга [Armstrong, DeWitt 1954; Armstrong J.A. et al. 1964] (на русском языке [Армстронг 2007.a, б]), а также [Dallin, Mavrogordato 1956; Weinberg 2012; Ziemke 1954]; см. также [Slepyan 2006].

народу развернуть партизанскую борьбу с оккупантами. Заметим, что партизанская война с французами в 1812 г. также была официально принята правительством, правда, уже после того, как она стихийно набрала силу5.

5 Официальная историческая доктрина подразумевала активное включение широких народных масс в освободительную борьбу. В действительности дело обстояло иначе. Не дожидаясь распоряжений начальства, жители с приближением французов уходили в леса и на болота, часто оставляя свое жилье на разграбление и сожжение. (См., напр. [Тарле 1941; Отечественная война... 1911; Maguire 2007]).

Массовость партизанского движения в Великой Отечественной войне зарубежные историки объясняют не патриотизмом, не стремлением народа отстоять свою свободу и независимость государства от агрессора, а усилиями власти по сохранению коммунистического режима [Slepyan 2006].

Нельзя не согласиться с тем, что проблемы, возникавшие при попытках утвердить советскую власть в районах, номинально контролируемых противником, означали столь масштабный кризис системы, с каким ей никогда не приходилось сталкиваться. Тем не менее следует признать, что советская система выдержала кризис и выжила.

Приступая к раскрытию темы партизанской войны, историки ссылаются на совместную директиву СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 г. «Партийным и советским организациям прифронтовых областей» [Директива СНК СССР и ЦК ВКП(б)... 1991], в которой содержался призыв к советскому народу «в занятых врагом районах создавать партизанские отряды, конные и пешие, создавать диверсионные группы для борьбы с частями вражеской армии, для разжигания партизанской войны всюду и везде, для взрыва мостов, дорог, порчи телефонной и телеграфной связи, поджога лесов, складов, обозов»6.

6 11 апреля 2009 г. бывший тогда Президентом России Д.А. Медведев подписал закон об учреждении 29 июня новой памятной даты — Дня партизан и подпольщиков [Федеральный закон... 2009].

Этот призыв прозвучал и в выступлении по радио И.В. Сталина от 3 июля 1941 г.7.

7 Речь идет о выступлении по радио Председателя Государственного Комитета Обороны И.В. Сталина 3 июля 1941 г. — первом обращении главы Правительства СССР к советскому народу. Текст выступления был напечатан в газете «Правда» от 3 июля 1941 г., позднее выпускался отдельно в виде брошюры [Сталин 1997].

«Правда» от 3 июля 1941 г. с опубликованным выступлением И.В. Сталина.

Надо признать, что каким бы должностным авторитетом ни пользовались партийные функционеры и руководители хозяйствующих структур — секретари райкомов и райисполкомов, председатели колхозов и директора МТС и все, кто подпадал под статус руководителей партийных и советских организаций — будущих подпольщиков и партизан в годы Великой Отечественной войны, — они, за очень редким исключением, и понятия не имели, что такое партизанская борьба и как ее организовать. Наиболее успешных руководителей партизанской борьбы, имевших специальную подготовку, насчитывалось не более нескольких десятков.

Достаточно сказать, что из-за непрофессионализма руководителей к январю 1941 г. из многих сотен партизанских отрядов и диверсионных групп, заброшенных во вражеский тыл на основании упомянутой директивы СНК СССР и ЦК

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time vol. 7, issue 1

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Band 7, Ausgabe 1

Territory of Time Territorium der Zeit

Боярский В.И. Stay-Behind — оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны

ВКП(б), осталось лишь 3—5% [Боярский 2001.6]. Выживших возглавляли выпускники специальных партизанских школ, пограничники, чекисты, разведчики и армейцы, оказавшиеся в окружении. В то же время нельзя не отметить, что уже на третий день войны, 24 июня 1941 г., в директиве НКГБ СССР № 136 «О задачах органов госбезопасности в условиях военного времени» говорилось: «Агентуру проинструктировать: в случае отхода наших войск оставаться на местах, проникать в глубь расположенных войск противника, вести подрывную диверсионную работу. При возможности обуславливать формы и способы связи с ними» [Органы государственной безопасности СССР... 2000, с. 67].

В другой директиве НКГБ СССР от 1 июля 1941 г. № 168 в пункте 7 прямо говорилось: «В качестве основной задачи перед работниками НКГБ, переводимыми на нелегальное положение, необходимо ставить задачу по организации совместно с органами НКВД партизанских отрядов, боевых групп для борьбы с врагом на занятой им территории СССР» [Органы государственной безопасности СССР... 2000, с. 137].

П.А. Судоплатов, с которым автор в свое время встречался, в своих воспоминаниях рассказывал, что указания о боевой готовности, об обострении ситуации были переданы по линии органов НКВД и НКГБ 18, 19 и 20 июня 1941 г. как в территориальные подразделения, так и по линии военной контрразведки, а также в штабы и командованию пограничных и внутренних войск, дислоцированных на территории Украины, Белоруссии и Прибалтики. 20 июня он получил указание создать спецгруппу, которая, будучи задействованной в разведывательно-диверсионных операциях, имела бы возможность самостоятельно осуществлять диверсионные акции в ближайшем тылу противника.

Вскоре стало очевидным, что главным театром разведывательно-диверсионных операций против вторгшегося врага станет захваченная им территория Белоруссии, Украины и Прибалтики. После выступления И. Сталина по радио 3 июля 1941 г. требовалось развернуть специальный партизанский фронт борьбы с немецко-фашистским нашествием. Решить эту задачу предстояло Особой группе НКВД СССР, создание которой официально оформлено 5 июля 1941 г.

Начальником Особой группы назначили старшего майора госбезопасности П.А. Судоплатова, за которым сохранили должность заместителя начальника 1-го Управления НКВД — НКГБ (внешняя разведка). Его также назначили заместителем начальника Центрального штаба истребительных батальонов. Такая централизация власти способствовала на том этапе организации партизанских сил. Одновременно выстраивалась партийная линия руководства партизанским движением.

Безусловно, постановление имело важное идеологическое и организующее значение не столько для населения, сколько для исполнительных органов. Во исполнение этого постановления в конце июля — начале августа 1941 г. Разведывательное управление ГШ РККА создает при разведывательных отделах штабов фронтов оперативные спецгруппы (ОС) для формирования армейских разведывательно-диверсионных групп (РДГ). Директивой ГПУ РККА от 19 августа 1941 г. в политуправлениях фронтов и политотделах армий организованы 10-е отделы и 10-е отделения для координации совместных действий частей армии, партизанских формирований и подполья.

Приказом НКВД СССР от 25 июля 1941 г. создаются оперативные группы по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника в прифронтовой полосе. Курировал эти группы Центральный штаб истребительных батальонов в лице П. Судоплатова, Н. Эйтингона и Ш. Церетели.

Приказ НКВД от 26 августа 1941 г. определил порядок взаимодействия оперативных, технических и войсковых подразделений и соединений органов госбезопасности и внутренних дел с Особой группой. Опергруппы НКВД, занимавшиеся организацией борьбы с врагом в прифронтовой полосе, реорганизовали в 4-е отделы территориальных управлений, которые перешли в подчинение Особой группы. На них возложили следующие задачи:

— организация и руководство боевой деятельностью истребительных батальонов, партизанских отрядов и диверсионных групп;

— связи с истребительными батальонами, перешедшими на положение партизанских отрядов, а также с партизанскими отрядами и диверсионными группами, находящимися в тылу противника;

Павел Анатольевич Судоплатов (1907—1996), начальник 4-го Управления НКВД — НКГБ СССР

Наум Исаакович Эйтингон (1899—1981), заместитель начальника 4-го Управления НКВД — НКГБ СССР

Шалва Отарович Церетели (1894—1955), заместитель начальника 4-го Управления НКВД — НКГБ СССР

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time vol. 7, issue 1

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Band 7, Ausgabe 1

Territory of Time Territorium der Zeit

Боярский В.И. Stay-Behind — оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны

— агентурная и войсковая разведка в районах действий партизанских отрядов и диверсионных групп;

— разведка тыла противника и мест возможной переправы партизанских отрядов;

— обеспечение партизанских формирований оружием, боеприпасами, техникой, продовольствием, снаряжением и одеждой;

— допрос перебежчиков, парашютистов и диверсантов, захваченных органами госбезопасности и войсками Красной Армии.

Основными направлениями деятельности Особой группы определили:

— содействие партийно-советскому активу в организации партизанской войны на оккупированной территории СССР;

— проведение диверсий в прифронтовой полосе и глубоком тылу противника по срыву железнодорожных и автомобильных перевозок живой силы и техники противника;

— проникновение в спецслужбы и разведшколы противника для выявления агентуры, забрасываемой в советский тыл с разведывательно-диверсионными целями; создание агентурной сети на территориях, находящихся под немецкой оккупацией;

— руководство специальными радиоиграми с немецкой разведкой в целях дезинформации противника; воспрепятствование вывозу в Германию советских граждан и награбленного фашистами имущества.

27 июня 1941 г. вышел приказ НКВД о формировании войск Особой группы при наркоме внутренних дел для выполнения специальных заданий в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками. Войска возглавил пограничник комбриг П.М. Богданов. Военным комиссаром назначили капитана госбезопасности А.А. Максимова, в недалеком прошлом занимавшего должность секретаря парткома Разведывательного управления НКГБ СССР, начальником штаба — полковника (комбрига) В.В. Гриднева8, заместителем командира бригады — полковника И. Третьякова — начальника отделения Отдела

8 С начала Великой Отечественной войны — в Особой группе при наркомате НКВД. В 1942—1943 гг. — командир Отдельной мотострелковой бригады особого назначения (ОМСБОН). Руководил подготовкой и заброской в тыл врага отрядов Д.Н. Медведева, М.С. Прудникова, Е.И. Мирковского и других партизанских командиров. С 1950 г. — начальник Высшей разведывательной школы МГБ — КГБ. С 1960 г. в отставке.

боевой подготовки ГУ МПВО НКВД СССР.

Вячеслав Васильевич Гриднев (1898—1991), начальник штаба войск Особой группы, командир ОМСБОН (1942—1943)

Павел Михайлович Богданов (1901—1973), начальник войск Особой группы

Отряд Отдельной мотострелковой бригады особого назначения

(ОМСБОН) НКВД СССР

Вскоре войска Особой группы переформировали в Отдельную мотострелковую бригаду особого назначения (ОМСБОН) войск НКВД СССР. Следует подчеркнуть, что Особая группа, осуществлявшая разведывательно-диверсионную работу, в том числе в ближайшем прифронтовом вражеском тылу, стала основой спецназа органов безопасности и внутренних дел, ядром организации партизанской борьбы.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В своих воспоминаниях П.А. Судоплатов отмечал: «... Главными задачами Особой группы были: ведение разведопе-раций против Германии и ее сателлитов, организация партизанской войны [курсив и разрядка мои — В.Б.], создание агентурной сети на территориях, находившихся под немецкой оккупацией, руководство специальными радиоиграми с немецкой разведкой с целью дезинформации противника» [Судоплатов 1997, с. 149].

Партизанские отряды НКВД должны были в первую очередь уничтожать живую силу и технику врага. Отдельные отряды действовали в контакте с частями Красной Армии. По данным их разведки, артиллерийским огнем уничтожались

Боярский В.И. Stay-Behind — оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны

вражеские командные пункты. Особенно наглядно это взаимодействие проявилось на Ленинградском фронте, где партизанские соединения создавались на основе армейской батальонной структуры.

В конце 1941 г. и начале 1942 г. продолжались создание и заброска партизанских формирований в ближайший тыл врага. 6 декабря 1941 г. вышло указание НКВД СССР об организации деятельности партизанских отрядов, истребительных и диверсионных групп — по сути, это было первая с начала войны инструкция об организации партизанской борьбы во вражеском тылу.

Основу партизанских отрядов составляли бойцы истребительных батальонов, агентура органов, оперативные работники НКВД и милиции, пограничники. В подборе личного состава участвовали и партийные органы.

Четко была определена подчиненность партизанских формирований: НКВД — УНКВД ведали организацией и руководили деятельностью партизанских отрядов, истребительных и диверсионных групп, формируемых из состава истребительных батальонов, сотрудников органов УНКВД, милиции и пожарной охраны, информируя о состоянии этой работы первого секретаря обкома ВКП(б) или ЦК компартии союзной республики.

По сути, органы госбезопасности, прилагая усилия для активизации партизанского движения, взяли на себя в этот период координирующую роль над всеми партизанскими формированиями, с которыми удавалось установить связь. Такое положение сохранялось до создания в мае 1942 г. Центрального штаба партизанского движения, когда партизанские силы, руководимые органами безопасности, были переданы республиканским областным штабам партизанского движения.

Надо сказать, что в известных директивах исполнительных и партийных органов речь шла о партизанском движении, а в документах органов безопасности, в основном, — о партизанской борьбе и диверсионной работе. Действительно, это не равноценные понятия. Партизанское движение — это социально-политический процесс, протекающий по своим законам, и им сложно управлять. Он накрепко завязан на успехи и поражение действующей армии и на многие другие факторы. А вот партизанской борьбой и ее составной частью — диверсиями управлять проще, хотя эта простота кажущаяся.

Пограничные учебные заведения перед войной имели достаточное количество учебных пособий по партизанской борьбе. С курсантами проводились практические занятия на полигонах. На конспиративных квартирах хранились комплекты наглядных учебных материалов, на основе которых курсанты осваивали партизанскую тактику ведения боя, технику и тактику диверсий, совершенствовали знания по топографии, а специалисты — минеры, снайперы, разведчики — шлифовали свое боевое мастерство на учениях. Минеры умели изготовлять взрывчатые вещества, зажигательные устройства, взрыватели, мины из деталей, которые можно было без проблем приобрести в магазинах.

Личный состав будущих партизанских рейдирующих формирований тренировали совершать многокилометровые марши, использовать все виды транспорта в тылу врага. Партизаны, которым предстояло действовать в глубоком вражеском тылу, проходили воздушно-десантную подготовку, совершали ночные прыжки.

Командиры подразделений пограничных войск, прошедшие специальную партизанскую подготовку и переподготовку, в случае необходимости могли организованно переходить к партизанским действиям, скрытно базироваться и передвигаться на занятой врагом территории, выходить из окружения, использовать подручные средства для нанесения урона врагу.

Представляет интерес организационная структура войск НКВД на тот момент. В начале войны существовало четыре самостоятельных войсковых управления НКВД: Главное управление пограничных войск, Управление оперативных войск, Управление конвойных войск и объединенное Главное управление войск НКВД по охране железнодорожных сооружений и особо важных предприятий промышленности. Единого центрального органа управления войсками не было. Руководящие указания все войсковые управления получали от заместителя наркома внутренних дел, ведавшего войсками, генерал-лейтенанта И.И. Масленникова. Через него шли все доклады и донесения, исходящие от управлений войскам.

генерал-лейтенант Иван Иванович Масленников (1900—1954), заместитель наркома внутренних дел СССР по войскам (1939— 1943) . Фото 1940 г.

генерал-лейтенант Григорий Григорьевич Соколов (1904— 1973), начальник Главного управления Пограничных войск НКВД СССР в 1939—1941 гг.

генерал-лейтенант Николай Павлович Стаханов(1901— 1977), начальник Главного управления Пограничных войск НКВД СССР в 1942—1952 гг.

Аркадий Николаевич Аполлонов

(1907—1978), заместитель начальника Главного управления пограничных войск НКВД СССР (1940—1941), и.о. начальника войск НКВД СССР (1941—1942)

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time vol. 7, issue 1

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Band 7, Ausgabe 1

Territory of Time Territorium der Zeit

Боярский В.И. Stay-Behind — оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны

Рассмотрение общих для всех войск задач (от призыва в войска НКВД до вопросов финансирования) поручалось Главному управлению пограничных войск (ГУПВ) как сложившемуся опытному аппарату. 28 апреля 1942 г. создано Главное управление внутренних войск НКВД СССР, но до мая 1943 г., когда было сформировано Главное управление по охране тыла фронтов действующей Красной Армии, управление войсками по охране тыла также осуществлялось через ГУПВ.

Это предопределило особое положение пограничников в руководстве и комплектовании партизанских формирований. Офицеров пограничных войск направляли в штабы партизанского движения и школы по подготовке партизанских кадров, назначали командирами создаваемых органами госбезопасности оперативных, организаторских, диверсионно-разведывательных групп, в которые включали рядовых пограничников из числа добровольцев. Существовали и другие формы активного включения воинов в зеленых фуражках в партизанское движение. Тысячи пограничников — от руководителей высшего звена до рядовых — участвовали в партизанской войне.

Бывший старший оперуполномоченный разведотдела Главного управления пограничных войск майор М.И. Протопопов стал старшим помощником начальника разведки Белорусского штаба партизанского движения. Заместителем начальника Центрального штаба партизанского движения при Ставке Верховного Главнокомандования продолжительное время был пограничник политработник С.С. Бельченко, впоследствии — генерал-полковник. Украинский штаб партизанского движения возглавлял Т.А. Строкач, прошедший путь от начальника заставы на Дальнем Востоке до начальника Молдавского погранотряда, ставший затем наркомом внутренних дел Украины, генерал-майор. Заместителем начальника Брянского штаба партизанского движения стал генерал А.П. Горшков, служивший до войны в погранвойсках. Пограничник майор А.К. Спрогис с началом войны возглавил оперативную группу ГРУ при разведотделе штаба Западного фронта, центр подготовки диверсантов и разведчиков, а позднее — Латвийский штаб партизанского движения.

Сергей Саввич Бельченко (1902— 2002), заместитель начальника Особого отдела Западного фронта, затем — начальник Западного штаба партизанского движения,

представитель Центрального штаба партизанского движения, заместитель начальника Центрального штаба партизанского движения. Фото 1942 г.

Тимофей Амвросиевич Строкач (1903—1963), начальник Украинского штаба партизанского движения

Анатолий Петрович Горшков (1908—1985), заместитель начальника штаба партизанского движения Брянского фронта, затем — представитель Центрального и Белорусского штабов партизанского движения при штабе 1-го Белорусского фронта.

Фото 1941 г.

Артур Карлович Спрогис ^гШгс Sprogis, 1904—1980), начальник оперативной группы ГРУ при разведотделе штаба Западного фронта, центра подготовки диверсантов и разведчиков, позднее — Латвийского штаба партизанского движения

Из войск НКВД в распоряжение руководящих органов партизанского движения регулярно направляли пограничников. Начальник Центрального штаба партизанского движения П.К. Пономаренко 21 июля 1942 г. обратился в НКВД с просьбой о выделении 39 командиров из числа начальствующего состава войск НКВД для организации обучения будущих партизан в одном из учебных центров.

И не так уж неправ профессор Висконсинского университета Дж. Армстронг, давая характеристику партизанским командным кадрам, когда в своей книге «Советские партизаны. Легенда и действительность. 1941 — 1944» написал, что большинство имевших отношение к полицейским структурам высших офицеров в республиканских штабах и непосредственно в партизанских отрядах были из пограничных войск [Армстронг 2007.6, с. 71].

Более ста пограничников возглавили партизанские отряды и соединения, а 10 из них — П.Е. Брайко, С.А. Ваупшасов9, А.М. Грабчак, В.А. Карасев, К.Д. Карицкий, М.И. Наумов, Ф.Ф. Озмитель, Н.А. Прокопюк, М.С. Прудников, Е.И. Мирковский —

9 С.А. Ваупшасов, участвуя в финской кампании, командовал пограничным батальоном. В Прибалтийском пограничном округе была застава его имени.

за выдающиеся заслуги на поприще партизанской войны были удостоены звания Героя Советского Союза10.

10 К сожалению, в Энциклопедии «Пограничная служба России. Биографии», изданной в 2008 г., указаны не все названные фамилии.

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time vol. 7, issue 1

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Band 7, Ausgabe 1

Territory of Time Territorium der Zeit

Боярский В.И. Stay-Behind — оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны

У каждого из них был свой неповторимый путь от границы в партизанские леса, свой боевой почерк. Но их объединяло нечто общее — зеленый кант. Когда хотят подчеркнуть главную мысль обычно говорят: «красной нитью проходит то-то.». По аналогии «зеленый кант» не просто проходит, образно говоря, через сердца этих людей, но окаймляет некое пространство как граница. Все успешные партизанские командиры служили в свое время на разных должностях и в разных званиях на границе, прошли крещение огнем советско-финской кампании, участвовали в «западном походе». Иными словами, накануне войны они были участниками боев или действий, максимально приближенных к боевым11.

11 На самом же деле зеленые петлицы пограничников тогда окаймлял малиновый кант, который мог меняться в зависимости от того, в какое ведомственное подчинение попадали погранвойска.

В последнее время появилось немало историко-документальных работ о войне, где пограничники-партизаны фигурируют как представители войск то НКВД, то НКГБ, то есть в первую очередь как оперативные работники органов безопасности и внутренних дел, и лишь вскользь упоминается, что в свое время они служили на границе. Действительно, в системе НКВД и НКГБ постоянно присутствовала ротация кадров из органов безопасности в органы внутренних дел, из пограничных войск во внутренние войска и наоборот12. Но оперативная составляющая (разведывательная и контрразведывательная

12

Термин «чекист» — собирательный для них всех.

деятельность) далеко не исчерпывала особенности профессии пограничника.

К 1941 г. в пограничных войсках сложилась своя система подготовки кадров. Сеть вузов, единая для пограничных и внутренних войск, включала в себя Высшую пограничную школу и 11 военных училищ. Кроме того, функционировало более 30 курсов переподготовки, повышения квалификации, усовершенствования, подготовки младших лейтенантов. За два предвоенных года эти курсы окончили свыше 2,5 тыс. человек, имевшие не только теоретические знания, но и опыт ведения войсковой и агентурной разведки, контрразведывательной работы.

Слева: комбриг Дмитрий Васильевич Крамарчук (1898—1945), с 1939 г. — начальник Высшей пограничной школы НКВД СССР.

Справа: Высшая пограничная школа НКВД СССР. Набор слушателей 1941 г.

Боевая подготовка пограничных войск строилась в те годы таким образом, чтобы она соответствовала характеру действий как при охране границы, так и при резком обострении оперативной обстановки и с началом войны. Особое внимание уделялось ведению боевых действий против более сильного противника в различной обстановке, умению проводить поиск и ликвидацию диверсионно-разведывательных групп, сражаться на отдельных направлениях в отрыве от главных сил, совершать длительные марши в пешем порядке. При этом делался акцент на одиночную подготовку пограничников, формирование у них умений и навыков, необходимых для выполнения задач охраны и защиты государственной границы в различных условиях, днем и ночью, на выработку навыков маскировки, следопытства, бесшумного передвижения, ориентирования на незнакомой местности по карте и без нее, действиям мелкими группами на значительном удалении от подразделений. Солдаты границы могли переносить значительные моральные и физические нагрузки в любой обстановке, при ведении наступательного боя и боя в окружении с численно превосходящим врагом, умело использовали защитные свойства местности. У личного состава вырабатывали высокие морально-политические и боевые качества, инициативу и самостоятельность при охране границы и выполнении специальных задач.

Перед самой войной пограничные учебные заведения работали в напряженном режиме. Например, в Высшей пограничной школе (ВПШ) в 1941 г. прошли краткосрочную переподготовку 90% начальников застав западной границы. Они совершенствовали знания по организации пограничной службы и ведению боевых действий на основе опыта, приобретенного в боях с белофиннами и японцами.

Накануне войны оперативная обстановка на границе была сложной. Пограничные войска вели борьбу с вооруженными провокациями разведывательных подразделений вермахта в приграничной полосе, боролись с диверсионными и бандитскими формированиями националистического подполья в Прибалтике, Западной Украине и Западной Белоруссии.

Заместитель наркома внутренних дел по войскам И.И. Масленников докладывал И.В. Сталину: «На границе СССР с Германией отмечается значительный рост активности германской разведки по заброске агентуры на советскую террито-

Боярский В.И. Stay-Behind — оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны

рию. Пограничными отрядами за три месяца — январь — март 1941 г. — задержано и разоблачено 153 агента германской разведки против 232 задержанных за весь 1940 г. (1-й квартал — 26, 2-й — 43, 3-й — 64, 4-й — 99 агентов)» [ЦАПС ФСБ России, ф. 14, оп. 131, д. 184, л. 158-159].

Пограничная агентурная разведка накануне войны работала очень напряженно. И не только разведка. За два года перед войной на западной границе пограничники провели 596 боев с погранохраной и полевыми немецкими войсками, в ходе которых убили и захватили в плен более 5 тыс. солдат и офицеров [Известия ЦК КПСС 1990, № 4, с. 214—215]. Настоящая малая война! В ней прошли боевую школу пограничные командиры разных уровней, приобретая опыт веде-

V/ U W U I I V I—. V V

ния закордонной агентурной и войсковой разведки. Не случайно значительную часть выпускников Высшей пограничной школы (ВПШ) с началом войны направили в штабы партизанского движения в качестве преподавателей и инструкторов.

Нелишне заметить, что Главный штаб истребительных батальонов по борьбе с вражескими диверсантами и парашютистами НКВД СССР был сформирован из офицеров-пограничников. Формирование истребительных батальонов, руководство их боевой и служебной деятельностью поручили начальнику Высшей пограничной школы генерал-майору Д.В. Крамарчуку. В Москве и Подмосковье с началом войны всего создали 82 истребительных батальона, из них 25 в самой столице, численностью по 200—300 человек. В их составе на офицерских должностях находилось около 400 пограничников. Была сформирована специальная школа численностью 100 человек по подготовке разведчиков, диверсантов, специалистов-подрывников, радистов.

Бойцы истребительных батальонов выявили и обезвредили 120 парашютистов, в том числе захватили нескольких летчиков сбитых вражеских самолетов, уничтожили десятки складов с боеприпасами и имуществом. Они минировали шоссейные и железные дороги, подрывали мосты, нарушали телефонную связь. В последующем истребительные батальоны планомерно перевели в партизанские отряды.

Перед войной пограничников к партизанской борьбе специально не готовили, если не считать специальные курсы, на которых выпускников Высшей пограничной школы в первой половине 1930-х гг. учили разведывательной и диверсионной работе. Но после 1937 г. такие курсы закрыли [Боярский В.И. 2003, с. 52—54].

Под «флагом» и под «крышей» партизан

Известно, что успех боевых действий на ТВД в значительной степени зависит от своевременной доставки людских ресурсов и материальных средств, от действий тыловых органов противоборствующих сторон. Один из важных видов деятельности, позволявших сковывать активность противника на отдельных направлениях, деморализовать личный состав, — разведывательно-диверсионные действия в тылу врага. При масштабной диверсии враг вынужденно отвлекал часть сил и средств на охрану коммуникаций и тыловых объектов, на время отказывался от карательных акций. Командование Красной Армии с первых дней войны предпринимало усилия для нарушения работы тыла противника.

Разведывательно-диверсионные группы совершали диверсии на транспортных коммуникациях, особое внимание уделяя железным дорогам. Они выводили из строя железнодорожное полотно и различные сооружения, обеспечивавшие бесперебойную работу железной дороги: мосты, депо, водокачки, линии связи. Подрыв железнодорожного полотна осуществлялся, как правило, в момент прохода по нему эшелона. Крушение поездов приводило к срыву графиков их движения.

В основе диверсионной деятельности партизанских формирований и органов НКВД — НКГБ лежала боевая работа, как правило, небольших по численности групп подрывников. Чекистские подразделения широко использовали агентуру органов НКГБ, которая получала задания от оперативных работников. Места проведения диверсий определялись штабами партизанских движений по рекомендации командования Красной Армии.

Серьезнейшей опасностью для подрывников были вражеские засады. Немцы могли их устроить за пределами партизанской зоны на любом отрезке маршрута на удобных путях подхода к железной дороге и маршрутах отхода от нее к лесу. Подрывники проходили иногда по 30—40 км через болота, чащобу и бурелом с тяжелой взрывчаткой за плечами, обходя возможные вражеские засады. При проведении целевой диверсии на отдаленной от базы магистрали подрывникам приходилось проделывать путь в 100 и более километров по пересеченной местности.

Диверсии на железных дорогах вынуждали немецкое командование задействовать для охраны путей большое количество войск. В зависимости от важности железной дороги плотность ее охраны варьировалась от 1 до 10 батальонов охранных войск на 100 км пути. Отвлечение на это немалых сил лишало немцев возможности проводить систематические карательные операции против партизанских формирований.

Во второй половине 1943 г. и в 1944 г. группы партизанских подрывников численно выросли. Из них создавались даже отдельные отряды, боевая работа которых прикрывалась всеми наличными силами бригады.

В первые дни войны в ходе отступления командование фронтов и армий изыскивало силы и средства для выполнения разведывательно-диверсионных задач в тылу врага. Их могли выполнить только специальные формирования, которых в Красной Армии в то время было мало. Те, что имелись на отдельных участках, не обладали достаточными возможностями, не могли существенно повлиять на ход боевых действий.

Эти задачи могли выполнять разведывательные и иные подразделения общевойсковых частей и соединений, но их привлечение в начале войны тоже не представлялось возможным, так как им едва хватало сил, чтобы обеспечить оборону своих участков и полос. Партизанских формирований, заранее подготовленных и обученных, также не существовало. Вот

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time vol. 7, issue 1

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Band 7, Ausgabe 1

Territory of Time Territorium der Zeit

Боярский В.И. Stay-Behind — оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны

почему основу диверсионно-разведывательных подразделений зачастую составлял личный состав частей пограничных войск, оказавшихся в районе боевых действий, а позднее вошедших в состав войск по охране тыла действующей армии.

В телеграмме заместителя наркома внутренних дел генерал-лейтенанта И.И. Масленникова начальнику 18-го погра-нотряда, охранявшего в июле 1941 г. зону заграждения на Гомельском направлении, подполковнику Аканину предлагалось сформировать мелкие группы для нападения из засад на машины и мотоциклы врага, для подрыва мостов на Варшавском шоссе. Ему вменялось принять группу снайперов-пограничников, высылаемых по заданию Г.К. Жукова, с задачей уничтожать офицерский состав противника и администраторов, направляемых врагом в районы, где нет немецких войск [РВГА, ф. 221, оп. 2328, д. 11, л. 75-76].

В 1941 г. обстановка на фронте складывалась не в нашу пользу. Нередко советские части оказывались во вражеском тылу отрезанными от основных сил. В этих условиях офицеры-пограничники переориентировали свои подразделения на партизанские методы борьбы.

В конце августа 1941 г. на северо-западном направлении гитлеровцы развивали наступление в направлении Великие Луки — Торопец — Андриаполь. Его передовые части заняли деревню Романье и подходили к деревне Боро (близ Ан-дриаполя). Командующий армией приказал 214-й стрелковой дивизии и сводному отряду 83-го пограничного отряда уничтожить прорвавшиеся вражеские части и восстановить положение.

Командир дивизии решил основными силами атаковать врага с фронта в направлении Романье — Шорохово, а специальную группу пограничников в составе 164 человек со станковым пулеметом под командованием капитана Брехова выслать в обход для удара с тыла.

Группа Брехова через лес вышла в исходный район. В это время, введя в бой свежие силы, враг неожиданным ударом прорвал нашу оборону и вышел к Андриаполю, на западный берег реки Западная Двина. Группа Брехова оказалась в тылу противника. Разведка установила: по дорогам на Андриаполь движутся вражеские колонны. Капитан Брехов принял решение их атаковать, чтобы затормозить наступление гитлеровцев. С этой целью на дороге Столбино — Шорохово он выставил четыре засады.

3 сентября в 13.00 засада под командой политрука Бондарева обнаружила движение мотоколонны противника из Столбина на Шорохово. Впереди шел грузовой автомобиль с солдатами, за ним легковой и два штабных, замыкала колонну еще одна машина с солдатами.

Старший лейтенант Масленников, старший сержант Тарасов и рядовой Иванов гранатами подорвали штабные и легковую машины, грузовые автомобили забросали бутылками с горючей смесью. Кинжальный огонь станкового пулемета поставил точку в этой схватке.

В это время вторая группа под командованием младшего лейтенанта Баранова, находившаяся в засаде западнее группы Бондарева, также атаковала автоколонну гитлеровцев. Пограничники гранатами, огнем ручного пулемета и автоматов уничтожили штабной легковой и грузовой автомобили с офицерами и солдатами.

Разведка доложила, что из района Столбина на Шорохово выдвигается немецкий мотомехполк. Засада разгромила штаб полка, уничтожив 11 офицеров, 103 солдата и 7 автомобилей.

К вечеру 15 сентября группа подошла к Западной Двине. Разведка установила, что в лесу располагается вражеская батарея. Ночью пограничники уничтожили расчеты орудий, орудия вывели из строя, затем переправились через реку и вышли к своим [ЦАМО России, ф. 363, оп. 81452, д. 2, л. 21—25].

В самые критические дни боев за Ленинград в середине сентября 1941 г. в тыл группировки немецко-фашистских войск регулярно направлялись отряды пограничных войск. Командование Ленинградского фронта активно засылало в тыл группировки немецко-фашистских войск, наступавших на город со стороны Петергофа, десантные отряды моряков и пограничников из 20-й дивизии НКВД полковника А.П. Иванова. «Десантные отряды моряков и пограничников из 30-й

Ядро диверсионно-разведывательных групп

К и.

Командир разведывательно-диверсионной группы 83-го пограничного отряда капитан А.П. Брехов

Боярский В.И. Stay-Behind — оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны

дивизии НКВД полковника А.П. Иванова, — отмечал Г.К. Жуков, — неоднократно засылались в тыл противника. Везде и всюду они проявляли чудеса храбрости» [Сечкин 1990, с. 150 —152].

С началом войны пограничные округа выделили для спецформирований добровольцев: начальствующий состав, рядовых, курсантов окружных школ, личный состав окружных саперных и стрелковых рот. В основном формирование подразделений для деятельности в тылу врага велось из окружных школ младшего начальствующего состава.

Агентурно-боевые группы (АБГ), подготовленные разведаппаратами пограничных войск еще в мирное время, с началом боевых действий широко использовались в тылу врага. Особенно активно эта форма борьбы применялась на Южном фронте, когда уже в первые дни войны в тыл румынских войск были заброшены более 20 таких групп.

Границу с Румынией, проходившую по рекам Прут и Дунай, охраняли войска Молдавского пограничного округа. Непосредственно на линии границы по Пруту стояли 23-й Липканский, 24-й Бельцский, 2-й Каларашский и 25-й Кагуль-ский пограничные отряды, на Дунае нес службу 79-й Измаильский погранотряд, а морское побережье охраняли подразделения 26-го Одесского погранотряда.

На этом участке советско-германского фронта крупномасштабные боевые действия начались не с момента нападения фашистской Германии на СССР, а лишь 29 июня 1941 г. За время первых боев с 22 по 29 июня наши войска вышли к границе, развернулись в боевые порядки и организовали разведку противника. Линию обороны здесь до 2 июля 1941 г. удерживали части 9-й армии и пограничные отряды.

В первый день войны, 22 июня 1941 г., АБГ 79-го погранотряда, высланная за линию фронта в село Ласкар-Каторжи, ворвалась на румынский пограничный кордон, захватила в плен семерых солдат, офицера и доставила их в отряд. Эта же группа на следующий день захватила десять румынских солдат и два пулемета. Вторая АБГ 79-го погранотряда 25 июня 1941 г. в румынском тылу уничтожила телефонную связь между городами Килия — Вени — Тульча, а через три дня — личный состав артиллерийской батареи 13-го пехотного полка.

В период отхода частей Красной Армии 23, 24, 79 и 2-й пограничные отряды оставили в тылу врага 14 диверсионно-разведывательных групп (ДРГ), а в период обороны на реке Днепр эти же отряды перебросили во вражеский тыл 20 ДРГ и 2 АБГ.

За первые месяцы войны 26-й погранотряд в 17 населенных пунктах пограничной полосы, занятой врагом, создал по линии разведотделения 21 партизанскую группу общей численностью 2,1 тыс. человек.

Отправка в тыл наступающего противника мелких разведывательно-диверсионных групп из состава пограничников имела место на Северо-Западном и Юго-Западном фронтах. Почти во всех случаях пограничники успешно выполняли поставленные задачи. Их результативность обеспечивалась не только отличной специальной подготовкой личного состава пограничных застав, но и тем, что пограничники в первые дни боев действовали на хорошо знакомой местности, широко использовали для получения разведывательных данных членов бригад содействия и местное население. Эти группы в составе 5— 10 человек ночью проникали во вражеский тыл, наблюдением, подслушиванием и опросом местных жителей добывали ценные разведывательные данные о противнике, устраивали на дорогах засады, совершали диверсии и возвращались обратно.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Например, при обороне 45-й стрелковой дивизией и 98-м пограничным отрядом Юго-Западного фронта с рубежа Заполье — Куты в тыл 17-го армейского корпуса немцев в ночь на 24 июня 1941 г. выслали 8 диверсионно-разведывательных групп из 4—10 пограничников каждая. В районе города Любомль (граница по реке Западный Буг) эти группы заметили перегруппировку войск врага с левого на правый фланг обороны дивизии. В течение ночи пограничники совершили несколько диверсий на дорогах, чтобы помешать противнику своевременно перегруппироваться.

Успешно действовала диверсионно-разведывательная группа сержанта Петрова, созданная из пограничников резервной заставы 3-й комендатуры 98-го пограничного отряда. Группе поручили совершить диверсию в районе реке Рымань. Пограничники скрытно вышли в район переправы и расположились в засаде с ручным пулеметом. Когда появилась колонна немецких автомобилей, они гранатами и огнем из пулемета подбили 7 машин, уничтожили немало солдат и разрушили переправу. В течение трех часов пограничники не давали врагу восстановить положение.

Наряду с агентурно-боевыми группами для ведения разведывательно- диверсионных действий в тылу врага использовались разведывательные и истребительные отряды (группы), сформированные на базе частей и подразделений погранвойск. Они совершали диверсии, налеты на объекты противника, организовывали засады. Так, 25 июня 1941 г. была выслана группа пограничников (15 человек) 97-го погранотряда по приказу командира 45-й танковой дивизии из деревни Михайло-во в город Гайсин с задачей ночного налета на вражескую танковую часть и истребления его живой силы и техники. Группа успешно выполнила задачу, вернулась без потерь. Танковая часть врага целый день участия в боях не принимала.

В июле 1941 г. Управление войск НКВД по охране тыла Северо-Западного фронта по приказу Военного совета фронта создало 6 истребительных групп из добровольцев для действий во вражеском тылу. Каждая состояла из 15 человек во главе с офицером. В частности, такие группы сформировали в 9-м, 10-м, 11-м, 36-м пограничных отрядах. С запасом взрывчатки они проникали в тыл врага, разрушали мосты на железных дорогах, уничтожали склады, нападали на штабы и тыловые учреждения, нарушали линии связи. Группы действовали весьма успешно, наносили противнику большой урон, задерживая его продвижение.

Командиры соединений Красной Армии в арьергардных боях, зная отличные качества пограничников, их умение действовать мелкими группами, в том числе и ночью, поручали им достать «языка», совершать налеты на передовые немецкие части.

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time vol. 7, issue 1

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Band 7, Ausgabe 1

Territory of Time Territorium der Zeit

Боярский В.И. Stay-Behind — оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны

В ноябре 1941 г. командующий 21-й армией создал из состава 99-го погранполка два штатных истребительных отряда, которые вели борьбу с врагом на его коммуникациях. В течение месяца они несколько раз выходили в тыл врага, уничтожив в общей сложности 13 автомобилей с военными грузами, истребив 350 солдат и офицеров.

В начале войны один из истребительных батальонов Выборгского района Ленинграда возглавил пограничник старший лейтенант К.Д. Карицкий. Вскоре он стал командовать молодежным партизанским батальоном в тылу немцев. Осенью 1942 г. Карицкий примкнул к одному из партизанских отрядов, действовавшему в Новоржевском районе вблизи озера Сево. По распоряжению Ленинградского штаба партизанского движения несколько отрядов объединили в 5-ю партизанскую бригаду, командиром которой назначили Карицкого.

Многие бойцы этой бригады позже были удостоены высоких наград, а командиру бригады пограничнику Константину Карицкому присвоили звание Героя Советского Союза (более подробно см. [Боярский 2013]).

Константин Дионисьевич Карицкий (1913—2002), заместитель командира роты по разведке пограничного полка НКВД в советско-финской войне, командир 5-й пограничной бригады, Герой Советского Союза. Фото 1943 г.

К.Д. Карицкий прикрепляет медаль «Партизану Отечественной войны II степени» разведчику бригады Ф.А. Пузанову, священнику из Прохоровского р-на Псковской области

Успешно в тылу врага действовали и другие партизанские отряды. Когда войска фронта перешли в наступление, удары партизан-пограничников по тылам фашистов слились с фронтальными ударами частей Красной Армии.

Из действующих шести диверсионно-разведывательных групп и пограничников 10-го пограничного полка создали диверсионно-разведывательный отряд в составе 81 человека под командованием бывшего начальника КПП «Вентспилс» капитана А. Ленского и военкома политрука Д. Хренова. 11 ноября 1941 г. отряд совершил налет на тылы испанской «Голубой дивизии»13, расположенной в деревне Посад, уничтожив 27 солдат и офицеров, 4 орудия, 2 миномета, 7 станковых

13 Испанское добровольческое соединение, известное как «Бтзюп Аш1» — «Голубая дивизия» (голубые рубашки и красные береты были обязательной формой фалангистов; поскольку же идея создания дивизии принадлежала лидерам Фаланги, дивизию и стали называть «голубой» по цвету обмундирования). В октябре 1943 г. дивизия начала возвращаться с фронта, хотя часть ее состава — около 1800 добровольцев — сформировала так называемый «Испанский легион», который продолжал сражаться на Восточном фронте до марта 1944 г. Кроме того, до конца войны на стороне Гитлера сражалась небольшая группа испанцев, включенная в состав войск СС.

пулеметов, обоз из 8 подвод, склады горючего, 6 сараев с боеприпасами.

капитан Адольф Григорьевич Ленский, начальник КПП «Вентспилс», командир истребительного отряда, кавалер орденов Красного Знамени и Красной Звезды

Боярский В.И. Stay-Behind — оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны

Отряд Ленского 22 ноября 1941 г. снова забросили в тыл врага. В течение двух суток он уничтожил обоз из 38 подвод с боеприпасами и 21 гитлеровца.

Решением Военного совета фронта было создано 18 диверсионно-разведывательных истребительных отрядов, а при каждой дивизии — по одной ДРГ, всего 794 человека.

Из пограничников сформировали два диверсионно-разведывательных отряда: 4-й под командованием капитана Ленского и 9-й во главе с капитаном Алексеенко, по 130 человек каждый. Эти отряды совместно с Новгородской армейской группой принимали участие в разгроме испанской «Голубой дивизии». В течение недели бойцы уничтожили и ранили около 700 вражеских солдат, заставив дивизию отступить за реку Волхов. Отряды Ленского и Алексеенко объединили в диверсионно-разведывательный полк при Военном совете фронта для заброски его в тыл противника самолетами. А. Ленского назначили командиром одного из батальонов.

В начальный период (сентябрь — октябрь) формирования истребительных отрядов при штабе фронта представляли собой группы численностью 40—120 человек. После проведенных ими операций в тылу врага стало ясно, что наиболее эффективно действует отряд из 100—120 человек. На основании приобретенного опыта при полевом управлении фронта сформировали 7 истребительных отрядов по 100—120 человек. Кроме того, в каждой дивизии организовали по одному армейскому истребительному отряду из 120 человек.

В соединениях создали истребительные группы, так называемые отряды охотников, по 20—30 человек каждая. В ряде соединений одновременно действовали по 4—6 таких отрядов. Людей в них отбирали персонально, предпочтение отдавали молодым, физически здоровым и подготовленным в военном отношении.

На вооружении истребительных отрядов и групп имелись автоматы (ППД) — 50% и самозарядные винтовки. Каждый боец брал с собой на операцию 2—4 гранаты, 2 бутылки с горючей смесью, 120—150 патронов на СВТ или 300 на автомат. Опыт показал, что в каждом отряде следует иметь два 50-мм миномета и по 2—3 бесшумных ружья.

Вначале истребительным отрядам ставили несложные задачи, в рейд посылали отдельные взводы. Для обретения опыта в рейд, как правило, отправляли отряд в полном составе. Отдельные операции спланировал и организовал штаб фронта. Тогда во вражеский тыл к одному и тому же объекту с разных сторон выдвигались отряды. Они выходили на свои рубежи в определенное время и действовали согласованно, что обеспечивало неплохие результаты.

Так, например, в период с 10 по 15 ноября в районе Посад — Ситно — Шевелево — Отенский была проведена операция четырьмя истребительными отрядами общей численностью 441 человек.

Подбором групп и организацией операций во фронте занимался Военный совет фронта, в армии — Военный совет армии, в соединении — командование соединения. В соответствии с оперативно-тактической задачей каждой операции группы (взводы) или отряды в полном составе проходили соответствующую подготовку. Иногда для организации засады в тылу врага из всех взводов отряда отбирали исключительно автоматчиков.

В подготовке групп к операциям участвовали также оперативный и разведывательный отделы штаба фронта, отдел укомплектования, политуправление.

Для каждой операции из разведывательного отдела или из партизан местного района, разведчиков частей обязательно подбирались проводники, которым ставилась задача: незаметно провести через линию фронта истребительный отряд и вывести его к объекту действия. В некоторых случаях проводниками были солдаты, отлично знавшие объект диверсии.

Личный состав истребительных отрядов и групп проходил специальную подготовку. Главное внимание при этом обращали на владение ими оружием, маскировкой, подрывным делом и минированием, умением вести разведку, действовать против противника ночью путем внезапного налета, из засады, хорошо ориентироваться на местности, бесшумно снимать часовых, иметь соответствующий уровень физической и лыжной подготовки. В каждом истребительном отряде имелось по одному отделению саперов-подрывников.

Правильно нацеленные истребительные отряды способны выполнить крупные задачи, как это произошло на Ленинградском фронте. Тогда они сорвали наступление врага, намеченное им с 12 по 15 ноября на правом фланге наступательной армейской группы. Не менее успешно действовали истребительные отряды, сформированные из пограничников, и на других фронтах.

Если в начале войны пограничники часто вынужденно переходили к действиям в тылу врага, то позже они делали это целенаправленно, по планам командующих фронтов (армий).

На численный состав и организацию пограничных формирований, направляемых в тыл врага, существенно влияли такие факторы, как поставленная задача, наличие сил и средств, физико-географические условия местности, плотность войск врага и др.

Наиболее эффективные результаты воздействия на вражеские тыловые объекты, части, подразделения, учреждения показывали подразделения рота — батальон. Их формировали по принципу добровольности из личного состава подразделений какой-либо части или нескольких частей. Подбирали лучших солдат, сержантов, офицеров по индивидуальным моральным, физическим и боевым качествам. Однако такой способ формирования имел и существенные недостатки. Как правило, новое подразделение в боевом отношении не отличалось спаянностью. Командиры не знали в должной мере подчиненных, их возможности. Подчиненные, в свою очередь, тоже не знали своих командиров. Поэтому для действий в тылу врага старались использовать штатные, уже организованные и подготовленные подразделения.

Боярский В.И. Stay-Behind — оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны

При ведении боевых действий в тылу противника пограничные части (подразделения, группы) выполняли следующие задачи:

— вели разведку в интересах войск фронта;

— воздействовали на коммуникации противника, уничтожали его транспортные средства и перевозимые на них живую силу, технику и материальные средства;

— нарушали работу пунктов управления;

— уничтожали склады, небольшие гарнизоны и базы диверсионно-разведывательных формирований противника;

— захватывали и удерживали до подхода армейских частей важные рубежи и объекты;

— вели политическую работу среди местных жителей и вовлекали их в партизанскую борьбу.

Тактика действий пограничных подразделений в тылу врага имела много общего с тактикой общевойсковых подразделений и частей. Вместе с тем пограничники использовали особенности своей подготовки, применяя в борьбе с врагом войсковую разведку, засаду, налеты, диверсии, рейды. В некоторых случаях они вынуждены были вести наступательные и оборонительные бои.

При использовании пограничных подразделений в тылу врага чрезвычайно важно было непрерывно ими управлять. Управление подразделениями обычно заключалось в постановке задач в районе их сосредоточения и в исходном положении. Как только они приступали к выполнению задачи, старший командир практически лишался возможности влиять на их действия. Он уже не мог ни отменить, ни изменить, ни уточнить задачу, если этого требовала обстановка, поскольку не имел никаких средств связи, кроме связных.

Анализ боевых действий пограничных подразделений свидетельствует и о том, что удары, наносимые по тыловым учреждениям и коммуникациям в первые дни войны, были весьма ощутимы для противника как в боевом, так и в морально-психологическом отношении.

В начальный период войны в первых боях было потеряно более 3 тыс. офицеров-пограничников. Личный состав пограничных частей в первые недели войны боролся с врагом, значительно превосходящим в людях и вооружением, не имея средств борьбы с танками, авиацией и артиллерией. Поэтому пограничники несли неоправданные потери. В результате трехмесячных непрерывных боев многие пограничные части Прибалтийского, Белорусского, Украинского и Молдавского округов практически перестали существовать.

Опыт тех военных дней позволяет сделать вывод о том, что еще в мирное время необходимо всесторонне отрабатывать нетрадиционные варианты использования пограничных войск с началом войны, в том числе и ведение ими разведывательно-диверсионных действий в тылу врага.

На базе частей пограничных войск

Формирование партизанских отрядов на нашей территории осуществлялось на базе пограничных войск по согласованию с местными партийными органами, с участием партийного и советского актива. Ядро таких отрядов, как правило, составляли пограничники — офицеры, сержанты и рядовые.

В организации партизанских формирований особое место занимали разведаппараты пограничных войск (5-е отделения пограничных отрядов). Основа для работы в этом направлении закладывалась еще до войны, и строилась она при тесном взаимодействии с территориальными органами государственной безопасности.

В октябре 1940 г. на западной и северо-западной границах в каждом пограничном отряде были созданы по 2—3 разведывательных пункта, насчитывающих до трех офицеров-разведчиков. К концу года сформировали сеть агентуры, из состава которой по принципу добровольности сколотили диверсионно-разведывательные группы. В ряде случаев в них привлекали заключенных из тюрем, осужденных за мелкие бытовые преступления, которые изъявили желание действовать во вражеском тылу.

Снабжение, подготовку, вооружение диверсионно-разведывательных групп, руководство их оперативной деятельностью осуществляли офицеры-разведчики. В отдельных случаях, при выполнении особо важных заданий, ДРГ возглавляли командиры-пограничники.

В период отхода частей Красной Армии на юго-западном направлении только разведаппараты 23, 24, 79, 2-го погра-нотрядов подготовили 14 диверсионно-разведывательных групп и несколько агентурно-боевых. В ходе обороны на рубеже Днепра в указанных частях (теперь уже погранполках по охране тыла действующей армии) эта работа продолжалась. Было подготовлено и переброшено за линию фронта 20 диверсионно-разведывательных групп. На северозападном направлении аналогичные группы, создаваемые в пограничных полках, сводились в диверсионно-разведывательные отряды.

На Карельском фронте разведаппаратами погранполков по охране тыла действующей армии в составе диверсионно -разведывательных групп насчитывалось более 1 тыс. человек, в основном из партийно-советского актива, а также из лиц, хорошо знавших местность. Численность отдельных формирований доходила до 250—300 человек. До ноября 1941 г. эти группы уничтожили около 3 тыс. солдат и офицеров врага и захватили в плен 43 гитлеровца. В это время

Боярский В.И. Stay-Behind — оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны

14-я армия пленных вообще не имела. Деятельность этих групп в тылу противника успешно осуществлялась до марта 1942 г. Она могла быть развернута в гораздо больших масштабах, но мешала неопределенность в снабжении и обеспечении. Не хватало курток, теплого белья, сапог, автоматического оружия. С большим трудом осуществлялось обеспечение бойцов денежным довольствием. Особые сложности представляло неопределенное правовое положение личного состава партизанских формирований.

Тем не менее пограничные диверсионно-разведывательные группы и отряды, которые обосновывались на хорошо изученной ранее территории в бывшем приграничье на продолжительное время, как правило, становились ядром крупных региональных партизанских соединений. При этом агентура, созданная разведаппаратами пограничных войск в мирное время для решения задач охраны границы, теперь работала в тесном контакте с партизанами.

После сколачивания и подготовки, проводимой штабами, политотделами и разведотделами частей, партизанские отряды направлялись в тыл врага для проведения разведывательно-диверсионной работы. Они выполняли задачи по планам пограничных округов, полков по охране тыла фронтов в интересах военного командования. В ряде случаев такие партизанские отряды усиливали подразделениями воинов-чекистов. Части пограничных и внутренних войск обеспечивали эти партизанские подразделения всеми видами довольствия.

Переход партизанских отрядов к действиям в тылу врага, как правило, осуществлялся двумя способами. Первый: партизанские формирования заблаговременно выходили на подготовленные базы до занятия противником определенной территории и после прохода передовых соединений приступали к выполнению поставленных задач. Второй: партизанские отряды комплектовались в нашем тылу, а затем перебрасывались через линию фронта пешим порядком или с помощью авиации. Данный способ участия пограничных войск в развертывании партизанского движения получил широкое распространение на северном участке фронта.

В связи с этим обратимся к докладу начальника охраны войскового тыла 7-й армии полковника Киселева командующему армией о более рациональном использовании погранчастей Карело-Финского округа. В нем предлагалось вывести Ухтинский, Ребольский, Кипран-Мякский погранотряды из оперативного подчинения командирам дивизий в подчинение начальнику охраны войскового тыла и возложить на них следующую задачу: «...специально сформированными отрядами из пограничников и местного населения методами партизанской борьбы нарушать противнику подвоз продовольствия и боеприпасов. Через эти же группы руководить партизанскими отрядами, действующими в тылу противника» [Пограничные войска... 1968, с. 220].

Условия боевой деятельности партизанских отрядов в Карело-Финской республике и Мурманской области во многом отличались от условий в других оккупированных областях СССР и имели ряд особенностей. Во-первых, подавляющая часть населения временно оккупированных районов была эвакуирована в тыловые области СССР. Из 700 тыс. человек, проживавших в этих районах до оккупации, осталось не более 50 тыс., в основном женщины, дети и старики. Во-вторых, будущим партизанам не удалось заложить здесь достаточное количество баз снабжения.

Таким образом, пополнение партизанских отрядов за счет местного населения практически исключалось. Партизаны, израсходовав имевшиеся запасы продовольствия и боеприпасов, вынуждены были возвращаться в советский тыл, поскольку взять все это у врага было крайне затруднительно.

Партизанские действия во вражеском тылу в данной зоне могли складываться только из налетов и засад с выходом в тыл врага на короткое время с базированием отрядов на своей территории вблизи фронта. Такая тактика предполагала преодоление бойцами больших — от 300 до 500 километров — расстояний по местности, пересеченной реками, озерами, каменными гребнями, болотами. Каждый партизан нес на себе оружие, боеприпасы, продовольствие, взрывчатку — 35— 40 килограммов, что очень непросто.

Карельский фронт. Партизанский отряд «Вперед». Слева — переправа через р. Чирко-Кемь в 40 км от линии фронта, слева —поход в тыл врага. Фото 1942.

Боярский В.И. Stay-Behind — оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны

Особенно большие трудности у партизанских отрядов возникали при появлении раненых и больных. На уход за ними и эвакуацию в свой тыл отвлекалось большое количество здоровых людей, что задерживало движение, изматывало личный состав, понижало маневренность и боеспособность отрядов, облегчало врагу ведение преследования.

Эвакуация раненого партизана. Партизаны переправляют раненых через реку.

Карельский фронт. Фото 1942 г. Ленинградский фронт. Фото 1943 г.

В сложившейся ситуации начали создавать на маршруте рейда промежуточные скрытые базы, специальные отряды носильщиков, а также использовать оленьи и собачьи упряжки.

Затрудняли действия партизанских отрядов, не имеющих баз в тылу противника, и метеорологические условия. Рассчитывать на помощь местного населения, учитывая его малочисленность, не приходилось. А климат в этой зоне очень суровый. В летнее время — частые дожди, постоянная сырость (у всех бойцов постоянно мокрые ноги, а развести костры нельзя по соображениям маскировки). В зимнее время — сильные морозы, сменяющиеся резкими оттепелями. Отдых под открытым небом, без костров приводил к большому количеству обморожений и заболеваний. Все это сказывалось на боеспособности партизанских отрядов.

Партизаны Мурманской области.

В соответствии с утвержденным командующим армией предложением на пограничные части возложили задачи по подготовке и заброске в тыл врага диверсионно-разведывательных групп из числа членов бригад содействия пограничникам и местного партийно-советского актива. В последующем группы сводились в роты особого назначения, в которых пограничники составляли от 20 до 50%. Роты, в свою очередь, вырастали в партизанские отряды.

В каждом погранотряде Мурманского и Карело-Финского округов с помощью партийных и советских органов пограничники создали несколько партизанских отрядов, которые действовали по планам командования погранполков в интересах военного командования.

В 72-м погранотряде сформировали 3 партизанских отряда. Одним из них командовал офицер штаба отряда старший лейтенант И.Д. Ткаченко. В отряд подобрали карелов, хорошо знающих местные условия. После 10-дневной учебы отряд приступил к действиям в тылу врага на его коммуникациях. Впоследствии отряд И.Д. Ткаченко усилили погранзаставой и патриотически настроенными карелами. Совершив несколько диверсионных актов на дорогах и собрав сведения о подготовке противника к наступлению, партизаны возвратились на базу. Немецкие и финские войска в начале августа перешли в наступление и заняли районный центр Кестеньга, стремясь прорваться к Кировской железной дороге. Командование приняло решение сосредоточить все силы партизанских отрядов на шоссейной дороге Кестеньга — Софпорог, чтобы уничтожать резервы врага, выдвигавшиеся к линии фронта, устраивать диверсии на дороге, уничтожать автотранспорт с бо-

Боярский В.И. Stay-Behind — оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны

еприпасами и продовольствием. Отряду Ткаченко придали заставу пограничников старшего лейтенанта Дмитриева. Усиленный отряд перенес свою базу ближе к району действий и в течение августа-сентября непрерывно наносил удары по основной вражеской коммуникации, лишив противника возможности осуществлять всякое передвижение.

Командование финской армии, испытывая большую тревогу за состояние своего тыла, отмечало: в течение лета партизанская деятельность русских значительно оживилась и была подготовлена гораздо лучше, чем раньше, на флангах финского армейского корпуса и в тылу его часто появлялись партизанские отряды, состоящие в основном из карел, а командиры и офицеры были из пограничной охраны и хорошо знавшие местность.

Внезапными действиями отряд Ткаченко держал в напряжении фашистские части, сковывал большие группы немцев и финнов, уничтожил 150 фашистских солдат и офицеров. Партизаны захватили 25 грузовых машин с боеприпасами и продовольствием, 2 автомобиля, 3 штабные машины, 1 броневик, 1 танк [Известия 1941, 25 сент.].

Так же успешно действовали и многие другие партизанские отряды, созданные и руководимые пограничниками. Среди них отряд старшего лейтенанта А.И. Калашникова (в его отряде было 75 бойцов 101-го пограничного отряда), старшего лейтенанта Ф.Ф. Журиха (бывший начальник 10-й заставы 1-го пограничного отряда), майора И.А. Григорьева (3-й Петрозаводский пограничный отряд). Личный состав этих и других партизанских отрядов хорошо зарекомендовал себя, сочетая хорошее знание местности и местных условий с опытом разведывательной и боевой работы.

Майор К.В. Бондюк, например, командовал партизанским отрядом «Вперед». В августе 1941 г. при обороне деревни Новая Тихша отряд в течение двух суток отбил 12 вражеских атак, разгромил роту белофинского батальона «Братья по племени». С весны 1942 г. отряд участвовал в рейдах по тылам врага, действовал отдельными группами на Ребольском направлении. Позже майор К.В. Бондюк возглавил сводную группу из отрядов «Вперед», «Буревестник», «Железняк», «Красный онежец», которая разгромила финский гарнизон в деревне Мергубе. Преодолев на лыжах с полной выкладкой более 180 километров, партизаны неожиданно для финнов атаковали гарнизон, уничтожив около 100 его защитников [Советские партизаны... 1963, с. 648—649].

Партизаны отряда «Буревестник» выносят раненых. Бойцы партизанского отряда «Красный онежец"

Фото 1943 г.

Успешно действовал отряд «Красный партизан» под командованием старшего лейтенанта Ф.Ф. Журиха. В течение лета 1942 г. его отряд из 79 бойцов совершил четыре рейда, уничтожив 7 офицеров, 203 финских солдата, 4 автомобиля с воинским грузом, взорвав мост.

Карельский фронт. Отряд «Красный партизан». Слева — заместитель командира А.А. Коросов уточняет задание, справа— минирование лыжни бойцами отряда. Фото 1943 г.

Боярский В.И. Stay-Behind — оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны

15 июня 1943 г. отряд получил задание разгромить два гарнизона на территории Финляндии в Миллах-Виенвара и в поселке Хюрю. При выдвижении к цели партизаны встретили финский карательный отряд в количестве 50 человек и разгромили его. После перехода финской границы 4 июля одновременными ударами двух партизанских отрядов эти вражеские гарнизоны были разгромлены.

Самыми распространенными тактическими действиями партизан были налеты и засады с применением военной хитрости и мер маскировки. Так, командир партизанского отряда пограничник Ф.Ф. Журих против финских карателей организовал «заманивающую» засаду. Он выдвинул взвод на открытую опушку леса, приказав развести костры, которые были бы приняты врагом за крупный лагерь партизан. Основные силы отряда Журих расположил в засаде в полутора километрах от «стоянки», на направлении вероятного движения карателей. Естественно, финны заметили дым от костров и решили внезапно напасть на партизан, в спешном порядке направив карательный отряд к месту расположения «лагеря». В предвкушении легкого успеха противник забыл об осторожности. На это и рассчитывал Журих. Когда каратели подошли к засаде вплотную, их встретил прицельный огонь. В считанные минуты партизаны их уничтожили.

В 1944 г. соединение из отрядов «Красный партизан», «Боевой клич», «Ленинградец» под командованием Ф.Ф. Жу-риха провело ряд успешных операций во вражеском тылу на поросозерском и ребольском направлениях, разгромило несколько гарнизонов на территории Финляндии. Начав боевую деятельность в июле 1941 г., отряд Ф.Ф. Журиха за 38 месяцев совершил 29 походов в тыл противника, пройдя около 11 тыс. километров.

Слева: Фаддей Федорович Журих (1909—1988), до ноября 1941 — начальник 10-й заставы 1-го пограничного отряда, в 1941—1944 — командир отряда «Красный партизан».

Справа: Иван Антонович Григорьев (1902—1942), командир 1-й партизанской бригады Карельского фронта

С первых дней войны возглавил партизанский отряд офицер-пограничник майор И.А. Григорьев. В сентябре 1941 г. он был назначен командиром батальона особого назначения Карельского фронта. С февраля 1942 г. И.А. Григорьев — командир 1-й партизанской бригады [ГАОПДФРК, ф. 213, оп. 12, д. 6. л. 1—21]. В ее составе насчитывалось 9 отрядов, минометная рота, пулеметный, разведывательный, хозяйственный взводы. Всего 1140 человек.

«Партизанский отряд под командованием тов. Г. [Григорьева — В.Б.], — отмечалось в сообщении Совинформбюро, — в тылу белофиннов провел несколько смелых операций. Партизаны прошли по лесам и болотам почти 700 км, нанося внезапные удары по коммуникациям противника. Против отряда партизан были брошены погранчасти и шюцкоровский отряд. В боях с белофиннами партизаны истребили до 750 солдат и офицеров, уничтожили большое количество автоматического оружия, радиостанций, снаряжения, боеприпасов» [Сообщения Советского информбюро 1944, c. 149].

Речь шла о самой крупной операции, проведенной партизанами летом 1942 г. по указанию ЦК Компартии республики и командования фронта. В составе бригады тогда находилось 6 отрядов: «Боевые друзья», «За Родину», имени Тойво Антикайнена, «Буревестник», «Мстители», имени В.И. Чапаева — всего 648 человек. За 57 дней похода партизаны участвовали в 26 столкновениях с врагом. За героизм и мужество, проявленные в боях, 196 партизан наградили орденами и медалями, из них 9 человек удостоены ордена Ленина, 31 — ордена Красного Знамени.

Партизанская бригада существовала 11 месяцев. За это время она участвовала в 68 боевых и разведывательных операциях в тылу противника, в том числе провела более 20 крупных боев, уничтожив до 1 тыс. вражеских солдат и офицеров. Майор И.А. Григорьев геройски погиб 31 июля 1942 г. в боях на высоте 264.9. Посмертно его наградили орденом Ленина.

По решению ЦК Компартии республики и командования фронта 1 октября 1942 г. партизанскую бригаду расформировали. Из нее выделили 6 партизанских отрядов.

Боевой опыт показал, что в условиях Карелии при стабилизации фронта крупному партизанскому соединению трудно переходить в тыл врага, который в любое время мог направить необходимое количество войск для борьбы с партизанами. Более эффективно действовали мелкие отряды и диверсионные группы, которые в случае необходимости сводили под единое командование для нанесения мощных ударов по гарнизонам противника и осуществления других операций.

Удары партизан по объектам врага были довольно чувствительные, что признавал и враг. В обзоре командования финской армии от 1 августа 1942 г. говорилось: «В течение лета. партизанская деятельность противника значительно оживилась. Она была подготовлена значительно лучше, чем раньше. На флангах одного армейского корпуса и в тылу

Боярский В.И. Stay-Behind — оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

его часто появлялись партизанские отряды. По своему составу партизанские отряды состоят из карельцев, а командиры их — офицеры пограничной охраны, хорошо знающие местность» [ГАОПДФРК, ф. 213, оп. 3, д. 2, л. 36].

Активные действия партизанских отрядов, сформированных на базе пограничных частей Мурманского и Карело-Финского пограничных округов, не давали противнику развернуть диверсионные действия в тылу наших войск и уже в первые месяцы войны вынудили его принять меры по обеспечению охраны своих коммуникаций. Для этого они создали специальные карательные отряды, но их оказалось недостаточно.

Только успешные действия роты особого назначения под командованием старшего лейтенанта А.И. Калашникова вынудили противника выделить для охраны коммуникаций батальон. Активные действия партизанских формирований 101-го пограничного отряда заставили врага направить на охрану тыловых объектов на Кандалакшском направлении четыре батальона полевых частей, когда во всей его группировке на данном участке действовало всего шесть полков. В декабре 1941 г. финский 137-й пехотный полк в полном составе привлекли к охране коммуникаций на направлении Титовка — Остсамо.

В годы Великой Отечественной войны партизанские формирования, руководимые пограничниками, имели самый разный состав и организацию: от группы в несколько человек до усиленного полка (бригады). Анализ боевых действий показывает, что в условиях лесисто-болотистой местности наиболее эффективными были пограничные партизанские формирования численностью до роты — батальона. Это обеспечивало им скрытность базирования и маскировку, позволяло быть более маневренными.

В партизанских формированиях, создаваемых местными органами

Рядовые, сержанты и офицеры пограничных войск были важным источником формирования партизанских отрядов и диверсионных групп, создаваемых местными органами. В первых партизанских отрядах именно пограничники вместе с оперативными работниками органов госбезопасности стали цементирующей силой еще не обладавших боевым опытом партизанских формирований. Это был один из путей повышения эффективности партизанской борьбы, цель которого — соединить желание народа бороться с захватчиками с умением решать эту задачу.

В июле 1941 г. политуправление войск НКВД обязало военных комиссаров и начальников политорганов пограничных частей более активно отбирать людей для диверсионных групп и партизанских отрядов. Только на территории Ленинградской области для ведения партизанской борьбы из войск НКВД, в том числе и пограничных войск, отобрали до 1 тыс. военнослужащих-добровольцев.

В июле и августе 1941 г., когда сложилась тяжелая обстановка для наших войск на киевском направлении, из партийно-советского актива западных областей Украины, оперативных работников и пограничников в Киеве сформировали и перебросили в тыл врага два партизанских полка общей численностью более 2 тыс. человек. Ими командовали офицеры пограничных войск: 1-м полком — бывший начальник маневренной группы 92-го пограничного отряда капитан Е.К. Чехов (комиссар — батальонный комиссар И.Г. Евминов, начальник штаба — Е.Г. Власов), 2-м полком — майор Е.Е. Щербина.

Продвигаясь по территории Житомирщины, партизаны с боями вышли к реке Случ. Действуя небольшими отрядами, бойцы на шоссейных дорогах уничтожали автоколонны, обозы, мелкие подразделения врага, телефонно-телеграфную связь, склады с боеприпасами, продовольствием, снаряжением. Основные операции партизаны проводили в районе населенных пунктов Рокитное, Олевск, Жубровичи, Кишин, Янча, Радовель, Литки, Лопатичи, Каменка, Белокоровичи. За две недели боев бойцы уничтожили более 400 фашистских солдат, офицеров и представителей оккупационных властей, сожгли 11 автомобилей, 18 мотоциклов, захватили много оружия и боеприпасов. В ходе разведки в тылу врага группы во главе с А.М. Гончаром и К.И. Слабышевым добыли ценные документы о численности и дислокации частей противника. Разведданные доставили в штаб 5-й армии.

На рассвете 29 июля батальон полка атаковал пехотную часть противника. В ожесточенном бою партизаны уничтожили 8 танков, 2 бронетранспортера, свыше 100 гитлеровцев.

Фашистское командование бросило против партизан танки, артиллерию, регулярные части. В жестоких боях бойцы полка проявили массовый героизм и мужество. Они с гранатами бросались под гусеницы танков, вступали в рукопашную схватку. Потери враг понес большие, но силы партизан тоже иссякли. В бою смертью героя погиб командир полка Е.К. Чехов. Оставшиеся в живых бойцы продолжали борьбу с оккупантами в других партизанских отрядах, подпольных организациях. Небольшим группам удалось прорваться через линию фронта и влиться в ряды Красной Армии.

В начале августа 1941 г. боевую деятельность в прифронтовой полосе развернул 2-й партизанский полк. В период формирования командиром полка назначили майора А.К. Платонова. Находясь в тылу врага, он тяжело заболел, и его переправили через линию фронта в госпиталь. Командование принял начальник штаба полка капитан В.И. Щедрин.

Комиссаром назначили заместителя начальника политотдела НКВД республики майора П.А. Филимонова. Полк из 1199 человек разбили на 10 батальонов, сформировали разведывательный и хозяйственный взводы, санитарную часть. Павел Андреевич Филимонов вспоминал:

«В конце июля в лесу под Броварами командование полка приняли секретарь ЦК КП(б)У Н.С. Хрущев и Маршал Советского Союза С.М. Буденный. Ознакомив с обстановкой на фронте, они поставили перед нами боевую задачу, определили маршрут движения в тыл врага и район военных действий. На следующий день полк был построен на стадионе «Динамо» [в Киеве — В.Б.], где выступил Т.А. Строкач, в то время Т.А. Строкач — заместитель наркома внутренних дел

Боярский В.И. Stay-Behind — оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны

УССР. С июня 1941 г. он руководил формированием истребительных батальонов и партизанских отрядов на Украине — В.Б.]. Здесь же мы дали клятву на верность Родине. Погрузившись в эшелон, доехали до Золотоноши, а затем, переправившись через Днепр в районе Канева и Черкасс, перешли линию фронта. Боевые операции подразделения полка развернули в районе Киева, Корсуня, Черкасс, Городища.

С первых дней в боях с захватчиками отличился 2-й батальон под командованием капитана Н.П. Семенова и комиссара В.П. Беглякова. Когда батальон прибыл в район станции Мотовиловка, где намеревался перейти линию фронта и проникнуть в тыл противника, фашисты начали наступление. Заняв оборону, партизаны вступили в бой. В отражении атак гитлеровцев героизм проявил пулеметчик С.И. Косань. В течение нескольких часов, дважды раненный, он со своим «максимом» сдерживал натиск врага. И фашисты не прошли. За этот подвиг С.И. Косань был награжден орденом Красной Звезды.

В намеченный пункт дислокации в тылу врага — район села Большое Староселье Городищенского района — удалось пробиться лишь 3-му и 8-му батальонам, туда же подошел и штаб полка» [Личный архив автора].

Из воспоминаний бывшего разведчика А.В. Прокопенко:

«Ближе всех к штабу оказался 3-й батальон. Его командир капитан Шведов доложил, что разведчики обследовали Мли-евские леса и наметили подходящее место для устройства партизанской базы. Небольшая группа бойцов 5-го батальона ушла в направлении Шполы, 8-й батальон остановился за селом в лесу. А утром партизаны совместно с попавшими в окружение подразделениями 26-й стрелковой дивизии вступили в бой с гитлеровцами. Отсутствие тяжелого вооружения очень осложняло наше положение, тем более что атаки вражеской пехоты поддерживала минометная батарея и авиация. Бой длился свыше пяти часов. Все же мы удержали оборону. Потеряв около сотни убитыми и ранеными, гитлеровцы отступили.

Уже к началу августа на счету батальонов числился целый ряд успешно проведенных операций. После боя у Большого Староселья партизаны уничтожили две пулеметные точки, охранявшие штаб немецкой дивизии, автомашину и группу пехоты. На железной дороге между Цветково и Городище пустили под откос паровоз и шесть вагонов, а между Воронцово и Городище в нескольких местах разрушили железнодорожное полотно. Бойцы 8-го батальона возле хутора Загривки уничтожили автомашину, два мотоцикла, пять гитлеровцев, в селе Дереконцы взорвали переправу. Успешно были проведены и другие диверсионные операции, явившиеся хорошей партизанской школой.

Активизации в этот период боевой деятельности народных мстителей против наступающих гитлеровских войск предшествовало полученное В.И. Щедриным 31 августа по радиостанции распоряжение Т.А. Строкача о проведении диверсий на участках железной дороги Смела — Христиновка, Смела — Ново-Украинка, Белая Церковь — Синява с целью задержать переброску живой силы и техники врага к Киеву. Для выполнения этой задачи из каждого батальона выделили небольшие отряды подрывников и диверсионные группы, которые, действуя в заранее определенном районе, стали взрывать мосты, водокачки, водонапорные башни, депо, поворотные круги, стрелки, линии связи. Так, группа партизан под командованием А.С. Зубова взорвала железнодорожный мост между станциями Городище — Смела, в результате чего потерпел крушение вражеский эшелон, груженный боеприпасами. Другие группы полка в разных местах разобрали железнодорожные пути между станциями Смела — Златополь, Макеевка — Капитоновка, Сердюковка — Капитоновка и Шевченко — Городище — Смела, где также были пущены под откос два эшелона, один из них с живой силой противника» [Личный архив автора].

Это была одна из первых попыток партизан по заданию Ставки ВГК оказать влияние на ход проводимых военным командованием противника боевых операций путем активных диверсионных действий на железнодорожных коммуникациях врага.

Мужество и героизм в боях с гитлеровцами проявили народные мстители 4-го батальона 2-го партизанского полка. Находясь на территории Кагарлыкского района Киевской области, они с первого дня пребывания в тылу врага вступили в схватку с оккупантами. 27 августа вблизи Кагарлыка на шоссе Днепропетровск — Киев народные мстители уничтожили автоколонну противника, двигавшуюся в сторону фронта, к Киеву. Затем провели еще ряд успешных операций: взорвали склад с боеприпасами под Кагарлыком, на участке железной дороги Мироновка — Цветково пустили под откос эшелон с техникой и живой силой, уничтожили мост под Мироновкой. Одновременно велась разведывательная работа, которую осуществляли разведгруппа полка, диверсионно-разведывательные группы, выделяемые из батальонов, а нередко и отдельные партизаны.

А.В. Прокопенко вспоминает:

«На маршах и в боях хорошо показали себя комсомолки, пришедшие в полк из киевского мединститута. Они не только вовремя оказывали помощь раненым и больным, но и выполняли разведывательные задания. Точные и содержательные данные о противнике доставляли Полина Суходольская, Валентина Кулеш, Тамара Лебедева и многие другие» [Личный архив автора].

В состав диверсионно-разведывательной группы 4-го батальона вошло 40 бойцов. Возглавил ее М.А. Маковийчук. Неся ощутимые потери от их действий, гитлеровцы бросили на борьбу с партизанами усиленный эсэсовский батальон. Положение народных мстителей стало крайне сложным. Находясь на открытой местности, группа попыталась укрыться в небольших лесонасаждениях вблизи Кагарлыка, но была обнаружена, а затем окружена у небольшого степного хутора Зеленый Яр. Здесь разыгралась еще одна из многих трагедий, о которой жители близлежащих сел вспоминают до сегодняшнего дня.

Боярский В.И. Stay-Behind — оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны

На рассвете 1 августа фашисты взяли партизан в плотное кольцо и предложили сдаться. Ультиматум патриоты отвергли. Каратели пошли в атаку, но, понеся потери, были вынуждены отступить. Тогда, сосредоточив несколько минометных батарей и пулеметы, эсэсовцы открыли огонь. Более часа они поливали свинцом небольшой клочок земли, где держала оборону горстка оставшихся в живых партизан, а затем снова пошли в наступление. На этот раз ответного огня со стороны оборонявшихся не последовало. Многие были контужены и не подавали признаков жизни. Это не остановило озверевших эсэсовцев, они учинили жестокую расправу.

Из письма чудом уцелевшего Петра Ивановича Лагуты14:

14 П.И. Лагута в том бою получил пять ранений, в результате которых стал инвалидом. Награжден орденами Великой Отечественной войны I степени, Красной Звезды, многими медалями.

«На поле боя фашистские головорезы из дивизии СС «Мертвая голова» в каждого убитого или раненого стреляли в упор дважды. После их ухода меня, тяжело раненного, подобрали жители хутора Зеленый Яр Андрей Пихало и его жена Килина, которым я обязан жизнью. В этом неравном бою смертью храбрых пали мои товарищи по разведгруппе: Мако-вийчук Макар Андреевич, Цовба Николай Данилович, Васик Степан Иосифович, Чайка Семен Саввович, Кравченко Павлина Митрофановна, Абрамова Екатерина и многие другие15. Из 40 человек разведгруппы в живых остался я один. Через два

15 П.И. Лагута перечислил фамилии 18 своих погибших товарищей. Остальных бойцов группы он вспомнить не смог.

дня жители хутора Зеленый Яр, сел Терновки, Занудовки Кагарлыкского района хоронили 39 погибших героев, среди них были три женщины»16 [Личный архив автора].

16 Подвиг воинов-чекистов 2-го партизанского полка не забыт. В историко-краеведческом музее села Жовтне-вое есть посвященная им экспозиция. Пионерская дружина школы села носила имя партизанки П.М. Кравченко.

В июле-августе 1941 года сформировали 3-й партизанский полк, командиром которого стал майор М.П. Погребняк [Колпакиди 2013]. В его состав вошли курсанты Окружной школы младших командиров Украинского погранокруга, комсомольцы-добровольцы Киевского государственного университета имени Т.Г. Шевченко, бойцы истребительных батальонов Киева.

Маркиан Петрович Погребняк (1902— 1976), начальник окружной школы младшего начсостава погранвойск Украинского округа, командир 3-го батальона 2-го партизанского полка НКВД Украинской ССР, затем — 3-го партизанского полка НКВД Украинской ССР

20 июля перед полком поставили боевую задачу: с железнодорожной станции Бровары побатальонно направиться в районы Коростень, Белокоровичи, Малин, Иванков, Городица, Славута «для дезорганизации тыла немецко-фашистских войск партизанскими методами». Не все батальоны полка смогли пробиться в указанные районы. Понеся значительные потери при переходе линии фронта, отдельные из них вынуждены были остаться на советской территории. Другим, в том числе 2-му и 5-му батальонам, удалось прорваться в тыл врага. Находясь на оккупированной территории, партизаны стремились выполнить поставленную перед ними задачу.

Из рассказа бойца полка Я.Т. Белоуса:

«Первый бой мы приняли в районе Малина. Преследуемый гитлеровцами батальон отошел к селу Стремигород, взорвав по пути железнодорожный мост. Углубившись на оккупированную территорию, мы разрушали железнодорожное полотно, уничтожали линии связи, небольшие группы вражеских солдат, проводили другие диверсии. Однако не имея опыта ведения боевых действий в тылу противника, мы безвозвратно теряли своих товарищей, особенно в боях против преследовавших нас карателей. Так погиб наш однокурсник Петр Семин и многие другие бойцы полка» [Личный архив автора].

Боярский В.И. Stay-Behind — оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны

Бывший комиссар 2-го батальона полка, позже подполковник в отставке П.П. Глухов, вспоминая о суровых испытаниях, выпавших на долю партизан, писал:

«Я преклоняюсь перед их мужеством, смелостью, чувством долга и любви к Отчизне. Комсомольцы, юноши и девушки, сами, без какого-либо принуждения шли в тыл врага и делали все от них зависящее. Многие из них, сражаясь с фашистскими захватчиками, отдали жизнь в борьбе за Родину. Запомнились мне Н. Кулебяко, П. Семин, Добровольский, Петров, Шрамченко и другие» [Личный архив автора].

Сформированные в тяжелые дни обороны Киева партизанские подразделения внесли свою лепту в срыв замыслов гитлеровского командования.

Однако, будучи плохо вооруженными, не владея тактикой партизанской борьбы, не имея естественного укрытия, баз снабжения, надежной радиосвязи с советским командованием, действуя в насыщенной вражескими войсками прифронтовой полосе, выполнить полностью поставленную перед ними боевую задачу партизаны не смогли.

Бойцы и командиры проявили массовый героизм и отвагу, выполняя долг перед Родиной. Многие из них пали смертью храбрых в борьбе с регулярными войсками вермахта. В октябре 1941 г. полки расформировали. Приобретенный в этот период боевой опыт вооруженной борьбы был использован для дальнейшего развития и укрепления партизанского движения на временно оккупированной советской территории.

В Ленинградской области в 1941 г. создали 6 партизанских бригад, 6 полков, 4 батальона и 200 отдельных отрядов. Общее число отрядов составляло около 400 [Штыков 1964, c. 5]. По далеко не полным данным, партизанские силы области, созданные в начальный период Великой Отечественной войны, насчитывали не менее 14 тыс. человек. Из Ленинградского пограничного округа в их состав добровольно вступило около 1 тыс. пограничников, из них 95 средних командиров, 138 младших и 767 рядовых.

Эти партизанские формирования, как правило, слабо подготовленные, плохо оснащенные, без средств радиосвязи и контрразведывательного обеспечения, предназначенные в данном случае «для борьбы с частями вражеской армии», не были боеспособными и погибали, не принося ожидаемых результатов.

К сожалению, организаторами и руководителями не был учтен опыт учений, проведенных в 1930-е гг. под Ленинградом и убедительно показавших, что в борьбе с недеморализованным противником партизаны должны наносить урон врагу преимущественно диверсиями, не вступая с ним в боевое соприкосновение.

Иная судьба сложилась у партизанских формирований, имевших задачу дезорганизации тыла и вывода из строя ком-

V/ V и |—| V/ ^

муникаций противника. В их числе — действовавший в южных районах Ленинградской области партизанский отряд, которым командовал опытный офицер-пограничник М. Тимошенко. За пять месяцев начиная с августа отряд провел более 300 успешных операций в тылу врага.

Когда в конце сентября 1941 г. гитлеровцам удалось прорваться через Перекопский перешеек и развернуть наступление, пограничники Черноморского округа приняли самое активное участие в формировании партизанских отрядов в Крыму и добровольно остались в тылу врага. Многие из них становились руководителями партизанских отрядов. Так, инструктор политотдела войск Черноморского пограничного округа старший политрук Г.Л. Северский стал командиром 3-го партизанского района, а затем исполнял обязанности командующего партизанским движением в Крыму. Вместе с ним в тылу врага остались его жена и дочь. В записке Г.Л. Северского своему другу П. Ляшенко есть такая фраза: «.здесь много твоих комсомольцев-пограничников. и одно скажу, что краснеть за пограничников, оставшихся в лесу, нам не придется» [Личный архив автора].

Георгий Леонидович Северский (1909—1997), Командир партизанского отряда Г. Северский (крайний справа)

командир 3-го партизанского района, затем — обсуждает с бойцами отряда план предстоящей операции. Фото 1943 г. командующий партизанским движением в Крыму

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time vol. 7, issue 1

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Band 7, Ausgabe 1

Territory of Time Territorium der Zeit

Боярский В.И. Stay-Behind — оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны

Командирами партизанских отрядов были Н.П. Кривошта, бывший политрук учебной заставы окружной школы младшего начальствующего состава; младший политрук А.А. Черников, бывший помощник начальника пограничного поста 26-го Одесского отряда; подполковник А.И. Щетинин, бывший начальник штаба Новороссийского отряда; лейтенант А.С. Тер-лецкий, бывший начальник пограничной заставы «Форос».

Слева — Кривошта Николай Петрович (1917 или 1918—1942), командир Ялтинского партизанского отряда.

Справа — Александр Степанович Терлецкий (1911—1942), командир диверсионной группы Балаклавского партизанского отряда

В организации партизанской борьбы заметную роль играли специальные группы, которые после соответствующей подготовки забрасывали во вражеский тыл. Некоторые из них возглавляли офицеры-пограничники, служившие на западной границе. Как правило, их направляли в районы дислокации своих застав и комендатур, где они хорошо знали местность и местных жителей, которых можно было вовлечь в партизанское движение. Такой подход полностью себя оправдал. В качестве примера можно привести действия группы офицера-пограничника А.М. Грабчака, который до войны служил в Олевском пограничном отряде. С началом войны во главе пограничного подразделения с боями отходил на восток, присоединяя к себе мелкие группы отставших от своих частей красноармейцев.

Андрей Михайлович Грабчак (1910—1973), начальник 18-й пограничной заставы 97-го Черновицкого пограничного отряда, командир партизанского соединения им. Л.П. Берии, герой Советского Союза

Раздумывая над боевыми возможностями пограничных подразделений в тылу противника, Грабчак написал письмо в ЦК партии, в котором изложил план создания в Олевских лесах крупного партизанского отряда. Партизанское соединение, выросшее из диверсионно-разведывательной группы офицера-пограничника А.М. Грабчака успешно действовало на территории, где ранее дислоцировались заставы 19-го и 20-го пограничных отрядов. Партизаны опирались на агентурную сеть 19-го погранотряда.

В борьбе с врагом пограничники использовали и дезинформацию, чтобы скомпрометировать предателей. В партизанской практике А.М. Грабчака был факт, когда удалось настолько скомпрометировать старосту и полицейских одного из украинских сел недалеко от Олевска, что гитлеровцы для успокоения совести повесили услужливых помощников (более подробно об А.М. Грабчаке см. [Боярский 2013]).

Не менее успешной была, например, операция по дезинформации противника, проведенная под руководством Г.Л. Северского. Оперативными мероприятиями, организованными пограничниками, удавалось скомпрометировать не только отдельных бургомистров, старост, полицейских, но и целые так называемые добровольческие формирования, подразделения и части «Русской освободительной армии» и т.п. В результате многих из них снимали с фронта, разоружали, а особо «подозрительные», по мнению гитлеровцев, группы подвергали репрессиям, которые, в свою очередь, вызывали повальное бегство из них.

Боярский В.И. Stay-Behind — оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны

В оперативных и организаторских группах органов безопасности

Особой формой участия пограничных войск в развертывании партизанской борьбы было включение пограничников в состав оперативных групп, которые забрасывались во вражеский тыл органами безопасности.

Ранее уже шла речь о том, что с началом войны при Народном комиссариате внутренних дел были созданы войска Особой группы, которые развернули разведывательную, диверсионную и боевую деятельность в фашистском тылу.

В тяжелые дни последней недели июня — начала июля 1941 г. не существовало полной ясности относительно роли разведывательно-диверсионного аппарата в структуре органов безопасности и Наркомата внутренних дел. Вначале полагали,

17

что создать его можно, опираясь только на кадры разведывательного управления внутренних и пограничных войск17.

17 Подробнее об этом см. главы «Особая группа» и «Начало партизанской войны на коммуникациях немцев» в [Судоплатов 2005].

Особой группе также предписывалось содействовать партийно-советскому активу в развертывании массового партизанского движения и сопротивления в тылу врага, препятствовать вывозу в Германию советских граждан, техники, награбленного гитлеровцами имущества.

Важным направлением деятельности Особой группы стало проникновение в специальные службы противника, выявление их агентуры, забрасываемой в наш тыл.

П.А. Судоплатов называл пять основных вариантов внедрения наших агентов в органы оккупационной администрации, в профашистские «добровольческие» формирования и немецкие спецслужбы. Первый: к противнику попадает офицер Красной Армии, захваченный в ходе боевых столкновений. Второй: немцы подбирают раненого советского солдата или офицера, которому не была оказана медицинская помощь. Третий: офицер или военнослужащий Красной Армии — дезертир — сдается немцам на передовой линии фронта. Четвертый: парашютист Красной Армии, сброшенный в тыл противника, добровольно сдается немецкому военному командованию. Пятый: беженец немецкого происхождения, «фольксдойче», перешедший на оккупированную территорию через линию фронта, предлагает немцам свои услуги18.

18 После создания Особой группы было организовано несколько школ подготовки кадров. Одна школа индивидуальной подготовки разместилась на базе дома отдыха в Кратово, другая — в разведывательной школе — школе особого назначения (ШОН) в Балашихе.

В августе 1941 г. оперативные группы местных органов госбезопасности, занимавшиеся организацией борьбы с противником в прифронтовой полосе, преобразовали в 4-е отделы НКВД — УНКВД республик, прифронтовых краев и областей и перевели в подчинение Особой группы. В их обязанность входили:

— повседневный контроль за формированием истребительных батальонов, партизанских отрядов и диверсионных групп, руководство по согласованию с Центром их боевой деятельностью;

— налаживание связей с истребительными батальонами, перешедшими на положение партизанских отрядов, а также существующими партизанскими отрядами и диверсионными группами, находящимися в тылу противника;

— организация агентурной и войсковой разведки в районах действий партизанских отрядов и диверсионных групп;

— разведка тыла противника и мест возможной переправы партизанских отрядов;

— обеспечение партизанских формирований оружием и боеприпасами для ведения боевых действий, а также продовольствием, одеждой и другим снаряжением.

Для активного противодействия подрывной деятельности спецслужб фашистской Германии во 2-м отделе создали специальное отделение для работы в прифронтовой зоне, которое, что особенно важно, координировало свою деятельность с военной контрразведкой — особыми отделами Красной Армии. Перед отделением ставились следующие задачи:

— формирование в крупных населенных пунктах, захваченных противником, нелегальных резидентур и обеспечение надежной связи с ними;

— восстановление контактов с ценной проверенной агентурой органов госбезопасности, оставшейся на временно оккупированной советской территории;

— внедрение проверенных агентов в создаваемые противником на захваченной территории антисоветские организации, разведывательные, контрразведывательные и административные органы;

— подбор и переброска квалифицированных агентов на оккупированную территорию в целях их дальнейшего проникновения в Германию и другие европейские страны;

— направление в оккупированные районы маршрутной агентуры с разведывательными и специальными заданиями;

— подготовка и переброска в тыл врага специальных разведывательно- диверсионных групп, подчиненных Центру, для выполнения заданий особой важности, обеспечение надежной связи с ними;

Боярский В.И. Stay-Behind — оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны

— минирование по приказу Ставки Верховного Главнокомандования и ГКО промышленных предприятий и стратегических объектов в целях вывода их из строя в районах, находящихся под угрозой вторжения противника;

— организация в этих районах резидентур из числа преданных и проверенных на оперативной работе сотрудников;

— обеспечение разведывательно-диверсионных групп, одиночных агентов, специальных курьеров оружием, боеприпасами, продовольствием, средствами техники и связи и соответствующими документами прикрытия.

В постановлении ЦК партии от 18 июля 1941 г. «Об организации борьбы в тылу германо-фашистских войск» указывалось, что органы безопасности играют важную роль в обеспечении широкого развития партизанского движения, в организации боевых дружин, диверсионных групп, которые должны сформироваться из участников Гражданской войны, тех, кто уже проявил себя в истребительных батальонах. Руководство ими возлагалось на органы НКВД и НКГБ. В постановлении отмечалось, что засылку бойцов в оккупированные районы следует тщательно готовить, группа не должна превышать пяти человек. Засылаемые люди могли быть связаны только с одним определенным лицом и ни в коем случае не контактировать друг с другом. В этом документе подчеркивалось, что вербовочная работа в партизанские отряды целиком передается в распоряжение и под ответственность органов НКВД.

В сентябре — октябре 1941 г. стало очевидным, что нахождение в тылу врага партизанских соединений чрезвычайно эффективно, поскольку они и диверсионные группы отвлекают на себя крупные воинские соединения оккупантов. Поэтому в Генштабе и в НКВД склонялись к тому, что складывающееся движение сопротивления в тылу противника по состоянию к осени 1941 г. следует рассматривать как особый фронт борьбы на коммуникациях немецко-фашистских войск. Этот очень важный вывод сделал заместитель начальника оперативного управления Генштаба, в то время генерал-майор, А.М. Василевский. Был поставлен вопрос о взаимодействии операций партизанских отрядов с обороняющейся и контратакующей Красной Армией.

Офицеры Особой группы совместно с направленцами Генштаба выделили три группы районов, занятых врагом.

В первую группу попали места, где размещались центры коммуникаций и снабжения наступающей немецкой армии, представляющие собой весьма уязвимую цель, так как были довольно растянуты. Немцы не могли обеспечить охрану грузов и железных дорог на всем их протяжении.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Вторая группа — глубинные районы сельской местности, которые вообще находились вне зоны вражеского контроля. Их удаленность от основных дорог и коммуникаций создавала благоприятную ситуацию для развертывания широкого партизанского движения. Но самое главное — в перспективе они представляли собой прекрасную базу для организации снабжения партизанских соединений, а также для складирования вооружения и боеприпасов.

Третья группа — главным образом крупные населенные пункты — находилась под пристальным контролем немецких войск. В этих районах были введены жесткий контрразведывательный режим, постоянное наблюдение за местным населением. Немецкие военнослужащие не появлялись на улицах в одиночку. Хотя машины с руководящим составом двигались, как правило, без охраны.

С учетом этих условий определяли основные цели для нанесения ударов, а также те районы, где можно было организовать проверку и переподготовку своей агентуры.

Постепенно становилось ясно, каким образом можно создать оккупантам невыносимую обстановку, не давать ему покоя ни днем, ни ночью. Было решено, что предпочтительнее проводить налеты на вражеские соединения после 18—19 часов вечера, перед тем как стемнеет. Из боя выходить под покровом ночи, активно использовать минирование и завалы при отходах, приспосабливать наши действия в зависимости от времени года, особенно ввиду приближающейся зимы, физико-географических условий. Скажем, лесистая местность благоприятствовала разведке, поэтому Белоруссия и Смоленское направление стали основным полигоном для развертывания разведывательно-диверсионной работы.

Август и сентябрь 1941 г. — это период, когда, по мнению П.А. Судоплатова, удалось правильно сформулировать не только задачи разведывательно-диверсионной борьбы в тылу врага, но и определить места проведения операций в связи с планами Верховного Главнокомандования. Два аспекта борьбы в тылу врага — массовое партизанское движение и разведывательная диверсионная деятельность — были тесно связаны друг с другом.

Учитывая, что противник уже использовал против партизан и местного населения как специальные карательные отряды, так и вспомогательные воинские части, спецназ НКВД готовили вести бои за удержание партизанских баз и базовых районов, заманивать врага в засады, заблаговременно подготавливать районы и опорные пункты партизанского движения.

Огромными трудностями стали нехватка личного состава и технических средств, делится мыслями Судоплатов. Непривычным и незнакомым было блокирование немцами транспортных маршрутов на оккупированной территории, создание блокпостов, введение контроля над дорогами и, наконец, полное господство в воздухе, что, как подчеркивали специалисты, имевшие опыт войны в Испании, сковывает подвижность партизанских соединений, подставляет под удар их базы снабжения.

Несмотря на эти трудности, размах диверсий на тыловых коммуникациях врага непрерывно возрастал. С начала войны по 16 сентября 1941 г. в тылу немецко-фашистских войск было разрушено 447 железнодорожных мостов, в том числе в тылу Группы армий «Центр» — 117, Группы армий «Юг» — 141. Удары по немецким коммуникациям, нанесенные диверсионными группами и партизанами, сбивали темп немецкого наступления.

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time vol. 7, issue 1

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Band 7, Ausgabe 1

Territory of Time Territorium der Zeit

Боярский В.И. Stay-Behind — оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны

Базой для выполнения поставленных задач, школой разведчиков и диверсантов стало специальное соединение, иначе говоря, спецназ. В первый период своего существования, с июня по октябрь 1941 г., соединение состояло из двух бригад. В октябре 1941 г. его переформировали в упомянутую выше Отдельную мотострелковую бригаду особого назначения (ОМСБОН) в составе двух мотострелковых полков и отдельных подразделений.

Под наименованием ОМСБОН бригада просуществовала до октября 1943 г. Пополнение бригады осуществлялось на протяжении всех лет войны. Общая ее численность превышала 10,5 тыс. человек.

В бригаду добровольцами вступили курсанты из Высшей пограничной школы в Москве, пограничники, политические эмигранты, направленные Коминтерном, немецкие, австрийские, испанские, чехословацкие, болгарские, венгерские, югославские коммунисты. В бригаду влились около 8 тыс. комсомольцев из Москвы и 14 областей РСФСР. Среди них были известные мастера спорта, студенты и преподаватели московских вузов. Ядром бригады стали работники Центрального аппарата, преподаватели и курсанты школы Народного комиссариата внутренних дел, выпускники Высшей пограничной школы.

ОМСБОН включала: штаб, два мотострелковых полка, которыми командовали кадровые пограничники — подполковник В.В. Гриднев, в последующем — командир бригады, и майор Н.К. Самцев. Из состава бригады формировались самостоятельные отряды для действий на фронте (до 1 — 1,2 тыс. бойцов) и спецгруппы (от 3 до 10 человек) для действий во вражеском тылу.

Программа подготовки бойцов включала обучение стрельбе из разных видов оружия, тактике боя, топографии, навыкам ориентировки, минно-подрывному делу, рукопашному бою, самообороне без оружия, прыжкам с парашютом, радиоделу.

Группа бойцов ОМСБОН готовится к боевым действиям.

Мытищи, 1941 г.

Перед заброской в тыл врага. Фото 1941 г.

На занятиях по штыковому бою. Весна 1942 г. Подготовка к выходу на задание отряда ОМСБОН

С учетом опыта боевых действий в Испании и в финской зимней кампании боевая подготовка спецназа была организована таким образом, чтобы каждый боец-спецназовец мог выполнять следующие боевые задачи:

— в составе подразделения части и соединения вести общевойсковой бой и разведку;

— проводить специальные работы на фронте по устройству инженерно-минных заграждений и созданию комбинированных систем с применением новой техники;

Боярский В.И. Stay-Behind — оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны

— осуществлять минирование и разминирование оборонных объектов государственной важности;

— вести диверсионно-боевые, десантные и разведывательные операции в тылу противника умело действующими подразделениями, мелкими группами и индивидуально.

Всего по линии зафронтовой работы органами безопасности было подготовлено и заброшено во вражеский тыл 2222 оперативные группы [Лубянка, 2... 1999, с. 233].

Инструкторы Отдельной бригады обучили подрывной и диверсионной работе 580 человек офицерского, сержантского и рядового состава специальных гвардейских частей Красной Армии. Кроме того, инструкторами спецгрупп, выполнявших боевые задания в тылу врага на Кавказе, в Сталинграде, подготовлены из партизан и гражданских лиц более 3,5 тыс. подрывников-исполнителей.

В зафронтовой работе органы государственной безопасности на протяжении всей войны активно использовали оперативные группы разведывательного, контрразведывательного и диверсионного назначения. Боевой опыт подтвердил, что наиболее благоприятные условия для ведения зафронтовой работы имели те оперативные группы, которые быстро пополнялись местными партизанами или опирались на местные партизанские силы, что повышало их разведывательные и боевые возможности.

Оперативно-разведывательные и диверсионные отряды и группы, сформированные ОМСБОН для заброски во вражеский тыл, партизанскими не назывались. О них говорили как о группах или отрядах специального назначения, присваивали им обычно кодовые наименования, например, «Олимп», «Борцы», «Славный», «Вперед». В то же время в фашистском тылу в разных местах и разными путями партийные и советские органы создавали отряды, которые все называли партизанскими, а ОМСБОНовцы к такому определению добавляли еще и слово «местные». Зачастую эти местные отряды, особенно на первых порах, самым тесным образом взаимодействовали с ОМСБОНовскими группами и отрядами, а иногда и сливались с ними. Пока не было штабов партизанского движения и единого руководства, отряды и группы специального назначения являлись как бы «официальными и полномочными» представителями Большой земли, да к тому же еще поддерживали с ней регулярную и устойчивую радиосвязь.

Отряд специального назначения «Смелый» Отряд специального назначения «Вперед»

после выполнения боевого задания. Фото 1942 г.

Включение пограничников в состав этих специальных формирований обусловливалось их профессиональными навыками, умением действовать мелкими группами, самостоятельно решать сложные задачи, не рассчитывая на помощь в течение длительного времени. Успешные действия спецотрядов и групп, в которые входили пограничники, свидетельствовали об их высоких боевых качествах и определялись той школой служебной деятельности, которую они прошли на границе. К тому же пограничники знали приемы и способы привлечения местного населения к борьбе с оккупантами, что обеспечивало широкую базу для активных и эффективных действий.

С 12 января по 12 февраля 1942 г. несколько отрядов специального назначения ОМСБОН действовали в составе 10-й армии Западного фронта.

Во второй половине января 1942 г. гитлеровцы предприняли контрнаступление подошедшими от Брянска новыми силами в целях вывода из окружения своих частей, находившихся в районе города Сухиничи. В связи с изменившейся на фронте 10-й армии обстановкой ее командующий генерал-лейтенант Ф.И. Голиков приказал отрядам действовать в ближайшем вражеском тылу и вести общевойсковой бой, производя ночные атаки и налеты на врага с флангов и тыла. Ответственность за использование отрядов не по прямому назначению командующий взял на себя.

Получив боевую задачу, отряды вступили в бой с численно превосходящими силами противника. Бойцы и командиры при этом проявляли инициативу, храбрость и героизм.

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time vol. 7, issue 1

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Band 7, Ausgabe 1

Territory of Time Territorium der Zeit

Боярский В.И. Stay-Behind — оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны

В газете «Правда» от 14 февраля 1942 г. была опубликована статья дивизионного комиссара А. Лобачева, посвященная героическому подвигу отряда лыжников под командованием офицера-пограничника К.З. Лазнюка — выпускника Харьковской пограничной школы. Он служил в 49-м пограничном отряде Казахского пограничного округа старшим контролером КПП, затем на 10-й отдельной пограничной комендатуре, был начальником заставы 30-го пограничного отряда. В 1941 г. закончил Высшую пограничную школу, а с 27 июля 1941 г. проходил службу в спецподразделении, переформированном в октябре 1941 г. в ОМСБОН.

23 января 1942 г. отряд в количестве 27 человек по заданию командования 10-й армии совершил ночной налет на вражеский опорный пункт в деревне Хлуднево (в районе города Сухиничи), мешавший продвижению наших войск. Здесь противник сосредоточил около батальона пехоты, минометы, несколько танков. Бой длился всю ночь.

Отряд почти весь погиб, но задание командования выполнил. За этот подвиг 22 участника боя награждены орденами Ленина: командир отряда К.З. Лазнюк и 21 человек (посмертно); заместитель комиссара Л.Х. Паперник удостоин звания Героя Советского Союза (посмертно).

Слева — Кирилл Захарович Лазнюк, выпускник Харьковской пограничной школы, командир спецотряда лыжников 2-го мотострелкового полка ОМСБОН НКВД СССР.

Справа — Лазарь Хаимович Паперник (1918—1942), заместитель политрука спецотряда лыжников 2-го мотострелкового полка ОМСБОН НКВД СССР.

В Витебской области в короткие сроки выросла в партизанскую бригаду численностью более 3 тыс. бойцов оперативная группа «Неуловимые» из 29 человек под командованием офицера-пограничника капитана М.С. Прудникова, впоследствии — Героя Советского Союза.

В первых числах августа 1942 г. в тыл врага перебросили оперативную группу «Охотники» во главе с пограничником Н.А. Прокопюком. Группа сформировалась в бригаду численностью 1570 человек [Боярский 2013].

Партизанский отряд с позывным «Грозный» организовал бывший пограничник Ф.Ф. Озмитель. Партизаны уничтожали технику и живую силу врага, сковывали силы оккупантов, деморализовывали их.

Михаил Сидорович Прудников (1913—1995), выпускник Высшей пограничной школы НКВД в Москве, командир батальона 24-го мотострелкового полка ОМСБОН, командир спецотряда НКВД СССР, командир партизанской бригады «Неуловимые»

Николай Архипович Прокопюк (1902—1975), разведчик 4-го Могилев-Подольского пограничного отряда, советник и командир партизанского формирования на Южном фронте Испании, командир спецгруппы «Охотник», командир партизанской бригады

Федор Федорович Озмитель (1918—1944), боец 30-го пограничного отряда Казахского пограничного округа, командир

спецотряда ОМСБОН «Грозный», командир партизанского отряда особого назначения

Евгений Иванович Мирковский (1904—1992), помощник начальника 5-го (разведывательного) отдела 23-го Каменец-Подольского пограничного отряда, затем 2-го Каларашского пограничного отряда, командир специального диверсионного отряда «Ходоки»

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time vol. 7, issue 1

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Band 7, Ausgabe 1

Territory of Time Territorium der Zeit

Боярский В.И. Stay-Behind — оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны

Условия партизанской борьбы требовали умения действовать небольшими группами, решать задачи самостоятельно, не рассчитывая на чью-либо помощь. Специфика службы на границе приучила старшего лейтенанта Озмителя умело ориентироваться на местности, маскироваться, проявлять хитрость и смекалку, не терять бдительности, действовать решительно и быстро, точно выбирать направление атаки на врага. После пяти с половиной месяцев пребывания отряда «Грозный» во вражеском тылу сводка о его боевой работе выглядела так: пущено под откос 9 воинских эшелонов с техникой и живой силой противника, подорвано 22 автомобиля с солдатами, боеприпасами и другими военными грузами, 4 шоссейных моста, турбина, выведено из строя 8 километров линий телефонно-телеграфной связи, проведено 10 боевых операций, в ходе которых уничтожено около 400 вражеских солдат и офицеров.

Ф.Ф. Озмитель командовал штурмовой группой при прорыве блокады в Наровлянских лесах. Дезориентируя врага, он сознательно дважды выходил из вражеского кольца и входил в него вновь, отвлекая карателей от главных сил партизан. В ходе боя партизанский командир остался без патронов. Чтобы не попасть в руки врага, он взорвал себя гранатой. Старшему лейтенанту Ф.Ф. Озмителю посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Умело руководил партизанским отрядом Е.И. Мирковский. С 1928 по 1941 гг. он служил в пограничных войсках на западной границе. В 1932 г. окончил Минское военное пехотное училище, в 1939 г. принимал участие в освобождении Западной Украины и Западной Белоруссии. Когда началась Великая Отечественная война, Мирковский как командир роты Отдельной мотострелковой бригады особого назначения Наркомата внутренних дел СССР принимал участие в обороне Москвы. В марте 1942 г. Е.И. Мирковского с оперативной группой направили в тыл врага. Со временем эта группа выросла в партизанский отряд имени Ф.Э. Дзержинского в составе 350 человек. Отряд действовал на временно оккупированной гитлеровцами территории Киевской, Житомирской, Ровенской, Волынской, Брестской областей, с боями прошел по тылам врага более 3 тыс. километров.

Wi

1

-Xf -

• . \J

f щ

Группа бойцов спецотряда «Ходоки»

Выход группы «Ходоки» на задание

За период пребывания в тылу врага с 15 марта 1942 г. по 20 августа 1944 г. партизанский отряд уничтожил около 2 тыс. вражеских солдат и офицеров, захватил значительные трофеи — оружие, боеприпасы, продовольствие, добывал и передавал советскому командованию важные разведывательные данные.

Высоко оценивая роль кадрового состава пограничных войск в организации партизанской борьбы, становлении партизанских формирований и в целом в развертывании партизанского движения, необходимо отметить следующее. По данным Центрального архива пограничных войск, в первых боях на границе потеряно около 3 тыс. только офицеров-пограничников. Из 6140 пограничников, оказавшихся в окружении, на 1 декабря 1941 г. вышло к своим лишь 2897 человек среднего и старшего командного состава. Отдельные пограничники продолжали выходить в расположение советских войск и после 1 декабря 1941 г. Из более чем 3 тыс. окруженцев часть попала в плен — в основном раненые, выданные гитлеровцам украинскими, литовскими, латышскими националистами при выходе из окружения. Остальные перешли к партизанским действиям самостоятельно или вступили в местные партизанские отряды.

Тернистый путь в партизаны

Особо следует сказать о переходе к партизанским действиям одиночек или мелких групп военнослужащих пограничных войск, оказавшихся во вражеском тылу, после отражения гитлеровских атак на линии границы в начале войны и в ходе арьергардных боев, которые вели части и подразделения войск при отступлении летом и осенью 1941 г. Так, рядовой Пархачской заставы 91-го погранотряда Филиппичев с группой бойцов 7-й резервной заставы в бою под Великими Мостами (вблизи границы) оказался отрезанным от своей части. Как ни пытались пограничники соединиться с какой-либо частью Красной Армии, им это не удалось. Возглавив группу, рядовой Филиппичев объявил ее партизанским отрядом. По тылам врага отряд прошел от Великих Мостов на Львовщине до Великого Новгорода. К нему присоединились красноармейцы, оказавшиеся в окружении, и местные жители. Отряд совершал диверсии на дорогах, истреблял врага

Боярский В.И. Stay-Behind — оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны

из засад. На боевом счету самого Филиппичева 157 уничтоженных гитлеровцев, 2 подорванных танка и 2 моста.

Количество подобных партизанских отрядов, возникших на базе мелких групп пограничников, исчислялось десятками. Многие из них быстро пополнялись советскими патриотами — местными жителями, перерастая в крупные партизанские отряды и соединения, которые успешно действовали на значительной по площади территории до ее освобождения войсками Красной Армии. Именно таким образом возникли отряды, впоследствии переросшие в партизанские соединения, под руководством помощника начальника политотдела по комсомольской работе 87-го Ломжинского пограничного отряда младшего политрука В.Л. Никитина, начальника штаба пограничной комендатуры 23-го погранотряда капитана Н.А. Шестопалова и др.

Бригада имени Г.К. Жукова (командир — П.Я. Сыромахо, комиссар — П. Булойчик, начальник штаба — А.П. Запорожец) из семи партизанских отрядов держала оборону западных рубежей северней партизанской зоны Вилейщины, контролировала Браславский район и смежные территории соседних районов, вела активные боевые действия против оккупантов. В сложной обстановке действовал 12-й пограничный отряд в полосе Северо-Западного фронта на побережье Балтийского моря совместно с частями 67-й стрелковой дивизии 8-й армии.

С началом войны из района Мемеля по шоссе вдоль морского побережья наступали части 291-й немецкой пехотной дивизии, намереваясь выйти в тыл 67-й стрелковой дивизии, оборонявшей военно-морскую базу в Лиепае. В 6.25 утра 22 июня левофланговая 25-я застава вступила в бой с передовым отрядом 291-й дивизии. Об этом начальник войск генерал-майор К.И. Ракутин сообщил в Москву телеграммой следующего содержания: «22 июня 1941 г. в 05.00 два батальона немцев перешли в наступление, но в 300 метрах на нашей территории они были остановлены силами частей Красной Армии и 105-го погранотряда. Два батальона обошли первую заставу 105-го погранотряда в направлении аэродрома в Паланге. В 08.45 противник занял Палангу и достиг участка 25-й заставы 12-го погранотряда. Застава вступила в бой» [Пограничные войска СССР... 1975, с. 353].

В то время 25-й пограничной заставой командовал лейтенант Андрей Запорожец, энергичный боевой офицер. Он родился в апреле 1913 г. в селе Сомивка Зачепиловского района Харьковской области в семье крестьянина. Его родители первыми вступили в колхоз «Червоный повстанец». Андрей окончил школу, работал звеньевым в колхозе. Отсюда он ушел служить на границу, в 9-й Псковский пограничный отряд. Деятельного энергичного красноармейца послали учиться в школу младшего начальствующего состава, а потом — в одну из школ младших офицеров в Москву при Высшей пограничной школе. С сентября 1938 г. он вновь на границе — сначала в Белоруссии, а потом в Прибалтике. В апреле 1941 г. по его указанию на территории военного городка бойцы оборудовали два дзота и запасные огневые точки.

Немецкая артиллерия обрушила мощный огонь на заставу и помещение поста моряков, который находился поблизости. После артподготовки фашисты дважды предпринимали атаку. С наступлением временного затишья поступил приказ отойти к Руцаве. Отход прикрывала группа пограничников и моряков. Когда кончились патроны, бойцы поднялись в штыковую. Как рассказывали очевидцы, гитлеровцам удалось захватить в плен десятерых раненых пограничников и моряков. Их конвоировали по улицам Паланги. Впереди фашисты на штыках несли зеленые фуражки и бескозырки.

Слева — Андрей Порфирьевич Запорожец (1913—1964), начальник 25-й пограничной заставы 12-го Лиепайского пограничного отряда, командир партизанского отряда им. И.В. Сталина, начальник штаба партизанской бригады им. Г.К. Жукова в Белоруссии.

В центре — Виктор Александрович Черников (1904—1941), начальник штаба 12-го Лиепайского пограничного отряда.

Справа — Михаил Николаевич Стрельников, батальонный комиссар, старший инструктор пропаганды 12-го Лиепайского пограничного отряда войск НКВД, комиссар партизанского отряда «Саркана Булта».

Поскольку частей прикрытия на этом участке не было, начальник войск округа принял решение присоединить личный состав застав к штабам пограничных комендатур, чтобы сформировать из них взводы и роты и вступить в бой с наступающим врагом до подхода частей Красной Армии. Несколько запоздалое распоряжение подтвердил заместитель наркома внутренних дел генерал-лейтенант И.И. Масленников.

Начальник штаба 12-го пограничного отряда майор В.А. Черников вместе с инструктором пропаганды отряда батальонным комиссаром М.Н. Стрельниковым собрал оставшихся бойцов 1-й и 2-й застав 105-го пограничного отряда, 24-ю и 25-ю заставы 12-го погранотряда, всего 148 человек, и строительную роту Красной Армии — около 300 человек.

В короткое время они подготовили рубеж обороны на южных подступах к Руцаве. Майор В.А. Черников, незадолго до войны закончивший с отличием Военную академию имени М.В. Фрунзе, умело организовал оборону.

Боярский В.И. Stay-Behind — оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны

Учитывая условия лесисто-болотистой местности, позволявшей движение только по шоссе, ограниченность своих сил и умение пограничников действовать скрытно, Черников построил боевой порядок комендатуры «углом назад». Это создавало огневой «мешок» для врага.

Первым в соприкосновение с оккупантами вступило выдвинутое вперед отделение разведки во главе со старшиной Пономаренко, которое уничтожило разведку врага из 6 мотоциклистов. По указанию Черникова пограничники пропустили в «мешок» еще 14 мотоциклистов и уничтожили их метким огнем. Так же поступили и с разведывательной группой из 30 мотоциклистов. К 17 часам к району боя подошла вражеская колонна численностью до пехотного батальона. Когда гитлеровцы вошли в приготовленную ловушку, пограничники с фронта и с флангов открыли огонь из станковых и ручных пулеметов, автоматов и винтовок [Пограничные войска СССР... 1941, с. 354—355].

Ошеломленный враг в панике рассыпался по дороге, пытаясь уйти назад, но резервный взвод под командованием А. Запорожца, выдвинутый к тому времени к дороге, метким огнем сковал вражеские подразделения. Остатки от батальона бежали кто куда, оставив на земле раненых и убитых. Лейтенант Запорожец действовал и как командир, и как первый номер пулеметного расчета вместо погибшего бойца. Слава о нем разнеслась по сводному отряду.

Группа Черникова 23 июня, присоединив личный состав 21-й, 22-й и 23-й застав, после двухчасового боя оставила Папе и заняла оборону в районе Ницы. Здесь пограничники продержались до середины дня и под давлением значительно превосходивших сил врага отошли к реке Барта. Перегруппировавшись, ударом во фланг контратаковали немцев. Бой продолжался до поздней ночи. Здесь героически погиб майор В.А. Черников.

В неравных двухдневных боях с наступавшим противником пограничники под командованием майора В.А. Черникова проявили исключительную стойкость и отвагу. Благодаря их действиям командование 67-й дивизии выиграло время для организации обороны.

После гибели В.А. Черникова командование остатками сводного отряда принял на себя лейтенант Запорожец. Бойцам удалось прорваться к подразделениям 281 -го полка 67-й стрелковой дивизии, которые вели оборонительные бои на реке Барта.

На захват Лиепаи противник направил отборные войска. В ночь на 24 июня в Лиепае 56-й стрелковый полк, поддерживаемый 94-м легким артиллерийским полком и дивизионом 242-го гаубичного артиллерийского полка, занял оборону севернее озера Тосмаре. Восточную часть города прикрывали курсанты училища ПВО, разведывательный батальон дивизии, отряд военных моряков и пограничников. Южный участок оборонял 281-й стрелковый полк.

Пограничники входили в сводный полк, как называл его командир 67-й дивизии генерал Н.А. Дедаев, в составе 18-й, 19-й, 20-й застав 4-й комендатуры, заставы 5-й комендатуры, контрольно-пропускного пункта «Лиепая», комендантского взвода и штаба отряда, роты связи. Здесь же были отдельные группы моряков, летчиков, работники милиции и госбезопасности. Полк стойко оборонялся, используя старые разрушенные доты.

Из пограничников сформировали боевые группы, которые впоследствии проводили разведку боем, чтобы выявить огневые точки врага, нащупать места прорыва. Одну из таких групп из 25 человек 24 июня возглавил лейтенант Запорожец. В качестве подвижной огневой точки использовали автомобиль «пикап», установив на нем пулеметы. Группу поддерживали два противотанковых орудия. Пограничники броском вклинились в боевые порядки немцев. В траншеях завязался рукопашный бой. Рядовой Саенко штыком заколол трех фашистов. Лейтенант Запорожец, тяжело раненный в грудь, до последних сил вел огонь из пулемета, сея смерть среди фашистов. Только с наступлением темноты бой прекратился. Оставшиеся в живых бойцы на плащ-палатке вынесли с поля боя своего командира.

Андрея Запорожца 26 июня 1941 г. доставили в Лиепайский военно-морской госпиталь. При эвакуации госпиталя машины, на одной из которых был и Запорожец, обстреляли немцы. Многие машины сгорели вместе с ранеными. Запорожцу повезло: его подобрали врачи вместе с другими, оставшимися в живых, вывезли назад в Лиепаю. Здесь госпи -таль захватили фашисты. До августа 1941 г. Запорожец вместе с другими бойцами и командирами, которые не могли ходить, пролежал в одном из сараев на его территории. Сохранить жизнь раненым командирам и политработникам, в том числе и А. Запорожцу, удалось только благодаря заботам медицинского персонала, решительности и волевым качествам начальника госпиталя И.И. Чинченко.

В августе немцы вывезли наших раненых на шхуне в Клайпеду, а оттуда на машинах — в Восточную Пруссию, в один из так называемых лазаретов для военнопленных.

Андрей Запорожец не смирился с пленом. Как только стал ходить, сразу же организовал с четырьмя товарищами побег из лагеря. Это было в сентябре 1942 г. Так начался его путь в партизаны. Чудом пройдя за два месяца территорию, оккупированную врагом, в конце ноября он дошел до белорусских лесов. Ему удалось выйти на группу Широкого, а потом Пономаревой из бригады имени И.В. Сталина. Вскоре его назначили командиром партизанского отряда этой бригады.

Андрей Порфирьевич Запорожец сначала воевал в составе партизанской бригады имени И.В. Сталина в Витебской области, затем с ноября 1942 г. по февраль 1944 г. — в бригаде имени Г.К. Жукова в Вилейской области. С ноября 1942 г. он — командир отряда, с марта 1943 г. — начальник штаба 4-го батальона бригады имени И.В. Сталина, с 23 июня 1943 г. — начальник штаба бригады имени Г.К. Жукова, с 23 ноября 1943 г. — комиссар данной бригады.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Бригада имени Г.К. Жукова еще до подхода Красной Армии штурмом овладела поселком Опса, разгромив там крупный вражеский гарнизон. С советскими частями бригада соединилась 9 июля 1944 г. и в тот же день совместно с ними овладела городом Браслав.

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time vol. 7, issue 1

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Band 7, Ausgabe 1

Territory of Time Territorium der Zeit

Боярский В.И. Stay-Behind — оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны

Вот что написано в аттестации на капитана А.П. Запорожеца, которую подписал секретарь Виленского обкома ВКП(б) Манахов:

«Капитан Запорожец А.П. в партизанах с 27.9.42 года, на командных должностях с 28.11.42 года. Командир партизанского отряда имени Сталина и начальник 4-го батальона сталинской бригады (Охотина), начальник штаба бригады имени Жукова и комиссар бригады имени Жукова проявил себя как хороший командир, знающий военное дело, волевой командир, смелый, решительный, настойчивый, требовательный к себе и своим подчиненным, дисциплинирован, патриот социалистической родины. Хороший военный командир, умело руководил подразделениями при разгроме немецких оккупантов. Командование бригадой по распоряжению РК ВКП(б) направило товарища Запорожеца для организации партизанского движения в Виленскую область на должность начальника бригады, после комиссара бригады.

Тов. Запорожец руководил бригадой при переходе железной дороги и Западной Двины. В двухнедельный срок под его руководством бригада разбила три немецких гарнизона, где тов. Запорожец был тяжело ранен. Несмотря на это не бросил руководить боем, воодушевлял своим мужеством и храбростью бойцов и командиров. Тов. Запорожец личным примером воспитывает своих подчиненных. Достоин присвоения очередного воинского звания — майор» [Личный архив автора].

В мае 1949 г. бывший командир партизанской бригады, в то время секретарь Сморгоньского райкома партии П.В. Сы-ромаха в служебной характеристике на Запорожеца отмечал, что 15 марта 1944 г. Запорожеца вызывали для проверки в Штаб партизанского движения:

«За время своей работы в партизанской бригаде имени Жукова тов. Запорожец проделал большую работу по созданию новых партизанских отрядов. За период с 23.3.43 года по 15.3.44 года совместно с командованием бригады создано четыре партизанских отряда и по инициативе тов. Запорожеца [они] были вооружены за счет собранного вооружения и трофеев. Все созданные партизанские отряды стали ядром бригады.

Тов. Запорожец неоднократно возглавлял боевые операции по разгрому гарнизонов противника. Под его командованием уничтожено три гарнизона противника, где было убито и ранено 275 немецких солдат и офицеров.

За время пребывания тов. Запорожеца в партизанской бригаде имени Жукова личным составом проделано боевых операций — 165, диверсий — 187, в результате было убито немецких солдат и офицеров 1800, ранено 1270, взято в плен 30, захвачено трофеев: 197 винтовок, 42 автомата, 12 ручных пулеметов, 4 автомашины, 1 тонна сливочного масла и 250 подвод.

За боевые подвиги тов. Запорожец как начальник бригады был выдвинут на должность комиссара бригады имени Жукова.

Тов. Запорожец награжден медалью "Партизану Отечественной войны" I степени, представлялся к награждению орденами Красного Знамени и Отечественной войны. Был ли Запорожец награжден этими наградами и было ли ему присвоено звание "майор", выяснить не удалось» [Личный архив автора].

После войны А.П. Запорожец работал дорожным мастером и начальником дорожно-эксплуатационных участков Белорусского и Украинского дорожно-эксплуатационных управлений Министерства внутренних дел. В 1964 г. жизнь дорожного мастера дорожно-эксплуатационного участка № 897 3-го УПРДОРА УССР во Львове А.П. Запорожеца трагически оборвалась в результате автомобильной катастрофы.

Старший лейтенант Михаил Николаевич Кузьмин волею судьбы стал партизаном на Витебщине. В 1939 г. он окончил Ново-Петергофское военно-политическое училище и прибыл служить на границу. Войну встретил политруком Вентспил-ской комендатуры 12-го погранотряда.

Михаил Николаевич Кузьмин, политрук Вентспилской комендатуры 12-го Лиепайско-го погранотряда, командир партизанской бригады им. М.В. Фрунзе

Пограничные подразделения правого фланга Лиепайского пограничного отряда 25 июня 1941 г. были стянуты в город Вентспилс и переданы в распоряжение командира 114-го стрелкового полка. Через два дня 27 июня полк и пограничные подразделения получили приказ форсированным маршем выдвинуться к Риге. На подходе к Риге 30 июня полк

Боярский В.И. Stay-Behind — оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны

вступил в соприкосновение со значительными силами противника. Заместителя коменданта по политчасти Вентспилско-го участка Кузьмина дважды ранило, но он не покинул поле боя. Командир полка приказал бойцам выходить из окружения небольшими группами и в одиночку.

Пограничники разделились на несколько групп, одну из которых возглавил Кузьмин. 30 суток солдаты шли по тылам врага. В районе Екабпилса Кузьмина схватили полицаи и бросили в лагерь военнопленных для отправки в Германию. Ему удалось совершить побег из эшелона на территории Белоруссии. Вскоре он установил связь с подпольной организацией в Малашковском сельсовете Освейского района. Отсюда и начался его путь в партизанские леса. Кузьмина назначили командиром взвода, а в июле 1942 г. — заместителем командира партизанской бригады имени М.В. Фрунзе по разведке. Через некоторое время Кузьмин стал командиром партизанского отряда имени В.В. Симацкого.

В служебной характеристике Кузьмина отмечалось: «Во время пребывания в партизанской бригаде в должности командира отряда показал себя образцовым командиром. Отряд, которым он командовал, занимает первое место в бригаде. Пользуется заслуженным авторитетом среди личного состава» [Личный архив автора].

За умелое руководство отрядом М.Н. Кузьмину присвоили очередное воинское звание «капитан» и назначили командиром партизанской бригады им. М.В. Фрунзе. Только за две недели его командования (с 1 по 14 июня 1944 г.) партизаны бригады взорвали 6 мостов, уничтожили 27 автомашин, более 200 фашистских солдат и офицеров. За боевые заслуги в партизанской борьбе М.Н. Кузьмина наградили орденами Красного Знамени, Отечественной войны I степени и многими медалями [Боярский 1983, с. 151—161].

Истинными патриотами проявили себя и многие другие пограничники, ставшие руководителями партизанских формирований. Бывший комендант Вентспилской комендатуры 12-го пограничного отряда капитан И.К. Богодистый осенью 1941 г. создал в Сеценской и Сунакстской волостях Латвии подпольную антифашистскую организацию, которая затем переросла в партизанский отряд, действовавший в составе 3-й Латвийской партизанской бригады О. Ошкална [Богодистый, Боярский 1982].

Отомар Петрович Ошкалн (О^таге О§ка^, 1903—1947), латвийский партизан, один из организаторов и участников советского партизанского движения на временно оккупированных территориях Латвии и Белоруссии, Герой Советского Союза

Иван Калистратович Богодистый, комендант Вентспилской комендатуры

12-го Лиепайского погранотряда, командир партизанского отряда 3-й Латвийской партизанской бригады О.П. Ошкална

Василий Константинович Таскин (1908—1998), командир заставы 12-го Лиепайского погранотряда, участник французского Сопротивления, ответственный за организацию подпольных лагерных комитетов Сопротивления и советских партизанских отрядов на востоке Франции

В октябре — ноябре 1944 г. в центре земли Курземе в Латвии сформировали самый крупный и в военном отношении самый сильный партизанский отряд этого края — «Саркана Булта» («Красная стрела»). Его появление — результат деятельности армейских разведчиков и местных патриотов. Базировался отряд в основном в Абавских лесах на обоих берегах реки Абавы в районе Ренда и Злекас.

Командовал отрядом Владимир Семенов, начальник штаба — Карлис Мачинь, комиссар — Михаил Стрельников, бывший лектор политотдела 12-го Лиепайского пограничного отряда.

Некоторых пограничников военная судьба забросила за пределы Родины. Но и там они включались в активную борьбу местных сил движения сопротивления. Например, старший лейтенант В.К. Таскин в августе 1941 г. с небольшой группой бойцов оказался в тылу фашистских войск под Ригой. В неравном бою при попытке выйти из окружения он получил ранение в спину и в лицо, гитлеровцы захватили его в плен. Находясь в лагере для военнопленных на севере Франции, Таскин с группой патриотов организовал побег, связался с бойцами французского Сопротивления и вскоре создал Центральный комитет советских военнопленных, явившийся своего рода штабом по организации советских партизанских отрядов и руководству их боевыми действиями на территории Франции. Позже он возглавил в городе Нанси штаб восточной зоны советских партизанских сил, которые к лету 1944 г. имели в своем составе 18 отрядов.

Боярский В.И. Stay-Behind — оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны

Насчет перехода к партизанским действиям одиночек или мелких групп пограничников, оказавшихся по тем или иным причинам во вражеском тылу, единой установки не было. Именно поэтому большинство пограничников, оказавшихся в подобной ситуации, стремились любой ценой выйти на соединение с частями Красной Армии, считая это своей первостепенной задачей.

Пограничники хорошо владели методами изучения районов будущих боевых действий, умело выбирали места базирования партизанских отрядов, грамотно организовывали боевое охранение, скрытное выдвижение к вражеским объектам для их внезапной атаки, искусно устраивали засады и налеты, умело руководили боевыми действиями ночью. Они хорошо знали основы разведывательной и диверсионной деятельности, умело организовывали ее в тылу врага. Владея формами привлечения местного населения к борьбе с противником, они тем самым обеспечивали широкую базу для активных действий. Знание военного дела позволяло пограничникам четко организовывать взаимодействие между партизанскими формированиями, подпольными организациями и регулярными войсками.

Военнослужащие погранвойск, действовавшие в рядах партизан, активно помогали им в борьбе с вражеской агентурой, в освоении приемов конспирации и скрытой борьбы с противником в условиях жестокого оккупационного режима,

срывали замыслы врага по разложению и удушению партизанского движения.

* * *

Осмысление объективной картины организации партизанской борьбы позволяет выявить узловые моменты, которые, на наш взгляд, заключаются в следующем.

Главную роль в организации партизанской борьбы и создании партизанских сил на оккупированной территории с начала Великой Отечественной войны до создания Центрального штаба партизанского движения сыграли войска и органы госбезопасности, внутренних дел, армейские разведорганы. В силу своей специфики они оказались единственно способными придать этой деятельности организованный характер, профессионализм и обеспечить их централизацию.

Наиболее успешно в интересах армейского командования действовали лишь те партизанские формирования, во главе которых находились или ядро которых составляли военнослужащие армии, офицеры органов и войск государственной безопасности и внутренних дел, работавшие «под флагом», «под крышей», «на базе» партизан. Результативность была выше там, где партизанские войсковые формирования, использовавшие специальную тактику вооруженной борьбы, имели поддержку местного населения. Кредо партизанской борьбы заключалось в тесной связи партизан с армией и народом, а также в оптимальном сочетании в партизанских формированиях профессионалов и добровольцев.

Автор полагает, что восстановление объективной картины роли и места пограничников, сотрудников органов государственной безопасности в организации партизанской борьбы позволит выявить ее определяющие особенности, имеющие прямое отношение к поддержанию на должном уровне обороноспособности страны.

ЛИТЕРАТУРА

1. Федеральный закон от 13.03.1995 № 32-Ф3 (ред. от 10.04.2009 № 59-ФЗ) «О днях воинской славы и памятных

датах России» [Электронный ресурс] / / Информационно-правовая база КонсультантПлюс. Режим

доступа: http://www.consultant.ru/ document/ cons_doc_LAW_86743/ #p22

2. Директива СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 г. «Партийным и советским организациям приф-

ронтовых областей» / / Великая Отечественная война. 50 лет. Приложение к календарю дат и событий. Вып. 1. М.: ТАСС, 1991. С. 48-49.

3. РГВА. Ф. 221. Оп. 2328. Д. 11. Л. 75 - 76.

4. ЦАМО России. Ф. 363. Оп. 81452. Д. 2. Л. 21 - 25.

5. ЦАПС ФСБ России. Ф. 14. Оп. 131. Д. 184. Л. 158

6. Государственный архив общественно-политических движений и формирований Республики Карелия

(ГАОПДФРК). Ф. 213. Оп. 3. Д. 2. Л. 36; Оп. 12. Д. 6. Л. 1-21.

7. Армстронг Дж. Партизанская война. Стратегия и тактика. 1941 — 1944. М.: ЗАО Центрполиграф, 2007.

8. Армстронг Дж. Советские партизаны. Легенда и действительность. 1941 — 1944. М.: ЗАО Центр-

полиграф, 2007.

9. Богодистый И.К., Боярский В.И. Три года в тылу врага. Рига: Авотс, 1982.

10. Боярский В.И. Диверсанты Западного фронта. Историко-документальный очерк. М.: ИД «Красная

звезда», 2007.

11. Боярский В.И. Краснознаменный Прибалтийский пограничный. Рига: Авотс , 1983.

12. Боярский В.И. Партизанство вчера, сегодня, завтра. М.: Граница, 2001.a.

13. Боярский В.И. Партизаны и армия. Минск: Харвест, 2001.б.

14. Боярский В.И. Партизаны и армия. История утерянных возможностей. Минск: Харвест, 2003.

15. Боярский В.И. Правильная «неправильная» война. М.: Граница, 2013.

16. Брайко П.Е. Комиссар нашей жизни. М.: ИРИС, 2012.

Боярский В.И. Stay-Behind — оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны

17. Вершигора П. Люди с чистой совестью. М.: Советский писатель, 1951.

18. Гансер Д. Секретные армии НАТО: Операция «Гладио» и терроризм в Западной Европе. М.: Кучково

поле, 2012.

19. Из истории партизанского движения в Белоруссии (1941 — 1944 гг.): Сборник воспоминаний. Минск: Гос.

изд-во БССР, 1961.

20. Известия ЦК КПСС. 1990. № 4.

21. Известия. 1941. 25 сент.

22. История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941 — 1945 гг. Т. 2, 3. М.: Воениздат, 1961.

23. Ковпак С. От Путивля до Карпат / Под ред. Е. Герасимова. М.: Гос. изд-во детской литературы, 1945.

24. Колпакиди А. Украинские чекисты в годы войны (I) [Электронный ресурс] // Одна Родина. Информа-

ционно-аналитическое издание. 29.06.2013. Режим доступа: http://odnarodyna.com.ua/ content/ukrainskie-chekisty-v-gody-voyny-i

25. Лубянка, 2. Из истории отечественной контрразведки. М.: Изд-во объединения «Мосгосархив», 1999.

26. Наумов М. Хинельские походы. Киев: Худож. лит., 1960.

27. Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Т. 2: Начало. Кн. 1: 22

июня — 31 августа 1941 г. М.: Русь, 2000.

28. Отечественная война и Русское общество. 1812 — 1912: В 7 т. Т. 4, 5. М.: Т-во И.Д. Сытина, 1911.

29. Партизанское движение в Великой Отечественной войне / Под ред. П. Пономаренко. М.: Госполит-

издат, 1943.

30. Пограничная служба России. Энциклопедия. Биографии. М.: Ассоциация «Военная книга», Кучково по-

ле, ПНИЦ ФСБ России, 2008.

31. Пограничные войска в годы Великой Отечественной войны. 1941 — 1945: Сб. док. М.: Наука, 1968.

32. Пограничные войска СССР в Великой Отечественной войне. 1941: Сборник документов и материалов. М.:

Наука, 1975.

33. Сечкин Г.П. Пограничные войска в Великой Отечественной войне. М.: Ордена Ленина Краснознаменные

Высшие Командные Пограничные курсы СССР, 1990.

34. Советские партизаны: Из истории партизанского движения в годы Великой Отечественной войны. М.:

Госполитиздат, 1963.

35. Сообщения Советского информбюро: В 8 т. Т. 3. Июль-декабрь 1942 года. М.: Совинформбюро, 1944. С. 149.

36. Сталин И.В. Выступление по радио 3 июля 1941 года / / Соч.: В 18 т. Т. 15. М.: Писатель, 1997. С. 56 — 61.

37. Старинов И.Г. Записки диверсанта. М.: Вымпел, 1997. (Серия «Альманах Вымпел». № 3).

38. Старинов И.Г. Мины замедленного действия: размышления партизана-диверсанта. М.: Вымпел, 1999.

(Серия «Альманах Вымпел». № 1).

39. Строкач Т. Партизаны Украины. М.: Укриздат ЦК КП(б)У, 1943.

40. Судоплатов П.А. Разведка и Кремль. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 1997.

41. Судоплатов П.А. Разные дни тайной войны и дипломатии. 1941 г. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2005.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

42. Тарле Е.В. Нашествие Наполеона на Россию. М.: Гиз, 1941.

43. Цанава Л. Всенародная партизанская война в Белоруссии против фашистских захватчиков: В 2 т. Минск:

Гос. изд-во БССР, 1949 — 1951.

44. Штыков Т. Подвиг ленинградских партизан / / Храбрейшие из храбрых. Л.: Лениздат, 1964. С. 5—30.

45. Armstrong J.A., DeWitt K. Organization and Control of the Partisan Movement. Maxwell Air Force Base, Alabama:

Air Research and Development Command, Human Resources Research Institute, 1954.

46. Armstrong J.A., Dewitt K., Ziemke E.F., Dallin A., Mavrogordato R., Moll W., Weinberg G.L. Soviet Partisans in

World War II. Ed. J.A. Armstrong. Madison: Madison: The University of Wisconsin Press, 1964.

47. Cooper M. The Nazi War Against Soviet Partisans, 1941 -1944. New York: Stein and Day, 1979.

48. Dallin A., Mavrogordato R.S. "The Soviet Reaction to Vlasov." World Politics 8.03 (1956): 307—322.

49. Demiroz F., Kapucu N. "Anatomy of a Dark Network: The Case of the Turkish Ergenekon Terrorist Organiza-

tion." Trends in Organized Crime 15.4 (2012): 271—295.

50. Ganser D. "The CIA in Western Europe and the Abuse of Human Rights." Intelligence and National Security 21.5

(2006): 760 — 781.

51. Ganser D. "Terrorism in Western Europe: An Approach to NATO's Secret Stay-Behind Armies." Whitehead

Journal of Diplomacy and International Relations 6 (2005.a): 69 — 95.

52. Ganser D. "The British Secret Service in Neutral Switzerland: An Unfinished Debate on NATO's Gunter M.M. "Unit-

ed States — Turkish Intelligence Liaison Since World War II." Journal of Intelligence History 3.1 (2003): 33—46.

53. Cold War Stay-Behind Armies." Intelligence and National Security 20.4 (2005.b): 553—580. Maguire T.M. "Partisan

and Guerilla Warfare." RUSI Journal 47.301 (1903): 249 — 277.

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time vol. 7, issue 1

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Band 7, Ausgabe 1

Territory of Time Territorium der Zeit

Боярский В.И. Stay-Behind — оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны

54. Long A. "NATO Special Operations: Promise and Problem." Orbis 58.4 (2014): 540-551.

55. Nuti L. "The Italian 'Stay-Behind' Network - The Origins of Operation 'Gladio'." The Journal of Strategic Studies

30.6 (2007): 955-980.

56. Riste O. "With an Eye to History: The Origins and Development of 'Stay-Behind' in Norway." The Journal of Stra-

tegic Studies 30.6 (2007): 997-1024.

57. Shepherd B. War in the Wild East: The German Army and Soviet Partisans. Harvard: Harvard University Press, 2009.

58. Simpson J.J.H. "Operations Outside Europe in the 1980s." RUSI Journal 113.652 (1968): 324-327.

59. Slepyan K. Stalin's Guerrillas: Soviet Partisans in World War II. Lawrence: University Press of Kansas, 2006.

60. Schmitt C. Theory of the Partisan. New York: Telos, 2007.

61. Weinberg G.L. "Ostkrieg: Hitler's War of Extermination in the East (Review)." German Studies Review 35.3 (2012):

691-692.

62. Ziemke E.F. The Soviet Partisan Movement in 1941. Maxwell Air Force Base, Alabama: Air Research and Develop-

ment Command, Human Resources Research Institute, 1954.

Цитирование по ГОСТ Р 7.0.11—2011:

Боярский, В. И. «Stay behind» — оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны [Электронный ресурс] / В.И. Боярский // Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. — 2014. — Т. 7. — Вып. 1. — Стационарный сетевой адрес: 2227-9490e-aprovr_e-ast7-1.2014.52

STAY-BEHIND - STAY IN THE ENEMY REAR, OR

PARTISAN STRUGGLE, PAGES OF HISTORY OF ASYMMETRIC WARFARE

Vyacheslav I. Boyarsky, D.Phil. (History), Professor, Full Member of Academy of Military Sciences and International Informatization Academy

E-mail: bovich@inbox.ru

After the end of the WWII, NATO began setting up clandestine formations that went under the code name 'Stay-Behind' (stay behind the front lines of the advancing enemy) almost all over Western Europe: in Italy, France, Belgium, the Netherlands, Norway, Denmark, Sweden, Finland, Turkey, Spain, Portugal, Austria, Switzerland, Greece, Luxemburg and Germany. The organizational structure of these West European guerilla formations was in many ways similar to that of their Soviet prototypes. These formations had existed until 1990. However, even today some countries include guerilla type warfare into their defense doctrine complete with all the consequences such a consideration entails.

For that reason, although there are thousands of books and articles about the role of the Soviet partisan movement in the struggle against the Nazi invaders, it is appropriate to revisit the history of guerrilla warfare during World War II. Least-studied theme is the role of border guards' officers in organization of partisan movement, in activities of republican guerrilla headquarters, as well as in leadership in guerrilla groups. This issue is the subject of my article, and for investigating this problem, I use the method of historical reconstruction using the data from state and departmental archives, as well as documents from my personal archive. In my article, I show during the WWII, organized guerrilla movement in the temporarily occupied territory of the USSR was in many respects the result of purposeful activities of the NKVD Special Department. In the same vein, the Soviet leaderships create NKVD Independent Motorized Infantry Brigade of Special Purpose, the Soviet military force that were included with of the NKVD Fourth (partisan) Department. This combat unit was actually raiding force.

My conclusions are:

(i) troops and state security agencies, internal affairs, military intelligence agencies played primary role in the organization of guerrilla warfare and creating of partisan forces until the creation of the Central Headquarters of the Partisan Movement. Due their nature, troops and security bodies were the only who was capable to integrate organized nature and professionalism with guerrilla activities and centralize border forces.

(ii) the most successful in the army command's interests acted only those guerrilla forces, headed by a core or whom were members of the armed forces, officers of bodies and troops of the State Security and Internal Affairs, who worked 'under the flag' of the guerrillas. Effectiveness was higher where special guerrilla army units had the support of the local population. Credo of guerrilla struggle consisted in (a) close connection with the guerrilla army and the people, and (b) in the optimum combination of professionals and volunteers in the partisan formations.

Keywords: guerrilla warfare, partisan struggle, border troops, border guards' officers, NKVD, Special Department, guerrilla raids, subversive action, raiding force.

Боярский В.И. Stay-Behind — оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны

References:

1. Armstrong J.A. Organization and Control of the Partisan Movement. Moscow: Tsentrpoligraf Publisher, 2007.a. (In

Russian).

2. Armstrong J.A. Soviet Partisans in World War II. Moscow: Tsentrpoligraf Publisher, 2007.b. (In Russian).

3. Armstrong J.A., DeWitt K. Organization and Control of the Partisan Movement. Maxwell Air Force Base, Alabama:

Air Research and Development Command, Human Resources Research Institute, 1954.

4. Armstrong J.A., Dewitt K., Ziemke E.F., Dallin A., Mavrogordato R., Moll W., Weinberg G.L. Soviet Partisans in

World War II. Ed. J.A. Armstrong. Madison: Madison: The University of Wisconsin Press, 1964.

5. Bogodisty I.K., Boyarsky V.I. Three Years Behind Enemy Lines. Riga: Avots Publisher, 1982. (In Russian).

6. Border Guard Service of Russia. Encyclopedia. Biographies. Moscow: Association "Military Book" Publisher, Kuchko-

vo pole Publisher, Frontier Research Center of the Federal Security Service of Russia Publisher, 2008. (In Russian).

7. Border Troops during World War II. 1941 -1945. Moscow: Nauka Publisher, 1968. (In Russian).

8. Border Troops of the USSR in the Great Patriotic War. 1941: Documents and Materials. Moscow: Nauka Publisher,

1975. (In Russian).

9. Boyarsky V.I. Diversionists of the Western Front. Historical and Documentary Essay. Moscow: Krasnaya Zvezda Pub-

lisher, 2007. (In Russian).

10. Boyarsky V.I. Guerrillas and Army. Minsk: Kharvest Publisher, 2001.b. (In Russian).

11. Boyarsky V.I. Guerrillas and Army. The Story of Lost Opportunities. Minsk: Kharvest Publisher, 2003. (In Russian).

12. Boyarsky V.I. Partisan Struggle: Yesterday, Today and Tomorrow. Moscow: Granitsa Publisher, 2001.a. (In Russian).

13. Boyarsky V.I. Red Banner Baltic Border. Riga: Avots Publisher, 1983. (In Russian).

14. Boyarsky V.I. Regular 'Irregular' War. Moscow: Granitsa Publisher, 2013. (In Russian).

15. Brayko P.E. Commissar of Our Live. Moscow: IRIS Publisher, 2012. (In Russian).

16. Central Archive of Border Service of the Federal Security Service of Russia, fund 14, inventory 131, file 184, sheet 158.

(In Russian).

17. Central Archive of the Ministry of Defense, fund 363, inventory 81452, file 2, sheets 21-25. (In Russian).

18. Cold War Stay-Behind Armies." Intelligence and National Security 20.4 (2005,b): 553—580. Maguire T.M. "Partisan

and Guerilla Warfare." RUSI Journal 47.301 (1903): 249 — 277.

19. Cooper M. The Nazi War Against Soviet Partisans, 1941 -1944. New York: Stein and Day, 1979.

20. Dallin A., Mavrogordato R.S. "The Soviet Reaction to Vlasov." World Politics 8.03 (1956): 307—322.

21. Demiroz F., Kapucu N. "Anatomy of a Dark Network: The Case of the Turkish Ergenekon Terrorist Organiza-

tion." Trends in Organized Crime 15.4 (2012): 271—295.

22. "Directive of People's Commissars Council of the USSR and the Central Committee of the CPSU(b) on June 29,

1941 "For the Attention of Party and Soviet Organizations of Frontline Areas"." Great Patriotic War. 50 Years. Annex to the Calendar of Dates and Events. Moscow: TASS Publisher, 1991, issue 1, pp. 48-49. (In Russian).

23. "Federal Law of 13 March 1995, no. 32-FZ (As Amended on 10 Apr. 2009, no. 59-FZ) "On the Days of Military

Glory and Anniversaries in Russia"." Information Legal Database ConsultantPlus. N.p., n.d. Web. <http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_86743/#p22>. (In Russian).

24. From the History of the Partisan Movement in Belarus (1941-1944). Minsk: Belorussian State Publishing House Pub-

lisher, 1961. (In Russian).

25. Ganser D. "Terrorism in Western Europe: An Approach to NATO's Secret Stay-Behind Armies." Whitehead

Journal of Diplomacy and International Relations 6 (2005.a): 69 — 95.

26. Ganser D. "The British Secret Service in Neutral Switzerland: An Unfinished Debate on NATO's Gunter M.M. "Unit-

ed States — Turkish Intelligence Liaison Since World War II." Journal of Intelligence History 3.1 (2003): 33—46.

27. Ganser D. "The CIA in Western Europe and the Abuse of Human Rights." Intelligence and National Security 21.5

(2006): 760 — 781.

28. Ganser D. NATO's Secret Armies: Operation Gladio and Terrorism in Western Europe. Moscow: Kuchkovo pole Pub-

lisher, 2012. (In Russian). (In Russian).

29. History of the Great Patriotic War of the Soviet Union, 1941 -1945. Moscow: Voenizdat Publisher, 1961, vols. 2. 3. (In

Russian).

30. Izvestia [Moscow] 25 Sep. 1941. (In Russian).

31. Kolpakidi A. "Ukrainian Security Officers During the War Years (I)." One Motherland. Information and Analytical

Publication. N.p., 29 June 2013. Web. <http://odnarodyna.com.ua/content/ukrainskie-chekisty-v-gody-voyny-i>. (In Russian).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Боярский В.И. Stay-Behind — оставаться в тылу противника, или Партизанство. Страницы истории асимметричной войны

32. Kovpak S. From Putivel to the Carpathians. Ed. E. Gerasimov. Moscow: State Publishing House of Children's Liter-

ature Publisher, 1945. (In Russian).

33. Long A. "NATO Special Operations: Promise and Problem." Orbis 58.4 (2014): 540-551.

34. Lubyanka, 2. From the History of Domestic Counterintelligence. Moscow: Association "Moscow State Archive" Pub-

lisher, 1999. (In Russian).

35. Naumov M. Khinel Hikes. Kiev: Khudozhestvennaya literatura Publisher, 1960. (In Russian).

36. News of the CPSU Central Committee 4 1990. (In Russian).

37. Nuti L. "The Italian 'Stay-Behind' Network — The Origins of Operation 'Gladio'." The Journal of Strategic Studies

30.6 (2007): 955 — 980.

38. Organs of State Security of the USSR in the Great Patriotic War. Volume 2: The Beginning. Part 1: June 22 - August 31,

1941. Moscow: Rus Publisher, 2000. (In Russian).

39. Patriotic War and Russian Society. 1812-1912. Moscow: I.D. Sytin's Partnership Publisher, 1911, vols. 4, 5. (In

Russian).

40. Ponomarenko P., ed. Guerrilla Movement in World War II. Moscow: Gospolitizdat Publisher, 1943. (In Russian).

41. Riste O. "With an Eye to History: The Origins and Development of 'Stay-Behind'in Norway." The Journal of Stra-

tegic Studies 30.6 (2007): 997—1024.

42. Russian State Military Archive, fund 221, inventory 2328, file 11, sheets 75-76. (In Russian).

43. Schmitt C. Theory of the Partisan. New York: Telos, 2007.

44. Sechkina G.P. Border Troops in World War II. Moscow: Order of Lenin Red Border Higher Command Courses

USSR Publisher, 1990. (In Russian).

45. Shepherd B. War in the Wild East: The German Army and Soviet Partisans. Harvard: Harvard University Press, 2009.

46. Shtykov T. "The Feat of Leningrad Partisans." Bravest of the Brave. Leningrad: Lenizdat Publisher, 1964, pp. 5-30.

(In Russian).

47. Simpson J.J.H. "Operations Outside Europe in the 1980s." RUSI Journal 113.652 (1968): 324—327.

48. Slepyan K. Stalin's Guerrillas: Soviet Partisans in World War II. Lawrence: University Press of Kansas, 2006.

49. Soviet Information Bureau's Messages. Volume 3: July-December 1942. Moscow: Sovinformburo Publisher, 1944. (In

Russian).

50. Soviet Partisans: From the History of the Partisan Movement during World War II. Moscow: Gospolitizdat Publisher,

1963. (In Russian).

51. Stalin I.V. "Speech by Radio, 3 July 1941." Writings. Moscow: Pisatel Publisher, 1997, vol. 15, pp. 56-61. (In Russian).

52. Starinov I.G. Notes of a Saboteur. Moscow: Vympel Publisher, 1997, issue 3. (In Russian).

53. Starinov I.G. Time Bomb: Partisan-Saboteur's Reflections. Moscow: Vympel Publisher, 1999, issue 1. (In Russian).

54. State Archive of Social and Political Movements and Formations of the Republic of Karelia, fund 213, inventory 3, file 2,

sheet 36; inventory 12, file 6, sheets 1-21. (In Russian).

55. Strokach T. Partisans of Ukraine. Moscow: Ukrizdat of Communist Party (Bolsheviks) of Ukraine Publisher, 1943.

(In Russian).

56. Sudoplatov P.A. Intelligence and the Kremlin. Moscow: Olma-Press Publisher, 1997. (In Russian).

57. Sudoplatov P.A. Various Days of the Secret War and Diplomacy. 1941. Moscow: Olma-Press Publisher, 2005. (In

Russian).

58. Tarle E.V. Napoleon's Invasion in Russia. Moscow: Giz Publisher, 1941. (In Russian).

59. Tsanava L. Nationwide Guerrilla War in Belorussia Against the Nazi Invaders. Minsk: Belorussian State Publishing

House Publisher, 1949 — 1951. (In Russian).

60. Vershigora P. People with a Clear Conscience. Moscow: Sovetsky pisatel Publisher, 1951. (In Russian).

61. Weinberg G.L. "Ostkrieg: Hitler's War of Extermination in the East (Review)." German Studies Review 35.3 (2012):

691 — 692.

62. Ziemke E.F. The Soviet Partisan Movement in 1941. Maxwell Air Force Base, Alabama: Air Research and Develop-

ment Command, Human Resources Research Institute, 1954.

Cite MLA 7:

Boyarsky, V. I. "Stay-Behind — Stay in the Enemy Rear, or Partisan Struggle, Pages of History of Asymmetric Warfare." Elektronnoe nauchnoe izdanie Al'manakh Prostranstvo i Vremya [Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time] 7.1 (2014). Web. <2227-9490e-aprovr_e-ast7-1.2014.52>. (In Russian).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.