Научная статья на тему 'Ставропольский драматический театр: к истории создания первой профессиональной труппы'

Ставропольский драматический театр: к истории создания первой профессиональной труппы Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

CC BY
669
53
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИСТОРИЯ КУЛЬТУРЫ / СТАВРОПОЛЬСКИЙ ДРАМАТИЧЕСКИЙ ТЕАТР ИМ. М. Ю. ЛЕРМОНТОВА / К. М. ЗЕЛЕНСКИЙ / ИСТОРИЯ СТАВРОПОЛЬЯ / CULTURAL HISTORY / STAVROPOL DRAMA THEATER NAMED AFTER M. YU. LERMONTOV / K. M. ZELINSKY / STAVROPOL HISTORY

Аннотация научной статьи по искусствоведению, автор научной работы — Книгина Елена Сергеевна

Статья посвящена созданию первой профессиональной труппы Ставропольского драматического театра им. М. Ю. Лермонтова. Открытие собственного театра в городе в XIX в. считалось выражением высшего культурного престижа. История развития Ставропольского академического театра драмы им. М. Ю. Лермонтова в исторической литературе не нова, однако слабо освящены стороны, касающиеся деятельности самих актеров и режиссеров, кто непосредственно осуществлял работу на театральной сцене. Путем анализа большого эмпирического материала восстанавливаются условия создания и деятельность первых актерских трупп Ставропольского драмтеатра. С труппой К. М. Зелинского связана одна из самых славных страниц истории Ставропольского драматического театра.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по искусствоведению , автор научной работы — Книгина Елена Сергеевна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

STAVROPOL DRAMA THEATRE: THE HISTORY OF THE CREATION OF THE FIRST PROFESSIONAL TROUPE

The article studies the creation of the first professional troupe of the Stavropol drama M. Y. Lermontov theatre. In the XIX c. establishing the theatre was considered the highest cultural prestige. The history of development of the Stavropol academic drama M.Y. Lermontov theatre does not pose a new topic for the historical literature, but few works highlight the activities of the actors and directors who made the theatre work. By means of empirical material analysis, the conditions of creation and activity of the first acting troupes of the Stavropol drama theatre are specified. K. M. Zelinsky's troupe takes one of the most glorious pages of the history of Stavropol drama theatre.

Текст научной работы на тему «Ставропольский драматический театр: к истории создания первой профессиональной труппы»

УДК 93(470.63),08

Е. С. Книгина

СТАВРОПОЛЬСКИЙ ДРАМАТИЧЕСКИЙ ТЕАТР: К ИСТОРИИ СОЗДАНИЯ ПЕРВОЙ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ТРУППЫ

Статья посвящена созданию первой профессиональной труппы Ставропольского драматического театра им. М. Ю. Лермонтова. Открытие собственного театра в городе в XIX в. считалось выражением высшего культурного престижа. История развития Ставропольского академического театра драмы им. М. Ю. Лермонтова в исторической литературе не нова, однако слабо освящены стороны, касающиеся деятельности самих актеров и режиссеров, кто непосредственно осуществлял работу на театральной сцене.

Путем анализа большого эмпирического материала восстанавливаются условия создания и деятельность первых актерских трупп Ставропольского драмтеатра. С труппой К. М. Зелинского связана одна из самых славных страниц истории Ставропольского драматического театра.

Ключевые слова: история культуры, Ставропольский драматический театр им. М. Ю. Лермонтова, К. М. Зеленский, история Ставрополья.

E. S. Knigina

STAVROPOL DRAMA THEATRE: THE HISTORY OF THE CREATION OF THE FIRST PROFESSIONAL TROUPE

The article studies the creation of the first professional troupe of the Stavropol drama M. Y. Lermontov theatre. In the XIX c. establishing the theatre was considered the highest cultural prestige. The history of development of the Stavropol academic drama M.Y. Lermontov theatre does not pose a new topic for the historical literature, but few works highlight the activities of the actors and directors who made

the theatre work. By means of empirical material analysis, the conditions of creation and activity of the first acting troupes of the Stavropol drama theatre are specified. K. M. Zelinsky's troupe takes one of the most glorious pages of the history of Stavropol drama theatre.

Key words: cultural history, Stavropol Drama Theater named after M. Yu. Lermontov, K. M. Zelinsky, Stavropol history.

Ставропольский драматический театр им. М. Ю. Лермонтова имеет столетнюю историю. История театра начиналась в середине XIX столетия и была связана с развитием социокультурной жизни города. На основе архивных документов представляется возможным проследить становление первой профессиональной труппы на ставропольской сцене.

Открытие собственного театра в городе в XIX в. считалось выражением высшего культурного престижа. Театр, особенно в провинции, играл важную роль в просвещении ее населения, был одним из лучших подспорий в воспитании нравственности. Акцент в образовании ребенка XIX в. был смещен в сторону душевного, нравственного и духовного

воспитания. В формировании таких качеств молодого поколения как нельзя лучше проявляла себя деятельность театра.

Желание иметь театр сподвигло передовых жителей города Ставрополя к необходимости его обустройства. Свою лепту внесло и купечество. Первое здание театра в Ставрополе было построено иностранным купцом Адольфом Блюмом в 1841 г. По свидетельству современников, театр представлял собой временный деревянный дом на каменном фундаменте [6, л. 5]. Первой труппой театра стала труппа Г. Яценко, однако совсем ненадолго. С большей её частью Г. Яценко вскоре уехал в Тифлис и стал играть на сцене Тифлисского театра.

В 1845 г. ставропольским купцом I гильдии И. Ганиловским было достроено каменное здание театра в г. Ставрополе на ул. Театральной, «...по наружному и внутреннему устройству могущее поспорить с театрами лучших губернских городов» [19, р. 524]. Уже на этой, новой, сцене стал собирать труппу известный актер и режиссер И. Х. Дрейсинг совместно с актером Петровым. В новую труппу Дрейсинга вошли и актеры из прежней труппы, которые блистали на театральных подмостках Ставрополя во времена Яценко: Рязанцев, Громов, Наседкин, Фролов, Лихин-ский [7, л. 46-47]. Сам антрепренер выделялся не только талантливой игрой, но и старанием, все роли он доводил до совершенства. Из актрис наиболее замечательной игрой выделялась актриса Петрова. «Рост, голос, благородная манера - все соответствует игре госпожи Петровой», - писал петербургский театральный журнал «Репертуар и Пантеон» в 1845 г. [2, р. 142].

Несмотря на то, что «труппа находилась под ведением гражданского губернатора и под управлением избранных лиц, которым вменено в обязанность, смотреть за театром, за актерами и вести все расходы» [20, л. 12], уже со второй половины марта 1845 г. труппа Дрейсинга стала постоянно давать спектакли на ставропольской сцене. Данный факт объясняется стремлением властей Тифлиса вновь заполучить еще одну уже сложившуюся труппу. Так, в письме к русскому актеру М. С. Щепкину в 1845 г. М. С. Воронцов писал: «Мы здесь недавно построили небольшой театр и пригласили труппу из Ставрополя. Желая и теперь иметь что-нибудь лучшее, я отнесся к директору императорских театров тайному советнику Гедеонову с просьбой о содействии его в этом деле и присылки нам сюда небольшой русской группы» [17, р. 2]. Параллельно велась переписка ставропольских и тифлиских чиновных лиц, рассматривались варианты работы одной труппы в двух городах, соединение трупп И. Дрейсинга и Г. Яценко, но актеры решительно отказались от подобного объединения [7, л. 26].

Результатом подобных усилий и указанной переписки стало согласие И. Х. Дрейсинга прибыть с новой труппою в Тифлис для проведения театральных представлений с 1 сентября по 8 января 1845-1846 гг. В соответствии с заключенным договором

Дрейсинг и Петров должны были после представлений в Тифлисе возвратиться в Ставрополь. Однако еще до окончания срока контракта с Дрейсингом купец И. Га-ниловский сдал в аренду здание театра по сниженной цене другому антрепренёру, Карлу Зеленскому, приехавшему со своей странствующей труппой в 1846 г. в г. Ставрополь [8, л. 46]. Вдобавок И. Ганиловский сдал и оставшиеся театральные вещи новому антрепренеру. Поэтому труппа Дрейсинга осталась в Тифлисе.

С труппой К. Зелинского связана одна из самых славных страниц истории Ставропольского драматического театра. Дворянин Киевской губернии К. М. Зелинский впервые блеснул вместе со своей труппой на сцене Ставропольского театра в 1946 г. На сцене до 1849 г. играли комик А. А. Алексеев, трагик Н. Х. Рыбаков и г-жа П. Г. Рыбакова (дочь К. М. Зелинского). «Мы видели игру Алексеева в «Горе от ума», «Ревизоре» и пр., и восхищались ею, - писал современник, - хвалили Рыбакова в «Гамлете», «Разбойниках» Шиллера и других замечательных драмах и трагедиях. Даже пустые водевили было приятно смотреть» [19, р. 525]. Столичный журнал «Московитянин» опубликовал статью о Ставропольском театре, в которой стремился подвести итоги прошлых его сезонов под руководством К. Зелинского. В ней, в частности, отмечался тот факт, что это были лучшие годы антрепризы Зелинского [19, р. 525]. Благодаря его деятельности и талантливой игре актеров Ставропольский театр завоевал славу одного из самых лучших провинциальных театров России.

Все пьесы театра перед премьерой и размещением афиш в обязательном порядке проходили предварительную цензуру в жандармерии [9, л. 1]. Так, например, перед началом театрального сезона 1946/1947 гг. К. Зелинский представил в III отделение собственной Его императорского величества канцелярию репертуар труппы, состоящий из 166 пьес. Экспедиция, ведавшая драматической (театральной) цензурой утвердила лишь 154 пьесы [10, л. 1].

В сравнении с репертуаром труппы Г. Яценко, который насчитывал 243 пьесы, репертуар труппы Зелинского, конечно же, был меньше. Он состоял в основном из драматических произведений реалистического на-

правления. Значительное место занимали в нем и пьесы романтического характера, и ге-роико-патриотические произведения, например, «Жизнь за царя», «Дмитрий Донской», «Ермак», «Стенька Разин» [10, л. 1]. Все они отвечали духу своего времени.

Во второй половине 40-х гг. XIX в. произошли значительные события на Кавказском театре военных действий, в ходе идущей кавказской войны. К этому была завершена Даргинская экспедиция 1845 г., в результате которой после нескольких кровопролитных сражений был взят аул Дарго - резиденция Шамиля. На следующий год войска князя М. С. Воронцова начали с наступление на Большую Чечню и Дагестан, а в 1847 г. произошел перелом в ходе войны - крупное масштабное наступление русских войск. Покорение Кавказа было уже делом времени, вставала задача его инкорпорации в состав Российской империи. Театральные постановки как нельзя лучше помогали зрителям чувствовать себя гражданами великой державы, осознавать, что они причастны к событиям, от которых зависит судьба России, и могут гордиться своими мужественными соотечественниками.

Не оставались в стороне от Ставропольского театра и произведения классики. Ставились пьесы по литературным произведениям, таким как «Горе от ума» и «Ревизор», которые максимально приближали к жизни и отражали эпоху со всеми ее общественными проблемами: великие русские писатели А. С. Грибоедов и Н. В. Гоголь, использовав один из основных принципов реализма - типизацию, создали целую галерею портретов, каждый из которых является типичным для своего времени и вместе с тем с индивидуальными, только ему присущими чертами. Современные, злободневные, животрепещущие проблемы под пером классиков обрели обобщенность и художественное выражение.

Велика и неисчерпаема сила воздействия театра на формирование нравственных качеств человека, и комедии для этого выступали лучшим средством. Через высмеивание человеческих пороков, а не через нотации, театру как нельзя лучше удавалось легко и непринужденно донести зрителю нравственные идеалы общества. Не случайно А. Н. Островский, считал комедии «лучшею формою к достижению нравственных целей» [13, с. 62].

Подбор репертуара К. Зелинским позволяла актерам проявить себя, показать свои таланты, лучше почувствовать роль, тем более что труппа, по свидетельствам современников, «довольно хорошо для провинциального города сформирована» [16, р. 216-217]. Лучшим украшением ставропольской труппы был трагик, ученик великого русского актера Малого театра П. С. Мочалова, драматический артист Н. Х. Рыбаков (1811-1876), ставший прототипом Геннадия Несчастливцева в комедии «Лес» А. Н. Островского. Несомненно, некоторые черты Несчастливцева: самоотверженная преданность искусству, душевное благородство, бескорыстие, отзывчивость, внимательное отношение к людям - были «срисованы» с черт характера и натуры актера Н. Х. Рыбакова [12]. «Сам Николай Хрисанфович», как почтительно называли его товарищи по сцене, в 1846 г. был в расцвете творческих сил. К сожалению, в то время в Ставрополе не было печатного органа, и до нас не дошли отзывы о многих сыгранных им ролях. Архивные данные свидетельствует лишь о том, что он с огромным успехом играл Гамлета в одноименной трагедии У. Шекспира и Карла Маора в «Разбойниках» Ф. Шиллера [12]. Яркая эмоциональность и глубокая человечность отличали его исполнение ролей героев великих трагедий. Он на протяжении десятилетий владел вниманием и любовью ставропольцев, исполняя роль Гамлета - одну из знаменитейших своих ролей, не только потому, что «своими криками и отчаянной жестикуляцией умел наводить небывалый ужас на зрителей, падал и умирал очень эффектно, и, наконец, дрался (с Лаэртом) как истинный гладиатор, но более всего благодаря покорявший зрителя силе переживания [11, р. 341]. По воспоминаниям современников, он, подобно П. С. Мочалову, лишил своего Гамлета черт слабости, безволия и бездейственности, выдвинув на первый план скорбь об утрате человеком человечности.

Не лишены основания предположения П. П. Мелибеева, что Н. Х. Рыбаков выступал также и в роли Чацкого в «Горе от ума», и Хлестакова в «Ревизоре», так как эти роли были в репертуаре театра, и артист не мог их не исполнять в небольшой по составу труппе [14, р.185]. Уже в те годы он был популярнейшей фигурой в актерском мире и жил «рядом

с преданиями о себе» [11, р. 341]. Заразительность могучего беспощадно растрачиваемого темперамента позволяла ему всегда, в любую минуту захватить публику.

Достойным партнером Н. Х. Рыбакова по сцене был комик А. А. Алексеев, который был приглашен К. Зелинским из г. Николаева в начале 40-х гг. XIX в. В своих воспоминаниях А. А. Алексеев отмечал, что он «прослужил у Зелинского четыре года подряд, все время без перерыва получая жалованье и имея два бенефиса в году, что в общем составляло солидную сумму, так как бенефисы бывали всегда почти полны и, кроме того, от богатых театралов перепадала премия и очень часто ценные подарки». Алексеев А. А. также писал, что «Зелинский им был очень доволен», однако он не долго прослужил на ставропольской сцене, так как, по его мнению, настоящий актер не может засиживаться долго в одном театре: «... это напоминало оседлость. публике я пригляделся. наскучил (провинциалы-театралы любят разнообразие). И я стал заметно портиться: появилась слишком большая развязность» [1, р. 85]. Все это мешало актеру совершенствоваться.

В воспоминаниях А. А. Алексеева встречается интересная замечание о вознаграждениях актеров со стороны зрителей: «В последнем антракте, во время самого трогательного прощания, из литерной ложи кто-то бросил к моим ногам кошелек с деньгами. Таких откровенных подарков мне получать еще не случалось. В 40-х гг. о бросании денег на сцену уже не было слышно» [3, р. 100-101].

На рубеже 40-50-х гг. XIX в. театральными любителями становятся представители купечества. Эта публика заполоняла партер: «.высокие сапоги бутылками и сибир-

ки черного сукна появлялись в партере, как неизбежный элемент» [11, р. 8]. Купцы стали занимать все более высокие ступени в зрительской иерархии, что нашло отражение и в репертуаре театра.

В мае 1847 г. Ставрополь стал губернским центром. В 1852 г. ставропольский театр перешел в ведение вновь назначенной городом Театральной дирекции, в которую вошли влиятельные лица города: генерал-майор А. Х. Капгер, А. Е. Лазарев и С. Иванов. Дирекция провела ряд мер по укреплению труппы и особенно позаботилась о благоустройстве здания театра, которое уже требовало ремонта и обновления [4, л. 5-6]. Была также увеличена сцена и изготовлены новые декорации, обновлены костюмы. В здании театра оборудовали два фойе - одно для мужчин, другое для женщин. Дирекция выписала хороший оркестр [15, р. 4]. Кавказский наместник князь М. С. Воронцов назначил театру ежегодную дотацию в размере 1 200 рублей серебром [4, л. 2]. В 1859 г., «считая в видах нравственной пользы для ставропольского общества, поддержать существование здешнего театра, наместник Кавказский назначил пособие театру 2 500 рублей ежегодно. С этого времени в число этой суммы высылалось из Финансового Департамента -главного управления 2 200 рублей, а 300 из доходов города Ставрополя» [5, р. 67].

Труппа К. Зелинского сыграла важную роль в становлении ставропольского театра. Подбор репертуара, который изобиловал лучшими произведениями отечественной и зарубежной литературы, способствовал привитию у ставропольской публики вкуса к серьезному театру и талантливой игре актеров. С тех пор Ставрополь получил репутацию театрального города.

Источники и литература

1. Алексеев А. А. Воспоминания актера А. А. Алексеева. М.: Артист, 1894. 243 с.

2. Возобновленный Ставропольский театр. Театральная летопись. Русские театры // Репертуар и Пантеон. СПб: [б.и.]. 1845. Т.10. С. 139-142.

3. Воспоминание артиста императорских театров А. А. Алексеева // Исторический вестник. 1892. № 7-9. С. 100-101.

4. Государственный архив Ставропольского края (далее - ГАСК). Ф. 101. Оп. 1. Д. 3832.

5. ГАСК. Ф. 101. Оп. 1. Д. 4103.

6. ГАСК. Ф. 444 Оп. 1 Д. 2219.

7. ГАСК. Ф. 444. Оп. 1 Д. 3266.

8. ГАСК. Ф. 444. Оп.1 Д. 3751.

9. ГАСК. Ф. 444. Оп.1. Д. 3732.

10. ГАСК. Ф. 444. Оп.1. Д.3733.

11. История русского драматического театра: 7 томах. Т. 5. 1862-1881. М.: Искусство, 1980. 551 с.

12. Клинчин А. Рыбаков Н. Х. М.: Искусство, 1972. 356 с.

13. Лотман Л. М. Островский и русская драматургия его времени. М. - Л.: Издательство Академии наук СССР, 1961. 360 с.

14. Мелибеев П. П. На ставропольской сцене // Альманах Ставрополье. 1954. № 11. С. 182-200.

15. Отчет дирекции Ставропольского театра по хозяйственной части за сезон 1873-1874 гг. // Ставропольские губернские ведомости. 1874. № 9. С. 4.

16. Поздняева З. М., Лычагин В. М. Театр и время: Очерки истории Ставропольского краевого драматического театра им. М. Ю. Лермонтова (1845-1985 гг.). Ставрополь: СГУ, 2002. 336 с.

17. Прозрителев Г. Н. К истории Ставропольского и Тифлисского театра. Труды Ставропольской ученой архивной комиссии. Ставрополь: Типография Губернского правления, 1910. Вып 2. С. 1-4.

18. Со страниц старых календарей. Исторический, географический, статистический очерк городов Ставропольской губернии // Ставропольский хронограф на 1996 год. Ставрополь: СГКУНБ им. М. Ю. Лермонтова, 1996. С. 216-217.

19. Ставрополь в географическом, историческом, топографическом и статистическом отношениях. Кавказский календарь на 1855 год. Тифлис: [б.и.] 1854. С. 471-537

20. Ставропольский государственный историко-культурный и природно-ландшафтный музей-заповедник им. Г. Н. Прозрителева и Г К. Праве. Ф.133. Оп.1. Д.1.

References

1. Alekseev A. A. Vospominanija aktera A. A. Alekseeva (Memories of the actor A. A. Alekseev). Moscow: Artist, 1894. 243 p. (In Russian).

2. Vozobnovlennyj Stavropol'skij teatr. Teatral'naja letopis'. Russkie teatry (Resumed Stavropol theatre. Theatrical chronicle. Russian theatres) // Repertuar i Panteon. 1845. Vol.10. P. 139-142. (In Russian).

3. Vospominanie artista imperatorskih teatrov A. A. Alekseeva (The memory of the artist of the Imperial theatres Alekseyev A. A.) // Istoricheskij vestnik 1892. No. 7-9. P100-101. (In Russian).

4. State archive of the Stavropol region (GASK). F.101. Inv. 1. D. 3832. (In Russian).

5. GASK. F.101. Inv.1. D.4103. (In Russian).

6. GASK. F.444 Inv.1. D.2219. (In Russian).

7. GASK. F.444. Inv.1. D.3266. (In Russian).

8. GASK. F.444. Inv.1. D.3751. (In Russian).

9. GASK. F.444. Inv.1. D.3732. (In Russian).

10. GASK. F.444. Inv.1. D.3733. (In Russian).

11. Istorija russkogo dramaticheskogo teatra (The history of the Russian drama theatre). In 7 Vols. Vol. 5. 1862-1881. Moscow: Iskusstvo, 1980. 551 p. (In Russian).

12. Klinchin A. Rybakov N. H. Moscow: Iskusstvo, 1972. 356 p. (In Russian).

13. Lotman L. M. Ostrovskij i russkaja dramaturgija ego vremeni (Ostrovsky Russian drama of his time). Moscow -Leningrad: Izdatel'stvo Akademii nauk SSSR, 1961. 360 p. (In Russian).

14. Melibeev P. P. Na stavropol'skoj scene (To the Stavropol stage) // Al'manah Stavropol'e. 1954. No. 11. P. 182-200. (In Russian).

15. Otchet direkcii Stavropol'skogo teatra po hozjajstvennoj chasti za sezon 1873-1874 (Report of the Directorate of the Stavropol theatre is part of the business for the season of 1873-1874) // Stavropol'skie gubernskie vedomosti, 1874. No. 9. P 4. (In Russian).

16. Pozdnjaeva Z. M., Lychagin V. M. Teatr i vremja: Ocherki istorii Stavropol'skogo kraevogo dramaticheskogo teatra im. M. Ju. Lermontova (1845-1985) (Theatre and time: essays on the history of the Stavropol regional drama theater. M. Y. Lermontov (1845-1985). Stavropol': SSU, 2002. 336 p. (In Russian).

17. Prozritelev G. N. K istorii Stavropol'skogo i Tiflisskogo teatra. (The history of Stavropol and Tiflis theatre). Trudy Stavropol'skoj uchenoj arhivnoj komissii. Stavropol': Printing of Provincial Office, 1910. Issue. 2. P. 1-4. (In Russian).

18. So stranic staryh kalendarej. Istoricheskij, geograficheskij, statisticheskij ocherk gorodov Stavropol'skoj gubernii (From the pages of old calendars. Historical, geographical and statistical sketch of the cities of the Stavropol province) // Stavropol'skij hronograf na 1996 god. Stavropol': SSRUSL named after M.Yu. Lermontov, 1996. P. 216-217. (In Russian).

19. Stavropol' v geograficheskom, istoricheskom, topograficheskom i statisticheskom otnoshenijah. Kavkazskij kalendar' na 1855 god (Stavropol geographical, historical, topographical and statistical relations. Caucasian calendar for 1855). Tiflis, 1854. P 471-537. (In Russian).

20. Stavropol State Historical-Cultural and Natural Landscape Museum-Reserve named after G. N. Prozritelev and G. K. Prave. F. 133. Inv.1. D.1. (In Russian).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.